Деловой стиль

Наиболее существенные признаки деловой документации. Общая характеристика официально-делового стиля. Текстовые нормы делового стиля. Языковые нормы: составление текста документа. Динамика нормы официально-деловой речи.

Содержание

Введение....................................................................................................с.3

I. Общая характеристика официально-делового стиля........................с.4

II. Текстовые нормы делового стиля.......................................................с.7

III. Языковые нормы: составление текста документа.........................с.12

Заключение «Динамика нормы официально-деловой речи».............с.16

Список литературы ................................................................................с.18

Введение

Официально-деловой стиль представляет собой один из функ­циональных стилей современного русского литературного языка: набор языковых средств, предназначение которых — обслужива­ние сферы официально-деловых отношений (деловых отношений между организациями, внутри них, между юридическими и физи­ческими лицами). Деловая речь реализуется в виде письменных документов, построенных по единым для каждой из их жанровых разновидностей правилам. Типы документов различаются специ­фикой своего содержания (какие официально-деловые ситуации в них отражены), а соответственно и своей формой (набором и схе­мой размещения реквизитов — содержательных элементов текста документа); объединены они набором языковых средств, традици­онно используемых для передачи деловой информации.

Наиболее существенные признаки деловой документации.

1. Специфика культуры официально-деловой речи заключается в том, что она включает в себя владение двумя различными по ха­рактеру нормами: 1) текстовыми, регулирующими закономерности построения документа, закономерности развертывания его содержа­тельной схемы, и 2) языковыми, регулирующими закономерности отбора языкового материала для наполнения содержательной схемы документа. Различение этих двух типов норм деловой речи помогает понять направленность и этапы мыслительной работы над текстом документа: осмысление официально-деловой ситуации —> подбор со­ответствующего ей жанра документа —> уяснение соответствующих жанру документа норм построения текста —> выбор отвечающих жанру и форме документа языковых средств.

2. Форма документа (схема, отражающая семантико-информационную структуру текста) предоставляет в распоряжение его составителя определенный набор реквизитов и определенную их композицию (последовательность и порядок их размещения в текс­те документа). Наиболее частотные (общие ряду документов) рек­визиты: (1) адресат документа; (2) адресант документа; (3) заглавие (жанр) документа; (4) заглавие к содержанию текста документа; (5) список приложений к документу; (6) подпись; (7) дата. Обязатель­ность/ необязательность употребления определенных реквизитов определяет жесткость/свободу построения формы документа. Ска­занное позволяет характеризовать «пишущего» как составителя текста документа (по известным ему образцам): это относится и к плану текстовых норм, и к плану языковых норм.

3. Составитель, как правило, использует традиционные для официально-делового стиля языковые средства. Таковы: и стилис­тика текста документа (нейтральная, не-экспрессивная и неэмоциональная, и/или книжная); и лексические средства (близкие к однозначности лексемы и привычные словосочетания, включая кли­ше и штампы, не говоря уже о так называемых канцеляризмах — языковых средствах, употребление которых нормы литературного языка ограничивают сферой деловой речи); и морфологические сред­ства (продуктивность отглагольных существительных для называ­ния действий; тенденция к неупотреблению в документах лично-ука­зательных местоимений он, они), и синтаксические средства (ус­ложняющие синтаксическую структуру причастные и деепричаст­ные обороты, сложноподчиненные предложения с придаточными и с выражающими логические отношения союзами; именные цепочки с родительным падежом; синтаксическая схема перечисления).

Эти и некоторые другие особенности характеризуют канцеляр­ский подстиль официально-делового стиля, ориентируя составителя текста документа на определенный выбор и на определенное вос­приятие текста документа его «получателем» (= читателем). Все эти специфические (и текстовые, и языковые) собственно канцелярские черты официально-делового стиля закреплены в ГОСТах и руковод­ствах, что обеспечивает высокий уровень стандартизации и уни­фикации текстов деловой документации.

I. Общая характеристика официально-делового стиля

Деловой стиль — это совокупность языковых средств, функ­ция которых — обслуживание сферы официально-деловых от­ношений, т. е. отношений, возникающих между органами госу­дарства, между организациями или внутри них, между организа­циями и частными лицами в процессе их производственной, хо­зяйственной, юридической деятельности. Таким образом, сфера применения деловой речи может быть в принципе представлена как широкая сеть актуальных официально-деловых ситуаций и как набор соответствующих жанров документов. Из этого могут быть выведены как минимум пять следствий.

1. Широта этой сферы позволяет различать по меньшей мере три подстиля (разновидности) делового стиля: 1) собственно официально-деловой (канцелярский, как его часто именуют), 2) юридический (язык законов и указов) и 3) диплома­тический. При ряде различий эти подстили близки друг к другу по своим основным характеристикам. (Официально-деловые и дипломатические документы сближает то, что они ориентированы на достижение договоренности между двумя сторонами или на фор­мулирование позиций сторон, при особо «этикетной» природе дипло­матических формул; в отличие от них для «языка законов» харак­терно стремление к перечислению условий и обстоятельств, влеку­щих за собой юридическую ответственность.

2. Соотношение «официально-деловая ситуация — соответст­вующий жанр документа» означает, что содержание документа покрывает множество реальных деловых обстоятельств, соответст­вуя не отдельному обстоятельству, а целому их типу — ситуации. Вследствие этого форма и язык документов в официально-деловом стиле выступают как стандартизованные (соответствующие едино­му образцу), и само требование стандартизации пронизывают всю сферу деловой речи.

3. В сфере деловой речи мы имеем дело с документом, т. е. с деловой бумагой, обладающей юридической силой, и сам этот факт обусловливает письменный характер реализации языковых средств официально-делового стиля. В то же время сугубо письменный ха­рактер делового документа не может не влиять на его язык: пись­менная речь — речь в отсутствии собеседника, требующая развер­нутости и полноты изложения, ибо «ситуация должна быть восста­новлена во всех подробностях, чтобы сделаться понятной собесед­нику.

4. В лингвистике принято противопоставлять два типа текс­тов: информативный (научный, деловой) и экспрессивный (публи­цистический, художественный). Принадлежность деловой речи к первому типу объясняет некоторые ее особенности, и преж­де всего — ее стилистический характер. Предельная информатив­ная предназначенность делового текста находит свое отражение в стремлении пишущего к максимально строгому и сдержанному ха­рактеру изложения, а тем самым и в стремлении к использованию стилистически нейтральных и/или книжных элементов. Это, в свою очередь, исключает возможность употребления в текстах деловой речи экспрессивно и эмоционально окрашенных языковых средств (например, разговорно-просторечной лексики или междометий), образных средств или слов, употребляемых в переносном смысле — все это противоречило бы требованию точности деловой речи.

5. Сказанное определяет и требование однозначности, харак­терное для деловой речи. (Отметим в этом плане различие между научной и деловой речью: в первой однозначность необходима, а во второй просто недопустима неоднозначность). Это требование предопределяет использование в деловой речи терминов или терминизированных (близких к однозначным) специальных средств языка (ясно, что эта тенденция органически связана с юридичес­кой силой документа, не терпящей двусмысленности или, как го­ворил Л. В. Щерба, «кривотолков»); таковы, например: постанов­ление, резолюция — в канцелярском подстиле, истец, ответ­чик — в юридическом подстиле, свидетельствовать кому-либо свое глубокое уважение — в дипломатическом. Не случайно иссле­дователи отмечают, что «Профессиональные идиомы, сложившиеся в деловой письменной речи, выполняют ту же функцию, что и термины в научной речи». По той же причине характерно стремление не употреблять в деловых текстах лично-указательные местоимения он(она, оно, они), поскольку их использование в кон­тексте — при наличии в нем более одного существительного того же рода — может противоречить требованиям точности и ясности изложения.

Требованием логичности и аргументированности изложения в области синтаксиса деловой речи объясняется обилие сложных кон­струкций. Имеется в виду большая употребительность сложнопод­чиненных предложений с союзами, передающими логические отно­шения (придаточные причины, следствия, условия), продуктивность всякого рода уточнений в тексте (при­частные и деепричастные обороты, вставные конструкции), диф­ференциация смысловых отношений с помощью сложных союзов (типа вследствие того что) и предлогов (типа на предмет чего).

Перечисленные отличительные языковые черты делового сти­ля (стилистические, лексические, морфологические, синтаксичес­кие) органически вписываются в письменную сферу употребления этого стиля, в свойственные ему жанры документации. Но не толь­ко это составляет особенности норм официально-делового (канце­лярского) подстиля.

II. Текстовые нормы делового стиля

Все мы так или иначе, чаще или реже сталкиваемся в своей жизненной практике с необходимостью подать заявление, соста­вить доверенность и т. п. Но при этом каждый раз мы, как правило, наталкиваемся на трудности, связанные со знанием (или, вернее, незнанием) формы документа. Таким образом, выясняется, что со­держание культуры речи применительно к деловому общению не может быть ограничено лишь рамками лингвистики, это вопрос не только подбора языковых средств, но и еще чего-то большего.

Начало наших затруднений отно­сится не к той стадии, когда мы уже трудимся над составлением самого текста документа, а к более раннему моменту, когда нам надо принять решение о необходимости составления того или иного документа. Иначе говоря, первое наше действие в этом плане — мыслительное — лежит в экстралингвистической (внеязыковой) сфере. Попробуем представить себе схему внутренней работы, про­делываемой каждым в плане составления какого-либо документа.

1. Пишущий (пока еще будущий пишущий), оказываясь свя­занным со сферой официально-деловых отношений, сталкиваясь с какими-либо обстоятельствами в сфере деловых отношений, преж­де всего должен дать себе достаточно ясный отчет о характере сло­жившейся официально-деловой ситуации. Эта ситуация и диктует выбор соответствующего документа: если вам необходимо о чем-то просить какую-либо организацию (руководство этой организации), нужный документ оказывается заявлением; если вы проделали для этой организации какую-то работу и хотите, чтобы вам ее оплати­ли, это будет счет и т. д. Итак, первый этап в деятельности пишу­щего в сфере делового общения: уяснение характера официально-деловой ситуации и выбор в соответствии с ней жанра документа.

2. Выбор жанра документа обусловливает необходимость зна­ния формы (схемы) соответствующего документа. Предполагается (в идеале), что пишущему она знакома (в силу его профессиональной подготовки, из какого-либо справочника или благодаря тому, что кто-то подсказал нужный ему образец). А вы­брав соответствующий ситуации жанр документа, он выбрал тем самым и единственно возможную в данном случае форму докумен­та.

Под формой документа понимаются сумма его реквизитов и содержательно-компози­ционная схема — их взаимосвязь, последовательность и располо­жение. И только теперь, когда выбран жанр документа, а тем са­мым и его форма, возникает проблема языкового наполнения до­кумента. Итак, схема обусловленности выбора в осуществлении реализа­ции деловой речи такова: типовая официально-деловая ситуация —> жанр документа —> форма документа —> языковое наполнение до­кумента.

Приведем схемы организации текста некоторых наиболее рас­пространенных в нашей жизненной практике документов. Первый из них — заявление. Составные части этого вида документов в их последовательности повторяют приведенный уже нами список реквизитов: (1) наименование адресата; (2) наименование адресан­та (заявителя); (3) наименование документа. Далее следуют: (4) формулировка просьбы (жалобы, предложения) и по возможности краткой, но исчерпывающей аргументации; (5) дата и (6) подпись. Схема расположения реквизитов заявления:

Например:

Начальнику отдела доставки

почтового отделения 675000

Иванову И. И.

Петрова Ивана Ивановича,

проживающего по адресу:

ул. Чайковского,

дом 76, кв. 000, телефон ......

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу сохранить за мной аренду абонентного ящика № 7214 на 2-е полугодие 2007 года.

07.04.2007 Петров

Другой распространенный жанр документа, с которым нам приходится иметь дело, — доверенность: поручение кому-либо определенных действий, передача определенных прав дове­рителя. Реквизиты доверенности: (1) наименование документа; (2) на­именование доверителя (фамилия, имя, отчество, должность или адрес); (3) точное и исчерпывающее определение круга доверяе­мых полномочий или прав; (4) наименование доверенного лица (фа­милия, имя, отчество, должность или адрес); (5) дата; (6) подпись. При этом доверенность получает юридическую силу только тогда, когда (7) подпись доверителя заверена какой-либо организацией — подписью должностного лица и печатью организации. Схема распо­ложения реквизитов доверенности:

Например:

ДОВЕРЕННОСТЬ

Я, Иванов Иван Иванович, проживающий по адресу: ул. Чайковского, дом 76, квартира 000, доверяю Петрову Ивану Ивановичу, проживающему по адресу: ул. Чайковского, дом 76, квартира 001, паспорт (серия, номер, выдан...) получить причи­тающуюся мне за апрель 2007 года стипендию.

08.04.2007 Иванов

Таким образом, в сфере культуры деловой речи действуют — наряду с языковыми нормами или, вернее, до них — нормы текстовые, регламентирующие построение текста документа, а точнее — нормы «совокупности или совокупностей текстов», обладающих «предрешенной смысловой сеткой отношений». Здесь такие текстовые нормы регулируют закономерности реализации семантико-информационной структуры и правил ли­нейного развертывания схемы жанра документа как особого семи­отического феномена, т. е. определяют семантическую и формаль­ную организацию текста документа и его частей.

Основные различия между текстовыми и языковыми нормами сводятся к следующему: для текстовых норм важны требования к построению определенных типов и частей текста, для языковых норм характерно ограничение возможности употребления языко­вых единиц в контексте документа. Автономность этих двух типов норм доказывается возможностью нормативности одних при нару­шении норм других, ср.: возможность языковых ошибок в правиль­но построенном документе и, напротив, ошибочно построенный до­кумент при общей языковой правильности.

В процессе составления делового текста выбор его жанра иг­рает роль пускового механизма, включающего действие конкрет­ных текстовых норм: в речевом сознании пишущего возникает не­кий «образец», или эталон, покрывающий и общую схему текста документа, и его постоянные и переменные элементы, и их порядок и расположение. При этом текстовые нормы документов можно раз­личать по степени жесткости / гибкости организации: в зависи­мости от того, фиксируют ли указанные нормы такие признаки, как (а) набор параметров (реквизитов), (б) их последовательность, (в) их пространственное расположение. Можно отметить по мень­шей мере три степени жесткости текстовых норм.

1. Первый тип текста представляет собой образец-мат­рицу. Он характеризуется фиксированностью всех трех основ­ных параметров организации текста: (а) набора содержательных элементов (реквизитов), (б) их последовательности, (в) их простран­ственного расположения. Здесь имеет место наиболее жесткое ог­раничение на все параметры, наиболее полная унификация доку­ментов, таких, как, например, справка или доверенность. Жесткость организации делает схему особенно прозрачной, ср. приведенную выше схему доверенности.

Для образца-матрицы существенной является фиксированная организация постоянных элементов содержания в таких типах текс­тов, как готовые бланки справки или анкеты: в них на первый план выступает роль пробелов для обозначения переменных элементов в тексте. Иначе говоря, составление таких документов пишущим резко ограничивает его свободу: ему в принципе прихо­дится не сочинять текст документа, а отвечать на вопросы (как в анкете) или заполнять графы (как в справке или, в менее явном виде, в доверенности). И с точки зрения трудности составления документа образцы-матрицы требуют от пишущего минимума уси­лий, постоянно прямо указывая на то, что и где он должен писать.

Такая жесткость организации текста (и соответственно пере­вес постоянных элементов текста над переменными) может приво­дить к дифференциации подобных документов по так называемым ключевым словам.

2. Второй тип текста представляет собой образец-мо­дель. Он демонстрирует больший (по сравнению с образцом-матрицей) уровень гибкости нормы, большую свободу — при фиксированности двух основных параметров текста: (а) набора основ­ных содержательных элементов (реквизитов) и (б) их последова­тельности. Но и здесь форма документа достаточно жестка, см. при­веденную выше схему заявления, с единственным по существу «твор­ческим» реквизитом: (4) формулировка просьбы (или жалобы) и ее аргументации. Эта жесткость и соответственно сила ощущения схемы позволяют пародийно обыграть форму документа, наполняя его в тексте художественного произведения совершенно не свойствен­ным деловой речи материалом. Сюда же, к текстам типа образца-модели, относится большая часть разновидностей деловых писем. Для них, в частности, характерно размещение текста письма на бланке; тем самым оказываются сообщенными такие рек­визиты, как полное и краткое наименование организации-адресан­та, ее почтовый адрес, номер телефона и телефакса, дата подписа­ния и/или отправки документа.

Ужесточение образца-модели может приводить к превраще­нию текста документа в образец-матрицу.

3. Третий тип текста представляет собой образец-схему. Это наименее жесткий тип организации документа, характеризуе­мого только одним параметром (а) фиксированности набора основ­ных элементов содержания (реквизитов), причем чаще всего имеет место употребление реквизита в качестве начального элемента, определяющего сам тип текста.

Иначе говоря, характер действия текстовых норм определяет­ся характером организации текста документа. Степень свободы выбора в процессе составления (построения) пишущим текста до­кумента обратно пропорциональна степени фиксированности пара­метров (реквизитов). На одном полюсе здесь предел жесткости ор­ганизации текста — фиксация переменной информации как запол­нение пробела; на другом — предел степени свободы организации текста — обязательность лишь «шапки» документа.

III. Языковые нормы: составление текста документа

Типовое построение официально-делового текста выступает в качестве рамки, в которой пишущим совершается конкретизация текста документа — его языковое наполнение (сфера действия язы­ковых норм), причем масштаб самостоятельности пишущего зави­сит от того, к какому типу текста-образца относится документ. В каждом жанре документа можно выделить те реквизиты, которые несут постоянную информацию и предполагают простую реальную «подстановку»: это наименования организации, должностного лица, фамилии и инициалов пишущего, заголовка документа, подписи, даты. От них принципиально отличны те реквизиты, которые несут переменную — конкретную — информацию, содержащую изложе­ние сути дела, а иначе говоря, предполагают работу пишущего по формулированию обстоятельств, материала и аргументации дела. Так, для счета таким «свободным» реквизитом оказывается мотивировка суммы, подлежащей выплате; для доверенности — точное и исчер­пывающее определение доверяемой функции; для заявления — точ­ная формулировка просьбы или жалобы и краткой аргументации.

С переходом к изложению переменных элементов содержания делового текста возрастают диапазон поиска и возможности выбора языковых средств для передачи конкретных обстоятельств дела — и соответственно возрастают трудности, стоящие перед составите­лем текста документа. Трудности такого выбора касаются в основ­ном двух языковых аспектов: (I) выбора лексики и лексических формул для адекватной передачи существа дела и (II) выбора грам­матических средств — главным образом синтаксических конструк­ций, составляющих синтаксической структуры делового текста. Но и в этом плане трудности поиска — и лексического, и синтаксичес­кого — могут существенно облегчаться за счет знаний (навыка) и речевого опыта пишущего.

Можно отметить ряд стилистически окрашенных лексем-канцеляризмов, вне деловой речи, как правило, не употребляемых, таких, как: данный или настоящий (=этот); вышеуказанный (= названный ранее); нижесле­дующий (= помещаемый далее); препровождать (= отправить, пере­слать).

Некоторые слова такого рода устарели, например, уже вы­шедшие из употребления: сей (= этот), дабы (— чтобы), буде (= если). В то же время без некоторых слов этого ряда бывает трудно обойтись.

В целом в деловой речи наметилась тенденция: там, где уста­ревшие или устаревающие слова могут быть без ущерба для содер­жания заменены другими, отдавать предпочтение последним (это упрощает изложение, приближает деловой текст к современной об­щелитературной речи), так что каковой и таковой спокойно могут быть заменены на который и такой, хотя в некоторых руководст­вах по деловой речи о них все еще спорят.

Наряду с этим в официально-деловой речи существует боль­шой набор стандартных выражений (словосочетаний), с помощью которых в деловых письмах передается определенная семантическая информация, например: (а) предупреждение: по истечении срока..., в противном случае...; (б) мотивация действия: в порядке обмена опытом..., в порядке исключения...; (в) причинно-следст­венные отношения: в соответствии с протоколом..., согласно Ва­шей просьбе....

Характерно, что список устойчивых сочетаний, специфичных для научной речи, включает в себя ряд выражений, в той же мере специфичных и для деловой речи, таких, как: вместе с тем, в свою очередь, на том основании, что и др.

П. Наряду со стандартизованными лексикой и лексическими формулами следует отметить стандартизацию средств грамматики в официально-деловой сфере.

В области морфологии для деловой речи более всего типично преобладание имени над глаголом, высокая про­дуктивность отглагольных существительных для называния дейст­вий, особенно на -ние. Это обусловлено тем, что су­ществительное выступает здесь как «ярлык», подводя данный слу­чай, событие под ряд других — однотипных и потому значимых в сфере деловых отношений. С этим связана и такая особенность де­ловой речи, как так называемое семантическое расщепление ска­зуемого, то есть предпочтение глагольно-именного сказуемого (при­нимать участие, оказывать помощь, производить осмотр) гла­гольному сказуемому (участвовать, помогать, осматривать).

Наиболее велико число синтаксических особенностей деловой речи. Это связано с наличием набора готовых синтаксичес­ких конструкций, представляющих собой отработанные конструк­тивные средства для выражения стандартных элементов смысла, т. е. блоков и схем с определенным семантическим содержанием. Так, П. В. Веселов, говоря о специфике языка деловых писем, отме­чает, что стандартизацию здесь «следует рассматривать не столько как канонизацию конкретных выражений, сколько как стандарти­зацию их моделей». В результате можно грамматическую характе­ристику «процесса составления стандартного письма свести к вы­бору синтаксических конструкций», передающих типовые дейст­вия и обстоятельства рассматриваемого дела. Соответствен­но выделяется ряд моделей синтаксических конструкций и вариан­тов их реализации, например: Доводим до Вашего сведения или Напоминаем, что..., Просим + инфинитив; Направляем или Гаран­тируем + дополнение в винительном падеже.

Регламентация языка документов затрагивает также синтак­сические особенности словосочетания. Так, в ГОСТах — специаль­но разрабатываемых и официально распространяемых сборниках инструкций и правил составления документов (от «Государствен­ный стандарт») — рассматривается сочетаемость ряда ключевых (типовых) слов, например: «приказ — издается, должностные ок­лады — устанавливаются, контроль — возлагается на кого-либо или осуществляется, выговор — объявляется, порицание — выносится». Не меньшее внимание в этом ГОСТе уделено по­рядку слов: в деловой речи преобладает прямой порядок следова­ния главных членов предложения (подлежащее + сказуемое); вы­несение обстоятельства или дополнения на первое место служит их подчеркиванию; место согласованного определения — перед опре­деляемым словом, а несогласованного — после определяемого сло­ва; место обстоятельства степени — перед прилагательным, а до­полнения — после него; место дополнения — после глагола, в по­рядке «прямое — косвенное» (передать + что + кому); место обсто­ятельства образа действия (наречий на -о, -е), меры и степени, при­чины и цели — перед глаголом-сказуемым (если на них не падает логическое ударение), а обстоятельств образа действия, выражен­ных иначе, — позади глагола.

С порядком слов связаны и отдельные текстовые формулы, например, последовательность расположения «волеизъявление пи­шущего + формулировка поручения + срок» (Приказываю т. Ива­нову представить отчет 01. 05. 74), а не иначе.

Следует отметить две особенности языка документации, нося­щие этикетный характер.

Первая — орфографическая, она связана с написанием с про­писной буквы местоимений Вы и Ваш в качестве вежливого обра­щения (в письменной речи) к одному лицу.

Вторая этикетная особенность связана с вопросом: от какого лица должно строиться изложение текста в документе — от перво­го или третьего? Способ изложения от третьего лица — безличный, от имени организации,, ее структурного подразделения (типа «Ми­нистерство считает возможным...»); в приказах («Приказываю:») или заявлениях («Прошу...») употребляется первое лицо единственного числа; впрочем, автор делового письма может строить изложение и от первого лица множественного числа («Напоминаем, что...») — тем самым он выступает как представитель организации, ее части.

Заключение

«Динамика нормы официально-деловой речи»

Итак, деловая речь есть, по существу, совокупность стандар­тов письменной речи, необходимых в официально-деловых отноше­ниях. Эти стандарты включают в себя как формы документации (набор, последовательность и расположение реквизитов), так и со­ответствующие им способы речевого изложения. Тезис о высокой регламентированности официально-деловой речи находит свое под­тверждение не только в обязательных требованиях к построению и составлению документов, но и в возможности нормализации — вне­сения изменений в правила построения и составления документов в процессе их унификации. Это касается обеих сторон документа — его формы и его языка.

В настоящее время текстовые и языковые нормы деловой речи испытывают давление со стороны все шире развивающегося спосо­ба составления, хранения и передачи документов при помощи элек­тронно-вычислительной техники. Имеет место «автоматизация ин­формационных процессов в аппарате управления», академик А. П. Ершов называет это «компьютеризацией деловой прозы». По его мнению, деловая проза «всегда внутренне формали­зована», это «лингвистический феномен, который, сохраняя многие свойства языка в целом, в то же время самой своей сутью подготовлен для того, чтобы стать объектом механизации», благо­даря «регламентирующему действию формальной модели, лежа­щей в основе данной области производственных отношений».

Одним из результатов этого явилось то, что организационно-распорядительные документы (обслуживающие внутреннюю сто­рону деятельности организации) стали регулярно включать в схе­му документа (для всех жанров) реквизит — пояснительный «заго­ловок к тексту». Такой заголовок выступает по существу как анно­тация документа в форме предложно-падежной конструкции: пред­лог О + название управленческого действия + указание на объект этого действия, типа О рекламации партии новых бланков. При вводе документа в компьютер этот заголовок служит базой для превращения предложно-падежного сочетания (О рекламации) в слово-дескриптор в именительном падеже (Рекламация ...).

По традиции было принято начинать текст акта с текстовой формулы: «Мы, нижеподписавшиеся, ...» (что и было закреплено в ГОСТах); но вот ГОСТ 6. 39-72 отменил это привычное начало, рег­ламентировав в данной позиции текста другую текстовую формулу со значением «основание»: «В соответствии с приказом директора завода...»

Таковы те немногие изменения, которые можно наблюдать в последнее время в регламентации языка официально-деловой до­кументации.

Список литературы

1. «Стилистика и культура речи»Т.П. Плещенко; ТетраСистемс 2001 г.

2. Горбачевич К.С. Нормы современного русского литературного языка.

3. «Культура русской речи» Л. К. Граудина