Глобальная конкурентоспособность страны концептуальные основы

Как измеряется конкурентоспособность? Существует несколько методик, использование которых приводит к ранжированию стран по конкурентоспособности. Основные из них — методики, используемые Давосским форумом в координации с профессором Портером, и методики Института развития менеджмента в Лозанне.

Глобальная конкурентоспособность страны: концептуальные основы

Как измеряется конкурентоспособность? Существует несколько методик, использование которых приводит к ранжированию стран по конкурентоспособности. Основные из них — методики, используемые Давосским форумом в координации с профессором Портером, и методики Института развития менеджмента в Лозанне. Ежегодно Давосский форум публикует Глобальный доклад о конкурентоспособности, включающий данные по 104 странам, на которые приходится более 95% объема мировой экономики. Лозаннский институт выпускает Мировой ежегодник конкурентоспособности. Есть несколько других изданий.

При некоторых незначительных различиях в методологии суть подхода в том, чтобы, измерив и проранжировав множество показателей по отдельным странам, вывести синтетический показатель, который поставит конкретную страну в мировой табель конкурентоспособности.

Так, Лозаннский институт агрегирует и анализирует более 320 показателей и экспертных оценок, в том числе: 83 экономических показателя (макроэкономическая оценка национальной экономики, внешняя торговля, иностранные инвестиции, занятость и цены), 77 показателей эффективности правительства и управления (степень содействия правительственной политики конкурентоспособности компаний — государственные финансы, фискальная политика, институциональная зрелость, корпоративное законодательство, социальная среда), 69 показателей эффективности бизнеса (степень соответствия принципам инновационности, рентабельности и социальной ответственности — производительность труда, развитие рынка труда, практика и качество менеджмента, ценности и отношение к работе), 94 показателя инфраструктуры (степень его соответствия инфраструктуры потребностям бизнеса — развитость базовой, технологической, научной и социальной инфраструктуры, состояние образования, здравоохранения и окружающей среды).


Теперь, поняв сущность процесса глобализации, можно задаться вопросом: меняются ли на этапе глобализации условия доступа к мировому доходу? Другими словами: можно ли какие-либо из факторов, определяющих место страны в мировой торговле, мировом движении капитала и рабочей силы, назвать факторами глобальной конкурентоспособности либо существуют другие факторы, значение которых для стран более весомо? Обратимся вначале к современным трактовкам понятия «конкурентоспособность стран».

Существует официальная точка зрения по этому поводу: «Конкурентоспособность страны - это, прежде всего, способность национальных производителей продавать свои товары. Способность увеличивать или, по крайней мере, удерживать за собой доли рынков, достаточных для расширения и совершенствования производства, для роста уровня жизни, для поддержания сильного и эффективного государства».

По существу, это определение немногим отличается от понимания сущности конкуренции стран уже упоминавшимся М. Интрилигейтором: «…государства стремятся присоединиться к клубу богатых стран и готовы бороться с ними за свою долю в мировом производстве».

Трактовать страну не как фирму больше возможностей дает определение Организации экономического сотрудничества и развития: «…способность компаний, отраслей, регионов и наций обеспечить сравнительно высокий уровень дохода и заработной платы, оставаясь открытыми для международной конкуренции».

Здесь упомянуто понятие дохода, за которым могут стоять, во-первых, нематериальные блага, во-вторых, общественные блага. Т.е. доходом может быть и социальная рента, упоминавшаяся в предыдущем параграфе. «Рост уровня жизни», выдвигаемый в качестве одного из критериев конкурентоспособности - более узкое понятие, чем «уровень дохода», поскольку обязательно предполагает, во-первых, некий набор материальных благ, а во-вторых, потому что упоминается слово «рост».

Всякий ли рост утилитарно понимаемого уровня жизни означает получение полноценной социальной ренты? Конечно, нет. Побочными эффектами роста материального потребления могут быть экологические и социальные проблемы - это общеизвестно, и на это тоже обращалось внимание в параграфе «Глобализация мировой экономики: сущность и основные тенденции».

Определение, даваемое М.И. Гельвановским,- более адекватно пониманию страны как сложной системы, для которой неприменимы утилитарные частные критерии эффективности: «…конкурентоспособность в самом общем смысле - обладание свойствами, создающими преимущества для субъекта экономического соревнования».

Возникает вопрос, каким образом страна может участвовать в экономическом соревновании и что за свойства и преимущества она может для этого приобретать? И самое главное, - за что она должна бороться в этом экономическом соревновании? Вот один из взглядов на проблему: Когда я отправляюсь за границу, то я не испытываю никаких комплексов. Я иду туда, чтобы продать французские товары.". "Продавать Францию - это значит устанавливать международные контакты на всех уровнях, принимать деловые круги в Париже, знакомить французских предпринимателей с членами иностранных правительств, деловыми кругами, ориентировать послов, щедро награждать эффективных посредников и друзей" ».

Имеет ли право на жизнь такое понимание конкурентоспособности страны? Безусловно. Но с одной оговоркой. В принципе, любой стране нужны деньги, но не любая страна точно знает, зачем ей деньги. Так, российская политика наращивания внешнего долга сводилась до сих пор только к латанию дыр в бюджете и сомнительному по макроэкономическим последствиям поддержанию валютного курса. Поэтому за искусством доставать и привлекать деньги должно стоять искусство точно определить:

- зачем нужны деньги стране;

- только ли и столько ли деньги ей нужны;

- только ли за границей страна может найти то, что ищет;

- наконец, что и в какой форме ей нужно за границей.

Кроме того, страна - не фирма. И ее цели в принципе должны отличаться от целей любой фирмы тем, что страна - это место жизни и образ жизни, все остальное - вторично. А фирма - это организованное людьми, а не исторически сложившееся сообщество. Впрочем, и многие фирмы имеют свою долгую историю, а во второй половине ХХ века даже фирмы без истории перестали быть узко ориентированными на прибыль. Для стран денежный критерий конкурентоспособности выглядит тем более сомнительно.

Другой вопрос, значимо ли вообще понятие конкурентоспособности страны, отличное от понятия конкурентоспособности фирм, находящихся на ее экономической территории. М. Портер отвечает на этот вопрос отрицательно: «Страна добивается успеха тогда, когда условия…благоприятствуют проведению наилучшей стратегии фирмами какой-либо отрасли или ее сегмента…Многие из особенностей страны облегчают или, наоборот, затрудняют проведение той или иной стратегии».

С точки зрения М.И. Гельвановского, «…связав … в своей теории конкурентных преимуществ страны микро-, мезо- и макроуровень, он как бы ушел от проблемы макроконкурентоспособности, по существу переведя ее на мезоуровень. Это позволило избежать трудных проблем, не относящихся непосредственно к экономике, и сконцентрировать внимание на прагматичных вопросах уровня отдельных фирм или их отраслевых объединений».

Вот вопрос вопросов: действительно ли понятие макроконкурентоспособности значимо для анализа позиции страны в мирохозяйственных связях? Попробуем ответить на него, проанализировав изменения в факторах, определяющих место страны в мировом хозяйстве, произошедшие на этапе глобализации.

Значительную часть конкурентных преимуществ страны по-прежнему составляет наличие в ней тех или иных ресурсов. Если есть что-то в недрах, то надо продавать, если есть не очень притязательная рабочая сила, то она может работать на иностранных предприятиях как внутри страны, так и за границей. Дешевизна и доступность ресурсов -- по-прежнему один из факторов конкретных преимуществ. Распределение стран в мировой торговле во многом до сих пор описывается теорией сравнительных и абсолютных преимуществ. Не зря США выставляют торговые барьеры для входа на свой внутренний рынок - к ним рвутся и россияне с дешевой сталью, и китайцы с дешевыми ширпотребом, наконец, японцы с дешевыми автомобилями.

Для каких стран и отраслей характерны факторные преимущества? «…конкурентоспособность страны может быть достигнута и на базе нетехнологических преимуществ, - прежде всего благодаря низкой стоимости факторов производства и девальвации национальной валюты, т.е. благодаря относительно низкому уровню жизни населения. Это конкурентоспособность бедных стран … Нетехнологические конкурентные преимущества играют важную роль в отраслях с высокой взаимозаменяемостью продукции и преобладанием в экспорте низкотехнологичных продуктов».

В силу технологического прогресса роль ресурсных преимуществ в последнее время резко снижается; обладание ресурсами - это недостаточное условие, чтобы страна выигрывала в конкуренции с другими странами; появляется масса отклонений от условий теории свободной торговли. Это четко прослеживается на примере Японии, располагающей малыми ресурсами, однако, демонстрирующей высокий экономический рост и увеличение уровня жизни. Это, хотя и в меньшей степени, относится и к новым индустриальным странам.

Россия и Латинская Америка, и часть Африки - имеют большие природные ресурсы, но находятся в конце списка мировых рейтингов. Страны, которые раньше сохраняли возможность получать доходы на ресурсные монополии, пос тепенно теряют эту возможность.

Единственная группа стран, которая по прежнему вполне отвечает критерию конкурентоспособности по сравнительным преимуществам - это страны Ближнего Востока, которые являются монополистами на мировом рынке нефти, и за счёт этой монополии они могут обеспечить высокий уровень жизни и экономический рост. Эти страны скорее исключение из общего правила.

Что же обеспечивает мировую конкурентоспособность, если не ресурсы? «Конкурентоспособность высокотехнологичных отраслей непосредственно связана с инвестициями в исследования и разработки, в создание нововведений, т.е. с технологическими конкурентными преимуществами»

Технологические преимущества - движение инвестиций и движение инноваций, по Портеру - умение воспроизводить ресурсы, которых не имеется в наличии. Если мир найдет замену арабской нефти, то нефтяные страны резко снизят свою конкурентоспособность на мировом рынке. Прецедент уже был в начале 70-х годов, когда вызванный нефтяным кризисом технологический сдвиг в экономически развитых странах предотвратил выход на первые места в рейтингах стран Ближнего Востока. Они, безусловно, выиграли от роста цен, но не так, как если бы потребление нефти осталось бы на прежнем уровне в странах-импортёрах. Значит, воспроизводимость - возможность повторить или заменить ресурс, резко уменьшающая конкурентоспособность владельца ресурса, играла роль и в 90-е годы.

Из теорий, лучше других объясняющих глобальные факторы внешней торговли и инвестиций, можно выделить теорию М. Портера и теорию жизненного цикла продукта - не зря в их терминах удается сформулировать и все предшествующие теории.

М. Портер пишет: «При многонациональной конкуренции ТНК имеют автономные филиалы в каждой стране и управляют ими примерно так же, как банки распоряжаются ценными бумагами. При глобальной же конкуренции фирмы стараются получить гораздо большее преимущество от своего присутствия в разных странах, размещая свою деятельность в разных странах и четко согласовывая ее».

Портер употребляет термин «глобальная конкуренция», отличая его от просто международной, и понимание этого термина совпадает с пониманием автора. Факторы конкурентоспособности на мировом товарном рынке, перечисленные Портером, в большей степени отражают эффективность использования комбинаций собственных и, что самое важное для глобализации, чужих ресурсов, чем объективное их наличие в странах базирования.

Весьма актуальными становятся и положения теории жизненного цикла продукции: преимущества портеровского типа стало возможным эксплуатировать непрерывно на «индустриальной» основе, прежде всего, из-за различий в стадиях жизненного цикла в многочисленных странах приложения капитала по сравнению с немногими странами происхождения. Здесь напрашивается аналогия с эксплуатацией преимуществ, связанных с информационными барьерами между разными торговыми площадками, уничтожаемыми информатизацией мировой биржевой торговли. В странах, где продукция по-прежнему является новой, в отличие от страны происхождения, где она уже сошла с рынка или где она вообще не продавалась, воспроизводится тот же информационный барьер, только более изощренный: туземная публика второсортных рынков искренне уверена в том, что то, что она покупает, действительно ей нужно. Покупает все, что сделано «там» либо по «тамошним» технологиям, ассоциируя себя с «тамошним» образом жизни. Например, с настоящим мужчиной из рекламы сигарет «Мальборо».

Как подчеркивает Г. Фишер, перефразируя формулировку глобальных конкурентных преимуществ фирм, данную Портером, основным становится «умение максимально эффективно разместить во времени и пространстве воспроизводимые факторы хозяйственной деятельности, пользуясь преимуществами, даваемыми их мобильностью».

Активизация деятельности ТНК, в рамках которой резко увеличивается мобильность ресурсов, проявилась в территориальном комбинировании хозяйственных операций: их можно регистрировать одной стране, управлять ими из другой, размещать производство в третьей, прибыль вывозить в четвёртую и, таким образом, понятие фирмы уже не ассоциируется с понятием страны, где она существует, а ассоциируется с одной страной, откуда идёт управление всей цепочкой. Можно иметь месторождения, но схема действия производителей может быть такой, что им придется продавать это сырьё по низким ценам. Например, по толлинговым схемам или по внутренним трансфертным ценам ТНК. А это уже не цены мирового рынка, которые могут колебаться и их падение может резко снизить доходы страны и ухудшить её положение.

Вывод: если ТНК для обретения глобальной конкурентоспособности нужно оптимально разместить мобильные воспроизводимые ресурсы по всему миру, т.е. управлять всей воспроизводственной цепочкой, основываясь на своих технологических превосходствах, то страна для обретения глобальной конкурентоспособности должна иметь на своей экономической территории штаб-квартиру, управляющую этой воспроизводственной цепочкой.

Сохранение относительной независимости от колебаний мировых рынков и от решений других стран и прочих юридических лиц - также важный признак конкурентоспособности, однако, это фактор, связанный с сохранением преимуществ более низкого порядка.

Уровень конкурентоспособности при этом зависит от того, блага какого рода способна воспроизводить страна, ресурсы какого рода для нее при этом доступны и какие виды внешнеэкономических операций она при этом выполняет.

Конкурентоспособность страны автор определил бы как создание условий для:

- присвоения резидентами благ, которые они считают ценными,

- использования для этого соответствующих видов хозяйственных ресурсов и заключения соответствующих видов сделок, т.е. сохранение своей привлекательности для резидентов.

Хотелось бы особенно подчеркнуть значимость слова «резиденты» в данном определении. Страна должна быть привлекательна, прежде всего, для «своих», а «чужие» к ней потянутся сами.

В общем случае под международной конкурентоспособностью страны можно понимать способность сохранять и увеличивать свою долю мирового дохода. В этой формулировке любая форма мирохозяйственных связей, в которой участвует страна, работает на это критериальное условие, если только это не сделки, проводимые с заведомым намерением нанести ущерб.

Очередной раз возникает вопрос: нужна ли стране какая-либо особая конкурентоспособность - глобальная, требует ли неизбежное для любой страны участие в процессе глобализации каких-либо особых преимуществ?

Итак, в определенные периоды развития место определенных стран в мировой торговле определяется ее кладовыми и технологиями их использования, в мировых инвестициях - прямо или косвенно зависит от мировой торговли, а в движении рабочей силы - определяется отличиями в уровне оплаты труда от других стран.

Для других стран и временных периодов участие страны в МХС определяется не ее кладовыми, а ее организационными способностями получить доступ ко всем кладовым мира и использовать их в своих национальных экономических интересах. При этом движение капитала может быть полностью оторванным от движения товаров и от реального производства вообще, и быть связанным только с условиями доступа к ресурсам, условиями конкуренции и в итоге - все с теми же различиями в эффективности экономик разных стран. Миграция трудовых ресурсов может определяться сменой образа жизни, а не только места работы.

Очевидно, что вторая группа факторов более типична для глобализации. Но является ли она неотъемлемым ее атрибутом? Думается, что на этот вопрос необходимо ответить отрицательно. Даже употребление Портером термина «глобальные корпорации» не дает основания назвать их деятельность глобальной, отличной от интернациональной. А ведь процесс интернационализации начался не в 90-е годы. Пусть он достиг здесь апогея, но ТНК, в том числе те, что Портер называет глобальными, существовали еще до того, как весь мир заговорил о глобализации.

Чего же не было до сих пор, если был процесс интернационализации и была связанная с ним конкуренция транснациональных корпораций за мировые рынки? Автор убежден в том, что не было как раз конкуренции стран, если под страной понимать не только совокупность предприятий, в ней зарегистрированных и государственных органов, представляющих их интересы в межгосударственных отношениях, но и совокупность жителей, населяющих страну и, главное, образ жизни, господствующий в данной стране. До этапа глобализации можно было не различать конкурентоспособность стран и ее фирм, как это делает Портер.

Сейчас, когда речь заходит о поставленном на поток трансфере норм хозяйственного поведения, можно и нужно различать эти понятия.

В табл. 1 перечислены те признаки глобализации, которые отличают ее в ряду ранее выявленного и исследованного процесса интернационализации МХС.


Таблица 1 - Отличительные признаки глобализации

Этап развития мировой

экономики

Признаки

Мировая экономика периода интернационализации Мировая экономика периода транснационализации, глобализации
Уровень либерализации Средний Высокий
Экономические барьеры в МХС Относительно высокие Относительно низкие
Мобильность ресурсов Относительно низкая Относительно высокая
Качество технологий Информационные технологии наравне с традиционными способами передачи управленческой информации Информационные технологии как определяющая часть инструментария бизнеса
Воспроизводимость ресурсов, продуктов, рынков Относительно низкая Относительно высокая
Информационные, социокультурные барьеры в МХС Относительно высокие Относительно низкие
Роль страновых факторов конкуренции фирм Относительно высокая благодаря сохранению экономических и информационных барьеров в МХС

Относительно низкая благодаря устранению

экономических и информационных

барьеров в МХС

Характеристики международного бизнеса Существенна роль многонациональных компаний, в которых стратегические функции вынесены в страну приложения капитала Существенная роль глобальных компаний, в которых стратегические функции сосредоточены в одной стране
Роль корпоративных факторов в развитии мировой экономики Высокая Высокая
Роль доминирующей группы стран в мировой экономике Взаимно у