Реституция культурных ценностей

Механизм действия института реституции культурных ценностей. Политических отношений, на основе которых каждое государство строит свою внешнюю политику.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

МОЛДАВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ВНЕШНИХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

Учебная дисципина:

Международное публичное право

КУРСОВАЯ РАБОТА НА ТЕМУ :

РЕСТИТУЦИЯ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ: МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Выполнил студент юридического

факультета 4-го курса 15-й группы:

Майстренко Юрий

Научный руководитель:

Згардан Диана

Валентиновна

КИШИНЕВ 1999

ПЛАН:

ВВЕДЕНИЕ

I. ПОНЯТИЕ “КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ” В

МЕЖДУНАРОДНЫХ АКТАХ И ВНУТРЕННЕМ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ГОСУДАРСТВ.

II. РЕСТИТУЦИЯ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ:

а) Развитие и становление института реституции культурных ценностей

б) Механизм действия института реституции культурных ценностей

согласно международным конвенциям

III. ПРОБЛЕМЫ РЕСТИТУЦИИ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ,

ПЕРЕМЕЩЕННЫХ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

“… основывать международное

культурное сотрудничество на

фундаментальных принципах

международного права, то есть

уважения национального

суверенитета и независимости,

равенства прав, невмешательства

во внутренние дела и взаимной

выгоде”.

Из материалов Межправительственной

конференции по организационным,

административным и финансовым

аспектам политики в области культуры,

Венеция, 24 августа – 2 сентября 1970 года.

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время международные отношения характеризуются связями государств в самых различных областях человеческой деятельности. В первую очередь это касается политических отношений, на основе которых каждое государство строит свою внешнюю политику, которая определяет основы сотрудничества этого государства с другими государствами в иных областях международных связей: в экономической области, в области научно-технического сотрудничества, в гуманитарной области, в области международной борьбы с преступностью и т.д. Сотрудничество государств в области культуры тоже входит в этот список.

Культура, сама по себе как общечеловеческая ценность, не признает границ. Взаимодействие, взаимообогащение различных культур происходит на самых разных уровнях и государства не в силах остановить этот процесс. Однако, государствам под силу процесс этот упростить, ускорить, сделать наиболее приемлемыми “правила игры”, по которым происходит культурный обмен между государствами. Инструментом этого регулирования является международное публичное право, а точнее соглашения и конвенции между субъектами международного права, регулирующие международный культурный обмен. Наиболее интенсивное развитие международного права в этой области мы наблюдаем во второй половине ХХ века. На это существует ряд объективных причин:

- Вторая Мировая война, с ее огромными невосполнимыми потерями культурных памятников и культурных ценностей;

- Учреждение в 1945 году на Лондонской конференции Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), ставшей с 1946 года специализированным учреждением Организации Объединенных Наций (ООН);

- Развитие всего международного права как основы межгосударственных отношений;

- Нарастающая угроза сохранности и возможности передачи потомкам культурного наследия в виду самых различных причин (о некоторых мы поговорим в этой работе).

Важнейшей функцией общения государств в области культуры является то, “что культурные обмены и сотрудничество содействуют лучшему взаимопониманию между людьми и между народами и способствуют таким образом упрочнению согласия между государствами…” [1]

Одним из видов международного культурного обмена и сотрудничества является обмен и распространение культурных ценностей. Такие шедевры как собор Василия Блаженного в Москве и мавзолей Тадж-Махал в Индии, Храм Неба в Пекине и Палаццио Веккио во Флоренции, икона “Троица” Андрея Рублева и “Сикстинская мадонна” Рафаэля, дворцы Версаля и Петергофа являются культурными ценностями не только стран местонахождения, но составляют культурное наследие всего человечества.

Все шедевры составляют достояние общечеловеческой культуры. Поэтому в межгосударственном общении происходит взаимообмен культурными ценностями, на основе которого люди разных стран могут ознакомиться с культурными ценностями, составляющими коллекции самых различных культурных учреждений мира (музеи, галереи, библиотеки и т.д.). Так, Япония знакомится с работами русских художников- передвижников XIX века, а в Москву приезжает выставка произведений Сальвадора Дали, жители Европы посещают выставку работ Рембрандта, Веласкеса, Тициана. Гойи, Эль-Греко из собрания Нью-Йоркского музея Метрополитен, а канадцы – выставку произведений искусства средневековой Японии. Всем этим контактам предшествует кропотливая работа многих людей на самом разном уровне: от правительств и министерств государств до работников музеев, галерей и других неправительственных организаций.

Однако, обмен между государственными культурными ценностями влечет и существенные проблемы. Одной из таких проблем общемирового характера являются вопросы охраны памятников культуры. Опасность, которой подвергаются культурные ценности, имеет двойную природу:

во-первых, это объективные проблемы, касающиеся сохранности памятников ввиду их естественного старения и разрушения. Сюда входят вопросы реставрации, консервации памятников, различных форм и методов охраны от физического разрушения;

во-вторых, проблемы, источником которых служит само человечество, т.к. своими войнами и вооруженными конфликтами, кражами и хищениями оно наносит вред культурным ценностям в несколько раз больше, чем природные катаклизмы или физическое воздействие времени на памятники культуры.

Противодействие проблемам естественного характера регламентируется техническими нормами. Проблемы охраны памятников истории и культуры, имеющие источник в виде человеческих взаимоотношений, регулируется законодательством каждого государства. Однако, охрана культурных ценностей не может происходить лишь на уровне государственного регулирования. Здесь необходимо взаимодействие государств, объединение их усилий, имеющих конечную цель - сохранение культурного наследия всего человечества и передача его будущим поколениям. В этом смысл регламентации вопросов охраны культурных ценностей в международных двухсторонних и многосторонних соглашениях.

Данная работа будет посвящена лишь одному из институтов международной охраны культурных ценностей – реституции культурных ценностей. В мире нередко возникают ситуации, когда культурное достояние, принадлежащее одной стране, в силу различных обстоятельств перемещается в другую страну. В этой связи возникает международная ситуация, в ходе которой необходимо определить международно-правовый статус культурных ценностей и порядок их реституции (возврата) той стороне, которой они принадлежат по праву.

Основным источником такой ситуации являются войны и вооруженные конфликты. На протяжении всей истории человечества войны сопровождались перемещением культурных ценностей, которые в виде трофеев победившей стороной вывозились за пределы страны, проигравшей в вооруженном конфликте. Нередко за какой-либо конкретной культурной ценностью тянется целый шлейф перемещений из одних рук в другие [2] .

Другим, выдвинувшемся в последнее время на первые роли, источником международных ситуаций, в ходе разрешения которых необходимо применять институт реституции, являются процветающие кражи и грабежи музеев, галерей, частных собраний и перепродажа украденных ценностей в другие государства. Расцвет данного вида преступлений объясняется тем. Что начиная с середины XIX века культурные ценности начинают рассматриваться некоторыми состоятельными людьми не сколько, как произведение искусства, а как хорошее и выгодное помещение капитала. Со временем это убеждение лишь усилилось. Так, Ричард Тьюлз, Тод Тьюлз и Эдвард Бредли в книге “Фондовый рынок” приводят таблицу доходности различных финансовых и материальных активов [3] . На первом месте в этой таблице находятся картины старых мастеров, оставив позади акции,золото, бриллианты, нефть, недвижимость, облигации и другие активы. Как известно, спрос рождает предложение. Поэтому, поскольку кражи культурных ценностей приносят значительные дивиденды. Несмотря на свой криминальный характер, они будут существовать и будет существовать необходимость противостоять этой деятельности. Одним из механизмов такого противостояния является реституция.

И, прежде чем перейти к основной части этой работы, хочется вспомнить слова великого русского писателя Ф.М.Достоевского: “Красота спасет мир!”. Перефразировав это высказывание, мы получим основную идею как данной работы, так и всех усилий по международной регламентации охраны культурных ценностей: “Мир спасет красоту!”.

I. ПОНЯТИЕ “КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ”В МЕЖДУНАРОДНЫХ АКТАХ И ВНУТРЕННЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

ГОСУДАРСТВ.

Для рассмотрения основных вопросов этой работы прежде всего необходимо дать развернутое толкование основному понятию, которым мы будем оперировать на протяжении всей курсовой работы. Понятие это – культурные ценности (biens culturels, cultural property, bienes culturales). Они являются основным объектом международно-правовых отношений государств по реституции. Поэтому, прежде, чем рассматривать механизм действия этого института, необходимо выяснить, по поводу чего возникают эти отношения и что входит в понятие “культурные ценности”.

Советский Энциклопедический словарь [4] , определяя понятие “культура”, пишет. Что это “… исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях …”(выделено мною, М.Ю.). В этом определении нас особо интересует последнее положение. Из него следует. Что культурные ценности – это материально реализованная культура, т.е. культура находит свое выражение в определенных реально существующих предметах. Таким образом, передавая будущим поколениям эти предметы, мы знакомим их с культурой, приобщаем их к ней и сохраняем ее для следующего поколения.

В международно-правовом аспекте понятие “культурные ценности” имеет две особенности. Во-первых, в международных конвенциях или соглашениях (договорах) не существует универсального понятия “культурные ценности”, которое охватывало бы все объекты, подпадающие под данное определение. Вторая особенность заключается в том, что каждая международная конвенция дает определение культурных ценностей, исходя из специфики тех правоотношений, которые она призвана урегулировать. На основе этих двух особенностей и сложилось понятие “культурные ценности”, фигурирующее в международных актах. Рассмотрим основные из них.

В договоре о защите учреждений, служащих целям науки и искусства, а также исторических памятников, больше известном, как Пакт Рериха, принятом 15 апреля 1935 г. в Вашингтоне, определение “культурные ценности” отсутствует. Объект защиты определен в ст.1 Пакта: “Исторические памятники, музеи и учреждения, служащие целям науки, искусства, образования и культуры…” [5] Таким образом, в этом международном документе предпринята первая, пусть и слабая, попытка определения культурных ценностей, даже несмотря на отсутствие самого понятия “культурные ценности” в содержании Договора.

Впервые понятие “культурные ценности” встречается в Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, подписанной в Гааге 14 мая 1954 г. Определение. Содержащееся в ст.1 этой Конвенции мы рассмотрим подробнее.

Пункт 1 статьи 1 определяет, что под культурными ценностями в данной Конвенции подразумеваются ценности, движимые и недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, независимо от их происхождения и владельца [6] . Из этого определения следует, что культурная ценность – это как движимое имущество, так и недвижимое, характерной чертой, я бы сказал, квалифицирующей, является то обстоятельство, что оно (имущество) имеет большое значение для культурного наследия каждого народа. Определяя понятие “культурные ценности” Конвенция определяет лишь границы, право же государств и народов причислить ту, или иную вещь (имущество) к культурной ценности никто не ограничивает. Все зависит от исторического и культурного развития того или иного народа. Более того, Конвенция говорит о том, что не принимаются во внимание происхождение культурной ценности и кто является ее владельцем. Право собственности на культурные ценности может принадлежать как государственным организациям культуры: музеям, галереям, библиотекам и т.д., так и находиться в частной собственности.

Статья 1 Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта дает классификацию культурных ценностей. Разделяя их на 3 категории:

1) Непосредственно культурные ценности, а именно: памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, архитектурные ансамбли, которые в качестве таковых представляют исторический или художественный интерес, произведения искусства, рукописи, книги, другие предметы художественного, исторического или археологического значения, а также научные коллекции или важные коллекции книг, архивных материалов или репродукций ценностей, указанных выше [7] .

2) Здания, основным назначением которых является хранение и экспонирование движимых культурных ценностей, причисленных в первой категории. К ним относятся музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов.

3) Центры сосредоточения культурных ценностей. К этой категории Конвенция относит центры, в которых собрано значительное количество культурных ценностей. Примером такого центра служит Московский Кремль, сам представляющий архитектурный и исторический памятник, на территории которого сосредоточены другие значительные культурные ценности: музеи Московского Кремля, соборы, Царь-колокол, Царь-пушка и другие [8] . Центрами сосредоточения культурных ценностей могут быть признаны и целые города, такие, например, как Флоренция, Венеция, Суздаль.

Определение культурных ценностей, данное Гаагской Конвенцией о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954г. очень обширное и наиболее полное. Это обусловлено теми отношениями, которые она призвана урегулировать и стремлением охватить как можно большее число объектов, подпадающих под понятие “культурные ценности” и пользующихся правовой защитой Конвенции.

Следующими международными актами, содержащими понятия культурных ценностей, являются два документа, принятых под эгидой ЮНЕСКО. 19 ноября 1964 г. была принята Рекомендация о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, а 14 ноября 1970 г. – Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности [9] (в дальнейшем, Рекомендации 1964 г., Конвенция 1970 г.).

Пункт 1 Рекомендации определяет культурные ценности как движимое и недвижимое имущество, имеющее большое значение для культурного достояния каждой страны. Государствам рекомендуется устанавливать критерии для отнесения находящихся на их территории ценностей к категории “ имеющих большое значение для культурного достояния страны”. Рекомендация дает перечень таких предметов: произведения искусства и архитектуры, рукописи, книги и др. предметы, представляющие интерес с точки зрения искусства, истории или археологии, этнографические документы, типичные образцы флоры и фауны, научные коллекции и важные коллекции книг и архивных документов, в т.ч. музыкальные архивы.

Конвенция 1970 г. определяет в ст.1 культурные ценности, как “ ценности религиозного или светского характера, которые рассматриваются каждым государством как представляющие значение для археологии, доисторического периода, истории, литературы, искусства и науки [10] . Если сравнить определения,данные в Рекомендации 1964г. и Конвенции 1970 г. с определением культурных ценностей Гаагской Конвенции 1954 г., рассмотренной выше, то мы заметим, что в определениях, данных Рекомендацией 1964 г. и Конвенцией 1970 г. прямо предусмотрено право самих государств определять, что является культурной ценностью. Исходя из ценности именно для данного народа (государства).

При сравнении определений, данных Конвенцией 1970 г. и Рекомендацией 1964 г. стоит отметить, что Конвенция не делит культурные ценности на движимое и недвижимое имущество. Конечно, в силу характера Конвенции 1970 г., прежде всего имеются ввиду движимые объекты, но в силу своей природы это могут быть и недвижимые объекты [11] .

Конвенция 1970 г. делит культурные ценности на 11 категорий:

1) Редкие коллекции и образцы флоры и фауны, минералогии, анатомии и предметы, представляющие интерес для палеонтологии;

2) Ценности, касающиеся истории, включая историю науки и техники, историю войн и обществ, а также связанные с жизнью национальных деятелей, мыслителей, ученых и артистов и с крупными национальными событиями;

3) Археологические находки (включая обычные и тайные) и археологические открытия. (К тайным археологическим находкам относятся добытые при незаконно проводимых раскопках без специального разрешения государства – прим.М.Ю.);

4) Составные части расчлененных художественных и исторических памятников и исторических мест;

5) Старинные предметы более, чем столетней давности, такие как надписи, чеканные монеты и печати;

6) Этнологические материалы;

7) Художественные ценности, включающие: полотна, картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из любых материалов (за исключением чертежей и промышленных изделий, украшенных от руки)(исключенные объекты подпадают под охрану международных договоров о защите промышленной собственности – прим. М.Ю.), оригинальные произведения скульптурного искусства из любых материалов, оригинальные гравюры, эстампы и литографии, оригинальные художественные подборки и монтажи из любых материалов;

8) редкие рукописи и инкунабулы, старинные книги, документы и издания, представляющие собой интерес (исторический, художественный, научный, литературный и т.д.), отдельно или в коллекциях;

9) почтовые марки, налоговые и аналогичные марки, отдельно и в коллекциях;

10) архивы, включая фоно-, фото-, и киноархивы;

11) мебель более чем 100-летней давности и старинные музыкальные инструменты. [12]

Мною полностью приведена эта классификация, т.к. именно эта

классификация культурных ценностей, как и само определение культурных ценностей наиболее близко к теме нашей работы - реституции культурных ценностей. Международный институт по унификации права (ЮНИДРУА) предложил проект Конвенции по похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям, которая была подписана на дипломатической конференции в Риме с 7 по 24 июня 1995 г. [13] В этой конвенции приводится классификация культурных ценностей полностью идентичная приводимой в статье 1 Конвенции 1970 года.

Более того, в примечании к статье 75 “Контрабанда” Уголовного кодекса республики Молдова (принят 24 мая 1961 года), говорится, что под культурными ценностями, о которых идет речь в статье, понимаются ценности, указанные в статье 1 Конвенции 1970 года. Таким образом, это понятие было имплементированно во внутреннее законодательство республики Молдова.

В других внутренних нормативных актах понятие “культурные ценности” в республики Молдова не применяется. В ранее существовавшем союзном и продублированном республиканском законах ”Об охране и использовании памятников истории и культуры” (Закон СССР принят 29 октября 1976 года, закон МССР принят 29 декабря 1977 года) регулирует понятие памятника истории и культуры:

“ ...сооружения, памятные места и предметы, связанные с историческими событиями в жизни народа, развитием общества и государства, произведения материального и духовного творчества, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность”. [14]

Российская Федерация, напротив, в своем нынешнем законодательстве широко использует термин “культурные ценности”:

ст.7 закона РФ “о вывозе и ввозе культурных ценностей” дает определение, что это “... имущественные ценности религиозного или светского характера, имеющие историческое, художественное, научное и иное культурное значение...”. Это же определение используется в законе РФ № 64 - Ф3 “О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате второй мировой войны и находящихся на территории РФ”, принятом 15 апреля 1998 года. [15]

Вопросами определения “культурных ценностей” как понятия занимались и ученые-правоведы: поляк С.Нахлик, болгарин Е. Александров, россиянин М. Богуславский и другие. Наиболее оригинальную точку зрения высказал Е. Александров: ”Любые произведения, являющиеся результатом творческого самовыражения человека в прошлом или настоящем (в художественной, научной, культурной, образовательной областях), которые имеют значение для объяснения существовавшей в прошлом или настоящем (в художественной, научной, культурной, образовательной областях), которые имеют значение для объяснения существовавшей в прошлом и для развития современной и текущей культуры, представляют собой культурные ценности”. [16] Таким образом, к культурным ценностям Александров причислил и объекты, охраняемые нормами авторского права. С этим можно согласиться в плане охраны культурных ценностей, т.к. международное право в области охраны культурных ценностей развивается в сторону расширения кодификации объектов

защиты. Однако, для целей нашей курсовой работы, ровно как и реституции как международно-правового института определение, данное Е. Александровым, малоприменимо. Во всей дальнейшей работе, употребляя термин “культурные ценности” мы будем подразумевать определение, данное ст.1 Конвенцией ООН 1970 года, данное нами выше (За исключением случаев, специально мною оговариваемых).

II. РЕСТИТУЦИЯ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ .

Институт реституции пришел в правовую науку и практику из римского права. Так, Новицкий И.Б. в учебнике римского права, в параграфе об особых средствах преторской защиты, пишет : ”Restitutio in integrum (восстановление в первоначальное положение). В особо уважительных случаях претор позволял уничтожить наступившие юридические последствия (например, расторгнуть заключенный договор) ввиду того, что он признавал несправедливым применение в подобного рода случаях общих норм права. Постановление о таком восстановлении прежнего положения или реституции претор выносил после предварительного выяснения обстоятельств дела(causa cognita)”. [17] Причем в продолжении определения указывает, что реституцию может получить и лицо,терпящее значительный ущерб от сделки, заключенной под влиянием угроз и обмана.

В гражданском праве под реституцией понимается возврат сторонами, заключившими сделку, всего полученного или по сделке в случае признания ее недействительной. Причем выделяют двусторонюю реституцию - когда возврат всего полученного по сделке производится обеими сторонами, например ст. 50 ГК РМ [18] , и односторонюю реституцию - когда возврат всего переданного по сделке производится

стороне, действующей надлежащим образом, а стороне, действующей ненадлежащим образом(с умыслом) возврат не производится,например ст. 51 ГК РМ. При невозможности возвратить полученное по сделке в натуре, сторона возмещает его стоимость в деньгах (ст. 58 ГК РМ).

Из всего вышеперечисленного видно, что институт реституции является сложным правовым механизмом, он не существует отдельно, а является составной частью правовой отрасли и взаимосвязан с другими правовыми институтами. Более того наступление реституции предшествует возникновение правовой ситуации, требующей разрешение именно с помощью этого института. Этот механизм не может применяться автономно, он является логическим следствием возникшей правовой ситуации и требует подробного рассмотрения обстоятельств, явившихся причиной возникшего.

В следующих двух пунктах этой главы мы рассмотрим как был адаптирован институт реституции к нормам международного права, а также рассмотрим его механизм с точки зрения международного публичного права. В то же время, не стоит забывать все вышеперечисленные особенности реституции, как института римского и гражданского права, т.к. они пересекаются с механизмом реституции международного права.

а.) Развитие и становление института реституции

культурных ценностей .

Процессу реституции культурных ценностей в международном праве неизменно предшествует незаконное перемещение этих ценностей из одного государства в другое. Под незаконным перемещением понимаются самые различные действия, носящий противоправный характер: хищение, кражи, контрабандная перевозка, незаконный вывоз и т.д.

В основном эти действия сопутствуют вооруженным конфликтам. Война стала неотъемлемой частью истории человечества. На протяжении веков не было и дня, чтобы в каком-либо уголке земного шара не велось боевых действий, которые влекут разрушение, смерть, пожары и разграбление.

Одной из основных целей ведения войны, особенно в древности, являлось обогащение. За счет разграбление завоеванных стран крепли и возвышались победители. Оставляя порабощенный народ в нищете, они убивали “двух зайцев”: обогащались сами и обкрадывая побежденных, не давали им восстановить свои силы, тем самым сохраняли свою власть на долгие года и века. Среди имущества, которое завоеватели вывозили в качестве “Трофея” особым уважением у высшего сословия пользовались культурные ценности. Если простому люду было все равно, что привезти из военного похода: коня, повозку, пару мешков пшеницы или золотой сосуд тонкой работы, то знать стремилась пополнить свои трофеи за счет именно культурных ценностей порабощенного народа, делала это осознанно. А затем украшала свои имения, дома и виллы вывезенными военными трофеями.

В древности в этом особенно преуспел Рим, ведя активную колонизаторскую политику в эпоху своего рассвета. Так, завоевав Древнюю Грецию, римляне полностью разграбили эту страну, славившуюся своим культурным развитием. Добычей римских завоевателей стали великие творения Поликлета, Праксителя, Фидия. [19]

Лишь один полководец Фульвий Нобилиор привез в Рим 280 медных и 230 мраморных статуй. Во времена императора Нерона, из Дельф были вывезены 500 скульптур, которые затем пошли на украшение дворцов и парков. Всего же за эту компанию из Греции вывезли около 100000 ценных предметов искусства. Такое варварское поведение вынудило более 2000 лет назад греческого летописца Полибия написать такие слова: ” Я надеюсь, что будущие завоеватели научаться не разорять покоряемые ими города, что они будут воздерживаться от украшений своих стран за счет бед и несчастий других народов”.

Но подвергалось разграблению не только одна Греция. Вся завоевательная политика Древнего Рима сопровождалась военными походами, разграблением порабощенных народов, вывозом культурных ценностей. Таким образом, еще в древности был выработан один из основных законов войны, дававший право победителю на разграбление побежденного народа и вывоз военных “трофеев” из порабощенной страны. Закона или правила, противодействующего этим действиям тогда не было и быть не могло. Вывоз культурных ценностей из завоеванных стран был верхом доблести, знаком унижения и порабощения народа, а потому не мог быть признан неправомерным, т.к. в то время действовал “закон сильного”.

Однако завоеватель не долго ликовал, т.к. он в свою очередь подвергался набегам со стороны других народов и культурные ценности, завоеванные им, в любой момент могли перекочевать к другим захватчикам, ничем от первых не отличающихся. В этой связи я хочу привести один пример, свидетельствующий с одной стороны именно о такого рода перемещениях культурной ценности, а с другой - о сложности дальнейшего рассмотрения вопроса о реституции этой культурной ценности. В XII веке новгородцы, направляясь в древнюю столицу Швеции Сигтуну, повстречались ладьями эстов (древних предков эстонцев) и узнали, что те ограбили и сожгли Сигтуну. Новгордцы атаковали ладьи эстов и отобрали большую часть их добычи, в том числе и церковные литые врата. Последние были торжественно установлены в Новгороде, в храме Святой Софии. Однако, самим шведам эти ворота достались также в качестве трофея после ограбления города Аахена (Бремена). [20]

Средние века лишь продолжили и развили обычай разграбления завоеванных стран. Крестовые походы христианских государств Европы против “неверных” продолжающихся 174 года (1096-1270) принесли его участникам богатую добычу, среди которой было много произведений искусства восточных народов. В средние века ограбление дворцов и храмов в захваченных странах рассматривалось как законное право победителя. Так было, например в 1527 году, когда войска императора Карла V варварски разграбили Рим. Это разграбление вошло в историю под названием “Сакко ди Рома”.

Другой пример: накануне взятия Праги шведскими войсками, королева Швеции Кристина напомнила своим полководцам, чтобы они непременно захватили сокровища искусства, хранившиеся в Гродганах, близ Праги. Высочайшее пожелание было выполнено. Вниз по Эльбе поплыло в Швецию несколько судов, в трюмах которых лежало более 1000 картин, скульптур, древних рукописей.

Таким образом, единственным правилом, сформировавшимся за историю войн, ведущихся в древнем мире и средние века, было: ”Победивший всегда прав, а следовательно имеет право на все”. Однако с этим были согласны не все. Один из основателей международно-правовой науки Альберико Джентили первым ставит вопрос о правовой защите предметов искусства в своей работе “ О праве войны” (1598 г.). Он в частности, восстает против их разграбления в ходе войны. [21]

Другой известный юрист Эмер де Ваттель в книге “Право народов” писал: ” По какой бы причине не разорялась страна, на ее территории должны быть сохранены строения, которые делают честь

человечеству и не прибавляют ничего к мощи врага, а именно: храмы, могилы, общественные строения и сооружения выдающейся красоты”. [22]

Великая Французская Революция выдвинула идею охрану памятников культуры и произведений искусства. Декретом Конвента от 1791 года впервые в истории исторические культурные памятники объявляются всенародным достоянием, а частные коллекции - национализируются. [23] Однако в период наполеоновских войн начинается массовое и систематическое разграбление крупнейших мировых образцов искусства и их вывоз во Францию. Приказ, изданный в Париже 18 июля 1794 года гласил, что все значительные произведения искусства должны находиться “ради чести и прогресса искусства в руках свободных людей и там, где они живут”. Нечто подобное выскажут и главные нацистские преступники на Нюрнбергском процессе, обвиненные в хищении культурных ценностей. Более того, существует еще одна параллель между разграблениями культурных ценностей наполеоновской армией и гитлеровской Германией. И те, и другие делали это планомерно и методично. Обворовывая Италию, германские государства, Испанию, Египет, французская армия создала специальный штаб по сбору и учету добычи во главе с Домиником Виван Денон. [24]

Войны, которые вел Наполеон Бонапарт сопровождались беспрецедентным дотоле ограблением побежденных в виде огромных контрибуций и реквизиций или просто открытого грабежа, которым занимались от простого солдата до маршала. Так, наполеоновский генерал Сульт, руководя войсками в Испании, охотился за редкими картинами Эль Греко и Веласкеса. Однако он не был ни ценителем, ни знатоком искусства, эти картины его привлекали их ценой, послужив источником его обогащения.

После разгрома наполеоновской армии при Ватерлоо и проведении Венского конгресса (сентябрь 1814 года - июнь 1815 года) часть награбленных произведений искусств вернулась к прежним хозяевам. Мы уже говорили о фигурах коней, снятых с собора на площади Святого Марка в Венеции. Трудные переговоры вел итальянский скульптор Канова о возврате из Франции в Италию таких шедевров как “Умирающий гладиатор”, “Аполон Бельведерский”, “Венера Медичи”.

На протяжении всего XIX века начинает постепенно формироваться норма обычного международного права о реституции имущества, незаконно изъятого и вывезенного одним государством с оккупированной территории другого. принцип реституции культурных ценностей (некоторых архивов и ценностей), захваченных во время войны находит отражение в текстах ряда мирных договоров. Этот принцип соблюдается в той или иной мере (либо официально ставится вопрос о его соблюдении) в большинстве войн, ведущихся в XIX веке:

Крымская война 1855 - 1856 годов, русско-турецкая война 1877-1878 годов, франко-прусская война 1870-1871 годов.

В 1899 году на мирной конференции в Гааге были кодифицированы обычные нормы, регулирующие законы и обычаи войны. На 2-ой мирной конференции в Гааге в 1907 году конвенции были доработаны и вошли в историю как Гаагские конвенции о законах и обычаях войны. На институт реституции культурных ценностей эти конвенции повлияли непосредственным образом, о чем мы поговорим в следующей главе.

Правовое закрепление правила о реституции получили и в системе мирных договоров, заключенных после окончания первой мировой войны. Эти правила говорили о реституции имущества, но в некоторых случаях обговаривались и конкретно-культурные ценности.

Так, ст.238 Версальского договора (1919 года) предусматривала возвращение Германией “живого инвентаря, всякого рода предметов и забранных, захваченных или секвестированных ценностей в тех случаях, когда будет возможно опознать их на территории Германии или на территории ее союзников”, а ст.126 Нейского договора обязывала Болгарию провести розыск и возвратить все “документы и архивы, и все предметы, представляющие археологический, исторический или художественный интерес, которые во время войны были вывезены с территорий оккупированных стран” (Греция, Румыния, Сербия).

Польский юрист С. Нахлик, анализируя нормы Парижских мирных договоров 1919 года, отмечал следующие особенности:

1) они не ограничиваются ликвидацией последствий только первой мировой войны. Требования о возврате культурных ценностей касались претензий, относящихся к более отдаленным срокам;

2) впервые предусматривалась реституция не путем возврата тех же ценностей, а путем замены их аналогичными. Этот принцип был применен в отношении обязательства Германии вернуть университету в Лувене (Бельгия) рукописи, инкунабулы, печатные книги и объекты коллекции, соответствующие по числу и ценности объектам, уничтоженной Германией в библиотеке Лувена [25] ;

3) В ряде случаев предусматривалось возвращения определенных объектов в то место, с которым они были традиционно связаны.

Таким образом, к началу XX века постепенно в международном праве сформировался институт реституции. На это указывают международные документы, принятые в это время, а также объективные обстоятельства, явившееся причиной развития этого института. Такими причинами были:

1) Вовлечение в вооруженные конфликты большое количество стран, приводящее к разрастанию очага войны на большую территорию.

2) Использование в результате научно-технического прогресса в вооруженных конфликтах более совершенной техники, способной нанести больше урона.

3) Совершенствование военной техники и разрастание вооруженных конфликтов до мировых войн наносит непоправимый вред культурным ценностям стран, вовлеченных в конфликт, что приводит к незаконному перемещению этих культурных ценностей.

Все выше перечисленное можно в полной мере отнести и к ситуации, сложившейся в ходе Второй мировой войны.

В ответ на попрание фашистской Германией всех правил ведения войны, организацию разграбления оккупированных территорий, Правительства США,СССР, Великобритании и других пятнадцати государств приняли декларацию от 5 января 1943 года, в которой говорилось, что правительства этих стран делают предупреждение ”... что они намерены сделать все возможное для ликвидации методов лишения собственности, практикуемых правительствами, с которыми они находятся в состоянии войны...” [26] .

Данная декларация нашла отражение в Парижских мирных договорах 1947 года, развивших положение о реституции. [27]

Как уже отмечалось выше, в 1954 году была принята Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Протокол с этой конвенции предусматривает реституцию культурных ценностей.

Также положения о реституции содержат и ряд других международно-правовых документов: Конвенция ООН о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности 1970 года; Конвенция по похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям 1995 года. Последний документ является логическим обобщением тех международно-правовых норм, сложившихся в мире за последние 100 лет.

Таким образом, в истории человечества культурные ценности прошли долгий путь от военного трофея до цивилизованному подходу к их правовому статусу и необходимости их реституции в случае незаконного перемещения.

б.) Механизм действия института реституции культурных ценностей согласно международным конвенциям .

Первым международным документом, важным для понятия механизма реституции культурных ценностей являются Гаагские конвенции 1907 года. Ст. 23 п. Ж Положения о законах и обычаях сухопутной войны, являющегося приложением к конвенции о законах и обычаях сухопутной войны определил один из главных принципов ведения боевых действий: “истреблять или захватывать вражескую собственность воспрещается, кроме случаев, когда подобное истребление или захват настоятельно вызывается военной необходимостью”. [28] Таким образом, действия во время вооруженного конфликта должны быть продиктованы военной необходимостью.

Этой же конвенцией определен еще один важный принцип: частная собственность должна уважаться и не может подлежать конфискации (ст.46 Положения), а ст.28 и 47 Положения прямо говорят, что грабеж, а также отдавание на разграбление города или местности, даже взятых приступом воспрещается.

Таким образом, нормы этих статей определяют, что изъятие частной собственности и грабеж являются противоправными действиями, а уж тем более в них нет военной необходимости. А так как эти действия являются противоправными, виновные в их совершении должны понести ответственность. Ст. 3 Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны определяет, что воюющая сторона “... будет ответственна за все деяния, совершенные лицами, входящими в состав ее военных сил”.

Так как не может подлежать конфикации частная собственность, ст. 56 приравнивает к частной собственности следующие объекты: собственность общин, учреждений церковных, благотворительных и образовательных, художественных и научных, хотя и принадлежащих государству. [29] Более того, часть 2 ст.56 прямо говорит : “Всякий преднамеренный захват, истребление или повреждение подобных учреждений, исторических памятников, произведений художественных и научных воспрещаются и должны подлежать преследованию”.

Таким образом Гаагская конвенция 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны, прямо указывает, что культурные ценности не могут быть конфискованы. В случае их конфискации или разграбления виновные должны понести ответственность. Минус этой конвенции в том, что она не определяет характер этой ответственности, оставляя решение этого вопроса на рассмотрение противоборствующих сторон.

Однако, несмотря на это, необходимо отметить важную роль Гаагских конвенций 1907 года, прямо указавших, что культурные ценности не могут быть объектом конфискации или разграбления, т.е. такие действия являются незаконными. Это является правовым основанием для реституции, т.е. возврата собственнику всего незаконно изъятого или вывезенного имущества, в том числе и культурных ценностей. Таким образом, реституция в международном публичном праве - вид ответственности, заключающийся в “возвращении имущества, неправомерно захваченного и вывезенного одним из воюющих государств с территории другого государства, являющегося его военным противником”. [30]

Все вышеперечисленное нашло отражение в Парижских мирных договорах 1919 года, принятых по итогам первой мировой войны, о чем мы говорили в предыдущей главе нашей работы.

Дальнейшее развитие института реституции произошло в связи с событием второй мировой войны. Я упоминал вкратце об Декларации Правительств США, СССР, Великобритании, 15 стран антигитлеровской коалиции и Французского национального комитета от 5 января 1943 года. [31] Эта Декларация была опубликована в Лондоне, Москве, Вашингтоне. В ней в частности говорилось, что члены антигитлеровской коалиции “... намерены сделать все возможное для ликвидации методов лишения собственности, практикуемых правительствами, с которыми они находятся в состоянии войны”. В соответствии с этим заявители “... полностью резервируют за собой право объявлять недействительными любую передачу или любую сделку в отношении собственности, прав и интересов любого характера, находящегося или находившихся на территориях, оккупированных или подпавших под контроль - прямой или косвенный, правительств, с которыми они находятся в состоянии войны, принадлежащих или принадлежавших лицам, включая юридические лица, пребывавшим на таких территориях “. [32] Более того, предупреждение сохраняло силу и в том случае, если изъятие собственности носило форму не только открытого грабежа или разбоя, но и было завуалированно в форму законной сделки.

Это предупреждение было сделано в ответ на политику открытого разграбления собственности оккупированных государств, проводимую фашистской Германией и ее союзниками. Таким образом, была подготовленна база под мирные договора, заключенные по итогам второй мировой войны.

Парижские мирные договора были заключены 10 февраля 1947 года. В каждом из договоров были статьи посвященные реституции. Так, Италия брала на себя следующие обязательства:

1) возвратить всю находящуюся в данной стране собственность, которая была вывезена насильственно или по принуждению какой-либо из держав оси с территории любой из Объединенных Наций независимо от каких-либо последующих сделок, путем которых нынешний владелец такой собственности вступил во владение ею (пункт 2 статьи 75 договора с Италией);

2) принять необходимые меры для осуществления реституции и в отношении того имущества, которым владеют в любой третьей стране лица, находящиеся под юрисдикцией страны, обязанной осуществить реституцию (пункт 5 статьи 75 договора с Италией)

3) оказывать содействие и предоставить за свой счет все необходимые возможности для розыска и реституции (пункт 3-4 статьи 75 договора с Италией). [33]

Бремя доказывания на имущество, подлежащее реституции распределялось следующим образом:

а) в отношении опознания имущества и права собственности на него - оно возлагалось на правительство, предъявляющее претензию;

б) правительство страны, обязанное осуществить реституцию, должно было доказать. что имущество не было вывезено насильственно или по принуждению (пункт 7 ст.75 договора с Италией, пункт 8 ст. 24 договора с Венгрией, пункт 8 ст. 23 договора с Румынией, пункт 8 ст.22 договора с Болгарией).

Под влиянием Декларации от 5 января 1943 года, в некоторых странах, не участвующих в войне (Швеция, Швейцария) принимались некоторые меры, направленные на возврат похищенных культурных ценностей. Так было заключено соглашение Швейцарией с Англией, Францией и США 8 апреля 1945 года, по которому Швейцария обязалось принять меры по возврату ценностей. 10 декабря 1945 года Федеральный Совет принял решение, согласно которому правила об охране добросовестного приобретателя в соответствии со ст. 94 ГК Швейцарии не подлежали применению к культурным ценностям такого рода. Это означало, что ценности по требованию законных собственников должны были отбираться и у тех владельцев, которые приобрели их добросовестно, не зная о происхождении приобретенной вещи. В то же время у добросовестного приобретателя сохранялось право требования в свою очередь ( в порядке регресса) к тому, у кого он приобрел культурную ценность.

Таким образом в проблему реституции как института международного публичного права вклинивается частно-правовой вопрос. Ввиду того, что законодательством разных стран вопросы реституции решаются по-разному, Международный институт по унификации частного права рекомендовал комитету экспертов ЮНЕСКО при принятии Гаагской конвенции 1954 года, принять правила о реституции в отдельном протоколе, а в самой конвенции оставить лишь норму, запрещающую вывоз культурных ценностей. [34]

Поэтому, ст.4 “Уважение культурных ценностей” Гаагской конвенции 1954 года говорит, что “Высокие Договаривающиеся стороны обязуются ... запрещать, предупреждать и, если необходимо, присекать любые акты кражи, грабежа или незаконного присвоения культурных ценностей в какой бы то ни было форме..., запрещают реквизицию движимых культурных ценностей, расположенных на территории другой страны”. [35]

Протокол к Гаагской Конвенции 1954 г. обязывает государства взять под охрану все культурные ценности вывезенные на ее территорию с оккупированной территории, а также по прекращении военных действий вернуть эти культурные ценности компетентным властям ранее оккупированной территории (п. 2,3 раздела I Протокола).

Протокол накладывает на Высокую Договаривающуюся сторону, обязанную предотвратить вывоз культурных ценностей с оккупированной ею территории, выплату вознаграждения добросовестному держателю культурных ценностей, которые должны быть возвращены их законным владельцам (п.4 раздела I Протокола).

Большим минусом является то, что Протокол не является составной частью Гаагской Конвенции 1954 года и подлежит подписанию и ратификации отдельно от Конвенции. В этой связи значение Протокола нивелируется.

Это является основной причиной принятия Конвенции ЮНИДРУА по похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям, Дипломатической конференцией, проходившей в Риме с 7 по 24 июня 1995 года. Уже первая статья конвенции определяет сферу ее применения: реституция похищенных культурных ценностей, а также возвращение культурных ценностей, перемещенных с территории договаривающегося государства в нарушение его права, регламентирующего вывоз культурных ценностей с целью защиты его культурного достояния, так называемые “незаконно вывезенные культурные ценности”. [36]

Статья 3 пункт 1 Конвенции говорит, что “владелец похищенной культурной ценности должен ее вернуть (реституциировать)”, причем конвенция устанавливает, что просьба о реституции должна быть внесена в 3-летний срок с момента, когда истец узнал место, где находится культурные ценности и ее принадлежность владельцу и во всех случаях в течении 5 лет с момента похищения. Однако для общественной коллекции, под которой понимаются совокупность культурных ценностей (занесенных в каталог), принадлежащих государству, региональному или местному коллекционеру (союзу коллекционеров), религиозному учреждению, либо научному, культурному или педагогическому учреждению, применяется срок исковой давности в 3 года с момента когда истец узнал место, где находится культурная ценность (ст.3 и 4). [37]

Конвенция в ст.4 предусматривает компенсацию, которая должна быть выплачена добросовестному владельцу похищенной культурной ценности. Для определения его добросовестности учитываются все обстоятельства приобретения: заплаченная цена, консультации владельца с любым реестром похищенных культурных ценностей и любая другая информация.

Нужно отметить одну важную деталь: правоотношения по реституции культурных ценностей возникают, не между законным собственником этого имущества и лицом, завладевшим похищенным (независемо от того, идет ли речь о музее, частном коллекционере или любом другом лице). Это отношение между государствами, т.е. эти отношения регулируются нормами международного публичного права, а не внутренним правом государства, на территории которого обнаружено имущество. Поэтому только государство, представленное правительством, находящимся у власти в данный момент, полномочно на предъявление претензии о реституции всех культурных ценностей, вывезенных с его территории. Это правило имеет более общий характер и распространяется на все случаи реституции культурных ценностей.

Субъектом отношений, возникающих при реституции, является государство. правительство представляет в международных отношениях музеи, учреждения, организации данной страны, религиозные общины и граждан. Кто является собственником культурных ценностей не имеет значения для предъявлений требований о реституции. Решающее значение имеет критерий нахождения имущества на территории определенного государства.

Некоторые другие особенности реституции мы отметим в следующей главе.

III. ПРОБЛЕМЫ РЕСТИТУЦИИ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ, ПЕРЕМЕЩЕННЫХ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

Вторая мировая война, развязанная фашистской Германией нанесла огромный урон культурному наследию многих стран: России, Польше, Бельгии, Франции, Голландии. Многие шедевры мировой культуры были уничтожены фашистскими варварами. Особенную разрушительную политику вело немецкое командование на восточном фронте. Командующий 6-ой германской армией в приказе от 10 октября 1941 год “ О поведении войск на Востоке” писал: “никакие исторические и культурные ценности на востоке не имеют значения”. [38] Этот чудовищный приказ приводился в жизнь: гитлеровцы взорвали знаменитую Киево-Печорскую лавру, разрушили древний город Чернигов, разгромили Ясную поляну. Подверглись разрушениям Новгород, Псков, Петергоф, Павловск, Смоленск и многие другие города.

Кроме разрушений, часть культурных ценностей была разграблена. 29 января 1940 г. Гитлер назначил Розенберга главой центрального исследовательского института по вопросам национально-социалистической идеологии и воспитания, после чего была создана организация, известная под названием “эйнзатуштаб Розенберга”, проводившая широкие мероприятия по разграблению культурных ценностей по все й Европе. Так, в отчете Роберта Шольца, начальника специального штаба по изобразительному искусству говорилось, что: “За период с марта 1941 года по июль 1944 года специальный штаб изобразительных искусств направил в империю 29 больших партий грузов, в том числе 137 товарных вагонов, груженных 4100 ящиками с произведениями искусства”.

Всем известна и совершенно бредовая операция “Линус”, заключающаяся в создании в австрийском городе Линус (месте рождения А. Гитлера) самого большого музея всех времен. С этой целью в этот город стекались произведения искусства со всех оккупированных территорий.

Во время Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками было установлено, что расхищением культурных ценностей занимались: Гиммлер, Геринг, Розенберг, Риббентроп и другие фашистские главари.

Итоги Второй мировой войны нам известны. Мировые договора 1947 года установили порядок реституции имущества, однако проблема культурных ценностей разрешена не была.

Усугубила ее такая проблема: в счет компенсации за огромные потери культурного достояния, Советский Союз вывез из Германии культурные ценности, принадлежащие немецкому народу. К концу XX века эта проблема превратилась в клубок трудноразрешимых противоречий и разногласий.

К сожалению вокруг этой проблемы идут политические “игры”, а ведь ее разрешением должны заниматься юристы-международники, отбросив все конъюнктурные соображения. Решения должны основываться на существующих международных актах, принципах международного права и закрепляться международными договорами.

Основой этой проблемы является вопрос: законно, либо незаконно были вывезены немецкие культурные ценности. Российская сторона утверждает, что законно.

Да, определенными договорами (мирный договор с Италией, 1947 г.) предусматривалось,что в случае если “невозможно осуществить реституцию объектов, предъставляющих художественный, исторический, или архиологический интерес, которые составляют часть культурного наследия Объединеных Наций, с территории которой объекты были вывезены гражданами, властями или итальянскими армиями, насильственно или по принуждению, Италия обязуется предоставить заинтересованной объединенной нации объекты той же природы и взаимно эквивалентной ценности вывезенным объекта в той степени, в которой это было возможно получить в Италии”. [39]

Таким образом, известны случаи замены культурных ценностей, т.е. компенсации. Более того, российский закон № 64-Ф3 от 15 фпреля 1998 г. “О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в резкльтате второй мировой войны и находящихся на территории РФ [40] (В дальнейшем - закон о перемещенных культурных ценностях 1998 г.) прямо вводит понятие “компенсаторная реституция”, определяя его как “вид материальной, международно-правовой активности государства-агрессора, применяемой в случаях, если осуществление ответственности данного государства в форме обычной реституции невозможно, и заключающейся в обязанности данного государства компенсировать причиненный другому государству материальный ущерб, путем передачи потерпевшему государству (или путем изъятия потерпевшим государством в свою пользу) предметов того же рода, что и разграбленные и незаконно вывезенные государством-агрессором с территории потерпевшего государства” (ст.4 закона).

Совершенно ясно, что такие определения (впрочем как и весь закон) не выдерживают никакой критики с точки зрения норм международного права. Трудно говорить о каких-то положительных результатах, когда свои требования стороны выдвигают в ультимативной форме.

Другой проблемой является то, что многие культурные ценности, вывезенные немецкими оккупантами, были затем переправлены в другие страны и Германское правительство, даже желая их вернуть, не имеет фактической возможности это сделать. Такова судьба русской святыни - Тихвинской иконы Пресвятой Богородицы, которая находится ныне в частоном собрании в г. Чикаго, США. [41] О судьбе другой святыни - Смоленской иконе Божьей матери Одичитрии известно лишь, что она была вывезена оккупантами. И это только два примера, а сколько еще культурных ценностей ждут разрешения этого спорного вопроса: кому они принадлежат.

Данный вопрос достоин более глубокого и тщательного исследования, а объем курсовой работы не позволяет раскрыть ее полностью. Но одно можно сказать точно: две стороны (Россия и Германия) должны сесть за стол переговоров о судьбе культурных ценностей, перемещенных в годы Второй Мировой войны, отбросив предъвзятость и политические клише. [42] Только тогда можно ждать позитивных результатов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ .

В данной курсовой работе мною был раскрыт вопрос по проблемам реституции культурных ценностей. Возможно, кто-то может посчитать этот вопрос не актуальным для республики Молдова. Однако, мне бы хотелось предостеречь от столь поспешных выводов. Во-первых, вопросы охраны культурного наследия любой страны не могут не волновать его граждан. Во вторых, республика Молдова интегрируется в Европу и одним из шагов к этому знаменательному событию является принятие РМ в Совет Европы. В Еропейской Культурной конвенции, подписанной под эгидой Совета Европы в Париже 19 декабря 1954 года говорится : Каждая Договаривающаяся сторона будет рассматривать европейские культурныеценности, находящиеся под ее контролем как неотделимую часть общего культурного наследия Европы, а так же будет предпринимать необходимые меры для их охраны и обеспечения к ним необходимого доступа (ст.5).

Таким образом, становясь полноправным членом Совета Европы, Молдова принимает на себя обязательства выполнять международные конвенции, подписанные в рамках Совета Европы, в том числе и по охране культурных ценностей, соблюдение правового режима в отношении культурных ценностей.

Автор этой работы надеется, что наше государство повернется лицом к культуре, улучшит плачевное состояние наших музеев, других культурных учреждений. Еще Гипократ сказал “Vita brevis - Ars longa” (Жизнь - быстротечна - искусство вечно) и на нас лежит ответственность, какое культурное наследие наших предков мы передадим подростающему поколению. Именно этой цели служит данная курсовая работа.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ :

1. Алесандров Е. “Международно-правовая защита культурных ценностей и объектов”, София, 1978 г.

2. Александров Е. “Пакт Рериха и международная охрана памятников истории и культуры”, София, 1978 г.

3. Бушков А. “Россия, которой не было. Загадки, версии, гипотезы”, Москва, 1997 г.

4. Богуславский М.М. “Международная охрана культурных ценностей, Москва, 1979 г.

5. Гоголицын Ю.М. “Величайшие подделки, грабежи и хищения произведений искусства”, Санкт-Петербург, 1997 г.

6. Зейдевиц Р. и М. “Дама с горностаем (как гитлеровцы грабили художественные сокровища Европы), Москва, 1966 г.

7. Либман М., Островский Г. “Поддельные шедевры”, Москва, 1966 г.

8. Минасян Н.М. “Международные преступления третьего рейха”, Саратов, 1977 г.

9. Новицкий И.Б. “Римское право”, Москва, 1995 г.

10. Опенгейм Л. “Международное право”, Москва, 1950 г.

11. Румянцев Ф. Я. “Бизнес на искусстве”, Москва, 1976 г.

12. Советский энциклопедический словарь, Москва, 1982 г.

13. Энциклопедический юридический словарь, Москва, 1996 г.

14. Внешняя политика советского союза в период Отечественной

войны, Москва 1996 г.

15. Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными

преступниками, Москва 1958 г.

16. Ни давности, Ни забвения (По материалам Нюрнбергского

процесса), Москва, 1984 г.

17. Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных

соглашений, Москва, 1995 г.

[1] Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Заключительный акт. Хельсинки 1975 год; в книге “Права человека и судопроизводство”, Варшава, стр.18

[2] Вилла “Тибуртина” принадлежащая римскому императору Адриану, была настоящим музеем, где были собраны лучшие произведения греческого искусства. Часть из них была завоевана предшественниками Адриана, часть – им самим. В V веке н.э. хлынувшие в Италию орды варваров, в свою очередь, разграбили виллу. Именно здесь при раскопках был найден шедевр античного искусства – статуя Венеры Милосской.

[3] Ричард Дж. Тьюлз, Эдвард С. Бредли, Тэд М. Тьюлз “Фондовый рынок” Москва,1997 г., стр.11

[4] Советский Энциклопедичекий словарь, Москва, 1982 г., стр. 677.

[5] Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений.Москва, 1996 г., стр.30

[6] Там же, стр. 33-34

[7] Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений.Москва, 1996 г.,

стр.30

[8] Московский Кремль, Москва, 1977.

[9] По своей правовой природе эти два документа существенно отличаются. Рекомендации

ЮНЕСКО принимаются простым большинством голосов и не требуют ратификации

государствами-членами ЮНЕСКО, носят рекомендательный характер. Конвенции

принимаются на Генеральной Конференции ЮНЕСКО 2/3 голосов, требуют ратификации

государствами-членами и носят обязательный характер для стран, их ратифицировавших.

[10] Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, ст.1, в книге Богуславского М.М. “Международная охрана культурных ценностей”, Москва, 1979, стр.167

[11] Во время Наполеоновских войн из Венеции в Париж были вывезены фигуры коней, снятые на площади Св.Марка

[12] Богуславский М.М. “Международная охрана культурных ценностей”,

Москва, 1979 г., стр.167-168

[13] Московский журнал международного права, 1996 г., № 2, стр.223-237

[14] Закон МССР № 2242-IX от 29 декабря 1977 года ”Об охране и использовании памятников

истории и культуры”, статья 1

[15] Российская газета, 21 апреля 1998 года

[16] Е.Александров “Международно-правовая защита культурных ценностей и объектов”, София,

1978 год, стр. 9-10

[17] Новицкий И.Б. “Римское право”, Москва,1995 г., стр.45

[18] Гражданский кодекс республики Молдова, принят 26 декабря 1964 года

[19] Древне-греческие скульпторы

[20] Бушков А. “Россия, которой не было. Загадки, версии, гипотезы”, Москва

[21] Gentiles A. “De jure belli” III, IV

[22] Де Ваттель Эмер “Право народов”, Москва,1960 г.,стр.523

[23] Тем же декретом был утвержден ныне широко известный музей Лувр

[24] Мы еще поговорим об эйнзатуштабе Розенберга, занимающимся тем же в фашистской

в Германии, в III главе работы.

[25] В результате Германской бомбардировки в сентябре 1914 года при пожаре сгорело 300.000 книг, 500 рукописей. На основании этого Германия заключила с Бельгией два соглашения от 29

января и 4 ноября 1920 года о поставки книг на сумму 2186084 марки золотом.

[26] Внешняя политика советского союза в период Отечественной войны, Москва 1996 г.,

ч.I,стр.337-338

[27] Все эти документы мы подробнее рассмотрим в следующей главе

[28] Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений. Москва 1995 г.,

стр.22

[29] Там же, стр. 28

[30] Энциклопедический юридический словарь, Москва, 1996 г., стр.271

[31] Внешняя политика советского союза в период Отечественной войны, Москва 1996 г.,

ч.I,стр.337-338

[32] Там же, стр.337

[33] Аналогичные нормы содержались в ст.24 договора с Венгрией, ст.23 договора с Румынией,

ст.22 договора с Болгарией.

[34] Например, делегация США заявила, что если правила о реституции войдут в конвенцию, она

не сможет ее подписать. Такую же позицию заняла Англия и ряд других стран.

[35] Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений, Москва, 1995 г.,

стр.35

[36] Московский журнал международного права № 2, 1996 г., стр. 229

[37] Любое государство может в момент подписания или ратификации заявить, что будет применять

75 летний срок давности или более длительный, предусмотренный его правом.

[38] Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками, Москва 1958 г.,

т.III, стр.528

[39] Мирный договор с Италией, ст.75, п.9

[40] Российская газета, 21 апреля 1998 г.

[41] Журнал Московской Патриархии, 1984 г. № 3, стр.13

[42] Обе эти страны не подписали конвенцию ЮНИДРУА 1995 г.