Влияние глобализационных процессов на современное арабское общество

Понятие явления глобализации, место арабского мира в рамках этого процесса. Отрицательные стороны и противоречия глобализации, которые могут угрожать развивающимся странам их взаимосвязь с экономическим положением на Ближнем Востоке и Севере Африки.

глобализация экономическое арабское восток

Понятие «глобализация», ставшее предметом самых оживленных дискуссий на рубеже XX–XXI веков, пока не имеет определения, которое можно считать наиболее точным и устоявшимся. Несмотря на то, что на данный момент уже написано и издано немало работ и учебных пособий, посвященных рассмотрению явления «глобализации», происходит дальнейшее осмысление этого процесса.

Большинство исследователей явления «глобализации» сходится во мнении, что его сутью являются глобальные изменения, затрагивающие практически все сферы жизни человеческого общества и характеризующие новое состояние мира. Часто термину «глобализация» придается историософский смысл, когда «глобализация» не только объясняет развитие мирового исторического процесса, но и сама отождествляется с ним. Также в большинстве определений указывается на то, что глобализация отражает разнообразие взаимосвязей, которые выходят за пределы государственных границ и общественных рамок. При этом в рубежах этого процесса события, действия и решения, происходящие и принимаемые в одной части мира, имеют глобальные последствия (отрицательные или/и положительные) для другой части мира. В этом явлении видят «усиление взаимных связей, взаимных зависимостей и уязвимости людей, общностей и государств, которое приобрело к концу XX века глобальные масштабы». Как и многие другие определения «глобализации», это имеет своих критиков, указывающих на то, что явления, которые используют для определения «глобализации», имеют более давнюю историю, выходящую за указанные исторические рамки. А именно: со времен промышленной революции, когда на базе мануфактурного производства торговля внутри стран и между ними стала стремительно расти, порождая развитие международных кредитно-финансовых и прочих экономических и правовых связей5 . Очевидно, что в настоящее время можно говорить о совершенно новом качестве «взаимосвязи» в эпоху «глобализации». Не последнюю роль в этом сыграло возникновение, непрерывное развитие и распространение информационных технологий в большинстве стран мира.

Когда речь заходит о «глобализации», Ближний Восток редко рассматривается как один из наиболее влиятельных регионов в системе международных отношений. Это можно объяснить целым рядом причин: неустойчивой политической обстановкой в некоторых странах, неразрешенностью и крайней взрывоопасностью арабо-израильского конфликта, неравномерностью в развитии экономик стран этого региона и т.п. На протяжении последних тридцати лет все страны региона, за исключением Туниса, пережили военные, политические кризисы, прошли через серьезные пограничные столкновения, связанные с разделом территорий, водных ресурсов и т.п. Неудивительно, что в большинстве исследований, посвященных Ближнему Востоку, внимание уделяется скорее развитию арабо-израильского противостояния или усилению вооруженной напряженности, чем исследованию той роли, которую арабский мир играет в эпоху «глобализации». Исходя из взрывоопасности конфликтов и множества противоречий, существующих в арабском мире, особое внимание авторы исследований уделяют угрозам, которые страны арабского мира могут принести или уже несут миру в условиях «глобализации». Целью этой статьи является представление точек зрения, существующих в арабском мире относительно глобализации и места арабского мира в этом процессе.

Необходимость определить суть явления глобализации и места арабского мира в рамках этого процесса нашла отражение в научных конференциях, проведенных в ряде западных стран (Франции, США, Нидерландах и т.д.) при участии арабских общественных деятелей. 3 мая 2000 г. Институт Ближнего Востока (США) совместно со Всемирным Банком провел конференцию под названием «Вызовы глобализации арабскому миру». Среди обсуждаемых проблем были: восприятие глобализации в арабском мире; необходимость изменений в большинстве арабских стран; социальные, политические и экономические стороны глобализации.

Али Аттига (Ali Attiga), генеральный секретарь Арабского Интеллектуального Форума в Аммане (Иордания) заявил, что, по его мнению, глобализация не является ни угрозой, ни возможностью; это, скорее, комбинация того и другого. Глобализация, как он сказал, представляет новый вид империи, не похожий ни на одну империю, существовавшую до этого в мировой истории. В отличие от предыдущих эта империя не имеет определенных географических рубежей и не признает национальных границ. Это образование не обладает формальной структурой, государственными символами в виде флагов или гербов, прямым военным или государственным управлением. Имперский глобализм, как он сказал, составлен из сложных отношений между межнациональными силами информационных технологий, торговли и финансовых потоков, с одной стороны, и интенсификацией культурных и человеческих контактов в рамках различных обществ во всем мире или между ними, с другой стороны.

Аттига отметил отрицательные стороны и противоречия глобализации, которые могут угрожать развивающимся странам. Из их числа он особо выделил глобальное соревнование между сторонами, неравными по размерам, объему накопленных знаний, технологий и опыта, по степени развитости финансовых рынков и природным ресурсам. Аттига высказал сомнение, что постоянно растущая мощь гигантских международных корпораций, вероятно, уменьшит конкуренцию между странами. Правила игры в виде гарантий, антидемпинга и барьеров в торговле в значительной степени определены и предписаны наиболее мощными сторонами в конкуренции. Наконец, имеется недостаток в компенсационных мерах в отношениях между «проигравшими» и «победителями» на стадии образования глобальной системы.

Аттига отметил, что эти характеристики вместе с факторами типа увеличивающихся ограничений на перемещение рабочей силы, этнических конфликтов и т.п. вызывают беспокойство. Поскольку многие арабские страны страдают от неразвитости существующей инфраструктуры, эти ограничения препятствуют арабскому участию на глобальной арене и, следовательно, это можно рассматривать скорее как угрозу, чем возможность.

«Главный вызов глобализации», по словам Аттиги, «стоящий перед большинством арабских стран, – необходимость идти правильным путем и преодолеть структурные недостатки. Это требует всестороннего развития в каждой стране. Первоначально каждая страна в регионе должна принять новую экономическую политику, нацеленную на усиление роли частного сектора и увеличение эффективности действий правительства на всех уровнях. Их конечной целью должна стать региональная координация и экономическая интеграция. Структурная корректировка требует времени, существенных ресурсов и навыков. Политические реформы должны иметь постепенный и осторожный характер. Либерализации торговли надлежит быть избирательной с тем, чтобы защитить доходы и занятость населения. Макроэкономической политике следует быть выверенной для того, чтобы сохранить внутренние сбережения, поощрить прямые иностранные инвестиции, создать эффективные стимулы для увеличения производительности и конкурентоспособности на внутренних и внешних рынках. Еще более важно, что поднятие уровня внутрирегиональной торговли должно стать первостепенной целью внутренней политики каждого государства региона, поскольку это увеличит экспортную способность в пределах региональной торговли. Очевидна необходимость в дальновидной политике и эффективном управлении, что вполне достижимо, если имеются желание и достаточные внешние стимулы для требуемой внутренней реформы и региональной интеграции»6 .

Хазем Библави (Hazem Biblawi), заместитель Генерального секретаря Организации Объединенных Наций и исполнительный секретарь Экономической и Социальной Комиссии по Западной Азии (ESCWA), выступая с докладом на конференции, задался вопросом, существует ли арабский мир как таковой. Он заявил, что в то время как регион, возможно, является гомогенным и компактным в отношении географии, культуры, языка и истории, однако его крайне сложно квалифицировать как «регион», исходя из экономических показателей, поскольку торговая интеграция и перемещение рабочей силы еще очень низки. Библави сравнил этот регион с Европой в конце второй мировой войны. Европейские страны имели сходную культуру, историю и ценности, но экономически были разобщены. Библави согласился с Аттига в отношении того, что глобализация не является ни угрозой, ни возможностью. Он отметил, что на самом деле это своеобразный экзамен: «Если сдаете его, то она (глобализация) – возможность, но если терпите неудачу, то она – угроза».

Библави выделил нефть как один из наиболее важных факторов, оказывающих влияние на развитие арабского общества за последние 50 лет не только в качестве источника финансовых средств, но и в качестве фактора, формирующего ценности, структуру и отношения, повлиявшие на создание менталитета «экономики рантье». Неустойчивость (то резкое снижение, то резкое повышение) цен на нефть и последующая маргинализация региона в мировой экономике создали мнение в арабском мире, что с глобализацией не придет никакого улучшения.

Библави настаивал на том, что экономическая интеграция в регионе будет окончательно оформлена в виде торгового образования по примеру многих международных торговых союзов, существующих в настоящее время и доказавших свою состоятельность. После того, как экономическая интеграция станет общепринятым фактом, она принесет пользу всему региону. Однако ценой интеграции может стать потеря политической власти рядом режимов в арабском мире. Он заключил, что реальный вызов, брошенный будущему арабского мира, касается сферы политики, а именно: до какой степени политические режимы в регионе будут способны к реформированию с целью большего вовлечения в открытую систему отношений между государствами региона.

Мустафа Набли (Mustapha Nabli), главный экономист и директор Группы по социальному и экономическому развитию Ближнего Востока и Северной Африки Всемирного Банка утверждает, что глобализация должна быть управляемой. Если ею управлять правильно, то она может стать хорошей возможностью для развития, если управлять спустя рукава, то она может представлять угрозу.

Набли обратил внимание на «взаимосвязь» между глобализацией и экономическим положением на Ближнем Востоке и Севере Африки. Он особо выделил отсутствие роста занятости населения этого региона с тем, чтобы проиллюстрировать слабое экономическое положение. Набли попытался определить степень интеграции этого региона в мировую экономику при условии предстоящей интеграции в торговлю, увеличения объемов прямых иностранных инвестиций и расширения торговли. Он предположил, что, если нефть на время оставить без внимания, то торговая интеграция будет крайне незначительной при том, что объем прямых иностранных инвестиций в экономики арабских государств один из самых низких в мире. Кроме того, этот регион практически не включен в мировую экономику, судя по низкому уровню внутрипромышленной торговли. Набли высказал мнение о том, что нельзя сделать корреляцию между слабой интеграцией и плохим экономическим положением в регионе. Нельзя утверждать, что интеграция в мировую экономику автоматически приведет к качественному улучшению положения экономик этого региона, точно так же, как нельзя утверждать, что слабая интеграция явилась единственной причиной трудностей, с которыми сталкиваются страны. Интеграция в странах Ближнего Востока и Северной Африки намного ниже, чем в Латинской Америке, и все же Латинская Америка активно использует даже это слабое экономическое положение. Да и в Южной Азии степень интеграции стран не больше, чем в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, но это обстоятельство не мешает ей с каждым годом улучшать свое экономическое положение.

Набли подчеркнул, что необходимы внутренние реформы, нацеленные на либерализацию торговли и интеграцию в мировую экономику. Они включают: улучшение инфраструктуры; учреждение институтов защиты, исполнения законов и уважения прав собственности; общего управления; конкуренцию; улучшение работы финансовых систем и финансирования предприятий. Интеграция не может быть достигнута без этих основных реформ. Набли привел в качестве примера Йемен, для которого глобализация и либеральная политика недостаточны, поскольку нет реформ внутри страны. Йемен прошел главные этапы в либерализации торговли и интеграции, но экономический рост оказался явно недостаточным. Это произошло из-за недочетов в реформе институтов власти, проблем в управлении, несовершенства судебной системы, изъянов в реализации прав собственности и провала финансовой системы по кредитованию средств7 .

Иначе дела обстоят в Египте. Набли обратил внимание на то, что в начале 90-х годов XX века в Египте были начаты разработка и претворение в жизнь одной из самых полномасштабных и честолюбивых экономических программ развития страны, которую знает история Египта. Благодаря осуществлению всех пунктов программы экономическая ситуация была настолько улучшена, что сейчас экономика Египта считается одной из наиболее активно развивающихся в мире. В настоящее время в Египте разработана стратегия интеграции египетской экономики в мировую при соблюдении и обеспечении национальных интересов страны. Учитывая, что в течение долгих лет в Египте проводилась политика экономического протекционизма, приведшая только к экономической изоляции страны, новая стратегия развития египетской экономики открывает горизонты для развития в эпоху глобализации8 .

Исследованию социоэкономических аспектов глобализации посвятил свою работу «Contemporary Arab Views on Globalization» современный арабский философ Мохаммед Абид аль-Джабри (Mohammed Abed al-Jabri), получивший в 1999 г. премию, присуждаемую странами Магриба за выдающийся вклад в арабское и общечеловеческое культурное наследие. Этот мыслитель приравнивает глобализацию к американизации или к универсальному распространению американских идей и ценностей. Аль-Джабри задается вопросом: «Является ли глобализация другой формой колониализма? Правильно ли говорить о том, что это последняя стадия нового капитализма, вызванного информационной революцией и достижениями в областях технологии и средств массовой коммуникации? Другими словами, является ли глобализация эквивалентом постколониализма, то есть новой формой колониализма?»9 Если глобализация действительно содержит элементы расширения и доминирования, то, по мнению аль-Джабри, возникает вопрос: как она затронет страны, которые еще не полностью отбросили кандалы традиционного колониализма и не до конца устранили эффекты его влияния на все сферы жизни? Как это затронет страны, которые стремятся завершить свое освобождение и достичь экономического развития (как это имеет место в странах арабского мира)? Аль-Джабри считает эти вопросы основными и фундаментальными, они должны быть включены в обсуждение того явления, которое сегодня мы называем «глобализацией».

Мохаммед Абид аль-Джабри пишет: «Преобладающее мнение в арабском мире, а также в Европе и странах развивающегося мира основывается на общем, универсальном понимании этого явления, которое состоит в том, что это процесс возникновения какой-то глобальной перемены, изменения чего-то «ограниченного» и «управляемого» в нечто неограниченное и безудержное. Под «ограниченным» объектом здесь подразумевается этническое государство с его географическими границами, строго управляемыми таможнями и транспортировкой товаров. Этнические государства защищают себя от любой внешней опасности или вмешательства, будь то в экономической, политической или культурной областях. «Неограниченный объект» – это весь мир или планета Земля. Согласно этому пониманию глобализации, этот процесс влечет за собой устранение национальных границ в экономическом (финансовом и коммерческом) отношении и объединение экономических сил на мировом уровне. Дальнейшая судьба этнического государства – первая проблема, поднятая в арабском мире при рассмотрении этой темы»10 .

Среди социальных последствий этой чрезмерной всемирной концентрации богатства автор выделяет усиление раздробления между нациями и между сегментами общества (не только между классами, но и между группами, подгруппами и индивидуумами, которые являются частью каждого уровня). Аль-Джабри полагает, что «эта тенденция будет иметь страшные последствия, расширяя социальные различия, которые являются уже значительными и широко распространенными. В государствах арабского мира и других развивающихся странах неравенство возрастает день ото дня и, как ожидается, станет даже более серьезным в будущем, поскольку это непосредственно касается вопросов стабильности и безопасности. Последствия политики приватизации, которую эти страны проводят, представляют собой увеличение избытка рабочей силы в общественном секторе, который традиционно нанимал их с тем, чтобы уменьшить общественное бремя или безработицу»11 . «Если экономический рост в прошлом использовался для создания рабочих мест, то динамика развития в контексте глобализации и либерализма ведет к уменьшению количества рабочих мест и фактически зависит от этого уменьшения». Множество секторов в областях новейших технологий, коммуникаций и средств массовой информации, которые в настоящее время развиваются наиболее интенсивно, не требуют большого числа рабочих. В контексте глобализации и приватизации «технологические усовершенствования ведут к увеличению безработицы и, в свою очередь, к социальным кризисам»12 .

По мнению ряда современных арабских мыслителей, в том числе и аль-Джабри, одним из прямых результатов глобализации является умножение бедности, которую считают неизбежным последствием увеличения неравенства. Аль-Джабри пишет, что «20% богачей мира контролируют 80% производства сырья во всем мире. В Соединенных Штатах объем материальных ценностей увеличился на 60% за период с 1975 по 1995 гг., но менее одного процента населения страны улучшило свое материальное положение благодаря этому увеличению»13 .

М.А.аль-Джабри считает, что «в действительности, существует четко сформулированная идеология глобализации, которая основана на трех принципах:

– уничтожении существующей системы этнических (национальных) государств с тем, чтобы дать возможность многонациональному конгломерату и «новому капитализму» управлять миром;

– использовании информации и современных средств связи в кампании культурного и интеллектуального империализма для выделения небольшой группы образованных индивидуумов (особенно технократов) и создания элитарного круга «менеджеров», все усилия которых сосредоточены лишь на достижении прибыли;

– негуманном использовании мира и людей, согласно принципу «выживания сильного», где «сильный» означает наиболее успешный в приобретении богатства, влияния и власти. В контексте этой философии приватизации, частного предпринимательства и конкуренции – все это является частью идеологии, которая продвигает идею маргинализации и устранения лишних рабочих мест, согласно принципу «больше прибыли, меньше рабочих»14 .

Марокканский философ, сосредоточив свое внимание на империалистическом характере глобализации, указывает на то что, это не просто программа, которая будет осуществлена, или кампания, имеющая целью стимулирование конкуренции и увеличения объемов международной торговли, а скорее система, навязывающая денежно-кредитный капитализм в отличие от капитализма товаров и изделий, которая внедряет либерализм в его наиболее экстремальном и жестком виде. Глобализация ведет к устранению таких учреждений, как ООН, которые использовались государствами в течение последних 50 лет для обеспечения стабильности в мире.

Аль-Джабри обращает внимание на то, что в арабском мире, как и во всех регионах, которые стремятся к экономическому и культурному развитию в пределах национальной родины, глобализация рассматривается как феномен, продвижение которого достигается за счет государства и нации. Власть и полномочия государства не только в экономике и информации, но также и в политическом и культурном отношении узурпируются глобальными учреждениями. Аль-Джабри пишет: «Результаты подобного явления подобны результатам приватизации, которые передают собственность государства частному сектору». Аль-Джабри приходит к выводу: «Если глобализация – система, которая преодолевает границы страны, государства и нации, то это раскольническая и подрывная сила. Ослабление власти государств и уменьшение их роли в пользу глобализации неизбежно приведет к возникновению «зависимости» от групп (к примеру, племен, кланов, религиозных движений или сект), которые находятся в конфликте с государством. Результат – разделение общества и нарушение его единства, которое часто причиняет вред государству или тому, что остается от него, вызывает озабоченность по поводу соблюдения «закона и порядка»15 .

Вопросы, которые возникают в отношении не только государств арабского мира, но и развивающихся стран в целом, следующие: «Как можно развиваться и достигнуть прогресса, если государство выступает не более как полицейский, чья работа заключается в сохранении общественного порядка для «новых победителей», то есть многонациональных корпораций и учреждений, чьим девизом, как уже не раз упоминалось ранее, является «больше прибыли, меньше рабочих»? Каково будет значение государств и демократии в этом мире глобализации? Что осталось государствам после того, как глобализация «съела» все функции, которые имели обыкновение быть составной частью государства? Не противоречит ли глобализация лозунгу уважения прав человека и выбору демократического пути развития?»

«Если политика состоит в управлении делами государства», продолжает автор, «то эта роль захвачена глобализацией, целью которой является удаление экономических и других препятствий, стоящих перед международными корпорациями, учреждениями и сетями, позволяя им осуществить их власть и принять роль правительств в областях экономики, информации и т.д. Роль государства, таким образом, уменьшена до роли полицейского в пределах той же самой системы глобализации»16 .

По мнению аль-Джабри, «имеется только один доступный выход из этой ситуации, под которым некоторые подразумевают «интеграцию» в мировой рынок, в то время как другие предпочитают для этого пути использовать термин «приспособление». В любом случае мудрость заключается в высказывании: «Если Вы не можете бить их, присоединяйтесь к ним»17 .

В заключении своей центральной работы, посвященной теме «глобализации», – «Contemporary Arab Views on Globalization» M.A.аль-Джабри пишет: «Мы стали свидетелями увеличивающейся тенденции осознания необходимости создать и присоединиться к совместным организациям с целью защиты общих интересов, не только против репрессивного доминирования, но также с целью гарантированного создания необходимых условий для длительного развития и способности выжить в мире, где конкуренция будет, вероятно, играть постоянно увеличивающуюся роль.

Ясно, что для того, чтобы устоять перед опасностями, свойственными этой «зверской» глобализации, в экономических, национальных и культурных интересах арабского мира мы должны четко осознать эти опасности. Пока не будет создана такая совместная арабская организация, которая будет способна эффективно координировать экономические и политические планы развития, арабский мир останется неспособным отстоять свои собственные интересы в жестокой конкуренции и развитии империалистических тенденций, преобладающих в мире сегодня, будь то в контексте глобализации или любой другой международной системы»18 .

Если марокканский философ аль-Джабри обратил особое внимание на отрицательные стороны и последствия глобализации в экономических и социальных сферах, то ливанский мыслитель Али Харб (Ali Harb) заинтересован исследованием социокультурного аспекта этого процесса.

В своей статье «La mondialisation, l'evenement du siecle» Али Харб (Ali Harb) называет глобализацию «универсальным завоеванием» и «универсальным потрясением»19 . Он говорит о том, что на смену эре натурального хозяйства и промышленной революции пришла эра компьютерной техники, с помощью которой завоевывается мир и создается новый. В условиях выхода на передний план информационных технологий и кибернетического пространства очень важно определить роль личности в новых исторических условиях. По мнению ливанского философа, человек находится сегодня в «трех мирах»: 1) старом мире, характеризующемся религиозными истоками и теологическими представлениями; 2) современном мире, отличающемся светскими философиями, рационалистическими учениями, а также универсалистскими идеологиями и гуманистическими фантасмагориями; 3) мире, который находится в стадии образования, – мире глобализации с его кибернетическим пространством, информационными технологиями20 . Харб говорит о том, что эти «три мира» составляют своеобразную триаду «традиция – модернизм – постмодернизм» или, в соответствии с арабской концепцией, триаду «исламизация – гуманизация – глобализация». Очень важно осознать, по мнению автора, что старый мир исчерпал свои ресурсы, современный мир идет к самоликвидации, а образующийся мир глобализации, находясь на начальном этапе своего развития, представляет не только угрозы, но и возможности для совершенствования, в том числе и для стран арабского мира21 .

Несмотря на некоторые различия во мнениях относительно явления глобализации, большинство арабских мыслителей и представителей интеллигенции выражает обеспокоенность по поводу общей неготовности большинства стран арабского мира войти на равноправных началах в новую систему отношений, которую представляет собой глобализация. Особенное беспокойство вызывает возможность потери национальной самобытности, традиций как светского, так и религиозного толка. Вместе с тем практически все исследователи явления глобализации в арабском мире подчеркивают необходимость реформирования экономических и политических сфер при сохранении тех национально-этнических и религиозных особенностей, которые существуют в настоящее время в арабском мире. Арабские мыслители обращают особое внимание на необходимость консолидации усилий всех государств этого региона для вхождения в новую систему международных отношений на равноправных началах. Однако постоянная конфликтная ситуация, царящая на Ближнем Востоке, и крайне сложные межгосударственные отношения, сложившиеся на данный момент, не способствуют возникновению устойчивых отношений и интеграции между странами региона. Таким образом, можно предположить, что для того, чтобы достигнуть желаемого «органичного» вхождения Ближнего Востока в систему международных отношений в эпоху глобализации в качестве одного из наиболее влиятельных регионов мира, государствам этой части мира придется пройти много этапов в своем развитии и преодолеть немало препятствий на этом пути.


Список литература

1. Азроянц Э.А. Глобализация как процесс: Материалы постоянно действующего междисциплинарного семинара Клуба ученых «Глобальный мир». – М.: Издательский дом «Новый век», 2001, с. 4–33.

2. Иванов И.П. Парадоксы глобализации – вызовы и поиски ответа: Материалы постоянно действующего междисциплинарного семинара Клуба ученых «Глобальный мир». – М.: Издательский дом «Новый век», 2001, с. 6.