Преступления против личности

Преступления против жизни и здоровья. Преступления против половой неприкосновенности и свободы личности. Иные виды преступлений против личности. Преступления против личности - наиболее опасное по объекту посягательства видов преступление.

Содержание

Введение. 2

Глава I. Преступления против жизни и здоровья. 4

Глава II. Преступления против половой неприкосновенности и свободы личности 11

Глава III. Иные виды преступлений против личности. 17

Заключение. 26

Библиографический список. 27

Введение

Уголовный кодекс РФ 1996 года, реализуя положения Всеобщей декларации прав человека (ст. 3) и требования Конституции Российской Федерации об охране жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, личной неприкосновенности, защите частной жизни, чести и достоинства человека (статьи 20 23) важнейшей задачей считает охрану человека, его интересов от преступных посягательств.

Именно с раздела VII "Преступления против личности" начинается Особенная часть уголовного права. Родовым объектом включённых в данный раздел преступлений является личность, интересы личности, от самых важных и насущных жизни, здоровья, до менее важных интересов, связанных с клеветой, оскорблением и др.

В рамках родового объекта можно выделить указанные в законе видовые объекты, включающие близкие (тождественные) общественные отношения, охраняемые нормами, включёнными в главы раздела о преступлениях против личности УК РФ. Они классифицированы законодателем следующим образом: а) преступления против жизни и здоровья (глава 16 - статьи 105 - 125); б) преступления против свобод, чести и достоинства личности (глава 17 - статьи 126 - 130); в) преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (глава 18 - статьи 131 - 135); г) преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (глава 19 - статьи 136 - 149); д) преступления против семьи и несовершеннолетних (глава 20-статьи 150-157).

Актуальность рассмотрения темы работы определяется в первую очередь тревожной динамикой роста данного вида преступлений. По сравнению с предшествующим годом, в 2001 году отмечался рост наиболее опасных видов правонарушений, формирующих категорию преступлений против личности: убийств - на 5,5%, фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью - на 12,0%, похищения человека - на 9,8%, изнасилования - на 3,7%[1] . С другой стороны, вопросы уголовно-правовой квалификации преступлений против личности претерпевают изменения и после принятия нового Уголовного Кодекса. Так, Верховный Суд РФ неоднократно принимал постановления по вопросам уголовной квалификации наиболее опасных преступлений против личности, а последние изменения законодательства приходятся здесь на 2003 г.

При написании работы пришлось столкнуться с объективной трудностью, которая связана со значительным многообразием конкретных составов рассматриваемого отдела. Действительно, в УК РФ 1996 г. предусмотрено 53 статьи, устанавливающих уголовную ответственность за преступления против личности. Объемы курсовой работы не позволяют рассмотреть все эти статьи детально. Поэтому целью работы явилось выявление общих закономерностей уголовно-правовой характеристики преступлений против личности. Детализируется данная цель путем решения задач исследования – рассмотрения особенностей близких составов (представленных отдельными главами УК).

Тема работы включена в систематический курс особенной части уголовного права России и поэтому присутствует в учебной литературе. Посвящены ей и специализированные монографии, а также значительное количество публикаций в периодике. При написании работы были использованы лишь некоторые из них, относящиеся к последнему времени.

Глава I. Преступления против жизни и здоровья

Посягательства на жизнь и здоровье человека являются одним из наиболее тяжких и опасных преступлений, поскольку они наносят непоправимый (необратимый) вред важнейшим социальным ценностям - жизни человека. Именно поэтому статья 20 Конституции Российской Федерации допускает установление смертной казни за совершение таких преступлений.

Особую остроту уголовно-правовым средствам борьбы с преступлениями против жизни придают современные неблагоприятные процессы в динамике и структуре данных посягательств: увеличение количества умышленных убийств, применение для их совершения общеопасных и жестоких способов, увеличение убийств, обусловленных корыстными мотивами и т.п.

Уголовному законодательству известны следующие преступления против жизни: убийство (ст. 105 УК РФ), убийство матерью новорождённого ребёнка (ст. 106 УК РФ), убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ), причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ). Как видно из данного перечня большинство преступлений против жизни - это убийства, к ним примыкают такие преступления, как причинение смерти по неосторожности и доведение до самоубийства. В этих составах последствием является смерть человека (за исключением ст. 110 УК РФ, предусматривающей возможность покушения на самоубийство).

Объектом убийства, причинения смерти по неосторожности и самоубийства, являются жизнь человека, которая независимо от социальных, физиологических, криминологических и иных особенностей личности, -в равной мере охраняются уголовным законом. Жизнь человека отсчитывается от начала физиологических родов, до наступления естественной смерти человека, его биологической гибели, когда вслед за остановкой сердца прекращается кровоток, снабжение кислородом клеток мозга и необратимые процессы в нём. Установление момента начала жизни и наступления смерти имеет важное правовое значение, поскольку, например, покушение на плод может рассматриваться как причинение вреда здоровью беременной женщины, а посягательство, обращённое на труп при принятии его за живого человека, образует покушение на убийство. Таким образом установление "границ" жизни имеет важное значение. В современный период это также важная правовая, этическая и медицинская проблема, поскольку выявляются случаи использования трансплантации органов человека в случаях так называемой клинической смерти, когда не исчерпана потенциальная возможность "оживить" сердце, вернуть человека к жизни[2] .

С объективной стороны убийство, причинение смерти по неосторожности и самоубийство могут быть совершены как путём действия, так и бездействия. Действия в этом случае могут выражаться в непосредственном физическом воздействии виновного на потерпевшего (ранение, отравление и т.п.), так и опосредованного психического воздействия (угрозы, неожиданный испуг и т.п.), которые привели к противоправному лишению жизни другого человека или себя.

Следует иметь ввиду, что убийство, причинение смерти по неосторожности и самоубийство могут быть осуществлены как путём непосредственного причинения физического вреда, выражающегося в нарушении анатомической целостности организма, так и причинения такого вреда с использованием орудий или различных механических средств (топора, ружья, автомашины и т.п.).

Смерть может быть причинена и путём бездействия. Это возможно если на виновного специально возлагается обязанность не допустить причинение или наступление смерти (матери в отношении новорождённого ребёнка, водителя в отношении других участников движения, врача в отношении пациента и любого человека, если его жизни угрожает опасность и т.п.). Обязанность такая может быть возложена на виновного законом[3] , подзаконными нормативными актами, обычаями (традициями) или принятыми на себя обязанностями.

Субъектом указанных преступлений являются физические, вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста, за исключением статьи 105 УК РФ, субъектами которого выступают лица, достигшие 14-летнего возраста.

Субъективная сторона убийства предполагает умышленную форму вины (прямой или косвенный умысел), когда виновное лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало или сознательно допускало эти последствия, или относилось к ним безразлично.

В зависимости от формы вины и степени тяжести преступлений против жизни законодатель выделяет следующие преступления: 1) убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств (ч.1 ст. 105 УК РФ); 2) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ); 3) убийство при смягчающих обстоятельствах (льготные составы - статьи 106, 107, 108, 109 УК РФ).

В юридической литературе встречаются различные мнения по вопросу выделения ряда составов из данного перечня. Так, статья 106 УК (Убийство матерью новорожденного), по мнению этих авторов, нарушает принцип равенства граждан перед законом. Более того, убийство матерью беззащитной жертвы является, по их мнению, "более грубым нарушением закона", чем обычное убийство.

Однако, по справедливому возражению специалистов, эти доводы не убедительны, так как "жестокость" матери в большинстве случаев является иллюзией жестокости по сравнению с другими умышленными убийствами, если вникнуть в суть психологии формирования мотива убийства[4] . По свидетельству врачей, в послеродовой период у женщины наблюдаются психические расстройства, которые проявляются в форме неврозов, повышенной психологической лабильности, состоянии легкой депрессии и детерминированы эндокринными изменениями. Во время родов женщина может дойти до поступков самых невероятных и даже до самоубийства.

Другое дело, что спорным вопросом является промежуток времени после родов, в течение которого убийство матерью ребенка может быть квалифицировано по ст. 106 УК. Автор рассматриваемой статьи поддерживает мнение, согласно которому продолжительность этого состояния женщины следует определять в каждом конкретном случае с помощью специалистов, учитывая индивидуальные особенности женщины и условия психотравмирующей ситуации. Здесь необходима судебно-психологическая экспертиза.

Основной состав - ч.1 ст. 105, ст. 106, квалифицированный состав - 4.2 ст. 105 и льготные составы - ст. 107 и ст. 108 УК РФ с субъективной стороны предполагают умышленную форму вины. Умысел при этом может быть как прямой, так и косвенный. В первом случае речь идёт об осознании виновным факта посягательства на жизнь другого человека, предвидении реальной возможности или неизбежности наступления смерти в результате его действий и желание наступления этого преступного результата.

При косвенном умысле виновный осознаёт, что ставит в опасное состояние жизнь другого человека, предвидит, что в результате этого может наступить смерть, не желает, но сознательно допускает либо безразлично относится к её наступлению.

Следует иметь ввиду, что покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, когда деяние свидетельствовало, что лицо предвидело наступление смерти, желало её наступления, но смерть не наступила по причинам, не зависящим от воли виновного[5] .

Одним из наиболее распространённых квалифицирующих признаков составов преступлений против жизни и здоровья является совершение преступления с особой жестокостью. На практике наиболее часто данный квалифицирующий признак встречается по делам об убийстве при отягчающих обстоятельствах.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъяснил, что под особой жестокостью, в частности следует понимать нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. д.[6]

Признак особой жестокости, как разъяснил Пленум Верховного Суда России в названном постановлении наличествует и в тех случаях, когда к потерпевшему в процессе убийства применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой.

В судебной практике встречаются случаи, когда потерпевшего перед лишением жизни заставляют рыть себе могилу, иным способом глумятся над ним. В подобных случаях, даже если сам способ лишения жизни не был связан с особой жестокостью, действия виновного расцениваются как убийство с особой жестокостью.

Особая жестокость может быть связана не только со способом лишения жизни потерпевшего, но и с другими обстоятельствами, в частности, с совершением убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Возможны случаи, когда особая жестокость связана как со способом лишения жизни потерпевшего, так и совершением преступления в присутствии его близких. Подобные преступления представляют повышенную, а в ряде случаев исключительную опасность, что влияет не только на квалификацию содеянного, но и на меру наказания[7] .

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. внес существенные изменения в законодательство об ответственности за преступления против здоровья.

Во-первых, ответственность за их совершение стала более дифференцированной. Так, если УК 1960 г. включал помимо простого один квалифицированный состав умышленного тяжкого телесного повреждения (ч. ч. 1 и 2 ст. 108 УК 1960 г.), то действующий УК содержит описание основного, квалифицированного, и особо квалифицированного состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1, 2,3, ст. 111 УК 1996г.)

Во-вторых, в современном уголовном законодательстве ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью существенно усилена. Особенно это касается квалифицированного (ч. 2 ст. 111 УК) и особо квалифицированного состава указанного преступления (ч. 3 ст. 111 УК). Что касается преступления предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, то верхний предел санкции за его совершение установлен такой же как за "простое" убийство, т.е. без смягчающих и отягчающих обстоятельств - 15 лет лишения свободы.

В-третьих, дифференциация ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью выражается в существенном расширении количества квалифицирующих данное преступление признаков. Квалифицирующие признаки, указанные в ч. ч. 2 и 3 ст. 111 УК, в аналогичной норме УК 1960 г. (ч. 2 ст. 108) отсутствовали (за исключением такого как причинение тяжких телесных повреждений путем действий, носящих характер мучения или истязания).

Как показывает судебная практика, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является самым распространенным посягательством на личность. По статистическим данным Минюста России за данное преступление осуждается 26% от общего числа осужденных за преступления против жизни и здоровья. Основная масса виновных в данном преступлении (66,8%) осуждается по ч. 1 ст. 111 УК, 14,4% - по ч. 2 ст. 111 УК, 2,6% по ч. 3 ст. 111УК, 16,2% - по ч.4 ст. 111УК[8] .

Анализируя карательную практику за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью следует иметь в виду, что диспозиция ч. 1 ст. 111 УК 1996 г. сформулирована очень широко. Как причинение тяжкого вреда здоровью закон расценивает и причинение вреда здоровью, опасного для жизни и потерю зрения, речи, слуха и неизгладимое обезображение лица и наступление стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть и т.д.

Вместе с тем, как представляется некоторым исследователям[9] , действующая редакция ч. 1 ст. 111 УК сформулирована чрезмерно широко, поскольку охватывает различные, так сказать, варианты причинения тяжкого вреда здоровью, существенно отличающиеся по своей общественной опасности. В этой связи представляется целесообразным предусмотреть в законе, что основной состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК) должен охватывать лишь случаи причинения вреда здоровью опасного для жизни, но не повлекшие иных последствий.

Глава II. Преступления против половой неприкосновенности и свободы личности

Разновидностью преступлений против личности являются общественно опасные посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу человека. Такие посягательства наносят вред нормальным взаимоотношениям между полами, сопряжены с насильственным удовлетворением половых влечений, либо с действиями сексуального характера в отношении малолетних или несовершеннолетних лиц. Именно поэтому они нередко называются половыми преступлениями.

Видовым объектом преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность и половую свободу личности. Непосредственным объектом выступают отношения, связанные с посягательством на половую неприкосновенность и половую свободу конкретной личности, нарушенные общественно опасным действием.

С объективной стороны все преступления данного вида, совершаются путём действия и относятся к группе формальных составов (исключение составляют действия, обозначенные пунктами "а", "б", "в", "г" части 2 и пунктами "а", "б", "в" части 3 статьи 131 У К РФ, для квалификации по которым, необходимо обязательно устанавливать наступившие последствия).

Субъектом указанных преступлений являются физические вменяемые лица достигшие 14 - летнего возраста за изнасилование (ст. 131 У К), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК), за остальные преступления ответственность наступает с 16 - летнего возраста.

С субъективной стороны рассматриваемые посягательства предполагают прямой умысел, мотивы не имеют существенного значения при квалификации преступных действий.

Половые преступления в зависимости от непосредственного объекта можно подразделить на две группы: а) посягательства на половую свободу и половую неприкосновенность взрослого человека: статьи 131, 132 УК (за исключением пунктов "д" частей 2 и пунктов "в" частей 3), ст. 133 УК; б) посягательства на нравственное и физическое здоровье малолетних и несовершеннолетних, их половую свободу и половую неприкосновенность: пункты, "д" частей 2 и пункты "в" частей 3 ст. 131 и ст. 132, ст. 134, УК.

Особенностями составов, входящих в группу преступлений, посягающих на половую свободу и половую неприкосновенность взрослого человека является то, что при наличии непосредственного объекта преступного посягательства - половой свободы и половой неприкосновенности, потерпевшими от изнасилования в соответствии со ст. 131 УК могут быть только женщины, в то время как при насильственных действиях сексуального характера (ст. 132 УК) и при понуждении к действиям сексуального характера (ст. 133 УК) потерпевшими могут быть лица мужского и женского пола.

Объективная сторона преступления при изнасиловании состоит в насильственном половом сношении с женщиной против её воли и согласия или угрозе применения насилия для удовлетворения полового желания (ст. 131 УК), либо в совершении мужеложства, лесбиянства, иных насильственных действий сексуального характера, то есть действий, по удовлетворению полового желания к лицам одного пола, если они совершались с применением насилия, угрозы насилия или с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего) - ст. 132 УК, либо в понуждении лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера путём шантажа, угрозы уничтожения, повреждения или изъятия имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшей (потерпевшего) - ст. 133 УК.

Под изнасилованием (ст. 131 УК) понимается насильственное половое сношение с женщиной вопреки её воле и согласию. Обман или злоупотребление доверием женщины не могут образовать понятия насильственного полового сношения.

Под насильственными действиями при изнасиловании понимаются любые формы физического воздействия на женщину (связывание, удержание, побои, причинение вреда здоровью лёгкой или средней тяжести). Угрозы применения насилия - это такое воздействие, которое может перерасти в физическое воздействие с целью сломить сопротивление женщины, препятствующей удовлетворению полового желания. Насилие может быть применено как к самой потерпевшей, так и к иным близким к ней лицам.

Беспомощное состояние потерпевшей при изнасиловании может выражаться в том, что она: 1) не могла понимать характера и значение совершаемых действий в силу своего физического или психического состояния (малолетства, душевного расстройства, беспамятства или иного болезненного состояния); 2) понимала характер совершаемых в отношении её действий, но не могла оказать сопротивления виновному (физические недостатки, сильное опьянение и т.п.). Виновный же должен осознавать беспомощное состояние потерпевшей, вне зависимости от того привёл ли он сам потерпевшую в такое состояние или потерпевшая уже находилась в беспомощном состоянии.

Под понуждением (ст. 133 УК) лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера понимаются побуждающие, подталкивающие к половому сношению деяния. В качестве побуждающих действий используются шантаж - угроза оглашения позорящих виновного сведений, угроза уничтожения имущества - то есть приведение его в полную негодность, угроза повреждения имущества - то есть значительное ухудшение его качеств или угроза изъятия имущества - то есть изъятие его из пользования.

Под материальной зависимостью потерпевшего от виновного понимается иждивение (содержание), иное его материальное благополучие. Иную зависимость может образовать служебная зависимость (подчинённость по службе). Все перечисленные виды зависимости могут образовать объективную сторону состава преступления, если это не просто предложение к удовлетворению полового желания или предложения предоставления льгот, поблажек, особых условий и других улучшений по сравнению с ранее действующим положением, а действия направленные на ущемление или лишение прав потерпевшей (потерпевшего).

Все рассматриваемые преступления сформулированы в законе как формальные составы и потому, начало обозначенных выше действий полового характера образуют оконченное преступление.

Квалифицирующими признаками в статьи 131, 132 УК являются: а) совершение изнасилования неоднократно то есть двух и более аналогичных преступлений или совершение таких действий лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера неоднократно или совершение таких действий лицом, ранее совершавшим изнасилование (пункт "а" части 2, статьи 131 УК); б) совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера группой лиц. группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (пункт "б", части 2, статьи 131, 132 УК)[10] . Признаки указанных форм соучастия приведены в частях 1 - 3 ст. 35 УК. Групповым будет и изнасилование в ходе согласованных действий при физическом или психическом (угрозе) воздействии в отношении нескольких женщин, хотя половой акт совершается каждым из соучастников только с одной из женщин.

Способствование изнасилованию иными способами, например, созданием условий, предоставлением помещения и т.п. не образует состав группового изнасилования, а должно квалифицироваться как соисполнительство[11] .

Субъективная сторона преступлений, предусмотренных статьями 131, 132 и 133 УК характеризуется прямым умыслом. Виновный (виновная) осознаёт, что совершает изнасилование, насильственные действия сексуального характера или понуждение к таким действиям и с применением физического насилия, угроз им использования беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего), желает совершения таких действий или понуждает путём шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшей (потерпевшего), желает склонить к таким действиям.

Субъектом преступления по ст. 131 УК может быть физическое, вменяемое лицо мужского пола, достигшее 14-летнего возраста; по ст. 132 УК лица мужского или женского пола достигшие 14-летнего возраста; по ст. 133 УК - также лица мужского или женского пола, достигшие 16-летнего возраста.

Объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения защищающие нравственное и физическое здоровье, половую свободу и половую неприкосновенность малолетних и несовершеннолетних.

Преступления, посягающие на нравственное и физическое здоровье малолетних и несовершеннолетних, их половую свободу и половую неприкосновенность имеют более высокую степень общественной опасности в силу возраста потерпевших и определённого психологического эффекта преступления, перенесённого на будущую жизнь. В силу этого изнасилование, насильственные действия сексуального характера, развратные действия наносят вред нравственному и физическому здоровью подростков, а также посягают на половую свободу и половую неприкосновенность этих групп населения.

Не случайно Государственная Дума РФ в 2003 г. приняла поправки в Уголовный кодекс РФ, ужесточающие ответственность "за нравственное растление, сексуальное совращение и эксплуатацию несовершеннолетних". В поправках предусмотрено повышение с 14 до 16 лет возраста потерпевших от сексуального насилия и других преступлений "против половой неприкосновенности", которые теперь будут наказываться вплоть до лишения свободы на 5 лет. В случае, если растлителем окажется родитель, педагог или другой работник образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, он будет лишен свободы на срок до 7 лет и лишен права заниматься педагогической деятельностью на срок до 3 лет или без такового. Кроме того, устанавливается ответственность "за распространение, демонстрации или рекламирование среди несовершеннолетних порнографических или иных материалов или предметов, способствующих половому возбуждению потерпевших"[12] .

Одновременно с этим Государственная Дума отклонила законопроект (депутат Райков Г.И. и др.), согласно которому в Уголовный Кодекс возвращалась статья об уголовной ответственности за мужеложство по обоюдному согласию. Как представляется, здесь законодатель справедливо рассудил, что введение подобной уголовной ответственности означает ни что иное, как вмешательство в личную жизнь граждан.

Глава III. Иные виды преступлений против личности

Глава об ответственности за преступления против свободы, чести, достоинства личности выделена впервые в отечественном уголовном законодательстве, хотя составы преступлений, ныне вошедшие в эту главу, имелись и в УК 1960 г. Выделение рассматриваемой главы и отнесение её к разделу о преступлениях против личности, которым открывается Особенная часть нового УК, вытекает из конституционных положений об охране свободы, чести, доброго имени, достоинства личности (например, статьи 21 - 21 Конституции РФ).

Составы преступлений, предусмотренные главой 17, внутренне взаимосвязаны. В частности, посягательства на свободу человека, конечно, унижают его честь и достоинство. Вместе с тем, всё же можно выделить две группы составов, основным непосредственным объектом которых являются: а) личная свобода (статьи 126 - 128); б) честь и достоинство человека, включая оценку его личности окружающими и им самим (статьи 129, 130). Значение, которое законодатель придаёт уголовно-правовой защите личной свободе, чести и достоинства, видно из того, что подавляющее большинство соответствующих деяний относятся к преступлениям средней тяжести или тяжким. Это и понятно, так как указанные нормы носят и конвенциальный характер, соответствуя Всеобщей Декларации прав человека и Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

В группу преступлений против свободы личности включены похищение человека, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар.

Под похищением (ст. 126 УК) понимается завладение человеком против его воли, захват, в результате которого он попадает в распоряжение похитителей. Для квалификации деяния как похищения, способ действия не имеет значения: обман, насилие, не опасное для жизни и здоровья (применение опасного насилия является квалифицирующим обстоятельством). Но во всех случаях похищаемому навязывается воля похитителя, ограничивается свобода передвижения и вообще возможности произвольного поведения. По общему правилу похищение переходит затем в удержание похищенного лица в соответствии с целями виновного. Но при всех условиях похищение признаётся оконченным с момента захвата похищенного лица, т.е. оно не относится к длящимся или продолжаемым преступлениям.

Законодатель не связывает квалификацию рассматриваемого деяния с указанием на цель и мотив похищения (за исключением упоминания о корыстных побуждениях). Но их надо обязательно устанавливать для индивидуализации наказания, а в ряде случаев - например, когда похищение осуществлено с целью вымогательства, сексуальной эксплуатации, из хулиганских или садистских и т.д. - для решения вопроса о квалификации по совокупности.

На сегодняшний день актуальность проблемы незаконного ограничения свободы не вызывает сомнений. Данная проблема является многосторонней. Она требует комплексного подхода в ее разрешении, поскольку зачастую данный вид организованной преступной деятельности имеет транснациональный характер, что осложняет борьбу с этим явлением в рамках одного государства.

На настоящий момент уголовное законодательство России не позволяет в полной мере направить деятельность правоохранительных органов на путь борьбы с данным явлением, особенно со случаями внешней торговли людьми. В частности, для обозначения деяний сопряженных с перевозкой людей и их эксплуатацией, некоторыми исследователями предлагается использовать специальный термин – «криминальная эксплуатация»[13] . Это мотивируется тем, что общественно-опасные деяния, связанные с перевозкой и эксплуатацией людей – явление многосложное. Наверное, поэтому, когда говорят о данной проблеме, используют самые разнообразные термины: это и наиболее часто используемый термин - торговля людьми, и работорговля, сексторговля, контрабанда людьми, иногда используется термин - незаконная миграция.

Однако, анализируя содержание явления, можно однозначно сказать, что криминальная эксплуатация людей включает в себя две основные составляющие: легальное или нелегальное перемещение и эксплуатацию людей с помощью различных форм принуждения.

Использование такого термина, как торговля людьми, для обозначения проблемы, ведет к неверному представлению о ней, поскольку данный термин сужает ее содержание.

К преступлениям против чести и достоинства личности УК РФ относит “оскорбление” и “клевету”. Согласно ст.130 УК РФ под оскорблением понимается унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Это деяние наказывается штрафом в размере до ста МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев. Квалифицирующем признаком данного состава является оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. При оскорблении, унижение чести и достоинства выражается в отрицательной оценке личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в глазах окружающих, наносит обиду. Оскорбление выражается в неприличной, т.е. циничной форме, глубоко противоречащей правилам поведения, принятым в обществе (например, в форме ругательств, нецензурных прозвищ, бранных слов).

Другой состав преступления, но с тем же видовым объектом посягательства, - клевета.

Согласно ст.129 УК РФ, клевета - это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. В отличие от клеветы, при оскорблении не имеет значения соответствует ли действительности отрицательная оценка личности потерпевшего. Уголовная ответственность за клевету и оскорбление предусматривается с 16-летнего возраста.

Клевету надо отличать от диффамации, то есть распространение сведений, подрывающих репутацию лица, но соответствующих действительности. Наше законодательство не предусматривает диффамацию в качестве самостоятельного состава преступления. Но она может явиться способом совершения таких преступлений, как вымогательство, доведение до самоубийства, нарушение неприкосновенности частной жизни и т.д.

Глава о преступлениях против чести и достоинства личности замыкается ст. 130 УК "Оскорбление". Как и норма об ответственности за клевету, данная норма является одной из уголовно-правовых гарантий положений Конституции РФ, международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о Защите прав человека и основных свобод относительно охраны чести, достоинства, доброго имени человека и гражданина.

Оскорбление, по определению закона, есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Указание на последний признак состава, по-видимому, направлено против избыточного расширения уголовной ответственности за чрезвычайно распространённое в быту, но фактически малозначительные по содержанию и последствиям оскорбительные выражения. Уголовная ответственность имеется в виду для действий оскорбителя, нарушающих элементарные нормы приличия, особо унизительные для оскорблённого. Для демонстрации своей унижающей оценки оскорбляемого лица и его поведения, виновный использует нецензурные выражения, вульгарные эпитеты, непристойные жесты, такие действия, как пощёчины, плевки, таскание за волосы, опрокидывание в грязь и т.д. Оскорбление может быть нанесено и в письменной форме или в форме рисунка.

Новый кодекс выделил некоторые специальные нормы об ответственности за оскорбление, исходя из необходимости обеспечить особую защиту чести и достоинства некоторых должностных лиц с учётом их функций в обществе. Например, ст. 297 УК говорит об ответственности за неуважение к суду. При наличии специальной нормы деяние квалифицируется по ней, а не по общей норме об ответственности за оскорбление.

Реализуя положения Конституции Российской Федерации, Уголовный кодекс в качестве приоритетной задачи выделяет охрану прав и свобод человека и гражданина (статья 2 УК). В главе 19 УК объединены уголовно-правовые нормы о преступлениях, посягающих на конституционные права и свободы человека и гражданина. Безусловно в данной главе помещены не все нормы, охраняющие права и свободы человека и гражданина поскольку, например, жизнь, здоровье охраняются нормами, включёнными в главу 16, интересы собственности нормами, включёнными в главу 21 и др. Все охраняемые уголовным законом конституционные права и свободы человека и гражданина, несмотря на их разобщённость по главам, образуют видовой объект преступления - совокупность конституционных прав и свобод.

Непосредственный объект - конкретное конституционное право или предоставленная законом свобода, на которую посягает конкретное преступление. В ряде составов имеются дополнительные объекты, о которых, применительно к конкретным статьям, речь пойдёт ниже.

Объективная сторона преступлений выражается в действии, реже бездействии, больше половины включённых в главу норм являются формальными составами, часть как составы материальные. В первом случае начало преступных действий, образуют оконченное преступление, во втором случае необходимо устанавливать взаимосвязь общественно опасного деяния (действия или бездействия), наступившие общественно опасные последствия и причинную связь между ними.

Обязательным признаком нескольких статей (ст.ст. 139, 142 УК) является способ совершения преступления.

Субъектом преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В ряде составов преступлений - субъект специальный, например, должностное лицо.

Субъективная сторона преступлений, посягающих на конституционные права и свободы. Они совершаются с прямым или косвенным умыслом, лишь одно преступление (статья 143 УК), может быть совершено по неосторожности - легкомыслию или небрежности.

Мотив преступлений в качестве обязательного признака указан только в статьях 137, 145 УК, в остальных составах его установление не обязательно.

Цель преступления не является обязательным признаком рассматриваемых составов.

В зависимости от сферы конституционного права, или предоставленной свободы, формируются непосредственные объекты преступления. По этому признаку традиционно выделяют три группы преступлений: а) посягающие на политические права и свободы (статьи 136, 141, 142, 144, 149 УК); б) посягающие на социально-экономические права и свободы (статьи 143, 145, 146, 147 УК); в) посягающие на личные права и свободы (статьи 137, 138, 139, 140, 148 УК).

Следует отметить, что в судебной и следственной практике часто возникают затруднения при квалификации преступления, предусмотренного данным разделом УК РФ. Так, например, определенные затруднения вызывает отграничение преступных нарушений правил охраны труда от смежных деяний (ст. 143). Это не в последнюю очередь объясняется крайне редким применением рассматриваемых статей на практике. Так, по официальным данным Верховного Суда РФ количество осужденных по ст. 143 УК в 1999 году составило всего 263 человека, в 2000 году – 205 человек, а в 2001 – 487 человек[14] .

Глава 20 "преступления против семьи и несовершеннолетних, включённая в раздел VII "Преступления против личности" У К 1996 г. ранее отсутствовала в отечественном уголовном законодательстве, хотя часть её норм имелась и ранее. Выделение главы и её место в Кодексе подчёркивает приоритетный характер уголовно-правовой борьбы против преступлений данной категории.

В литературе сделана попытка разграничить содержание главы 20 УК на две группы: преступления против несовершеннолетних и преступления против семьи.[15] Однако, как представляется, эта попытка не вполне удачна: деяния, отнесённые к первой группе, например, вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий в своём большинстве направлены и против интересов правильного воспитания детей в семье; с другой стороны деяния, отнесённые ко второй группе, например, подмена ребёнка, затрагивают интересы не только семьи, но и детей. Поэтому большинство специалистов придерживается иной классификации. Он исходит из признания преступлений, ответственность за которые предусмотрена главой 20, как посягающих по общему правилу одновременно и на интересы несовершеннолетнего и на интересы семьи.

Ст. 150 УК, устанавливающая ответственность за вовлечение в совершение преступления, во многом усовершенствована по сравнению со сходной нормой ранее действовавшего законодательства. Устранено приравнивание вовлечения в преступление и в другие антиобщественные действия, так как эти виды вовлечения имеют разную степень опасности. На законодательном уровне решён вопрос о субъекте вовлечения: им может быть только совершеннолетний. Впервые выделен ряд квалифицирующих обстоятельств, наличие которых значительно усиливает ответственность. Если деяния, предусмотренные основным составом вовлечения, являются преступлениями средней тяжести, то вовлечение, осуществлённое лицами, несущими обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, рассматривается как тяжкое преступление; так же оценивается и вовлечение в преступную группу либо в совершение тяжкого (особо тяжкого) преступления.

Основным объектом данного преступления является нормальное нравственное и физическое развитие несовершеннолетнего. Данное преступление обладает повышенной опасностью для общества, так как вовлечение взрослыми несовершеннолетних в преступную деятельность не только расширяет круг правонарушителей, но и оказывает развращающее воздействие на неокрепшую психику подростков, нарушает их нормальное нравственное развитие, прививает искаженные ценностные ориентиры. Поэтому и в тех случаях, когда виновный вовлекает в совершение преступления подростка, не достигшего 14-летнего возраста, также необходимо действия такого лица квалифицировать по ст. 150 УК. И окончательная квалификация действий вовлекателя должна быть по совокупности преступлений: по ст. 150 УК (за вовлечение) и, например, в случае кражи - по ч. 1 ст. 158 УК России.

Уголовно-правовое регулирование ответственности и наказания за вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, проституцию, бродяжничество, попрошайничество) имеет много общего с регулированием ответственности и наказания за вовлечение в преступление. И в этих случаях речь идёт о посягательствах на интересы правильного развития и воспитания несовершеннолетнего, на права и обязанности родителей или заменяющих их лиц. Рассматриваемая норма (ст. 151 УК) как и предыдущая относится к числу конвенциальных, то есть вытекающих из международно-правовых обязательств страны. Выделяются те же обстоятельства в качестве квалифицирующих, что и в ст. 150 УК (разумеется, за исключением содержащихся в последней указаний на тяжесть преступления, в которое вовлекается несовершеннолетний. В ст. 151 УК воспроизводится указание на взрослость вовлекателя, но оно, конечно, имеется в виду. Так же как и требование, чтобы взрослый либо знал, либо мог и должен был знать возраст вовлекаемого лица.

Ответственность по ст. 156 УК РФ возникает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности. Ни Семейный кодекс Российской Федерации, ни другой какой-либо международный или федеральный нормативный акт не определяют четких границ надлежащего воспитания. Уголовный же кодекс Российской Федерации оперирует этим понятием и предусматривает ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. По мнению некоторых авторов, необходимо конкретизировать границы ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего или, что более проще и реальней, вообще исключить из диспозиции статьи данный термин, оставив только "неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего"[16] .

Заключение

Преступления против личности - один из наиболее опасных по объекту посягательства видов преступлений. Преступления против личности - это такие виновные противоправные деяния, которые прямо и непосредственно направлены на причинение вреда человеку, его жизни, здоровью, свободе, чести, достоинству.

В действующем Уголовном кодексе РФ последовательно проведен принцип приоритета общечеловеческих ценностей, он ориентирован на максимальное обеспечение безопасности личности, всемерную охрану жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод граждан, их неприкосновенность. Всего в УК имеют место 53 статьи, предусматривающих ответственность за данный вид преступлений (что гораздо больше, чем в предыдущем УК). Они подразделяются на 5 глав:

· преступления против жизни и здоровья: убийство, доведение до самоубийства, побои, истязание и др.;

· преступления против свободы, чести и достоинства личности: похищение человека, клевета, оскорбление;

· преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности: изнасилование, развратные действия и др.;

· преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина: нарушение равноправия граждан, нарушение неприкосновенности жилища и др.;

· преступления против семьи и несовершеннолетних: торговля несовершеннолетними, подмена ребенка и др.

Однако вопросы уголовно-правовой квалификации преступлений против личности нельзя считать закрытыми. Процесс доработки соответствующего законодательства – важная прерогатива отечественного законодателя.

Библиографический список

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63–ФЗ. – М., 1996.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ: "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" от 22 декабря 1992 г. // Бюллетень ВС РФ. - 1993.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень ВС РФ. – 1999.

4. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993г. №11 "О судебной практике по делам об изнасиловании" // Бюллетень ВС РФ. – 1993.

5. Бородин С. В. Преступления против жизни. - М.: Юридический центр Пресс, 1999.

6. Ветров Н.И. Уголовное право. Общая и особенная часть. – М.: Юрайт, 1999.

7. Здравомыслов Б.В., Красиков Ю.А., Рарог А.И. Уголовное право. – М.: Манускрипт, 1997.

8. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под общей редакцией Скуратова Ю. И. и Лебедева В. М. - М.: Вердикт, 1996.

9. Наумов А. В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М.: Зерцало, 1996.

10. Новое Уголовное право России / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. – М.: Зерцало, 1996.

11. Преступность и реформы в России / Под ред. д.ю.н., проф. А.И. Долговой. — М.: Криминологическая ассоциация, 2003.

12. Галикбаров Р. Как квалифицировать убийства и изнасилования, совершенные групповым способом. // Российская юстиция. – 2000. – № 10. – С. 67-69.

13. Госдума ужесточает уголовную ответственность за растление детей // http://www.moral.ru/news/03_0621_ zakonoproekt.htm

14. Зиядова Д. Уголовно-правовые меры охраны развития и социализации подростков // Уголовное право. – 2003. - № 1. – С. 54-60.

15. Константинов П. Уголовная ответственность за истязание // Законность. – 2000. - № 4. – С. 37-40.

16. Сердюк Л. Детоубийство: вопросы правовой оценки. // Российская юстиция. – 2003. – № 11. – С. 43-45.

17. Татарников В.Г. О совершенствовании законодательства об уголовной ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью // СибЮрВестник - http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/19994/ tatarnikov.html

18. Татарников В.Г. Способ совершения преступления как квалифицирующий признак тяжких и особо тяжких преступлений против личности // СибЮрВестник. http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/ 20002/tatarnikov.html

19. Шакин В.Б. Понятие криминальной эксплуатации людей. Криминальная эксплуатация в уголовном законодательстве России // СибЮрВестник. http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/20013/shakin.html


[1] Преступность и реформы в России / Под ред. д.ю.н., проф. А.И. Долговой. — М.: Криминологическая ассоциация, 2003. С. 7.

[2] Бородин С. В. Преступления против жизни. - М.: Юридический центр Пресс, 1999. С. 12.

[3] См. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья населения от 22 июля 1993г. № 5487 1.

[4] См.: Сердюк Л. Детоубийство: вопросы правовой оценки. // Российская юстиция. – 2003. - № 11. – С. 43.

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ: "О судебной практике по делам об умышленном убийстве". от 22 декабря 1992 г. // Бюллетень ВС РФ. - 1993.

[6] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень ВС РФ. – 1999.

[7] См.: Татарников В.Г. Способ совершения преступления как квалифицирующий признак тяжких и особо тяжких преступлений против личности // СибЮрВестник. http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/ 20002/tatarnikov.html

[8] Татарников В.Г. О совершенствовании законодательства об уголовной ответственности заумышленное причинениетяжкого вреда здоровью // СибЮрВестник - http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/19994/ tatarnikov.html

[9] Там же.

[10] См.: Галикбаров Р. Как квалифицировать убийства и изнасилования, совершенные групповым способом. // Российская юстиция. – 2000. – № 10. – С. 67.

[11] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993г. №11 "О судебной практике по деламоб изнасиловании" // Бюллетень ВС РФ. – 1993.

[12] Госдума ужесточает уголовную ответственность за растление детей // http://www.moral.ru/news/03_0621_ zakonoproekt.htm

[13] Шакин В.Б. Понятие криминальной эксплуатации людей. Криминальная эксплуатация в уголовном законодательстве России // СибЮрВестник. http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/20013/shakin.html

[14] Бюллетень ВС РФ. 1999-2001 гг.

[15] См. Новое уголовное право России. Особенная часть. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. - М., 1996, С. 91.

[16] См.: Зиядова Д. Уголовно-правовые меры охраны развития и социализации подростков// Уголовное право. – 2003. - № 1. – С. 54-60.