Политическая культура 11

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА § 1. Понятие политической культуры Сущность политической культуры отя многое из того, что в настоящее время относится к политической куль­туре, описывалось еще мыслителями древности (Конфуций, Платон, Аристотель), сам термин появил­ся впервые много позже — в XVIII в. в трудах немецкого филосо­фа-просветителя И.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

§ 1. Понятие политической культуры

Хотя многое из того, что в настоящее время относится к политической куль­туре, описывалось еще мыслителями древности (Конфуций, Платон, Аристотель), сам термин появил­ся впервые много позже — в XVIII в. в трудах немецкого филосо­фа-просветителя И. Гердера. Теория же, описывающая эту груп­пу политических явлений, сформировалась только в конце 50 — начале 60-х гг. нынешнего столетия в русле западной политоло­гической традиции. Большой вклад в ее разработку внесли аме­риканские ученые Г. Алмонд, С. Верба, Л. Пай, У. Розенбаум, англичане Р. Роуз и Д. Каванах, немецкий теоретик К. фон Бойме, французы М. Дюверже и Р. Ж. Шварценберг, голландец И. Инглхарт и другие.

Теория политической культуры позволила преодолеть огра­ниченность институционального анализа в политических иссле­дованиях, не способного объяснить, почему, например, одинако­вые по форме институты государственной власти в разных стра­нах действуют порой совершенно по-разному. Сосредоточив же внимание на разделяемых людьми ценностях, локальной мифо­логии, содержании символов и стереотипов, человеческой ментальности и прочих аналогичных явлениях, теория политической культуры дала возможность глубже исследовать мотивацию поли­тического поведения граждан и институтов, выявить причины множества конфликтов, которые невозможно было объяснить, опираясь на традиционные для политики причины: борьбу за власть, перераспределение ресурсов и т.д.

В науке сложились два основных подхода к трактовке полити­ческой культуры. Одни ученые отождествляют ее с субъективным содержанием политики, подразумевая под ней всю совокупность духовных явлений (Г. Алмонд, С. Верба, Д. Дивайн, Ю. Краснов и др.) и символов (Л. Диттмер). Неудивительно, что понятие полити­ческой культуры расценивается некоторыми из них не более чем «новый термин для старой идеи», обобщенно характеризующий субъективный контекст властно-политических отношений.

Другая группа ученых, видя в политической культуре прояв­ление нормативных требований (С. Байт), совокупность типич­ных образцов поведения (Дж. Плейно), способ политической де­ятельности (У. Розенбаум) и т.д., считают, что это особый, спе­цифический субъективный ракурс политики.

Наиболее последовательно такой подход выражается в пони­мании политической культуры как явления, базирующегося на ценностных, т.е. глубинных представлениях человека о полити­ческой власти, которые воплощаются в самых типичных для него способах взаимодействия с государством, формах практической деятельности. Характеризуя таким образом неразрывную связь практических действий человека с длительным и подчас мучи­тельным поиском им своих политических идеалов, политическая культура отражает только самые устойчивые и отличительные черты его поведения, не подверженные каким-либо стремитель­ным изменениям под воздействием конъюнктуры или перепада настроений. В силу этого политическая культура выражает во­площаемый на практике внутренний кодекс человеческого пове­дения и потому выступает как стиль деятельности индивида в сфере политической власти (И. Шапиро, П. Шаран).

Характеризуя самые устойчивые представления человека и наиболее типичные формы его взаимоотношений с властью, стиль его политической деятельности демонстрирует, насколько им вос­приняты и усвоены общепризнанные нормы и традиции государ­ственной жизни, как в повседневной активности сочетаются твор­ческие и стереотипизированные приемы реализации ими своих прав и свобод и т.д. Тот же разрыв (противоречие), который скла­дывается между освоенными и неосвоенными человеком норма­ми политической игры, стандартами гражданского поведения, является важнейшим внутренним источником эволюции и раз­вития политической культуры.

В то же время сосуществование ценностной и сиюминутной (чувственной) мотиваций поступков, известное несовпадение на­мерений и действий человека придают политической культуре внутреннюю противоречивость, позволяют сосуществовать в ней «логичным», «нелогичным» и «внелогичным» элементам (В. Парето), способствуют одновременному поддержанию ею активных и пассивных форм политического участия индивида.

Особой сложностью отличается стиль массового политичес­кого поведения граждан, поддерживаемый строением институтов власти, т.е. политическая культура общества в целом. Эта поли­тическая культура, закрепляя нормы, стереотипы, приемы обще­ния и прочее в политическом языке (соответствующих терминах, символах и т.д.), придает особую значимость атрибутам государ­ственности (флагу, гербу, гимну). Тем самым политическая куль­тура стремится интегрировать общество, обеспечить стабильность отношений элиты и электората.

Там же, где люди отчуждены от власти и не имеют возмож­ности руководствоваться значимыми для себя политическими ценностями и целями, как правило, возникает противоречие между официальной (поддерживаемой институтами государства) поли­тической культурой и теми ценностями (и соответствующими им формами поведения), на которые сориентировано большинство или значительная часть населения. Так, например, в ряде стран Восточной Европы официальные цели «социалистического стро­ительства» в значительной мере внедрялись под давлением госу­дарственных инстанций, но по-настоящему не встроились в сис­тему национальных ценностей и традиций. Поэтому и расстава­ние с социалистическим строем прошло там достаточно безбо­лезненно, в виде т.н. бархатных революций.

Однако в разных странах — и даже в тех, где нет существен­ных противоречий между официальной и реальной политической культурой, — всегда существуют различия в степени признания и поддержки общественными группами и индивидами принятых в политической системе норм и традиций. Это свидетельствует о разной степени культурной оснащенности политических субъек­тов. Более того, там, где получают распространение идеи, прене­брегающие ценностью человеческой жизни, игнорирующие пра­ва граждан, где правящий режим заставляет людей руководство­ваться чувствами страха и ненависти друг к другу, утверждает в общественном сознании идеологию насилия, — там распадается ткань политической культуры. Культурные ориентиры и способы политического участия уступают место иным взаимоотношениям граждан с властями. Фашистские, расистские, шовинистические движения и терроризм, охлократические формы протеста и тота­литарный диктат властей неспособны поддерживать и расширять культурное пространство в политической жизни. Напротив, они создают в политике культурный вакуум, порождают процессы, чреватые разрушением человеческого сообщества.

Строго говоря, политическая культура отличается также и от предполитического участия граждан в отношени­ях власти, основанного не на рациональных, а на иррациональ­ных ориентирах, направленность которым задает круговая пору­ка этноса, земляческая мифология, «единая кровь» своей общи­ны. Носители подобного рода воззрений, не зная «общего инте­реса» и дисциплины (И. Ильин), понимая свободу как «бесчинст­во разнузданности» (С. Франк), служат источником классового и социального эгоизма, способствуют распространению болезнен­ных этнофобий и вспышек насилия в обществе.

Констатируя невозможность построения всех форм участия граждан в политике на образцах культуры, а также разную сте­пень обусловленности институтов власти общепринятыми цен­ностями, следует признать, что политическая культура способна сужать или же расширять зону своего реального существования. Поэтому в целом она не является универсальным политическим явлением, пронизывающим все фазы и этапы политического про­цесса. Развиваясь по собственным законам, она способна оказы­вать влияние на формы организации политической власти, стро­ение ее институтов, характер межгосударственных отношений.

Назначение и функции политической культуры

Воплощая ценностно-смысловую де­терминацию политической активнос­ти человека, политическая культура характеризует его способность понимать специфику своих власт­но значимых интересов, действовать при достижении целей в соот­ветствии с правилами политической игры, а также творчески перестраивать свою деятельность при изменении потребностей и внеш­них обстоятельств. Политическая культура может проявляться в форме духовных побуждений и ориентаций человека, в опредмеченных формах его практической деятельности, а также в институциализированном виде (т.е. будучи закрепленной в строении органов политического и государственного управления, их функ­циях). Поскольку не все ценности одновременно воплощаются практически (и уж, тем более, институционально), между выше­названными формами проявления политической культуры всегда имеются определенные противоречия.

В целом политическая культура способна оказывать тройст­венное влияние на политические процессы и институты. Во-пер­вых, под ее воздействием могут воспроизводиться традиционные формы политической жизни. Причем такая возможность сохра­няется даже в случае изменения внешних обстоятельств и харак­тера правящего режима. Так, например, в традиционных общест­вах (аграрных, построенных на простом воспроизводстве и нату­ральных связях) политическая культура даже в период реформа­ции, как правило, поддерживает прежнюю архаическую структу­ру власти, противодействуя целям модернизации и демократиза­ции политической системы. Такая способность политической куль­туры хорошо объясняет то, что большинство революций (т.е. стре­мительных, обвальных изменений) чаще всего заканчивается либо возвратом к прежним порядкам (означающим невозможность населения адаптировать новые для себя цели и ценности), либо террором (только и способным принудить людей к реализации новых для них принципов политического развития).

Во-вторых, политическая культура способна порождать но­вые, нетрадиционные для общества формы социальной и поли­тической жизни, а, в-третьих, комбинировать элементы прежне­го и перспективного политического устройства.

Политической культуре свойственны определенные функции в политической жизни. К важнейшим из них можно отнести сле­дующие:

идентификации, раскрывающей постоянную потребность человека в понимании своей групповой принадлежности и опре­делении приемлемых для себя способов участия в выражении и отстаивании интересов данной общности;

ориентации, характеризующей стремление человека к смы­словому отображению политических явлений, пониманию собст­венных возможностей при реализации прав и свобод в конкрет­ной политической системе; — адаптации, выражающей потребность человека в приспособлении к изменяющейся политической среде, условиям осу­ществления его прав и властных полномочий;

социализации, характеризующей обретение человеком опре­деленных навыков и свойств, позволяющих ему реализовывать в той или иной системе власти свои гражданские права, полити­ческие функции и интересы;

интеграции (дезинтеграции), обеспечивающей различным группам возможность сосуществования в рамках определенной политической системы, сохранения целостности государства и его взаимоотношений с обществом в целом;

коммуникации, обеспечивающей взаимодействие всех субъ­ектов и институтов власти на базе использования общепринятых терминов, символов, стереотипов и других средств информации и языка общения.

В различных исторических условиях — чаще всего при неста­бильных политических процессах — некоторые функции полити­ческой культуры могут затухать и даже прекращать свое действие. В частности, может весьма значительно снижаться коммуника­тивная способность политических норм и традиций государст­венной жизни, в результате чего будет неизбежно обостряться полемика между различными общественными группами и осо­бенно теми из них, которые придерживаются противоположных позиций относительно правительственного курса. С другой сто­роны, в переходных процессах нередко возрастает способность политической культуры к дезинтеграции систем правления, ос­нованных на непривычных для населения целях и ценностях.

Структура политической культуры

Политическая культура — явление полиструктурное, многоуровневое. Многообразные связи политической культуры с различными социальными и политическими процес­сами предопределяют ее сложное строение и организацию. Раз­нообразные внутренние структуры политической культуры ото­бражают технологию формирования политического поведения субъектов, этапы становления культурного целого (т.е. полити­ческой культуры отдельно взятой страны, региона), наличие раз­нообразных субкультурных образований и т.д.

Одна из структур раскрывает различные способы ценностной ориентации человека на мировоззренческом (где он встраивает представления о политике в свою индивидуальную картину миро­восприятия), гражданском (где, осознавая возможности органов государственной власти и, в соответствии с этим, собственные возможности защищать свои права и интересы, человек вырабатывает качественно новый уровень понимания своего полити­ческого статуса), а также на собственно политическом уровне цен­ностных представлений (где человек вырабатывает отношение к конкретным формам правления режима, своим союзникам и оп­понентам и т.д.).

На каждом из этих уровней у человека могут складываться довольно противоречивые представления. Причем отношение к конкретным политическим событиям изменяется, как правило, значительно быстрее, нежели мировоззренческие принципы, в силу чего восприятие новых целей и ценностей, переосмысление истории и т.д. осуществляются крайне неравномерно. Все это при­дает формированию и развитию политической культуры допол­нительную сложность и противоречивость. А степень соответст­вия уровней ценностной ориентации непосредственно определя­ет характер целостности и внутренней неравновесности полити­ческой культуры.

Различия в выборе людьми тех или иных ценностных ориен­тиров и способов политического поведения в немалой степени зависят от их принадлежности к социальным (классы, слои, страты), национальным (этнос, нация, народ), демографическим (жен­щины, мужчины, молодежь, престарелые), территориальным (на­селение определенных районов и регионов), ролевым (элита и электорат) и другим (религиозные, референтные и проч.) груп­пам. Выработка людьми ценностных ориентаций (и соответству­ющих форм поведения) на основе групповых целей и идеалов превращает политическую культуру в совокупность субкультур­ных образований, характеризующих наличие у их носителей су­щественных (несущественных) различий в отношении к власти и государству, правящим партиям, в способах политического учас­тия и т.д.

В конкретных странах и государствах наибольшим полити­ческим влиянием могут обладать самые разные субкультуры (на­пример религиозные субкультуры в Северной Ирландии и Лива­не или этнические в Азербайджане). В целом же наибольшим значением для жизни и политического развития общества обла­дает субкультура лидеров и элит, определяющая характер испол­нения ее носителями специализированных функций по управле­нию политической системой.

В этом смысле наиболее .важными элементами данной суб­культуры являются способности лидеров и представителей элиты выражать интересы рядовых граждан (и прежде всего не превра­щать свое общественное положение в способ достижения сугубо индивидуальных целей), их профессиональные управленческие качества, а также те черты и свойства, которые позволяют им приобрести и поддерживать авторитет, убедить общественность во мнении, что занимаемое высокое место во властной иерархии принадлежит им по праву.

§ 2. Типы политических культур

На протяжении развития разнообраз­ных государств и народов выработа­но множество типов политической культуры, выражающих преобладание в стиле политического по­ведения граждан определенных ценностей и стандартов, форм взаимоотношений с властями, а также иных элементов, сложив­шихся под доминирующим воздействием географических, духов­ных, экономических и прочих факторов.

В основании типологии политических культур могут лежать достаточно приземленные факторы, отражающие, к примеру, спе­цифику разнообразных политических систем (X. Экстайн), стран и регионов (Г. Алмонд, С. Верба), типов ориентаций граждан в политической игре (в частности моралистских, индивидуальных или традиционных — Д. Элазар), открытость (дискурсивность) или закрытость (бездискурсивность) политических ценностей к инокультурным контактам (Р. Шварценберг), внутреннюю целост­ность культурных компонентов (Д. Каванах), идеологические раз­личия (Е. Вятр и др.).

Особую известность в науке получила классификация полити­ческой культуры, предложенная Г. Алмондом и С. Вербой в книге «Гражданская культура» (Нью-Йорк, 1963). Анализируя и сопостав­ляя основные компоненты и формы функционирования полити­ческих систем Англии, Италии, ФРГ, США и Мексики, они выде­лили три «чистых» типа политической культуры: патриархальный, для которого характерно отсутствие интереса граждан к политичес­кой жизни; подданический, где сильна ориентация на политичес­кие институты и невысок уровень индивидуальной активности граж­дан; активистский, свидетельствующий о заинтересованности граж­дан в политическом участии и о проявлении ими активности в этом. Авторы подчеркивали, что на практике данные типы политической культуры взаимодействуют между собой, образуя смешанные фор­мы с преобладанием тех или иных компонентов. Причем самой массовой и одновременно оптимальной, с точки зрения обеспече­ния стабильности политического режима, является синтетическая культура «гражданственности», где преобладают подданнические ус­тановки и соответствующие формы участия людей в политике.

В то же время типы политической культуры могут опреде­ляться и на более общих основаниях, способных обнажить более универсальные черты разнообразных стилей политического по­ведения граждан в тех или иных странах. Так, например, можно говорить о рыночной политической культуре (где политика пони­мается людьми как разновидность бизнеса и рассматривается в качестве акта свободного обмена деятельностью граждан) и этатистской (которая демонстрирует главенствующую роль государ­ственных институтов в организации политической жизни и опре­делении условий политического участия индивида — Э. Баталов).

Существуют и более общие критерии типологизации, задан­ные, в частности, спецификой цивилизационного устройства осо­бых полумиров — Востока и Запада, ценности и традиции кото­рых являются фундаментом практически всех существующих в мире политических культур.

Особенности политических культур западного и восточного типов

Идеалы политической культуры запад­ного типа восходят к полисной (го­родской) организации власти в Древ­ней Греции, предполагавшей обяза­тельность участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившему гражданский суверенитет личнос­ти. Огромное влияние на их содержание оказали и религиозные ценности христианства, прежде всего протестантской и католи­ческой его ветвей. Специфика же восточных норм и традиций коренится в особенностях жизнедеятельности общинных струк­тур аграрного азиатского общества, формировавшихся под воз­действием ценностей арабо-мусульманской, конфуцианской и индо-буддийской культур.

Коротко говоря, наиболее существенные различия этих цен­ностных ориентаций граждан в политической жизни общества проявляются в следующем:

Запад

— убежденность, что власть может покоиться на физичес­ком, духовном или ином пре­восходстве человека над чело­веком;

— отношение к политике как к разновидности конфликт­ной социальной деятельности, которая строится на принципах честной игры и равенства граж­дан перед законом;

— осознание самодостаточ­ности личности для осуществле­ния властных полномочий, от­ношение к политическим пра­вам как к условию укрепления права собственности; примат идеалов индивидуальной сво­боды;

— признание индивида глав­ным субъектом и источником политики, отношение к госу­дарству как к институту, зави­симому от гражданского обще­ства, гаранту прав и свобод лич­ности, орудию предпринима­тельской деятельности индиви­да и группы;

— предпочтение личностью множественности форм поли­тической жизни, состязатель­ного типа участия во власти, плюрализма и демократии; предпочтение усложненной ор­ганизации власти (наличия пар­тий, разнообразных групп дав­ления и т.д.);

— рациональное отношение к исполнению правящими эли­тами и лидерами своих функ­ций по управлению обществом, понимание необходимости кон­троля за их деятельностью и со­блюдения правил контрактной этики;

— примат общегосударственных законов и установлений (кодифицированного права) над частными нормами и правила­ми поведения, понимание раз­личий в моральной и правовой мотивации политических дейст­вий граждан;

— достаточно ощутимая идеологизированность полити­ческих позиций граждан.

Восток

— уверенность в божествен­ном происхождении власти, не связанном ни с какими челове­ческими достоинствами;

— отношение к политике как к подвижнической, недо­ступной всем деятельности, подчиненной кодексу поведения героев и принципам боже­ственного правления; отрица­ние случайности политических событий и понимание полити­ки как средства утверждения консенсуса, гармонии и мира;

— отрицание самодостаточ­ности личности для осущест­вления властных полномочий, потребность в посреднике в от­ношениях между индивидом и властью; приоритет идеалов справедливости; политическая индифферентность личности;

— признание главенствую­щей роли в политике элит и государства, предпочтение пат­роната государства над личнос­тью; признание приоритета над личностью руководителей об­щин, сообществ, групп; доми­нирование ценностей корпора­тивизма;

— предпочтение личностью исполнительских функций в политической жизни и коллек­тивных форм политического участия, лишенных индивиду­альной ответственности; тяго­тение к авторитарному типу правления, упрощенным фор­мам организации власти, поис­ку харизматического лидера;

— обожествление (сакрали­зация) правителей и их деятель­ности по управлению общест­вом, отсутствие убежденности в необходимости их контроля;

— приоритет местных пра­вил и обычаев (местного права) над формальными установ­лениями государства, тенден­ция к сглаживанию противоре­чий между нравственными тра­дициями общности и законода­тельными установлениями как мотивами политического пове­дения;

— менее выраженная идео­логизированность позиций, ве­ротерпимость (за исключением исламистских течений).

В классическом виде названные ценности и традиции взаи­модействия человека и власти формируют органически противо­положные политические культуры (например в США и Иране, во Франции и Кампучии). И даже перестройка политических институтов по образцам одного типа культуры не может порой поколебать устойчивость отдельных ценностей прежней куль­туры. К примеру, в Индии, где в наследство от колониального владычества Великобритании страна получила достаточно раз­витую партийную систему, парламентские институты и проч., по-прежнему доминируют архетипы восточного менталитета. И поэтому на выборах главную роль играют не партийные про­граммы, а мнения деревенских старост, князей (глав аристо­кратических родов), руководителей религиозных общин и т.д. В то же время и в ряде западноевропейских стран повышен­ный интерес к религиям и образу жизни на Востоке также никак не сказывается на изменении параметров политической культуры.

Правда, в некоторых государствах все-таки сформировался некий синтез ценностей западного и восточного типов. Так, на­пример, технологический рывок Японии в клуб ведущих инду­стриальных держав, а также политические последствия послевоен­ной оккупации страны позволили укоренить в ее политической культуре значительный заряд либерально-демократических цен­ностей и образцов политического поведения граждан. Весьма интенсивное взаимодействие Запада и Востока протекает и в по­литической жизни стран, занимающих срединное геополитичес­кое положение (Россия, Казахстан и др.), — там формируется определенный симбиоз ценностных ориентаций и способов по­литического участия граждан.

И все же качественные особенности вышеназванных миро­вых цивилизаций, как правило, обусловливают взаимно не пре­образуемые основания политических культур, сближение кото­рых произойдет, очевидно, в далеком будущем.

Особенности российской политической культуры

Политическая культура отдельной страны, как правило, формируется в процессе переплетения различных ценностных ориентаций и способов политического участия граж­дан, национальных традиций, обычаев, способов общественного признания человека, доминирующих форм общения элиты и элек­тората, а также других обстоятельств, выражающих устойчивые черты цивилизационного развития общества и государства. Так, например, история государственного развития США, где суме­ли выработать единые базовые ценности либерализма и демо­кратии, сформировать плюралистическую организацию влас­ти, обусловила достаточно деидеологизированные ориентации своих граждан, низкую политическую активность последних (вызванную уважением к правящим элитам), склонность к ис­пользованию легитимных форм политического участия, зако­нопослушность, высокий патриотизм и т.д. Английскую поли­тическую культуру отличает такая же всеобщность базовых политических ценностей, высокий уровень легитимности влас­тей и ответственности элит за свои действия, особая почти­тельность граждан к символам государственности, склонность к минимизации конфликтов и поиску согласия между полити­ческими силами. Политико-культурный облик Германии от­личает повышенная законопослушность населения, чуткость к правовым регуляторам политического поведения и соблюде­нию процедур, ответственность элит за исполнение своих обя­занностей и т.д.

В России также сложились определенные особенности полити­ческой культуры, прежде всего обусловленные ее геополитичес­ким положением, доминировавшими формами коллективного образа жизни, длительной дистанцированностью граждан от ре­альных рычагов власти, низкой политической ролью механизмов самоуправления и самоорганизации населения. Причем в XX в. ; на характер политической культуры сильнейшее влияние оказали уничтожение тоталитарными режимами целых социальных слоев (купечества, гуманитарной интеллигенции, офицерства) и народностей, отказ от рыночных регуляторов развития экономики, насильственное внедрение коммунистической идеологии. Это не только нарушило естественные механизмы и трансляторы российских традиций, преемственность поколений, развитие цен­ностей плюралистического образа жизни, но и деформировало межкультурные связи и отношения России с мировым сообщест­вом. В целом же такая политика послужила усеченному воспро­изводству и развитию российской цивилизации.

В результате ведущее на сегодняшний день положение в по­литической культуре российского общества завоевали ценности коммунитаризма (восходящие к общинному коллективизму и обу­словливающие приоритет групповой справедливости перед принципами индивидуальной свободы личности, а в конечном счете — ведущую роль государства в регулировании политичес­кой и социальной жизни). В то же время по преимуществу персо­нализированное восприятие власти, а также нравственный ха­рактер требований к ее деятельности предопределяют стремле­ние большинства граждан к поиску харизматического лидера («спа­сителя отечества», способного вывести страну из кризиса), недо­понимание роли представительных органов власти, тяготение к исполнительским функциям с ограниченной индивидуальной от­ветственностью. Причем явная непопулярность контроля за влас­тями сочетается у людей со слабым уважением законов государ­ства и предпочтением своей, «калужской законности» (Ленин) перед понятиями кодифицированного права.

Неколебимая уверенность в правоте «своих» принципов (обы­чаев, традиций, лидеров и проч.) в сочетании с множеством идей­ных, не допускающих компромисса ориентиров граждан поддер­живает в политической культуре российского общества глубокий внутренний раскол. Наличие же многообразных взаимооппони­рующих субкультур не дает возможности выработать единые цен­ности политического устройства России, совместить ее культур­ное многообразие с политическим единством, обеспечить внут­реннюю целостность государства и общества.

В настоящее время политическая культура российского обще­ства являет собой культуру внутренне расколотую, в которой пре­обладают нормы и ценности патриархально-традиционалистско-го типа, отображающие низкий гражданский статус личности и доминирование государственных форм регулирования жизни над механизмами самоуправления и самоорганизации общества. Ха­рактерной чертой сложившегося стиля поведения большинства населения является и склонность к несанкционированным фор­мам политического протеста, предрасположенность к силовым методам разрешения конфликтных ситуаций, невысокая заинте­ресованность граждан в использовании консенсусных техноло­гий властвования.

Доминирование подобных норм и ценностей препятствует утверждению в обществе демократических форм организации влас­ти, а в ряде случаев способствует активизации политических дви­жений националистического и фашистского толка. В целом же сформировавшиеся черты массового стиля политического пове­дения поддерживают и воспроизводят в нашем обществе черты прежней, тоталитарной государственности, являются прекрасной почвой для распространения социальных мифов, служащих ин­тересам старой и новой элиты.

Таким образом, одна из насущных задач реформирования рос­сийского государства и общества — преобразование полити­ческой культуры на основе ценностей демократического типа, правовых, взаимоуважительных норм и отношений индивида и власти.

Демократизировать политико-культурные качества российского общества можно прежде всего путем реального изменения граж­данского статуса личности, создания властных механизмов, пере­дающих властные полномочия при принятии решений законно избранным и надежно контролируемым представителям народа. Нашему обществу необходимы не подавление господствовавших прежде идеологий, не изобретение новых «демократических» док­трин, а последовательное укрепление духовной свободы, реаль­ное расширение социально-экономического и политического пространства для проявления гражданской активности людей, вовлечение их в перераспределение общественных материальных ресурсов, контроль за управляющими. Политика властей должна обеспечивать мирное сосуществование даже противоположных идеологий и стилей гражданского поведения, способствуя обра­зованию политических ориентаций, объединяющих, а не проти­вопоставляющих позиции социалистов и либералов, консервато­ров и демократов, но при этом радикально ограничивающих идей­ное влияние политических экстремистов. Только на такой основе в обществе могут сложиться массовые идеалы гражданского до­стоинства, самоуважение, демократические формы взаимодейст­вия человека и власти.

Список литературы

Алмонд Г., Верба С, Гражданская культура и стабильность демократий // Полис. 1992. № 4. С. 122—134.

Гаджиев К. Размышления о политической культуре современной России // Мировая экономика и международные отношения. 1996. №2.

Гаджиев К.С. и др. Политическая культура: теории и национальные модели. М., 1994.

Грунт З.А., Кертман Г.Л., Павлова Т.В., Патрушев С.В., Хлопан А.Д. Российская повседневность и политическая культура // Полис. 1996. № 4.

Гузименко Д. Политическая культура России: преемственность эпох // Полис. 1994, № 2.

Пивоваров Ю. С. Политическая культура пореформенной России. М., 1994.

Политический процесс: основные аспекты и способы анализа: Сборник учебных материалов / Под ред. Мелешкиной Е.Ю. – М., 2001.

Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993.

Российская историческая политология. Курс лекций: Учебное пособие / Отв. ред. С.А.Кислицын. – Ростов н/Д, 1998.

Рукавишников В., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М.: Совпадение, 1998. С. 90—94, 163—194.

Содержание

§ 1. Понятие политической культуры

· Сущность политической культуры

· Назначение и функции политической культуры

· Структура политической культуры

§ 2. Типы политических культур

· Критерии типологизации политической культуры

· Особенности политических культур западного и восточного типов

· Особенности российской политической культуры