Демократическое урегулирование внутригосударственных конфликтов в Судане

Влияние различий в воззрениях представителей гражданского общества Судана на судьбу страны. Историческое значение Межсуданского мирного соглашения. Экономическое и социальное положение Севера и Юга. Направления урегулирования конфликтов между ними.

Реферат: Демократическое урегулирование внутригосударственных конфликтов в Судане


Важным шагом на пути к демократизации авторитарного режима явилось подписание Соглашения о всеобъемлющем мире на юге Судана 9 января 2005 г. Единое целое составляют с ним шесть протоколов и такое же количество меморандумов, подписанные ранее.

Как показывает история развития Судана, после получения им независимости авторитарные режимы правили страной значительно более длительно, чем режимы, избранные в результате прямых выборов с участием политических партий. По подсчетам, на долю правительств, созданных политическими партиями, приходится только 12 лет, а более 35 лет – на долю авторитарных режимов, т.е. в 3 раза больше.

Для Судана характерна частая смена политических систем от многопартийных до авторитарных военно-диктаторских режимов.

Военный режим генерала О. аль-Башира, установленный в результате государственного переворота в 1989 г., продолжает править и сегодня. Конечно, как показало исследование, за годы своего пребывания у власти режиму пришлось пойти на некоторую демократизацию существующей политической системы. Это и принятие закона, разрешающего деятельность политических партий, и утверждение конституции, и избрание Парламента – Национальной ассамблеи, и достижение урегулирования южносуданской проблемы.

Важное влияние на судьбу страны оказывают существенные различия в идеологических и прочих воззрениях представителей гражданского общества Судана: от традиционных африканских культур и верований, характерных для Юга Судана, до мусульманских и христианских религий, от буржуазных до социалистических идей. Более того, продолжение длительных вооруженных конфликтов на этнической и религиозной почве, например, на Юге Судана или незатухающие столкновения на Западе Судана в Дарфуре усугубляют такие глобальные социальные проблемы, как голод, нищета, болезни, неграмотность, низкая политическая культура народа, огромная зависимость от внешней помощи стран Запада и международных финансовых организаций.

За последние 50 лет своего развития Судан испытал воздействие капиталистических и социалистических идей на общество, был ареной борьбы различных партий, которые, как правило, забывали об интересах народа.

Необходимо заметить, что длительное функционирование в стране авторитарных военных режимов связано с тем, что при отсутствии развитого гражданского общества, сравнительно низкой правовой культуре – страны, подобные Судану, нуждаются в сильной власти. Именно поэтому в период деятельности военных режимов Судану удавалось добиваться наибольших успехов, в частности, в экономической области.

Авторитарные режимы были более успешны в Судане еще и в связи с экономической отсталостью страны, слабой социально-классовой дифференциацией пост-колониального общества.

Когда же к власти приходили партии, то между ними шла непрерывная борьба за верховенство, обострялось соперничество, что способствовало хаосу в экономике, пренебрежению к другим сферам деятельности государства.

Складывается впечатление, что наиболее оптимальным политическим режимом для большинства африканских стран и, конечно, для Судана является либеральный авторитарный режим с демократическими традициями.

Вместе с тем события последних лет свидетельствуют о том, что постепенно Судан, пусть медленно, но движется по пути демократизации. Важнейшим шагом в этом отношении стало урегулирование южносуданской проблемы.

9 января 2005 г. остается знаменательной датой в современной истории Судана. В этот день в столице Кении Найроби состоялось подписание Соглашения о всеобъемлющем мире между правительством Судана и Суданским народно-освободительным движением (СНОД). От имени официального Хартума его скрепил своей подписью первый вице-президент Судана Али Осман Мухаммед Таха, а от южносуданских повстанцев – руководитель СНОД Джон Гаранг. Соглашение определило основные направления развития Судана на ближайшие годы, характер взаимоотношений между центральными и региональными властями страны.

Важность подписанного Соглашения состоит прежде всего в том, что оно положило конец братоубийственной войне на Юге, продолжавшейся более 20 лет. В ходе этой кровавой войны погибло почти 2 млн. человек, около 4 млн. стали беженцами, из которых 750 тыс. человек нашли убежище в соседних африканских странах. Почти полностью была разрушена экономика и инфраструктура Южного региона. Судан нес неподъемную тяжесть военных расходов, что вело к экономическому ослаблению страны, росту внешней задолженности, обнищанию населения. Судан прочно занял место в списке беднейших стран мира.

Значимость этого Соглашения заключается еще и в том, что зафиксированные в нем принципы урегулирования внутрисуданского конфликта между Севером и Югом могут быть применены при разрешении конфликтных ситуаций как в других районах Судана, например в Дарфуре, так в других африканских странах.

Приветствуя подписание Соглашения, президент Судана Омар аль-Башир заявил, что оно открывает новые горизонты для развития страны. Пожительную роль этого документа для Африканского континента отметил первый вице-президент Судана Али Таха. По его словам, данное соглашение будет способствовать возрождению Африки.

Лидер СНОД Дж. Гаранг отметил важность достигнутых договоренностей о прекращении одного из самых затяжных конфликтов в истории Африки, его значение для сохранения единства и суверенитета Судана. Он особо подчеркнул, что многонациональный характер страны – это источник ее силы и процветания. Соглашение также подтвердило право народов Южного Судана на самоопределение, что стало возможным впервые со дня получения страной независимости.

Мирные договоренности между сторонами внутрисуданского конфликта были с удовлетворением встречены во всем мире и особенно в африканских и арабских странах.

Президент Кении М. Кибаки назвал подписанное соглашение историческим документом, открывающим новую эру для всей Африки. Президент Уганды Й. Мусевени выразил надежду на то, что урегулирование межсуданского конфликта придаст импульс переговорам между правительством Кампалы и повстанцами из Армии сопротивления Господа, борющимся за провозглашение в Уганде христианского государства.

Министр иностранных дел Сирии Ф. Шараа отметил, что соглашение о всеобъемлющем мире в Судане способствует укреплению единства и стабильности страны и открывает новые возможности для экономического развития.

Межсуданское мирное соглашение от 9 января приветствовали:

Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, Генеральный секретарь Лиги арабских государств А. Муса, Организация Исламская конференция, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, Африканский Союз, Европейский Союз.

Госсекретарь США К.Пауэлл назвал подписанное соглашение историческим документом и обещал помощь США в выполнении соглашения. Одновременно он призвал президента Судана принять все необходимые меры для достижения мира в районе Дарфура на западе Судана, где продолжаются столкновения между местным повстанческим движением чернокожих жителей и местной арабской милицией «Джанджавид», пользующейся поддержкой Хартума. В Вашингтоне события в Дарфуре квалифицируют как геноцид местного населения. Правда, другие страны и ООН воздерживаются от столь резких оценок ситуации в Дарфуре, но признают ее катастрофический гуманитарной характер.

Положить конец кризису в Дарфуре призвали также Генеральный секретарь ООН К. Аннан, Европейский Союз, Африканский Союз.

С удовлетворением было воспринято подписание мирного соглашения между Суданским правительством и СНОД в Москве. Министр иностранных дел России С.В. Лавров направил приветственную телеграмму министру иностранных дел Судана М. Исмаилу. В сообщении для печати МИД России по этому поводу подчеркивалось, что достижению договоренностей о мире в значительной степени способствовало активное участие международного сообщества, включая Россию. Наша страна неизменно выступала и выступает в поддержку межсуданского примирения, содействие которому оказывается как по линии ООН, Африканского Союза, так и рамках восточноафриканской организации ИГАД, при Форуме партнеров которого Россия является наблюдателем. В сообщении подчеркивалось, что принципы урегулирования внутрисуданского конфликта на Юге Судана могут быть использованы для решения конфликтных ситуаций и в других районах Судана, прежде всего в Дарфуре.

Переговоры между правительством Судана и СНОД по достижению мира проходили с переменным успехом в течение почти десяти лет. Но наиболее интенсивная стадия переговорного процесса началась после подписания сторонами конфликта Протокола в Мачакосе (Кения) 20 июля 2002 г. Южносуданская сторона рассматривает этот документ в качестве основополагающего, так как он подтвердил право народов Южного Судана на самоопределение.

В ходе последовавшего за встречей в Мачакосе более чем двухлетнего периода не без трудностей были согласованы многие вопросы, по которым стороны переговоров имели различные подходы. В течение 2002–2004 гг. представители суданского правительства и южносуданских повстанцев подписали шесть протоколов и еще столько же деклараций и меморандумов, которые подробно касаются практических аспектов урегулирования. Стороны, в частности, зафиксировали договоренности по вопросам разделения власти, распределения доходов от нефти. Были определены меры безопасности в переходный период. Достигнуты договоренности по вопросам разрешения конфликтов в провинциях Южный Кордофан, Нубийские горы и Голубой Нил. Отдельное соглашение подписано об урегулировании конфликта в районе Абьей. Сложно проходили переговоры о распределении природных ресурсов и доходов от их эксплуатации.

С момента подписания окончательного соглашения о всеобъемлющем мире наступил шестимесячный пред-переходный период. За это время сторонам надлежало осуществить ряд организационных мероприятий. В частности, внести изменения в Конституцию Судана, утвердить новый состав Национальной Ассамблеи и национального правительства, принять временную Конституцию Южного региона, сформировать региональные законодательное собрание и правительство.

С 1 июля 2005 г. начался переходный период, который продлится шесть лет. По истечении переходного периода в июле 2011 г. население Южного Судана должно будет в ходе референдума высказать свое окончательное мнение по вопросу о том, останется ли Южный Судан в составе единого Судана или же он отделится от него и станет новым независимым государством Африки. Так предусмотрено подписанным сторонами соглашением.

Для того чтобы лучше понять причины столь длительных переговоров по урегулированию конфликта и сущность достигнутых договоренностей, которые не исключают возможный раздел Судана на два независимых государства, представляется необходимым вспомнить некоторые факты суданской истории.

Прежде всего следует упомянуть о том, что Судан является многонациональным государством. По этническому составу около 55% населения страны составляют арабы, 30% – негроидные народности и племена, населяющие Юг страны, около 15% – нубийцы и беджа. При этом почти 70% населения исповедуют ислам. В Южном Судане проживают христиане (в основном католики) и анимисты.

Независимость Судана была провозглашена 1 января 1956 г. Но еще в августе 1955 г. в г. Торит (Экваториальная провинция Южного Судана) вспыхнул мятеж в военном гарнизоне. Солдаты-южане отказались выполнять приказ командования о переводе их на Север. Волнения вскоре охватили весь Южный регион. В связи с тем, что пришедшие к власти национальные правительства пытались урегулировать конфликт с помощью оружия, он перерос в вооруженные столкновения между правительственными войсками и партизанскими отрядами южан «Анья-Нья», в состав которых вошли и кадровые военные из числа южан. Неготовность центральных властей к поиску компромиссных решений для урегулирования южносуданской проблемы превратила Юг Судана в поле боевых сражений и столкновения интересов различных стран. Безысходность в достижении урегулирования подтолкнула в то время отдельные южно-суданские группировки к выдвижению лозунгов сепаратизма.

В 1969 г. после прихода к власти в Судане группы молодых военных во главе с полковником Дж. Нимейри из организации «Свободные офицеры» суданские власти впервые признали право южан развивать самобытную культуру в рамках единого демократического Судана.

Конфликт между Севером и Югом Судана удалось урегулировать только в 1972 г. при содействии африканских государств. Подписанное в 1972 г. в Аддис-Абебе соглашение между правительством Судана и южносуданскими повстанцами предусматривало предоставление Югу автономии в рамках единого Судана. На Юге были созданы региональные законодательные и исполнительные органы власти. Боевые отряды южан «Анья-Нья» были инкорпорированы в состав суданской армии. Представитель южан стал одним из вице-президентов Судана. Но мир в Судане просуществовал немногим более десяти лет.

Нынешний конфликт, который вновь привел к гражданской войне суданское общество и столкнул в вооруженной схватке суданскую армию и южносуданские повстанческие отряды, возник в 1983 г. Вооруженные выступления южан против правительственных войск начались в ответ на необоснованные действия официального Хартума. В 1980–1983 гг. президент Судана Дж. Нимейри проводит в стране административную реформу. Ее главной целью было раздробление Южного региона и лишение его единства. По республиканскому декрету Юг разделялся на три региона, в каждом из которых формировались собственные правительства. В свою очередь эти регионы разделялись на две или три провинции.

Административная реформа привела к ослаблению власти Южного региона и облегчила центральным властям решение в свою пользу вопросов использования доходов от добычи нефти из месторождений, обнаруженных в некоторых южных провинциях.

Одновременно в рамках административной реформы власти активизировали «арабизацию» и «исламизацию» Юга. На руководящие административные посты на Юге назначались арабы вместо выходцев из южных штатов. Центральная власть стала также активно содействовать распространению ислама в южных провинциях. Все это вызывало рост недовольства среди южносуданского населения, особенно интеллигенции и местной элиты.

В сентябре 1983 г. президент Нимейри предпринял новый шаг в этом направлении. Он объявил о введении на территории всего Судана, включая южные провинции, нового уголовного Кодекса, основанного на мусульманском праве (шариате).

Административная и правовая реформы Хартума были расценены на Юге в качестве действий центральных властей, прямо направленных на подрыв единства Южного региона, аннулирование Аддис-Абебского соглашения от 1972 г., откровенное нарушение Конституции Судана. Протестные выступления южан привели к вооруженным столкновениям с центральными властями. Многие южане вновь ушли в леса и организовали вооруженные подразделения «Анья-Нья–2», которые возобновили конфронтацию с центральным правительством и суданской армией.

В конце 1983 г. отдельные боевые отряды «Анья-Нья-2» были объединены в Суданскую народно-освободительную армию (СНОА). У южан, противостоявших правительству Хартума, возникла и политическая организация – Суданское народно-освободительное движение (СНОД), которое возглавил бывший полковник суданской армии Джон Гаранг. Он же стал и главнокомандующим СНОА.

Дж. Гаранг – кадровый военный, получивший военное образование в Судане и Пакистане и экономическое образование (экономика сельского хозяйства) в США, доктор экономических наук. Дж. Гаранг присоединился к повстанцам еще в 1962 г. в ходе первого этапа противостояния Севера и Юга. После подписания Аддис-Абебского соглашения в 1972 г., по которому подразделения «Анья-Нья» вошли в состав совместных вооруженных формирований Севера и Юга, Дж. Гарангстал офицером суданской армии. Он быстро продвинулся по службе, его не раз направляли на курсы повышения квалификации командного состава в Судане и в других странах. Служил в Генеральном штабе армии.

С созданием СНОД и СНОА вооруженная борьба суданских повстанцев приобрела качественно новое содержание. По словам лидера СНОД, за 49 лет своей независимости Судан фактически находился в условиях гражданской войны более 37 лет.

Многолетний опыт борьбы народов Южного Судана за признание их права на уважение и равенство вплоть до подтверждения права на самоопределение поставил перед руководством СНОД задачу добиваться в ходе переговоров с правительством Судана детальной проработки всех вопросов будущих договоренностей. Это касалось и прекращения огня и военных действий, и безопасности, и организации власти в регионе, и решения вопросов развития экономики Юга, и гарантий выделения необходимых средств за счет отчислений от доходов от нефти и других. Поиски взаимоприемлемого решения о будущем Южного региона и Судана в целом потребовали значительного времени для многочисленных встреч, переговоров, взаимных компромиссов между правительством Судана и СНОД. Поэтому переговоры между двумя конфликтующими сторонами проходили в течение нескольких лет. Они нередко прерывались из-за нарушения достигнутых договоренностей о прекращении огня. К концу 2004 г. основные формулировки соглашений были все-таки выработаны, тексты согласованы, протоколы и меморандумы подписаны.

Подписанный сторонами протокол о разделе власти предусматривает, что президент Судана будет иметь двух вице-президентов: первого вице-президента и вице-президента. Лидер СНОД становится первым вице-президентом Судана и одновременно президентом Южного региона.

Места в Национальной Ассамблее Судана будут разделены следующим образом: 52% мест будут принадлежать правящей партии Национальный конгресс (лидер – президент Судана О. аль-Башир), 28% – СНОД, 14% – другим партиям северных районов Судана, 6% – другим партиям Юга.

Президент Судана является одновременно премьер-министром страны и главнокомандующим национальными вооруженными силами. Первый вице-президент Судана, президент Южного региона становится также главой правительства Южного Судана и главнокомандующим подразделениями Суданской народно-освободительной армии.

Распределение мест в составе Кабинета министров Судана определено в протоколе в той же пропорции, что и в составе Национальной Ассамблеи. Первый и второй вице-президенты входят в состав правительства.

Стороны подтвердили, что арабский язык остается основным официальным языком национального уровня, а английский язык – официальным рабочим языком национального правительства, бизнеса и обучения. В соответствии с местным законодательством в регионах может вводится дополнительный официальный рабочий язык на уровне региона.

Границы Южного региона устанавливаются по состоянию на 1 января 1956 г.

В законодательном собрании Южного региона СНОД будет иметь 70% мест, Национальный конгресс – 15%, остальные 15% мест отдаются другим южносуданским политическим партиям.

В правительстве Южного региона портфели будут распределены в таком же процентном соотношении, как и в парламенте Юга.

Распределение мест в законодательных и исполнительных органах отдельных штатов Судана решено осуществить следующим образом: 70% мест в северных штатах закрепляются за ПНК, в южных штатах – за СНОД, 10% – в северных штатах за СНОД, в южных – за ПНК. 20% отдаются соответственно представителям других политических сил: Юга – в южных штатах, Севера – в северных штатах.

Вопросы национальной обороны и защиты национальных границ, внешней политики, выдачи паспортов и виз, гражданства и натурализации, иммиграции, валютного контроля, деятельности Центрального банка и выпуска бумажных денег, вопросы деятельности почты, гражданской авиации, морского сообщения относятся к компетенции центральных властей. Это касается также деятельности таможенной службы, установления и взимания пошлин, национального долга страны, подписания договоров и соглашений от имени Судана, вопросов национального бюджета.

К компетенции властей Юга отнесены вопросы, затрагивающие различные стороны деятельности административных органов Южного региона. Они касаются полиции, сил безопасности и военных подразделений в переходный период, тюрем, регионального планирования, получения займов, здравоохранения, образования, природных ресурсов, лесов, городского и сельского планирования. В Южном Судане создается Банк Южного Судана, но фактически он будет действовать на положении филиала Центрального банка Судана.

В соответствии с подписанным протоколом доходы от добычи нефти распределяются между национальным правительством и правительством Юга по принципу 50:50 за вычетом расходов в стабилизационный фонд и 2% штату, в котором производится добыча нефти.

Рамочным соглашением по вопросам обеспечения безопасности предусмотрено сформировать единую армию страны в составе Суданских вооруженных сил (СВС) и Суданской народно-освободительной армии (СНОА) по 12 тыс. человек от каждой стороны после завершения переходного периода. Что же касается переходного периода, то СВС и СНОА будут действовать как самостоятельные вооруженные структуры, хотя формально будут рассматриваться в качестве составных частей Суданских национальных вооруженных сил.

Стороны договорились разработать общую военную доктрину, меры по подготовке военнослужащих СВС и СНОА и совместных подразделений.

Соглашением о постоянном прекращении огня, подписанным двумя сторонами конфликта в последний день 2004 г. (31 декабря), подтверждаются все ранее согласованные и подписанные протоколы и соглашения о прекращении огня, о демобилизации, разоружении, вооруженных силах, воссоединении и примирении. Для реализации упомянутого соглашения предусмотрено создание ряда комитетов и других рабочих органов. В этом же соглашении подчеркивается необходимость нормализации ситуации в Дарфуре, включая обеспечение безопасности и оказание гуманитарной помощи населению.

В ходе интенсивных переговоров между правительством Судана и СНОД был подписан протокол об урегулировании конфликтов в провинциях Южный Кордофан/Нубийские горы и Голубой Нил. Стороны признали, что на весь переходный период места в законодательных органах этих провинций будут распределены в следующем соотношении: 55% сторонникам центральных властей (правящая партия ПНК) и 45% – представителям СНОД.

Относительно территории Абьей стороны договорились о том, что в течение переходного периода она получит особый административный статус. 55% мест в законодательном органе будут принадлежать центральным властям, а 45% южанам. По окончании переходного периода жители Абьея должны будут принять участие в голосовании о том, останется ли провинция в составе Севера на положении района со специальным административным статусом (в таком положении она находится в настоящее время) или Абьей будет частью провинции Бахраль-Газаль в составе Южного региона. Решено, что доходы от добычи нефти в Абьее будут распределяться между правительствами Севера и Юга, а небольшая часть этих доходов (2%) будет передаваться на нужды района.

Конечно, на пути реализации договоренностей, достигнутых между правительством Судана и СНОД, еще встретится много трудностей. За годы гражданской войны практически полностью была разрушена экономическая инфраструктура Юга. Возвращение около 4 млн. беженцев в свои родные места потребует восстановления городов и сел, жилых помещений, магазинов, больниц, школ. Практически заново придется создавать системы образования и здравоохранения, налаживать снабжение населения чистой питьевой водой. На юге Судана сегодня отсутствуют асфальтированные дороги, хотя по своим размерам южный Судан равен территориям Кении, Уганды, Руанды и Бурунди, вместе взятых. Все это потребует больших затрат.

Катастрофическое положение складывается с образованием. В Южном регионе высок уровень неграмотности. По данным СНОД, из каждых 4 взрослых жителей трое неграмотны. Среди женщин неграмотность еще выше. Из 10 женщин неграмотны 9 человек. В начальные классы записались только 20% жителей, но и для них не хватает 80% скамеек, чтобы сидеть на уроках. Только 7% учителей имеют соответствующую подготовку.

На крайне низком уровне находится медицинское обслуживание на Юге. Один врач приходится на 100 тыс. жителей. 2,6% мужчин и 3,1% женщин болеют гепатитом. Среди суданских беженцев в соседних странах заболевание гепатитом составляет 5%. Питьевой водой обеспечены только 27% жителей Юга.

Посетивший Южный регион после подписания Соглашения о всеобъемлющем мире президент Судана О. аль-Башир подчеркнул необходимость организовать снабжение столицы региона Джубы электроэнергией, провести водопровод, наладить телефонную связь. Большие работы предстоят со строительством железнодорожной ветки.

Судан рассчитывает на оказание ему помощи со стороны международных организаций и отдельных стран. Всемирная продовольственная программа ООН обратилась к международному сообществу с призывом выделить в качестве гуманитарной помощи населению Юга Судана около 300 млн. долларов Подсчитано, что только на ближайший год южанам потребуется 268 тыс. тонн продовольствия.

Ситуация в Судане осложняется еще и тем, что не прекращается насилие в Дарфуре (западной провинции Судана). За два года столкновений между чернокожими жителями провинции и отрядами местной арабской милиции «Джанджавид», по данным ООН, погибло около 180 тыс. человек и более 2 млн. стали беженцами, покинув свои дома. Часть из них перешла через суданскую границу в Чад. Ситуация в Дарфуре близка к гуманитарной катастрофе. Мировое сообщество призывало суданское правительство принять меры по прекращению широкомасштабных нарушений прав человека в этом районе. США обвиняют суданские власти в том, что в Дарфуре имеет место геноцид местного населения. Вашингтон угрожал Судану санкциями, заявляя, что не предоставит Хартуму помощь, обещанную ему для проведения реформ в свете договоренностей по урегулированию на Юге Судана, до тех пор, пока правительство Судана не примет мер по прекращению насилия в Дарфуре.

31 марта 2005 г. СБ ООН принял резолюцию № 1591, в соответствии с которой вопрос о преступлениях в Дарфуре передается в Международный Уголовный Суд (МУС) в Гааге. За эту резолюцию проголосовали 11 членов СБ ООН, включая трех постоянных членов – Англию, Францию и Россию. Воздержались 4 страны: Китай, США, Алжир и Бразилия.

Проект резолюции был подготовлен Францией. США, которые наиболее остро критиковали правительство Судана за ситуацию в Дарфуре, как уже указывалось, воздержались при голосовании, исходя из того, что Вашингтон по-прежнему возражает в принципе против деятельности МУС. Кроме того, США получили гарантии в том, что американцы, работающие в Судане, не будут переданы МУС или любому другому суду в любой другой стране, даже если они будут обвиняться в преступлениях в Судане.

Резолюция 1591 по ситуации в Дарфуре стала третьей резолюцией, принятой СБ ООН по ситуации в данной провинции Судана. Первая из них вводила эмбарго на поставки вооружения в регион и запрещение на передвижение тех лиц, которые подрывали усилия по достижению мира. Вторая резолюция осудила преступления против человечества в районе Дарфура и одновременно постановила направить в Судан международный контингент миротворцев для мониторинга процесса мирного урегулирования между правительством Судана и южносуданскими повстанцами.

Наконец, третья резолюция, помимо упомянутых выше положений, предусматривает также замораживание счетов и запрещение поездок лиц, которые игнорируют мирные усилия по урегулированию в Дарфуре и одновременно нарушают эмбарго на ввоз оружия в зону конфликта, в том числе и для суданского правительства.

Хотелось бы надеяться, что события в Дарфуре не сорвут и не затормозят реализацию с таким трудом подписанных соглашений по урегулированию конфликта на Юге Судана.

Большие усилия по продвижению переговоров между Хартумом и СНОД приложил ряд африканских и арабских стран. Среди них Нигерия, Кения, Уганда, Алжир, Эфиопия, Эритрея, ЮАР. С отдельной инициативой выступали Египет и Ливия. Переговоры между конфликтующими суданскими сторонами проходили под эгидой ИГАД, объединяющей восточноафриканские страны. Содействие переговорному процессу оказывали Африканский Союз, Лига Арабских Государств, ООН. Вклад в достижение взаимоприемлемых договоренностей внесли «друзья ИГАД», среди которых США, Англия, Франция, Италия, Норвегия, Канада. В качестве наблюдателя Форума «друзей ИГАД» в ряде раундов переговоров принимала участие Россия.

Немало сделали для прекращения гражданской войны на Юге Судана США. Еще в 1989 г. бывший американский президент Дж. Картер по поручению президента Б. Клинтона пытался урегулировать ситуацию в Судане. Президент Дж. Буш назначил в качестве своего представителя для продвижения переговоров между правительством Судана и южносуданскими повстанцами сенатора Джона Денфорда. Конгресс США принял специальный закон о мире в Судане. Американской стороной был разработан и проект соглашения о принципах урегулирования.

Не обошлось и без определенного давления со стороны Вашингтона на Хартум. Так, утверждение закона о мире в Судане американским Конгрессом было воспринято официальным Хартумом как вмешательство во внутренние дела страны. Суданские власти обвиняли Вашингтон и в передаче южносуданским повстанцам финансовых средств для закупки вооружения. Помнят в Хартуме и обстрел крылатыми ракетами авиацией США в 1998 г. пригородов Хартума в целях ликвидации фармацевтической фабрики, якобы производившей, по подозрениям США, химическое оружие. Конечно, фабрика не производила ОМУ, что и признали позднее косвенно США, согласившись выплатить компенсацию владельцу фабрики. Главная цель бомбардировки пригородов Хартума, несомненно, состояла в «профилактическом устрашении» суданского руководства, позволившего усиление позиций исламских радикалов в стране и превращение Хартума в центр политического ислама. Хотя с тех событий прошло уже несколько лет, но определенный осадок недоверия у суданского руководства, несомненно, остался.

Значительную роль в проведении переговоров между правительством Судана и СНОД взяла на себя ИГАД. Выступив в роли спонсора, ИГАД образовала Постоянный комитет по Судану в 1994 г. и довела переговорный процесс до логического конца.

Договоренности по урегулированию внутрисуданского конфликта стали, таким образом, плодом совместных усилий значительной группы стран, региональных и международных организаций. Но, естественно, без готовности суданских сторон переговоров – правительства Судана и СНОД, без их доброй воли переговоры не имели бы успеха.

Важным аспектом этих переговоров было будущее страны после окончания переходного периода. Останется ли Судан единым государством или разделится на два независимых? Этот вопрос будет оставаться в повестке дня для Судана в течение всех предстоящих шести лет. В подписанных соглашениях второй вариант не исключается.

Официальный Хартум заинтересован в сохранении единства страны.

И это естественно. Вряд ли можно найти в мире руководство какого-либо государства, которое стремилось бы к развалу своей собственной страны, если, конечно, за этим не скрывается какой-то особый умысел. Правда, президент Судана О. аль-Башир подтвердил недавно, что шариатское законодательство по-прежнему будет действовать на всей территории Судана за исключением Южного региона.

Какова же позиция нынешнего руководства СНОД? Знакомство с программой Суданского народно-освободительного движения, выдвинутой еще в период своего создания, позволяет сделать вывод о том, что его руководство никогда не ставило вопрос об отделении Юга от Судана.

Главными требованиями движения были демократизация Судана, создание в Судане светского государства, отказ от насильственного распространения ислама и исламского законодательства на Юге, признание прав народов Южного региона на самоопределение и равноправное проживание в рамках единого Судана. Кроме того, в целях развития экономики Юга южане требовали справедливого разделения средств от эксплуатации природных богатств страны и в первую очередь от добычи нефти, запасы которой обнаружены на территории Южного Судана. Стремление центральных властей Хартума сохранить действие исламского законодательства на всей территории страны, кроме Юга, не может не вызвать роста недовольства неарабских народностей Судана, проживающих на севере, востоке и западе страны и выступающих против засилья ортодоксального ислама. А это – путь к нестабильности в стране.

Выступая перед журналистами, Дж. Гаранг подтвердил, что СНОД всегда выдвигало идею «Нового Судана», свободного от исламского политического сектантства. В таком Судане, говорил Гаранг, менее развитые регионы должны иметь право высказывать свое мнение, осуществлять больший контроль над своими ресурсами, играть большую роль в управлении государством. Лидер СНОД признавал, что вопрос о независимости Юга может возникнуть только в том случае, если Север не выполнит достигнутых договоренностей и идея «Нового Судана» станет недостижимой. Складывается впечатление, что вопрос о проведении референдума через шесть лет является своего рода лакмусовой бумажкой, которая должна подтвердить готовность сторон жить в рамках единого государства и дальше. Это своего рода и гарантия проведения в Судане демократических преобразований, а также проверка способности сторон выполнить в полном объеме достигнутые договоренности о всеобъемлющем мире.

Против раскола Судана выступают страны-члены Африканского Союза и Лиги арабских государств.

Конечно, на пути практической реализации соглашений, подписанных правительством Судана и южно-суданскими повстанцами, встретится еще много трудностей. Порой легче изложить обязательства сторон на бумаге, чем претворить их в жизнь. Конечно, опыт урегулирования конфликта на Юге Судана неизбежно окажет влияние на другие регионы страны. Судан – многонациональная страна. Не исключено, что народности, проживающие на Севере, Западе и Востоке Судана, могут поставить вопрос о применении к ним тех же или почти тех же условий, на которых урегулированы отношения между Югом и Севером. События в Дарфуре – это отголосок южносуданского урегулирования. Негроидное население Дарфура также сформировало свою Суданскую освободительную армию и свое Движение справедливости и равноправия. Они борются за предоставление местному населению широкой автономии в административных, экономических и социальных правах.

Проживающие в Судане нубийцы, говорящие на арабском языке и придерживающиеся ислама, выступают против насильственной арабизации и введения ортодоксального ислама. Хартум испытывает определенные трудности и в отношениях с народностью беджа, проживающей в центральных районах Судана.

Хотелось бы верить, что правительство Судана преодолеет все эти трудности, найдет пути справедливого урегулирования отношений на межэтнической почве. И, конечно, важнейшим испытанием для страны станет выполнение договоренностей между правительством Судана и Суданским народно-освободительным движением Дж. Гаранга.

Когда конференция уже завершилась, через два месяца из Хартума пришло сообщение о том, что Дж. Гаранг, назначенный в июле 2005 г. в соответствии с достигнутыми договоренностями первым вице-президентом Судана и Президентом Южного Судана, 30 августа 2005 г. трагически погиб в авиационной катастрофе. Стало известно, что вертолет, на котором он возвращался из Уганды после встречи с президентом этой страны, во время вынужденной посадки в условиях плохой видимости из-за тумана разбился. Погибли все пассажиры вертолета и члены экипажа. Не упомянуть об этом я посчитал невозможным. Отдавая должное памяти Дж. Гаранга и тем усилиям, которые он прилагал в течение многих лет, добиваясь достижения справедливого урегулирования южносуданской проблемы, выразим надежду, что с его трагическим уходом из жизни начатое благородное дело будет продолжено соратниками Дж. Гаранга и правительством Судана во имя счастья и процветания суданского народа как на Юге, так и на Севере страны, во имя развития и укрепления единого демократического и независимого Судана.

судан конфликт урегулирование


Литература

1. Халид Гузик. Станет ли Судан вторым Ираком? // Арраид, 08.09.2004, с. 6.

2. Судан: справочник. М., 2000, с. 40, 43.

3. Ланда Р.Г. История арабских стран. М., 2005, с. 158; Поляков К.И. История Судана. ХХ век. М., 2005, с. 37.

4. Поляков К.И. История Судана. ХХ век, с. 152.

5. Юнанов Б. Суданный день. // Московские новости. 2004. Выпуск 29.