Гражданско-правовое регулирование признания гражданина безвестно отсутствующим

Понятие, основания и порядок признания гражданина безвестно отсутствующим. Порядок и последствия данного признания. Управление имуществом безвестно отсутствующего лица. Восстановление в правах при объявлении лица, признанного безвестно отсутствующим.

Академия права и управления

(Челябинский филиал)

Юридический факультет

РАБОТА ПРОВЕРЕНА

Рецензент – Преподаватель кафедры

гражданско-правовых дисциплин Челябинского юридического института МВД России, кандидат юридических наук

Юнусов М.А.

«____»_________________ 200__г.

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ

Заведующий кафедрой

государственно-правовых и

гражданско-правовых дисциплин,

кандидат юридических наук

Мородумов Р.Н.

«____»_____________ 200__г.

гражданско-правовое регулирование

признания гражданина Безвестно отсутствующим

Автор выпускной

квалификационной работы:

студент группы Ю-501

Кухтин Юрий Александрович

«____»_________________ 200__г.

Руководитель выпускной

квалификационной работы:

кандидат юридических наук,

Мородумов Р.Н.

«____»_________________ 200__г.

Нормоконтроль

«____»_________________ 200__г.

Челябинск 2008


О главление

Введение

1. Понятие, основания и порядок признания гражданина безвестно отсутствующим

1.1 Понятие и основания признания гражданина безвестно отсутствующим

1.2 Порядок и последствия признания гражданина безвестно отсутствующим

2. Управление имуществом и восстановление в правах при объявлении лица, признанного безвестно отсутствующим

2.1 Управление имуществом безвестно отсутствующего лица

2.2 Восстановление в правах при объявлении лица, признанного безвестно отсутствующим

Заключение

Список источников и литературы


В ведение

Актуальность темы.Регулирование гражданских отношений предполагает участие гражданина в правоотношениях. Возможны, однако, ситуации, когда длительное время никаких сведений о гражданине в месте его постоянного жительства нет. Предпринимаемые попытки его разыскать также оказываются безрезультатными. Возникает ситуация, когда имеется неопределенность в субъекте гражданских правоотношений. С одной стороны, он достаточно конкретно обозначен, с другой, его невозможно обнаружить. Чтобы избежать подобной неопределенности, во всех отношениях нежелательной, законом предусмотрены специальные правила, которые в совокупности образуют институт безвестного отсутствия. С помощью норм, входящих в этот институт, заинтересованные лица могут обратиться в соответствующие государственные органы и добиться устранения неопределенности в правовых отношениях, участником которых значится отсутствующее лицо, либо, во всяком случае, свести к минимуму отрицательные последствия такой неопределенности. Роль и значение института безвестного отсутствия резко возрастают в экстремальных ситуациях. Так обстояло дело в годы войны, когда произошло разъединение миллионов семей, многие из которых так и не смогли воссоединиться. После распада Союза ССР и возникновения целого ряда конфликтов на межнациональной и этнической почве, как на территории России, так и в ставших независимыми государствах, входивших ранее в состав Союза, вновь участились случаи, когда для устранения неопределенности в гражданских правоотношениях приходится обращаться к институту безвестного отсутствия[1] .

Безвестному отсутствию граждан уделялось немало внимания в литературе и судебной практике.

Цель института признания гражданина безвестно отсутствующим состоит в обеспечении прав и законных интересов как самого отсутствующего гражданина, так и других лиц.

Вопрос о правовой природе указанной категории дел остается дискуссионным. Настоятельная необходимость разработки проблем признания гражданина безвестно отсутствующим в современный период определяется рядом факторов социально-экономического, нормативного и теоретического порядка.

Основы правового регулирования института признания гражданина безвестно отсутствующим определяют статьи 42, 43, 44 главы 3 «Граждане (физические лица)» Гражданского кодекса Российской Федерации.[2] Кроме того, данный институт регулируют Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации[3] , Закон РФ от 25 июня 1993 года № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»[4] иными законами и нормативными актами, затрагивающими вопрос безвестного отсутствия. По мнению автора, существует недостаточное количество нормативных правовых актов, регулирующий вопрос безвестного отсутствия, поэтому действующее российское законодательство далеко от совершенства и не в полной мере рассматривает все вопросы института безвестного отсутствия. Между тем, нормальное функционирование складывающихся в стране правоотношений требует от правоприменительных органов вдумчивого, взвешенного применения различных по своей природе, времени принятия, предмету регулирования норм права в области признания гражданина безвестно отсутствующим. Следовательно, теоретическое осмысление проблем правового регулирования отношений связанных с безвестным отсутствием заложит прочные методологические основы формирования, судебной практики по данной категории гражданских дел.

В юридической литературе тема признания гражданина безвестно отсутствующим не является новой. В российской цивилистике постоянно уделялось внимание данной проблеме гражданских правоотношений[5] . Но современная наука гражданского права не располагает специальными монографическими исследованиями, имеющими в качестве предмета изучения признания гражданина безвестно отсутствующим. Отдельные теоретические положения и выводы по вопросу признание гражданина безвестно отсутствующим сделаны при изучении общих положений правового регулирования безвестного отсутствия по тексту квалификационной выпускной работы.

Отмеченные выше обстоятельства и обусловили выбор темы выпускной квалификационной работы.

Объектом исследования являются общественные отношения, которые возникают между гражданами, государственными органами, которые непосредственно выполняют функцию по правовому регулированию данного вопроса, сюда же необходимо, безусловно, отнести судебные органы и так далее.

Предметом работы является предписания гражданского законодательства, определяющего правовые основы признания гражданина безвестно отсутствующим и возникающие на их основе соответствующие гражданско-правовые обязательства, а также имеющиеся на этот счет научные разработки в цивилистике.

Теоретической основой исследования выступают изыскания на этот счет правоведов и ученых. В работе широко использованы труды таких ученых-юристов как Попова Ю.А., Сергеев А.П., Тархов В.А., Толстой Ю.К. и других.

Методологической основой исследования являются как общенаучные (анализ, синтез), так и частно-научные (сравнение, исследование) способы познания объективной реальности.

Цель исследования состоит в анализе действующего в рассматриваемой области гражданского законодательства, определения его эффективности и выработке рекомендаций по его дальнейшему совершенствованию и развитию.

Для осуществления этой цели целесообразно выполнить следующие задачи:

- выявить признаки, сформулировать дефиницию и раскрыть значение института гражданских правоотношений – признание гражданина безвестно отсутствующим, выявить существующие на этот счет общие позиции и различные точки зрения в научной литературе, а также сформулировать собственные предложения по данной проблеме;

- изучить состояние регулирования вопроса признания гражданина безвестно отсутствующим;

- проанализировать современное состояние использования указанного вопроса и на основании анализа выявить недостатки в регулировании безвестного отсутствия, рассмотреть причины возникновения неблагоприятных обстоятельств, возникающих по этому поводу;

- изучить нормативную литературу, учебные пособия, судебную практику которые содержат информацию по данной теме;

- сформулировать рекомендации по применению законодательства, регламентирующего отношения по институту безвестного отсутствия и выработать предложения по его совершенствованию и дальнейшему развитию.

Практическая значимость разработки темы работы состоит в возможности использования ряда ее положений, выводов и предложений в учебном процессе, деятельности правотворческих и правоприменительных органов, а также в жизненных ситуациях.

В своей работе автором, прежде всего, сделана попытка проанализировать нормы, посвященные признанию гражданина безвестно отсутствующим, которые закреплены в ГК РФ, а также в других правовых актах федерального значения.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, объединяющих четыре параграфа, заключения и списка источников и литературы.


1. Понятие, основания и порядок признания гражданина безвестно отсутствующим

1.1 Понятие и основания для признания гражданина безвестно отсутствующим

В случае длительного отсутствия гражданина - участника гражданских правоотношений в месте его постоянного проживания и неизвестности его места пребывания возникает юридическая неопределенность, последствием которой может стать ущемление прав других участников правоотношений.

Так, кредиторы не имеют возможности получить с данного гражданина причитающийся им долг; состоящие на иждивении гражданина нетрудоспособные лица перестают получать от него причитающееся им содержание и в то же время не могут обратиться за пенсией, поскольку считаются имеющими кормильца. Не защищены и интересы самого отсутствующего лица; может быть причинен ущерб его имуществу, оставшемуся без присмотра.

Устранение этой неопределенности обеспечивается институтом безвестного отсутствия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 42 Гражданского кодекса РФ[6] гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

Как видно из изложенного выше Гражданский кодекс не дает четкого определения понятия безвестного отсутствия, а только содержит основания, по которым гражданин может быть признан безвестно отсутствующим.

Безвестному отсутствию граждан уделялось немало внимания в литературе и судебной практике.

Вопрос о правовой природе указанной категории дел остается и в настоящее время достаточно дискуссионным. Одни авторы - Попова Ю. А. Тархов В.А.[7] полагают, что нормы института безвестного отсутствия регулируют последствия, возникающие в связи с длительной неизвестностью местопребывания лиц, состоящих в определенных правовых отношениях с гражданами и организациями, а также порядок признания таких лиц безвестно отсутствующими.

У других авторов - Толстого Ю.К., СергееваА.П.[8] это мнение вызывает возражения, поскольку в задачу норм данного института входит не регулирование последствий длительной неизвестности местопребывания лиц, а устранение неопределенности в отношении этих лиц. Только в силу установленного судебным решением безвестного отсутствия могут наступить определенные правовые последствия для безвестно отсутствующего и других заинтересованных лиц и организаций.

Третьи же авторы - Матвеев Ю.Г., Довгерт А.С., Кисиль В.И.[9] считают, что безвестное отсутствие - это такое отсутствие гражданина, при котором невозможно устранить неизвестность его местопребывания и нет оснований для предположения о нахождении его в живых. По мнению автора работы, с приведенным высказыванием тоже нельзя согласиться, так как для признания лица безвестно отсутствующим достаточно доказать, что установить местонахождение лица всеми законными средствами не представилось возможным.

Имеется мнение, что безвестное отсутствие есть юридическое состояние[10] . По мнению автора работы, этот институт не может определять правовое состояние, поскольку длящиеся состояния не порождают правоотношений. Точно так же длительная неизвестность местопребывания лица не может порождать правоотношения. Напротив, неизвестность местопребывания гражданина служит препятствием для осуществления прав другими лицами и организациями, которые состояли с ним в правоотношениях (брачно-семейных, трудовых и др.). Высказано суждение о том, что признание граждан безвестно отсутствующими служит изменением, прекращением правового статуса граждан[11] . Данная точка зрения, как полагает автор работы, точнее отражает сущность изучаемого института, однако требует определенного уточнения. Правовой статус - это совокупность прав и обязанностей лица. И если гражданин признан безвестно отсутствующим, то его правовой статус относителен, поскольку практика и закон не исключают, что этот гражданин может фактически находиться в живых и иметь полный правовой статус, однако об этом ни суду, ни заявителю неизвестно и в силу решения суда об объявлении гражданина безвестно отсутствующим его правосубъектность прекращается. Наступает определенность в правовом статусе тех лиц, которые состояли с безвестно отсутствующим в различных правоотношениях.

Наиболее истинным, и отражающим сущность понятия признания гражданина безвестно отсутствующим, по мнению автора работы, является суждение, согласно которому признание граждан безвестно отсутствующими - это не что иное, как установление определенных обстоятельств, позволяющих сделать вывод о том, что место нахождение гражданина неизвестно и которые порождают за собой определенные правовые последствия для заинтересованных в этом лиц.

Представляется, что такое определение сущности института признания гражданина безвестно отсутствующим является наиболее полным, правильно раскрывающим его правовое содержание.

Понятие признания гражданина безвестно отсутствующим изложенное в нормах гражданского законодательства совпадает с основаниями признания гражданина безвестно отсутствующим.

В юридической литературе высказаны различные мнения об основаниях признания гражданина безвестно отсутствующим. Если все согласны с тем, что в основе объявления умершим лежит презумпция (предположение) смерти гражданина, то в вопросе о безвестном отсутствии мнения разделились. Ряд ученых полагает, что как при безвестном отсутствии, так и при объявлении умершим в основе лежит одна и та же презумпция смерти гражданина, поскольку решение суда будет истинным тогда, когда гражданина нет в живых[12] . Другие авторы, напротив, полагают, что в безвестном отсутствии заложена презумпция жизни, ибо нет еще достаточных оснований предполагать, что гражданина нет в живых[13] . Наиболее рациональной и обоснованной следует признать позицию, которая представляется автору работы более правильной, основана на том, что никакого предположения в основе решения суда о безвестном отсутствии нет. Суд только констатирует факт отсутствия лица и не исходит из предположений ни о жизни, ни о смерти гражданина[14] .

Последствия признания лица безвестно отсутствующим отнюдь не таковы, чтобы предполагать что-либо, скорее речь идет об устранении недостатка в достоверной информации о причинах отсутствия субъекта правоотношений.

Согласно статье 42 Гражданского кодекса РФ суд может признать гражданина безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его постоянного жительства нет сведений о месте его пребывания.

Признание безвестно отсутствующим возможно только по суду (в порядке особого производства) и лишь при наличии юридического состава, включающего:

а) длительное отсутствие лица в месте его постоянного жительства;

б) отсутствие сведений о месте его нахождения и невозможность их получения всеми доступными средствами;

в) истечение установленных законом сроков с момента получения последних известий о месте нахождения данного лица.

Рассмотрим каждое приведенное выше основание в отдельности.

Длительное отсутствие лица в месте его постоянного жительства.

Для осуществления и защиты прав лица и устойчивости гражданских правоотношений необходима четкая индивидуализация каждого субъекта гражданского права. Среди средств такой индивидуализации существенными являются имя гражданина (ст. 19 ГК РФ) и его место жительства.

Согласно статье 20 Гражданского кодекса РФ[15] местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. С местом жительства связано предположение, что гражданин всегда присутствует в определенном месте, даже если в течение какого-то промежутка времени его там фактически может не быть. Временное отсутствие не означает перемену места жительства. Например, если геолог, имея постоянное место жительства в городе, выехал в длительную экспедицию, он сохраняет свое постоянное место жительства в городе.

Каждый гражданин может иметь одновременно только одно место жительства. Оно должно определяться с достаточной точностью (с указанием населенного пункта, улицы, номера дома, квартиры).

Свободный выбор места жительства - одно из важнейших конституционных прав человека (ст. 27 Конституции РФ)[16] , которое защищается гражданским законодательством как принадлежащее гражданину нематериальное благо (ст. 150 ГК РФ)[17] . Четкость определения места жительства не ограничивает права гражданина на свободное передвижение и свободу выбора места жительства.

Законом РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»[18] и Правилами регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713[19] , не только провозглашено и регламентировано осуществление этого права, но и установлен порядок его защиты. Гражданин, чье право на свободу выбора места жительства нарушено, может обратиться за его защитой в вышестоящий в порядке подчиненности орган, к вышестоящему в порядке подчиненности должностному лицу, либо непосредственно в суд.

Наряду с местом жительства упомянутый Закон ввел понятие места пребывания - места, где гражданин находится временно. Для гражданского права и рассматриваемой проблемы признания гражданина безвестно отсутствующим имеет значение именно место жительства, так как с ним связаны многие гражданско-правовые явления.

Так, знать место жительства должника, а в определенных случаях - кредитора необходимо для установления места исполнения обязательства (ст. 316 ГК РФ)[20] . По месту жительства, по общему правилу, определяется место открытия наследства (ст. 1115 ГК РФ)[21] .

Определение места жительства имеет существенное значение для охраны прав и интересов граждан, обеспечения устойчивости гражданских правоотношений, а также государственных интересов.

Необходимость знать точное место жительства гражданина возникает при решении ряда вопросов гражданско-правового характера.

В связи с отсутствием сведений о гражданине именно в месте его жительства в течение определенного законом срока может быть поставлен и решен вопрос о признании его безвестно отсутствующим.

Правовое значение места жительства велико как для гражданского материального, так и для гражданского процессуального права.

Из изложенного следует, что государство предоставляет гражданину свободу в решении вопроса о выборе места жительства. Однако это относится только к дееспособным гражданам.

Следующим основанием признания гражданина безвестно отсутствующим является отсутствие сведений о месте его нахождения и невозможность их получения всеми доступными средствами.

Признание гражданина безвестно отсутствующим допустимо при условии, что невозможно установить место его пребывания. Поэтому до рассмотрения дела в соответствующие организации по последнему известному месту пребывания гражданина, месту работы, месту рождения и т.п. посылаются запросы об имеющихся о нем сведениях, опрашиваются его родственники, друзья, иные лица, с которыми он общался.

Закон не обязывает заинтересованных лиц разыскивать отсутствующего. Судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, какие лица (родственники, сослуживцы и др.) могут дать сведения об отсутствующем. При необходимости он запрашивает соответствующие организации (органы милиции, жилищно-эксплуатационные организации и прочие) по последнему известному месту жительства и работы отсутствующего об имеющихся у них сведениях о нем. При наличии данных о преднамеренности отсутствия лица в месте постоянного жительства (лицо скрывается от возмещения причиненного ущерба, уплаты алиментов, в связи с совершенным преступлением) суд должен воздержаться от признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления его умершим.

И последним основанием для признания гражданина безвестно отсутствующим является истечение установленных законом сроков с момента получения последних известий о месте нахождения данного лица.

Этот срок исчисляется по следующим правилам:

Начальным моментом срока отсутствия является момент получения последних сведений о нем. Если невозможно установить конкретный день получения последних сведений - срок исчисляется с первого числа месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а если невозможно установить и этот месяц – c 1 января следующего года.

С одной стороны, имея фактически на практике три основания для признания гражданина безвестно отсутствующим не так уж сложно устранить неблагоприятные последствия, возникшие в связи с возникшим обстоятельством безвестного отсутствия. Но, имея на первый взгляд столь не сложную картину признания гражданина безвестно отсутствующим, на практике все же существуют судебные дела, которые не всегда так легко разрешаются.

Гражданка К. обратилась в суд с заявлением о признании своего мужа гражданина К.М. безвестно отсутствующим. Никулинский суд г. Москвы 24 апреля 2000 года отказал ей в удовлетворении ее заявления. Судебное решение было обжаловано в Московский городской суд. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 2 августа 2000 года решение Никулинского суда было оставлено без изменения, кассационная жалоба оставлена без удовлетворения.

Заявительница в последующие годы обращалась с заявлением о пересмотре состоявшихся судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в судебные органы и органы прокуратуры, а также в Конституционный суд Российской Федерации о нарушении Конституции Российской Федерации неприменением статьи 42 Гражданского кодекса РФ, в чем ей было отказано.

Обстоятельства дела были таковы.

Заявительница с 1987 года состоит в браке с К.М. являющимся гражданином Республики Чад, приняла его фамилию и имеет двух общих детей (1987 и 1989 гг. рождения), являющихся гражданами Российской Федерации. Гр. К.М. находился в Москве с 1983 г. на учебе в московском вузе и после окончания аспирантуры в 1990 году выехал за пределы Российской Федерации в декабре 1994 года. На время обучения был прописан в общежитии вуза. В 1995 году он прислал семье письмо из Республики Чад. Больше никакой информации и средств на содержание детей отец не передавал. На свой запрос в органы МВД Западного административного округа г. Москвы заявительница ответа не получила.

Работая на низкооплачиваемой работе, заявительница испытывает большие материальные затруднения в содержании двух несовершеннолетних детей. В 2001 году она получила исполнительный лист в соответствии с судебным решением о взыскании с супруга, чадского гражданина К.М., алименты на содержание детей. Однако взыскание алиментов судебным приставом не производилось в связи с отсутствием К.М. и сведений о нем.

Необходимость признания супруга безвестно отсутствующим, как объясняла заявительница, вызвана обращением за назначением пенсии на детей, не получающих от их отца.

Отказывая заявительнице в удовлетворении ее требования, Никулинский суд г. Москвы в судебном решении указал на то, что розыскное дело на К.М. не заводилось. Поэтому заявительница обратилась в Центр розыска и информации ЦК Общества Красного Креста Российской Федерации, осуществляющий розыск лиц, утративших семейные связи и проживающих за границей, уклоняющихся от уплаты алиментов на содержание детей.

В 2001 году Центр розыска и информации сообщил, что выполнить просьбу о поиске К.М. в республике Чад не представляется возможным из-за неблагоприятной обстановки, сложившейся на ее территории. Эту информацию заявительница посчитала вновь открывшимся обстоятельном, неизвестным судебным органам на момент рассмотрения ее дела в суде. Ответ Центра розыска и информации послужил документальным основанием для обращения в суд о пересмотре решения Никулинского суда г. Москвы от 24 апреля 2000 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 2 августа 2000 года, оставившего в силе это решение суда.

Заявление К. в связи с полученным ответом из Центра розыска о пересмотре состоявшегося судебного решения на основании вновь открывшихся обстоятельств Никулинский суд г. Москвы 30 мая 2001 года не удовлетворил, и городской суд подтвердил это решение (определение судебной коллегии Мосгорсуда от 28 августа 2001 года). Новым заявительница считала информацию о сложившейся в Республике Чад обстановке.

Вывод Мосгорсуда – судебное решение основано на статье 42 ГК РФ, согласно которой гражданин признается безвестно отсутствующим в судебном порядке при отсутствии его в месте жительстве и сведений о его месте пребывания в течение одного года. Местом жительства является Республика Чад, гражданином которой он состоит, местом его пребывания была Российская Федерация, где он временно проживал в вузовском общежитии в связи с учебой в вузе.

Гражданин К.М. не может рассматриваться избравшим местом жительства Россию, и при таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в удовлетворении заявления его супруге. В кассационной жалобе не приведено новых данных, которые следовало бы дополнительно проверить.

Представленные заявительницей материалы суд не признал новыми обстоятельствами, перечень которых исчерпывающие установлен в ст. 33 ГПК РСФСР. Содержащаяся в них информация суду была известна и ранее. Справка Центра розыска свидетельствует о факте, возникшем впоследствии, и не влияет на принятое решение суда.

Прокуратура Москвы также посчитала доводы надзорной жалобы, с которой обратилась заявительница, не опровергающими выводов суда, не содержащими новых обстоятельств, которые бы не были исследованы судом; они направлены ими на иную оценку доказательств о факте, поэтому не могут служить основанием для принесения протеста.

Заявительница посчитала необоснованным отказы судебных и прокурорских органов. В феврале 2003 года заявительница, получив свидетельство посла Республики Чад в Российской Федерации, подтверждающее отсутствие чадского гражданина на территории Республики Чад с 1995 года и каких-либо сведений о месте его пребывания, заново вновь обратилась с заявлением о пересмотре судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку это свидетельство перекликалось с ранее выданным в 1995 году документом о безуспешности его поисков[22] .

В основу судебной процедуры признания гражданина безвестно отсутствующим положена статья 42 ГК РФ, которой руководствовались все судебные инстанции. Есть заинтересованное лицо в этом признании – супруг, материально нуждающийся в содержании общих с безвестно отсутствующим двух несовершеннолетних детей. Срок отсутствия и в месте жительства, и в месте пребывания в несколько раз превышает установленный нормативный срок – один год. Бесспорно (в данной жизненной ситуации), Российская Федерация была всего лишь местом пребывания для чадского гражданина, Республика Чад – место его постоянного жительства. На это обращали внимание все судебные органы. При этом следует принять во внимание, что действующий на время пребывания гражданина К.М. в Москве Закон СССР от 25 июня 1981 года № 5152-х «О правовом положении иностранных граждан в СССР» рассматривал иностранных граждан, не получивших разрешения на постоянное проживание в СССР и вид на жительство, выданные органами внутренних дел, временно пребывающими в СССР и обязанными выехать из страны по истечении определенного им срока проживания (ст. 5). К сожалению, судебные органы не сослались на этот нормативный правовой акт.

Одним из составляющих признания гражданина безвестно отсутствующим установленного статьей 42 ГК РФ, является, - отсутствие в месте жительства гражданина сведений о месте его пребывания – поэтому суд должен был исследовать вопрос об отсутствии сведений о месте его пребывания в месте его жительства, т.е. в Республике Чад.

Правила, установленные гражданским законодательством, применяются и к отношениям с участием иностранных граждан (ст. 2 ГК РФ)[23] . Суд должен был сделать вывод из юридического факта, имеющего место за границей. Но прежде ему надлежало его установить, зафиксировать. Принимая во внимание, что этот факт имел место за пределами Российской Федерации, а не на ее территории, судебные и прокурорские органы посчитали, что диспозиция статьи 42 ГК РФ неприменима к фабуле дела с участием иностранного элемента, где события, имеющие значение для возникновения имущественных отношений с участием заявительницы на территории Российской Федерации, по российскому праву приобрели юридическое значение на территории иностранного государства.

Только в части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу с 1 марта 2002 года, введена специальная норма (ст. 1200[24] ) о российском праве, подлежащем применению в признании в Российской Федерации физического лица безвестно отсутствующим, если в отношениях участвует иностранный элемент.

В новом Гражданском процессуальном кодексе РФ, вступившем в силу с 1 февраля 2003 года, введена специальная норма (п.3 ч. 2 ст. 403[25] ) о подсудности дел о признании лиц безвестно отсутствующими с участием иностранных лиц. Российские суды рассматривают в порядке особого производства заявления в отношении российского гражданина либо лица, имеющего последнее известное место жительства в Российской Федерации, при условии, что от разрешения данного дела зависит возникновение прав и обязанностей российских граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации.

Однако, поскольку дело рассматривалось до введения в действие раздела VI «Международное частное право» ГК РФ, суд мог применить российский закон и без дополнения Гражданского кодекса Российской Федерации разделом VI к гражданке Российской Федерации и на российской территории, исследовав по представленным заявительницей документам юридический факт безвестного отсутствия иностранного гражданина. Тем более что ни прокуратура, ни суд не видели новых обстоятельств в материалах, представленных заявительницей после принятия судебных постановлений. Обстоятельства безвестного отсутствия документально были в поле зрения суда и не вызывали у него сомнения.

Поскольку дело рассматривалось до введения в действие нового Гражданского процессуального кодекса РФ, суд не был процессуально органичен в рассмотрении заявления российской гражданки о признании иностранца безвестно отсутствующим по месту жительства заявительницы (ст. 252 ГПК РСФСР).

Представляется, что с позиции материального права неправильно истолкована статья 42 ГК РФ судами и потому неправильно применение ее на территории Российской Федерации к российской гражданке.

Отказ суда в удовлетворении законного интереса заявительницы безосновательно лишает ее материальной помощи со стороны государства в содержании двух несовершеннолетних детей, поскольку она не может получить от отца ее детей алименты на их содержание (ст. 80 Семейного кодекса РФ[26] ). В соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» семья безвестно отсутствующего кормильца при назначении пенсии по случаю потери кормильца приравнивается к семье умершего кормильца, если безвестное отсутствие кормильца удостоверено в установленном порядке (п.1 ст. 9)[27] .

Судебные постановления в данном случае лишили заявительницу судебной защиты в отстаивании своего права на государственную помощь. Новый же процессуальный закон вообще исключает правовую возможность прибегнуть к судебной защите в этом случае[28] .

Приведенный выше пример подчеркивает отмеченную выше автором дипломной работы сложность на первый взгляд простой картины признания гражданина безвестно отсутствующим. В соответствии, с чем автор работы приходит к выводу, что гражданское законодательство не достаточно разработано по проблеме защиты интересов всех без исключения российских граждан при необходимости признания какого-либо гражданина безвестно отсутствующим, и в некоторых случаях нарушает гражданскую процессуальную правоспособность.

Автор работы считает, что необходимо внести дополнения и в материальное, и в процессуальное законодательство, а именно статья 42 ГК РФ, статья 1200 ГК РФ, и статья 403 ГПК РФ должны учитывать случаи признания безвестного отсутствия иностранных граждан на территории иностранных государств по схеме статьи 42 ГК РФ по заявлениям граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации и для которых признание иностранного гражданина безвестно отсутствующим имеет принципиальное значение.

На основании рассмотренного, автор предлагает изложить статью 42 ГК РФ в следующей редакции:

«1. Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц - первое января следующего года.

2. Если гражданин Российской Федерации, имеет место жительства в Российской Федерации и состоит в правоотношениях с гражданином иностранного государства, а также в течение года в месте жительства иностранного гражданина нет сведений о месте его пребывания, а для российского гражданина признание указанного безвестно отсутствующим имеет правовое значение, гражданин иностранного государства в целях обеспечения прав и законных интересов как самого отсутствующего гражданина, так и других лиц российским судом может быть признан безвестно отсутствующим на территории государства, гражданином которого он является».

Статью 1200 ГК РФ необходимо изложить следующим образом:

«Признание в Российской Федерации физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву.

В целях обеспечения прав и законных интересов лиц, являющихся гражданами Российской Федерации, состоявших в правоотношениях с иностранными гражданами, которые по основаниям российского законодательства могут, признаны судом безвестно отсутствующими и имеют место жительства за пределами российского государства, признаются безвестно отсутствующими на территории иностранного государства по нормам российского права».

Пункт 3 статьи 403 ГПК РФ по мнению автора следует изложить следующим образом:

«3) лицо, в отношении которого подается заявление о признании безвестно отсутствующим или об объявлении умершим, является российским гражданином либо имело последнее известное место жительства в Российской Федерации, либо является гражданином иностранного государства и имеет место жительства за пределами российского государства, и при этом от разрешения данного вопроса зависит установление прав и обязанностей граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации, организаций, имеющих место нахождения в Российской Федерации;».

1.2 Порядок и последствия признания гражданина безвестно отсутствующим

Основу института признания гражданина безвестно отсутствующим составляют статьи 42 – 44 Гражданского кодекса РФ, а также глава 30 Гражданского процессуального кодекса РФ. Отсутствие гражданина длительное время и отсутствие о нем сведений порождают правовую неопределенность. Для ее ликвидации (например, для определения судьбы оставшегося имущества, прекращения брака и т.д.) применяются нормы о признании гражданина безвестно отсутствующим. Гражданин может быть признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

В соответствии со статьей 42 ГК РФ для признания гражданина безвестно отсутствующим необходимо заявление заинтересованного лица.

Указанная статья не содержит четкого определения круга лиц, имеющих право обратиться с заявлением о признании гражданина безвестно отсутствующим.

С таким заявлением по смыслу статьи могут обратиться любые заинтересованные лица: граждане, организации, прокурор, органы государственного управления, органы местного самоуправления и другие лица, перечисленные в статьях 4, 46 ГПК РФ.

По мнению автора работы, это обстоятельство является не совсем положительным для данной категории дел.

При таком подходе не имея законодательного закрепления перечня заинтересованных лиц, любой гражданин может посчитать себя заинтересованным лицом и подать заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим. Судебным органам необходимо в каждом конкретном случае проанализировать сложившиеся между заявителем и гражданином, в отношении которого подается заявление о признании его безвестно отсутствующим, правоотношения и если суд сочтет, что лицо, подавшее заявление не имеет достаточных оснований для признания гражданина безвестно отсутствующим, то ему необходимо будет отказать в принятии заявления[29] .

Во избежание возникновения описанной ситуации и облегчения в некоторой степени работы судебных органов, а также упрощения расшифровки гражданами закрепленного статьей 42 ГК РФ понятия «заинтересованные лица», автор работы считает необходимым внести дополнения в статью 42 ГК РФ и изложить её следующим образом:

«1. Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц - первое января следующего года.

2. Заинтересованными лицами признаются следующие:

- супруг, лица, состоящие на иждивении отсутствующего;

- кредиторы отсутствующего;

- налоговые органы;

- другие лица, если это необходимо им для защиты нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса, а также прокурор, органы государственного управления, иные органы и отдельные граждане, если они по закону вправе обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц».

Статья 276 ГПК РФ закрепляет, что заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим подается в суд по месту жительства или месту нахождения заинтересованного лица.

Заявление должно в обязательном порядке содержать необходимые сведения, предусмотренные статьей 277 ГПК РФ[30] .

В заявлении необходимо указать следующие сведения: обстоятельства, которые свидетельствуют о заинтересованности лица, подавшего заявление (родственные отношения, совместное проживание, договорные отношения, нахождение на иждивении и т.д.), а также цели, для которых заявителю необходимо признать гражданина безвестно отсутствующим (например, получение наследства, расторжение брака, возврат долга).

Обстоятельства, являющиеся основанием для признания гражданина безвестно отсутствующим, могут быть подтверждены справкой органов внутренних дел о розыске пропавшего и о невозможности его найти, документом об авиакатастрофе, несчастном случае и т.д. Иногда эти обстоятельства являются общеизвестными, например захват заложников, стихийные бедствия и т.д. Также могут быть приведены ссылки на показания свидетелей, которые последний раз видели его или слышали о нем, письма пропавшего и т.п.

В отношении военнослужащих или иных граждан, пропавших без вести в связи с военными действиями, в заявлении указывается день окончания военных действий. Эта дата может быть общеизвестным фактом, не требующим доказательств (например, окончание войны в Афганистане).

Таким образом, обращение в суд именуется в данном случае не иском, а заявлением, и дело рассматривается в порядке особого производства (ст. 262 ГПК РФ)[31] .

В предмет доказывания по данной категории гражданского дела особого производства входят следующие обстоятельства:

1) безвестное отсутствие гражданина. Это материально-правовое основание, установленное ГК РФ для признания лица безвестно отсутствующим. Безвестное отсутствие слагается из группы фактов: а) установление места жительства гражданина; б) отсутствие гражданина в этом месте жительства; в) отсутствие в месте жительства гражданина сведений о месте его пребывания в течение одного года. При этом срок начинает течь со дня получения последних сведений о нем. При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц - 1 января следующего года (ст. 42 ГК РФ);

2) факты активной и пассивной легитимации: наличие правовой заинтересованности лица, подающего заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим, и наличие материально-правовых отношений между заявителем и гражданином, в отношении которого ставится вопрос о признании его безвестно отсутствующим. Как было указано выше ни в ГК РФ, ни в ГПК РФ не указывают, кто может быть заявителем по данным делам. В настоящий момент практически заинтересованность лица определяется той целью, ради которой подается заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим. В заявлении должна указываться цель признания лица безвестно отсутствующим. Цель должна носить правовой характер, т.е. иметь связь с правовыми последствиями признания лица безвестно отсутствующим[32] : расторжение брака в упрощенном порядке (ст. 19 СК РФ), усыновление ребенка (ст. 130 СК РФ), получение пенсии по случаю потери кормильца и прочее. Судебная практика свидетельствует о том, что в большинстве своем такие заявления подаются супругом, однако возможны и иные варианты. Так, правом обращения в суд о признании гражданина безвестно отсутствующим обладает учреждение банка, если без вести отсутствующий гражданин является ссудополучателем, или торговая организация, продавшая такому гражданину товар в кредит, и прочие[33] .

Поскольку от заявителя требуется указывать цель признания гражданина безвестно отсутствующим, то доказыванию подлежат факты, подтверждающие наличие соответствующих правовых отношений. Например, если заявление подано с целью последующего расторжения брака через органы загса, то необходимо установить наличие брачных отношений. Если заявление подано от имени банка, то установлению подлежит факт получения ссуды, и т.д.

Если заявитель не указал цель, для которой требуется признание гражданина безвестно отсутствующим, то суд оставляет заявление без движения;

3) принятие заявителем мер по розыску лица;

4) невозможность установления места нахождения данного лица;

5) существование обстоятельств, дающих основание полагать, что лицо может умышленно скрываться: находится в розыске, не желает выплачивать алименты или исполнять иные решения суда, других органов и прочее;

6) отсутствие спора о праве. По смыслу гражданского процессуального законодательства, если при рассмотрении дела особого производства возникает спор о праве, подведомственный судам, суд оставляет заявление без рассмотрения и разъясняет заинтересованным лицам, что они вправе предъявить иск на общих основаниях (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ). Вместе с тем в одном процессе невозможно рассмотреть признание гражданина безвестно отсутствующим и спор о праве. В любом случае сначала требуется признать гражданина безвестно отсутствующим, а затем рассматривать спор о праве. По этой причине при выявлении спора о праве суд сначала рассматривает дело о признании лица безвестно отсутствующим, а лишь затем в исковом порядке после предъявления иска решается вопрос о праве[34] .

Исходя из изученной судебной практики, необходимыми доказательствами при рассмотрении дел указанной категории будут являться:

справка о месте жительства гражданина;

доказательства отсутствия гражданина в месте его жительства в течение одного года (свидетельские показания родственников, соседей, сослуживцев, друзей и прочих, справки с места работы и т.д.);

доказательства принятых мер по установлению места нахождения гражданина, в отношении которого ставится вопрос о признании его безвестно отсутствующим (ответы на запросы суда, справки из адресных столов и прочее);

доказательства отсутствия сведений о другом месте жительства гражданина (ответы адресных столов и прочие сведения, подтверждающие или опровергающие отсутствие лица в течение одного года в месте его жительства). Этими же доказательствами могут подтверждаться предпринятые заявителем меры по розыску данного гражданина;

доказательства отсутствия или наличия умышленного поведения гражданина, скрывающегося от отбывания наказания, принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов;

доказательства наличия правовой цели признания гражданина безвестно отсутствующим. Например, если заявление подает супруг, то целью может быть расторжение брака в упрощенном порядке (в органах загса). Следовательно, доказательством является наличие свидетельства о браке. Если признание гражданина безвестно отсутствующим требуется для усыновления, то предъявляется свидетельство о рождении ребенка[35] .

При рассмотрении дел данной категории обязательно участие представителя органа опеки и попечительства, а также прокурора, которые выступают с заключениями по делу.

Применительно к конкретному заявлению могут быть представлены иные доказательства, способствующие установлению фактов предмета доказывания.

Во время подготовки дела к судебному разбирательству необходимо проверить невозможность установления места нахождения лица, для чего суд в соответствии со статьей 278 ГПК РФ вправе обращаться с запросами в соответствующие организации. Это жилищно-эксплуатационные организации (они могут располагать данными о том, когда гражданин оплачивал коммунальные услуги, и прочее), органы милиции (у них могут находиться протоколы о наложении административного взыскания на соответствующее лицо), органы местного самоуправления по последнему месту жительства и месту работы отсутствующего. В случае необходимости могут быть сделаны запросы по месту вероятного нахождения лица. Выявление невозможности установления места нахождения гражданина связано с вероятностью умышленного поведения гражданина, который скрывается от наказания, уплаты алиментов и прочего. Для этого может быть сделан запрос в органы внутренних дел о назначении розыска данного лица, в службу судебных приставов о принудительном исполнении в отношении гражданина решений судов или актов иных органов.

Практикуется также направление запросов по месту рождения гражданина, месту жительства его родственников, в органы почтовой связи и социальной защиты относительно получения пенсий, пособий.

Судебная практика содержит случаи, когда судья недостаточно профессионально подходит к рассмотрению дел указанной категории и полагаясь на предложенные заявителем данные, не прибегая к предоставленных ему законодательством возможностей сделать запросы в различные органы для удостоверения изложенного в заявлении принимает решение о признании гражданина безвестно отсутствующим, результаты которого в дальнейшем приводят к очень неблагоприятным последствиям[36] .

Так, 16 апреля 1996 года в Октябрьский районный суд города Калуги от гражданки М. поступило заявление с просьбой признать ее родного брата безвестно отсутствующим для последующей его выписки из квартиры. 8 мая 1996 года суд, рассмотрев гражданское дело, признал гражданина А. безвестно отсутствующим.

Среди доказательств безвестного отсутствия гражданина А. в решении значились: справка из ОВД о том, что в марте 1995 года по заявлению гражданки М. ее брат объявлен в федеральный розыск, показания участкового инспектора и одной соседки заявивших, что гражданин А. не проживает по адресу прописки. 23 декабря 1996 года от гражданина А. в Калужский областной суд поступает заявление с просьбой отменить вынесенное судом решение в связи с явкой безвестно отсутствующего лица. Жалоба удовлетворяется, и дело направляется на новое рассмотрение в тот же суд. В Октябрьском суде, после того как дело неоднократно откладывалось в связи с неявкой в суд гражданки М. 19 февраля 1998 года решение суда о признании гражданина А. безвестно отсутствующим отменяется, однако квартира, где проживал гражданин А. с сестрой, ею продана.

В ходе судебного заседания выясняется следующее: с 1983 по 1993 гг. в трехкомнатной квартире проживала семья: отец, сын и дочь. Сын в 1993 году уезжает работать на Север, в Тюменскую область. В 1995 году умирает отец и дочь, заведомо зная о местонахождении брата, подает сначала заявление в милицию о пропаже брата, а затем в суд с просьбой признать его безвестно отсутствующим. После вступления решения в законную силу она выписывает брата из квартиры и, оставшись, таким образом, собственником, продает ее. Суд не счел необходимым допросить родственников гражданина М, которые знали о его местонахождении, не истребовал розыскного дела из УВД, хотя гражданин М. был временно прописан в г. Кадинске, не запросил из РВК сведении об учете, хотя там содержались сведения об убытии гражданина А. в г. Кадинск. Все это позволило заявительнице (путем обмана и злоупотребления доверием) ввести суд в заблуждение, укрыв от него личную переписку с гражданином. А. Кроме этого суд также достоверно не установил юридическую заинтересованность заявителя, что позволило гражданке М. вместо обозначенной ею выписки брата из занимаемой жилплощади незаконно продать половину его домовладения[37] . Таким образом, за внешне не вызывающим сомнений фактом выписки из квартиры пропавшего лица скрывалось желание заявительницы продать квартиру, воспользовавшись отсутствием пропавшего лица.

Основным поводом к совершению данного правонарушения со стороны заявителя послужили отсутствие должного внимания судьи к процессу доказывания безвестного отсутствия гражданина и, прежде всего, отсутствие достаточной нормативной базы, методических разработок и руководств при доказывании по делам данной категории[38] .

Данный пример в очередной раз подчеркивает, что, не смотря на первый взгляд на не столь сложный характер дел рассматриваемой категории, все-таки, как показывает судебная практика лица участвующие в деле не всегда надлежащим образом подходят к рассмотрению необходимых обстоятельств по делу подлежащих доказыванию, что зачастую приводит к ситуациям, которые в первую очередь неблагоприятным образом сказываются на них самих.

Из анализа норма гражданского процессуального кодекса следует, что до тех пор, пока судьей не будут получены ответы на все его запросы в соответствующие органы, дело не должно назначаться к слушанию в судебном заседании.

Убедившись в безрезультатности розыска и отсутствии сведений о гражданине в месте постоянного жительства в течение года и более, суд на основании статьи 42 ГК РФ, статьи 279 ГПК РФ выносит решение о признании гражданина безвестно отсутствующим.

Решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении его умершим должно удовлетворять требования, предъявляемые к решению суда в соответствии с главой 16 ГПК РФ[39] .

В решении (резолютивной части) должны быть указаны:

- фамилия, имя, отчество гражданина, признанного безвестно отсутствующим;

- последнее известное место жительства.

Решение о признании гражданина безвестно отсутствующим, как и другие решения суда общей юрисдикции по гражданским делам, вступает в силу по истечении 10 дней со дня его принятия.

Вступление решения суда в силу имеет важное значение. С этого момента гражданин считается безвестно отсутствующим[40] и соответственно наступают все правовые последствия.

Но не всегда вышеперечисленные обстоятельства в полной мере имеются при рассмотрении судом заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим. В случае недостаточности имеющихся сведений суд согласно нормам гражданского процессуального законодательства оставляет заявление без движения.

Институт оставления заявления без движения применим не только к исковому производству, но и к особому, ибо названные виды производства рассматриваются по общим правилам ГПК РФ с теми изъятиями, которые установлены для них законодательством. Каких-либо исключений для возможности применения оставления заявления без движения законодательство не предусматривает. Однако определенные особенности, связанные с содержанием заявления по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим, с предметом доказывания, могут иметь место при рассмотрении поданных заявлений и решении вопроса об оставлении их без движения[41] .

Так, Определением Гагаринского межмуниципального суда г. Москвы от 24 апреля 2000 года было оставлено без движения заявление гражданина Н. о признании его бывшей жены безвестно отсутствующей со ссылкой на то, что в заявлении следует указать и представить доказательства безвестного отсутствия.

Президиум Московского городского суда своим постановлением от 29 июня 2000 года отменил названное определение, указав, что суд фактически возложил на заявителя обязанность по представлению доказательств, обосновывающих заявленное требование. Между тем такая обязанность при подаче заявления законом не предусмотрена. В заявлении следует лишь указать обстоятельства, на которых основывается требование заявителя, и доказательства, подтверждающие изложенные обстоятельства[42] .

В заявлении были указаны обстоятельства, на которых основывается требование о признании гражданки Н. безвестно отсутствующей, а также указано, что факты могут подтвердить свидетели. В надзорной жалобе также есть ссылки на материалы, имеющиеся в милиции города Москвы, по проверке безвестного отсутствия гражданки Н., которые могут быть представлены по запросу суда.

Из данного постановления президиума Московского городского суда видно, что основанием к отмене послужило нарушение статьи 253 не действующего в настоящее время ГПК РСФСР, которая предусматривает, что в заявлении должно быть указано, для какой цели необходимо заявителю признать гражданина безвестно отсутствующим или объявить его умершим, а также должны быть изложены обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие гражданина. В указанном случае судом не проводилось необходимого различия между указанием в заявлении доказательств в подтверждение выдвинутых требований и представлением самих доказательств в суд, поэтому это послужило основанием для оставления заявления без движения, данное обстоятельство, безусловно, является нарушением прав и законных интересов гражданина подавшего заявление и тем самым было затянуто на первый взгляд такое бесспорное производство.

После вынесения судом решения о признании гражданина безвестно отсутствующим как для самого признанного безвестно отсутствующим, так и для других лиц наступают определенные правовые последствия.

Статьей 43 ГК РФ определены последствия имущественного характера, возникающие в результате признания гражданина безвестно отсутствующим.

Вместо применявшейся опеки над имуществом безвестно отсутствующего (как это было в ГК РСФСР) отныне может быть заключен договор о доверительном управлении. Однако если по ГК РСФСР опека устанавливалась над всем имуществом безвестно отсутствующего на основании судебного решения, то договор о доверительном управлении имуществом, применим далеко не всегда. Данный договор заключается органом опеки и попечительства с определенным лицом (доверительным управляющим) только в том случае, когда имеется необходимость в постоянном управлении имуществом безвестно отсутствующего гражданина.

В тексте статьи отсутствуют разъяснения, в каких же случаях возникает необходимость постоянного управления имуществом и что может служить критерием определения этой необходимости. Такой критерий присутствует в п. 1 статьи 38 ГК РФ[43] , где говорится, что доверительное управление имуществом подопечного при необходимости постоянного управления осуществляется только в отношении недвижимого и ценного движимого имущества, а в отношении того имущества подопечного, которое не передано в доверительное управление, опекун или попечитель сохраняет свои полномочия. Данная норма увязывает необходимость постоянного управления с видами имущества, а, кроме того - и это важно - четко определяет правовой режим имущества, не переданного в доверительное управление.

В отличие от этого формулировки статьи 43 ГК РФ, по мнению автора работы, представляются недостаточно определенными. Неясным остается не только вопрос о том, что является критерием необходимости постоянного управления, но и вопрос о правовом режиме имущества в том случае, когда необходимость постоянного управления отсутствует. Ответ на этот вопрос важен, так как с ним связано определение имущества, из которого должно быть выдано содержание гражданам, находившимся на иждивении у безвестно отсутствующего, и погашаться задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего. Поэтому автор работы предлагает в нормативном порядке уточнить, какое именно имущество подлежит обязательной передаче в доверительное управление.

Кроме указанного выше, практическое значение и правовые последствия признания гражданина безвестно отсутствующим заключаются также в следующем:

- его иждивенцам при наличии предусмотренных законом условий назначается пенсия;

- супруг лица, признанного безвестно отсутствующим, может расторгнуть с ним брак. Пункт 2 статьи 19 СК РФ устанавливает возможность расторжения брака по заявлению одного из супругов. Брак, может быть, расторгнут по инициативе одного из супругов, если супруг признан безвестно отсутствующим. Для доказательства признания гражданина безвестно отсутствующим должна быть представлена выписка из решения суда[44] .

Вышеназванные положения не распространяются на случаи, когда супруг не признан безвестно отсутствующим, однако его место нахождения установить невозможно. В этом случае супруг вправе обратиться в суд с исковым заявлением о расторжении брака. В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» разъясняется, что, поскольку в силу п. 2 ст. 19 СК РФ расторжение брака с лицами, признанными безвестно отсутствующими, независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей производится в органах записи актов гражданского состояния, при обращении с таким иском к лицу, в отношении которого в течение года в месте его жительства отсутствуют сведения о месте его пребывания, судья разъясняет истцу порядок признания граждан безвестно отсутствующими (ст. 42 ГК).

Однако если супруг не желает обращаться в суд с заявлением о признании другого супруга безвестно отсутствующим, судья не вправе отказать в принятии искового заявления о расторжении брака, а должен рассмотреть иск на общих основаниях[45] ;

- прекращается договор поручения, комиссии (ст. 977, 1002 ГК РФ)[46] ;

- прекращается действие доверенности, выданной им или ему (ст. 188 ГК РФ).

Итак, для признания гражданина безвестно отсутствующим необходимо заинтересованному лицу подать заявление в суд с указанием в нем обстоятельств, которые свидетельствуют о заинтересованности лица, подавшего заявление, а также цели, для которых заявителю необходимо признать гражданина безвестно отсутствующим.

После вступления в законную силу судебного решения о признании гражданина безвестно отсутствующим наступают определенные последствия имущественного характера, а также, такие как прекращение действия договора, прекращение доверенности, расторжение брака.

Наиболее специфическим последствием признания гражданина безвестно отсутствующим, по мнению автора работы, является передача в доверительное управление имущества безвестно отсутствующего, по этой причине данный вид правового последствия будет рассмотрен автором работы более подробно отдельно далее по тексту работы.

На основании проанализированных выше норм по вопросу порядка и последствий признания гражданина безвестно отсутствующим, автор работы приходит к выводу, что законодательство требует некоторых дополнений существующих статей, регулирующих рассматриваемый вопрос, предложения по которым были изложены автором работы выше.


2. Управление имуществом и восстановление в правах при объявлении лица, признанного безвестно отсутствующим

2.1 Управление имуществом безвестно отсутствующего гражданина

В соответствии со ст. 43 ГК РФ имущество гражданина, признанного безвестно отсутствующим, при необходимости постоянного управления им передается на основании решения суда лицу, которое определяется органом опеки и попечительства и действует на основании договора о доверительном управлении, заключаемого с этим органом.

Указанная норма является принципиально новой для российского гражданского законодательства, так как охрана имущественных интересов граждан, признанных безвестно отсутствующими, ранее осуществлялась с помощью института опеки. Однако опека над имуществом безвестно отсутствующего гражданина обеспечивала надлежащую охрану его имущественных интересов в прежних экономических условиях.

Эффективность опеки над имуществом безвестно отсутствующего гражданина подверглась переоценке законодателем в условиях развития частной собственности. Активное участие граждан в имущественных отношениях объективно вызвало необходимость в правовых нормах, обеспечивающих охрану и защиту имущественных прав граждан от возможных правонарушений. Такими нормами, в частности, являются правила о доверительном управлении имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим.

В статье 43 и главе 53 ГК РФ содержатся нормы о доверительном управлении имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим. ГК РФ не в полной мере регулируют соответствующие отношения, как в силу недостаточности, так и вследствие противоречивости. Других нормативных актов, регулирующих данные отношения, не существует. Хотя даже в п. 3 ст. 43 ГК РФ предусмотрено принятие специального закона, определяющего иные, чем в п. п. 1 и 2 ст. 43 ГК РФ, последствия признания гражданина безвестно отсутствующим. Следует отметить, что в некоторых зарубежных странах действуют специальные законы о безвестном отсутствии. Так, в ФРГ применяется Закон «О безвестном отсутствии», в котором детально урегулированы отношения, связанные с управлением имуществом безвестно отсутствующего гражданина[47] .

Следует проанализировать те немногие положения о доверительном управлении имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, которые закреплены в действующем законодательстве.

Доверительное управление имуществом связано с установлением на основании решения суда безвестного отсутствия гражданина. При этом под безвестным отсутствием можно понимать «совокупность исследованных и установленных судом фактов, дающих основание признать гражданина безвестно отсутствующим»[48] . Такими фактами являются, во-первых, отсутствие в месте жительства гражданина сведений о месте его пребывания, во-вторых, с момента, когда о гражданине были получены последние сведения, прошло не менее года[49] . Если указанные факты не будут установлены, то суд откажет в удовлетворении требования о признании гражданина безвестно отсутствующим.

Доверительное управление имуществом гражданина, признанного судом безвестно отсутствующим, допускается только при необходимости в постоянном управлении имуществом. Соответственно различается имущество безвестно отсутствующего гражданина, требующее и не требующее постоянного управления.

Инициаторами заключения договора доверительного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, являются заинтересованные лица, которые при наличии вступившего в законную силу решения суда о признании гражданина безвестно отсутствующим «вправе обратиться в местную администрацию (муниципалитет) с требованием о назначении управляющего и заключении с ним договора доверительного управления имуществом». Такими заинтересованными лицами могут быть супруг, иждивенцы, кредиторы гражданина, признанного безвестно отсутствующим[50] .

Доверительными управляющими по договору доверительного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, могут быть все лица за исключением государственных органов, органов местного самоуправления, унитарных предприятий и учреждений. В качестве доверительного управляющего может выступать также заинтересованное лицо, по заявлению которого гражданин признан судом безвестно отсутствующим (например, родственники безвестно отсутствующего, кредиторы). Определение конкретного лица как доверительного управляющего осуществляется органом опеки и попечительства, который должен учитывать возможность будущего доверительного управляющего обеспечить надлежащее доверительное управление в интересах безвестно отсутствующего и третьих лиц.

С учетом того, что доверительное управление имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, направлено не только на сохранение или приумножение этого имущества в интересах безвестно отсутствующего, но также и на погашение обязательств кредиторов, выдачу содержания иждивенцам отсутствующего гражданина, выгодоприобретателями по такому договору являются безвестно отсутствующий гражданин, а также третьи лица, удовлетворяющие свой имущественный интерес за счет имущества безвестно отсутствующего гражданина, находящегося в доверительном управлении.

Из этого имущества выдается содержание гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего.

При доверительном управлении имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, законодатель не разграничивает имущество на недвижимое и ценное движимое, как при доверительном управлении имуществом подопечного. Поэтому лишь то имущество безвестно отсутствующего гражданина должно передаваться в доверительное управление, в отношении которого установлена необходимость в постоянном управлении. Если орган опеки и попечительства откажет в передаче всего или части имущества в доверительное управление, то заинтересованные лица вправе требовать установления управления над имуществом отсутствующего лица, не переданным в доверительное управление. Гражданское законодательство не использует термин «опека над имуществом» и в п. 1 ст. 32 ГК РФ закрепляет лишь опеку над малолетними, а также над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства.

Доверительное управление имуществом в качестве самостоятельного договора гражданского права впервые законодательно закреплено в действующем ГК РФ (гл. 53, ст. ст. 1012 - 1026)[51] . По этому договору собственник передает доверительному управляющему имущество для осуществления управления им в интересах учредителя или указанного им лица.

Договор доверительного управления имуществом представляет собой один из самостоятельных типов гражданско-правовых обязательств, урегулированных Гражданским кодексом Российской Федерации (гл. 53). По своей целевой направленности данный договор может быть отнесен к категории гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг, ибо именно в качестве услуги можно квалифицировать осуществление доверительным управляющим управления доверенным ему имуществом в интересах собственника (учредителя доверительного управления) или назначенного им лица (выгодоприобретателя).

Договор доверительного управления имуществом - это такой договор, по которому одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). При этом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему (п. 1 ст. 1012 ГК).

Как видно из определения договора доверительного управления имуществом, данный договор сконструирован как реальный, а это означает, что договор доверительного управления имуществом считается заключенным с момента передачи учредителем доверительного управления соответствующего имущества доверительному управляющему (п. 2 ст. 433 ГК). Таким образом, для возникновения обязательства доверительного управления имуществом требуется сложный юридический состав, состоящий из двух юридических фактов: подписания сторонами соглашения и передачи доверительному управляющему имущества, являющегося объектом указанного соглашения.

Реальный характер договора доверительного управления имуществом имеет определенное значение для квалификации возникающего из него обязательства как обязательства по оказанию услуг, поскольку в круг данного обязательства не входят обязанности учредителя по передаче имущества доверительному управляющему, как это имеет место во всех обязательствах, направленных на передачу имущества: купля-продажа, мена, дарение, аренда, ссуда и другое. Как правильно замечает Л.Ю. Михеева, «данный договор и не мог быть сконструирован как консенсуальный. Предметом его являются действия управляющего, совершение которых без обладания имуществом невозможно»[52] .

В правоотношении по доверительному управлению участвуют три субъекта: учредитель, доверительный управляющий и выгодоприобретатель. Однако сторонами договора или контрагентами являются лишь учредитель и доверительный управляющий, а выгодоприобретатель должен рассматриваться в качестве третьего лица, поскольку договор заключен в его пользу (ст. 430 ГК РФ). В договорах, заключаемых в силу ст. 1026 ГК РФ, учредитель и выгодоприобретатель совпадать не могут[53] .

Учредителем доверительного управления по общему правилу должен быть собственник имущества - гражданин, юридическое лицо, публично-правовое образование.

Напротив, в договорах доверительного управления имуществом, возникающих по основаниям, предусмотренным законом, учредителями управления являются не собственники имущества, а иные лица (органы опеки и попечительства, нотариус, исполнитель завещания).

Таким образом, в указанных случаях учредителями управления являются лица, которым имущество не принадлежит на праве собственности. В связи с этим автор работы, полагает необходимым дополнить нормы Гражданского кодекса РФ о доверительном управлении имуществом по основаниям, предусмотренным законом, правилами о порядке передачи имущества доверительному управляющему, поскольку только с передачей связано возникновение прав и обязанностей сторон (исключение составляет недвижимое имущество: в данном случае необходима государственная регистрация передачи).

Ситуации, когда доверительное управление имуществом вводится по основаниям, предусмотренным законом, как правило, не предполагают использование доверенного имущества для предпринимательской деятельности; напротив, здесь зачастую имеет место целевое использование имущества, что обеспечивается целым рядом ограничений и дополнительных обязанностей, налагаемых на доверительного управляющего при осуществлении последним управления доверенным ему имуществом[54] .

При осуществлении доверительного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, должно выполняться дополнительное требование, согласно которому из этого имущества выдается содержание гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего (п. 1 ст. 43 ГК РФ)[55] .

При таких условиях вряд ли можно рассчитывать на то, что функции доверительного управляющего согласится выполнять профессиональный управляющий - предприниматель или коммерческая организация, которые озабочены получением прибыли (в этом смысл их деятельности). Конечно, в тех немногочисленных случаях, когда объектами доверительного управления по основаниям, предусмотренным законом, являются предприятия, объекты недвижимости либо иное ценное имущество, используемое в коммерческом обороте, а доверительное управление учреждается на длительный срок и сулит солидное вознаграждение, привлечение профессиональных управляющих не составит проблемы. Но это, скорее, исключение из общего правила, основной же круг лиц, которые могут выполнять обязанности доверительных управляющих, должен формироваться из числа ближайших родственников и близких знакомых собственников имущества, в отношении которого учреждается доверительное управление.

Правовое регулирование деятельности органов опеки и попечительства осуществляется Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, Семейным кодексом Российской Федерации, и другими нормативно-правовыми актами.

Статья 34 ГК РФ определяет, что органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления.

Законодатель не дает четкого ответа на вопрос о том, какой именно орган должен быть стороной договора доверительного управления имуществом, заключаемого в порядке ст. 38 ГК РФ[56] . Представляется, что орган опеки и попечительства по месту жительства подопечного все же должен быть единым. Такой подход вместе с тем не исключает временной передачи отдельных полномочий органом опеки и попечительства другим органам и лицам. Полагаем, что в уставе или ином акте, регламентирующем деятельность органов местного самоуправления, должно быть прямо указано на наличие у него статуса органа опеки и попечительства.

Как было отмечено выше, ст. 72 Конституции РФ[57] определено, что установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления относится к совместному ведению России и ее субъекта. Автор работы полагает, что основы деятельности органов опеки и попечительства должны быть заложены нормативно-правовым актом федерального уровня. И главным аргументом в пользу этого служит следующее обстоятельство.

Исполняя предписанные им задачи, органы опеки и попечительства совершают действия, непосредственно создающие или изменяющие субъективные гражданские права физических лиц. И поэтому порядок совершения таких действий, основания для отказа заявителям, вопросы ответственности органов опеки и попечительства следует урегулировать прежде всего законодательством РФ. По крайней мере гражданско-правовая часть таких норм должна быть принята на федеральном уровне, поскольку орган опеки и попечительства не является собственником передаваемого в управление имущества. Поэтому к его положению в данном гражданско-правовом обязательстве не могут быть применены все нормы гл. 53 ГК РФ.

Во-первых, не подлежат применению нормы об ответственности по обязательствам, связанным с доверительным управлением (п. 3 ст. 1022 ГК РФ). Если управляющий имуществом подопечного или безвестно отсутствующего лица допустил возникновение гражданско-правовой ответственности и к нему предъявлено соответствующее требование, то обращение взыскания должно ограничиваться имуществом, закрепленным в управлении, и имуществом самого управляющего.

Во-вторых, учредитель управления в данных случаях не имеет права требовать от управляющего возмещения убытков в порядке п. 1 ст. 1022 ГК РФ. В то же время при управлении имуществом безвестно отсутствующего лица такими полномочиями должны быть наделены лица, обладающие правами требования к отсутствующему лицу. Они не всегда могут быть указаны в договоре доверительного управления как выгодоприобретатели. Однако соответствующее положение, по мнению автора работы, должно присутствовать в нормах гражданского законодательства.

В-третьих, не всегда при прекращении доверительного управления имущество должно быть возвращено учредителю управления. В случае явки безвестно отсутствующего лица имущество возвращается собственнику. Если обратиться к определению сущности опеки и попечительства, то авторы определяют ее как одну из форм «осуществления государственной защиты личности», «способ восполнения дееспособности граждан», «устройство лица, устройство и его судьбы, и судьбы его имущества». Основными задачами органов опеки и попечительства являются обеспечение оптимальных условий жизни социально незащищенных слоев населения, защита их имущественных и личных неимущественных прав и охраняемых законом интересов. Сущность опеки и попечительства состоит в закреплении за нуждающимся в социальной заботе гражданином физического лица, осуществляющего широкий круг действий по оказанию помощи, поскольку в обязанности опекуна (попечителя) входит осуществление таких действий, чтобы положение лица не ухудшилось. Вместе с тем опекун (попечитель) не всегда способен содержать комплекс разнородного имущества (например, ценные бумаги, земельный участок, квартира), который находится в собственности безвестно отсутствующего лица. Поэтому законодателем и был введен договор доверительного управления имуществом таких лиц. С введением в гражданское законодательство данного института имущественные обязанности опекунов и попечителей ушли на второй план. Доверительный управляющий становится самостоятельной фигурой, на которую возлагаются функции охраны и приумножения имущества лица, признанного безвестно отсутствующим[58] .

Законодатель впервые в ГК РФ решил установить специальный способ охраны имущественных прав подопечных - посредством деятельности доверительного управляющего, а не самого опекуна (попечителя), добавив тем самым в число участников отношений по осуществлению опеки (попечительства) еще один субъект. Доверительный управляющий состоит в самостоятельном договорном обязательстве с муниципальным образованием, от имени которого действует орган опеки и попечительства. Тем не менее цели установления доверительного управления имуществом подопечного близки к целям установления опеки (попечительства), что позволяет включить специальные нормы о доверительном управлении в институт опеки и попечительства.

Нормы о доверительном управлении не перенесены в институт опеки из положений гл. 53 ГК РФ механически. Доверительное управление имуществом безвестно отсутствующих лиц приспособлено к задачам института, имеет свои особенности, позволяющие определить его как разновидность доверительного управления, обладающую видовыми отличиями.

Орган опеки и попечительства не только учреждает доверительное управление, но и заключает соответствующий договор. В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 1026 ГК РФ в этих случаях такому лицу, заключившему договор, принадлежат и права учредителя управления. Однако обращение к тексту главы 53 ГК РФ приводит к выводу, что такие права (по крайней мере, большинство из них) могут принадлежать только собственнику имущества (например, ст. 1018, п. п. 1 - 3 ст. 1022, п. 3 ст. 1024 ГК РФ и т.д.). Властный орган, издавший акт об учреждении управления, никогда не может быть и выгодоприобретателем[59] .

Статус органа опеки и попечительства в таких правоотношениях имеет двойственный характер. С одной стороны, орган опеки и попечительства - это часть механизма власти, наделенного соответствующими полномочиями. С другой - это сторона по договору доверительного управления имуществом, то есть субъект, лишенный властных полномочий, выступающий на равных началах в гражданских правоотношениях (ст. 124 ГК РФ)[60] .

Основанием возникновения правоотношений, связанных с доверительным управлением имуществом, является договор, гражданско-правовой акт, сделка. В законе указано, что орган опеки и попечительства заключает договор доверительного управления с лицом, определенным этим органом (ст. 43 ГК РФ). Данная формулировка означает, что управляющий должен быть выбран и назначен специальным административным актом (постановлением или распоряжением). Совершенно очевидно, что обязанности управляющего возникнут с момента заключения соглашения (если самим договором не установлено иное).

Вынесению акта о назначении доверительного управляющего должна предшествовать деятельность органа опеки и попечительства по выявлению необходимости постоянного управления недвижимым и ценным движимым имуществом безвестно отсутствующего лица, поиску лица, на которое могут быть возложены функции доверительного управляющего, проверке соответствия этой кандидатуры указанным в законе условиям (например, наличие лицензии)[61] .

По действующему российскому законодательству при возникновении отношений по доверительному управлению имуществом безвестно отсутствующего лица предполагается наличие следующих юридических фактов:

- предложение о назначении доверительным управляющим со стороны органа опеки и попечительства, сделанное избранному им лицу (для этого действия законом не предусмотрена какая-либо специальная форма);

- согласие данного лица;

- назначение этого лица в форме постановления или распоряжения;

- заключение договора доверительного управления имуществом;

- решение суда о передаче имущества гражданина в доверительное управление.

Орган опеки и попечительства, назначая доверительного управляющего и заключая с ним договор доверительного управления, исполняет тем самым возложенные на него законом функции по защите имущественных прав безвестно отсутствующих лиц, которые относятся к внутренним функциям государства. Таким образом, в данной ситуации орган опеки и попечительства действует не как самостоятельный субъект права, а как орган, выступающий от имени соответствующего публичного субъекта - муниципального образования. Это связано с тем, что согласно п. 1 ст. 3 ГК РФ участниками регулируемых гражданским законодательством отношений могут быть только граждане, юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования. Те или иные органы государства или муниципальных образований самостоятельно не участвуют в гражданско-правовых отношениях, они лишь могут в соответствии со ст. 125 ГК РФ от имени государственных или муниципальных образований приобретать и осуществлять права и обязанности. Правоотношение, возникающее из договора доверительного управления, безусловно, является гражданско-правовым[62] .

Доверительный управляющий на основании заключенного договора выполняет следующие основные обязанности:

- управляет имуществом надлежащим образом, т.е. в интересах учредителя (выгодоприобретателя), которые указаны в договоре доверительного управления. Управление выражается в надлежащем осуществлении правомочий владения и пользования имуществом и в случае, предусмотренном договором, - в осуществлении правомочия распоряжения;

- указывает в договорах и иных документах внешнего действия тот факт, что доверительный управляющий действует именно в качестве доверительного управляющего;

- проявляет должную заботливость об интересах учредителя и выгодоприобретателя, в первую очередь о тех интересах, которые указаны в договоре, и во вторую очередь о тех интересах, которые управляющий как профессионал должен оберегать;

- представляет учредителю управления отчет о своей деятельности, который должен быть достоверен, грамотен, надлежащим образом оформлен и прочее;

- своевременно предоставляет выгодоприобретателю положенные ему выгоды от управления;

- осуществляет обязанности, связанные с осуществлением правомочий пользования, владения и распоряжения имуществом.

Специфика положения органа опеки и попечительства создает ситуацию, при которой процесс учреждения доверительного управления регулируется административно-правовыми нормами, а права и обязанности сторон - гражданско-правовыми нормами. Это объясняется тем, что законодатель преследовал цель совершенствования механизмов охраны имущественных интересов безвестно отсутствующих лиц.

Не вызывает сомнений, что необходимо принятие как нового положения об органах опеки и попечительства (что важно не только для доверительного управления), так и иных нормативных актов. В частности, органы опеки и попечительства, как учредители управления, нуждаются в типовых, обязательных для них формах договоров доверительного управления имуществом безвестно отсутствующих лиц. Сам институт доверительного управления в данном случае предназначен для охраны интересов незащищенных участников гражданско-правовых отношений. Именно здесь допустимо императивное регулирование прав и обязанностей доверительного управляющего, сроков действия договора, порядка совершения действий по управлению[63] .

Существенным недостатком является отсутствие регулирования обязанности органа опеки и попечительства заключать договор доверительного управления. Гражданский кодекс содержит указание на то, что такой договор должен заключаться при необходимости постоянного управления имуществом. Автор работы считает необходимым законодательно закрепить обязанность органа опеки и попечительства назначать управляющего во всех случаях по требованию заинтересованных лиц.

Представляется, что гражданское законодательство должно содержать специальные положения об ответственности органа опеки и попечительства за выбор доверительного управляющего имуществом и за непринятие или несвоевременное принятие мер по назначению управляющего, повлекшее утрату имущества лица или иные убытки.

На основе анализа п. 2 ст. 43 и ст. 37 ГК РФ можно утверждать о возможности установления не опеки, а управления над имуществом отсутствующего лица как до признания его судом безвестно отсутствующим, так и в случае отказа органом опеки и попечительства признать необходимость в постоянном управлении его имуществом. Согласно п. 2 ст. 43 ГК РФ орган опеки и попечительства может и до истечения года со дня получения сведений о месте пребывания гражданина назначить управляющего его имуществом.

Договор доверительного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, прекращается вследствие явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим, в случае объявления его умершим или установления факта его смерти, а также по основаниям, предусмотренным ст. 1024 ГК РФ.

Анализ действующих правовых норм о доверительном управлении имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, позволяет сделать вывод о необходимости дальнейшего совершенствования нормативно-правового и договорного регулирования в этой сфере.

2.2 Восстановление в правах при объявлении лица, признанного безвестно отсутствующим

При признании гражданина безвестно отсутствующим его смерть не предполагается.

Статья 44 ГК РФ предусматривает два основания для отмены решения суда о признании гражданина безвестно отсутствующим:

1) его явку;

2) обнаружение места его пребывания.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. N 3 «О применении норм ГПК РСФСР при рассмотрении дел в суде первой инстанции»[64] (п. 27) в случае явки гражданина, ранее признанного судом безвестно отсутствующим, суд по заявлению заинтересованного лица возобновляет производство по делу и выносит новое решение в том же производстве, в котором гражданин был признан безвестно отсутствующим. Возбуждения нового дела не требуется.

В данном случае с заявлением в суд может обратиться сам гражданин, признанный безвестно отсутствующим или объявленный умершим, а также те лица или организации, по инициативе которых рассматривалось дело о признании лица безвестно отсутствующим. Это заявление не подлежит оплате государственной пошлиной, поскольку имеет место продолжение прежнего дела.

Закон не устанавливает требований к содержанию заявления лица, признанного безвестно отсутствующим.

Представляется, что в заявлении необходимо указать, когда, каким судом было вынесено решение о признании гражданина безвестно отсутствующим, указать кто, на основании какого договора осуществляет доверительное управление имуществом соответствующего лица, представить доказательства, подтверждающие тождество лица, признанного безвестно отсутствующим, и лица, подающего заявление об отмене решения суда.

Если заявитель укажет только на факт признания его безвестно отсутствующим, в то время как он жив и имеет соответствующее место пребывания, этого будет также достаточно для принятия заявления.

Все необходимые для рассмотрения заявления сведения могут быть получены судом на стадии подготовки дела к судебному разбирательству[65] .

Рассмотрев дело, суд отменяет ранее вынесенное решение и направляет копию решения органу опеки и попечительства для отмены управления его имуществом.

Новое решение суда является основанием для отмены доверительного управления имуществом гражданина и прекращения других юридических отношений, возникших из факта признания его безвестного отсутствия.

В случае расторжения брака он может быть восстановлен органом загса по совместному заявлению супругов. Брак не может быть восстановлен, если другой супруг вступил в новый брак (ст. 26 СК).

Брак между супругами в определенных условиях может быть восстановлен.

Статья 26 СК РФ серьезно меняет ранее существовавший порядок. Явка или обнаружение места пребывания лица, объявленного судом безвестно отсутствующим, безусловно влечет за собой отмену соответствующего решения суда.

Существовавший между супругами брак может быть восстановлен только по их совместному заявлению. Таким образом, необходимо наличие следующих фактов: явки супруга (обнаружения места его пребывания), судебного решения, отменяющего прежнее решение, и совместного заявления супругов о желании восстановить брак.

Правило ст. 26 СК РФ введено в связи с тем, что автоматическое восстановление брака ранее возможно было и через длительный период времени, что причиняло вред другому супругу. Теперь требуется его согласие на восстановление брака. Брак восстанавливается при условии, что другой супруг не вступил в новый брак. Восстановление происходит автоматически. Каких-либо формальных действий, кроме подачи совместного заявления, супруги совершать не должны.

В случае если другой супруг за время отсутствия первого вступил в новый брак, то восстановление брака невозможно даже в случае расторжения нового брака. В данном случае речь может идти только о заключении бывшими супругами нового брака. Восстановление же брака означает, что правовые последствия, возникшие с момента заключения брака, не прекращались. Например, приобретенное во время отсутствия супруга имущество является общей совместной собственностью, если иное не предусмотрено в брачном договоре. На детей, родившихся в таком браке, распространяется презумпция отцовства супруга матери ребенка[66] .

Исходя из вышеизложенного гражданин признанный ранее безвестно отсутствующим в отношении, которого принято новое решение об отмене решения о признании его безвестно отсутствующим возвращается в первоначальное положение, и имеет такие же права, несет обязанности, которые существовали до признания его безвестно отсутствующим.


З аключение

На основании проведенного исследования сущности института признания гражданина безвестно отсутствующим можно сделать следующие выводы теоретического и практического порядка.

Признание граждан безвестно отсутствующими - это не что иное, как установление определенных обстоятельств, позволяющих сделать вывод о том, что место нахождения гражданина неизвестно и которые порождают за собой определенные правовые последствия для заинтересованных в этом лиц.

В основу судебной процедуры признания гражданина безвестно отсутствующим положена статья 42 ГК РФ, которой руководствуются все судебные инстанции.

Согласно статье 42 Гражданского кодекса РФ суд может признать гражданина безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его постоянного жительства нет сведений о месте его пребывания.

Признание безвестно отсутствующим возможно только по суду (в порядке особого производства) и лишь при наличии юридического состава, включающего: а) длительное отсутствие лица в месте его постоянного жительства; б) отсутствие сведений о месте его нахождения и невозможность их получения всеми доступными средствами; в) истечение установленных законом сроков с момента получения последних известий о месте нахождения данного лица.

Достаточно наличия трех вышеперечисленных оснований и суд признает гражданина безвестно отсутствующим, но на практике данная норма не удовлетворяет интересы всех без исключения российских граждан при необходимости признания какого-либо гражданина безвестно отсутствующим, и в некоторых случаях нарушает гражданскую процессуальную правоспособность. Это нарушение идет из-за содержащегося в п. 3. ст. 403 ГПК РФ, ст. 1200 ГК РФ правила, согласно которому признание в Российской Федерации физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву. В данном случае остаются право незащищенными лица, которым жизненно необходимо признать безвестно отсутствующим гражданина, который является иностранцем, но состоит в правоотношениях с российским гражданином.

В соответствии, с чем мы приходим к выводу, что гражданское законодательство не достаточно разработано по проблеме защиты интересов российских граждан и считает необходимым внести дополнения и в материальное, и в процессуальное законодательство. Статья 42 ГК РФ, статья 1200 ГК РФ, и статья 403 ГПК РФ должны учитывать случаи признания безвестного отсутствия иностранных граждан на территории иностранных государств по схеме статьи 42 ГК РФ по заявлениям граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации и для которых признание иностранного гражданина безвестно отсутствующим имеет принципиальное значение.

Статью 1200 ГК РФ необходимо изложить следующим образом:

«Признание в Российской Федерации физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву. В целях обеспечения прав и законных интересов лиц, являющихся гражданами Российской Федерации, состоявших в правоотношениях с иностранными гражданами, которые по основаниям российского законодательства могут, признаны судом безвестно отсутствующими и имеют место жительства за пределами российского государства, признаются безвестно отсутствующими на территории иностранного государства по нормам российского права».

Пункт 3 статьи 403 ГПК РФ, по мнению автора, следует изложить следующим образом:

«3) лицо, в отношении которого подается заявление о признании безвестно отсутствующим или об объявлении умершим, является российским гражданином либо имело последнее известное место жительства в Российской Федерации, либо является гражданином иностранного государства и имеет место жительства за пределами российского государства, и при этом от разрешения данного вопроса зависит установление прав и обязанностей граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации, организаций, имеющих место нахождения в Российской Федерации;».

В соответствии со статьей 42 ГК РФ для признания гражданина безвестно отсутствующим необходимо заявление заинтересованного лица.

Указанная статья не содержит четкого определения круга лиц, имеющих право обратиться с заявлением о признании гражданина безвестно отсутствующим.

С таким заявлением по смыслу статьи могут обратиться любые заинтересованные лица: граждане, организации, прокурор, органы государственного управления, органы местного самоуправления и другие лица, перечисленные в статьях 4, 46 ГПК РФ.

По нашему мнению, это обстоятельство является не совсем положительным для данной категории дел. При таком подходе не имея законодательного закрепления перечня заинтересованных лиц, любой гражданин может посчитать себя заинтересованным лицом и подать заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим. Судебным органам необходимо в каждом конкретном случае проанализировать сложившиеся между заявителем и гражданином, в отношении которого подается заявление о признании его безвестно отсутствующим, правоотношения и если суд сочтет, что лицо, подавшее заявление не имеет достаточных оснований для признания гражданина безвестно отсутствующим, то ему необходимо будет отказать в принятии заявления.

Во избежание возникновения описанной ситуации и облегчения в некоторой степени работы судебных органов, а также упрощения расшифровки гражданами закрепленного статьей 42 ГК РФ понятия «заинтересованные лица», автор работы считает необходимым внести дополнения в статью 42 ГК РФ.

На основании выше рассмотренных недостатков автор работы считает, что статья 42 ГК РФ должна быть изложена в следующей редакции:

«1. Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц - первое января следующего года.

2. Заинтересованными лицами признаются следующие: супруг, лица, состоящие на иждивении отсутствующего; кредиторы отсутствующего; налоговые органы; другие лица, если это необходимо им для защиты нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса, а также прокурор, органы государственного управления, иные органы и отдельные граждане, если они по закону вправе обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц.

3. Если гражданин Российской Федерации, имеет место жительства в Российской Федерации и состоит в правоотношениях с гражданином иностранного государства, а также в течение года в месте жительства иностранного гражданина нет сведений о месте его пребывания, а для российского гражданина признание указанного безвестно отсутствующим имеет правовое значение, гражданин иностранного государства в целях обеспечения прав и законных интересов как самого отсутствующего гражданина, так и других лиц российским судом может быть признан безвестно отсутствующим на территории государства, гражданином которого он является».

Статья 276 ГПК РФ закрепляет, что заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим подается в суд по месту жительства или месту нахождения заинтересованного лица.

В заявлении должна указываться цель признания лица безвестно отсутствующим. Цель должна носить правовой характер, т.е. иметь связь с правовыми последствиями признания лица безвестно отсутствующим: расторжение брака в упрощенном порядке, усыновление ребенка, получение пенсии по случаю потери кормильца и прочее.

При рассмотрении дел данной категории обязательно участие представителя органа опеки и попечительства, а также прокурора, которые выступают с заключениями по делу.

Убедившись в безрезультатности розыска и отсутствии сведений о гражданине в месте постоянного жительства в течение года и более, суд на основании статьи 42 ГК РФ, статьи 279 ГПК РФ выносит решение о признании гражданина безвестно отсутствующим.

Решение о признании гражданина безвестно отсутствующим, как и другие решения суда общей юрисдикции по гражданским делам, вступает в силу по истечении 10 дней со дня его принятия. Вступление решения суда в силу имеет важное значение. С этого момента гражданин считается безвестно отсутствующим и соответственно наступают все правовые последствия.

После вынесения судом решения о признании гражданина безвестно отсутствующим как для самого признанного безвестно отсутствующим, так и для других лиц наступают определенные правовые последствия.

Статьей 43 ГК РФ определены последствия имущественного характера, возникающие в результате признания гражданина безвестно отсутствующим.

Имущество гражданина, признанного безвестно отсутствующим, при необходимости постоянного управления им передается на основании решения суда лицу, которое определяется органом опеки и попечительства и действует на основании договора о доверительном управлении, заключаемого с этим органом. Из этого имущества выдается содержание гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего.

Указанный договор заключается органом опеки и попечительства с определенным лицом (доверительным управляющим) только в том случае, когда имеется необходимость в постоянном управлении имуществом безвестно отсутствующего гражданина.

В тексте статьи отсутствуют разъяснения, в каких же случаях возникает необходимость постоянного управления имуществом и что может служить критерием определения этой необходимости. Такой критерий присутствует в п. 1 статьи 38 ГК РФ, где говорится, что доверительное управление имуществом подопечного при необходимости постоянного управления осуществляется только в отношении недвижимого и ценного движимого имущества, а в отношении того имущества подопечного, которое не передано в доверительное управление, опекун или попечитель сохраняет свои полномочия. Данная норма увязывает необходимость постоянного управления с видами имущества, а, кроме того - и это важно - четко определяет правовой режим имущества, не переданного в доверительное управление.

В отличие от этого формулировка статьи 43 ГК РФ, по мнению автора работы, представляется недостаточно определенной, это обстоятельство является достаточно важным, так как с ним связано определение имущества, из которого должно быть выдано содержание гражданам, находившимся на иждивении у безвестно отсутствующего, и погашаться задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего. Поэтому автор работы предлагает в нормативном порядке уточнить, какое именно имущество подлежит обязательной передаче в доверительное управление.

Кроме указанного выше, практическое значение и правовые последствия признания гражданина безвестно отсутствующим заключаются также в следующем: супруг лица, признанного безвестно отсутствующим, может расторгнуть с ним брак. Пункт 2 статьи 19 СК РФ устанавливает возможность расторжения брака по заявлению одного из супругов. А также прекращается действие договоров поручения, комиссии, заключенных с его участием.

Законодатель впервые в ГК РФ решил установить специальный способ охраны имущественных прав подопечных - посредством деятельности доверительного управляющего, а не самого опекуна (попечителя), добавив тем самым в число участников отношений по осуществлению опеки (попечительства) еще один субъект. Доверительный управляющий состоит в самостоятельном договорном обязательстве с муниципальным образованием, от имени которого действует орган опеки и попечительства.

Специфика положения органа опеки и попечительства создает ситуацию, при которой процесс учреждения доверительного управления регулируется административно-правовыми нормами, а права и обязанности сторон - гражданско-правовыми нормами. Это объясняется тем, что законодатель преследовал цель совершенствования механизмов охраны имущественных интересов безвестно отсутствующих лиц.

Существенным недостатком, по мнению автора работы, является отсутствие регулирования обязанности органа опеки и попечительства заключать договор доверительного управления. Гражданский кодекс содержит указание на то, что такой договор должен заключаться, как было указано выше, при необходимости постоянного управления имуществом. Автор работы считает необходимым законодательно закрепить обязанность органа опеки и попечительства назначать управляющего во всех случаях по требованию заинтересованных лиц. Представляется, что гражданское законодательство должно содержать специальные положения об ответственности органа опеки и попечительства за выбор доверительного управляющего имуществом и за непринятие или несвоевременное принятие мер по назначению управляющего, повлекшее утрату имущества лица или иные убытки.

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина в соответствии со статьей 44 ГК РФ решения суда о признании гражданина безвестно отсутствующим отменяется, причем ранее возбужденное дело не подлежит новому возбуждению, а возобновляется ранее возбужденное производство. При отмене решения о признании гражданина безвестно отсутствующим прекращается доверительное управление имуществом, а также может быть восстановлен брак, в случае если супруг не заключил новый брак.


С писок источников и литературы

I. Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. М.: Юридическая литература, 1993. 62 с.

2. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета. 1994. 8 декабря; 2006. 31 декабря.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон РФ от 26 января 1996 года № 14-ФЗ // Российская газета 1996. 6 февраля.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья): Федеральный закон РФ от 26 ноября 2001 года № 146-ФЗ // Российская газета 2001. 28 ноября.

3. Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 1995 года № 223-ФЗ // Российская газета. 1996. 27 января.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон РФ от 14 ноября 2002 года № 138-ФЗ) // Российская газета. 2002. 20 ноября.

7. О трудовых пенсиях в Российской Федерации: Федеральный закон от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ (с изм. и доп. от 03 июня 2006 г.)// Российская газета. 2001. 20 декабря; 2006. 8 июня.

8. О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации: Закон РФ от 25 июня 1993 года № 5242-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации 1993. 12 августа.

9. Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию: Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713 // Российская газета. 1995. 27 июля.

II. Материалы судебной практики

10. О применении норм ГПК РСФСР при рассмотрении дел в суде первой инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 года № 3 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. М., 1988. № 7.

11. Дело № 2-163/96 Октябрьского районного суда г. Калуги // Вестник города Калуги. 1998. № 8. Ст. 310.

12. Дело № 44г-629. 2000. Гагаринский межмуниципальный суд г. Москвы // Вестник города Москвы РФ. 2000. № 7. Ст. 120.

13. Дело № 2-1314/6. 2004. Никулинского межмуниципального районного суда г. Москвы // Вестник города Москвы РФ. 2004. №6. Ст. 410.

III. Литература

14. Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву / под редакцией Попова Ю.А. М.: Статут, 1994. 431 с.

15. Вострикова Л.Г. Доверительное управление имуществом собственником и его собственности // Право и экономика. 2004. № 8. 359 с.

16. Гражданское право. Учебник. Часть I / под редакцией Толстого Ю.К. и Сергеева А.П. М.: Юристъ, 1996. 456 с.

17. Гражданское право. Учебник Часть I / под редакцией Сергеева А.П. М.: ООО «Издательский дом Проспект», 1996. 431 с.

18. Гражданско-правовая охрана интересов личности. Учебник / под редакцией Тархова В.А. М.: Велби, 1989. 423 с.

19. Гражданское право в вопросах и ответах / под редакцией Матвеева Ю.Г., Довгерта А.С., Кисиль В.И. Киев, Спб.: Норма , 1990. 463 с.

20. Гражданское право России. Часть первая / под редакцией Цыбуленко З.И. М.: Эксом, 1998. 464 с.

21. Гражданское право. Учебник / под редакцией Суханова Е.А. М.: ООО «ТК Велби», 1994. 356 с.

22. Гражданское право / под редакцией Гришаева С.П. М.: Эксмо, 1999. С. 456 с.

23. Гражданский процесс: Учебник (издание второе, переработанное и дополненное) // под редакцией Треушникова М.К. М.: Норма, 2007. 568 с.

24. К вопросу о юридических предположениях в советском гражданском праве и процессе // Ученые записки Свердловского юридического института / под редакцией Воложанина В.П. Свердловск: Юрист, 1985. 356 с.

25. Комментарий к Семейному кодексу РФ / под редакцией Пчелинцевой Л.М. М.: Издательство «Городец», 2006. С. 105.

26. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / под редакцией Абовой Т.Е. М.: Норма, 2004. 607 с.

27. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под редакцией Жуйкова В.М. М.: Юрайт-Издат, 2007. 596 с.

28. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. М.: Юрист, 2005. 359 с.

29. Колосов Д.Ю. Субъекты договора доверительного управления имуществом // Юрист. 2004. № 10. С. 26-29.

30. Литовкин В.Н. Необоснованный отказ в судебной защите законного интереса российского гражданина // Право и экономика. 1996. № 21. С. 23-26.

31. Лесницкий Л. Обзор судебной практики // Комментарий судебной практики по вопросам гражданского процесса 2002. № 8. С. 45-48.

32. Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом в деятельности органов опеки и попечительства // Государство и право. 2002. № 4. С. 57-63.

33. Майоров В.А. Доказывание при рассмотрении дел о признании граждан безвестно отсутствующими и объявлении их умершими. // Вестник СТАП, 1999, № 1. С. 92-94.

34. Никитин Д.Ю. Особенности договора доверительного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим // Российский судья. 2006. № 10. С. 23-27.

35. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / под редакцией Мозолиной В.П. М.: Норма, 2004. 348 с.

36. Опека и попечительство: Теория и практика / под редакцией Михеевой Л.Ю. М.: Юрист, 2004. 302 с.

37. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под редакцией Крашенинникова П.В. М.: Издательство «Городец», 2006. 389 с.

38. Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / под редакцией Крашенинникова П.В. М.: Издательский дом «ИНФРА-М», 2006. 239 с.

39. Признание граждан безвестно отсутствующими / под редакцией Поповой Ю.А. М.: Норма, 1985. С. 15-18.

41. Петелин В.Д. Правовая природа договора доверительного управления имуществом // Юрист. 2005. № 3. С. 21-28.

40. Пьяных Е.С. Сущность и социальная значимость доверительного управления имуществом, возникающего по основаниям, предусмотренным законом // Юрист. 2006. № 1. С 19-25.

42. Пьяных Е.С. Органы опеки и попечительства как учредители договора доверительного управления имуществом, возникающего по основаниям, предусмотренным законом // Юрист. 2005. № 4. С. 25-27.

43. Справочник адвоката: консультации, защита в суде, образцы документов / под редакцией Данилова Е.П. М.: Эксмо, 2004. 357 с.

44. Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / под редакцией Решетниковой В.И. Спб.: Норма, 2005. 256 с.

45. Советское гражданское право. Учебник / под редакцией Юрченко А.М., М.: Юрист, 1982. 432 с.

46. Шишмарева Т.П. Правовой статус управляющих в процессах несостоятельности в России и Германии // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 7. С. 12-15.


[1] См.: Гражданское право. Учебник. Часть I. / под редакцией Толстого Ю.К. и Сергеева А.П. М., 1996. С. 456.

[2] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[3] См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 138-ФЗ // Российская газета. 2002. 20 ноября.

[4] См.: О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации: Закон РФ от 25 июня 1993 года № 5242-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации 1993. 12 августа.

[5] См.: Гражданское право. Учебник Часть I / под редакцией Толстого Ю.К. и Сергеева А.П. М., 1996. С. 86; Гражданско-правовая охрана интересов личности. Учебник / под редакцией Тархова В.А. М., 1989. С. 53; Советское гражданское право. Учебник / под редакцией Юрченко А.М., 1982. С 41; Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву / под редакцией Поповой Ю.А. М., 1994. С. 93.

[6] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[7] См.: Гражданско-правовая охрана интересов личности / под редакцией Тархова В.А. М., 1989. С.53; Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву / под редакцией Поповой Ю.А. М., 1994. С. 93.

[8] См.: Гражданское право. Часть I / под редакцией Сергеева А.П. и Толстого Ю.К. М., 1996 . С. 456.

[9] См.: Гражданское право в вопросах и ответах / под редакцией Матвеева Ю.Г., Довгерта А.С., Кисиль В.И. Киев, 1990. С.41.

[10] См.: Гражданское право России. Часть первая / под редакцией Цыбуленко З.И. М., 1998. С. 464.

[11] См.: Гражданское право. Учебник / под редакцией Суханова Е.А. М., 1994. С. 57.

[12] См.: Советское гражданское право / под редакцией Юрченко А.М., 1982. С 41.

[13] См.: К вопросу о юридических предположениях в советском гражданском праве и процессе // Ученые записки Свердловского юридического института / под редакцией Воложанина В.П. Свердловск, 1985. С. 186.

[14] См.: Гражданское право / под редакцией Гришаева С.П. М., 1999. С. 256.

[15] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[16] См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета от 25 декабря 1993 г.

[17] См.: См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[18] См.: О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации: Закон РФ от 25 июня 1993 г. № 5242-I // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. 12 августа.

[19] См.: Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию: Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713 // Российская газета. 1995. 27 июля.

[20] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года N51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[21] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья): Федеральный закон РФ от 26 ноября 2001 года N146-ФЗ // Российская газета 2001. 28 ноября.

[22] См.: Дело № 2-1314/6 Никулинского межмуниципального районного суда г. Москвы // Вестник города Москвы РФ. 2004. № 6. Ст. 410.

[23] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[24] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[25] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[26] См.: Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 1995 года № 223-ФЗ // Российская газета. 1996. 27 января.

[27] См.: О трудовых пенсиях в Российской Федерации: Федеральный закон от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ // Российская газета. 2001. 20 декабря.

[28] Литовкин В.Н. Необоснованный отказ в судебной защите законного интереса российского гражданина // Право и экономика. 1996. № 21. С. 23.

[29] См.: Гражданское право: Учебник для вузов. Часть 1 / под редакцией Илларионовой Т.И. М., 1998. С. 464.

[30] См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 138-ФЗ // Российская газета. 2002. 20 ноября.

[31] См.: Гражданское право. Часть. 1 / под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. СПб., 1996. С. 423.

[32] См.: Доказывание при рассмотрении дел о признании граждан безвестно отсутствующими и объявлении их умершими / под редакцией Майоров В.А. М., 1999. С. 92.

[33] См.: Комментарий к Семейному кодексу РФ / под редакцией Пчелинцевой Л.М. М., 2006. С. 105.

[34] См.: Справочник адвоката: консультации, защита в суде, образцы документов / под редакцией Данилова Е.П. М., 2004. С. 357.

[35] См.: Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / под редакцией Решетниковой В.И. Спб., 2005. С. 256.

[36] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / под редакцией Абовой Т.Е. М., 2004. С. 607.

[37] См.: Дело № 2-163/96 Октябрьского районного суда г. Калуги // Вестник города Калуги. 1998. № 8. Ст. 310.

[38] См.: Майоров В.А. Доказывание при рассмотрении дел о признании граждан безвестно отсутствующими и объявлении их умершими // Вестник СТАП, 1999, № 1. С. 92.

[39] См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 138-ФЗ // Российская газета. 2002. 20 ноября.

[40] См.: Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под редакцией Крашенинникова П.В. М., 2006. С. 389.

[41] Лесницкий Л. Обзор судебной практики // Комментарий судебной практики по вопросам гражданского процесса 2002. № 8. С. 45.

[42] См.: Дело № 44г-629. 2000. Гагаринский межмуниципальный суд г. Москвы // Вестник города Москвы РФ. 2000. №7. Ст. 120.

[43] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[44] См.: Гражданское право. Учебник / под редакцией Суханова Е.А. М., 1998. С. 143.

[45] См.: Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / под редакцией Крашенинниковой П.В. М., 2006. С. 239.

[46] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон РФ от 26 января 1996 года № 14-ФЗ // Российская газета 1996. 6 февраля.

[47] Шишмарева Т.П. Правовой статус управляющих в процессах несостоятельности в России и Германии // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №7. С. 12.

[48] См.: Признание граждан безвестно отсутствующими / под редакцией Поповой Ю.А. М., 1985. С. 15.

[49] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова, А.П. Сергеева. М., 2005. С. 100.

[50] Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом в деятельности органов опеки и попечительства // Государство и право. 2002. № 4. С. 57.

[51] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон РФ от 26 января 1996 года № 14-ФЗ // Российская газета 1996. 6 февраля.

[52] Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом в деятельности органов опеки и попечительства // Государство и право. 2002. № 4. С. 57.

[53] Пьяных Е.С. Сущность и социальная значимость доверительного управления имуществом, возникающего по основаниям, предусмотренным законом // Юрист. 2006. № 1. С 19.

[54] Колосов Д.Ю. Субъекты договора доверительного управления имуществом // Юрист. 2004. № 10. С. 26.

[55] Петелин В.Д. Правовая природа договора доверительного управления имуществом // Юрист. 2005. № 3. С. 21.

[56] См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон РФ от 30 ноября 1994 года N51-ФЗ // Российская газета 1994. 8 декабря.

[57] См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета от 25 декабря 1993 г.

[58] Никитин Д.Ю. Особенности договора доверительного управления имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим // Российский судья. 2006. № 10. С. 23.

[59] Вострикова Л.Г. Доверительное управление имуществом собственником и его собственности // Право и экономика. 2004. № 8. С. 31.

[60] См.: Опека и попечительство: Теория и практика / под редакцией Михеевой Л.Ю. М., 2004. С. 103.

[61] См.: Гражданский процесс: Учебник (издание второе, переработанное и дополненное) // под редакцией Треушниковой М.К.. М., 2007. С. 568.

[62] Пьяных Е.С. Органы опеки и попечительства как учредители договора доверительного управления имуществом, возникающего по основаниям, предусмотренным законом // Юрист. 2005. № 4. С. 25.

[63] См.: Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / под редакцией Мозолиной В.П. М., 2004. С. 348.

[64] См.: О применении норм ГПК РСФСР при рассмотрении дел в суде первой инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 года № 3 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1988. № 7.

[65] См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под редакцией Жуйкова В.М. М., 2007. С. 305.

[66] См.: Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / под редакцией Крашенинникова П.В. М., 2006. С. 239.