Что мешает России стать правовым государством

В ч. 1 ст. 1 Конституции Российской Федерации закреплено, что «Российская Федера­ция - Россия есть демократическое правовое федеративное государст­во с республиканской формой правления». Несмотря на то, что в дан­ной статье прямо указывается, что правовое государство уже есть в России - это пока лишь цель, к которой необходимо стремиться.

Что мешает России стать правовым государством?

В ч. 1 ст. 1 Конституции Российской Федерации закреплено, что «Российская Федера­ция - Россия есть демократическое правовое федеративное государст­во с республиканской формой правления». Несмотря на то, что в дан­ной статье прямо указывается, что правовое государство уже есть в России - это пока лишь цель, к которой необходимо стремиться.

В России большинство населения, по­нимая необходимость неких общих правил, готовы соблюдать законы, но только при условии соблюдения законов представителями органов власти. Однако российская практика последних лет свидетельствует о грубейших нарушениях российского законодательства чиновниками различных рангов, проявляющиеся в появлении «оборотней в погонах», коррупционных скандалов, затрагивающих все органы государственной власти и органы местного самоуправления.

И, хотя многие зарубежные наблюдатели были убеждены, что на этот раз в России сложились условия для преодоления былых традиций, сегодня мы с изумлением наблюдаем, как черты пресловутой «русской идеи» вновь обнаруживают себя в российском обществе. Особенно яростно российская правовая культура противится безоговорочному признанию прав человека в тех случаях, когда встает вопрос об их защите от государственного произвола. Государство, представляющее национальные интересы, всегда обладает приоритетом, как только возникает конкуренция прав различных уровней. Как ни парадоксально, но эти признаки, столь хорошо знакомые нам по русской истории, вновь утверждаются в решениях, например, Конституционного суда Российской Федерации. Сама суть архаичного понимания соотношения государственной власти и индивидуальных прав продолжает жить в концепции, согласно которой основные права предоставляются гражданину государством

В этом смысле, нельзя не согласиться с Путиным, который настаивал на том, что Россия имеет право на собственное толкование демократии, прав человека и правового государства . Разумеется, теория правового государства предполагает наличие у правительства определенной свободы выбора в применении закона. Но избыток такой свободы влечет за собой «правление людей», то есть прямую противоположность правового государства. Цель же правового государства - исключение такой произвольности, что ограничивало бы власть и делало бы ее предсказуемой.

Между тем, свобода действий, предоставленная президенту Путину, фактически ничем не ограничивалась; более того, она была настолько широка, что разрушала идею легитимного правления в правовом государстве и выходила далеко за установленные законом рамки. Власть, отправляемая этим лидером, лежала вне плоскости правового государства. В период его пребывания в должности президента конституционные ограничители - например, положения статьи 55 Конституции Российской Федерации 1993 года, согласно которой «права и свободы человека могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства», -- использовались для того, чтобы ограничить деятельность неправительственных организаций, а также свободу печати

Мне Россия правовым государством не кажется. Думаю, наша главная проблема в том, что мы не привыкли уважать и, следовательно, соблюдать законы. Я думаю, что этот «национальный правовой нигилизм» заложен на уровне воспитания в семье еще с детства. Традиция «договариваться» в обход закона существовала у нас всегда, и следовали ей как элиты, так и простое население. Сложно себе представить европейскую страну, где гаишник несется за пивом на красный свет, включив мигалки. Подобную картину я видела буквально сегодня днем.

Нет, в России не существует правового государства, если под этим подразумевается аутентичный концепт либеральной демократии, который предполагает гарантии свободы и равенства граждан в рамках стабильной правовой системы, поддерживаемой государством.

Да, правовое государство присутствует в России как составляющая «перевернутой легитимности». Оно воспринимается как метафора, как идеология, как инструмент для достижения государством политических и геополитических целей. Россия опирается на парадигму правового государства, чтобы быть зачисленной в разряд либеральных демократий и рыночных экономик. Но подобный прагматический подход в высшей степени проблематичен: по сути, концепция правового государства не должна использоваться подобным образом.

Большинство российских граждан уверено, что юридические институты, включая государство, не в состоянии обеспечивать справедливости или беспристрастного разрешения конфликтов. Россияне считают, что закон для них не обязателен, поскольку он служит частным интересам, а не благу всего общества. Еще более поразительна распространенная в России привычка соотносить закон и мораль с различными ментальными категориями. Именно отсюда берут начало негативные представления о правовом государстве; а там, где господствуют подобные предубеждения, вообще не имеет значения, как на самом деле отправляется справедливость

Необходимо коренным образом преобразовать социально-эконо­мическую и политическую системы, сократить огромный разрыв между богатыми и бедными слоями населения, минимизировать без­работицу, обеспечить выполнение социальных программ, устранить социальную почву роста преступности и нарушений законности. Но одновременно нельзя упускать из виду и обширный комплекс мер государственно-правового порядка, без которых до­стижение этих целей также не может быть обеспечено. Речь идет, прежде всего, об укреплении российской государственности в самом широком смысле, включая решение запутанных проблем федерализ­ма и национальных отношений, прекращение «войны законов», по­вышение профессионализма, демократизацию отношений с гражда­нами.

В правовом государстве власть рассматривается как сила, стоящая на службе у права, главной функцией которой является выполнение законов и соответственно выраженных в них общественных интересов. В сегодняшней же России системы законов как реально действующей силы еще нет. Господствует, зачастую, «указное право», что, в конечном счете, обрекает на беспомощность и унижения и простого человека, и бизнесмена, и политика. Судебная система еще не стала гарантом справедливости, о чем свидетельствует оценка ее деятельности, данная Президентом России в ежегодном послании Федеральному Собранию в 2005 г.: «если часть российского общества будет по-прежнему воспринимать судебную систему как коррумпированную – говорить об эффективном правосудии будет просто невозможно».

В правовом обществе личность и государство рассматриваются как равные партнеры, в современной же России взаимная ответствен­ность пока только декларируется. «Необязательное» поведение нашего государства порождает цеп­ную реакцию. Российские граждане точно так же начинают отно­ситься и к выполнению своих обязанностей: отказываются от гражданской ответственности, от участия в выборах и референдумах, уклоняются от военной службы, от уплаты налогов, от оплаты за квартиру и за проезд в общественном транс­порте и т. д.

Для того чтобы вернуть доверие народа, власть должна доказать свою состоятельность, пойти на карди­нальные перемены. Такими шагами может стать существенное сокраще­ние громоздкого государственного аппарата и возложение на чиновников реальной ответственности за осу­ществление их функциональных обязанностей, расширение сферы гласности в деятельности государственных органов власти, учет опыта становления правового государ­ства в других странах и т. п.

Достижение целей правового государства возможно только при осознании гражданами необходимости отстаивать свои интересы, влиять на политическую власть, осуществлять контроль за ее деятельностью. Важными факторами демократического участия выступают политические условия, способствующие реализации прав и свобод; правовые и материально-экономические основы, формирующие стремление человека к достойной жизни; доступность средств массовой информации, обеспечивающие политическую коммуникацию общества и власти.

Достаточно убедительно высказался в данном контексте известный экономист Евгений Ясин: «либо мы научимся жить в условиях демократии, то есть станем активными и ответственными гражданами, требовательными к органам государственной власти, станем обществом, способным осуществлять контроль за нею, либо нам заказан путь в мир процветающих наций».