Механизмы развития мотивации в подростковом возрасте

Теоретический анализ понятия и механизмов мотивации личности. Тенденция к возникновению гипермотивации деятельности. Теории особенностей развития мотивации З. Фрейда, К. Левина, А.Н. Леонтьева. Мотивация творческой деятельности К. Роджерса и А. Маслоу.

Реферат

по предмету:

«Возрастная психология»

на тему:

«Механизмы развития мотивации в подростковом возрасте»


Содержание

Введение

Механизмы развития мотивации человека

Заключение

Список литературы


Введение

Изучение мотивации является традиционной проблемой общей психологии. Известны классические (психоанализ, школа К.Левина, гуманистическая психология, теория деятельности, когнитивные теории, факторный подход, работы по психологии установки и др.) и современные исследования механизмов формирования и развития мотивационной сферы (В.Г.Асесв, И.А.Васильев, В.К.Вилюнас, В.А.Иванников, М.Ш.Магомед-Эминов, Д.МакКлелланд, Х.Хекхаузен, Ж.Нюттен, Дж. Аткинсон). Отдельной ветвью психологических исследований является изучение мотивации в различных видах деятельности: познавательной (школа О.К.Тихомирова), в том числе учебной (школа Л.И.Божович, А.К.Маркова), творческой (А.Маслоу, К.Роджерс, М.Г.Ярошевский, П.М.Якобсон, T.Amabile), трудовой и др.

Проблема мотивации и мотивов поведения – одна из стержневых в психологии. «Откуда берутся и как возникают мотивы и цели индивидуальной деятельности? Что они собой представляют? Разработка этих вопросов имеет огромное значение не только для развития теории психологии, но и для решения многих практических задач» пишет Б.Ф.Ломов.

Мотивация как психологическое явление трактуется по-разному. В одном случае – как совокупность факторов, определяющих поведение. В другом – как совокупность мотивов. В третьем – как побуждение, вызывающее активность организма и определяющее ее направленность. И так далее. Для однозначности восприятия понятия «мотивация» в данном тексте мы будем рассматривать мотивацию как динамический процесс формирования мотива (как основания поступка).

Довольно часто психологи в своих теоретических работах пытаются рассмотреть отдельно мотивацию внешнюю – экстринсивную и внутреннюю – интринсивную. Но на практике человек не может не зависеть в своих решениях и поступках от влияния окружения. То есть на внутреннюю мотивацию оказывают влияние внешние факторы. Говоря о внешней мотивации необходимо принять во внимание, что обстоятельства, условия, ситуации приобретают значение для мотивации только тогда, когда становятся значимыми для человека, для удовлетворения потребности, желания. Поэтому внешние факторы должны в процессе мотивации трансформироваться во внутренние.

Вспомним книгу Д.Карнеги: «Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей». Через всю эту книгу идет одна основная мысль. Единственная возможность заставить человека сделать чего-либо – это сделать так, чтобы он сам захотел сделать это. Изучение мотивации нам необходимо, так как это один из методов управления личностью, воздействия на ее потребности и желания.

Механизмы развития мотивации человека

Содержание того, что в принципе способно мотивировать человека, буквально безгранично, так как все, что произведено и производится обществом как в материальной, так и духовной сферах, в конечном счете осуществляется конкретными людьми, которые к неисчислимым видам деятельности побуждаются столь же разнообразной мотивацией. Описывать данный, содержательный, аспект мотивации человека — значит воспроизводить в мотивационных терминах все разнообразие его бытия, тех задач и ролей, которые он добровольно или по необходимости принимает на свою долю в некоторой социальной системе, т. е. изображать частное, что, как известно, само по себе не ведет к выделению существенного. В психологическом анализе более целесообразным и продуктивным представляется другой подход, по мере возможности отвлекающийся от содержательных различий в мотивации и сосредоточивающийся на том, в какого рода образованиях она в принципе обнаруживается в индивидуальной психике, какие воздействия обеспечивают ее формирование и актуализацию, каковы закономерности этих процессов и т. п. То, на что направлены подобные вопросы, обобщенно может быть названо механизмами мотивации. Отметим, что задача исследования механизмов актуальна не только для мотивации, являясь одной из главных также и для многих других линий развития человека, в отношении которых «необходимо... еще более активно изучать и описывать явления, по­зволяющие ответить на вопрос, который можно грубо сформулировать так: что в психике из чего возникает, когда и в какой последовательности?». В психологической литературе содержательному аспекту мотивации обычно противопоставляется динамический аспект, подчеркивающий прежде всего ее процессуальные особенности, развитие и взаимодействие побуждений, энергетическую сторону регуляции деятельности. Однако энергия, если она не слепая, должна чем-то распределяться, процесс, как правило, является следствием взаимодействия некоторых структурных образований, короче, мотивационная динамика предполагает осуществляющие ее механизмы, которые наполняются тем или иным предметным содержанием, но к нему несводимы. Фрейдовское вытеснение, например, прежде всего процессуальный феномен, однако вполне правомерно предположение о существовании специального осуществляющего его механизма, не зависящего от того, что именно подвергается вытеснению. Таким образом, выделение наряду с содержательным и динамическим еще одного аспекта мотивации — реализующих ее внутренних механизмов—представляется оправданным шагом, повышающим структурированность этой проблематики и облегчающим ее описание. Четкое определение упомянутых аспектов мотивации невозможно, так как речь идет лишь о гносеологических абстракциях, не имеющих конкретных признаков различения и неотрывных друг от друга в онтологическом проявлении. Один и тот же феномен может быть охарактеризован и как процесс, и как механизм в зависимости от контекста обсуждения; так, упомянутый процесс вытеснения имеет, с одной стороны, свой механизм, в основе которого лежит, допустим, взаимодействие эмоций, с другой—сам может рассматриваться как механизм устранения противоречий в мотивационной сфере личности. По­этому тот или иной аспект мотивации выступает на первый план в зависимости от характера стоящих перед исследователем задач. Так, если в собственно научном анализе можно в известной мере отвлекаться от содержательных различий в мотивации, полагая, что выводы из рассмотренного частного материала сохраняют силу -для аналогичных случаев, то в прикладных исследованиях, когда важно выявить, что именно мотивирует конкретных людей или их группы, такие различия могут стать центральной проблемой. Понятно, что абсолютное противопоставление выделяемых аспектов мотивации невозможно и что речь может идти лишь о том, которому из них при совместном анализе отдается преимущественное внимание. Исследование, уделяющее главное внимание психологическим механизмам мотивации, было проведено в отношении низших ее уровней, обеспечивающих удовлетворение биологических потребностей (Вилюнас, 1986).

1. Постановка вопроса о психологических механизмах мотивации возможна только при условии принципиального отказа от параллелистической трактовки психического, которая под влиянием традиций позитивизма и, в частности, физиологических концепций продолжает сохранять прочные позиции в современной психологии, причем не обязательно в явно декларируемом виде. Несмотря на отсутствие конкретных представлений об онтологической природе психического, сам факт его возникновения в биологической эволюции и те функции, которые оно выполняет в приспособлении живых существ к изменчивой среде, свидетельствуют о том, что оно представляет собой качественно новый уровень взаимодействия регулятивных процессов, обеспечивающий выработку в конкретной ситуации индивидуально-гибких, т. е. генетически целиком незапрограммированных реакций; это функциональное назначение психическое осуществляет на основе целостного отражения ситуации и потенциально возможных в ней действий.

2. При данном понимании психического термин мотивация служит родовым понятием для обозначения всей совокупности факторов, механизмов и процессов, обеспечивающих возникновение на уровне психического отражения побуждений к жизненно необходимым целям, т. е. направляющих поведение на удовлетворение потребностей. На основе психического отражения регулируется не весь процесс удовлетворения биологических потребностей, а только те его звенья, которые предполагают активность в изменчивой среде и требуют ситуативной выработки реакций.

3. Взаимосзязанность как эволюционного развития, так и функционального обнаружения механизмов мотивации исключает отчетливое различение в сложной внутренне соподчиненной их системе отдельных структурных единиц, таких как «потребность», «мотив» и т. п. При наполнении такого рода теоретических категорий конкретным содержанием неизбежен, по крайней мере на современном уровне знаний о механизмах мотивации, элемент произвольности.

4. В процессе актуализации потребностей и порождении ими конкретных мотивационных побуждений можно выделить две основные фазы. Если потребность актуализируется при отсутствии в окружении соответствующего ей предмета, формируется специфическое состояние мотивационной установки, означающее потенциальную готовность к активной реакции в случае его появления.

Известен феномен столь глубокого погружения субъекта в выполняемую им деятельность (познавательную, трудовую, творческую, спортивную и др.), когда вся его жизнь становится подчиненной только целям, связанным с этой деятельностью, что дало повод для появления стереотипов трудоголиков, увлеченных игроков и т.п. Наиболее ярко данный феномен описан применительно к творческой деятельности (Якобсон, 1936; Маслоу, 1999; Amabile, 1999). Наблюдаемая гиперактивность требует соответствующей силы побуждения и работы особых мотивационных механизмов, которые можно назвать гипермотивацией. О явлении гипермотивации можно говорить в двух значениях: как о высокой силе мотива (что не может в полной мере объяснить происхождение и механизмы развития гипермотивации) и как об устойчивой, определяющей и доминирующей роли мотивов деятельности, которые подчиняют себе мотивацию субъекта, как о его специфической иерархии мотивов. Необходимо признать, что в явлении гипермотивации большую роль играет как высокая сила мотива, так и определяющее, доминирующее значение данного мотива (или их комплекса) в иерархии мотивов личности. В клинической практике гипермотивация изучалась в рамках исследования формирования зависимостей от психотропных средств. Так, в работах Б.С.Братуся подробно изучены механизмы возникновения и дальнейшего развития мотивации больных алкоголизмом (Братусь, 1988). В настоящее время изучение механизмов гипермотивации в тех видах деятельности, которые опосредствованы компьютером, является особенно актуальным. Случаи чрезмерного увлечения применением компьютерных технологий п различных видах деятельности происходят часто и представляют реальную психологическую проблему (Young, 1998).

Психологические проблемы применения информационных технологий все активнее привлекают внимание специалистов. Разрабатываются глобальные проблемы, связанные с трансформацией современной культуры и развитием личности в условиях широкого распространения и применения информационных технологий (В.П. Зинченко, О.К.Тихомиров, Ю.Д.Бабаева, А.Е.Войскунский, Е.Б.Моргунов, М.Коул, J.Suler, К.Young, Sh.Turkle). Проводится теоретико-методологическая и практическая работа по изучению изменения операционально-технического состава деятельности, опосредствованной информационными технологиями, влияния применения компьютеров в учебной, трудовой, игровой и другой деятельности (А.В.Брушлинский, А.А.Крылов, О.К.Тихомиров, В.В.Рубцов, А.Е.Войскунский, А.И.Нафтульев, С.Л.Новоселова, В.М.Мунипов, Б.Ф.Ломов, В.Е.Лепский, В.Я.Ляудис, Т.В.Корнилова, А.Г. Шмелев, В.С.Собкин, Ч.Крук, Г.Астляйтнер, Г.Сакман, Б.Шнейдерман, А.Чапанис). Развитие и внедрение информационных технологий в деятельность человека идет все более быстрыми темпами. Круг видов деятельности, опосредствованных информационными технологиями, расширяется; восходящие к информационным технологиям метафоры, понятия и теоретические конструкты используются в современных философских и социальных теориях, особенно постмодернистского характера (Ж.Бодрийяр, 1995; М.Кастельс, 2000; А.И. Ракитов, 1991; Г.Л.Смолян, 1997; К. Gergen,1996).

Информационные технологии представляют собой развитие знаковых систем, которые, опосредствуя деятельность человека, оказывают влияние на его психику (А.Н.Леонтьев, 1970; Тихомиров, 1993). Поэтому изучение психологических механизмов мотивации (и в особенности гипермотивации) в условиях деятельности, опосредствованной компьютерными технологиями, является закономерным и актуальным. При переопосредствовании деятельности (Коул, 1997) наряду с прямым воздействием информационных технологий на психические процессы, мотивацию и на личность в целом происходит также косвенное воздействие (Бабаева, Войскунский, 1998).

Тенденция к возникновению гипермотивации деятельности, опосредствованной компьютером, выявляется в коммуникативной деятельности (Интернет-аддикция, обозначаемая также как зависимость от Интернета), игровой деятельности (увлечение компьютерными играми или игровая «наркомания») и познавательной (хакерство) (Бабаева и др., 2000; Turkle, 1995; Young, 1998).

Примером изменения мотивации личности в условиях активного применения информационных технологий является т.н. хакерство. Хакерство понимается нами как ярко выраженное увлечение познанием в сфере информационных технологий, выходящее за рамки профессиональной или учебной деятельности (и необходимости), что подразумевает мотивационную интерпретацию этого явления. Для психологической науки хакерство представляет особый интерес как пример гипермотивации в условиях применения информационных технологий. Для практики изучение хакерства является актуальной проблемой современного общества: педагоги и родители обеспокоены увлечением компьютерами детей и подростков, а службы безопасности - постоянными атаками хакеров на системы защиты компьютеров и борьбой с компьютерными вирусами.

Несмотря на высокую актуальность, исследования хакерства затруднены целым рядом причин, в который входит быстрое изменение технологий, размытость границ хакерского сообщества, стремление хакеров к анонимности и их малая доступность и подозрительность. В литературе представлены социологические (G.R.Meyer, T.Jordan, P.Taylor), юридические (Ю.М.Батурин), криминалистические (D.Denning) и журналистские (Дж. Маркоф, К. Хефнер) исследования хакерства. В данных работах отражены и соображения о психологических характеристиках хакеров. Собственно психологических исследований имеется крайне мало. В них выделена познавательная мотивация хакерской деятельности (Turkle, 1984) и выявлен высокий уровень переживания опыта потока пользователями Интернета, в т. ч. и хакерами (Hoffman, Novak, 1997). Опыт потока понимается как особое состояние поглощенности деятельностью, в котором действие следует за действием в своей внутренней логике, а результат деятельности отходит в сознании субъекта на второй план. Как было показано в исследованиях, опыт потока возникает тогда, когда требования возникающих перед субъектом задач точно соответствуют имеющимся у него навыкам их решения (Csikszentmihalyi, 2000).

Большое внимание анализу и описанию мотивации хакерства уделяли исследователи - неопсихологи. Наряду с познавательными мотивами и мотивами, связанными с принятием и утверждением личности в социуме (самоутверждения, признания в группе и т.д.), которые могут быть объединены в группу социальных, ими были выделены следующие мотивы хакерства: анархические тенденции (Маркоф, Хефнер, 1996), любопытство, скука, удовольствие, получаемое от ощущения силы, борьба за свободу информации и зависимость от компьютеров (Taylor, 2000) и пр. С психологической точки зрения большинство из перечисленных мотивов представляют собой отрефлексированные самими хакерами и декларируемые ими знаемые мотивировки своей деятельности. Некоторые описанные в качестве мотивов знаемые мотивировки хакерства (например, зависимость от компьютеров, предпочтение взаимодействия с компьютером получению результатов, любопытство, борьба за свободу информации) преподносятся в хакерских средствах массовой информации (специальных новостных серверах, листах рассылки) как мотивы знаменитых хакеров, которым следует подражать. В дальнейшем менее опытные хакеры часто воспроизводят подобные формулировки и вербализуют их как мотивацию собственной деятельности. Таким образом, может быть отмечено значительное внимание как исследователей, так и самих хакеров к проблемам мотивации. Однако при отсутствии специальных психологических методов изучение мотивации подменяется изучением знаемых и декларируемых мотивировок хакеров (Taylor, 2000). Это делает специальное психологическое исследование мотивации хакерства особенно актуальным.

Анализ представлений о мотивации хакеров показал, что деятельность хакеров побуждается множеством мотивов, которые были объединены в три вида: познавательные (являющиеся для этой деятельности внутренними), социальные (внешние по своей природе мотивы вхождения в референтную группу, самоутверждения, принятия в группе или социуме и пр.) и мотив переживания опыта потока (процессуальный мотив).

Вопрос о развитии мотивации затрагивался многими исследователями; для некоторых из них было характерно выделять базовую мотивацию и производные мотивы, развивающиеся на ее основе. Так, в качестве базовых потребностей предлагались: Э.Толменом - витальные потребности (цит. по Нюттен, 1975), 3. Фрейдом -сексуальные потребности и агрессия (инстинкт жизни и инстинкт смерти) (Фрейд, 1923), М.И.Лисиной и Д.Б.Элькониным - потребность в общении (Лисина, 1986; Эльконин, 1960), Л.И.Божович - потребность в новых впечатлениях (Божович, 1968) и т.д. Развитие других видов мотивов (во многих концепциях называемых психогенными или вторичными, третичными и т.д.) объяснялось с помощью мотивационных механизмов, имеющих условнорефлекторную природу. Например, потребность в общении с другими людьми может развиваться у ребенка вследствие того, что между появлением матери (или другого близкого взрослого) и удовлетворением его базовой потребности (например, в новых впечатлениях) у ребенка формируется условная связь,

Исходя из представлений о социальной природе мотивации человека могут быть объяснены трудности, связанные с выделением базовых потребностей. Все потребности человека, воспитанного в человеческом обществе, изначально опосредствованы отношениями с матерью, близким взрослым, а в дальнейшем - с социальными институтами.

Остановимся на некоторых механизмах мотивации, исследованных в психологической науке. Механизм развития биологической мотивации, упоминавшийся в работах многих психологов (например, Дж.Уотсона, цит. по Вилюнас, 1990), и действующий по принципу условного рефлекса, был выделен и подробно описан В.К.Вилюнасом и назван мотивационным обусловливанием (1990). В случае мотивационного обусловливания происходит «передача эмоционального (мотивационного) значения новому содержанию» от какого-либо от одного воздействия к другому (Вилюнас, 1990, с. 50).

Ряд механизмов развития мотивации был обнаружен З.Фрейдом. Теория мотивации была сформулирована Фрейдом в труде «Влечения и их судьба», в котором постулируется наличие базовых влечений и раскрываются механизмы их динамики. Представление о динамике влечений - одно из основных положений теории Фрейда. Сексуальное влечение, являющееся базовым, допускает, наряду с непосредственной разрядкой, превращение в свою противоположность, смену объекта, сублимацию и вытеснение в бессознательное (Фрейд, 1923).

Вопрос о механизмах изменения мотивации получил развитие в теории поля К.Левина. С точки зрения К.Левина поведение личности зависит не только от ее прошлого, и не только от ее внутренних побуждений, но и исходя из наличной ситуации, складывающейся у человека со средой в данный момент. Основополагающим принципом построения теории мотивации К.Левина остался, как и у З.Фрейда, принцип восстановления нарушенного равновесия. Однако, если в понимании Фрейда источники напряжения находились внутри субъекта, К.Левин предложил рассматривать в качестве источника мотивации и все окружение личности (что в дальнейшем привело исследователей к разработке многочисленных теорий ситуативного развития мотивации). Мотивационную сферу Левин предлагал рассматривать в виде модели меняющихся состояний напряжения в различных областях структуры личности, обладающей собственной динамикой (возможностью одной области передавать напряжение в другую область). В специальных экспериментах были получены данные, которые исследователи рассматривали как подтверждение своих взглядов относительно динамики напряжения. Были тщательно проанализированы условия приобретения и утраты мотивационной силы элементами окружающей среды (Зейгарник, 1981).

Мотивациониые механизмы, обсуждавшиеся выше, могли работать без участия сознания. Мотивационным механизмом, в котором значительную роль играют процессы познания и общения, является мотивационное опосредствование: передача (или формирование) побудительной силы одного мотива другому с помощью словесной аргументации (в основном - от взрослого к ребенку), в которой новое мотивационное отношение связывается причинно-следственными отношениями с уже сформированным, имеющимся у ребенка мотивом (Вилюнас, 1990). Таким образом, в данном механизме мотивации определяющую роль играет процесс воспитания, а со стороны самой личности - общения и познания. На роль познавательных процессов в мотивации человека впервые обратили внимание представители когнитивных теорий мотивации (Фестингер, 1990). Основной акцент в данных теориях сделан преимущественно на ситуативной мотивации. Однако, если до появления когнитивных теорий роли познания в развитии мотивации человека уделялось недостаточно внимания (Хекхаузен, 1986), то психологи этого направления обратились к изучению процессов возникновения побуждений к действию как следующих за когнитивными представлениями (в частности, конфликта между ними) субъекта о сложившейся ситуации. В дальнейшем эти разработки дали начало теориям каузальной атрибуции (Келли, 1984; Weiner, 1972) и многочисленным исследованиям в рамках социальной психологии (Андреева, 2000).

Подробно разработан вопрос о мотивационных механизмах личности в теории деятельности (Леонтьев, 1971, 1975; Рубинштейн, 1989). В ней проводится четкое различение между потребностями субъекта (объективной нуждой во внешнем дополнении) и мотивом - конкретным предметом, удовлетворяющим этой потребности. В анализе деятельности выделяются отдельные сознательные цели действия, которые субъект ставит перед собой при выполнении деятельности. Цели деятельности осознаются субъектом и обычно отличны от мотивов (которые, к тому же, могут не осознаваться). Мотивы (то есть предметное содержание потребностей) подвержены динамике; даже при неизменных потребностях содержание мотивов может изменяться. А.Н.Леонтьевым был описан механизм сдвига мотива на цель, который может происходить в тех случаях, когда функции и содержание мотива передаются цели действия (Леонтьев, 1975). Образовавшийся новый мотив может стать осознаваемым, что, однако, требует от личности анализа собственной деятельности, ее динамики. (Леонтьев, 1975). Сдвиг мотива на цель и, как результат этого процесса, осознание мотива, может также способствовать дальнейшему осознанию других мотивов, решению задачи на смысл (Леонтьев, 1975).

Неосознаваемые мотивы деятельности «входят в ... сознание, но ...особым образом» через - субъективную окраску отражаемых явлений, т.е. через личностный смысл (Леонтьев, 1971, с.20). Однако, в самом личностном смысле могут и не открыться собственно мотивы деятельности, тем более «переживание человеком острого желания достигнуть открывающуюся перед ним цель... само по себе еще ничего не говорит о том, в чем заключается движущий им смыслообразующий мотив» (Леонтьев, 1971, с. 26). Поэтому для осознания мотива личности следует проделать определенную работу на осознание мотива (личностного смысла). Постановка задачи на личностный смысл, по А.Н.Леонтьеву, характерна лишь для развитой личности, поскольку она порождается необходимостью «найти себя в системе жизненных отношений». Постановка и решение задачи на личностный смысл, по А.Н.Леонтьеву, является механизмом второго рождения личности. Механизмы сдвига мотивов и их осознания являются основными и для дальнейшего развития потребностно-мотивационной сферы человека.

Таким образом, к числу наиболее разработанных психологических механизмов мотивации человека могут быть отнесены механизмы развития биологической мотивации (мотивационное обусловливание), механизмы замещения, сублимации, динамики влечений (обращение в противоположное и смена объекта), конфликт и механизмы развития мотивации, в которых большое значение может принимать внутренняя работа личности (сдвиг мотива на цель и решение задачи на личностный смысл).

Мотивация конкретных видов деятельности изучалась применительно к разным профессиональным областям. Большое количество исследовательских работ было проведено в области спортивной психологии (А.Ц.Пуни, 1973, 1975), учебной деятельности (Божович, 1968; Бибрих, Васильев, 1987; Маркова, 1978) изучении творчества (Csikszentmihalyi, 1990; Crutchfield, 1962; Collins, Amabile, 1999), в том числе и научного (М.Г.Ярошевский, 1971), а также в рамках исследований работы представителей других профессий (Якобсон, 1936; Пушкин, Нерсесян, 1969, 1972). В спортивной психологии больше внимания уделялось изучению механизмов волевой регуляции (Вопросы психологии спорта, 1975; Пуни, 1959) однако, есть и указания на роль мотивационных процессов в деятельности спортсменов: при подготовке к соревнованиям огромную важность имеет мотивация участников, направленность на успех (Пуни, 1973, 1975). Необходимость признания за трудовой деятельностью (и, соответственно, ее мотивами) ведущей роли подчеркивается в такой работе, как операторская. Так, в работе по изучению деятельности операторов АЭС выделяется личностный уровень поведения оператора, для которого характерно «активное движение к качественно новым задачам», внутренняя мотивация трудовой деятельности (Машин, 1994).

Мотивации творческой деятельности значительное внимание уделялось в гуманистической психологии. К.Роджерс, как и А.Маслоу (Маслоу, 1999) полагал, что основной мотивацией творчества является стремление к самоактуализации, выражению сущности самой личности. Потребности самоактуализации в иерархии потребностей находятся на самом высшем уровне. Несмотря на то, что в работах Маслоу проводится тезис о невозможности актуализации потребностей высшего уровня до тех пор, пока низшие потребности остаются неудовлетворенными, сам Маслоу утверждал, что потребности самоактуализации, будучи актуализированными однажды, могут играть определяющую роль в жизни личности (Маслоу, 1999). Эта позиция близка к пониманию мотивации творчества как внутренней; К.Роджерс полагал, что в творчестве человек оценивает себя сам, и не стремится быть оцененным другими (Rodgers, 1954). Указание на внутренний характер мотивации творческой деятельности можно найти во многих работах (Sternberg, 1999; Torrance, 1983), хотя само понятие внутренней мотивации не конкретизируется авторами.

Как мы видим, применительно к разным видам профессиональной деятельности исследователями выдвигаются предположения, касающиеся природы ее мотивации. Какого рода мотивы движут спортсменами на соревнованиях, учеными - в научных исследованиях, артистами, операторами и т.д.? Некоторые виды деятельности побуждаются внутренней мотивацией, другие - внешней, часто имеющей повышенную силу побуждения мотивов.

Из жизненных наблюдений, литературных примеров хорошо известно, что нередко определенные мотивационные образования приобретают самодовлеющую силу, занимают устойчивое высшее положение в иерархии мотивов, побуждают активность субъекта, в том числе и саморазрушительную. Для столь выраженной силы мотивов может быть принято наименование гипермотивации. Поскольку оно не получило распространения в психологии, рассмотрим возможные направления его детализации. В целом гипермотивация может быть понята как такое проявление мотивации субъекта, при котором на первый план выходит его повышенная активность по выполнению деятельности (что, например, характерно для спортсменов, художников, артистов и пр.). При этом за рамками рассмотрения остается вопрос, каким образом и какого рода мотивы или их сочетания определяют такую повышенную активность, выходящую за рамки ведущей мотивации, преобразующую иерархию мотивов субъекта. Поэтому для дальнейшего анализа необходимо рассмотреть различные варианты понимания механизмов гипермотивации.

В качестве одного из видов понимания гипермотивации можно предложить повышенную силу мотива. Однако, представляется, что для каждого конкретного вида деятельности имеется свой уровень повышенной мотивации. Кроме того, для каждого индивида, в зависимости от его личностных характеристик, может существовать свой «оптимум мотивации». Так, в специальных исследованиях было показано, что для менее тревожных испытуемых для успешного выполнения деятельности необходим более высокий уровень мотивации, чем для более тревожных (Хекхаузен, 1986). Кроме того, в классических исследованиях влияния силы мотива на эффективность деятельности было показано, что при повышенной мотивации эффективность деятельности ухудшается. При этом для каждой задачи существует свой оптимум мотивации (цит. по Нюттен, 1975). В ряде случаев сила побуждения ситуативного мотивационного образования может превышать силу мотива, отвечающего за механизмы гипермотиваци (например, в ситуации стресса). Таким образом, феноменология, связанная с гипермотивацией (повышенная активность по выполнению определенной деятельности, определяющий характер мотивационных образований, релевантных ей) вряд ли может быть объяснена только силой одного мотива или их комплекса.

Другое понимание гипермотивации предполагает определяющую, доминирующую, устойчивую во времени роль мотивов одной деятельности по сравнению с мотивами других деятельностей человека. О гипермотивации во втором смысле обычно упоминается в связи с определенными видами деятельности или даже в связи с личностными изменениями (часто - в клинической практике). О гипермотивации можно говорить, сталкиваясь с явлением увлеченности деятельностью или идеями. Такими часто предстают люди искусства, спортсмены, путешественники, коллекционеры, подчиняющие свою жизнь или значительный ее отрезок реализации некоторой цели. Гипермотивированные люди в чем-то обедняют свою жизнь за счет безусловного доминирования конкретных мотивационных образований, резкого сужения интересов, поглощенности одним делом. Кроме того, можно предположить, что гипермотивация участвует в формировании психологических зависимостей. Так, в клинической практике выработано представление о сверхмотивации применительно к клиническим случаям изменения личности, зависимости от алкоголя, употребления наркотических веществ и т.д. Б.В.Зейгарник описан механизм сдвига мотива на цель у больных эпилепсией, который приводит к изменению всей личности больного (Зейгарник, 1982). В этих случаях имеет место не столько повышенная сила мотива, сколько изменение всей мотивации индивида таким образом, что все остальные мотивы, игравшие ранее ведущую роль ,. уступают свою побудительную силу одному-единственному мотиву и мотивация, например, употребления алкоголя, становится доминирующей, определяющей деятельность субъекта (Братусь, 1988). Больные алкоголизмом не утрачивают окончательно мотивации общения, достижения, принятия и др., однако, реализация этих мотивов возможна теперь только в деятельности, направленной на удовлетворение ведущей мотивации - употребления алкоголя. Поэтому часто употребление алкоголя и происходит не в одиночку, а в компании, оно включено (также как и другие мотивы) в деятельность, названную Б.С.Бра гусем иллюзорно-компенсаторной - деятельность, которая удовлетворяет и ведущую мотивацию субъекта, и другие мотивы, создавая при этом иллюзию благополучия (Братусь, 1988).

Понимание повышенной мотивации деятельности как мотивации, играющей определяющую роль по отношению к другим мотивам личности, можно найти и применительно к творческой деятельности. Так, повышенный уровень мотивации необходим для выполнения творческой деятельности (Collins, Amabile, 1999). Здесь же стоит упомянуть понимание определяющей роли потребности в самоактуализации в творческой деятельности в теории А.Маслоу, уже указанное выше. Определяющая роль - потребности в самоактуализации, которая побуждает творческую деятельность, означает перестройку иерархии мотивов личности.

Ограничимся двумя вышеприведенными интерпретациями относительно нового термина гипермотивации. Как мы видим, гипермотивация во втором смысле (как такое устойчивое изменение мотивации, когда роль одного или группы мотивов, побуждающих определенную деятельность, становится определяющей, доминирующей по отношению к другим мотивам, что коренным образом меняет всю иерархию мотивов личности) может быть отнесена к числу специфических мотивационных механизмов, перестраивающих и видоизменяющих мотивационную сферу личности. Данный механизм не был ранее описан в психологических работах, хотя нельзя сказать, что он не фигурирует в них в различных контекстах и под иными наименованиями. Так, выше уже неоднократно упоминалось о роли внутренней мотивацией в побуждении деятельности. Феноменологически явление внутренней мотивации часто сопровождает случаи гипермотивации (например, в отношении творческой деятельности). Поэтому представляется необходимым рассмотреть вопрос о соотношении внутренней и внешней мотивации деятельности.


Заключение

Знание логики процесса мотивации не дает существенных преимуществ в управлении этим процессом. Можно указать на несколько факторов, которые усложняют и делают неясным процесс практического развертывания мотивации. Важным фактором является не очевидность мотивов. Можно предполагать, догадываться по поводу того, какие мотивы действуют, но в явном виде их “вычленить” невозможно.

Следующим важным фактором является изменчивость мотивационного процесса. Характер мотивационного процесса зависит от того, какие потребности инициируют его. Однако сами потребности находятся между собой в сложном динамическом взаимодействии, зачастую противореча друг другу либо же, наоборот, усиливая действия отдельных потребностей – при этом составляющие этого взаимодействия могут меняться во времени, изменяя направленность и характер действия мотивов поэтому даже при самом глубоком знании мотивационной структуры человека, мотивов его действия могут возникать непредвиденные изменения в поведении человека и непредвиденная реакция с его стороны на мотивирующие воздействия.

Еще одним фактором, делающим мотивационный процесс каждого конкретного человека уникальным и не на сто процентов предсказуемым, является различие инновационных структур отдельных личностей. Разная степень влияния одинаковых мотивов на различных людей, различная степень зависимости действия одних мотивов от других. У одних людей стремление к достижению данного результата может быть очень сильным, у других же оно может быть относительно слабым. В этом случае один и тот же мотив будет по-разному действовать на поведение людей. Возможна и другая ситуация: два человека имеют одинаково сильный мотив на достижение результата. Но у одного этот мотив доминирует над всеми другими, и он будет добиваться результата любыми способами. У другого же этот мотив соизмерим по силе действия с мотивом на соучастие в совместных действиях. В этом случае данный человек будет вести себя по-другому.

С другой стороны сила воздействия одного и того же мотиватора неодинакова, а порой и противоположна, для разных людей. Сила воздействия того или иного мотиватора зависит от свойств личности, от его пола и возраста и т.д.


Список литературы

1. Розанова В.А. Психология управления – М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 2000.

2. Пугачев В.П. Руководство персоналом организации – М.: Аспект Пресс, 1999.

3. Кравченко А.И. Социология – М.: «Академический проект», Издательская корпорация «Логос», 1999.

4. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы – СПб.: Издательство «Питер», 2000.

5. Карнеги Д. Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей: Пер. с англ./ общ. ред. и предисл. Зинченко В.П. и Жукова Ю.М. – М.: Прогресс, 1989.