Специфика процесса элитообразования и политического лидерства в СССР и современной России

Введение Элита охватывает наиболее влиятельные круги и группировки экономически и политически господствующего класса. Это люди, которые сосредоточили в своих руках большие материальные ресурсы, технико-организационные средства, средства массовой информации. Это профессиональные служащие, политики и идеологи и т.д.

Введение

Элита охватывает наиболее влиятельные круги и группировки экономически и политически господствующего класса. Это люди, которые сосредоточили в своих руках большие материальные ресурсы, технико-организационные средства, средства массовой информации. Это профессиональные служащие, политики и идеологи и т.д. Но политическая элита – это не просто арифметическая сумма правителей и властителей. Это образование более сложное. Суть не только в том, что ее члены концентрируют в своих руках власть путем монополизации права на принятие решения, на определение целей, но это прежде всего особая социальная группа, которая основана на глубоких внутренних связях входящих в нее политиков, идеологов и т.д. Их объединяют общие интересы, которые связаны с обладанием рычагами реальной власти, стремлением сохранить на них свою монополию, не допустить к ним другие группы, стабилизировать и укрепить позиции элиты как таковой, а следовательно, и позиции каждого ее члена.

Специфика процесса элитообразования и политического лидерства в СССР и современной России

Одной из важных проблем политической науки является разработка методологии зарождения и дальнейшего развития элитарных групп. В случае идентификации современной российской элиты важен не только выбор идентифицирующей методологии, но и уточнения соотношений таких социальных категорий, как класс, бюрократия, политбюрократия и собственно элита. Такая постановка вопроса обусловлена фактом преемственности нынешней элиты, которая сформировалась в своем большинстве из советской номенклатуры.

При этом нынешняя элита российского общества являет собой своеобразную смесь новономенклатурных образований, возникших в итоге приватизации государственной собственности, и старой партийной и советской номенклатуры ленинско-сталинского времени и постсталинской эпохи. Понятно, что изучение указанной номенклатуры невозможно без содержательного взаимосвязанного анализа понятий «элита», «класс», «бюрократия».

Нужно сказать, что понятия «класс» и «бюрократия» позволяют точнее сформулировать те концепции, в рамках которых исследуется номенклатура, называемая политбюрократией. Другими словами, невозможно рассмотрение феномена номенклатуры, исходя из какого-либо одного понятия, поскольку каждое из них фиксирует лишь отдельные стороны организации, механизма функционирования и трансформации номенклатуры.

Данное положение, на наш взгляд, имеет принципиальное значение, ибо позволяет оценивать тенденции и динамику становления партноменклатуры. Недооценка этого подхода привела, например, А.И. Фурсова, изучавшего разные периоды эволюции советского общества, к отказу от таких основополагающих понятий, как «политика», «класс», «бюрократия», «партократия». Все системы советского типа он описывает, используя один и тот же термин – «кратократия» (власть власти).

1Специфика процесса элитообразования и политического лидерства в СССР

Советский «правящий класс» заявил о своей элитарности не сразу после Октября 1917 года. Это определялось тем, что в первые послереволюционные годы этот класс, если использовать этот термин, не был сплоченным социальным слоем, сформированным по определенной системе. Он был социально разнороден, идеологически неоднороден, психологически неоднотипен, противоречив. Однако в процессе стабилизации советского строя в формировании правящего слоя начинают прослеживаться определенные тенденции.

Элитарность в СССР, как это часто бывало и в дореволюционной России, была присуща в первую очередь власти. Принадлежность к элите, правящему классу предопределялась занятием соответствующей должности в высшей иерархии партийного и государственного управления.

Собственно говоря, для ленинской послереволюционной эпохи характерна не столько элитарность правящего слоя, сколько начало бюрократизации этого слоя. Указанная бюрократизация была частью бюрократизации всей общественной жизни Советской России в целом. Становление советской элиты происходило, таким образом, в рамках формирующихся бюрократических институтов, и эта специфика отличала ее от западных элитарных структур буржуазного происхождения, имевших более широкую номенклатурную основу.

На специфику становления советской элиты оказало существенное влияние формирование однопартийной системы при руководящей роли большевистской партии. Установление диктатуры большевиков, ориентировавшейся на единственно верную «научную идеологию» и монопольно распоряжавшейся всеми экономическими ресурсами страны, сделало невозможным в тот период появление автономных элит (контрэлит).

Однако такой вектор политического развития не мог не требовать вполне определенных шагов в направлении значительного увеличения численности рядов партии, в том числе и партбюрократии, формирование которой продолжалось и все последующие годы.

Кто же они, предшественники современной политической элиты России? По данным VIII съезда РКП(б), в 1924 г. из всех членов партии 60 % были «политнеграмотными». В 1930 г. из 1675000 членов партии таких было более 900 тысяч. В 1934 г., то есть после первой пятилетки, партия насчитывала 1847488 человек, и отнюдь не все они были «политграмотными».

Такое большое количество политически необразованных членов партии, включая и тех из них, кто находился на руководящей партийной работе, особенно нижнего и среднего звеньев, обусловило то, что высший правящий слой строил свою идеологию, ориентируясь на патриархальную культуру. Эта идеология строилась на культе физического труда, требовала абсолютной монополии на власть и усиливала ее, воздействуя на культуру, поскольку по-своему трактовала моральные ценности, право и т.д.

Нужно сказать, что для понимания феномена правящего класса в СССР, указанные факты имеют принципиальное значение, если особенно учесть тот факт, что именно из рядов партийной номенклатуры осуществлялось выдвижение и назначение на государственные должности всех уровней, включая и высший слой государственного руководства. Партия все годы Советской власти была важнейшим источником пополнения правящего класса в нашей стране.

Таким образом, на основе указанного механизма в СССР происходило становление нового правящего слоя, названного «новым классом» (М. Джилас), или «номенклатурой» (М. Восленский), представленного верхними структурами партийного и государственного аппарата, чинами силовых органов, хозяйственными руководителями (включая председателей колхозов и директоров совхозов), правящего слоя, опиравшегося на иерархию партийных и административных групп на разных уровнях – районном, областном, краевом, республиканском, союзном.

Номенклатура может быть охарактеризована как форма организации политической элиты и, даже шире, как форма организации государственной власти в СССР. Коммунистическая партия, выступая в качестве института, организующего функционирование Советского государства, формировала корпорацию управленцев, опираясь при этом на номенклатурный принцип отбора, который в данном контексте есть захват «командных высот» и осуществление контроля над государством через систему номенклатуры должностей, не ограничивающуюся контролем над госаппаратом, а стремящуюся охватить все сферы общественной жизни. Номенклатурный принцип позволяет группе, захватившей контроль над государством, трансформировать и общество в целом, дабы не только подчинить его своей идеологии, но и сформировать иные – или же наполнить новым содержанием прежние – каналы социальной мобильности для обеспечения в конечной счете собственной безопасности и стабильности своей власти.

Используя номенклатуру в борьбе за власть, Сталин сделал из нее основу своего господства, однако же не хотел гарантировать ей полную безопасность. В отдельные годы репрессивный аппарат страны, который нередко называли карательным, действовал не в последнюю очередь против самой номенклатуры. Это не только препятствовало складыванию ее как самостоятельной группы, но и провоцировало приверженность ее представителей той модели поведения, когда только подчинение и личная преданность вождю открывали путь наверх.

Тем не менее, уже к концу 30-х гг. прошлого столетия партией были заложены основы кадровой политики. Так, в отчетном докладе на XVIII съезде ВКП(б) 10 марта 1939 г. задачи партии в деле кадровой политики были определены следующим образом:

1. Ценить кадры как золотой фонд партии и государства, дорожить ими, иметь к ним уважение.

2. Знать кадры, тщательно изучать достоинства и недостатки каждого кадрового работника, знать, на каком посту могут легче всего развернуться способности работника.

3. Заботливо выращивать кадры, помогать каждому растущему работнику подняться вверх, не жалеть времени для того, чтобы терпеливо «повозиться» с такими работниками и ускорить их рост.

4. Вовремя и смело выдвигать новые, молодые кадры, не давать им «перестояться» на старом месте, не давая им «закиснуть».

5. Расставить работников по постам таким образом, чтобы каждый работник чувствовал себя на месте.

Потребность в кадрах партийного аппарата, обладавших широкими познаниями не только в производственной, но и в партийно-политической сфере встала как острая проблема послевоенного партийного и государственного управления.

Только после смерти вождя, когда исчез механизм чисток, начинает формироваться собственно номенклатурная система власти. Лидеры страны стали постоянно подчеркивать необходимость проведения в жизнь принципа коллективного руководства, выражая тем самым необходимость осуществления власти в интересах номенклатуры. В этих условиях усиливается внутренняя дифференциация в самой номенклатуре, элита подразделяется на несколько более мелких подгрупп.

После смерти Сталина политическая система характеризуется тем, что она утрачивает массовый политический террор как механизм формирования и обновления элиты; какой-либо механизм обновления элиты в ней отсутствует; элита получает большой доступ к принятию основных политических решений; представители элиты стремятся легитимизировать существование элиты и делают это путем довольно робких рассуждений о коллективном руководстве, партийном руководстве; легитимность политической власти основывается на мифах коммунистической идеологии и весьма сомнительной харизматичности личности Н.С. Хрущева; начинается расслоение внутри самой элиты.

С конца 50-х гг. произошли существенные изменения в самом принципе подбора и расстановки кадров. На смену функциональному принципу пришел так называемый отраслевой принцип. С середины 60-х гг. преимущественным правом на выдвижение в аппарат управления стали обладать специалисты-производственники с опытом организационно-партийной работы на предприятиях. Такой подход нивелировал различия между партийной и хозяйственной номенклатурой.

Еще в конце периода правления Н.С. Хрущева представители правящей элиты, не опасаясь более за свою жизнь, вступают в контакт с теневой экономикой и начинают коррумпироваться. Во времена правления Л.И. Брежнева процесс разложения элиты принимает всеобщий характер. Одновременно представители реформаторов устраняются от какого-либо влияния на процесс принятия важнейших решений. Конституция, принятая при Брежневе, пытается легитимизировать элиту через знаменитую 6-ю статью о руководящей роли КПСС.

Пришедший на смену Л.И. Брежневу Ю.В. Андропов пытается ограничить власть периферийных элит и вновь интегрировать их с центральной элитой. Одной из мер, направленной на ограничение власти периферийных элит, была борьба с коррупцией центральной элиты.

Однако уход из жизни Ю.В. Андропова прервал деятельность в данном направлении. Его преемник, К.У. Черненко, прекратил преследования представителей элиты, обвиненных в коррупции, и начал быстро деятельность с целью легитимизации правящей элиты. Для этого он предпринял кампанию, направленную на так называемое усиление роли Советов, рассчитывая в будущем легитимизировать элиту путем совмещения советских и партийных должностей соответствующих уровней.

Наиболее радикальные попытки легитимизации элиты были предприняты М.С. Горбачевым. Они шли по следующим основным направлениям: продолжение «линии Черненко», нашедшее отражение в решениях XIX партконференции КПСС о совмещении постов секретарей КПСС с постами председателей исполкомов соответствующих уровней; легитимизация периферийных элит в глазах населения союзных республик через рациональное обоснование того, что именно эти элиты могут «отвоевать у центра» самостоятельность в области экономики и обеспечить охрану природы – на большее им полномочий не давалось; одновременно также происходило превращение представителей элиты в руководителей, а затем и в собственников различных совместных предприятий, которые были поставлены в особо льготные условия, что было достигнуто первоначальным устранением возможных конкурентов в рамках кампании по выполнению «Закона о борьбе с нетрудовыми доходами» 1986-1988 гг. и предоставлением льгот для совместных предприятий путем принятия соответствующих законодательных и нормативных актов.

М.С. Горбачев допустил сторонников реформ из элиты к принятию самых ответственных решений. В результате этого число реформаторов в рядах элиты стало расти, а их позиция становилась все более радикальной.

В конце 80-х гг. номенклатурная система формирования политбюрократической элиты была преобразована в самих своих основах, то есть при сохранении административных элитных позиций произошла их значительная трансформация, что связано в первую очередь с ликвидацией в 1991 г. аппарата КПСС как части государства, создавшей возможности для замещения элитных позиций претендентами на основе более открытой конкурентной борьбы, нередко хаотичной, обусловленной упразднением крайне жестко формализованных советских процедур. Однако число тех, кто вошел в новую политическую элиту, не будучи раньше в номенклатуре или кадровом резерве, крайне незначительно.

2Специфика процесса элитообразования и политического

лидерства в современной России

Современная политическая элита России начала формироваться в начале 1990-х годов. Переход от командно-административной системы к рыночной экономике в нашей стране повлек за собой изменения во всех сферах общественной жизни. Произошли коренные изменения и в модели элитообразования: постепенная замена доминировавшего на протяжении значительного периода предшествовавшей российской истории «служебно-номенклатурного» принципа элитообразования принципом элитного плюрализма. Отличительной чертой новой модели элитной организации стал ее дисперсный характер, предопределяющий множественность центров власти.

Немецкий ученый Э. Шнайдер, изучающий политическую систему современной России, считает, что новая российская политическая элита образовалась в недрах старой советской системы как вид контрэлиты в различных группах на федеральном уровне.

Исследователи отмечают, что современная правящая элита России отличается от советской многими важными качествами: генезисом, моделями рекрутирования, социально-профессиональным составом, внутренней организацией, политической ментальностью, характером отношений с обществом, уровнем реформаторского потенциала.

Различают два этапа формирования постсоветской элиты: «Ельцинский» и «Путинский».

2.1 «Ельцинский» этап

Начало было положено 29 мая 1990г., когда Председателем Верховного Совета РСФСР был избран Б. Ельцин, который взял на себя и функции главы государства. Второй шаг последовал после избрания Б.Ельцина Президентом России 12 июня 1991г. Б.Ельцин создал собственную администрацию, насчитывающую 1,5 тыс. человек, и приближающуюся по численности к аппарату бывшего ЦК КПСС. Третий шаг к образованию центральной российской политической элиты - выборы депутатов Государственной Думы и Совета Федерации 12 декабря 1993г. К четвертому этапу подвели парламентские выборы 1995г. и президентские выборы 1996 г.

Осуществление реформ сопровождалось острой борьбой «номенклатуры» и «олигархии».

В 1991-1996 гг. перевес сил был преимущественно на стороне номенклатуры, о чем свидетельствуют высокий удельный вес представителей бывшей совпартноменклатуры в структурах федеральной и особенно региональной власти, а также их значимое влияние на принятие важнейших решений той поры.

Свидетельством окончательной победы «олигархической» модели элитообразования стал состав сформированного летом 1996г. Правительства.

Особенностью постсоветской эволюции элит является то, что начиная с середины 1990-х гг. крупнейшие политико-финансовые кланы не просто делегировали представительство своих интересов группам давления, но и сами выступали ведущими авторами политического процесса. Подобное слияние власти и собственности и дает основание определить сложившуюся политическую систему как олигархическую. Ведущими элементами этой системы выступали высшая государственная бюрократия и крупнейшие корпоративные структуры.

О.Крыштановская отмечает, что «…за девять лет своего правления (1991-1999) Б.Ельцин так и не смог интегрировать верховную власть. При этом ни одна государственная структура не стала доминантной. В условиях вакуума власти неформальные группировки и кланы брали на себя государственные функции, конкурируя между собой за право выступать от имени президента. По мнению ученого, «в ельцинский период произошел распад верховной власти. Диффузия власти привела не к демократическому разделению властей, а к управленческому хаосу»

2.2 Особенности эволюции политической элиты «путинского» периода

К концу 1999г. страна пребывала в хаотическом состоянии, практически на грани распада. Многие национальные регионы ввели у себя собственные законы, которые противоречили Конституции России и ее федеральному законодательству. Центробежные силы набирали обороты. «Избежать катастрофы можно было единственным способом: привести в чувство высший правящий политический класс страны, который потерял национальные ориентиры безопасности государства в погоне за беспрецедентным растаскиванием российских богатств. Первым шагом в этом направлении стала сенсационная отставка глубоко больного президента Бориса Ельцина накануне 2000г. и приход на эту должность Владимира Путина.

С вступлением в должность нового энергичного президента, несмотря на ожидания широких слоев населения, быстрых и кардинальных перемен в высших правящих элитах не произошло.

В начальный период первого правления Владимира Путина высшая политэлита, казалось, оставалась прежней. Значительное время при новом президенте ключевые позиции все еще оставались в руках «старой» элиты, культивировавшей олигархат.

Но в политических недрах постепенно начиналась борьба между «ельцинской» элитой и новой, которая вошла в социологический и журналистский обиход как «питерская».

Стремление президента деприватизировать государственную власть неизбежно было сопряжено с урезанием власти тех, чьи полномочия при Ельцине разрослись за счет полномочий федеральной политической элиты. Это экономические и региональные элиты. Существенное снижение влияния этих двух категорий элит стало стратегической линией Путина в области внутренней политики. Если региональные элиты практически без боя приняли новые правила игры, то, стремление подчинить крупный бизнес, как и следовало ожидать, сопровождалось острой борьбой. Перипетии отношений бизнеса и власти (нашедшие отражение, в частности, в противостоянии «силовиков» и «либералов») не просто стали основной интригой «путинского» президентства, но предстали новым этапом развития центральной коллизии постсоветской политики - противостояния бюрократии и олигархии.

Сложные перипетии отношений государства с крупным бизнесом нашли отражение в изменении персонального состава путинской элиты. Попытки восстановить дееспособность государства при Путине определило укрепление позиций административно-политической бюрократии. Это, в свою очередь, обусловило расширение в элитном пуле сегмента карьерных бюрократов, призванных сменить сложившееся при Ельцине доминирование выходцев из крупного бизнеса в госаппарате. При Путине основным источником пополнения элиты стала военная и гражданская бюрократия.

Произошел массовый приток в федеральную политическую элиту сослуживцев Путина по работе в КГБ и питерской мэрии. Именно эти обстоятельства определили наиболее заметную тенденцию обновления политической элиты при Путине - возрастание численности бывших и действующих сотрудников военных и специальных ведомств. За первые два года правления Путина удельный вес военных во всех элитных группах увеличился с 11,25% до 25,1% .

Главными отличительными чертами путинской элиты стали снижение доли «интеллектуалов», имеющих ученую степень (при Б.Ельцине - 52,5%, при В.Путине - 20,9%), уменьшение и без того крайне низкого представительства женщин в элите (с 2,9% до 1,7%), «провинциализация» элиты и резкое увеличение числа военных, которых стали называть «силовиками».

Но экспансия «силовиков» - лишь внешняя сторона кадровой политики Путина, не вполне адекватно отражающая изменения в источниках рекрутирования элит. По оценке экспертов, темпы вхождения во власть представителей бизнеса заметно опережают аналогичные показатели военных. Так, за первые два года правления Путина удельный вес выходцев из бизнеса в составе политической элиты вырос в шесть раз и достиг 11,3% против 1,6% в 1993г. Таким образом, несмотря на более чем двукратное отставание от военных по удельному весу (соответственно, 11,3% и 25,1%), присутствие представителей деловых кругов в составе политико-управленческого корпуса страны стало достаточно заметным. Быстрый рост удельного веса предпринимателей, заметно опережающий приток бывших военных в состав элиты, определяет наиболее существенные тенденции эволюции персонального состава политической элиты в 2000-2005 гг.

Таким образом, наиболее значимыми социальными категориями рекрутирования элиты при Путине стали военные и предприниматели. И если в течение первого срока ключевые посты главы Администрации Президента РФ и главы Правительства РФ занимали «ельцинские» кадры, то команда второго срока Путина практически полностью состоит из его выдвиженцев.

Абсолютно новая ситуация в группах российских элит возникла накануне выборов в пятую Государственную думу, когда президент Путин неожиданно (для широких слоев населения) возглавил список партии «Единая Россия». Сотрудничество федеральной, региональной политической правящей и бизнес элит, предвыборная риторика лидеров партии и самого президента консолидировали подавляющее большинство элитных групп перед решающим сражением на следующих президентских выборах, от которых зависит будущее России.

В.Путин создал некую «монархическую систему», политико-идеологическое единомыслие, убрал из политики авантюрных пассионарных представителей.

Отсюда приход Д.Медведева к власти состоялся в ситуации «дворцовой», при полном отсутствии элитной конкуренции. И новому президенту приходиться иметь дело с представителями политической и экономической элиты, которые ориентируются не на нового главу государства, а на могущественного премьер-министра и руководить государственным аппаратом, в котором доминируют преданные Путину люди, в число которых входит и сам Медведев. А в российской политике больше, чем в какой либо другой, действует железное правило: лишь тот, кто имеет «своих» людей на важных постах, может надеяться на проведение собственной политической линии.

Д.Медведев еще только делает попытки создать собственное окружение и исправить те перекосы, которые в последнее время сложились в российской политической системе. Сегодня очевидна ситуация, что в условиях кризиса, что только за счет прокремлевской партии «Единая Россия» нельзя предотвратить возможные социальные и политические изменения. Здесь необходим политический консенсус, и власть его пока пытается найти в рамках все той же самой контролируемой демократии.

Заключение

Итак, подведем итоги.

В последнее время в отечественной политической науке все чаще ставится и обсуждается вопрос о природе и характере изменений правящей элиты в российском обществе. По существу, это вопрос о том, состоялась ли смена элит в постсоветский период. Для ответа на него можно воспользоваться предложенной типологией, дать краткую характеристику советской и современной российской элиты, а затем сопоставить полученные результаты.

Советская элита

Современная российская элита

Являлась закрытой, с невысокой степенью циркуляции. Вхождение в ее состав осуществлялось на основе многих формальных критериев (партийность, стаж работы, социальное происхождение, возраст, личная преданность, политическая лояльность). Механизм отбора – назначение

Является более открытой, с более высокой степенью циркуляции. Вхождение в ее состав осуществляется на основе меньшего числа формальных критериев и большего учета личных качеств человека. Механизм отбора – выборы

Отсутствовала отдельно существующая группа экономической элиты, так как политическая элита обладала монополией на владение государственной собственностью и правом распоряжения ею, а также стратегическими ресурсами

В связи с переходом общества к экономике рыночного типа и воссозданием института частной собственности возникла и выделилась в относительно самостоятельную группу экономическая элита

Являлась монопольно правящей. Монопольное господство основывалось на подавлении и уничтожении любых попыток формирования оппозиции. Контрэлита в связи с этим отсутствовала

Монопольное господство прекратилось в связи с процессами демократизации общества, бурного формирования оппозиции. Возникла контрэлита, в состав которой вошли руководители различных демократических движений, партий, представители творческой и научной интеллигенции

Характер внутриэлитных отношений определялся высокой степенью сплоченности, прежде всего на основе идеологического объединения

Характер внутриэлитных отношений определяется низкой степенью сплоченности, борьбой между различными политическими силами, иногда идейно противостоящими друг другу

Степень реальной представительности – низкая

Степень представительности несколько шире

Современную российскую элиту от советской отличает прежде всего возрастной состав – средний возраст высшего руководства страны на рубеже ХХ–ХХI вв. составляет 53 года (в 1980-е годы – 62 года). Примерно на 10% повысился уровень образования высшего слоя элиты за счет появления в ней людей, получивших два и более высших образования.

Несмотря на изменение механизма отбора (выборы вместо назначения), радикальной смены состава элиты в 1990-е годы не произошло. Это позволяет предположить, что приток в элиту новых членов из неэлитных групп ограничился, а выборы стали важнейшим инструментом обеспечения легитимности современной российской элиты.

Процесс смены элит в российском обществе еще не завершен. Новая российская элита отличается от старой советской своей структурой, механизмами рекрутирования и легитимации, более высокой степенью конкурентности. Однако ее состав и некоторые черты внутриэлитных отношений несут на себе отпечаток «номенклатурного» прошлого.

Таким образом, типология элиты позволяет глубже понять ее суть и специфику деятельности в жизни конкретного общества.

В последнее время стало заметным улучшение качественного состава современной российской политической элиты:

а) повышается ее образовательный уровень;

б) происходит оптимизация возрастного состава (приток в элиту более молодых политиков);

в) многие политики обладают опытом управленческой деятельности.

Однако статистические данные не позволяют сделать вывод об эффективности деятельности элиты, поскольку степень этой эффективности определяется адекватностью принимаемых решений потребностям развития всего общества.

Список использованных источников

1. Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России,2006

2. Соловьев А.И. Политология М.: Аслент-Пресс, 2006

3. Шибутов М.М., Собянин А.Д. Российская элита эпохи Владимира Путина в преддверии перемен. // Республика. - 2008 - №3

4 .Андрусенко Л. Медведев и призрак либерализации // Политический журнал - 2008 - №4

5. Титов В. Н. Политическая элита и проблемы политики. СОЦИС, М., 1998.

6. Ашин Г.К. Правящая элита и общество. Свободная мысль, 1993.

7. Политология: Учебник /Под ред. В.А.Ачкасова, В.А.Гуторова - М.: Юрайт, 2005.

8. Политология: / Под ред. М.А. Василика Учебник - М.: Гардарики, 2005.

9. Крыштановская О. Анатомия Российской элиты М.:Захаров, 2005