Комментарий к статье 27 ГК РФ «Эмансипация»

Данная статья посвящена институту, который является новым в гражданском праве РФ. В отличие от ч. 1 ГК РФ, ГК РСФСР 1964 г. не содержал понятия «эмансипация».

Прицкер И.Г.

Данная статья посвящена институту, который является новым в гражданском праве РФ. В отличие от ч. 1 ГК РФ, ГК РСФСР 1964 г. не содержал понятия «эмансипация».

По общему правилу, согласно п. 1 ст. 21 ГК РФ, полная гражданская дееспособность возникает у физического лица по достижении им возраста 18 лет. В п. 2 ст. 21 ГК РФ предусматривается, что в случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак.

Статья 27 ГК РФ предусматривает еще один случай приобретения лицом полной гражданской дееспособности до достижения им возраста 18 лет, т.е. до наступления совершеннолетия – эмансипацию.

Согласно ч. 1 ст. 27 ГК РФ, эмансипацией признается объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным по решению органа опеки и попечительства либо по решению суда. Приобретение несовершеннолетним полной дееспособности в соответствии с п. 2 ст. 21 ГК РФ эмансипацией не является, так как, вступая в брак, лицо приобретает полную дееспособность автоматически - какого-либо специального решения органов опеки или попечительства для этого не требуется.

Эмансипация может быть осуществлена решением органа опеки и попечительства либо решением суда. Согласно п. 1 ст. 34 ГК РФ, органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления. Аналогичная норма содержится в ст. 4 закона «Об организации опеки и попечительства в Республике Башкортостан» от 04.06.99 г., которая органами опеки и попечительства в Республике Башкортостан признает органы местной власти. Ст. 5 указанного закона конкретизирует правило, установленное в ст. 4. В частности, согласно п. 1 ст. 5 указанного закона, осуществление функций по опеке и попечительству возлагается на управления (отделы) образования администраций районов, городов, районов в городе в отношении несовершеннолетних. На практике в РБ решения об эмансипации готовятся указанными управлениями (отделами) и подписываются главами администраций.

П. 1 ст. 27 ГК РФ предусматривает следующие условия, при которых возможна эмансипация:

достижение несовершеннолетним возраста 16 лет;

работа несовершеннолетнего по трудовому договору (контракту) или осуществление им с согласия родителей, усыновителей или попечителей предпринимательской деятельности.

В соответствии со ст. 173 КзоТа РФ, несовершеннолетние имеют право работать по трудовому договору по достижении ими возраста 15 лет. Допускается также прием на работу обучающихся в общеобразовательных учреждениях, образовательных учреждениях начального и среднего профессионального образования для выполнения легкого труда, не причиняющего вреда здоровью и не нарушающего процесс обучения, в свободное от учебы время по достижении ими 14-летнего возраста с согласия родителей, усыновителей или попечителя.

Таким образом, несовершеннолетние, достигшие возраста 15 лет вправе решать вопрос о поступлении на работу самостоятельно.

В отличие от трудовой деятельности, предпринимательскую деятельность несовершеннолетний может осуществлять только с согласия родителей, усыновителей или попечителей. Это объясняется тем, что занятие предпринимательской деятельностью неизбежно влечет заключение сделок, которые несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут заключать только при наличии письменного согласия своих законных представителей.

С.Букшина предлагает дополнить ст. 27 ГК РФ еще одним условием, при котором возможна эмансипация, и изложить ч. 1. п. 1 ст. 27 ГК РФ в следующей редакции: «В исключительных случаях несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет и обладающий достаточной психической зрелостью, может быть признан полностью дееспособным по усмотрению органа опеки и попечительства либо суда. В частности, такое признание возможно, если лицо работает по трудовому договору, в том числе по контракту, либо намерено осуществлять предпринимательскую деятельность» [1, с. 51]. Психическая зрелость несовершеннолетнего, по мнению С.Букшиной, должна определяться органом опеки и попечительства или судом по их усмотрению на основании совокупности целого ряда факторов: психологической характеристики лица, уровня его знаний и т.п. Мы полагаем, что с данным мнением нельзя согласиться по следующим причинам. Во-первых, не вполне ясно, что С.Букшина подразумевает под достаточной психической зрелостью и при какой степени психической зрелости возможна эмансипация. Во-вторых, невозможно убедительно доказать наличие у несовершеннолетнего достаточного для эмансипации уровня психологической зрелости, так как в настоящее время не существует научных методик его определения. С.Букшина предлагает ввести процедуру обязательного обследования у психолога лиц, подавших заявление об эмансипации, однако не называет вопросов, которые должны быть поставлены для разрешения психологической экспертизы. Представляется, что сформулировать такие вопросы просто невозможно.

Предлагаемую редакцию ст. 27 ГК РФ С.Букшина обосновывает следующим образом. Без эмансипации осуществление несовершеннолетним предпринимательской деятельности будет невозможно, так как потребует письменного согласия родителей несовершеннолетнего на заключение каждой из его сделок, что не способствует систематичности его деятельности [1, с. 52]. Необходимо отметить, что складывающаяся в области эмансипации практика перекликается с мнением С.Букшиной. Так, 16-летний Д. обратился в администрацию Кировского района города Уфы с заявлением, в котором просил разрешить ему заниматься предпринимательской деятельностью в связи с необходимостью заработать деньги для поступления в ВУЗ. Мать Д. в своем заявлении поддержала просьбу сына. Глава администрации вынес постановление об объявлении Д. полностью дееспособным [3].

Мы полагаем, что такой подход не вполне правилен по следующим причинам. Признание несовершеннолетнего полностью дееспособным означает, что по всем заключенным сделкам он несет ответственность самостоятельно. Однако если до эмансипации несовершеннолетний не занимался ни трудовой, ни предпринимательской деятельностью, то нет никаких гарантий, что уровень его развития позволяет ему отвечать по своим обязательствам как совершеннолетнее лицо. Следовательно, объявление такого несовершеннолетнего полностью дееспособным противоречит как интересам его потенциальных контрагентов, так и его собственным.

Возможно, п. 1 ст. 26 ГК РФ следует дополнить следующим абзацем: «Письменно выраженное согласие родителей, усыновителей или попечителя несовершеннолетнего на занятие им предпринимательской деятельностю означает согласие этих лиц со всеми сделками, заключаемыми таким несовершеннолетним в процессе предпринимательской деятельности. Родители, усыновители, попечители несовершеннолетнего, выражая свое согласие, могут ограничить срок, сферу его деятельности или максимальную сумму по заключаемым им сделкам».

М.В.Кротов считает, что занятие трудовой или предпринимательской деятельностью служит достаточным доказательством того, что «несовершеннолетний в состоянии принимать решения по имущественным и иным граж-данскоправовым вопросам, т.е. достиг уровня зрелости, обычно достигаемого по достижении совершеннолетия» [2, с. 93]. Мы полагаем, что и с данным утверждением можно согласиться не во всех случаях, так как несовершеннолетний может заняться трудовой или предпринимательской деятельностью, не осознавая всей серьезности этого шага. В противном случае был бы не вполне ясен смысл п. 4 ст. 26 ГК РФ, согласно которому «при наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими заработками, стипендией или иными доходами, за исключением случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме в соответствии с пунктом 2 статьи 21 или со статьей 27 настоящего Кодекса».

С.Букшина считает также, что целесообразно предусмотреть некий минимум имущества несовершеннолетнего, при котором эмансипация возможна [1, с. 54]. Представляется, что с таким ограничением нельзя согласиться, так как оно ставит возможность эмансипации несовершеннолетнего в зависимость от его материального положения. Фактически, это означает введение имущественного ценза, что противоречит п. 2 ст. 19 Конституции РФ, согласно которому «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

Кроме того, несовершеннолетний может приобрести значительное имущество не в результате своей трудовой или предпринимательской деятельности, а, например, по договору дарения, приватизации или по наследству.

Ст. 27 ГК РФ не регламентирует порядок объявления несовершеннолетнего полностью дееспособным. Представляется, что он должен быть следующим.

Несовершеннолетний подает заявление о признании себя дееспособным в полномочный рассматривать такое заявление орган. Если законные представители несовершеннолетнего согласны на объявление его полностью дееспособным, то заявление подается в органы опеки и попечительства по месту жительства несовершеннолетнего. К заявлению прилагается изложенное письменно согласие законных представителей несовершеннолетнего на объявление его дееспособным и доказательства соблюдения условий, необходимых для эмансипации. Заявление должно быть рассмотрено органом опеки и попечительства в присутствии несовершеннолетнего и его законных представителей, так как необходимо удостовериться, что названные лица понимают все правовые последствия эмансипации. При рассмотрении заявления об объявлении полностью дееспособным особое внимание должно быть обращено на продолжительность занятия несовершеннолетним трудовой или предпринимательской деятельностью, регулярность ее осуществления, получаемый от этого доход. Кроме того, следует выяснить, насколько серьезно и добросовестно несовершеннолетний относится к возложенным на него трудовым или гражданско-правовым обязанностям, как справляется с их выполнением. Необходимость тщательного выяснения вышеназванных вопросов обусловлена следующим. Лицо, ставшее полностью дееспособным, самостоятельно несет полную имущественную ответственность по всем своим обязательствам. Родители, усыновители или попечитель несовершеннолетнего не несут субсидиарной ответственности по его обязательствам, возникшим после объявления его дееспособным. Представляется, что несовершеннолетний может быть объявлен полностью дееспособным, если получаемые им доходы позволяют ему быть материально независимым от своих родителей (лиц, их заменяющих), а деятельность, приносящая ему эти доходы, осуществляется им регулярно и в течение достаточно продолжительного времени (не менее полугода).

По результатам рассмотрения заявления орган опеки и попечительства выносит решение (постановление) о признании несовершеннолетнего полностью дееспособным либо об отказе в этом. Вынесенное решение может быть обжаловано в суде в соответствии с законом «Об обжаловании в суде действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (право на обжалование вытекает из указанного закона).

В случае, если родители несовершеннолетнего (лица, их заменяющие) не дают согласие на объявление его полностью дееспособным, заявление об эмансипации рассматривается судом. Таким образом, чтобы принять к рассмотрению заявление об эмансипации, суд должен получить доказательства несогласия законных представителей несовершеннолетнего с объявлением его полностью дееспособным. Рассматривая заявление об эмансипации, по существу, суд должен внимательно изучить тот же круг вопросов, что и орган опеки и попечительства.

Поскольку в ст. 27 ГК РФ не сказано о вступлении в силу решений об эмансипации, решение органа опеки и попечительства вступает в силу немедленно, а решение суда – в сроки, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством РФ.

С момента вступления в законную силу решения об эмансипации, вынесенного компетентным органом, несовершеннолетний приобретает полную гражданскую дееспособность, т.е. способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Однако приобретение полной гражданской дееспособности в результате эмансипации не влечет приобретения им прав и возложения на него обязанностей, для приобретения которых федеральными законами установлен возрастной ценз, например, воинская обязанность, право на ношение оружия и т.п. Указанное обстоятельство особо подчеркнуто в п. 16 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации».

П. 2 ст. 27 ГК РФ гласит: «Родители, усыновители и попечители не несут ответственности по обязательствам эмансипированного несовершеннолетнего, в частности по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда». Представляется, что данное правило касается обязательств несовершеннолетнего, возникших после его эмансипации, и распространяется не только на деликтные, но и на договорные обязательства (в противном случае не имело бы смысла объявление полностью дееспособным несовершеннолетнего, занимающегося предпринимательской деятельностью).

Список литературы

Букшина С. Эмансипация: проблемы и перспективы // Хозяйство и право. 1999. № 7. С. 51.

Гражданское право. Учебник /Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. М.: ТЕИС, 1996. Ч. 1. С. 93.

Постановление главы администрации Кировского района города Уфы № 1322 от 23.07.98.

Поступила в редакцию 26.04.2000.