Правосудие – сестра возмездия

Над входом в здание ВС РФ, что на Поварской, – статуя. Стройная, вне всяких сомнений достойная женщина с короткой стрижкой, в платье без рукавов. Правой рукой она опирается на большой щит, а в левой держит весы.

Правосудие – сестра возмездия

Андрей Чистов, г. Орел

Над входом в здание ВС РФ, что на Поварской, – статуя. Стройная, вне всяких сомнений достойная женщина с короткой стрижкой, в платье без рукавов. Правой рукой она опирается на большой щит, а в левой держит весы, чем немного напоминает учительницу химии в средней школе. Предполагается, впрочем, что это – Фемида, богиня правосудия. Точнее, аллегорическое изображение оной в том виде, в каком она представляется самому правосудию. Осталось выяснить, почему ее называют Фемидой.

Дело в том, что в европейской традиции Фемида – достаточно точно очерченный образ правосудия и законного порядка. Образ, выношенный тысячелетиями, со своими атрибутами и символикой, которые делают эту даму почти во всех изображениях не только узнаваемой, но и осмысленной. Не обсуждая здесь художественную ценность конкретного произведения на фасаде ее храма, напомнить череду смыслов, связанных с Фемидой, и сегодня кажется нелишним.

По древнегреческому преданию, Фемида является титанидой (совсем древнее, еще доолимпийское, божество женского рода), дочкой Урана и Геи, то бишь неба и земли. Древнее не придумаешь. Это важно: получается, что понятия о некотором порядке в мире, о существовании каких-то законов природы и племени и, наконец, о справедливом воздаянии за соблюдение этих законов – одни из древнейших, чуть ли не из эпохи сновидений. Фемида – от греч. «фемис» (вернее, «темис») – «установление по обычаю», этакое первичное представление о законе.

Став второй женой Зевса, Фемида родила ему трех мойр и трех ор. Мойры – богини судьбы (судьба по слову – потустороннее судопроизводство, наивысший суд). Не менее интересны и оры: Эвномия (благозаконие), Дике (справедливость) и Эйрена (мир).

Показательно, что в поздних мифах Зевс вершил свой суд непременно в присутствии Фемиды и Дике. Таким образом, Фемида, став женой Зевса, оказалась еще и богиней благоразумия, выступив и как советница, и как посредница между богом и людьми. А ведь это, если хотите, еще одна функция закона. По крайней мере, именно это имеется в виду, когда нашего приземленного судью называют жрецом Фемиды.

Теперь об атрибутике.

Идентифицируется Фемида по двум признакам: повязке на глазах и весам в левой руке. Повязка на глазах – как символ беспристрастия – характерна только для Фемиды. Она творит правосудие, не взирая на лица. Взвешивает на своих весах хорошие и нехорошие прижизненные поступки, и что перевесит, по тому на их языческом страшном суде и приговор. Дополнительные гирьки в запасе греки ей не пририсовали.

Надо заметить, что весы в руке – обязательный атрибут и еще одной греческой богини, путать с которой Фемиду не стоит. Это Немезида – богиня возмездия, мщения. Повязки на глазах у нее, понятно, нет. Однако отличаются богини еще и тем, что находится у каждой в правой – дающей – руке.

Фемида, как богиня воздаяния, в своем классическом варианте держит рог изобилия. Немезида, как богиня возмездия, – карающий меч (или плеть). Теперь Фемиду изображают, как правило, с мечом. Когда и как произошло смешение образов, не суть важно, не иначе французское Просвещение просветило. Да и впрямь, учитывая функции современного европейского правосудия, вопрос, почему в руке Фемиды оказался меч Немезиды, давно не возникает. Правда, просится вопрос: куда подевался рог изобилия?

Итак, современная, вполне осмысленная Фемида – это статная дама, облаченная в мантию (жреческое одеяние), с повязкой на глазах. В левой руке Фемида держит весы, а в правой – поднятый обоюдоострый меч. Но наша Фемида с Поварской – без повязки и со щитом, как неуверенная в себе богиня мщения. Щит, который защищал бы Фемиду, а равно и Немезиду от людей, ни наивными греками, ни изощренными французами, ни практичными англичанами не предусматривался.

Конечно, Фемида – только аллегория. Однако следует помнить, что она в своей римской ипостаси, собственно, и звалась Юстицией.