Неоконсерватизм: доктрина, социальная база, система власти

Государственный таможенный комитет Российской Федерации Российская таможенная академия кафедра гуманитарных дисциплин Контрольная работа по курсу “Политология”

Государственный таможенный комитет

Российской Федерации

Российская таможенная академия

кафедра гуманитарных дисциплин

Контрольная работа по курсу “Политология”

Тема:Неоконсерватизм: доктрина, социальная база, система власти.

Москва 1997

Оглавление:

1. Введение

2. Доктрина неоконсерватизма

3. Социальная база неоконсерватизма

4. Система власти неоконсерватизма

5. Заключение

6. Библиография

1. Введение

Консерватизм, как таковой, представляет собой комплекс идей, концепций, социально-философских и идеологических ориентаций, установок, ценностей относительно общества, государственно-политической системы, место в них отдельного индивида. В процессе своего формирования и дальнейшей эволюции консерватизм вобрал в себя различные идеи, концепции, доктрины.

Можно проследить две тенденции в развитии консерватизма: первая восходит к французским мыслителям Ж. де Местру и Л. Бональду, а вторая к английскому мыслителю Э. Берку (в англосаксонских странах).[1] В целом как тип общественно-политической мысли и идейно-политическое течение консерватизм отражает идеи, идейные установки, ориентации, ценности тех классов, фракций и социальных групп, положению которых угрожают объективные тенденции общественно-исторического и социально-экономического развития, тех привилегированных слоев, которые испытывают все возрастающие трудности и давление со стороны не только демократических сил, но и наиболее динамичных фракций имущих слоев населения. Но не редко консерватизм был своего рода защитной реакцией тех средних и мелких предпринимателей, которые испытывают страх перед будущим. Консерваторы умело используют глубинные традиционалистские и ностальгические тенденции, характерные для психологии массовых слоев населения. Консерватизм апеллирует не только к буржуазии, но и к отдельным группировкам из других классов (фермерам, лавочникам и т.д.). Большое значение имеет и то, что консерватизм выдвигается в контексте религиозной социальной философии, как правило претендующей на внеклассовость.

Во второй половине ХХ в. социально-экономические и политические изменения в мире заставили консерваторов перейти к требованиям укрепления порядка и законности, сделать упор на противостояние любым начинаниям, способным подорвать стабильность политической системы и уменьшить власть представителей крупного капитала. Так, в 1940-1960-е годы оформилось течение неоконсерватизма. Формировалось оно философами, политологами, историками, подпитывалось лозунгами и программами политиков.

Неоконсерваторы выступают сами инициаторами перемен. В этом плане неоконсерваторы проявили изрядную степень гибкости и прагматизма, умение приспосабливаться к создавшимся условиям. Они четко уловили настроение широких масс населения, требующих принять меры против застоя в экономике, безработицы, стремительно растущей инфляции, расточительства государственных средств, негативных явлений в социальной жизни.

Особенность неоконсерватизма 1970-1980-х годов состоит в том, что из противников научно-технического прогресса они превратились в убежденных его сторонников, тесно связывая с ним изменения в различных сферах общества.

Для неоконсерваторов характерна приверженность социокультурному и религиозному традиционализму. Поскольку лишь физический, чувственный мир стал считаться единственно реальным, начался упадок религии и восхождение рационализма и материализма. Исходя из подобных установок современные неоконсерваторы делают особый упор на исчезновение уверенности людей в себе, упадки таких традиционных ценностей, как закон, порядок, дисциплина, патриотизм, сдержанность. Они настойчиво приводят доводы и аргументы в пользу восстановления традиционных ценностей и идеалов с их ударением на семью, общину, церковь и другие промежуточные институты.

2. Доктрина неоконсерватизма.

Своих идейных предшественников неоконсерваторы обнаружили в англичанине Э.Берке, а также американских отцах-основателях, как Гамильтон и Адамс. Основополагающим консервативным документом Америки была признана федеральная Конституция 1787 года. Объявив Конституцию охранительной, современны американские консерваторы вложили в это понятие, в отличие от марксистов и радикалов, не отрицательный, а глубоко положительный смысл. Оценивая Конституцию, аргументировали они свою мысль, необходимо исходить из того, какие ценности она сохраняет и освещает. Например, в Конституции, в “Билле о правах”, провозглашено право народа на охрану личности, жилища, указывалось, что “Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное вероисповедание, ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями...”.[2] Ценности эти, доказывали консерваторы, по сути своей демократичны и либеральны, что обнаруживает очевидный парадокс американского консерватизма: в Америке, которая никогда не знала феодализма, он направлен на защиту исконно либеральных ценностей.

Неоконсерватизм не должен был всецело замыкаться на “корнях”. Требование возврата к прошлому, доказывал Росситер, характеризует реакционеров, а не консерваторов.[3] Общество, рассуждал он, не может быть статичным - оно или развивается, или приходит в упадок. Но изменения ради изменений также неприемлемы, они должны осуществляться только тогда, когда им нет альтернативы. Когда же такие изменения вызревают, консерваторы должны, безусловно, одобрить их, добавляя реформы фундаментальным ценностям.

Возрождая идеологические установки отцов-основателей, новые консерваторы постоянно рассуждали об огромном их значении в развитии Америки. На этой почве сформировался устойчивый интерес нового консерватизма к различным эпохам и темам американской истории. Американское колониальное общество (1606-1776 гг.) наделялось чертами образцовой демократии “среднего класса”. Этот изначальный демократизм Америки, согласно консервативной интерпретации, освободил ее от перспективы буржуазных социально-политических революций, которыми переполнена мировая история, и от необходимости платить кровавую цену за расправу с феодализмом. Консервативными мотивами наделялись отцы-основатели США, причем не только Дж.Адамс и А.Гамильтон, но также и Т.Джефферсон и Б.Франклин. Как охранительные определялись в трудах консервативных историков намерения демократических президентов ХIХ века. Единственным мотивом Линкольна в период Гражданской войны объявлялось спасение, упрочение федеральных конституционных основ и союза штатов. В консервативные движения и явления были зачислены даже популизм конца ХIХ века, прогрессизм начала ХХ века и, наконец, “новый курс” Рузвельта. Все они преследовали цель при помощи реформ добиться консервативной консолидации американской нации на основе восстановления духа “первооснов”. Конечно, подобные интерпретации имели ярко выраженный идеологизированный характер, ведь “новый курс” Рузвельта, например способствовал радикальному преобразованию классического капитализма, но новые консерваторы включили рузвельтовские реформы в собственную схему американской истории, поскольку были убеждены, что они стали той исторической реалией, альтернативы которой не существовало, а потому, должны были быть интегрированы в фундаментальные ценности.

Все варианты современного консерватизма как на национальном, так и на международном уровнях объединены определенным комплексом концепций, идей, принципов, идеалов, в совокупности составляющих течение консерватизма как особого типа общественно-политической мысли. в то же время при близком рассмотрении между отдельными национальными вариантами консерватизма, да и внутри этих последних обнаруживается разнообразие оттенков, переходных ступеней, расхождений и т.д. Не случайно в западной литературе существует разнобой мнений относительно вычленения и характеристики консерватизма: в нем, как правило, выделяют четыре, пять, семь, а то и более течений или направлений.

Следует отметить, что позиции отдельных группировок неоконсерваторов в ряде стран по комплексу вопросов, связанных с социально-экономической сферой и ролью государства, сближаются, что их, как правило, объединяют в так называемое “радикалистское” течение консерватизма, под которым подразумевается прежде всего рейганизм в США и тэчеризм в Англии.

Так, большинство консервативных политических сил, учитывая изменения, происшедшие за последние десятилетия в структуре капитализма, сознают невозможность демонтажа механизмов государственного регулирования и возврата к системе, основанной всецело на принципах свободного рынка и неограниченной конкуренции. При всех рассуждениях о необходимости возврата к свободному рынку неоконсерваторы не выдвигали, да и не могли выдвинуть, задачу демонтажа института государственного вмешательства. Это особенно наглядно обнаруживается при анализе их позиций в отношении программ социальной помощи, являющихся одним из важнейших объектов критики консервативного лагеря.

Но вместе с тем большинство неоконсерваторов выступают за сохранение с теми или иными модификациями государства благосостояния. Как отмечает, например, американский неоконсерватор И.Кристолл, цель неоконсерватизма - это “консервативное государство благосостояния”.[4]

Как правило, в качестве одного из важнейших элементов консерватизма рассматривается неприятие идеологий, идей, теорий и т.д. Как писал, например, известный американский поэт и историк консервативной ориентации П.Вирек, консервативное мышление носит “антитеоретический” характер, в то время как либеральное мышление рационалистично и целенаправленно конструирует разного рода абстрактные схемы, в соответствии с которыми пытается переустроить общество. Однако это лишь одно измерение консерватизма. Дело в том, что сам консерватизм есть не что иное, как комплекс идей, концепций, принципов и т.д. В действительности, когда говорят об “антиидеологичности” и “антитеоретичности” консерваторов, по сути дела, имеется ввиду не то, что у них вообще нет идей и теорий, а то, что они отдают предпочтение прагматизму, оппортунизму компромиссу перед абстрактными схемами. Они против абсолютизации каких бы то ни было идей и теорий, тем более против их реализации в чистом виде на практике. И в этом, как представляется, они совершенно правы. Ведь история дает множество примеров, когда попытки реализации самых, казалось бы, прекрасных и совершенных идей, доведенных до логического конца, заканчивались абсурдом, инквизицией, бухенвальдами, гулагами и т.д. Да, консерваторы имеют идеи, концепции и теории, но они, как отмечает Л.Аллисон, “концептуальные скептики” в том смысле, что не интересуются открытием фундаментальных принципов политики и формулированием широких концепций. Они ищут ключи к решению проблем в практике и в конкретных делах.

Идеологичность консерватизма обнаружилась во второй половине 70-х и 80-х гг., когда была поставлена задача его идеологического перевооружения. И. Кристолл считал, что неидеологическая политика - это безоружная политика. Характеризуя положение дел с этой точки зрения в Великобритании, английский публицист Д.Уотсон писал: “Впервые со времен Дизраэли британский консерватизм охвачен идеологической лихорадкой”.[5] Идеологизация или реидеологизация данного варианта консерватизма выражается в защите его представителями принципов свободнорыночных отношений, индивидуализма, свободной конкуренции, критике государственного вмешательства, государства благосостояния, социальных реформ и т.д.

3. Социальная база .

Схемам неоконсерваторов при всей их противоречивости и идеологизированном характере нельзя отказать в гибкости. Они были нацелены на консолидацию нации на консервативной основе, объединение под знаменем консерватизма не только бизнеса, но также фермеров, рабочих, интеллигенции и преодоление узкоклассового характера, который был присущ консерватизму Гувера. Консерваторы не случайно поднимали на щит в первую очередь те ценности, которые были привлекательны в глазах самых разных слоев. И не случайно они отвергли как порочный миф идею о классово-элитарном характере консерватизма и провозгласили его главной объединяющей верой всей нации, поскольку все американцы, от рабочих до миллионеров, были заинтересованы в сохранении непреходящих человеческих ценностей.

Особенность консерватизма 1970-1980-х годов состоит также в том, что из противников научно-технического прогресса консерваторы превратились в убежденных его сторонников, тесно связывая с ним изменения в различных сферах общества. Консерваторы превратились в приверженцев технического прогресса и экономического роста.

Значительное место в конструкциях консерваторов занимают проблемы равенства, власти, демократии, государства. Следует отметить, что в трактовке данного круга проблем большинство неоконсерваторов считают себя решительными защитниками прав человека и основополагающих принципов демократии. Для консерваторов государство - это источник и защитник закона и морали. Без сильного государства общество может оказаться во власти анархии. С другой стороны, сильное государство может оказаться инструментом подавления индивидуальной свободы. Поэтому теоретики современного консерватизма постоянно подчеркивают “важность ассоциации людей, меньшей по размеру, чем государство”.[6] При необходимости выбора между индивидом и обществом значительная часть консерваторов ставит на первое место общество. По их мнению, последнее, будучи значительно шире правительства, исторически, этнически и логически выше отдельного индивида. Права отдельного человека носят одновременно и естественный и социальный характер: естественный потому, что принадлежат человеку, созданному Богом в качестве части великого плана природы, а социальный потому, что человек может пользоваться этими правами лишь в организованном обществе. Правительство является политическим орудием общества, призванным обеспечить и защитить естественные права человека, а стабильная и эффективная экономика - это слияние индивидуального предпринимательства групповой кооперации и правительственного регулирования. Целью государственно-экономического регулирования является расширение рыночных возможностей как механизма разрешения социальных проблем. Другими словами, свободный рынок и свободная конкуренция объявляются единственным надежным средством обеспечения экономического роста, воспроизводства и распределения рабочей силы, а государственному регулированию вменяется в обязанность обеспечение благоприятных возможностей этой конкуренции, в первую очередь - создание и расширение рынков. Все иные виды государственного регулирования как и либерально-реформистская концепция “планового общества” консерваторами отвергается в качестве социальной утопии.

Консерваторы 70-80-х годов также активно высказывались по общефилософским и историческим вопросам. Но здесь, они по сути, мало что добавили к идеям, изложенным в 50-60-е годы ХХ века Росситером, Виреком, Керком.

Самое, казалось бы, парадоксальное в нынешнем консервативном ренессансе состоит в том, что консерваторы выступают инициаторами перемен. В этом плане неоконсерваторы проявили изрядную степень гибкости и прагматизма, способности приспосабливаться к создавшимся условиям. Они четко уловили настроения широких масс населения, требующих принятия мер против застоя в экономике, безработицы, стремительно растущей инфляции, расточительства государственных средств, негативных явлений в социальной жизни. В значительной степени разгадка успеха представителей консервативных сил сначала в Англии и США, а затем в ФРГ, Франции и других странах кроется в том, что они предложили перемены в тот момент, когда большинство избирателей желали перемен. Показательно, что лейтмотивом предвыборных платформ большинство консервативных партий стали обещания перемен. На выборах 1979 г., например, М.Тэчер претендовала на полное изменение политики господства государства во всех сферах жизни людей, на свертывание такого господства. В программе, предложенной на выборах 1980 г., Р.Рейган подчеркивал необходимость положить “новое начало Америки”.[7]

Для современного неоконсерватизма характерна приверженность социокультурному и религиозному традиционализму. Отказ от традиционных ценностей рассматривается ими как главная причина всех негативных явлений в современном обществе. При этом под традицией подразумеваются универсальные, трансцендентальные ценности и принципы. Как утверждал, например, Р.Уривер, отрицание всего трансцендентального привело к релятивизму, рассматривавшему человека как “меру всех вещей”, к отказу от доктрины первородного греха, которую заменили идеей о доброй природе человека.

Собственно говоря, новое неоконсерваторов в значительной степени состоит в том, что они делают упор на социокультурных и религиозных проблемах, на религиозном и культурным отчуждении. Как утверждает П.Вьяль, буржуазное потребительское общество, в котором вся система ценностей строится на экономике, оставляет людей в состоянии духовной нищеты. Исходя из аналогичного тезиса, идеолог американских неоправых П.Уэйрич подчеркивает: “Сама суть нового правого - это основанный на морали консерватизм”. “Наши лозунги основываются не на экономической теории, а на религиозных взглядах”, - утверждает он.[8]

Однако в трактовке того, что понимать под действительно традиционными ценностями, неоконсерваторы США и ряда других стран значительно расходятся. Так, большинство американских “неоправых” - ревностные приверженцы протестантского фундаментализма, основанного на буквальном толковании Библии, религиозном фанатизме, враждебности к инакомыслию.

Интерес современных консерваторов к социокультурным и морально-этническим проблемам отнюдь не случаен, а имеет под собой реальную основу. Придавая первостепенное значение культуре в качестве системообразующей категории, одну из своих главных целей новые консерваторы видят в ликвидации “монополии левых в области культуры” и “завоевании культурной власти над обществом”, считая это необходимой предпосылкой для завоевания политической власти.


4. Система власти.

В политической сфере к исконно консервативным ценностям были отнесены те, которые обеспечивали социальный мир и консенсус, преемственность и долговечность общественных связей. Именно такие ценности - разделение властей, система сдержек и противовесов, двухпалатная законодательная власть, представительная, а не прямая демократия, права и свободы личности, независимый суд, сильная президентская власть, баланс интересов между федерацией и штатами - как раз и утверждались федеральной Конституцией. В воззрениях неоконсерваторов порой наблюдается своего рода ренессанс идеалов умеренных отцов-основателей США, причем некоторые из них воспроизводились без всяких изменений. Это, например, положение о врожденной предрасположенности человека ко злу, как и вытекающий из этого положения вывод - управление обществом не может быть доверено толпе, превращающей демократию в охлократию, оно должно основываться на власти законов, которая заключает в себе вечное противоядие от сиюминутных страстей, как народа, так и правителей.

Примерно такой же точки зрения придерживаются английские консерваторы-трандиционалисты. В качестве важного шага в направлении преодоления наметившегося во второй половине 70-х - начале 80-х гг. “кризиса доверия” консерваторы предлагают восстановление авторитета и престижа власти и правительства. Продолжая развивать традиционный постулат консерваторов о том, что власть - предпосылка всех свобод, они придают первостепенное значение закону и порядку, авторитету и дисциплине. По их мнению, современное “производственное общество” нуждается в повиновении и послушании, и государство для достижения этих целей вправе принимать соответствующие меры. Подлинный порядок в обществе зиждется, по их мнению, на образовании, дисциплине и институтах, а свободу может обеспечивать только сильное государство.

Консерваторы в значительной степени правы, рассматривая власть и необходимость подчинения дисциплине как важный атрибут государственности. И действительно, где нет дисциплины, закона и порядка, там нельзя говорить об эффективности и дееспособности государственно-политических институтов, об их полной легитимности в глазах основных категорий населения. В современных условиях позиции консерваторов по данному кругу вопросов приобретают дополнительную значимость, что в глазах части населения увеличивает их притягательность. Тем более, что представители почти всех национальных вариаций консерватизма пытаются привести новые аргументы в пользу традиционного для него синтеза индивидуализма и авторитета государства, индивидуальной свободы и всеобщей воли.

5. Заключение

В целом неоконсерватизм в тех или иных пропорциях интегрировал отдельные элементы остальных вариантов консерватизма и сводятся к следующему: вера в естественный закон, не зависящий от воли людей, убеждение в том, что человеческое общество представляет собой своего рода “духовную корпорацию”, такую как церковь. Порядок, справедливость и свобода являются продуктами очень длительного периода человеческой истории. Поэтому для сохранения стабильности “общества-корпорации” первостепенное значение имеет сохранение “беспрерывной преемственности и связи жизненной артерии”.[9] Изменения в обществе не должны производиться каким-либо искусственным образом, поскольку оно само производит их естественным путем. Консерваторы предпочитают известное неизвестному, настоящее и прошлое - будущему. Для сохранения стабильности человеческого общества безопаснее руководствоваться мудростью, унаследованной от прошлых поколений, чем взвешивать каждый “эфемерный” вопрос на основе личных мнений и личного разума. “Индивид глуп, а род мудр”.[10] Важна вера в многообразие, сложность и непознаваемость установившихся социальных институтов и форм жизни. Для “здорового” разнообразия в обществе должны существовать различные группы и классы, отличающиеся своим экономическим положением и многими другими формами неравенства. Истинное равенство - только перед богом. Жизнеспособность общества достигается наилучшим образом, когда оно направляется мудрым и способным руководством, и если разрушить естественные и институциональные различия, то вакуум заполняется тираном. Частная собственность - продукт человеческого разнообразия, без нее свобода невозможна, а общество обречено на гибель.

Подводя итоги всему изложенному, можно констатировать, что неоконсерватизм, прошедший длительный путь исторического развития, представляет собой весьма сложное и многослойное образование, в котором уживаются самые разнообразные, порой конфликтующие между собой идеи, концепции, установки и принципы, и поэтому естественно, что он пронизан глубокими противоречиями. Как отмечает П.Аллисон, консерваторы являются одновременно “индивидуалистами и коллективистами, приверженцами авторитаризма и свободы, мистиками и разумными практическими людьми”.[11] Разнородны и противоречивы выдвигаемые ими идеи и рецепты решения проблем, стоящих перед капиталистическим обществом. С одной стороны, они ратуют за восстановление принципов свободной конкуренции и свободнорыночных отношений. С другой стороны, всячески подчеркивают свою приверженность традиционным ценностям и идеалам с их акцентом на семью, общину, церковь и другие промежуточные институты, которые, как выше говорилось, подрываются в процессе реализации принципов свободнорыночной экономики. Вместе с тем традиционалистское и патерналистское течение консерватизма выступает в защиту сильной власти и государства, видя в них средство обеспечения закона и порядка, сохранения традиций и национального начала. Здесь, пожалуй, в наиболее отчетливой форме высвечивается противоречивость позиций консерваторов в трактовке проблем свободы, равенства, прав человека и соотношения последних с традицией, государством. Такая позиция вполне объяснима, если учесть, что проблемы слишком сложны и деликатны и их невозможно объяснить с помощью простых и однозначных формул, доводов и аргументов. Особенно бережно и осторожно к трактовке этих проблем следует подойти в периоды крупных социально-экономических сдвигов, когда людям свойственно впадать в крайности, которые почти всегда чреваты непредсказуемыми негативными последствиями.

6. Библиография.


[1] Гаджиев К.С. Современный консерватизм: опыт типологизации // Новая и новейшая история - М.,1991. - №1 55с.

[2] Современные зарубежные конституции // Сост. Маклаков В.В. - М., 1992. - 36 с.

[3] Согрин В.В. Этапы американского консерватизма // Новая и Новейшая история - М., 1991. - №5 - 51 с.

[4] К.С. Гаджиев Политическая наука. - М., 1995, 291 с.

[5] К.С. Гаджиев Политическая наука. - М., 1995, 293 с.

[6] Гаджиев К.С. Современный консерватизм: опыт типологизации // Новая и новейшая история - М., 1991. - №5 , 49 с.

[7] К.С. Гаджиев Политическая наука. - М., 1995, 295 с.

[8] К.С. Гаджиев Политическая наука. - М., 1995, 297 с.

[9] К.С. Гаджиев Политическая наука. - М., 1995, 302 с.

[10] К.С. Гаджиев Политическая наука. - М., 1995, 302 с.

[11] К.С. Гаджиев Политическая наука. - М., 1995, 302 с.