Национальные права человека

Права человека как политико-идеологическая проблема предметной области этнополитологии, разработка методов ее разрешения и порядок реализации. Применение права народа на самоопределение в полиэтнической стране. Самоуправление национальных меньшинств.

Реферат на тему:

"Национальные права человека"

Содержание

1. Права человека как политико-идеологическая проблема

2. Право народа на самоопределение как политико-юридическая проблема

3. Внутренне самоуправление национальных меньшинств

Библиография

1. Права человека как политико-идеологическая проблема

Права человека и защита национальных меньшинств – одна из важнейших проблем предметной области этнополитологии. Она охватывает такие политико-правовые регуляторы этнической жизни, как правовые акты, регламентирующие национальные права личности, национальный характер государства, правовой статус этносов, нормы межэтнических взаимодействий, способы разрешения этнических конфликтов.

В настоящее время всеобщие права человека регламентируются тремя основными международными документами: Всеобщей декларацией прав человека (1948), Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах (1966) и Международным пактом о гражданских и политических правах. В своей совокупности эти документы, а также Факультативный протокол (1966) к Декларации именуются иногда как Международный биль о правах. Эти документы ратифицированы большинством государств мира, что придает им характер международного закона.

Всеобщие права человека, зафиксированные в этих документах, исходят из фундаментального принципа равенства всех людей, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного или сословного положения. Права человека формулируются по отношению к государству, при этом основополагающим является убеждение, что государство существует для того, чтобы служить людям, а не наоборот.

Как следует из названий пактов, права человека в международных документах разделены на две категории: а) гражданские и политические; б) экономические, социальные и культурные. Подобное разделение отражает весьма острую идеологическую борьбу, которая велась в последние десятилетия вокруг проблемы прав человека. Дело в том, что на Западе господствует мнение о том, что государство должно нести ответственность лишь за обеспечение гражданских и политических прав своих граждан. Что же касается экономических, социальных и культурных прав, то они многими государствами, и, прежде всего США, не признаются в качестве прав человека вообще. Серьезные разногласия по поводу определения прав человека и привели, в конечном счете, к появлению двух различных пактов. Каждое государство через ратификацию этих документов получило возможность определить свое отношение к ним, а, следовательно, и к проблеме прав человека вообще. Соединенные Штаты Америки, например, до сих пор не ратифицировали Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. С большими оговорками ратифицировали они пакт по гражданскими политическим правам, причем сделано это было лишь в 1992 г.

2. Право народа на самоопределение как политико-юридическая проблема

Права, зафиксированные в этих документах, берут под защиту каждого конкретного человека, но человек всегда является членом какой-то общности. Наиболее устойчивым видом коллективного существования человека является этническая общность. Благополучие человека не может быть полным, если неблагополучен коллектив, к которому он принадлежит. Таким образом, индивидуальные нормативные права конкретного человека оказываются сопряженными с правами коллективными.

К коллективным правам принято относить право на жизнь, право на чистую окружающую среду, право на мир, право на самоопределение. Три первых коллективных права не зафиксированы в международных документах. Право на самоопределение предусматривается во многих из них, начиная с Устава Организации Объединенных Наций. В первой статье этого документа, в частности, говорится: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободны определять свой политический статус и свободны в осуществлении своего экономического, социального и культурного развития».

Следует, однако, иметь в виду, что формулировка права на самоопределение и его интерпретация в международном праве существенно различаются. Дело в том, что право на самоопределение, когда оно получало международное признание, подразумевало право на независимость , поскольку речь тогда шла о народах, освобождавшихся от колониальной зависимости. Тогда же были сформулированы в международном праве и основные условия, при которых нация (народ) имела право на самоопределение, ведущее к независимости: 1) если она находится в условиях военной оккупации; 2) если она имела в прошлом свое собственное государство или являлась частью иного государства, чем то, которое ее в настоящий момент оккупирует; 3) если она занимает четко определенное территориальное пространство.

Применительно к другим народам мировое сообщество не отождествляет право на самоопределение с правом на независимость , поскольку абсолютное большинство членов ООН – государства многонациональные и потому не склонны создавать себе дополнительные трудности. Территориальная целостность государств для мирового сообщества гораздо важнее права на самоопределение. Не случайно, например, в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1960 г., кроме статьи 1, признающей право народов на самоопределение, есть и статья 6, в которой говорится, что любая попытка, направленная на частичное или полное нарушение национального (государственного) единства или территориальной целостности страны, является несовместимой с целями и принципами Устава ООН.

По мнению многих экспертов, чтобы мировое сообщество могло поддержать требование того или иного народа на самоопределение, ведущее к независимости, необходим определенный минимум условий. Прежде всего, народ должен отличаться от преобладающего населения страны по основным критериям (этническим, лингвистическим, культурным), кроме того, должна иметь место его отчетливая территориальная дифференциация от остального населения страны. Если же народ рассредоточен среди преобладающего населения страны, его требования независимости будут редко считаться правомерными. В международном сообществе сложилась практика, что внешняя поддержка требованиям самоопределения должна получить одобрение Генеральной Ассамблеи ООН, причем двумя третями голосов. Неоднозначное отношение и к трактовке самого понятия «народ». Общепринятого юридического, социологического и политического определения этого понятия в международном праве нет. Дискуссия по этому поводу в ООН в конечном счете свелась к выводу о том, что термин «народ» следует понимать не в этническом смысле, а как обозначение всех жителей конкретной территории. Кроме того, многие государства проводили и проводят различия между понятиями «народ» и «меньшинства». Они считают, что международное право относится к народам, а не к меньшинствам, что термин «народ» применим только к большинству населения внутри государства, а, следовательно, и право на самоопределение относится только к большинству. Самоопределение, понимаемое как независимость, не является правом меньшинств, они должны найти справедливость в границах тех государств, в которые они входят, и в силу этого должны обращаться не к коллективным, а к индивидуальным правам человека. Таким образом, право народов на самоопределение означает предоставление каждому народу возможности свободно и независимо избирать форму своей государственности или другие пути собственного развития, отказ от насильственного удерживания какого-либо народа в составе данного государства.

Но оно должно рассматриваться с учетом его исторического содержания, конкретных условий реализации, учитывать волю и интересы не только народа, стремящегося к независимости, но и совместно проживающих с ним народов, всего многонационального государства, целостность и единство его территории, что так же справедливо.

Подобный подход к проблемам самоопределения не устраивает многие этнические группы, и это создает серьезную напряженность в различных странах мира. Многие этнические лидеры считают, что единственно справедливой формой осуществления права народов на самоопределение может быть собственная независимая государственность.

3. Внутренне самоуправление национальных меньшинств

В качестве компромиссного варианта международное сообщество пришло к признанию права меньшинств на внутреннее самоопределение, т.е. самоопределение, не ведущее к независимости. Международно-признанными границами внутреннего самоопределения является право национальных меньшинств на контроль за своим внутренним развитием (образование, социальная политика, культура, язык и т.п.), в то время как внешние вопросы (оборона, дипломатические отношения, внешняя торговля и др.) остаются в ведении центральных органов государства. Иными словами, внутреннее самоопределение можно отождествлять с местной или региональной автономией в рамках федеративного или конфедеративного государства. В первом случае уровень самоопределения (самостоятельности) будет ниже, во втором – выше.

В Российской Федерации право народов на самоопределение осуществляется в рамках внутреннего самоопределения, национальной автономии. Существует три формы автономии: национально-государственная (российские республики), национально-территориальная (автономные округа и область) и национально – культурная. Последняя возникла недавно как способ разгосударствления этнического фактора.

В соответствии с Законом Российской Федерации «О национально-культурной автономии», она рассматривается как форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры (ст. 1).

По оценке некоторых специалистов, Закон «О национально-культурной автономии» не лишен недостатков. Но даже в таком виде он «являет собой прорыв в сторону освобождения людей от государственной опеки, которые могут теперь взять на себя ответственность за возрождение своего национального языка и культуры».

Национально-культурная автономия как форма внутреннего самоопределения не закрывает проблемы прав меньшинств в полном объеме. Прежде всего, среди специалистов по международному праву нет общепринятого определения термина «меньшинства». Оживленная дискуссия по этому поводу в Организации Объединенных Наций не увенчалась успехом.

Промежуточно это понятие можно сформулировать следующим образом: меньшинство – меньшая в численном отношении, не доминирующая группа населения, имеющая этнические, расовые, религиозные или языковые отличия от большинства. Национальное меньшинство может иметь различные социокультурные характеристики: быть малой частью крупного этноса, имеющего свое государство (российские немцы, российские поляки и т.п.), быть частью этноса, расселенного по разным странам (евреи, цыгане), быть целостной группой, не имеющей своей государственности (крымские татары). К национальным меньшинствам в некоторых случаях относят коренные народы. Следует иметь в виду и то, что понятие «национальное меньшинство» является не количественной, а политической категорией. Часто политически доминирующий этнос (латыши в Латвии, казахи в Казахстане) по численности не намного превосходит национальное меньшинство (русских), а в ряде случаев и уступает ему.

Предпринимались неоднократные попытки дать содержательную характеристику этому понятию, однако все они не увенчались успехом. Сложность этнодемографической и этнополитической структуры России приводит к тому, что многие российские народы, которые, исходя из их численности, можно было бы отнести к этническим (национальным) меньшинствам, являются политически доминирующими в своих национально-государственных и национально-территориальных образованиях, что явно не согласуется с международными подходами к проблеме. Кроме того, степень межэтнической и межкультурной интеграции в России, уровень этнической мозаичности расселения ее народов настолько высоки, что выделить этнические меньшинства оказывается делом весьма проблематичным.

Не могла быть удачной и формулировка, которую предложили авторы законопроекта «О национальных меньшинствах в Российской Федерации» (1992 г.). Они определяли национальное меньшинство как «часть народа, проживающая за пределами его национально-государственного или национально-территориального образования (или не имеющая таковых), в инонациональной среде, и сохранившая национальное самосознание, язык, культуру, традиции и этнические особенности этого народа». Если бы такой закон был принят, он бы защищал, по справедливому замечанию В.А. Тишкова, не права меньшинств, а русских, проживающих в российских республиках, т.е. за пределами своего государства.

Что касается мирового сообщества, то только в декабре 1992 г. Генеральной Ассмблеей ООН была принята Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам. Декларация формулирует обязанности государств (ст. 1) защищать существование меньшинств в рамках их признанных территорий, их национальную или этническую самобытность, т.е. право народов на жизнь. Среди прав лиц, принадлежащих к меньшинствам (ст. 2), названы: право развивать свою культуру, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, пользоваться родным языком, эффективно участвовать в культурной, религиозной, социальной, экономической, общественной и государственной жизни, в принятии решений, касающихся того меньшинства, к которому они принадлежат, создавать свои собственные ассоциации, устанавливать и поддерживать без какой бы то ни было дискриминации свободные контакты с другими членами группы, а также с гражданами других государств, с которыми они связаны национальными, этническими, религиозными или языковыми узами.

При этом Декларация в п. 4. ст. 8 недвусмысленно утверждает, что ничто в её положениях не может быть истолковано как разрешение какой-либо деятельности, противоречащей целям и принципам ООН, включая суверенное равенство, территориальную целостность и политическую независимость государств. В соответствии с установившейся практикой ООН Декларация не является формально обязывающим документом, но можно надеяться, что со временем Декларация будет заменена соответствующей конвенцией, которая возложит на страны-участницы правовые обязательства.


Библиография

1. Бдулатипов Р., Михайлов В., Чичановский А. Национальная политика Российской Федерации. От концепции к реализации. – М., 1997.

2. Гусейнов О.М. О самоопределении как моральном праве народов // Социально-политический журнал. 1993. №11–12.

3. Нагенгаст К. Права человека и защита национальных меньшинств: этничность, гражданство, национализм и государство // Этничность и власть в полиэтничных государствах. М., 1994.

4. Соколовский С.В. Самоопределение и проблема меньшинств: международно-правовые аспекты // Расы и народы. – Вып. 24. – М., 1997.