Конституционная свобода совести и вероисповедания

Институт свободы совести и вероисповедания, его отражения в юридической литературе, российском и международном праве, законодательных актах. Отношение государства к религиозным обществам. Санкции за правонарушения в отношении религиозных организаций.

Оглавление

Введение. 2

1.Сущность свободы совести и вероисповедания. 4

1.1Составляющие понятия: «свобода» и «совесть». 4

1.2Понятие «свободы совести» и «свободы вероисповедания». 5

2.Свобода совести и вероисповедания в различных источниках. 8

2.1 Свобода совести и вероисповедания по Конституции РФ.. 8

2.2Свобода совести и вероисповедания в юридической литературе. 10

2.3Свобода совести и вероисповедания согласно международным актам. 15

3.Свобода совести и вероисповедания в современной России. 20

3.1Общие положения. 20

3.2Отношения государства и религиозных объединений. 23

3.3 Формы религиозных объединений. 27

Заключение. 29

Список использованной литературы.. 31


Введение

Актуальность темы исследования. Проблемы свободы совести и вероисповедания в России теснейшим образом взаимосвязаны с политическими, правовыми и нравственными процессами, происходящими в обществе. Это вполне объяснимо: новой государственности должно соответствовать новое право, обеспечивающее юридический механизм действия государственных и общественных институтов на основе норм национального права и международно-правовых норм и стандартов при приоритете последних, обеспечивающих права и свободы человека и гражданина, их соблюдение и защиту, независимо от социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Идеал религиозной свободы завоевал чрезвычайно широкое признание во всем мире, и в настоящее время он признается не только всеми крупными международными декларациями и соглашениями по правам человека, но и подавляющим большинством конституций стран мира. Но так было не всегда.

На протяжении большей части человеческой истории предполагалось, что истинность религий требует государственного воплощения религиозных верований, а политическая стабильность подразумевает единство веры и культуры. Более того, предполагалось, что общество не может быть стабильным без утверждения единой веры, которая служит связующим звеном и создает главное и единственное побуждение к верности и послушанию правящим кругам. Эта точка зрения подтверждалась религиозными войнами, которые на протяжении многих веков опустошали европейские страны.

Религиозную свободу в конкретном обществе можно оценить по степени взаимозависимости государственных и религиозных учреждений. При этом следует учитывать тот факт, что разделение церкви и государства автоматически не приводит к свободе совести и вероисповедания. В какой-то момент жесткое разделение может перейти во вражду к религии, а механическое требование разделения любой ценой может подтолкнуть государственную систему как к спокойному равнодушию, так и к сознательным репрессиям. Лишь культура или историческое прошлое обусловливают конкретный подход, обеспечивающий максимально возможную степень свободы совести и вероисповедания в каждой конкретной стране.

Актуальность темы исследования обусловлена фактором недостаточной научной разработанности темы и, что нашло отражение в действующем законодательстве. Вследствие научной неразработанности данной проблематики и неразвитости вышеупомянутых конституционных принципов как правовой категории право каждого на свободу совести и вероисповедания упоминается повсеместно лишь в качестве декларации, фактически находясь вне правового поля. Таким образом, законодательство, которое должно быть направлено на реализацию свободы мировоззренческого выбора, подменяется набором правовых норм, направленных на регулирование деятельности религиозных объединений.

Принципы осуществления свободы совести в качестве правовой категории также осознаны крайне слабо. Необходимость формирования правового механизма реализации права на свободу совести и вероисповедания для каждого человека в современном демократическом правовом государстве требует ревизии и реформы основополагающих принципов и понятийного аппарата в данной сфере.

Все более приобретая характер аксиомы, свобода совести и вероисповедания утвердилась повсюду как жизненно важное средство снижения напряжения там, где она вызвана столкновением цивилизаций, сформировавшихся в лоне разных религий. Защита этого права ведет к усилению стабильности и упрочению мира и отражает процесс взаимопроникновения религий и культур в условиях глобализации.


1. Сущность свободы совести и вероисповедания

1.1 Составляющие понятия: «свобода» и «совесть»

Свобода совести и вероисповедания понятие многогранное, сложное. На протяжении веков философы, историки и юристы вкладывали различный смысл в его теоретическое понимание. При этом составляющие это понятие категории «свобода», «совесть» и «вероисповедание» рассматривались как тесно взаимосвязанные и взаимообусловленные[1] .

Ключевым термином, раскрывающим содержание рассматриваемого правового института, является категория «совести». С точки зрения философии совесть выступает в качестве внутреннего нравственного критерия оценки собственных действий, регулирующего высказываемые мысли и действия, ограничивающего свободу моральными рамками поведения.[2]

Современные исследователи определяют совесть как способность личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков, подчеркивая индивидуальные личностные начала отдельного человека.

Рассматривая понятие «свобода», можно выделить различные подходы к ее теоретическому осмыслению. Так, Р. Декарт понимал под свободой простую, изначальную произвольность, автономность воли, которая сильнее страсти и независима от нее.

Свобода может рассматриваться в материальном смысле и идеальном. Материальная выражается в свободе действий и ограничена физическими возможностями человека и воздействием на него законов природы. Идеальная больше предопределена свободой воли человека и ограничена его нравственной позицией. Таким образом, под свободой понимается возможность поступать согласно своей воле, своим целям, а не по внешнему принуждению или ограничению.

1.2 Понятие «свободы совести» и «свободы вероисповедания»

Понятие «свобода совести» обладают самостоятельным смыслом, содержание данной категории имеет собственное мировоззренческое и юридическое значение.

Теоретико-правовая модель свободы совести включает понимание свободы совести в объективном и субъективном смыслах. Свободу совести в объективном смысле можно охарактеризовать как систему юридических норм, составляющих законодательство о свободе совести определенного исторического периода в конкретной стране. Свобода совести в субъективном смысле есть конкретные возможности, права, притязания, возникающие на основе и в пределах законодательства о свободе совести.

Многоаспектный характер свободы совести предопределяет тот факт, что она является объектом изучения различных общественных наук.

В социологическом плане свобода совести – духовная ценность, важное социальное благо, созданное обществом в результате исторического развития. В политологическом плане осуществление свободы совести – один из аспектов демократии. В философском смысле свобода совести рассматривалась как философско-этическая категория, как возможность для каждого человека совершать поступки в соответствии со своими представлениями о справедливом и несправедливом, о добре и зле, как право людей мыслить о мире так, как они хотят, в том числе и с религиозных позиций, а также действовать в соответствии со своими представлениями о мире.

При характеристике отношения человека к религии в статье 28 Конституции РФ кроме понятия «свобода совести» употребляется термин «свобода вероисповедания». А в нормах международного права, в частности, в статье 18 Всеобщей декларации прав человека, статье 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и других актах – «свобода религии».

Свобода вероисповедания равнозначна свободе религии, религиозной свободе. Свобода вероисповедания предполагает не только свободную деятельность религиозных объединений различных конфессий, действующих в соответствии с законом, но и индивидуальное право каждого свободно выбирать любую религию, принадлежать к любой конфессии, выбирать, иметь, менять, распространять и выражать любые религиозные взгляды, участвовать в религиозных богослужениях и обрядах, а также не исповедовать никакой религии. Как справедливо указывают М.В. Баг-лай и В.А. Туманов: «В субъективном смысле, то есть как право человека, понятия свободы вероисповедания и свободы религии равнозначны, но последнее означает также право на существование всех религий и возможность каждой из них беспрепятственно проповедовать свое вероучение. Однако очень часто все указанные термины употребляются как идентичные»[3]

В целях унификации терминологии и приведения отечественного законодательства в соответствии с требованиями международного права, было бы возможным использовать в Конституции РФ и отечественном законодательстве термин «свобода религии».

По мнению С.А. Авакьяна, свобода совести имеет два аспекта. Один – это свобода морально-этических воззрений человека. Другой аспект свободы совести – это внутренняя возможность личности выбрать себе подобный идеал и поклоняться ему. Свобода вероисповедания представляет собой возможность верить в существование идеала.[4]

Можно констатировать, что свобода совести соотносится со свободой вероисповедания как родовое и видовое понятия, как общее и частное. Свобода вероисповедания есть лишь элемент свободы совести, поскольку к свободе вероисповедания относится свобода выбора религии и свободы отправления религиозных обрядов. Свобода совести и вероисповедания предполагает, что никакая власть – ни государство, ни духовенство той или иной религии – не вправе вмешиваться в религиозную жизнь человека.[5]

2. Свобода совести и вероисповедания в различных источниках

2.1 Свобода совести и вероисповедания по Конституции РФ

Принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации в статье 28 предусматривает, что «каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания…. Исходя из названной формулировки, получается, что на конституционном уровне теперь свобода совести хотя формально и связывается со свободой вероисповедания, однако не отождествляется с ней, как это было ранее. Следовательно, согласно Конституции, это самостоятельные понятия, каждое из которых должно иметь специфическое юридическое наполнение. Однако дальнейшее содержание названной статьи Конституции опровергает это. И свобода совести, и свобода вероисповедания рассматриваются как единое понятие, включающее в себя: «право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии и ними». То есть, согласно конституционно-правовому содержанию и смыслу статьи 28 свобода совести и вероисповедания составляют единое понятие и единый правовой институт. Исходя из этого было бы логичным в статье 28 вместо формулы «свобода совести, свобода вероисповедания» использовать формулу «свобода совести и вероисповедания», либо с учетом ранее сказанного «свобода совести и религии».

Такой вывод подтверждается и специалистами Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. В подготовленных ими Комментариях к Конституции РФ, категория «свобода вероисповедания» и «свобода совести» рассматриваются в неразрывном единстве как одно понятие и единый правовой институт.[6]

М.В. Баглай и в.А. Туманов также рассматривают свободу совести и вероисповедания как единое понятие. По их мнению, «свобода совести и вероисповедания – право человека как быть атеистом, то есть не верить в Бога, так и верить в Бога в соответствии с учением той или иной религии».

Неопределенность действующей терминологической конституционной конструкции может негативно сказаться на законотворческой деятельности и правоприменительной практике. Об этом предупреждает А.И. Кудрявцев, справедливо указывая, что нельзя признать удачным установившееся в современном праве присутствие в одном контексте терминологически разных, но взаимосвязанных понятий «свобода совести» и «свобода вероисповедания». При этом разработчики законов и исследователи иногда противопоставляют эти понятия, а иногда используют как синонимы.

«Свобода вероисповедания» лишь одна из составляющих понятия «свободы совести». Кроме того, сведение конституционных прав граждан в сфере государственно-церковных отношений исключительно к свободе вероисповедания неизменно приводит к игнорированию или нарушению права граждан на свободомыслие.[7]

Чтобы внести ясность и определенность в этот вопрос, Г.П. Лупарев предлагает вместо термина «свобода совести и вероисповедания» использовать в законодательстве более нейтральное, по его мнению, понятие «свобода мировоззрения». «Главным достоинством предлагаемого института, – по мнению автора, – будет переход от дуалистического к плюралистическому пониманию мировоззренческой свободы».

При характеристике рассматриваемого правового правового института необходимо также обратить внимание на следующее обстоятельство. Статья 28 Конституции РФ начинается со слов «каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания…». Эта формула повторяется в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях. Представляется, что, несмотря на равнозначность в понятийно-правовом смысле терминов «право» и «свобода», более обоснованным и приемлемым с точки зрения юридической техники и логики было бы применение термина «право на свободу совести и вероисповедания». Термин «свобода совести и вероисповедания» прежде всего предполагает, что человек свободен в субъективном смысле – в мыслях, мировоззрении. В объективном же смысле – в поведении и во внешнем проявлении, человек, находясь в обществе с государственным устройством, не может быть абсолютно свободным.[8]

2.2 Свобода совести и вероисповедания в юридической литературе

В юридической науке свобода совести и вероисповедания рассматривается как совокупность норм права, регулирующих общественные отношения, которые возникают в процессе осуществления этой свободы. В теоретико-правовом аспекте концепция свободы совести и вероисповедания опирается на разработанное юридической наукой учение о субъективных правах и свободах личности. Свобода совести и вероисповедания рассматривается в качестве субъективной свободы, закрепленной Конституцией и принадлежащей каждому человеку. Она обладает всеми юридическими свойствами, характерными для основных свобод личности.

Свобода совести и вероисповедания – составная часть правового статуса человека и гражданина, одна из его неотъемлемых индивидуальных свобод получающих правовое закрепление в любом демократическом обществе. Правовой статус индивида – одна из важнейших политико-юридических категорий, которая неразрывно связана с социальной структурой общества, уровнем демократии и состоянием законности. В общем виде правовой статус определяется в правовой науке как юридически закрепленное положение личности в обществе, совокупность прав, свобод, обязанностей и ответственности личности, признаваемых и гарантируемых государством. В основе правового статуса лежит фактический социальный статус, то есть реальное положение человека в данной системе общественных отношений. Право лишь закрепляет это положение, вводит его в законодательные рамки. Правовой статус личности фиксируется государством в конституциях, законах и иных нормативных правовых актах.[9]

Права и обязанности являются важнейшими исходными элементами правового статуса личности. «Система прав и обязанностей – сердцевина, центр правовой сферы и здесь лежит ключ к решению основных проблем».

В правах и обязанностях не только фиксируются образцы стандартов поведения, которые государство считает обязательными, полезными, целесообразными для нормальной жизнедеятельности социальной системы, но и раскрываются основные принципы взаимоотношений государства и личности.

С учетом современных подходов к правам человека, в правовой статус личности необходимо добавить и обязанности государства по отношению к личности. То есть, праву на свободу совести и вероисповедания должны корреспондировать соответствующие обязанности государства по гарантированию этого права, входящие в правовой статус личности. В противном случае права и свободы получаются декларативными и пустыми.[10]

Таким образом, основу правового статуса личности составляют ее права, свободы и обязанности, а также соответствующие обязанности государства, закрепленные в Конституции РФ и других законодательных актах. Это главным образом и определяет правовое положение личности, ее гарантированные возможности по реализации свободы совести и вероисповедания, участия в религиозных и иных объединениях, образованных по мировоззренческому признаку.

По времени возникновения право на свободу совести и вероисповедания относится к первому поколению прав человека, сформировавшихся в процессе осуществления буржуазных революций и реализующих так называемую «негативную свободу». По своему содержанию это право относится к личным правам и свободам. Но любое разделение прав на категории условно. Так, свобода совести, вероисповедания, мысли, слова в определенных случаях могут быть отнесены к политическим правам.[11] Например, в советской литературе большинство авторов относили свободу совести к числу политических конституционных прав. Некоторые современные авторы и сегодня считают возможным отнести свободу совести и вероисповедания к политическим свободам.

В юридической литературе высказываются и иные соображения о групповой принадлежности права на свободу совести и вероисповедания. Например, А.И. Ковлер, относит право на свободу мысли, совести и вероисповедания к категории гражданских и политических прав.[12] В свою очередь B.C. Нерсесянц полагает, что свобода совести и вероисповедания входит в число личных прав и свобод, признающих и защищающих человека как отдельное природное и духовное существо, как свободную личность. В этой связи уместно заметить, что уже в начале XX века в трудах некоторых отечественных ученых-юристов свобода совести и вероисповедания рассматривалась как одна из важнейших личных духовных свобод.

При характеристике свободы совести и вероисповедания как правового института важно также рассмотреть собственно его содержание и выявить тенденции развития данного института.

Так, М.Г. Кириченко усматривал в содержании свободы совести десять элементов: право граждан исповедовать любую религию; право не исповедовать и не признавать никакой религии; право свободно проводить атеистическую пропаганду, не допуская оскорбления религиозных чувств верующих; равноправие граждан независимо от их религиозной принадлежности; равенство всех религий перед законом; свободное отправление религиозных культов и т.д.

Сравнительно-правовое исследование категорий «свобода совести», «свобода вероисповедания» и «веротерпимость! Было проведено Ф.К. Лауринайтисом. Подчеркивая сложность и многогранность категории свободы совести, Лауринайтис выделяет семь его аспектов: историко-философский, нравственно-этический, социологический, политический, атеистический, религиозно-теологический и правовой. Он отмечает, что категории «свободы совести», «свободы вероисповедания» и «веротерпимости» являются однопорядковыми, но, вместе с тем, имеют собственное содержание.[13]

Под веротерпимостью Лауринайтис понимает допущение существования различных вероисповеданий, наряду с государственной или особо покровительствуемой государством религии. Эта категория включает в себя право для всех исповедовать любую религию и отправлять религиозные обряды, но вместе с тем, привилегированное положение исповедующих государственную религию.

Под свободой вероисповедания понимается декларируемое и фактическое равноправие всех религий и верующих всех исповеданий. Свобода вероисповедания включает в себя следующие структурные элементы: право исповедовать любую религию, право отправлять религиозные обряды, право менять религию, равенство всех религий и всех верующих перед законом.

Свобода совести включает: право исповедовать любую религию, право отправлять религиозные обряды, право менять религию, право не исповедовать никакой религии, равенство всех граждан перед законом независимо от их отношения к религии. При этом свобода совести является самой широкой из всех указанных категорий, включая свободу вероисповедания.[14]

Довольно широкий круг исследователей определяет содержание и понятие свободы совести с позиции гарантированности и соблюдения данного права. Например, В.Н. Савельев трактует свободу совести как обеспечение в обществе демократических прав и свобод, реально гарантирующих личности свободный выбор между религиозным и атеистическим мировоззрением и возможность проявлять свои убеждения в обществе.

Принимая во внимание многогранный характер свободы совести, некоторые правоведы рассматривают содержание этого института комплексно, как в философском, общесоциальном, так и в юридическом смысле, выделяя несколько его аспектов. Так, по мнению СЮ. Симорот, юридическое содержание свободы совести состоит из следующих компонентов:

1. Право на определение своего отношения к вопросам свободы совести. Это емкое правомочие включает в свой состав право иметь, выбирать и менять, исповедовать (не исповедовать) религиозные или иные убеждения, в том числе право на внецерковную религиозность, право на религиозное, научно-материалистическое или иное мировоззрение, индифферентное отношение к религии и свободомыслию.

2. Право действовать в соответствии со своими убеждениями, включающее возможность распространять, проповедовать какое-либо вероучение, систему взглядов, убеждений, пропагандировать их, а также свободно отправлять культы, совершать религиозные обряды индивидуально или совместно с другими. Однако обеспечиваются данные права постольку, поскольку не нарушают общественного порядка и безопасности, нравственного здоровья граждан, не оскорбляют чувств граждан в связи с их отношением к религии.

3. Право на тайну своих религиозных или иных убеждений. Данное положение отражено в пункте 5 статье 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях, который определяет, что никто не обязан сообщать о своем отношении к религии.[15]

4. Право на нейтральное отношение со стороны государства к законным формам проявления свободы совести. В указанном Федеральном законе этот элемент свободы совести проявляется в запрете должностным лицам государственной власти, государственных органов, органов местного самоуправления использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии, запрете сопровождать деятельность органов власти публичными религиозными обрядами и церемониями.

2.3 Свобода совести и вероисповедания согласно международным актам

Ряд принципиальных правомочий в сфере свободы совести и вероисповедания содержатся в международно-правовых актах. При этом за последние два десятилетия обнаруживается тенденция к более детальному и полному прописыванию правомочий в данной области в самих актах, а также к расширению границ религиозной свободы.[16]

Так, к важнейшим международным актам в данной сфере относится Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, принятая резолюцией 36/55 Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981 года. Статья 6 Декларации закрепила следующее содержание свободы совести и религии:

a) отправлять культы или собираться в связи с религией или убеждениями и создавать и содержать места для этих целей;

b) создавать и содержать соответствующие благотворительные или гуманитарные учреждения;

c) производить, приобретать и использовать в соответствующем объеме необходимые предметы и материалы, связанные с религиозными обрядами или обычаями или убеждениями;

d) писать, выпускать и распространять соответствующие публикации в этих областях;

e) вести преподавание по вопросам религии или убеждений в местах, подходящих для этой

цели;

f) испрашивать и получать от отдельных лиц и организаций добровольные финансовые и иные пожертвования;

g) готовить, назначать, избирать или назначать по праву наследования соответствующих руководителей согласно потребностям и нормам той или иной религии или убеждений;

h) соблюдать дни отдыха и отмечать праздники и отправлять обряды в соответствии с предписаниями религии и убеждениями;

i) устанавливать и поддерживать связи с отдельными лицами и общинами в области религии и убеждении на национальном и международном уровнях.[17]

Дальнейшим шагом в области усиления международных гарантий свободы совести и вероисповедания явилось принятие регионального акта – Итогового документа Венской встречи представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшейся на основе положений Заключительного акта, подписанного 15 января 1989 года. В статье 16 Итогового документа раскрываются обязательства, которые берут на себя государства в целях гарантирования свободы религии. К их числу относятся обязательства уважать право религиозных объединений:

– на признание статуса, предусмотренного для них в соответствующих странах;

– основывать и содержать свободно доступные места богослужений и собраний;

– организовываться в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой;

– выбирать, назначать и заменять свой персонал согласно своим соответствующим требованиям и стандартам, а также любым свободно достигнутым договоренностям между ними и государством;

– испрашивать и получать добровольные финансовые и другие пожертвования;

Обобщая многочисленные точки зрения на структуру и содержание свободы совести и вероисповедания, а также современные международно-правовые требования к данной свободе, по нашему мнению, целесообразно выделить отдельно индивидуальные и отдельно коллективные правомочия в данной сфере.

Коллективные права нельзя рассматривать как сумму индивидуальных прав граждан. Справедливо указывает Е.А. Лукашева: «Если коллективные права ведут к ущемлению прав отдельного человека, значит, цели, объединяющие такую общность, антигуманны и противоправны. Поэтому коллективные права не могут ранжироваться выше индивидуальных прав, а должны находиться с ними в гармонии, проверяться ими на «качество».[18]

Таким образом, индивидуальные или коллективные правомочия в сфере свободы совести и вероисповедания можно определить в виде используемых человеком либо общественным объединением возможностей.

А) Индивидуальные правомочия:

1) право придерживаться любых убеждений;

2) право не придерживаться никаких убеждений и не исповедовать никакой религии;

3) право менять убеждения или религию;

4) право создавать новое мировоззрение или новую религию;

5) право выражать и распространять религиозные или иные убеждения и действовать в соответствии с ними;

6) право получать религиозное или иное образование;

7) право давать религиозное или иное мировоззренческое воспитание и образование своим детям;

8) право ограждать своих детей от религиозного или иного мировоззренческого образования и воспитания;

9) право иметь свободный доступ к местам поклонения;

10) право не давать никакой клятвы, противоречащей религиозным или иным убеждениям человека;

11) право открыто выражать свои религиозные или иные убеждения и на нейтральное отношение государства к законным формам проявления религии или убеждений;

12) право на тайну своих религиозных или иных убеждениях;

13) право на освобождение от исполнения гражданских обязанностей, если это противоречит убеждениям или вероисповеданию гражданина, а в необходимых случаях право на замену одной обязанности другой.[19]

Б) Коллективные (совместные) правомочия:

1) право на свободу объединения в религиозные или иные организации, образуемые по мировоззренческому выбору, которые могут быть зарегистрированы в установленном порядке в едином государственном реестре юридических лиц;

2) право основывать и содержать свободно доступные места собраний и богослужений;

3) право на свободу выражать и распространять свои убеждения или религиозные верования и обычаи без какого-либо принуждения и вмешательства со стороны государства и посторонних;

4) право на свободу приобретать и содержать места поклонения, проводить и посещать религиозные службы и мероприятия;

5) право управлять объединениями, образуемыми по мировоззренческому признаку, на основе самоуправления в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой, в том числе выбирать, назначать и заменять свой персонал согласно своим требованиям;

6) право производить, покупать, импортировать, экспортировать и распространять мировоззренческую и религиозную литературу, печатные и аудиовизуальные материалы и другие предметы, используемые для религиозной и иной деятельности;

7) право создавать частные школы и управлять ими, а также заниматься образовательной, культурной, благотворительной и социальной деятельностью;

8) право искать и получать добровольную материальную и финансовую помощь от физических и юридических лиц для обеспечения своей деятельности.[20]

3. Свобода совести и вероисповедания в современной России

3.1 Общие положения

Зафиксированные в Конституции РФ положения о свободе совести уже более десяти лет практически реализуются в деятельности государственных органов и в жизни религиозных объединений. На этот период пришлись активные усилия государства по разработке новых нормативных правовых актов, регулирующих деятельность религиозных объединений, по выстраиванию новых форм взаимоотношения между государством и конфессиями. Все это положительным образом сказалось и на общей ситуации с обеспечением прав человека, поскольку были устранены многие и многие конфликты

Конституция РФ в статье 28 гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания. Этот общий принцип раскрывается через законодательные акты обеспечивающие право человека на свободу совести и регулирующие деятельность религиозных объединений. Российская нормативная база в данной сфере, хотя и медленно, но постепенно приближается к общеевропейским стандартам. В частности, это проявилось и в том, что еще в 1995 г. Гражданский кодекс Российской Федерации выделил среди субъектов гражданских правоотношений некоммерческие организации (п. 1, 3 ст. 50 ГК РФ), к которым были отнесены и религиозные организации. Таким образом они были уравнены во всех отношениях со всеми другими общественными объединениями.

В настоящее время действует Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. 2 "О свободе совести и религиозных объединениях". Преамбула закона имеет важное политическое и конституционно-правовое звучание. Приведем ее полностью: «Федеральное Собрание Российской Федерации, подтверждая право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений, основываясь на том, что Российская Федерация является светским государством, признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, считая важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания, принимает настоящий Федеральный закон».

В преамбуле Закона следует особо отметить два фактора. Один заключается в том, что признается особая роль православия в истории России. Федеральное Собрание вместе с тем засвидетельствовало свое уважение к христианству, исламу, буддизму, иудаизму и иным религиям. Это не «ранжирование» религий, а именно учет степени их распространенности в Российской Федерации. Отсюда и второй фактор: содержание Закона свидетельствует о том, что никаких юридических преимуществ названные религии не имеют ни друг перед другом, ни перед иными религиями.[21]

Имея в виду то, что наше государство – федеративное и в разных его частях существуют и сосуществуют различные конфессии, названный ФЗ является актом прямого действия на всей территории РФ.

Ст. 2 Закона гласит, что законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции РФ, ГК, из данного ФЗ. В случае противоречия нормативных правовых актов субъектов РФ этому Федеральному закону по вопросам защиты права на свободу совести и свободу вероисповедания и по вопросам деятельности религиозных объединений действует указанный Федеральный закон.

В обеспечении равной защиты и гарантий при осуществлении религиозных прав можно выделить несколько направлений:

1. Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии.

2. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

3. Наказывается воспрепятствование осуществлению религиозных прав. Согласно ч. 6 ст. 3 ФЗ, воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются.

4. Тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему на исповеди.[22]

Нарушение законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях влечет за собой уголовную, административную и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.



Источник

Правонарушение Санкция

УК РФ, ст. 148

Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов – наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев[23]

КОАП РФ

Статья 5.26.

Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей; на должностных лиц – от трехсот до восьмисот рублей.[24]

Хотелось бы сказать, что надзор за исполнением законодательства РФ о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры Российской Федерации.[25] А институт Уполномоченного по права человека Она лишь способствует совершенствованию их работы в данной области, указывает на имеющиеся недостатки и проблемы, в том числе связанные с действием или бездействием тех или иных органов и должностных лиц, содействует реализации прав граждан перед лицом бюрократических структур.[26]

3.2 Отношения государства и религиозных объединений

Россия является светским государством, поэтому не может быть религий в качестве государственных, обязательных. Закрепленное в ст. 14 Конституции правило о том, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом, надо полагать, устраивает не только государство, но и сами религиозные объединения. Как раз при таком положении проявляется и обеспечивается их юридически равное положение в обществе и государстве.

Было бы неправильно спешить с выводом о том, что повышенное внимание опять же зависит от масштабности вероисповедания. Порой бывает прямо обратное: у больших конфессий в целом есть понимание своего места в государстве и в жизни людей; проблемы как раз возникают на отдельных территориях.

Федеральный закон устанавливает, что на основании конституционного принципа отделения религиозных объединений от государства, последнее не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии с убеждениями указанных лиц и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. Государство не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления. Оно не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит федеральному закону. Государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

Конечно, отношения государства и религиозных объединений нельзя представить как движение абсолютно не пересекающихся объектов. Поскольку между ними не могут не возникать различные контакты, государство обязано четко определить свое принципиальное исходное положение для всех возможных случаев.

Особенно важны следующие позиции.

Государство – единственная нормативно регулирующая инстанция для всех без исключения религиозных объединений. Иначе говоря, только от государства могут исходить обязательные нормы, определяющие исходный статус и основные правила «нахождения» в государстве и обществе любых вероисповедальных организаций.

Далее, государство – и достоинство нового Федерального закона в том, что он четко говорит об этом, – свойственными ему средствами создает условия нормальной деятельности религиозных объединений. В частности, в ч. 3 ст. 4 Закона установлено, что государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством РФ об образовании.

Федеральный закон 1997 г. предусматривает различные пути материального содействия государства выполнению функций религиозных объединений. Это может быть передача в собственность религиозных организаций имущества от государства (ч. 2 ст. 21). Подобная возможность должна учитываться в особенности потому, что в свое время многие объекты, принадлежавшие церкви, были национализированы и таким образом перешли в собственность государства. Сегодня данный канал пополнения собственности религиозных организаций используется достаточно широко.

Кроме того, согласно Закону, религиозные организации вправе использовать для своих нужд земельные участки, здания и имущество, предоставляемые им государственными, муниципальными, общественными и иными организациями и гражданами. Причем передача в пользование по функциональному назначению культовых зданий и сооружений с относящимися к ним земельными участками и иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, осуществляется безвозмездно (ч. 1 и 2 ст. 22).

Наконец, очень важно то, что государство оставило за собой функцию надзора и контроля за исполнением законодательства о свободе совести, вероисповедания и о религиозных объединениях. На основании ст. 25 Закона надзор за исполнением указанного законодательства возложен на органы прокуратуры РФ. А зарегистрировавший религиозную организацию орган осуществляет контроль за соблюдением ею устава относительно целей и порядка деятельности организации.

Так же, новый ФЗ повышает роль судебной защиты прав и интересов религиозных объединений. Любые шаги государственных органов, отказывающих в регистрации религиозной организации, препятствующих деятельности законно существующих религиозных объединений, а также действия, направленные на ликвидацию упомянутых объединений, могут стать предметом судебного разбирательства.

Следует также отметить, что в новом Федеральном законе достаточно внимания уделено принципам отношений государства и религиозных организаций в публичной сфере. Должностные лица органов государственной власти, других государственных органов и органов местного самоуправления, а также военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии.[27]

В свою очередь на основе конституционного принципа отделения религиозных объединений от государства Законом определено, что религиозное объединение: создается и осуществляет свою деятельность в соответствии с собственной иерархической и институционной структурой, выбирает, назначает и заменяет свой персонал согласно собственным установлениям; не выполняет функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления; не участвует в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления; не участвует в деятельности политических партий и политических движений, не оказывает им материальную и иную помощь.

Федеральный закон 1997 г. не запрещает участия членов религиозных объединений в общественно-политической жизни страны. Ч. 6 ст. 4 Закона предусматривает: «Отделение религиозных объединений от государства не влечет за собой ограничений прав членов указанных объединений участвовать наравне с другими гражданами в управлении делами государства, выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления, деятельности политических партий, политических движений и других общественных объединений».

3.3 Формы религиозных объединений

Религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций.

Религиозной группой в настоящем Федеральном законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

2. Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

3. Местной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая не менее чем из десяти участников, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

4. Централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций.[28]


Заключение

Свобода совести и вероисповедания понятие многогранное, сложное. На протяжении веков философы, историки и юристы вкладывали различный смысл в его теоретическое понимание.

В действующем законодательственаблюдается неопределенность терминологической конституционной конструкции, что может негативно сказаться на законотворческой деятельности и правоприменительной практике. Нельзя признать удачным установившееся в современном праве присутствие в одном контексте терминологически разных, но взаимосвязанных понятий «свобода совести» и «свобода вероисповедания». При этом разработчики законов и исследователи иногда противопоставляют эти понятия, а иногда используют как синонимы. «Свобода вероисповедания» лишь одна из составляющих понятия «свободы совести». Соотносятся как родовое и видовое понятия, как общее и частное. Свобода вероисповедания есть лишь элемент свободы совести, поскольку к свободе вероисповедания относится свобода выбора религии и свободы отправления религиозных обрядов. Свобода совести и вероисповедания предполагает, что никакая власть – ни государство, ни духовенство той или иной религии – не вправе вмешиваться в религиозную жизнь человека.

Юридическое содержание свободы совести состоит из следующих компонентов:

1. Право на определение своего отношения к вопросам свободы совести. Это емкое правомочие включает в свой состав право иметь, выбирать и менять, исповедовать (не исповедовать) религиозные или иные убеждения, в том числе право на внецерковную религиозность, право на религиозное, научно-материалистическое или иное мировоззрение, индифферентное отношение к религии и свободомыслию.

2. Право действовать в соответствии со своими убеждениями, включающее возможность распространять, проповедовать какое-либо вероучение, систему взглядов, убеждений, пропагандировать их, а также свободно отправлять культы, совершать религиозные обряды индивидуально или совместно с другими. Однако обеспечиваются данные права постольку, поскольку не нарушают общественного порядка и безопасности, нравственного здоровья граждан, не оскорбляют чувств граждан в связи с их отношением к религии.

3. Право на тайну своих религиозных или иных убеждений. Данное положение отражено в пункте 5 статье 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях, который определяет, что никто не обязан сообщать о своем отношении к религии.

4. Право на нейтральное отношение со стороны государства к законным формам проявления свободы совести. В указанном Федеральном законе этот элемент свободы совести проявляется в запрете должностным лицам государственной власти, государственных органов, органов местного самоуправления использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии, запрете сопровождать деятельность органов власти публичными религиозными обрядами и церемониями.

Нарушение законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях влечет за собой уголовную, административную и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Надзор за исполнением законодательства РФ о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры Российской Федерации. А институт Уполномоченного по права человека Она лишь способствует совершенствованию их работы в данной области, указывает на имеющиеся недостатки и проблемы, в том числе связанные с действием или бездействием тех или иных органов и должностных лиц, содействует реализации прав граждан перед лицом бюрократических структур.


Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты:

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г.)

2. Всеобщая декларация прав человека (принята резолюцией 217 А Ген. Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.)

3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 21 сент. 1970 г., 20 декабря 1971., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 19994 г.)

4. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ (в ред. От 28. 02.2008)

5. Постановление Верховного Совета РФ «О декларации прав и свобод человека и гражданина» от 22 ноября 1991 г. №1920–1

6. Конвенция Содружества Независимых государств о правах и основных свободах человека (Минск, 26 мая 1995 г.)

7. Гражданский Кодекс РФ от 30.11.1994 №51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994)

8. Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей 36/55)

9. Итоговый документ Венской встречи 1989 г. Представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшейся на основе положений Заключительного акта, относящихся к дальнейшим шагам после Совещания (Подписан 15 января 1989 г.)

10. Уголовный кодекс российской федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996.

11. Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30.12.2001 №195-ФЗ


Научная литература:

1. А.А. Гривцов. Свобода совести в ее историческом развитии. Конспект лекций. М., 1980 г.

2. М.В. Баглай, В.А. Туманов. Малая энциклопедия конституционного права. М., 2001 г.

3. С.А. Авакьян. Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт. М, 1999 г.

4. И.Н. Вишнякова. Конституционно-правовое регулирование свободы вероисповедания. М., 2000 г.

5. Л.А. Окуньков. Комментарии к Конституции РФ. М., 2001 г.

6. Л.А. Морозова. Основы государства и права: Учебник. – М, 2000 г.

7. Козлова, О.Е. Кутафин. Конституционное право России: Учебник. – М: Юристь, 2003 г.

8. В.Е. Чиркин. Конституционное право России: Учебник. – М: Юристь, 2003 г.

9. Козлова, О.Е. Кутафин. Конституционное право России: Учебник. – М: Юристь, 2003 г.

10. Небратенко О.О. Конституционное закрепление прав и свобод человека и гражданина. Рос-тов, 2004 г.

11. А.И.Ковлер. Антропология права. Учебник для вузов. М., 2002 г.

12. М.В. Баглай, Б.Н. Габричидзе. Конституционное право РФ: учебник для ВУЗов. – М., ИНФРА – М, 2000

13. «Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт» с.А. Авакьян // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – 1999. – №1

14. Мельникова Е.Н. «Реализация конституционного принципа свободы совести в России» (на материалах Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ)

15. «Российское объединение исследователей религии» _http: //www.rusoir.ru/print/


[1] А.А. Грицов. Свобода совести в ее историческом развитии. Конспект лекций. М., 1980г. П.Н. Дозорцев.

[2] П.Н. Дозорцев. Философско-правовые основы свободы совести в современной России. М., 2001 г

[3] М.В. Баглай, В.А. Туманов. Малая энциклопедия конституционного права. М., 2001г

[4] С.А. Авакьян. Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт. М, 1999г

[5] И.Н. Вишнякова. Конституционно-правовое регулирование свободы вероисповедания. М., 2000г

[6] Л.А.Окуньков. Комментарии к Конституции РФ. М., 2001 г.

[7] Л.А. Морозова. Основы государства и права: Учебник. - М, 2000 г

[8] Козлова, О.Е. Кутафин. Конституционное право России: Учебник. - М: Юристь, 2003 г.

[9] В.Е. Чиркин. Конституционное право России: Учебник. - М: Юристь, 2003г.

[10] Козлова, О.Е. Кутафин. Конституционное право России: Учебник. - М: Юристь, 2003 г.

[11] Небратенко О.О. Конституционное закрепление прав и свобод человека и гражданина. Рос-тов, 2004 г.

[12] А. Ковлер. Антропология права. Учебник для вузов. М., 2002 г.

[13] М.В. Баглай, Б.Н. Габричидзе. Конституционное право РФ: учебник для ВУЗов. – М., ИНФРА- М, 2000

[14] Е.И. Козлова, О.Е. Кутафин. Конституционное право России: Учебник. - М.: Юристы 2003

[15] В.Е. Чиркин. Конституционное право России: Учебник. - М: Юристь, 2003г 16 Л.А. Морозова. Основы государства и права: Учебник. - М., 2000г

[16] Л.А. Морозова. Основы государства и права: Учебник. – М., 2000 г.

[17] Е.И. Козлова, О.Е. Кутафин. Конституционное право России: Учебник. - М.: Юристь, 2003 г

[18] М.В. Баглай, Б.Н. Габричидзе. Конституционное право РФ: учебник для ВУЗов. – М., ИНФРА- М, 2000

[19] В.Е. Чиркин. Конституционное право России: Учебник. - М.: Юристь, 2003г.

[20] Л.А. Морозова. Основы государства и права: Учебник. - М., 2000 г

[21] «Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт» с.А. Авакьян // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – 1999.-№1

[22] Мельникова Е.Н. «Реализация конституционного принципа свободы совести в России» (на материалах Аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ)

[23] Уголовный кодекс российской федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

[24] Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ

[25] Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ (в ред. От 28. 02.2008)

[26] http://ombudsman.gov.ru/institut/institut.shtml

[27] «Российское объединение исследователей религии» _http: //www.rusoir.ru/print/

[28] Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ (в ред. От 28. 02.2008)