Психологические взгляды М.Я. Басова

Воззрения М.Я. Басова и их значение для педагогической психологии. Предмет психологии по Басову - поведение человека, его активность, выявляющаяся во взаимоотношениях организма со средой. Психологическое развитие человека, динамика и процесс развития.

Содержание

Введение. 2

1. Общепсихологические воззрения М.Я. Басова и их значение для педагогической психологии. 3

2. Психологическое развитие человека, динамика и процесс развития. 7

3. Принцип "деятельности" в психологии. 10

Заключение. 13

Список литературы.. 14

Введение

БАСОВ Михаил Яковлевич родился 3.11.1892 в селе Логиново, ныне Калининской области. Окончил Психоневрологический институт в Петрограде в 1915 году, студентом под руководством А.Ф. Лазурского работал над изучением типов моторно-волевой деятельности. С 1920 года работал в различных научно-исследовательских учреждениях и вузах Петрограда. С 1925 года - профессор педологии и психологии в ЛГПИ им.А.И. Герцена. Исследовал проблему воли в работе “Воля как предмет функциональной психологии”, (Петроград, 1922), стремился изучать личность ребенка в процессе деятельности (“Психология, рефлексология и физиология”, Л., 1927). Большое значение имела работа Басова “Опыт методики психологических наблюдений и ее применение к детям школьного возраста” (М. - Петроград, 1923). В которой рассмотрены вопросы объективного изучения детей и показано место, и значение методики психологических наблюдений в системе педагогического образования. Психологические взгляды Басова наиболее полно изложены в его труде “Общие основы педологии” (М. - Л., 1928).

Предмет психологии, по Басову, есть поведение человека, понимаемое как активность, выявляющаяся во взаимоотношениях организма со средой. Рассматривая вопрос о движущих силах психического развития, Басов проводит качественную дифференциацию функций наследственности, определяющей лишь некоторые предпосылки развития, и роли среды, реализующей своим действием природные возможности в соответствии со своими собственными особенностями и активностью субъекта. Ряд положений его монографии, в частности, обобщение русских и зарубежных исследований психического развития ребенка, явились конструктивным вкладом в области детской и педагогической психологии.

1. Общепсихологические воззрения М.Я. Басова и их значение для педагогической психологии

В 1923 году появилась в печати книга М.Я. Басова "Воля как предмет функциональной психологии". Для педагогической психологии важнейшее значение имел развиваемый в ней тезис о регулирующей функции воли как особой форме организации психической деятельности. В своем понимании психики Басов боролся "на два фронта" - против субъективизма и против механического материализма. В поведении личности, Басов изучает не только внешний состав отдельных реакций, но и внутренние силы, толкающие ее на то или другое поведение, не только то, что личность делает, но и то, к чему она стремится и чего она желает.

Центральное место в системе взглядов Басова занимает представление о человеке как "активном деятеле в среде". Сущность этого положения, заключается в действенном проникновении в среду и в овладении ею посредством действенного познания ее.

Это положение, Басов конкретизирует в нескольких направлениях, расковывая, прежде всего действенный характер познания, который заключается в том, что человек использует в жизненной практике познанные свойства вещей. Говоря о человеке как деятеле в среде, Басов обращается также к профессиональной трудовой деятельности людей. [1]

Басов и его сотрудники подвергли детальному анализу игру как один из видов деятельности. Этот анализ содержал моменты принципиального характера. Среди них следует, прежде всего, отметить стимуляцию игры как данную извне ("внешнюю"), так и внутреннюю. Значение данного вида деятельности в жизни ребенка связывается с этапом его развития, с характером активности его личности. При этом Басов, говоря о роли активности ребенка, отмечает, что она не исключает возможности организации и руководства ее выявлением.

Положение, согласно которому активность личности предполагает вместе с тем детерминированность ее деятельности внешними воздействиями, проходит красной нитью через все произведения Басова. Рассматривая игровую деятельность, можно сказать о значении как неорганизованных, так и организованных ее форм. Большинство последних, опирается на качество личности, выявляющее степень ее организованности. Именно эти качества и стимулируются играми данного вида.

Проблемы учения, Басов специально не разрабатывал, но в его высказываниях, имеющих общее принципиальное значение, мы находим очень ценные мысли, которые непосредственно относятся к процессу учения. Анализируя понятие стимула поведения, порождаемого окружающей средой, Басов говорит о задаче как стимуле, безразлично какова эта задача будет по содержанию, будет ли она математической задачей, или это будет задача в форме какого-нибудь физического или химического опыта, или, наконец, это будет задача практически жизненного значения, какие встречаются в повседневном обиходе ребенка, - во всех этих случаях важным является общий момент задачи как таковой. Этот общий момент связан с необходимостью для человека открыть то, чего он не знает и что нельзя просто увидеть в предмете, для чего требуется определенное действие с этим предметом.

Решение задачи как умственный (психический) процесс выступает в качестве действия, деятельности. Таким образом, мы встречаемся в произведениях Басова с употреблением термина "деятельность" в двух значениях. Одно значение используется тогда, когда речь идет об осуществлении психических процессов в деятельности (игровой, трудовой) и учебной деятельности. Другое значение имеется в виду, когда сам психический процесс трактуется как деятельность. [2]

Фактически М.Я. Басов предвосхитил важнейшие идеи, развиваемые в советской психологии. У него со всей отчетливостью выражен тот "деятельный" подход, который характерен для современного этапа развития психологической науки в СССР. Согласно этим взглядам, психика, личность человека проявляются и формируются в "деятельности", сказал С.Л. Рубинштейн. В то же время к таким понятиям, как "учение", "решение задач" и др., можно с полным правом применить термин "психическая деятельность". Эти понятия очень важны, они должны войти в число основных понятий, в категориальный аппарат педагогической психологии.

Басову не была чужда постановка острых вопросов, актуальных для практики школы, - вопросов, которые в настоящее время не утратили свою актуальность. В его работах неоднократно ставится вопрос о том, какой путь решения задач является более целесообразным: когда ребенку указывается готовый путь выполнения определенных действий или когда ребенку предоставляется возможность для самостоятельных усилий мысли, допуская даже, что какие-то его действия окажутся неадекватными логике задач? Басов считает, что, указывая ребенку готовый путь, можно скорее и экономичнее научить его некоторым определенным приемам действия, но развить его творческие потенции, пробудить активность его мышления и содействовать ее росту этим способом невозможно. Последнее достигается только истинным трудовым путем, которым шло в своем развитии все человечество, т.е. путем самостоятельных, полноценно действенных усилий, опирающихся на весь запас опыта, но в то же время преодолевающих новые трудности и разрешающих новые проблемы. [3]

Прошло более пяти десятилетий, но вывод, сделанный Басовым, остается в силе и поныне. Благодаря опыту, накопленному школой, специальным экспериментальным исследованиям, проведенным психологами, усилилась доказательность этих положений, но суть их осталась прежней.

Басов оценивает с точки зрения выдвигаемых им положений школьную практику 20-х - начала 30-х гг. Он рассуждает, что существующая практика дает обычно крен в одну сторону, а именно в сторону от творческой трудовой активности к шаблону, к готовым схемам и их пассивному повторению в приспособительной деятельности.

Трудно переоценивать те достижения, какие имеет за последние годы советская школа в развивающем обучении, в развитии творческой личности, и все же еще не все возможности использованы в этом отношении. Поэтому предостережение Басова относительно опасности крена в сторону шаблона, готовых схем не утратило своего значения и в настоящее время.

В труде М.Я. Басова (глава "Мышление") заслуживает специального внимания использованное им понятие: "приемы действия". Оно неоднократно фигурирует на страницах его работ, так как неразрывно связано с анализом деятельности. Однако в это понятие Басов вкладывает более узкое значение (по сравнению с тем, как это принято в современной психологии обучения). Он имеет в виду только те действия, которые протекают как простой рефлекторно-ассоциативный процесс. Характеризуя этот процесс, автор использует термин "схема" (предметов и действий).

Такими определенными "схемами" снабжает ребенка окружающая среда, давая ему "множество готовых форм и различных сложных структур, относящихся как к статическим объектам, так и к разнообразным динамическим явлениям". Затем эти "схемы" ребенок отображает в своей деятельности. "Каждая такая "схема", ложась в основу деятельности, направляет его по определенному пути и обусловливает планомерность его развития". [4]

Басовым понятия приема связана с тем, что он приурочивает его только к готовым формам, считая, что в его основе лежит простой рефлекторно-ассоциативный процесс. Басов исходит из положения относительно взаимоисключающей противоположности "схем" и творчества. Противоположность между этими двумя явлениями Басовым чрезмерно обостряется.

Такая тенденция долгое время существовала в педагогической науке, она проявилась, в частности, в противопоставлении проблемного и программированного обучения.

В современных исследованиях острота такого противоположения снимается, и в этом отношении симптоматичны попытки реализовать принцип проблемности в программированных пособиях. Очень важно в этой связи различать, анализировать и использовать приемы различной степени сложности: простейшие репродукции знаний, приемы эвристического типа, опирающиеся на сложные правила, определяющие процесс поисков решения новой задачи. Следует также учитывать, что самый процесс нахождения, самостоятельного "открытия" приема может явиться для учащихся новой задачей, включающей элемент творчества.

Самое ценное достояние теоретической мысли психолога 20-30-х гг., их самое важное приобретение в процессе освоения диалектического метода - это исторический подход к психике, изучение ее в динамике, в процессе развития.

2. Психологическое развитие человека, динамика и процесс развития

М.Я. Басов считал идею развития человека "краеугольным камнем" современной науки, проникновение которой в психологию определяет процесс ее перестройки, а генетический метод он называл "единственным надежным компасом, определяющим путь познания в соответствии с естественными линиями происхождения и развития изучаемых явлений".

Одна из глав основного труда Басова посвящена проблеме психологического развития человека. Внимание Басова было привлечено к фактам его неравномерности. "Человек может быть одновременно на вершине развития по одной линии явлений, составляющей, как говорят, его специальность, и находиться на первых ступенях элементарного знания по другим линиям". Здесь Басов фактически констатировал зависимость развития от содержания приобретенных знаний.

Постановка этого вопроса Басовым имела большое принципиальное значение, поскольку в тот период отсутствовали конкретные исследования в области психологии обучения и считалось, что развитие целиком подчиняется внутренним законам созревания, определяемого жесткими возрастными рамками. [5]

Басов отмечал своеобразие закономерностей биологического и психического развития, т.е. развития человека как деятеля в среде, и с этим своеобразием, как он требовал, необходимо считаться, анализируя течение обоих процессов во времени. Но, подчеркивая только их различие. Понятие возраста не было подвергнуто в работах этого автора всестороннему теоретическому анализу. Басов оказался как бы провидцем современных тенденций в возрастной психологии, в соответствии с которыми стали изучаться не столько особенности возраста, сколько его возможности, и доказывалась широта этих возможностей при определенных условиях обучения.

Из работ Басова скрыт далеко идущий смысл, в нем намечено новое понимание соотношения между возрастной и педагогической психологией.

Если раньше особенности психического развития фатально и неизменно связывались с определенным возрастом, то теперь произошло "расшатывание" этих связей и особенности психического развития стали ставиться в связь со многими другими переменными, и, прежде всего с условиями воспитания и обучения. Если раньше, таким образом, возрастная психология была оторвана от психологии педагогической, не имела с ней органической связи, то теперь эти два раздела психологии тесно связываются друг с другом.

Проблему целостного подхода к изучению личности человека Басов раскрывает в различных разделах своих работ: он раскрывает понятие организации процесса деятельности, определяет принцип состояния характеристики в процессе наблюдения детей.

Трактуя поведение как продукт взаимодействия организма и среды, Басов подчеркивает динамический характер структур, необходимость их изучения в процессе возникновения, изменения, разрушения.

Несмотря на то, что советская психология обучения ввела в сферу своего изучения понятие учебной деятельности, в ней все же преобладают аналитические тенденции и оказываются лучше всего исследованными умственные процессы, в то время как "синтез личности", о котором писал Басов, остается и по сие время еще недостаточно изученным. Полностью не реализуется и в настоящее время требование Басова показывать в характеристике ребенка, как изученные отдельные элементы психической деятельности вплетаются в живую ткань личности ребенка, обусловливая своими всевозможными комбинациями и переплетениями, а равно взаимным влиянием друг на друга ее общие особенности в детском возрасте и индивидуальные различия отдельных детей. [6]

Целостный подход Басова к трактовке психической деятельности для нас представляет большую ценность, он распространяется им на понимание самого предмета психологии и на вопрос о методе научного исследования. Нельзя пройти мимо того предостережения, какое высказал Басов, говоря о подходе к предмету психологического познания. "Нас подстерегает опасность, - говорил он, - опасность искусственно выделить из общего контекста явлений какую-нибудь отдельную часть их, абстрагировать эту часть от целого, сосредоточившись затем на ней, утратить связь с целым: тогда нашим неизбежным уделом будет бесплодное блуждание на ложных путях собственных построений". [7]

Это предостережение сохраняет полную силу и на современном этапе, особенно тогда, когда речь идет о таких сложных вопросах, как вопрос о теории учения.

3. Принцип "деятельности" в психологии

Понятие о деятельности многозначно. Сеченов говорил о психических деятельностях, понимая их как процессы, которые совершаются по типу рефлекторных. Павлов ввел понятие о высшей нервной деятельности, Бехтерев – о соотносительной деятельности, Выготский говорил о психических функциях как деятельности сознания. Но с обращением к марксизму, для которого прототипом любых форм взаимоотношений человека со средой является труд, трактовка деятельности приобрела новое содержание.

Пионером выделения деятельности в особую, ни к каким другим формам жизни не сводимую категорию выступил Михаил Яковлевич Басов.

Басов как психолог первоначально примыкал к функциональному направлению, где сознание понималось как система взаимосвязанных психических функций. Но во взгляде Басова на эту систему имелся особый аспект. Ее центром он считал волю как функцию, предполагающую усилия личности по достижению осознанной цели. Это было связано с его общей установкой на научный, экспериментальный анализ активности субъекта. В особенности его интересовал конфликт между волевым импульсом и непроизвольными, не зависящими от сознания движениями. Этот вопрос он изучал путем объективного наблюдения за развитием поведения ребенка. Поскольку изучение было сосредоточено не на внешних движениях самих по себе (рефлексах), а на их внутреннем смысле, Басов, чтобы отграничить свой подход от подхода рефлексологов и бихевиористов, применил вместо термина "поведение" (который они использовали, чтобы обозначить предмет своих исследований) термин "деятельность". [8]

Басов подчеркивал, что понимает под деятельностью "предмет особого значения", такую область, "которая имеет задачи, никакой другой областью не разрешаемые". Если до Басова в воззрениях на предмет психологии резко противостояли друг другу сторонники давно признанного убеждения, согласно которому этим предметом является сознание, и сторонники нового убеждения, считавшие, что этим предметом является поведение, то после Басова картина изменилась. Он как бы поднялся над этим конфликтом, чего требовала сама логика развития науки. Басов считал, что нужно перейти в совершенно новую плоскость. Подняться и над тем, что осознает субъект, и над тем, что проявляется в его внешних действиях. Не механически объединить одно и другое, а включить их в качественно новую структуру. Он назвал ее деятельностью.

Из чего состоит деятельность, из каких элементов складывается? Приверженцы структурализма считали, что психическая структура складывается из элементов сознания, гештальтисты – из динамики психических форм (гештальтов), функционалисты – из взаимодействия функций (восприятия, памяти, воли и т.п.), бихевиористы – из стимулов и реакций, рефлексологи – из рефлексов.

Басов предложил считать деятельность особой структурой, состоящей из отдельных актов и механизмов, связи между которыми регулируются задачей. Структура может быть устойчивой, стабильной (например, когда ребенок овладел каким-то навыком). Но она может также каждый раз создаваться заново (например, когда задача, которую решает ребенок, требует от него изобретательности). В любом случае деятельность является субъективной. За всеми ее актами и механизмами стоит субъект, говоря словами Басова, "человек как деятель в среде". [9]

Центральной для Басова, который был поглощен изучением ребенка и факторов его формирования как личности, выступала проблема развития деятельности, ее истории. Именно это составляет главное содержание его книги "Основы общей педологии". Но чтобы объяснить, как строится и развивается деятельность ребенка, следует, согласно Басову, взглянуть на нее c точки зрения высшей ее формы, каковой является профессионально-трудовая деятельность (в том числе и умственная).

Труд – особая форма взаимодействия его участников между собой и с природой. Он качественно отличается от поведения животных, объяснимого условными рефлексами. Его изначальным регулятором служит цель, которой подчиняются и тело, и душа субъектов трудового процесса. Эта цель осознается ими в виде искомого результата, ради которого они объединяются и тратят свою энергию. Иными словами, психический образ того, к чему стремятся люди, а не внешние стимулы, влияющие на них в данный момент, подчиняют себе отдельные действия и переживания этих людей. [10]

Игры детей и их обучение отличаются от реального трудового процесса. Но и они строятся на психологических началах, присущих труду: осознанная цель, которая регулирует действия, осознанная координация этих действий и т.п.

Заключение

В советской психологии впервые с совершенно новых позиций поставил проблему психологии игры и поведения М.Я. Басов.

Свобода во взаимоотношениях со средой, по мысли М.Я. Басова, и приводит к особому виду поведения, главной движущей силой и особенностью которого является процессуальность.

М.Я. Басову принадлежит:

во-первых, введение в психологию понятия об общих типах деятельности, характеризующих отношение человека как активного деятеля к окружающей его среде,

во-вторых, отказ от чисто натуралистических теорий игры, видевших ее источники внутри личности, а не в системе взаимоотношений ребенка с окружающей его действительностью.

М.Я. Басов во многом еще отождествлял деятельность и активность, находился под влиянием поведенческой психологии, анализировал поведение по схеме "стимул - реакция". Но вместе с тем мы находим у него, пусть еще недостаточно определенные, предвестники учения о типах деятельности.

Список литературы

1. М.Г. Ярошевский. Психология в ХХ столетии. М., 1971. – С.7-35.

2. Цукерман Г.А. Психология саморазвития: задача для подростков и их педагогов. Москва – Рига., 1995. – С.25-34.

3. Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. Учебник. – М., Российское педагогическое агентство. 1996. – С.56-60.

4. Аллахвердян А.Г., Мошкова Г.Ю., Ярошевский М.Г. Психология науки.М., Флинта, 1998. – С.11-17.

5. Марцинковская Т.Д. История психологии. М., Академия, 2001. – С.34-37.

6. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История и теория психологии. В 2-х т. Ростов-на-Дону, Феникс, 1996. – С.28-33.

7. Психологическая мысль в России: век Просвещения. СПб., Алетейя, 2001. – С.5.

8. Шульц Д., Шульц С.Э. История современной психологии. СПб., Евразия, 1998. – С.12.

9. Ярошевский М.Г. История психологии.М., Академия, 1996. – С.22.


[1] М.Г. Ярошевский. Психология в ХХ столетии. М., 1971. – С. 7-35.

[2] Там же

[3] Цукерман Г.А. Психология саморазвития: задача для подростков и их педагогов. Москва – Рига., 1995. – С. 25 -34.

[4] Обухова Л.Ф. Детская (возрастная) психология. Учебник. – М., Российское педагогическое агентство. 1996. – С. 56-60.

[5] Аллахвердян А.Г., Мошкова Г.Ю., Ярошевский М.Г. Психология науки. М., Флинта, 1998. – С. 11-17.

[6] Марцинковская Т.Д. История психологии. М., Академия, 2001. – С. 34-37.

[7] Ярошевский М.Г. История психологии. М., Академия, 1996. – С. 22.

[8] Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История и теория психологии. В 2-х т. Ростов-на-Дону, Феникс, 1996. – С. 28-33.

[9] Шульц Д., Шульц С.Э. История современной психологии. СПб., Евразия, 1998. – С. 12.

[10] Психологическая мысль в России: век Просвещения. СПб., Алетейя, 2001. – С. 5.