Исторические и правовые основания признания Южной Осетии и Абхазии

Правовые основы границ Кавказских государственных образований. Правовые аспекты договоров первой Демократической Республики Грузии. Юридические и правовые мифы о непризнанных государствах.

.

Дубовик Александр Борисович, группа: АК-22

За три года руководства Саакашвили провокации против России возросли многократно. Конфликт достиг такого уровня, что без принятия радикальных мер, способных резко изменить ситуацию по основному вопросу противостояния — признания принадлежности территории непризнанных государств, ситуация становится просто патовой. Да и 16 млн. человек должны жить в определенном юридически–правовом пространстве.

Вариантов, устраивающих все стороны, вовлеченные в конфликт, на сегодняшний день не существует, и в ближайшее время не предвидится.

Российскому и мировому и сообществу необходимо глубже разобраться с правовыми вопросами, которые недостаточно пока разъяснены в международных документах. Они или просто не рассматривались при изучении этой проблемы, или разбирались тенденциозно. Это полностью касается территорий, на которые незаконно претендует нынешнее правительство Тбилиси. Особенно внимательно необходимо разобраться в мутной ситуации 1918–1921 годов, и в положении, сложившемся в начале 1990-х годов прошлого столетия. Именно на этот период постоянно ссылается Тбилиси, обвиняя Россию « в оккупации грузинских земель».

Правовые основы границ Кавказских государственных образований

Грузия как нация — это молодое по историческим меркам формирование нескольких этносов, существовавших раздельно в виде суверенных образований независимо друг от друга несколько тысячелетий и объединенное только при развале Российской империи в 1918 году. Георгиевским трактатом (1773 г.) границы Картли–Кахетинского царства, присоединенные под покровительство Российской империи, определены не были.

В соответствии с международным правом Грузия или то, что было названо Грузией на российской карте «Плана операции корпуса генерал–майора Сухотина в Азии в компании 1771 году», располагалось на незначительной территории Центрального Закавказья. Грузия как государственная структура включала Карталинию, Кахетию, Самхетию, Казахи, Шамшадыль, Бамбаки, Шурагель. Все пространство ее не превышало 280 верст с востока на запад и 300 верст с севера на юг.

«Высочайший манифест от 18 января 1801 года о присоединении Грузии к России», в соответствии с которым Грузия утратила свою государственность, в приложении на карте четко определял границы: «Грузия разделяется на пять уездов: Горийский, Лорийский, Душетский (Карталиния) и Кахетия в составе Телавского и Сигнахского уездов». В те времена территории, на которые Грузия сегодня пытается распространить свой суверенитет (Абхазия и Южная Осетия), в ее состав не входили, поскольку такого государства как Грузия просто не было.

Поэтому Грузия могла выйти в самостоятельное государственное образование только с той территорией, с какой она входила когда–то в Россию. Ни Имеретия, ни Гурия, ни Мегрелия в состав Грузии не входили. Мегрелия вошла в состав Российской империи в 1803 году. Имеретия — в 1804 году. Гурийское княжество — в 1811 году. Азербайджанские ханства были присоединены к России в 1804–1806 годах. Абхазское княжество сохраняло свой суверенитет до окончания Кавказской войны. С 1864 по 1918 год Абхазия напрямую управлялась российской администрацией. С 1883 года Абхазия называлась Сухумским округом и делилась на Бзыбский, Абхазский (Сухумский), Абджуйский округа, Цебельдинское (с 1837 г.), Самурзакандское (с 1840 г.), Джигетское (с 1840 г.) приставства.

Границы суверенных государств, присоединенных к России, описаны в архивных документах. Осетия вошла в состав Российской империи в 1774 году. Грамота от 17 февраля 1810 года о покровительстве Российской империи над Абхазским княжеством, имеющим свою территорию, действовала до 1864 года. Границы Грузии и Абхазии как суверенного государства были определены соглашением от 9 февраля 1918 года между Национальным Советом Грузии и Абхазским Народным Советом. Один из пунктов соглашения четко оговаривал границу от р. Ингур на юге и до р. Мзымта на севере. В документах объединения ряда княжеств в Грузинскую Демократическую республику от 26 мая 1918 г. о границах Абхазии вопрос не ставился. Отдельные документы российской империи о разделе Осетии в 1917 году на Северную в составе Горской республики и Южную в составе Грузии, тоже определяли их границы вне Грузии.

Исторически сложилось так, что Закавказские государства в XX веке дважды объявляли о своей независимости. Первый раз после развала Российской империи, второй раз после развала Советского Союза. И оба раза имелись моменты, о которых грузинская сторона либо умалчивает, либо дает свою отличную от мировой юридической практики интерпретацию.

Правовые аспекты договоров первой Демократической Республики Грузии

Развал Российской империи привел к тому, что Грузия и Абхазия самостоятельно друг от друга провозгласили свою независимость. Временное правительство сразу же создало Особый Закавказский Комитет (преобразованный в последующем в Закавказскую Демократическую Федеративную Республику — ЗДФР). На территории Сухумского округа (которым являлась в то время Абхазия) в марте 1917 года было создано свое Временное правительство. 8 ноября 1917 г. на Съезде абхазского народа был создан свой государственный орган — Абхазский народный совет, названный историками первый АНС. Через неделю округ вошел на федеративной основе в Юго–Восточный Союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей «как самостоятельных штатов будущей Российской Демократической Республики».

С образованием Грузинской Демократической республики в мае 1918 года начался процесс насильственного присоединения Абхазии к Грузии. Но юридически как независимое государство до 7 мая 1920 г. Грузия оставалась в составе Российского государства, и Европейские страны не спешили ее признавать. 7 мая 1920 года Россия признала Грузию де-юре.

Ссылка Грузии на договор с РСФСР от 7 мая 1920 г., в котором Грузия присоединяет, причем без взаимного согласия, территорию Абхазии в соответствии с международным правом, не имеет юридической силы. На самой процедуре подписания этого договора представители Абхазии отсутствовали. Их просто не пригласили, и не известили.

Дословно часть текста этого договора написана так: «Ст. IV, п.1. Россия обязуется признать безусловно входящими в состав Грузинского государства, кроме отходящих в Грузии в силу п.1, статьи III настоящего договора частей Черноморской губернии, областей бывшей Российской империи: Тифлисскую, Кутаисскую, Батумскую со всеми уездами и округами, составляющими означенные губернии и области, а также округа Закатальский и Сухумский». Сам факт подписания этого договора уже является предметом территориального спора, при котором юридическая сила международного договора рассматривается как правооснованность территориального владения.

С точки зрения международного права, сговор двух стран (РСФСР и ДРГ) против третьей (Абхазия) является агрессией, оккупацией и предпосылкой аннексии суверенного государства Абхазии. Грузия присвоила территорию другого государства не на основе добровольной уступки, а на основе сговора с третьей стороной. Был нарушен принцип международного права nemo dat guod non habet (никто не может передать того, чего не имеет). Эта норма римского права подтверждена современным международным правом: «Объектом международного договора не могут быть права и интересы третьих государств. Договор, нарушающий их права, доложен считаться недействительным». Приведенная норма международного права является императивной (обладающей особой юридической силой: недопустимость отклонения от норм во взаимоотношениях отдельных государств, даже путем их соглашения). Противоречащий ей договор будет недействительным, как в рассматриваемом случае договор между РСФСР и ДРГ.

Это положение нашло применения в практике Международного суда ООН и подтверждено Комиссией международного права. В случае нарушения императивной нормы основополагающий принцип права paсta sunt servanda (договора должны выполнятся) теряет силу и должен быть либо пересмотрен, в части исключения вопросов, подпадающих под императивную норму, либо аннулирован вообще. Особенностью его пересмотра является положение, при котором согласия подписавших сторон не требуется. Недействительность навязанных силой договоров была признанна Лигой Наций в 1932 г., затем подкреплен ст. 53 Венской конвенции 1939 г.

Кроме того, вступая в договорные отношения с Грузией, РСФСР сама нарушила гарантию незыблемости автономии Абхазии в составе Российской Империи и ее правопреемницы России. Абхазия потеряла не просто автономию, она теряла при подписании этого договора государственность и суверенность. Абхазия превратилась из объекта международного права во внутренний округ в составе другого государства.

Заключение договора с РСФСР послужило поводом для вторжения в Южную Осетию и проведение карательной операции 17 мая 1918 г. военных частей Тбилисского правительства для подавления восстания. Этому предшествовала попытка Осетии самостоятельно войти в состав РСФСР. В первой осетино–грузинской войне погибли около 18 000 человек и около 50 000 человек вынуждены были бежать в Северную Осетию. Грузинские исследователи квалифицируют эти события как «спасение Абхазии от большевистского переворота, от нападения со стороны Деникина и Турции». Чаще всего проговаривается тезис «о вынужденной мере», «о происках сил Кремля», «о реакционной осетинской и абхазской элите».

ДРГ перестала существовать 25 февраля 1921 г., когда российские части вошли в Тбилиси. Очевидно, что эту акцию можно трактовать как «вооруженную интервенцию», «оккупацию Грузии», как нарушение российско-грузинского договора 7 мая 1920 г. Но правовое значение этой акции совершенно не распространяется на те территории, которые были присоединены к Грузии в советские времена. Юридически Грузия имела и имеет право только на ту территорию, которой она владела исторически до вхождения в состав российской империи. Также нелепы требования нынешнего Тбилиси об историческом праве на Сочи и Цхинвали, тем более что грузинскими народностями они заселялись последние 100 лет из районов Центрального Закавказья и находились в колониальной зависимости от Грузии.

Грузинское общественное сознание с удовольствием констатирует нелегитимное подавление грузинской государственности после 25 февраля 1921 г., и в то же время лукаво умалчивает о нелегитимном занятия соседних территорий. Геноцид не грузинского, а осетинского и абхазского населения в нынешнее время осуществляется при действующей международной Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него от 9 декабря 1948 г.

Юридические и правовые мифы о непризнанных государствах

Развал СССР повторно вынудил страны Закавказья объявить о независимости.

10 ноября 1989 г. Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области провозгласил свою автономию в составе Грузинской ССР. Грузия объявила эти требования незаконными. 23 ноября 1989 г. началась осада Цхинвали. В ходе грузино-осетинского конфликта тогда погибли около 3000 грузин и более 1500 осетин.

20 июня 1990 г. Верховный Совет ГССР отменил все законы и законодательные акты, принятые ГССР после 1921 г., что явилось нарушением принципа целостности и нерушимости границ СССР, поскольку СССР, а не Грузия, являлся субъектом международного права. В период с июня по сентябрь в Южной Осетии был принят ответный пакет документов, в том числе 20 сентября 1990 г. принята Декларация о суверенитете республики. Фактически ГССР вернулась в то правовое поле, которое существовало до вхождения Южной Осетии в ГССР. 10 декабря 1990 г. власти Тбилиси упразднили осетинскую автономию, объявив территорию Южной Осетии — Цхинвальским регионом. В ночь с 5 на 6 января 1991 г. начался третий грузино-осетинский конфликт, который продолжался до 14 июля 1992 г.

Среди современных документов можно отметить Декларацию Верховного Совета Абхазской АССР от 25 августа 1990 г. о государственном суверенитете Абхазии, Постановления о правовых гарантиях защиты государственности Абхазии, а также решение Верховного Совета Абхазии об отмене конституции 1978 г. и переходе к конституции 1925 г., согласно которой Абхазия является субъектом международного права.

Все документы, которые были приняты в то время Южной Осетией и Абхазией, были приняты на основе нормы действующего тогда закона «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».

Восстановление государственной независимости Грузии, оформленное Актом независимости от 9 апреля 1991 г., фактически объявляло о выходе из СССР и преемстве конституции от 26 мая 1918 г. Исторически сложилось так, что Советский Союз являлся преемником царской России, поэтому при выходе Грузии из СССР, Грузия аннулировала Георгиевский договор 1783 г., и Манифест 1800 г. об упразднении Картли–Кахетинского царства. В соответствии с международным правом Грузия могла выйти в самостоятельное государственное образование только с той территорией, с какой она входила когда–то в царскую Россию.

В то же время Южная Осетия и Абхазия, оставаясь в правовом поле СССР, приняли участие в референдуме 17 марта 1991 г., в котором Грузия участия не принимала, высказались за сохранение СССР, что подтверждено Центральной Комиссией референдума СССР. Таким образом, возникли три государства: Грузия, объявившая о независимости, Абхазия и Южная Осетия, оставшиеся в составе СССР. Абхазия участвовала во всех переговорах касательно реформирования СССР. Понятно, что она не могла при этом быть одновременно и составной частью Грузии. В связи с этим признание ООН Грузии в пределах бывшей Грузинской ССР по состоянию на 21 декабря 1991 г. лишено правовых оснований

Грузия, ссылаясь на право наций на самоопределение, отказывает другим нациям на это право. Сложность международного права состоит в том, что нет формальных критериев его применения. Однако некоторые документы его трактуют следующим образом. В соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1514 (ХV), в заключении по Западной Сахаре, Международный суд подтвердил: «применение права на самоопределение может быть осуществлено лишь в условиях свободного волеизъявления заинтересованного народа». Кроме того, резолюция 49-й сессии Комитета ООН по уничтожению расовой дискриминации от 8 марта 1996 г. в п. 7 ч «В» отмечается «…право народов на самоопределение является одним из основных принципов международного права. И далее… в случае самоопределения народа и выхода его из состава государства, принять все меры для осуществления мирного, ненасильственного изменения государственности».

Введение грузинской стороной и теми, кто эту сторону поддерживает, термина «самопровозглашенные республики», представляет собой попытку навязать мировому сообществу имидж «второсортности» этих государств. Правда, эти термины не используются по отношению к самопровозглашенным в 1776 г. 13-ю британскими колониями США, или, в свое время, Бельгии и Нидерландов. Самопровозглашенным от Франции является Алжир. Мировое сообщество закрыло глаза на нарушения международного права при развале СССР, Югославии и ЧССР, используя двойные стандарты в подходах к различным странам.

Когда грузинские парламентарии применяют термин «российская оккупация», то преднамеренно упускают из виду периоды 1918 и 1992–1993 годов. Тогда со стороны Грузии имела место в первом случае германо-грузинская, а во втором случае — грузинская оккупация и интервенция Абхазии. Поскольку оккупация в международном плане определяется как «…насильственное вмешательство одного государства во внутренние дела другого государства, направленные против его территориальной целостности, политической независимости или иного».

Согласно другой формулировке, в принятом 14 декабря 1974 г. Генеральной ассамблее ООН документе «Определение агрессии» (ст. 1) говорится: «Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН».

Стратегическая цель Тбилиси состоит в первую очередь в том, чтобы изменить формат грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, превратив их конфликт в грузино-российский. А в дальнейшем, при измененном формате, привлечь в конфликт международное сообщество.

Грузия, говоря на всех уровнях о «российской оккупации», тем не менее, в качестве своей территории признает те земли, которые были присоединены к ней именно во времена этой «оккупации».

С учетом сложившейся ситуации в грузино-российских отношениях следует признать, что вариант федеративного устройства Грузии, на основании которого можно было бы рассчитывать на сохранение Грузии как единого государства, потерпел провал.

В нынешней ситуации Россия поступила в соответствии с международными нормами, рассмотрев и приняв в стенах Государственной Думы документы, подтверждающие независимость новых государств и ратифицировав Договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи (в том числе и военной).

Грузия, юридически не имеющая прав на территорию Южной Осетии и Абхазии, фактически готовится не присоединить, а поглотить непризнанные государства.

Россия при принятии таких решений руководствовалась следующими моментами.

Первый. За все время независимости Тбилиси наотрез отказывался выполнить рекомендации СБ ООН и ОБСЕ о подписании соглашения о «неприменении силы» с Цхинвали и Сухуми. Этот факт можно расценивать как необъявленную угрозу применения силы для насильственного присоединения Тбилиси непризнанных государств, что также в свою очередь подчеркивает двуличную политику Саакашвили.

Второй. Тбилиси на словах приглашает в свой состав непризнанные формирования, но на самом деле Грузия не внесла за 16 лет в свою конституцию ни единого слова изменения об «автономии».

Третий, но самый важный факт, который не принимает во внимание Тбилиси. Непризнанные Цхинвали и Сухуми фактически обладают всеми характеристиками государственности. У них 15 лет функционирует законодательная и исполнительная власть, действует система образования и здравоохранения, имеются силовые и полицейские структуры. В них на демократических основаниях происходят выборы, дважды произошла смена власти. Кстати, в Абхазии был избран не кандидат, на которого делал ставку Кремль, а кандидат, которого поддержал абхазский народ.

А главное, власть в этих республиках, несмотря на высказывания Тбилиси о «криминальных сепаратистах», на самом деле, пользуется поддержкой населения. Без поддержки населения власть в Сухуми и Цхинвали не смогла бы продержаться более пятнадцати лет.

Россия, не дожидаясь окончательного вердикта европейского сообщества по Косово, сама сделала шаг к признанию Абхазии и Южной Осетии и, тем самым, сама создала прецедент решения замороженных конфликтов на Южном Кавказе.

История ещё рассудит, кто был прав и виноват в данной ситуации, однако очевидно, что Абхазия и Южная Осетия имеют все юридические и исторические предпосылки и основания для установления своей самостоятельной государственности.