Особенности политического сознания

Специфика политического сознания, роль в жизнедеятельности общества, источники и функции. Социально-психологические аспекты политики. Роль человека в политике. Типология политического участия. Основные права и свободы. Понятие политической психологии.

Особенности политического сознания


План

1. Специфика политического сознания

1.1 Общая характеристика политического сознания

1.2 Функции политического сознания

1.3 Уровни политического сознания.

2. Социально психологические аспекты политики

2.1 Человек и политика

2.2 Личностные начала политики

2.3 Мораль и права человека

2.4 Политическая психология

2.5 Сфера политической психологии


1.Специфика политического сознания

1.1 Общая характеристика

Политическая культура имеет две стороны: духовную и практическую. Одной из базовых духовных основ политической культуры является политическое сознание.

Политическое сознание—это осознание сферы политики социальными субъектами (индивидами, группами, общностями, общественными классами). Оно выступает как совокупность соответствующих знаний и оценок.

Роль политического сознания в жизнедеятельности общества трудно переоценить. Ведь оно не есть лишь пассивное отражение политического бытия. Политическое сознание способно опережать практику, прогнозировать развитие политических процессов. Следовательно, оно способно оказывать огромное воздействие на политическую жизнь, на динамику политической культуры общества, а также на все другие сферы общественной жизни.

Кроме того, от уровня политического сознания во многом зависит политическое поведение, характер политической деятельности как отдельных людей, так и их общественно-политических объединений.

По этим причинам состояние политического сознания как общества, так и составляющих его классов, слоев, групп крайне важно учитывать в практике политического управления общественными процессами. В этом плане власти, политические партии должны стремиться к формированию такого сознания, которое способствовало бы поддержанию социально-политического равновесия, наиболее полно выражало бы потребности социального прогресса государства.

Политическое сознание во многом является совокупностью политических представлений. Ведь духовная сфера мира политики состоит из представлений. А ничего политического без сознания нет.

Политическое сознание носит не только групповой, но и индивидуальный характер. В этом плане оно имеет три источника.

Первый источник — семейное окружение человека. Речь идет о совокупности идей и чувств, переданных воспитанием. Соответствующий социально-психологический багаж создает фундамент политического сознания. На его основе формируется личность гражданина.

Второй источник — это в широком смысле информация. Она поступает человеку как через общение, так и через средства массовой коммуникации (телевидение, прессу, радио).

Третий источник — это личный опыт индивида. Он опровергает или подтверждает полученное знание, но в любом случае существенно влияет на процесс формирования и развития политического сознания.

Названные источники образуют совокупность знаний, которые позволяют политическому «Я» анализировать мир политики и определяться по отношению к нему.

При этом знания, полученные от семьи, могут быть представлены как опыт, накопленный различными поколениями, но вместе с тем могут быть и тканью предрассудков. Информация тоже может быть истинной или ложной. Да и жизненный опыт человека, представляющий для него богатство пережитого, может оказаться нетипичным и не отражать политическую реальность.

В любом случае человек сам преобразовывает эти факторы в единую более или менее ясную и духовно структурированную политическую систему.

У большинства людей этот процесс происходит стихийно, случайно и даже отвлеченно. Более того: большинство людей склонные повторять те политически ориентированные рассуждения, которые им преподавали, или которые они узнали из других внешних источников.

Осознание политических проблем, представления о мире политики у людей тесно связаны с их политическими интересами, пристрастиями. Например, рабочий предприятия, оказавшегося в тяжелом состоянии, считает, что хорошие решения по исправлению ситуации те, которые не предусматривают увольнений. Активист правящей партии полагает, что экономическая ситуация ухудшится, если к власти придет оппозиция. Если политический деятель обвиняется в коррупции, то его считают виновным в зависимости от собственной политической окраски.

Следовательно, действительность оценивается через политическое сознание не сама по себе. Ее восприятие зависит от предшествующих убеждений и интересов людей.

Политическое сознание взаимосвязано и взаимодействует с другими формами общественного сознания: экономическими воззрениями, философскими учениями, правовыми теориями и нормами, нравственными концепциями, художественными взглядами, эстетическими ценностями.

Многие политические учения и ценности, являющиеся продуктом политического сознания, имеют в современном обществе мировоззренческое значение. Поэтому они важны не только для совершенствования политической культуры людей, но и для духовного, цивилизованного развития человечества в целом.

В то же время реально несовпадение тех или иных позиций политического сознания в процессе политической деятельности отдельных государств и их объединений, общественных классов, наций, партий. Важно, чтобы обусловленная этим идеологическая и политическая борьба не перерастала в вооруженное противоборство, носила мирный, цивилизованный характер.

1.2 Функции политического сознания

Политическое сознание выполняет целый ряд функций:

1. Регулятивная функция. Политическое сознание регулирует

социальное поведение людей на основе восприятия действительности, а также на основе совокупности вырабатываемых им политических идей, норм, представлений и убеждений.

С особой силой потребность в регулятивной функции политического сознания обнаруживается на переломных этапах общественного развития, в кризисные периоды. Именно от политического сознания широких слоев общества, от политических установок «верхов» зависят эффективность политических систем, ход развития событий, направленность социально-политических преобразований.

2. Познавательно-информационная функция. Люди рано или поздно, но неизбежно соприкасаются с миром политики. Даже если они не желают ею заниматься — политика «займется» ими все равно. Она влияет на жизнь и судьбы людей через государство, законы, партии, общественные организации и др. Она «проникает» в людей в виде политической информации. Механизм современной жизни таков, что люди вынуждены постоянно делать выбор, в том числе и политический. Все это подталкивает их к познанию мира политики, к получению политической информации.

Политическое сознание в этом плане призвано помочь людям усвоить политические знания и информацию, определить свое место в общественно-политической жизни и правильно в ней ориентироваться.

3. Оценочная функция. Политическое сознание предназначено не только для осознания (отражения) социально-политической действительности. В его недрах в процессе осознания мира политики вырабатываются и оценки (отношения) к тем или иным политическим явлениям и проблемам.

Люди таким образом делают для себя определенные выводы, конкретизируют степень важности различных политических явлений и событий.

Именно на основе оценки политической действительности люди формируют свои политические взгляды, убеждения, позиции, пристрастия.

4. Мобилизующая функция. Политическое сознание помогает людям осознать себя гражданами, которые не только «обязаны» обществу и государству, но и обладают определенными правами, свободами и политическими интересами.

В свою очередь гражданское самовосприятие побуждает (мобилизует) людей к переходу от пассивного осознания социальной действительности к конкретному участию в общественно-политической жизни.

В этом плане политическое сознание посредством своей мобилизующей функции побуждает людей к политически ориентированному поведению, к участию в общественной жизни ради отстаивания своих социально-политических интересов, к объединению со своими единомышленниками в политические партии, общественные организации и др.

1.3 Уровни политического сознания

Политическое сознание существует на различных уровнях и в различных формах. Прежде всего следует выделить специализированное и массовое политическое сознание.

Специализированное сознание — это, как правило, идеологически однородное сознание. Первоначально оно является достоянием немногих. Его носители — прежде всего политические партии и иные политические организации и объединения. Они фиксируют необходимость целенаправленной деятельности по формированию и развитию массового сознания в соответствующем направлении.

Главное в специализированном сознании — выработка, развитие и внедрение в сознание рядовых представителей общественного класса, социальной группы (или групп), социального слоя определенных установок.

Массовое политическое сознание выражает опосредованно уровень и содержание потребностей общества. Оно отражает также характер знаний общества о политической действительности.

Соответствующие знания, — с одной стороны, — вырабатываются различными идеологиями и закреплены в политической культуре. С другой стороны, такие знания «добываются» и собственной практикой массовых социальных групп.

Массовое политическое сознание весьма динамично. Оно имеет конкретно-исторический характер, часто переживает периоды подъема и спада. Оно испытывает на себе воздействие множества факторов: политических курсов и тактико-стратегической деятельности тех или иных партий, различных социальных потрясений, содержания конкретно-исторической ситуации и многих других.

В реальности возможны различные варианты взаимосвязи специализированного политического сознания (например, политической партии) и массового политического сознания.

Иногда то, что бывает теоретически и практически изжито и преодолено конкретной политической партией, может еще долгое время оставаться присущим политическому сознанию общества. Это обстоятельство отмечали многие политические деятели. Например, В. И. Ленин, предостерегал своих единомышленников от ошибок, подчеркивал, что «дело как раз в том, чтобы не принять изжитого для нас за изжитое для класса, за изжитое для масс». (Ленин В. И. Детская болезнь «левизны» в коммунизме. Поли, собр. соч. Т. 41. С.42).

Возможна и обратная ситуация: в массовом политическом сознании фиксируется необходимость того или иного политического действия, принятия какого-либо политического решения, а специализированное сознание к этому не готово.

Например, в нашей стране идея о необходимости многопартийности прежде утвердилась в обществе, а соответствующие инициативы со стороны компартии-монополиста и государства последовали с серьезным запозданием.

Очевидно, что для конструктивного и стабильного социально -политического развития общества крайне важно не только взаимодействие специализированного и массового сознания. Еще более важна их обоюдная чуткая реакция на все изменения в умонастроениях людей и общества в целом, и составляющих его социальных групп.

В политическом сознании можно выделить такие уровни:

1. Государственный: На данном уровне политического сознания осуществляются выработка и обоснование официальной политики. Одной из главных черт этого уровня является стремление к выражению общих интересов правящих политических сил. На этом же уровне происходит адаптация (приспособление) интересов общества, общественного мнения к проводимой государственными институтами политике.

«Государственное» сознание регулирует политические отношения путем выработки различных законопроектов, программ, решений, конституций, поправок к их статьям и т. д.

Данный уровень политического сознания отличается наибольшей последовательностью в защите существующих политических порядков и принципов управления. Для него также характерен позитивно-прагматический способ восприятия политической действительности, — т. е. ориентация на достижение успеха, выгоды в процессе приобретения, расширения или удержания власти.

2. Теоретический: Данный уровень политического сознанияпредставлен различного рода идеями, концепциями, взглядами, точками зрения, имеющими политический характер.

Этот уровень тесно связан с наукой и идеологией того или иного общественного класса, правящих кругов.

В политических теориях и учениях, представленных на этом уровне, преследуется цель исследовать следующие проблемы:

а) сущностные проявления политики;

б) закономерные политические тенденции и процессы;

в) причины, их вызывающие;

г) реальный ход политических позиций;

д) действительные и возможные последствия политических решений, принимаемых законодательными, административными (исполнительными) и судебными инстанциями.

Особенностью теоретического уровня политического сознания является его теснейшая связь с экономическими, правовыми, военно-стратегическими и другими реалиями. Данный уровень отличается также оформлением политических теорий в соответствующие политические программы, декларации и доктрины.

Будучи реализованы на практике, такие программы, декларации и доктрины закрепляют политическое сознание в качестве ведущего элемента политики. А от данного элемента в свою очередь зависят характер политических отношений и политических институтов, организаций и учреждений, использование материальных средств осуществления политики.

Осознание политики на теоретическом уровне позволяет:

а) ставить и решать ее важнейшие цели и задачи — как фундаментальные (стратегические), так и текущие (тактические);

б) определять средства и методы их достижения;

в) определять направления и пути организационно-политического обеспечения в ходе решения назревших проблем;

г) вырабатывать концептуальные подходы к социальному контролю за ходом выполнения политических решений и целевых программ;

д) корректировать политику с учетом данных практического опыта.

3. Эмпирический: Этот уровень политического сознания базируется на непосредственной практике, живом участии в политическом процессе отдельных людей малых и крупных социальных общностей.

Данный уровень отражает политическую действительность в форме ощущений, представлений, иллюзий, переживаний. Взятые в единстве с теоретическими воззрениями в области политики, они служат, во-первых, питательной почвой для формирования у масс общественного мнения относительно политики и политических деятелей, а во-вторых, духовной основой политической культуры общества.

4. Обыденный: Данный уровень политического сознания тесно связан с эмпирическим уровнем, но в то же время в сравнении с ним имеет ряд отличий. Так, эмпирический уровень характеризует непосредственно практический опыт субъекта. Обыденный же уровень характеризует совокупность возникающих непосредственно из будничной жизни идей и взглядов общественного класса, социального слоя или группы людей.

Обыденный уровень политического сознания отличается от эмпирического и тем, что имеет идеологические и теоретические элементы. Данному уровню присущи ярко выраженные социально-психологические черты: чувства, настроения, эмоции. Это придает ему особую динамичность, способность чутко реагировать на изменения политической ситуации.

Обыденный уровень политического сознания отличается взаимосвязанностью рационального и эмоционального, свежего житейского опыта и традиций, сиюминутных настроений и устойчивых стереотипов.

Поэтому данный уровень нестабилен, зависим от эмоций и меняющегося непосредственного опыта, подвержен колебаниям.

Таким образом, политическое сознание представляет собой чрезвычайно сложное и многомерное явление. Оно является важнейшим элементом духовной политической культуры. Оно влияет на динамику политической культуры, во многом определяет ее содержание и ее уровень.

Политическое сознание имеет сложную структуру и целый ряд уровней. Оно не только отражает политическую действительность, но и вырабатывает ее определенное восприятие. На основании такого восприятия во многом и строится политическое поведение как отдельных граждан, так и общества в целом.

Соответственно политическое сознание играет важную роль в том, какое реальное и качественное содержание имеют общественно-политическая жизнь, мир политики в целом.


2. Социально-психологические аспекты политики

2.1 Человек и политика

Рассмотрение человека в качестве основной фигуры политики значительно продвинуло нас вперед в понимании современного этапа мирового цивилизационного развития, основных проблем генезиса российского общества. Именно люди являются ведущей силой общественного развития в отличие, скажем, от естественных и материально-вещественных условий, которые их окружают и служат объектом воздействия.

В философском смысле под человеческим фактором следует понимать совокупность свойств человека, определяющих его трудовую и общественную деятельность, а также ее результат; как специфическое обозначение функционирования человека в системе социальных, экономических, производственных, научно-технических, организационно-управленческих и других отношений; все, что относится к человеку как субъекту деятельности в разных сферах общественной жизни. Иными словами, это человеческая субъективность, проявляющаяся в том, как человек создает и как использует вещи и идеи.

Применительно к политической сфере понятие «человеческий фактор» имеет свои особенности. Дело в том, что политика — явление в первую очередь человеческое, психологическое, социокультурное, институциональное и иное образование. В ней человек выступает в известном смысле и как сама «политическая материя», и как субъект политики. В силу этого степень развития самого человека во многом предопределяет качественное состояние политического бытия. Его воздействие на эту сферу жизни общества сильнее и глубже, чем на другие.

Человек — существо общественное, политическое, социальное, он зависит от общества и формируется общественной средой, является центром зарождения и осуществления политики; совершенствуясь сам, активно влияет на ее формирование и развитие. Аристотель отмечал, что «один только человек из всех живых существ одарен речью... Это свойство людей, отличающее их от всех остальных существ, ведет к тому, что только человек способен к чувственном) восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость и т.п. А совокупность всего этого и создает основу семи и государства... Потому-то я и определяю и семью, и поселение, к полис как общение, а полис называю вполне завершенным и совершенным общением».

Эту характеристику развивали и последующие исследователи: К. Маркс, например, писал, что «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она если совокупность всех общественных отношений», «...как само обществ» производит человека как человека, так и он производит общество»,

Интересны труды Э. Фромма о роли человеческого фактора истории и его проявления. По его мысли, на одном полюсе истории «социальный характер», который формируется типом данного общества, на другом — «человеческая природа, которая в свою очередь определяет социальные условия, в которых существует человек». Иными словами, согласно Э. Фромму, коренные политические изменения порождаются противоречием между фундаментальными потребностями человеческой природы и способом их удовлетворения в каждом конкретном обществе. При этом вопрос о реализации назревших общественно-политических преобразований в решающей степени зависит от качественного состояния человеческого фактора, от социального характера, присущего большинству членов данного общества.

Действительно, при рассмотрении различных аспектов человеческого фактора нельзя забывать о том, что человек — биосоциальное, природное существо. Поэтому всегда важно учитывать, что в политике проявляются не только социальные и «сознательные» качества человека, но и свойства «предсознания» и «подсознания» людей.

Главное в человеке состоит в том, что он наделен сознанием) волей, способностью противостоять обстоятельствам жизни и актам воздействовать на них. Отсюда важнейшая характеристика человека в целом — его относительная автономия как индивида в отношении и природы и общества. «Человек политический» в конечном счете сам создает политическое бытие посредством политической деятельности и поведения в обществе, сообразно тем или иным социальным интересам.

Известный философ Тейяр де Шарден провозглашает цели прогресса самого человека. Говоря о человеке будущего, он пишет о его саморазвитии («автоэволюции»). Каждая личность осознает свою связь с человечеством или, говоря словами Тейяра, «индивиды благодаря феномену высшей сорефлексии начнут испытывать в себе целостную Жизнь Вида». Сегодня мы видим, отмечает он, как поверг индивидуальных мыслящих «я» создается единый организм человечества с соответствующим духовным ядром, в котором «сосредоточивается весь запас «мыслительного», выработанного человечеством».

Человеческий фактор в политике представляет собой всю совокупность свойств человека, определяющих его политическую деятельность, отношения и поведение в обществе, проявляющихся в политической сфере, в особенностях функционирования масс и личностей в конкретных политических системах, в политическом сознании и потенциале людей, в достигнутом качестве политического бытия и зависящих от политического и социального характера общества. Рассматриваемый феномен — это по сути, как бы взятые мысленно вместе, все субъекты политической деятельности (Единый Политический Человек) в конкретном личностном, биосоциальном, социально-групповом, национально-этническом и иных выражениях и измерениях, опосредованные совокупной политической жизнью общества и неразрывно связанные с ней.

Человеческий фактор в политике — исторически и цивилизационно сложившаяся в данном обществе совокупность основных социально-политических качеств (характеристик) людей — их ценностных ориентации, нравственных принципов, норм поведения в обществе, политической образованности и информированности, социально-политических навыков, установок, мотиваций, интересов и потребностей, представлений о личностно значимых элементах социально-политической жизни — политических идеалах и справедливости, правах и свободе человека, о его гражданском долге, политическом прогрессе, отношении к внутренней и внешней политике определенного правительства и государства, приверженность к определенным политическим традициям и т.д. Эта субстанция выражается не только в деятельности, характере социально-политических отношений и поведении людей, но и в социальной психологии, их политической культуре.

Рассматриваемое понятие включает в себя также интегральные характеристики связи человека и политической сферы общества, проявляющиеся в конкретных условиях их взаимодействия, опосредование политической деятельности всей совокупностью политических структур, обстоятельств и отношений в обществе. Принципиальное значение имеет изучение вопроса о характере функционирования и проявления человеческих качеств в политической системе общества.

В подлинно цивилизованном обществе человек представляет собой высшую социальную ценность, а его духовные и физические блага — смысл и цель общественного развития. «Историческое время, — писал Ю.В. Сычев, — поставило задачу гуманизации всех сторон человеческого бытия, выдвижения человека в центр общественной жизни. По этой причине мера развития человеческой личности является важнейшим критерием и формой оценки социального прогресса. Именно богатством человеческого развития определяется степень совершенствования общественного строя».

Для понимания роли человека в политике важно познать его социально-биологическую целостность, индивидуальную феноменологию, изучить механизм связи со структурами социальных отношений, раскрыть внутренние, социально-психологические резервы, выявить глубинные причины, определяющие развитие индивида. Чем основательнее будем мы разбираться в том, как формируется личность, тем пристальней станем исследовать факторы, которые на нее влияют, тем яснее представятся нам фундаментальные силовые линии поля социальной жизни. «Без всесторонне изученной социальной, психологической и биологической природы человека трудно говорить о его поведении, потребностях, жизнедеятельности сегодня и тем более завтра. Социально-экономические потребности играют определяющую роль, но счастье людей измеряется не только ими. Есть еще очень сложный мир человеческих эмоций, характеров, общений, оценок, который сохраняет свою многогранную противоречивость в любом обществе».

Особенно важен анализ социальных субъектов политики при рассмотрении глобальных проблем, затрагивающих судьбы многих, десятков и сотен миллионов людей на планете. В этой связи необходима разработка единой теории человеческого измерения международных политических отношений, с учетом действия тенденций к созданию общечеловеческой цивилизации. Основу целостности правильнее всего искать в человеческом измерении общественной деятельности, в том, что реально объединяет живых людей в пределах определенной исторической эпохи. «Индивид, с одной стороны, и все-человечность — с другой, — подчеркивал Б.Н. Бессонов, — вот то, что нельзя упускать из виду нигде и никогда, как неразъединимые стороны одного великого идеала».

Существенными характеристиками человеческих качеств в политике и их проявлений можно считать следующие:

во-первых, определенный уровень исторического, цивилизационного, культурного и политического развития человека и общества, их воздействие на характер политического бытия, его отражение! сфере международных отношений, в уровне и характере взаимодействующих, выражающихся в дихотомии «индивид — всечеловечность», в степени развития и использования основных прав и свобод человека.

во-вторых, мера реального участия как масс, так и индивидов в

политической жизни, степень их сопряженности с властью, возможность оказывать на нее воздействие;

в-третьих, качество политических ценностей, принятых и доминирующих в обществе, степень доверия к ним;

в-четвертых, степень политической сознательности, просвещенности, культуры в обществе (членов общества, групп, слоев и т.д.);

в-пятых, достигнутая ступень демократизма и гуманизма общества, «уровень человеческого счастья»;

в-шестых, степень использования, характер отражения и выражения в политике интересов и позиций социальных, национально-этнических групп индивидов;

в-седьмых, определенность и политическая направленность социального характера того или иного общества;

в-восьмых, антропологические, биосоциальные, половозрастные, демографические и иные характеристики «человеческого материала», могущие иметь значение при анализе политических процессов или влияющие на них тем или иным образом.

В самом общем виде понятие человеческой субстанции означает обобщенную, комплексную характеристику Политического Человека, степени его развития, возможностей и перспектив генезиса в обществе, которое, созидая его, видоизменяется само в результате политической деятельности субъектов политики.

Ранее человеческий фактор рассматривали в основном по известной формуле: «массы—классы—партии—вожди». Роль личности в политике анализировалась преимущественно через ее участие и поведение в массовых общественно-политических организациях, а также в массовых общественных акциях, осуществлявшихся под контролем партийно-государственного аппарата.

Парадигма человеческого намерения политики предполагает снятие редукционизма классового и формационного подходов, сопряжение их с цивилизационно-культурологическим анализом оснований политического бытия, рассмотрения личности в качестве первичного субъекта политических отношений, изучения отражения и выражения в ней всей реальной совокупности общественных отношений.

Иначе говоря, стоит задача уйти как от «растворения» индивида (личности) в классе, массе, так и от его гиперболизации, рассмотрения в качестве некоей внесоциально-цивилизационной силы. Необходимо попытаться увидеть в личности и через личность всю сеть общественных отношений, понять диалектику взаимозависимости и взаимовлияния личности и общества, успеть их зафиксировать темпо-рально. Личность каждого индивида — это «микрокосм, точно воспроизводящий тот социальный макрокосм, социальную группировку, среди которой он жил и живет и с отдельными группами которой он «связан». Личность, «мозаичная» душа каждого человека — это «маленькое зеркало, отражающее картину социального расслоения, среди которой он жил и живет».

Наиболее емким и эвристически плодотворным определением диалектики личного и общественного в человеке может служить формула молодого К. Маркса: человек есть «индивидуальное общественное существо», а также его мысль, выраженная в известном письме к П.В. Анненкову о том, что «общественная история людей есть всегда лишь история их индивидуального развития...».

Противоречивость социального и индивидуального образует почву тех трагических коллизий, которые заключаются в трудностях рационального соотнесения индивидуальных стремлений с общепринятыми социально-политическими целями и нормами, с функциониорованием общественно-политических институтов, официальной политической идеологией. Будучи общественным существом, человек не может не объединяться с другими индивидуумами в общности и группы, в рамках которых организуется и реализуется совместная деятельность людей, вырабатываются направляющие ее установи инициируются ценности. И хотя в ходе развития материальной, социально-политической и духовной жизни людей постоянно осуществляется взаимообмен между индивидами и общностями, не менее» активно воспроизводятся факторы, порождающие их взаимное отчуждение. Стремясь подчинить себе мотивы и действия индивидов, групповые образования обладают в то же время своим собственным бытием, не совпадающим с бытием индивидуальным; к тому же своей структуре они более ригидны и однозначны по сравнении противоречивым, изменчивым и многообразным индивидуалы опытом. По всем этим причинам индивидуальное сплошь и рядом; в состоянии идеально воплотиться в социальном, вырывается из-под его контроля, возникают ситуации, в которых люди-индивиды оказываются неспособными соединить свои действия в общих интересах.

Представляется, что в «разгадке» содержания и понимания субъективного мира современного человека может быть полезным анализ присущего ему соотношения многофакторно-обусловленной социальности и индивидуальности. Это соотношение определяется, в частности, с одной стороны, уровнем притягательности группового — социального, этнического, субкультурного, корпоративного и т.д. — знания, его влиянием на сознание индивидуальное. С другой стороны в условиях ослабления связей человека с некоторыми политически структурами (нормами и др.) происходит как бы высвобождение личности, что, однако, автоматически не влечет за собой повышения её сознательности и активности. Современная динамика человеческой субъективности все больше выражается в процессе индивидуализации, объективная основа которого — возрастающая подвижность ( социальной структуры, дестабилизирующая психологические связи индивида с группами различного уровня. Не менее существенная основа — прогрессирующее вытеснение групповых источников информации надгрупповыми, массовыми. В результате происходит размывание традиционной модели группового человека, черпавшего о мотивы и знания, нравственные нормы и мировоззренческие установки из относительно устойчивых групповых культур. Индивидуализация означает рост автономии индивида, ставит его перед необходимостью самостоятельного выбора ценностей, ориентирующих его сознание и поведение.

Последствия такого процесса амбивалентны. С одной стороны десоциализация ведет индивида в замкнутый мир потребительских эгоистических и аполитических ориентации. С другой — раскованность индивидуального сознания, его поисковое состояние подвижности, способность людей к выбору политических и социальных альтернатив соответствуют вызову нынешнего этапа развития человечества. В сущности, эту тенденцию предвидел еще П. Тейяр де Шарден, когда писал, что за пределами гоминизации, «достигающей своей выи точки в каждом индивиде, развивается над ним другая, на сей раз коллективная гоминизация, гоминизация всего вида».

В то же время мы полагаем, что проекция этой парадигмы на анализ существующих реалий, без предварительного рассмотрения цивилизационно-социальной обусловленности поведения и деятельности индивида, страдает абстрактностью и оторванностью от общественно-политической жизни различных общностей.

Так, в разных цивилизациях степень соотношения между индивидуальным и социальным различна. Во многих странах Востока наблюдается усиление традиционных общинно-коллективистских начал в условиях развития и прогресса рыночной экономики. Кроме того, групповое может менять свои формы: классовая обусловленность поведения индивида может заменяться социально-этнической, семейной, коллективной и т.д. Поэтому лучше говорить об усилении личностных начал в деятельности и поведении человека, обусловленных многообразными социальными и иными факторами. «Люди живут и вращаются в трех различных мирах, хотя эти различные миры в обыденной жизни постоянно пересекаются. Во-первых, это объективный мир, в котором царят деловые отношения; во-вторых, социальный мир с его нормами и оценками и, наконец, субъективный мир, то есть наши чувства, надежды и т.д. К объективному миру мы относимся по деловому и поступаем относительно его целесообразно. С социальным миром мы находимся в нормативных отношениях, а с внутренним миром мы находимся в экспрессивных отношениях, то есть мы выражаем наши субъективные мысли и желания».

Многостороннее человеческое общество в какой-то степени похоже на волнующийся океан, в котором отдельные люди, подобно волнам, окруженные себе подобными, постоянно сталкиваются друг с другом, возникают, растут и исчезают, а океан — общество — вечно бурлит, волнуется и не умолкает... .

2.2 Личностные начала политики

Политическая действительность дана нам через деятельность субъектов политики. В этом процессе ее субъекты выступают как носители политических отношений, организуют, видоизменяют или устраняют политические институты и организации. Субъекты политики — носители более или менее устойчивой политической активности. В их роли могут выступать лишь «существа» (индивиды или группы), реализующие сознательно (самостоятельно) выработанные цели. Та или иная группа (индивиды) становится субъектом политической деятельности тогда, когда формируется ее способность к политическому целеполаганию.

В роли субъектов политики предстают как отдельные индивиды, взятые в их политическом качестве, так и их группы, объединения, обладающие способностью проявлять себя как совокупные субъекты. Совокупные субъекты политики характеризуются общностью основных политических потребностей, отражающей их коллективное с знание. При этом деятельность совокупных субъектов складываете как результат взаимодействия составляющих их индивидуальных субъектов и отличается некоторыми новыми параметрами и свойствами.

Совокупные субъекты играет определяющую роль в политическом процессе. Это обязывает рассматривать действия отдельных лиц в действиях групп личностей. Однако при этом важно не растерять личности поодиночке, помнить, что политика инициируется каждым конкретным человеком.

Первичным субъектом политики является личность (индивид Как отмечали еще древнегреческие философы (Протагор), «человек - есть мера всех вещей». Это положение полностью применимо и политике. Именно личность, ее интересы, потребности, мотивы, ценностные ориентации и цели выступают «мерой политики», движущим началом социально-политической активности народных масс, социальных групп, этнических общностей, наций, элит, организаций институтов, выражающих их интересы. Личность — первичная субстанция политики.

Проблема личности в политологии имеет несколько аспектов. При психологическом подходе внимание акцентируется на индивидуальных психофизиологических — эмоциональных, интеллектуальных и др. — особенностях человека, его характере и привычках, ценностных ориентациях и их проявлениях в политике. При анализе личности под этим углом зрения существенное внимание уделяете политическим руководителям и лидерам, от индивидуальных особенностей которых в определенной степени зависят изменения в политике, изучению электорального поведения избирателей и избираемых деятельности людей в экстремальной политической ситуации и т.д.

Социологический подход предполагает рассмотрение индивида как представителя группы: социально-этнической, статусной, элитарной, исполнителя той или иной социально-политической роли: избирателя, лидера, руководителя и т.п. Указанный подход, при очевидных удобствах для исследования, как бы нивелирует личность в более крупных социальных образованиях или ролях, не всегда позволяет выявить ее самостоятельно-активную роль как первичного и специфического субъекта политики, что, в свою очередь, затрудняет выяснение вопроса о личностно-психологическом состоянии человеческого фактора, путях и способах его активизации.

Социальная активность людей представляет собой не только общественно необходимое явление, но и имеет глубоко индивидуальный аспект, требующий изучения на уровне конкретного индивида, конкретного человека. «Дефицит активности не только в общественной сфере, но и в личной жизни, заставляет изучать его причины как общепсихологическими, так и социально-психологическими методами. При этом особенно важно тесно связывать все подходы к изучению активности, выявлять ее и личностную, и социально-психологическую структуру».

Проблема социально-политического бытия человека, познанная в многовариантности форм его развития и саморазвития, ставит задачу создания на основе использования различных научных методов и интеграции сходных концепций целостной теории личности. Эта теория должна интегрировать следующие обстоятельства и факторы:

во-первых, общие причины, определяющие социально-исторические тенденции развития человека и способы его связи с общественной жизнью;

во-вторых, конкретные социально-экономические и духовные условия, в которых непосредственно и реально происходит процесс развития личности;

в-третьих, внутренние духовные и социально-психологические процессы, представляющие собой систему знаний, убеждений, ориентации, идеалов, синтезированных индивидуальным опытом человека.

При синтетическом подходе к указанной проблеме личность изучается как относительно самостоятельный, активный участник политической и общественной жизни, обладающий разумом и свободной волей, не только общечеловеческими, но и уникальными в своем роде чертами. Именно в этом своем аспекте человек обычно взаимодействует с властью, выполняет определенные политические обязанности и выступает субъектом и объектом воздействия политики.

Личность является субъектом политики особого рода в силу того, что ее статус как субъекта не является таким же, как у других субъектов политики (больших и малых социальных групп, выражающих интересы их организаций). Она представляет собой первичный атом политики, особое биосоциальное образование со сложнейшим внутренним устройством и организацией, которое развивается в силу определенных законов, одновременного воздействия внутренних и внешних факторов.

Индивид становится личностью в процессе освоения социально-политических функций и развития самосознания, то есть осознания своей самотождественности и неповторимости как субъекта деятельности и индивидуальности, но именно в качестве члена общества.

Личность —

1) индивид как субъект социальных отношений и сознательной деятельности;

2) определяемое включенностью в общественные отношения системное качество индивида, формирующееся в совместной деятельности и общении.

Помимо общесоциальных личность приобретает черты, вытекающие из специфики условий жизнедеятельности особых социальных общностей, членами которых являются индивиды: социально-профессиональных, национально-этнических социально-территориальных, половозрастных и др. Освоение черт, присущих этим многообразным общностям, а также социально-политических ролей, выполняемых индивидами в групповой и коллективной деятельности, с одной стороны, выражается в социально-типических проявлениях поведения и сознания, а с другой — придает личности неповторимую индивидуальность, так как эти социально-обусловленные качества структурируются в устойчивую целостность на основе психофизических свойств субъекта.

Интегральную структуру личности целесообразно рассмотрев следующих основных аспектах или соотношениях подструктур:

1)социально - политически обусловленная подструктура, объединяющая направленность, знания и моральные качества личности.

Свойства личности, относящиеся к этой подструктуре, не имеют непосредственных природных задатков и формируются путем воспитания, процесса политической социализации;

2)подструктура опыта включает знания, умения, навыки, привычки, приобретенные путем обучения, но уже с определенным влиянием биологически обусловленных свойств личности. Так, например, формирование «авторитарного типа личности» происходит не только в условиях соответствующего окружения и воспитания, но и посредством использования тех психологических свойств человека, на которые наиболее прочно и быстро «накладываются» характерней

3)авторитарного поведения: неуравновешенность, недоверие, дух разрушения, склонность к ритуализму, неуверенность, вера во всесилие власти, почерпнутая из опыта, и т.д.;

4)подструктура форм отражения, к которой следует отнести качества личности, обусловленные индивидуальными особенностями отдельных психических процессов (тип памяти, перцепция, мышление, степень эмоционально-моторной устойчивости и др.), формирующиеся путем упражнений. Влияние биологически обусловленных особенностей здесь сказывается достаточно отчетливо;

4)биологически обусловленная подструктура объединяет биопсихические свойства — особенности темперамента (типологические свойства личности), половые и возрастные свойства, а также патологические изменения личности. Черты, входящие в эту подструкту зависят в основном от физиологических и морфологических особенностей мозга и формируются (переделываются) путем тренировки.

Сюда же можно отнести элементы подсознания.

Психологическое ядро личности — это индивидуально-целостная система ее субъективных, оценочных и избирательных отношений к действительности, представляющих собой обобщенный он взаимодействия и взаимоотношений с другими людьми. Рассмотрение различных проявлений личности с учетом ее общественной природы позволяет полагать, что ее интегрирующим и ведущим свойством как субъекта политики является социально-политическая направленность. «В ценностных ориентациях, характеризующих тип направленности личности, наиболее ярко проявляется общественная сущность человека, социально-психологическое качество его жизненной позиции. Фиксирующийся в структурных свойствах тип направленности является главной социально-психологической характеристикой личности».

Мир ценностных ориентации человека, как показал при анализе феноменов морали еще И. Кант, можно продифференцировать по двум основным типам отношений:

а) человека к самому себе;

б) человека к другим людям.

Возможна определенная «политизация» рассматриваемой системы отношений. «Человек — не абстрактное, где-то вне мира ютящееся существо. Человек — это мир человека, государство, общество».

Можно сказать, что наиболее общие ориентации человека как бы накладываются на мир политики, опосредуются им. Политические ценностные ориентации должны включать определенное понимание личностью космоса политического бытия, ее места и роли в нем, конкретные представления, оценки и отношение к основным политическим феноменам и образованиям. Личностное измерение политики предполагает анализ как степени политического развития общества, так и неразрывно связанного с ним человека, оценку политических ориентации личности.

По крайней мере три основных момента личности, три аспекта ее взаимодействия с обществом должны быть проанализированы в русле человеческого измерения политики:

1)личность и цивилизация, положение личности в системе общественных отношений, место в системе общественной организации

2)труда;

3)реальные формы жизнедеятельности человека, совокупность выполняемых социально-политических ролей, как это предопределяет положение человека в обществе и как их представляет политическое общество;

4)политическая направленность личности, то есть система политических потребностей, интересов, взглядов, идеалов, выступающих в качестве мотивов индивидуального поведения.

Направленность выступает как некое генерализующее начало, охватывающее все «этажи» человеческой психики — от потребностей до идеалов. Направленность выражается в миропонимании, политических взглядах, нравственных принципах. В обобщенном виде — выступает как убеждение.

Вопрос о политической позиции (направленности) личности имеет принципиальное значение для мира политики. Проблема личности как субъекта политической деятельности состоит в определенной направленности, возможности и меры ее влияния на политическую жизнь. Долгое время в нашей политической практике личность практически не признавалась самостоятельным и свободным субъектом политических действий, в роли таких субъектов могли выступать лишь народные массы; политические общности и объединения. Личность могла участвовать в политической жизни лишь в качестве члена официальных структур с жесткой регламентацией политических функций.

В передовых обществах действует тенденция «вывода» личности на передний план в политике. Это предопределяется развитием демократических тенденций в обществе и мире в целом, растущим недоверием к политическим институтам, достижениями ИТР в сфере СМИ. Не случайно возрастает значение референдумов в политической жизни общества как возможности прямого личностного выражения своего отношения к тем или иным политическим событиям; прямых выборов высших должностных лиц государства и вообще прямого голосования. Российские политологи высоко оценивают процесс возрастания роли личности в обществе, анализируют возникающие проблемы.

Теперь уже никого не шокируют призывы поощрять состязательность между людьми, предприятиями, создавать экономические, политические, социальные условия для соревнования умов, талантов, способностей. Ибо стало ясно, что уравниловка как антипод состязательности отнюдь не является предметом устремлений людей и не способствует их процветанию. Восстановление разумного, гуманистического отношения к человеку невозможно без определенной переоценки ценностей, без мировоззренческих гарантий защиты отдельного, единичного, его автономии.

Известный американский психолог Э. Фромм в книге «Быть и иметь?» на множестве ярких примеров показал две жизненные ориентации человека. Его вывод однозначен: смысл жизни не в том, чтобы иметь, а в том, чтобы быть. Перефразируя эту мысль, можно сказать, что оптимальная, соответствующая природе человека позиция состоит в следующем тезисе: «Иметь для того, чтобы быть». В предложенном варианте материальное богатство выступает средством бытия, а последнее становится самоцелью. Равным образом можно и охарактеризовать две противоположные общественно-политические ориентации: «человек для политики» или «политика для человека». Второй вариант предполагает наличие политически сознательной, обладающей достаточным опытом личности, соответствующего уровня развития человеческого фактора. Основная проблема изучения роли личности в политике состоит в том, что ценностно - психологическим факторам в ее развитии и деятельности уделялось недостаточно внимания. До сих пор в политологии индивидуум — гражданин, избиратель, член партии, политик — «...выступает как статистическая единица, в ней действуют только комплексные системы, законы и исторические тенденции». Такой подход, который ведет к пренебрежению индивидуального начала, противоречит «духу времени». В «жестких» количественных методах успешно «высвечиваются» политические единицы, но теряется человек.

Изучение поведения и деятельности индивида, оценки политических качеств личности целесообразно проводить, синтезируя подходы ведущих политических дисциплин. Так, в качестве устойчив целостности психических свойств, процессов и отношений личность является предметом изучения психологии. Социологический же анализ выделяет в личности именно социально –политически - типическое как целостность необходимых для выполнения общественных функций характерологических и нравственных качеств, знаний и умений ценностных ориентаций и социально-политических установок, доминирующих мотивов деятельности. Наконец, философский подход предполагает рассмотрение основополагающих вопросов политического бытия личности.

В российской политической науке, как и в западной, разрабатывается приоритетность личностного фактора в политике, утверждается точка зрения о том, что «именно личность является первичным субъектом политических отношений».

Любая личность объективно включена в политическую деятельность. Степень же понимания ее механизма, желания и умения в нее включиться предопределяет место гражданина в сфере политики. Иногда это приобретается, порой достается по наследству в прямом или переносном смысле, даже в силу обычаев или традиции.

Каждая личность — хочет того или нет — является гражданином государства (это наиболее непосредственная, общая для всех личностей политическая роль и отправная социально-политическая установка); каждая является членом какой-либо социальной группы, представителем нации или народа и т.д. Уже сама объективная групповая принадлежность детерминирует в какой-то степени условия индивидуального существования личности. Следовательно, даже если кто-нибудь был бы аполитичным, даже считал, что является свободным от любой политики, он все равно является «вплетенным» в политику по крайней мере таким образом, что является предметом политических воздействий. Отсюда проистекает наличие по крайней мере трех резервов расширения и активизации в политике человеческого фактора. Во-первых, за счет количественного увеличения числа людей (новых политических рекрутов), принимающих непосредственное или осознанное участие в политике. Например, расширение электората при решении особо важных или принципиальных вопросов развития общества. Во-вторых, в силу развития, совершенствования и накопления политического опыта постоянными участниками и творцами политической деятельности. В-третьих, развитием системы политической социализации.

Проблема личности как субъекта политической деятельности состоит в определении возможности и меры ее воздействия на политическую власть, на развитие общественной жизни. Чтобы политическая субъектность личности была действительной и прочной, должны быть выполнены определенные условия. В главном их можно свести к политическому знанию, соответствующим мотивам политического поведения и деятельности, а также к создаваемым и определяемым государством и обществом возможностям, обстоятельствам и условиям действия личности в политической сфере. Личность должна осознавать — по крайней мере в общем — основные закономерности развития политической жизни, принятые в обществе правила и нормы участия в политике, а также свои (личностные, групповые и т.д.) политические потребности. В этой связи речь идет о следующем: о способности личности уяснить для себя сущность политических проблем (общих и конкретных, актуальных для данного периода); умение личности использовать основные формы активности и участил политической жизни с целью оказания влияния на решение публичных проблем.

Принципиально важны политико-правовые условия субъектности личности. Место и роль личности в системе политических отношений определяется прежде всего отношением к двум полюсам - индивидуализму, исходящему из суверенности гражданских прав каждого человека, и этатизму, утверждающему доминирование интересов государства и его институтов над политической волей гражданина. В одном случае мы имеем дело с патерналистской системой «государство—подданный», системой государственного попечительства и произвола, где подданный фактически лишен свободы выбора, подчинен абсолютной власти, где он может быть счастлив только по милости или с разрежения этой власти. В другом случае — в системе «гражданин—государство» (точнее: гражданин—развитое гражданское общество—государство) — права человека и гражданина рассматриваются как высшая ценность, а их гарантирование — как главная социально-политическая функция государства.

И. Кант выразил основу этой системы в принципе утилитарной, автономии личности: «Ни один не может принудить меня быть счастливым так, как он хочет.., каждый вправе искать своего счастья на том пути, который ему самому представляется хорошим, если только он этим не наносит ущерба свободе других стремиться к подобной цели — свободе ».

Личность имеет в этой системе, во-первых, статус неподопечности, то есть практической личной независимости; во-вторых — гражданский статус, то есть право привлечь государство себе на помощь в случае посягательства на свою свободу; в-третьих — политически статус, то есть возможность воздействовать на власть и законотворчество с тем, чтобы обеспечить гарантии защиты своих прав.

Подлинным субъектом политических отношений личность может стать только в демократическом обществе, там, где человеку предоставлены широкие политические права, свободы и возможности» удовлетворения своих политических потребностей. Политическая демократия — это важнейшая политико-юридическая предпосылка субъектности личности, создающая формальные условия для раскрытия политических потенций каждого гражданина. Однако ее одной недостаточно для создания общества счастливых людей. Принципиальное значение имеет качество Совокупного Политического Человека, функционирующего в ее рамках, уровень знаний людей о политике и их опыт, умение организоваться и реализовать гуманистические ценности. В современном обществе большинство граждан являются более или менее подготовленными к той или иной степени участие политике, к выполнению определенных ролей. Люди принимают участие в голосовании как избиратели или избираемые, являются членами разнообразных общественно-политических организаций, отстаивают свои убеждения, занимают пассивные или «неполитические» позиции. В зависимости от возможности и меры влияния на политическую власть, степени политической активности в самой общей форме могут быть выделены следующие «идеальные» типы политического поведения личности:

1) личность с высокой политической активностью, принимающая постоянное участие в политической жизни:

а) лица, профессионально занимающиеся политикой;

б) лица, не занимающие ответственных постов в политических учреждениях или организациях;

2) личность, принимающая эпизодическое участие в политике (выборы, отдельные политические акции);

3) личность с различным уровнем компетентности наблюдателя, проявляющего интерес к политике, но лично практически не участвующего в ней;

4) пассивная личность с нейтральным или отрицательным отношением к политике;

5) аполитичная и отчужденная личность с негативным отношением к своему участию в политике.

Объективные характеристики политической деятельности и субъективные восприятия политики человеком, его понимание собственной роли в ней служат основанием выделения следующих уровней и типов участия:

1. Реакция (позитивная или негативная) на импульсы, исходящие от политической системы, от ее институтов или их представителей, не связанная с необходимостью высокой активности человека, эпизодическое участие в политике.

2. Деятельность, связанная с делегированием полномочий: участие в выборах (местных и государственного уровня), референдумах и т.д.

3. Участие в деятельности политических и примыкающих к ним общественных организаций: партий, групп давления, профсоюзов, молодежных политических объединений и др.

4. Выполнение политических функций в рамках государственных институтов, включая средства массовой информации.

5. Профессиональная, руководящая политико-идеологическая деятельность.

6. Участие во внеинституциональных политических движениях и акциях, направленных на коренную перестройку существующей политической системы.

Целесообразно обращать внимание и на проявления иммобильности:

а) выключенность из политических отношений, обусловленная низким уровнем общественного развития, неграмотностью, традициями и т.д.;

6) политическая выключенность как результат заорганизованности политической системы, низкой эффективности механизмов обратной связи между такой системой и гражданским обществом в цели разочарование в политических институтах;

в) политическая апатия как форма неприятия политической системы или своеобразного пессимизма после поражения или подавления массовых социально-политических движений.

Рассмотренные выше идеальные типы, при «наполнении» страноведческим материалом, дают общее представление о степени политической активности людей, однако они оставляют без ответа вопрос о ее причинах. Почему одни люди принимают большее участие в политике, другие — меньшее, а третьи — никакого?

Для того чтобы проанализировать эту проблему, необходимо рассмотреть вопрос о ценностных ориентациях личности, ее политической направленности. Располагая систему «политическая потребность- интерес—установка—ориентация—направленность—убеждение», мы

тем самым даем интраиндивидуальную структуру психики. Разумеется, эта структура развернута вовне, может функционировать и развиваться лишь в связи с внешним миром, откуда черпаются знать опыт, представления о правилах поведения и оценках социально- политических явлений, соответствующие идеалы и цели.

Социально-политическое поведение людей во многом определяется тем, принимают они или отвергают официальные политические цели и идеалы общества (правительства). В этой связи можно выделить пять основных способов адаптации индивидуумов к социально- политическим условиям страны:

В первом варианте имеются в виду те люди, которые принимают политические и цели и средства. Это явление обычное и широко распространенное, если общество не испытывает кризис.

Во втором случае люди принимают политическую цель, но отвергают средства (инновацию, обновление), имея склонность к и консерватизму.

В третьем случае отвергается цель, но используются одобренные обществом средства. Это могут быть склонные и к догматизму, и к неожиданным политическим поступкам личности.;

В четвертом варианте люди отвергают и цель и средства, но выступают за их замену новыми ценностями. В зависимости от приоритетности целей и методов они будут выступать за революционное или реформистское преобразование общества.

В пятом случае — это полный отказ от целей и средств, без адекватной, конструктивной программы. Представители данного типа поведения, как правило, либо безразличны к политике, либо сторонники использования противозаконных методов политических действий.

Е.Б. Шестопал справедливо указывает на целесообразность постановки вопроса о степени «включенности» в политическую систему индивидов и о их поддержке; о «включенности», но со знаком «минус» по отношению к существующему общественно-политическому устройству или органам власти; об иммобильности — «выключенности» из политических отношений в силу отчуждения, разочарования в политических институтах, бойкота или политической апатии. Иными словами, определение политических интересов и мотивов поведения личности, их социального и иного положения служит важным ориентиром при рассмотрении характера ее деятельности в политической сфере.

Понятно, что анализ политической направленности личности нельзя выводить только из разделяемых ею политических интересов, мотивов, потребностей, ценностей и традиций. Следует принимать во внимание воздействие всех внешних факторов, систем и подсистем общества, социальных отношений, направленности политической социализации и т.д. При нормальном развитии в демократическом обществе вырабатываются многообразные институциональные формы, позволяющие выразить широчайший спектр политических взглядов и действий. Можно установить своеобразную зависимость: чем более демократическим является общество, тем более многообразны существующие в нем формы политического участия.

Первичный фактор, определяющий условия старта личности к участию в политике, — это его социальная, сословная принадлежность, статус семьи «в обществе». Вторичным измерением общественного статуса личности является ее место в управлении производством, обменом, распределением, потреблением, духовной жизнью общества, степень доступа к власти, общественно-политической информации, к культурным благам. Субъективным фактором, влияющим на политическую деятельность личности, являются ее собственные способности, воля, позиции по отношению к политике.

Феномен социальной активности личности имеет три взаимосвязанных аспекта рассмотрения: процессуально -деятельностный, личностный и оценочный, реально проявляясь как процесс в деятельности человеческого индивида, социальная активность закрепляется в его личностных свойствах и отражается в общественном сознании в форме социальной оценки. В любом случае главным выступает наличие конкретной связи деятельности с определенными социальными требованиями. «Проявляя определенный уровень социальной активности, личность не просто действует, она оценочно действует. Это значит, что каждый акт своей деятельности она оценивает и соотносит (сознательно или интуитивно) не только со своими потребностями и интересами, но и с требованиями общества. Мотивация социальной активности в значительной степени обусловлена ценностной ориентацией личности».

Именно философский, социально-нравственный анализ позволил научно сформулировать проблемы изучения таких сложных явлений, как феномен «дезорганизованной» личности в кризисном состоянии, «невротического человека XX века», «технократической личности с дефицитом гуманитарно-политической культуры», «бессубъектного человека» как следствия лишения свободы саморазвития и др.

Участие людей в политике можно оценивать по разным основаниям, методикам. Политическое участие вплоть до 50-х годов XX века описывалось в социологии преимущественно как участие в выборах и государственном управлении. В настоящее время подавляющим большинством политологов различных направлений политическое участие рассматривается значительно шире и определяется как вовлеченность членов общества в существующие политические отношения и структуру власти. Политическое участие — добровольная деятельность, посредством которой члены общества участвуют в выборе правителей и, прямо или косвенно, в формировании государственной политики.

Целесообразно рассмотреть типологию политического участия, которую предложил социолог из США Д. Милбрэт.

Политическое участие:

I Ношение или демонстрация плакатов и афиш, оформление политических стендов, эпизодическое участие в политических дискуссиях. Начальная деятельность
II Участие в политических собраниях или митингах. Поддержка денежными пожертвованиями. Контракты с официальными лицами или политическими лидерами. Промежуточная деятельность
Руководство государственным или партийным учреждением. Обеспечение партийных фондов. Участие в закрытых или вырабатывающих стратегию заседаниях. Постоянное участие в проведении политических кампаний и выборов. Активная деятельность

Он особо отмечал «апатичных», которые, по его мнению, составляют в США около 33 % населения и «в буквальном смысле слова, не имеют представления о политических делах в окружающем их мире».

Приведенные выше типы участия в политической деятельности отнюдь не равнозначны как в количественном, так и в качественном отношении. Одни из них занимают скромное место и представлений единичными акциями, в то время как другие необычайно развиты и серьезно влияют на ход событий.

Полезно ознакомиться с оценками политической активности граждан США, «выставленными» С. Вербой и Н. Наем. На основе анализа ответов нескольких тысяч жителей этой страны они пришли к выводу о наличии среди них шести различных степеней участия в политике. А именно: совершенно пассивные — 22 %, принимающие участие только в голосовании — 21 %, вовлеченные в сугубо местные интересы—20%, занимающиеся политической деятельностью для решения личных проблем — 4 %, активные участники предвыборных кампаний — 15 % и активисты, распространяющие свою деятельность на всю сферу политики, — 18 %30.

Одним из существенных показателей степени политического участия является вовлеченность людей в выборные кампании. Так, на президентских выборах в США в 80-е—90-е годы принимало участие до 60 % избирателей, в Норвегии — до 75 %, в Великобритании — более 80 % граждан этой страны, в выборах первого президента России участвовало более 80 % населения. Уровень участия в голосовании на местных выборах, как правило, значительно ниже общенационального.

Существует зависимость между устойчивостью экономического развития и политической стабильностью, с одной стороны, и характером социально-экономической модернизации и политическим участием—с другой. Приводимые ниже диаграммы иллюстрируют функционирование двух моделей политического развития.


От каких же факторов социального, политического и психологического порядка зависит влияние «рядового» гражданина? На наш взгляд, следует обращать внимание прежде всего на нижеследующее,

—Социальный статус личности (классовая принадлежность, профессия, место в профессиональной и социальной иерархии, степень жизненной зрелости) и связанные со статусом шансы участия и влияния в политической жизни общества.

—Связанное с социальным статусом объективное вовлечет

—личности в конкретные социальные противоречия и конфликты, связь ее собственных интересов с гармонизацией многочисленных и конкурирующих групповых и общенациональных потребностей.

—Объем и социальная значимость выполняемых социальных ролей, степень и эффективность исполнения требований, связанных с этими ролями, коррелируемая личностным началом.

—Степень и масштабы активности личности, то есть, с какой вовлеченностью, напряженностью и последовательностью она использует возможности политического влияния, связанные с осуществлением ее социально-политических ролей: избирателя, избираемого,

—лидера, оппозиционера и т.д.

—Собственные усилия и умение, равно как и сила социально-имущественных барьеров и ограничений активности личности. Примером таких ограничений могут быть групповые привилегии, различного рода цензы: образовательные, вероисповедные, национально-этнические, расовые, идеологические, партийные и иные: ограничение, искажение и селективное распространение публичной информации правящими кругами. Наряду с этими целевыми ограничениями имеют место и объективные препятствия в виде груза традиций (отсутствие демократического опыта политического развития), исторических образцов спонтанной гражданской инициативы и т.д.

—Уровень воздействия личности на политическую жизнь, определяемый состоянием и степенью развитости создания индивида, политического мышления, политической культуры, силы характера, политической воли, других психологических качеств.

Очевидно, что чем больше в обществе существует возможностей для политической активности и выбора, с одной стороны, и чем выше собственная сознательная активность личности — с другой, тем больше ее роль (с учетом ее личностных способностей и умений) в политической жизни общества. Границы и наиболее широкую в данных условиях сферу участия личности в политической жизни определяв) система нормативной регламентации социальной жизни общества- в особенности правовая система, которой определяются также и допустимые нормы политической активности. Другими словами, социальный и правовой статус личности получает конкретизацию в ее правовом статусе гражданина. Основным измерением правовой и политической субъектности личности являются ее гражданские права и обязанности, их гарантии.

При анализе политического участия важное значение имеют следующие вопросы:

1.Кто проявляет политическую активность? Более образованные и преуспевающие граждане сильнее склонны проявлять политическую активность по сравнению с другими группами. Так, лица, окончившие колледж, проявляют в условиях США пятикратную активность по сравнению с теми, кто получил лишь школьное образование.

2.Неучаствующие. Это люди, которые не играют активной роли в политической деятельности. Данная категория включает лиц с относительно невысоким уровнем образования и сравнительно низкими

3.доходами; женщин среди них больше, чем мужчин.

4.Отсутствие интереса к политике или политическая апатия. Одним из факторов подобного отношения становятся ограничения, налагаемые правительством на свободу слова и выражение личных взглядов. Однако существуют и другие причины. Во-первых, своим окружением индивидуум может быть лишен стимула к участию в политической жизни. Во-вторых, на него может подействовать слабая политическая активность со стороны других членов сообщества. В-третьих, он может принадлежать к группе, в которой политическая апатия фигурирует в качестве позитивной модели поведения.

5.Сознание политической эффективности. Здесь имеется в виду личное ощущение индивидуума, связанное о реальным воздействием на политический процесс, на основе чего делается вывод о том, имеет

6.ли смысл исполнять свои гражданские обязанности. Характерно, что социологический опрос населения в России в 90-е гг. обнаружил примечательную закономерность: чем выше человек оценивает материальное положение своей семьи, тем больше он проявляет интерес к политике. При «очень плохом», по личной оценке, материальном положении интерес к политике проявляют 25 %, при «скорее плохом» — 29 %, при «скорее хорошем» — 36 %, при «очень хорошем» — 70 %.

В принципе можно говорить о действии определенной тенденции к расширению политического участия и повышения его роли в современную эпоху.

Во-первых, значительно возросли функции государства, в результате чего правительство превратилось в ведущую силу социальных и экономических преобразований. В экономической сфере возникли многочисленные новые формы корпоративных структур. Уходя от прямого контроля над экономическими процессами, государство совершенствует регуляционные и иные функции. В этих условиях индивидуумы обретают новые надежды за лучшую жизнь и большую свободу, что способствует расширению границ социализации.

Во-вторых, под воздействием средств массовой информации, всеобщего образования, эволюции идей, целей и чаяний различных народов произошел рост национального самосознания, сравнимый с движениями за национальную независимость в 40-е—60-е годы XX века. Этот фактор динамизирует процессы участия в политике.

В-третьих, наше время считается эпохой демократии. Демократические идеи оказали влияние на широкие массы, помогая осознать им свои права. Расширение борьбы за утверждение и реализации политических прав подразумевает развитие политического участия

В-четвертых, многие современные государства, правительства проводят курс на сотрудничество основных социальных групп и слоев, пытаются добиваться консенсуса среди граждан, чтобы их политика и решения пользовались широким одобрением. В этих условиях воплощение в жизнь правительственной политики и решений в значительной степени зависит от активного сотрудничества граждан. Все чаще принципиальные вопросы политического развития той или иной страны выносятся на референдумы. Во многих государствах во время решения насущных проблем социально-политического характера наблюдается широкое и разнообразное участие граждан в политических акциях и движениях.

Одновременно действует и противоположная тенденция: участие граждан в политике падает в условиях тоталитаризма (авторитаризм; в случаях разочарования в эффективности политической системы и др.)

2.3 Мораль и права человека

Современная парадигма человеческого измерения политике предполагает анализ нынешнего этапа общественного развития с точки зрения человека, состояния его прав и свобод, легальной возможности

полноправного участия в политической жизни. В политологии, юриспруденции и философии доминирует естественно -историческое понимание прав человека. Оно исходит из либеральной традиции; предполагает, что фундаментальные права личности имеют внегосударственное и внеюридическое происхождение. Государство может либо уважать и гарантировать их, либо нарушать и подавлять, отнять у человека присущие ему от рождения основополагающие права оно не может. Хотя конкретное содержание и объем прав изменяются и расширяются по мере развития общества, сами фундаментальные права остаются неизменными, отражают постоянство основополагающих качеств человечества и человека. Как базовые моральные принципы права человека существуют независимо от социальной структуры или этапов развития общества и законодательства. Имея для человечества руководящий ценностный статус, они выступав своеобразным критерием, универсальной мерой оценки политического или общественного строя, роли индивида в политике. К числу естественных, неотъемлемых (неотчуждаемых) и священных норм человеческого общежития и поведения относится право человека на жизнь, безопасность, свободу, собственность, сопротивление угнетению и др.

Впервые либеральная концепция прав человека нашла свое систематизированное юридическое выражение в 1776 г. в Вирджинской декларации, положенной в основу Билля о правах конституции США в 1789 г. Почти одновременно во Франции революционное правительство приняло Декларацию прав человека и гражданина (1789г.), а затем закрепило основные права человека в первой французской конституции (1791 г.). Эти выдающиеся политико-философско-правовые акты не утратили своей актуальности и сегодня, хотя, разумеется, современные представления о правах личности богаче: они включают политический опыт развития человечества на рубеже третьего тысячелетия нашей эры. Наиболее полным документом в этой сфере является Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в 1948 г. (см. приложение 1. Все приложения даны в конце книги).

Понятие «права человека» употребляется как в широком, так и в узком смысле. В узком значении это только те права, которые не предоставляются, а лишь охраняются и гарантируются государством, действуют независимо от их конституционно-правового закрепления и границ. Среди них: право на жизнь и телесную неприкосновенность, уважение человеческого достоинства, свобода от незаконного ареста, свобода веры и совести, право на сопротивление угнетателям и др., то есть естественно -исторические права. В широком значении права человека включают весь обширнейший комплекс прав и свобод личности, их различные виды, которые могут отличаться в тех или иных странах..

Интересный подход к проблеме критериев прав человека можно найти в трудах П.А. Сорокина, считавшего, что правовой идеал человечества — это право взаимной солидарности, социально-благожелательного поведения. Стремясь ответить на главный для философии права вопрос — существует ли правовой прогресс человечества, он искал «способы измерения» степени человеческой солидарности и выделял в качестве главных параметров права человека следующие:

—Критерий интересов личности: если с поступательным ходом истории право все более и более раскрепощает личность, увеличивает ее свободу, то правовой прогресс человечества налицо.

—Критерий правового и морального равенства личностей: из принципа самоценности личности с необходимостью следует, по мнению Сорокина, принцип правового и морального равенства личностей. «Только равноправные личности могут быть равноценными,

—только равноценные личности могут быть самоценными».

Вывод:

если с поступательным ходом истории правовое и моральное равенство личности возрастает, то это для нас является еще одним свидетельством правового прогресса человечества.

—Критерий количественного роста солидарности и социально-благожелательного поведения. Количественные характеристики солидарно-альтруистического потенциала социума П.А. Сорокин связывает с возрастанием в обществе числа лиц, по отношению к которым недопускается насилие, произвол, интересы которых защищены правом. Увеличение числа людей, социально и юридически защищенных, может выступать как измерение правового прогресса человечества.

—Критерий качественного роста солидарности, то есть рост социальной ответственности граждан общества как субъектов социально-альтруистической деятельности (участие в перераспределении доходов, социальная поддержка неимущим и т.д.). П.А. Сорокин верит, что повышение правовых требований, инициирующих альтруистическую деятельность на благо общества, является свидетельством правового прогресса.

—Критерий уменьшения роли наказаний и наград.

—Критерий качества тех средств, которыми члены общества принуждаются к социально-благожелательному поведению: о правовом прогрессе в этом случае можно говорить, если стремление человека к солидарности обусловлено идеальными побуждениями (сознанием морально-правового долга и т.п.).

Рассмотрение основных прав и свобод человека с точки зрения морально-правового прогресса представляется весьма убедительным и актуальным. Моральная история человечества является в то же время морально-правовым прогрессом. В исторических изменениях права даны некоторые постоянные тенденции, линии, направления, приближающие (с ходом истории) человечество к идеальному обществу, основанному на идеальном праве .

В политологии и юриспруденции принято деление всех права на негативные и позитивные. В негативном значении свобода понимается как отсутствие принуждения, в позитивном — как свобода выбора проявление и реализация человеком своих способностей к гармоническому развитию. В соответствии с таким различением свободы негативные права определяют обязанности государства и других людей воздерживаться от тех или иных действий по отношению к индивиду. Они предохраняют личность от нежелательных, нарушающих ее свободу вмешательств и ограничений. Типичным примером юридической фиксации этой группы прав в целом негативного подхода к правам человека является Билль о правах конституции США, содержащая первые десять поправок к ней. Так, его первая статья (поправка гласит: «Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих и какую-либо религию или запрещающих ее свободное вероисповедание ограничивающих свободу слова или печати или право народа мира собираться и обращаться к правительству с петициями о прекращении злоупотреблений». Термин «не должен» содержится в девяти из десяти статей Билля о правах.

В отличие от негативных прав, позитивные — фиксируют обязанности государства, организаций и лиц предоставлять гражданину те или иные блага, осуществлять определенные действия. Это, например, право на образование, медицинское обслуживание или охрану здоровья, право на труд и т.д. Ясно, что реализовать эти права гораздо труднее, чем права негативные, запретительные. Осуществление позитивных прав невозможно без наличия у государства достаточных ресурсов, с одной стороны, и подлинно демократического устройства — с другой..

Основные права и свободы можно подразделить на три группы в зависимости от характера отношений, возникающих между индивидуумом и государством, а также между самими индивидуумами:

—во-первых, личность как член гражданского общества наделяется определенными социально-экономическими правами и свободами;

—во-вторых, личность как член политической общности наделяется определенными политическими правами и свободами;

—в-третьих, как физическое лицо личность наделяется определенными личными правами и свободами.

Гражданские права (в отличие от прав граждан, включающих весь обширнейший комплекс прав и свобод личности, подданных государства) — это естественные, неотъемлемые права человека. К ним обычно относят право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, права на защиту чести и доброго имени, на справедливый, независимый и публичный суд, предполагающий защиту обвиняемого, на тайну переписки и телефонных разговоров, свободу передвижений и выбора места жительства, право на свободное заключение брака и др. В ряде стран, несмотря на конституционное закрепление гражданских прав, наблюдается их постоянное нарушение, прежде всего органами и функционерами спецслужб.

Политические права определяют возможности активного участия граждан в управлении государством и в общественной жизни. Среди них: избирательные права, свобода союзов и ассоциаций, демонстраций и собраний, право на информацию, свобода слова, печати, радио и телевидения, свобода совести и др. Во многих государствах существуют проблемы адекватной реализации провозглашенных политических прав и свобод. Их недостаточно закрепить в конституции. Нужны соответствующие условия и механизмы воплощения этих прав и свобод в политическую реальность. В отдельных странах политические права граждан грубо нарушаются. На протяжении десятилетий таким государством являлась ЮАР. В начале 90-х годов печальные «рекорды» нарушения гражданских и политических прав некоренных жителей поставили Эстония и Латвия, чьи действия напомнили позорную практику Израиля в отношении палестинского народа.

Социально-экономические и культурные права и свободы определяют правовое положение личности как члена гражданского общества. Среди них: право на частную собственность, предпринимательство, право на свободный труд, социальное обеспечение, отдых, образование, достойный уровень жизни и др. В ряде стран провозглашенные права не имеют социальных или материальных гарантий.

Права человека становятся реальностью также лишь в том случае, если они неразрывно связаны с обязанностями людей. В число обязанностей граждан демократических государств обычно входит соблюдение законов, уважение прав и свобод других лиц, уплата налогов, подчинение полицейским предписаниям, охрана природы и др.

В современных условиях соблюдение и все более богатое конкретное наполнение прав личности выступают важнейшим критерием внутренней и внешней политики, ее человеческого намерения. В рамках отдельных стран соблюдение прав человека — необходимое условие нормального демократического развития, социального прогресса в мировой политике — гарантия построения международных отношений на принципах подлинного гуманизма. Формулируя основополагающие конституционные идеи, А.Д. Сахаров подчеркнул: «Все люди имеют право на жизнь, свободу и счастье. Целью и обязанностью граждан и государства является обеспечение социальных, экономических и гражданских прав личности... Цель народа — счастливая, полная смысла жизнь, свобода материальная и духовная, благосостояние, мир и безопасность для граждан страны, для всех людей на Земле независимо от их расы, национальности, пола, возраста и социального положения».

Парадигма человеческого намерения политики предполагает в частности, что одним из основных критериев современного политического развития должно являться состояние прав и свобод личности, а шире — степень совершенства гражданского общества. Причем речь идет не просто о том, чтобы при «рассмотрении» политики изменить направление подхода; вместо прежнего — от государства к обществу перейти к новому алгоритму: «человек — гражданское общество -государство». Меняются сами критерии исследования. На первый план выходит сам человек, проблемы реализации его потенций интересов в политике и обществе ради всеобщего благополучия и процветания.

Соответственно, можно сформулировать следующие фундаментальные устои развития гражданского общества и политики в человеческом выражении:

—Первый из них может быть выражен в формуле: не только граждане общества, но и общество граждан.

—Второй во фразе: не только собственность подчиняется общему благу, но и общее благо вытекает из собственности личности.

—Третий: не только государство дает свободу гражданам, но и граждане, и гражданское общество — меру свободы государству.

—Четвертый: не только законы лежат в основе прав человека но сами права человека — в основе законов.

2.4 Политическая психология

Сейчас уже с большой долей уверенности можно сказать, что сама жизнь поставила на повестку дня необходимость глубокого политико-психологического анализа социальных процессов и деятельности субъектов политики. К настоящему времени в ряде развитых стран в основном сложилось самостоятельное научное направление, исследующее политико-психологическую проблематику и получившее название политической психологии. Все шире признается понимание политической психологии, как одной из важнейших политологических дисциплин, изучающей «человеческое измерение» политики: особенности и стереотипы восприятия политических событий, усвоение политических ценностей, особенности качеств лидера и т.п.

Политическая психология — синтетическая наука. Ее идейно-теоретические истоки прослеживаются в ряде смежных дисциплин. Многие идеи о соотношении политики и личности нисходят в политическую философию, к трудам Аристотеля, Т. Гоббса, Дж. Локка, Г. Спенсера и др. В XX в. значительное внимание психологическим феноменам крупных исторических процессов уделили А. Тойнби, Дж. Оруэлл и др. Важную роль для политической психологии играет социология политики, особенно ее «поведенческий» раздел, поиск социопсихологических механизмов, управляющих поведением людей, участвующих в политике. Политологу необходимо знать основные социологические приемы исследования, методологию изучения социально-психологических процессов в малых и средних группах: проблемы социализации личности, лидерства, конформизма, идентификации и т.д.

Другим основанием политической психологии является, собственно, психология, особенно такие ее разделы, как общая теория личности, социально-психологические механизмы социолизации, возрастная (молодежная) психология, психология управления, психология пропаганды; направления и школы: бихевиоризм, фрейдизм, неофрейдизм и др.

Политическая психология как наука, объединяющая психологию, управление и политологию, начала развиваться в период между первой и второй мировыми войнами. В США первым представится политической психологии был Х.Д. Лассуэл. В Германии она возникла в период фашизма и развивалась, с одной стороны, как критика нацистского движения, с другой — как средство для манипулирования массами.

Широкие исследования в области политической психологи» развитых странах развернулись с 60-х годов XX в. В США в время при Американской психиатрической ассоциации была аи группа для изучения политико-психологических проблем между родных отношений. В 1968 г. в Американской ассоциации политических наук возникло отделение политической психологии, а в 1979г. на его основе создано Международное общество политической психологии.

Западноевропейская политическая психология, хотя и находилась под определенным влиянием американского «бихевиористского движения, делавшего сильный акцент на изучение психологически структур и процессов, как детерминантов политической мысли и решений, но пренебрегавшего исследованием макроотношений власти влияния и авторитета в обществе, изначально характеризовалась более широким подходом к политико-психологическим явлениям. Определенное влияние марксистской и неомарксистской школ в Европе в целом позволило многим ученым, специализировавшимся в облай психологии политики, правильно осознать роль политического процесса в формировании социально-политического поведения, хотя бихевиористский подход полностью и не был преодолен. Современное поколение исследователей, получивших образование как в области политических наук, так и психологии, все шире высказывается за междисциплинарный подход.

Хотя попытки исследований на «стыке» политики и психолог» уходят своими корнями в глубокую древность, формирование политической психологии как научной дисциплины еще не завершено. Исследователь этой проблемы американский политический психи Т. Брайдер в книге «Политическая психология» отмечал больше сложности в ее становлении. Он писал, что «в первой половине XX века психологи уделяли незначительное внимание проблемам, имеющим социальную значимость, в тех областях, где они могли реально предсказать человеческое поведение с некоторой долей статистической вероятности. В целом, до 1960 г. развитие политической психологии в Западной Германии, так же как и в Соединенных Штатах, «дало на основе углубленного поиска на границах между политикой, социологией и психологией. Академические исследователи в области общественных наук были вынуждены пересмотреть старые и сформулировать новые гипотезы в таких областях, как принятие политических решений, политический строй и политическая индивидуальность. Однако политическая психология оставалась в основном аморфной, чем четко очерченной областью эмпирических и теоретических исследований».

Политическая психология — интегрированная область политологии и психологии, наука, изучающая психологические компоненты, феномены (ценностные ориентации и определенные мысли, связанные политикой, мнения, настроения, чувства, волю, особые черты адаптера, потребности, мотивы, традиции и др.), которые формируются у людей в результате социально-политических отношений и реализуются в политических действиях индивидов, социальных групп, классов, народов и наций.

Целесообразно включать в предмет политической психологии все те проявления общественной психологии (в индивидуальной, групповой и массовых формах), которые связаны с политической деятельностью, характеризуют поведение людей в любых политических ситуациях или условиях. Так, в сферу исследования политической психологии входит, с одной стороны, то, как психологические факторы помогают определить политическое поведение. Например, как «приятия, верования, мотивы, мнения, ценности, интересы, опыт индивидов — будь они простыми гражданами или лидерами, членами группы или бюрократического руководства, террористами или революционерами — влияют на их политическое поведение. С другой стороны, политическая психология интересуется тем, как политические факторы воздействуют на личность человека, ее психологические характеристики, как, например, политическая культура, механизм социализации, политические системы, партии, политические движения и международные отношения, влияют на восприятие людьми политики. К категориям политической психологии следует отнести разнообразные политико-психологические феномены: политические мотивы, потребности и интересы личности и группы, политические настроения, политические традиции, политико-психологические установки, политико-психологические реакции, психологию политического лидерства, психологию политического поведения толпы, политическую апатию, политическую волю и др.

Политическая психология — это та совокупность духовных образований, которая способствует выработке у человека непосредственных мотивов и установок политического поведения. Если идеология является продуктом специализированного сознания, теоретической деятельности группы, то психология формируется в процессе непосредственной активности граждан, на основании их практического взаимодействия между собой и с институтами власти. Поэтому в содержании политической психологии доминирующую роль играют чувственные и эмоциональные элементы сознания, которые ориентируют ее, как правило, на отражение не перспективных, а насущных интересов людей. Хотя здравый смысл, заложенный в политических эмоциях, позволяет им подчас весьма точно и тонко отражать политические взаимоотношения различных сил, правильно определять перспективу деятельности партий и государства.

С функциональной точки зрения политическая психология показывает, насколько чувственные и эмоциональные факторы политического поведения обусловлены идеологическим влиянием и в какой-то мере оно испытывает воздействие личностных, групповых и общественных интересов. Объектом же этой науки целесообразно считать рефлекторные и рефлексивные механизмы формирования политических мотивов и потребностей у массовых, групповых и индивидуальных субъектов власти, тонкую сеть отношений и связей между эмоциями, чувствами, характером индивида (группы) и его (ее) политическим поведением и деятельностью.

С содержательной точки зрения в политической психологии выделяется более устойчивая часть (психологический склад этноса, личности, традиции, здравый смысл, нравы) и ее динамичная составляющая эмоции, чувства, настроения, переживания и др. Преобладание устойчивых эмоций, стереотипизация чувств делает поведение человека в политике более предсказуемым. Причем закрепившиеся на уровне нравов и склада мышления определенные оценки способны к эмоционально -чувственной трансляции в иные политические ситуации.

В политической психологии находит соответствующее выражение собственно человеческий фактор во всей своей неповторимости, противоречивости, постоянной изменчивости и развитии. Она в определенной степени отражает политическую, социальную, национально-этническую, а также, опосредствованно, экономическую жизнь общества и международные отношения. Все это влияет на формирование или возникновение соответствующих политико-психологических состояний в обществе, в социальных группах, у индивидов. Вместе с тем, политические действия людей представляют собой объектинизацию их потребностей, интересов, воли. Ведь все, что побуждает «века к деятельности, должно пройти через его голову, отразиться ней в виде мыслей, чувств, проявлений воли, которые направляют активность как отдельных личностей, так и социальных групп в определенное политическое русло. Стремление человека к политическому участию и творчеству определяется не только результатами чисто теоретического мыслительного анализа, но и подвергается воздействие его эмоций, причем в некоторых случаях с включением подсознания. Изучением всех феноменов и призвана заниматься политическая психология.

Ясно, что для обеспечения сознательного участия масс в политической жизни недостаточно знания истории, права, социологии и экономики. Разбираться в политике, влиять на нее нельзя без учета состояния психологических факторов: политического массового сознания, общественного мнения, чувств и эмоций, проявляющихся в социально-политическом поведении и деятельности групп и индивидов.

2.5 Сфера политической психологии

Сфера политической психологии охватывает политико-психологический анализ как социальных групп, общностей, так и, разумеется, индивидов. Можно говорить об известной специализации в изучении групповой или индивидуальной политической психологии, но всегда следует помнить о их неразрывных связях.

Известно, что индивид — общественное существо и любая конкретная личность выступает как представитель определенного класса или общественного слоя, прослойки, нации или народа. Вместе с тем, политическая психология, выражая межгрупповые отношения, в каждом индивиде выступает и как личная психология. Поэтому необходимо изучать политическую психологию личности во всем ее своеобразии, сложности и противоречивости, уметь увидеть через ее неповторимо-индивидуальную форму те или иные проявления групповой, общественной психологии.

Российский исследователь этих проблем В.А. Иванов отмечал, что «политическая психология личности включает в себя все те прошения ее психологии, которые связаны с политической деятельностью данной личности, характеризуют и направляют ее поведение в сфере политической жизни или направлены на структуру политической организации общества. Формирование политической психологии индивида осуществляется в процессе его практической деятельности на основе отражения всего многообразия бытия, в том числе и психологии группы. Функционирование личности не может протекать вне социальных общностей, поэтому ее политическая психология не может быть свободной от психологии микрогруппы, класса, общества.

Личный политический опыт опосредуется общественным, психология индивида — общественной психологией. В этом плане чисто личной, индивидуальной политической психологии не существует».

На основании существующих знаний можно утверждать, что политическая психология личности не является чем-то абсолютно внутренним, а всегда есть определенный результат воздействия общественных политических отношений. Вместе с тем, та или иная политическая потребность социальной группы не может быть прямо перенесена в психологию личности. Общественно-политическая психология обязательно должна пройти через личностное восприятие и выступить в конкретной индивидуальной политико-психологической форме. В силу этого не может быть полного совпадения между политическими потребностями класса, группы и политическими потребностями личности.

Весьма важным является психологический анализ политической деятельности как в организованных, так и в стихийных формах. Такая деятельность осуществляется в первом случае в традицией» политических структурах, во втором — в так называемых новых» неформальных движениях. Эффективно влиять на общество, группу, личность можно, используя указанные структуры и движения, а так же средства массовой информации.

Существенное влияние на личность в современной политик оказывает семья, передающая и закладывающая определенные политико-психологические ценности и установки. Далее следует система образования, как правило, служащая целям формирования заданных

политических ориентиров у молодежи. На протяжении всей жизни человек пользуется услугами средств массовой информации, которые никогда не бывают аполитичными и «непсихологичными», а им, как правило, доверяют до 60 % населения. Постоянное политико-психологическое воздействие осуществляют собственно политические структуры: государство, политические организации, партии. Большое политико-психологическое влияние могут иметь отдельные, важные общественные акции: восшествия на престол королей или инаугурации президентов, похороны выдающихся политических лидеров, важные съезды и конгрессы, чрезвычайные выступления президентов и т.д.

К числу стихийных форм политико-психологического поведения относятся неорганизованные выступления протеста, митинги, шествия, пикет восстания и т.п., а также незапланированные поступки отдельных участников социальных движений: политические голодовки, самосожжения и др.

В последнее время значительное внимание уделяется разработке проблем психологии стихийного поведения людей, что связано с развитием демонстрационно-митингово-забастовочного движения в России и других государствах. Исследователи этих движений отмечают, в толпе, в массе человек анонимен и в силу этого склонен к действиям, более рискованным, нежели тогда, когда он несет за них личную, персональную ответственность. Иррациональность же поступков человека в толпе объясняется стадным чувством, которое позволяет отдельным участникам или целым группам частично отключать сознание, волю и действовать по законам толпы, по законам конформизма..

Процесс включения личности в политические отношения, выработка ее социального сознания, поведения в политике происходит под влиянием не только собственно политических институтов, но и неполитических структур и факторов, занимающих важное место в передаче политических идей и ценностей. Это культура, искусство, литература, религия, а также молодежная субкультура, поп-музыка и др. Из объединений: семья, церковь, кружки по интересам, группы общения и т.д.

Целесообразно проанализировать основные формы проявления психики человека и их значение для политического поведения и участия. Познавательные свойства (процессы) личности: память, мышление, воображение, внимание, речь и т.д., сами по себе не являются политизированными или деполитизированными. Но степень их развития или, наоборот, неразвитости, при участии индивида в политике, могут давать больший или меньший эффект в реальной системе социально-политических координат. Так, например, ораторское искусство всегда являлось важным средством для оказания соответствующего идейно-политического и эмоционального влияния. Те политики, которые владели им, всегда имели большое преимущество в общении с массами. У тех же, кто не владел достаточно хорошо своей речью, возникали серьезные проблемы.

Важнейшим элементом познания является мышление — психический процесс, с помощью которого человек узнает сущность явлений и их взаимосвязи. Политическое мышление — это познавательный процесс, в ходе которого человек определяет тактику своего социально-политического поведения в конкретных условиях, исходя из коренных интересов общества, класса, этнической группы, представителем которой он является, а также из личных политических потребностей. Результаты политического мышления включаются в мировоззрение человека.

Можно отметить ряд качеств, характерных для политического мышления: глубина (умение видеть отдаленные последствия тех или их политических событий, акций или свершений), широта (умение рассматривать конкретные события, действия в широком политическом контексте), историчность (способность сравнивать и анализировать сходные политические процессы в различное время и разные эпохи), гибкость (умение определить политическую линию поведения в нестандартных социальных условиях), четкость движения политической мысли к оптимальным выводам, психологическая невосприимчивость к чуждой идеологии, извлечение политических уроков и др.

На политическое мышление и поведение существенное влияние оказывают «внутренние факторы» людей — их сложные психические состояния: установки и стереотипы.

Установка — психическое состояние человека или группы людей, возникающее при предвосхищении им (ими) появления определенного объекта и обеспечивающее устойчивый целенаправленный характер протекания деятельности по отношению к данному объекту. На основе принятых установок это реагирование на предметы окружающего мира может быть положительным или отрицательным, Нейтральность означает отсутствие установки.

Можно сказать, что установка — это социально-политический» и эмоциональный опыт человека на прошедшие события, который» влияет на его отношение к будущим событиям. Такое свойство психики является необходимым для человека, потому что освобождает его от беспрерывного решения одних и тех же задач нахождения своего! ношения к чему-либо. Если установки сформировались правил» они помогают человеку ориентироваться в событиях, если неверно мешают и могут завести в тупик.

Государственные органы, партии, общественные организации средства массовой информации предпринимают активные, целенаправленные усилия на формирование у людей соответствующих социально-политических установок, чтобы те подспудно «подталкивающих в заданное русло политического поведения и действия. В результате указанной деятельности за последние годы у многих людей поменялись или существенно изменились социально-политические установки, что сделало возможным осуществление их на практике: перейти от новых идеологических конструкций и лозунгов к глубокой реформации общества.

Особенность установки как психологического явления заключается в том, что она может формироваться под влиянием и случайных, но эмоционально окрашенных, значимых для личности факторов. Например, если новая информация получается из доверительного источника, она почти не переосмысливается критически, а сразу принимается на веру — возникает доверительная установка к этому материалу. Это относится и к средствам массовой информации.

Необходимо также обратить внимание на то, что первенство информации во времени обеспечивает принятие человеком тех смысловых акцентов, которые она несет, и создает определенную установку в сознании человека. «Запоздавшая» информация с другой политической интерпретацией наталкивается на уже сложившуюся установку и вызывает определенное недоверие.

С социально-политической установкой смыкается социальный стереотип — стандартизированный образ о социальном или политическом объекте. Стереотипы являются продуктом социального и индивидуального опыта, отражают типические ситуации. Верные стереотипы обычно облегчают человеку сознательное отношение к политой действительности, неверные — порождают систему ложных оценок и мешают правильной социально-политической ориентации.

Стереотипы складываются медленнее, чем установки, но они оказываются более стойкими. В период перестройки произошло переосмысление многих положений, лозунгов, стереотипов и установок, с вторыми мы сжились. Ломая их, переосмысливая, мы должны перерывать и себя. Между старыми и новыми стереотипами и установками располагается то, что определяется понятием «психологическая перестройка».

В психологии хорошо известна опасность ломки сложившихся стереотипов, представляющих жизненную важность для человека, если у него не оказывается компенсирующих или заменяющих их дел, и, новых стереотипов. Сегодня миллионы людей, отрицая старое, не имеют социально-политических установок нового поведения и не внимают вполне, что силы торможения и реакции, которые они упорно хотят найти и находят вокруг себя, располагаются в действительности и в них самих. Для того чтобы перейти к новым установим, новому мышлению, необходимо не только затормозить, заблокировать действие старых установок и стереотипов, но и быстрее «прививать», формировать и осознавать новые.

В тесной связи с познавательными процессами находятся эмоции и воля. Без человеческих эмоций нет и не может быть человеческого искания истины в политике.

Человек не просто познает действительность, не просто участвует или не участвует в политике, но и определенным образом относится к ней радость, печаль, страх, апатия — все это эмоциональные проявления выражения отношения людей к социально-политическим реалиям.

Эмоциональная сфера индивида складывается из следующих элементов:

Во-первых, из длительных, устойчивых чувств, включающихся мировоззрение человека (патриотизм, чувство любви, чувство прекрасного, привязанность к работе, к семье, друзьям). В политико-социальном смысле — это устойчивое отношение к той или иной партии, политическому лидеру, привычка быть в партии или вне ее.

Во-вторых, из эмоциональных состояний личности: настроения, эмоционального тонуса человека (активности или депрессии, оптимистического и пессимистического отношения к жизни). В области попики — это, например, приподнятость настроения у большинства идей в начале перестройки и неуверенность, растерянность, апатия у многих на рубеже 90-х годов.

В-третьих, из многообразных переживаний под влиянием конкретной ситуации (радость, возмущение, страх и т.п.). Применительно политической сфере — это чувства, характеризующие, например, тот или иной контингент избирателей в связи с отношением к победе или проигрышу на выборах их кандидата.

Под волей понимается способность человека, проявляющаяся в самодетерминации и саморегуляции им своей деятельности и различных психических процессов. В качестве основных функций воли нужно выделить: выбор мотивов и целей, регуляцию побуждения к действиям при недостаточной их мотивации, организации психических процессов в адекватную выполняемую человеком деятельности систему, мобилизацию физических и психических возможностей в ситуации преодоления препятствий при достижении поставленных целей, Политическая воля — это способность индивида мотивированно выбирать социально-политические цели, намечать задачи и осуществлять настойчивые действия, ведущие к их разрушению и осуществлению, несмотря на значительные препятствия и сложности.

Сильную политическую волю неоднократно демонстрировала, например, М.Тэтчер. Многие журналисты отмечали не только ее колоссальную работоспособность (вставала в 6 утра и работала по 16-18 часов в сутки, неохотно пользуясь двух-, трехнедельным отпуском один раз в год, сочетая отдых с работой), но и то, что она неоднократно сама принимала смелые и новаторские решения, проявляя сильную энергию и выдержку для их реализации. М. Резерфорд, один из видных британских обозревателей, отмечал, что «дело не только в ее стойкости, но и в ее способности бороться и побеждать, которую часто недооценивали».

В политической жизни обычно, в той или иной степени, проявляются свойства личности. Они включают в себя как врожденные генетически обусловленные качества (задатки, тип темперамента) так и сформированные под воздействием среды (характер личности ее направленность).

Несмотря на бесконечное множество индивидуальных различий у людей, их можно объединить по общим свойствам в разные группы. Например, целесообразно говорить о группах, выделенных по типу темперамента, по направленности личности, по интересам и т.д. Важно иметь представление об особенностях разных типов людей, понимать, что они по-разному проявляют свое участие в политике, своеобразно и их политическое поведение.

Свойства личности определяются и по такому основанию, как ее социально-политическая направленность. Каждый человек имеет свои идеалы, интересы, убеждения и т.д., составляющие его политико-психологическую стратегию. В зависимости от них можно выделить основные типы социально-политической направленности «консерватор», «центрист», «радикал», а также по партийной принадлежности или ориентации: «социал-демократ», «республиканец», «христианский демократ», «монархист» и т.д.

Каждый человек имеет еще и модальность, выражающую его отношение к обществу и себе. В зависимости от модальности отношения людей подразделяют на интровертов и экстравертов. Интровертивные индивиды обращены, направлены в большей степени на внутренний мир своих мыслей, переживаний; экстравертивные — на внешний мир и деятельность в нем. Экстраверта, как правило, интерисуют «мировые проблемы», мир вокруг него; для интроверта важнее определение личной позиции в мире, он сам в мире. Ясно, что политикой они интересуются глядя на нее как бы из разных сфер.

Следует сказать еще об одном личностном качестве индивидов. это касается способов их поведения в общении с группой. Это покладистость или задиристость, соглашательство или критиканство, внушаемость или самоопределение. Одним из таких качеств людей является конформность — свойство индивидов изменять свое поведение таким образом, чтобы это соответствовало поведению и требованиям других людей. Как и любое человеческое качество, конформность имеет свои положительные и отрицательные стороны. Уступчивость, покладистость человека высоко ценятся в общеэтических нормах, в правилах общежития; ' в крайнем варианте — соглашательстве, некритичности, оппортунизме, внушаемости — конформность выступает своей отрицательной стороной, потому что высококомформные люди переменчивы, не имеют стойких убеждений, порой беспринципны. Поэтому оптимальный вариант — это диалектическое соединение конформности со способностью индивида критически самоопределяться, что достигается в процессе его политической социализации.

Определенное значение для понимания социального поведения и политико-психологической ориентации некоторых групп людей и индивидов имеет рассмотрение такого явления, как аномия. На ее значимость, пожалуй, первым обратил внимание Э. Дюркгейм. Это явление проявляется прежде всего в утрате для определенной части членов общества смысла социальных и моральных норм и предписаний, что вызывает повышение частоты «отклоняющегося» поведения. Аномия —это отсутствие эталонов, стандартов сравнения с другими «доли, позволяющих определить свое положение в обществе и в его истории. В результате аномии люди утрачивают цели и задачи социально значимой и необходимой для общества деятельности, выдвигают на их место ирреальные и иррациональные ориентиры, оторванные от общепринятых и государственно -санкционированных способов и средств их достижения. Трагизм осознания своего положения «вне общества», стремление к ложным ориентирам выводит на путь, ведущий к острейшим конфликтам, различным кризисным ситуациям, моральным действиям: преступности, терроризму, психической патологии, алкоголизму, наркотизму и т.п.

Так называемая массовая культура способствует усилению аномичности общества. Эта «культура» активизирует низшие уровни психики человека и, отключая высшие, ориентируясь на «толпу одиночек», оказывает подавляющее воздействие как на саму личность, так и на осмысленность ее социальных связей. Более того, она способна представить подобное подавление как некое раскрепощение — от личностного начала в человеке, то есть она «освобождает» его на уровне «доличностного» существа. Это и есть «наркотический», патологический эффект, который проявляется в погромах, других аномальных действиях людей, носящих аморальный характер.

Сегодня, как никогда ранее, важно переломить наметившиеся тенденции культурной эрозии, усиления аморальности, снижения духовности, расширения, в широком смысле этого слова, анемичное общества, противопоставив им воспитание веры, совести, творческий пафос энергии созидания и участия. Существенно также формирование политической интеллигентности, культуры, которая отличает отсутствием в ней агрессивности, подозрительности, комплекса собственной неполноценности и наличием глубокой нравственной ответственности за поступки, уважением к другим, духом терпимости иным политическим ценностям, восприятием международной политико-правовой культуры, осознанностью политического поведения.

Природные свойства и особенности индивида выступают в личности как социально обусловленные феномены. Так, патологические изменения в организме человека обусловлены биологически, но порождаемые ими черты характера становятся особенностями личности в силу социальной, да и политической детерминации. Поэтому, чтобы выработать у личности глубокие политические убеждения, мировоззрения, которые и будут определять ее политическое поведение, необходимо включать в процесс политической социализации и психологии все уровни сознания и деятельности индивида: психологический, социально-политический, идеологический, все сферы его творчества и труд.

Политическое развитие личности осуществляется в условиях социально-политической «общественнизации» индивида. Соответственно у человека могут формироваться те или иные политические взгляды или установки. Решающими факторами здесь являются семья, школа, институт, работа, различные общественно-политические организации, средства массовой информации, воздействие которых дополняется влиянием традиций и настроений, господствующих в обществе и в микро группах, воздействием политических лидеров различных уровней др. В соответствии с этим и формируются те или иные политические мотивации и цели у индивидов, которые постоянно преломляются через их психологические особенности, обогащаются или видоизменяются в процессе общественно-политической социализации и практики.

Д.В. Ольшанский отметил в начале 90-х годов, что «российское общество в целом согласилось на перемены. Вопрос лишь в их темпах и методах проведения. Соблюдая те пределы, которые массовое сознание ставит темпам и жесткости внедрения новых отношений, правительство реформ потенциально могло бы иметь серьезную поддержку. Но реально не имеет. Потому что не хочет или не может понять простые вещи: главное в реформах — не только макроэкономика, и микроэлементы. Те самые слагаемые пресловутого «человечки фактора», в число которых входим и мы с вами. С нашим согласием или несогласием на изменение способов нашей жизни. И, естественно, с нашим настроением по этому поводу».


Список литературы

1. Гаврилова И. «Политсознание молодых», 1996г. №7.

2. Соловьёв В.С. «Нравственность и политика», т.3.3.

3. «Филосовская политика», Вопросы философии, 1996г. №1.

4. Ленин В.И. «Государство и революция», полн. собр. соч.

5. Джезинский З. «Большой провал», «Агония коммунизма»

6. «Мир и философия», «Нравственность и политика», т.3.3.

7. Сорокин «Голод и философия общества».

8. «Философия и политика», вопросы философии (1996г.)№1.

9. Энгельс Ф. «А. Фейербах и конец классической немецкой философии»- Маркс, Энгельс, 2-е изд.