Процессуальное положение прокурора в судебном заседании

Проблема определения процессуального статуса прокурора в судебном заседании по уголовному делу. Участие прокурора в начале судебного следствия, допросах подсудимого, потерпевшего и свидетелей, в исследовании вещественных и других доказательств.

ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра уголовного процесса и криминалистики

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ

Курсовая работа

студента 4 курса

заочного отделения

Демидова Антона Сергеевича

Научный руководитель:

Доктор юридических наук

Борисевич Г. Я.

Г. Пермь 2003


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1: Проблема определения процессуального статуса прокурора в судебном заседании по уголовному делу

Глава 2: Участие прокурора в подготовительной части судебного разбирательства и на судебном следствии

2.1 Участие прокурора в подготовительной части судебного разбирательства

2.2 Участие прокурора в исследовании доказательств на судебном следствии

1. Участие прокурора в начале судебного следствия

2. Участие прокурора в допросах подсудимого, потерпевшего и свидетелей

3. Участие прокурора в исследовании вещественных и других доказательств

4. Оглашение документов

Заключение

Библиография

Введение

12 января 1722 г. император Петр ! издал Указ об учреждении прокуратуры как высшего надзорного органа государства. Прокуратура существует в России 281 год, в течение разных временных периодов в ее истории были свои трудности. Однако, как показывает опыт прошлого и реальность настоящего, правильность выбора Петром прокуратуры как универсального органа по надзору за законностью подтвердилась с течением времени.

В центре работы прокуратуры стоит прежде всего охрана конституционных прав и свобод человека и гражданина. Органы прокуратуры осуществляют надзор за исполнением законов органами государственной власти, органами местного самоуправления, военного управления, контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

В сферу деятельности прокуратуры входит надзор за соответствием законодательных актов, издаваемых исполнительной властью всех уровней, законностью судебных решений по уголовным и гражданским делам, за соблюдением прав задержанных, арестованных, осужденных и отбывающих наказание граждан, надзор за следствием, дознанием и оперативно – розыскной деятельностью. Прокуратура располагает своим следственным аппаратом, в компетенции которого находятся наиболее сложные умышленные преступления.

В дискуссиях на тему реорганизации прокуратуры довольно часто ставился и ставится вопрос об ограничении полномочий органов прокуратуры, сведении функций этих органов только лишь к поддержанию государственного обвинения по уголовным делам.

Однако практика показывает, что прокуратура в настоящее время является необходимым и важным органом, который в сложных социально – экономических условиях современной жизни продолжает успешно работать, сохраняя свой высокий авторитет органа надзора за законностью. В прокуратуру могут обратиться с жалобой о нарушении своих законных прав и интересов любой гражданин или организация.

Можно с уверенностью утверждать, что прокуратура успешно справляется с задачей надзора за законностью, и ее существование необходимо в интересах государства и общества.

Роль прокурора в уголовном процессе за весь период существования прокуратуры была очень важна.

Процессуальное положение прокурора в судебном разбирательстве по уголовному делу обсуждалось в советской юридической литературе в работах Ю.В. Кореневского, В.И. Баскова, В. Н. Точиловского, И.Л. Петрухина, С.И. Гусева.

В настоящее время, в связи с важным событием судебно – правовой реформы - принятием нового Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации, вступившего в действие с 1 июля 2002 г., роль прокурора в уголовном процессе существенно возросла и усложнилась.

УПК РФ, закрепив ведущую роль прокурора в уголовном преследовании, ввел новые процедуры судопроизводства, которые требуют существенного повышения качества поддержания государственного обвинения и повышения профессионального уровня государственных обвинителей.

Одним из главных принципов уголовного судопроизводства стала состязательность сторон.

Бремя доказывания вины подсудимого возложено исключительно на сторону обвинения, что обязывает прокурора – государственного обвинителя тщательно готовиться к участию в судебном разбирательстве. Отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения является обязательным для суда.

Прокуроры обязаны участвовать в судебном разбирательстве всех уголовных дел публичного и частно – публичного обвинения.

Введена стадия предварительного слушания уголовного дела, в которой рассматриваются вопросы как назначения судебного разбирательства, так и допустимости доказательств. Отменен институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования.

Право апелляционного и кассационного обжалования приговоров, не вступивших в законную силу (внесение представлений), предоставлено только государственным обвинителям, участвовавшим при рассмотрении данных уголовных дел. По новым нормам УПК РФ в этих стадиях возможно непосредственное исследование имеющихся и вновь представленных доказательств.

По отдельным категориям дел вводится особый порядок принятия судебного решения с согласия прокурора.

Изменен не только процессуальный порядок, но и суть пересмотра приговоров в порядке надзора. Они могут быть пересмотрены только в сторону улучшения положения осужденного.

Эти и иные новации закона требуют от прокуроров - государственных обвинителей высочайшей организации работы, профессионализма, личной ответственности.

В данной работе рассматриваются основные теоретические концепции, определяющие функции прокурора в суде, поскольку этот вопрос обсуждался в советской юридической литературе в связи с определением процессуального статуса прокурора в судебном заседании.

Однако основной целью нашего исследования является анализ роли прокурора в уголовном процессе на стадии судебного разбирательства в соответствии с требованиями нового Уголовно - процессуального кодекса РФ, анализ возникающих у прокурора проблем и сложностей при доказывании вины подсудимого по новому УПК.

Глава 1. Проблема определения процессуального статуса прокурора в судебном заседании по уголовному делу.

Вопрос о функциях прокуратуры в уголовном процессе неодинаково решается в различных государственно-правовых системах и доктринах права. Полагаем необходимым рассмотреть в данной работе основные теоретические концепции, определяющие функции прокуратуры в суде, роль прокурора в уголовном процессе на стадии судебного разбирательства.

Необходимым, главным условием совершенствования государственного обвинения является четкое определение процессуального статуса прокурора, участвующего в судебном разбирательстве, его прав и возлагаемых на него обязанностей. Действительно, прокурор не может успешно действовать в судебном разбирательстве, если не определено его процессуальное положение, не поставлены ясно задачи, которые он должен выполнять.

Дискуссии о роли прокурора в судебном заседании в России начались более ста лет назад. На этот вопрос в разное время юристы давали различные ответы, которые можно свести к трем основным, которые рассматривает Ю. В. Кореневский в своей работе.[1] Согласно высказанным мнениям, прокурор участвует в судебном разбирательстве, чтобы: 1) поддерживать предъявленное подсудимому обвинение, 2) осуществлять надзор за исполнением в судебном заседании закона, в том числе за законностью действий судей, 3) выполнять одновременно обе эти функции.

Трудности в определении процессуального положения прокурора в этой стадии судопроизводства в значительной мере объясняются отсутствием устойчивости и последовательности в законодательных решениях. Если проследить в самых общих чертах тенденции в российском законодательстве за последние 130 лет, то в них просматривается сперва переход от надзора к обвинению на рубеже судебной реформы 1864 г., затем, в послереволюционный период, постепенное усиление идеи надзора, а в 1992 г., в рамках новой судебной реформы, возврат к функции обвинения.

И.Л. Петрухин выделяет две основные теоретические концепции, определяющие функции прокуратуры в суде, существующие в различных государственно-правовых системах и доктринах права.[2]

Первая концепция базируется на представлении о прокуратуре как органе государства, осуществляющем публичное преследование перед судом лиц, обвиняемых в совершении правонарушений (прокурор – уголовный истец, государственный обвинитель). Вторая исходит из того, что прокуратура - орган надзора за законностью во всех сферах государственной деятельности (кроме законодательной) и поэтому прокурор не может занимать в суде положение стороны.

Концепция «прокурор – уголовный истец» опирается на теорию разделения властей (законодательная, исполнительная, судебная). Прокуратура, согласно этой концепции относится к исполнительной власти (хотя и не вполне в нее вписывается), потому прокурор одновременно может быть главой ведомства (министром юстиции) либо назначаться последним. Прокуроры, как правило, состоят при судах. Их функции ограничиваются обеспечением государственного (публичного) интереса путем возбуждения обвинений, передачи возбужденных и подтвержденных на предварительном следствии обвинений на разрешение суда, поддержания обвинений в судах, прекращения обвинений, не подтвержденных на предварительном следствии или в суде, обжалования приговоров судов в вышестоящие инстанции. Прокурор в таких правовых системах не является органом надзора за законностью, в частности, не осуществляет общего надзора (законность в деятельности ведомств обеспечивается через административную юстицию и внутриведомственный контроль). Он как назначаемое (реже избираемое) должностное лицо, представляющее интересы государства, не вправе надзирать за законностью действий суда; наоборот, суд следит за тем, чтобы действия прокурора и других участников процесса были законными. Данная концепция лежит в основе правовой регламентации деятельности прокуратуры многих современных государств (Франции, Великобритании, ряда штатов в США и др.).

По Уставу уголовного судопроизводства России 1864 г. прокуроры состояли при судах, входили в систему Министерства юстиции и рассматривались в качестве уголовных истцов, наблюдавших за продвижением иска, начиная от возбуждения уголовного дела и поддерживавших иск в суде. После Октябрьской революции до 1922 г. в Советской республике не было прокуратуры. Функции обвинителей (и защитников) выполняли представители «коллегий правозаступников»; широкое распространение получил институт общественных обвинителей. В период гражданской войны многие дела рассматривались в отсутствие обвинителя и защитника.

При образовании в 1922 г. советской прокуратуры преследовалась цель обеспечить единую для всей республики законность. В.И. Лениным была обоснована принципиально новая идея о прокуратуре как органе надзора за законностью, который вправе и обязан «опротестовывать все и всякие решения местных властей с точки зрения законности этих решений или постановлений, без права приостанавливать таковые, а с исключительным правом передавать дело на решение суда».

Указанная ленинская концепция была закреплена в таких нормативных актах как Положение о прокурорском надзоре в СССР 1955 г. и Законе о прокуратуре СССР 1979 г.

Однако реальное положение прокурора в суде первой инстанции (по уголовным делам) было таким, что он продолжал оставаться стороной – обвинителем (ст. 248 УПК РСФСР) и продолжает оставаться в настоящее время по действующему УПК РФ (ст.37, 246). Таким образом, постепенно произошло эклектическое «вплетение» представлений о прокуроре как уголовном истце в теоретическую концепцию, согласно которой прокурор – орган надзора за законностью во всех сферах государственно-правовой деятельности (кроме законодательной). Эклектизм породил ряд парадоксов и затруднений в теории и на практике.

В своей работе И.Л. Петрухин анализирует три основные точки зрения относительно функций прокурора в суде первой инстанции, согласно которым прокурор осуществляет в суде: 1) только функцию обвинения, 2) только функцию надзора за законностью, 3) функцию обвинения и функцию надзора.

Первая точка зрения. По мнению И.Л. Петрухина, из широкой функции прокуратуры по надзору за законностью многие авторы стали выводить функцию обвинения, осуществляемую прокурором в суде первой инстанции. Таким образом, следуя данной логике, прокурор осуществляет в суде надзорные функции только путем поддержания обвинения, не надзирая за судом, либо эти надзорные функции прокурора выводятся из функции обвинения. Возникает вопрос, вправе ли вообще прокурор, как сторона в процессе, осуществлять надзор за выборным коллегиальным органом (судом) и давать заключения, а не обращаться к суду с ходатайствами?

Вторая точка зрения. Существует мнение, что прокурор в суде осуществляет функцию надзора за точным исполнением закона, составной частью которой являются поддержание им обвинения или отказ от него. Данная позиция наделяет прокурора односторонней функцией обвинения и ставит его в положение органа надзора, блюстителя законности, не связанного интересами сторон. Однако действовавшее законодательство не давало достаточных оснований для такой обрисовки функции прокурора. Согласно действовавшему закону прокурор утверждал обвинительное заключение и приходил в суд как обвинитель с уже сложившимся мнением о виновности подсудимого (ст. 217, 248 УПК РСФСР). Добавим, что новый уголовно-процессуальный закон также сохранил положение прокурора в процессе как обвинителя (ст. 246 УПК РФ).

Третья точка зрения. Она сводится к совмещению в деятельности государственного обвинителя двух функций – обвинения и надзора за законностью. Позиция ее сторонников в основном соответствует действительному положению вещей: в качестве государственного обвинителя прокурор осуществляет функцию обвинения, а как лицо, дающее заключения по возникающим в процессе вопросам и надзирающее за законностью в деятельности суда и других участников судебного разбирательства, он осуществляет функцию надзора за законностью. Довод, что прокурор не давал бы заключений и не надзирал бы за судом, если бы не поддерживал обвинение и что поэтому он осуществляет не две, а лишь одну, а именно обвинительную функцию, вряд ли состоятелен. Конечно, прокурор приходит в суд лишь при наличии обвинения, которое он решил поддерживать. Но из этого вовсе не следует, что его функции в суде ограничиваются лишь обвинением и что его другие задачи в суде (дача заключений, надзор за законностью в ходе судебного разбирательства) охватываются функцией обвинения.

Авторы, представляющие третью точку зрения, правильно фиксировали сложившееся положение, при котором прокурор в суде фактически осуществлял две функции, однако данные функции являются несовместимыми. Нельзя быть органом надзора за законностью, для которого характерны объективность, несвязанность интересами сторон, оставаясь в то же время обвинителем, убежденным в виновности подсудимого еще до начала судебного разбирательства. Положение органа надзора за законностью обязывало бы прокуроров ходе всего судебного следствия одинаково заботиться о доказывании обстоятельств, как уличающих, так и оправдывающих подсудимого, как отягчающих, так и смягчающих его ответственность. Но требовать этого от обвинителя, даже самого объективного и добросовестного, невозможно, ибо он приходит в суд для того, чтобы обвинять. Провозглашать одностороннего обвинителя (хотя бы и стремящегося к полной объективности) органом высшего надзора за законностью – значит, компрометировать саму идею прокурорского надзора.

Можно согласиться с мнением И.Л. Петрухина, что прокурор как орган надзора за законностью в идеале должен быть не менее объективным, чем суд. Объективность суда обеспечивается отделением осуществляемой им функции разрешения дела от односторонних функций обвинения и защиты. Объективность же прокурора, претендующего на роль надзирающего за законностью лица, процессуально не была гарантирована, так как он с самого начала судебного разбирательств был ориентирован на обвинение и как сторона в процессе односторонен. Следовательно, не связанная интересами сторон функция прокурора как органа высшего надзора за законностью была несовместима с одновременным осуществлением им функции обвинения, ставящей его в положение стороны. Обвинение всегда направлено на доказывание виновности, а надзор не связан этой обвинительной установкой. Поэтому функции надзора и обвинения несовместимы не только в смысле «трансформации» надзора в обвинение, но и в смысле одновременного, параллельного осуществления этих функций одним и тем же лицом – прокурором.

И.Л. Петрухин полагал, что дальнейшее совершенствование прокурорского надзора в суде могло идти по пути превращения прокурора либо только в орган надзора за законностью, лишенный односторонне обвинительных функций, либо только в орган обвинения – сторону, не выполняющую в суде надзорных функций. Рассмотрим представленные им варианты.

Теоретическая модель «прокурор – орган надзора за законностью». В рамках данной модели, по мнению исследователя, необходимо отделить следственный аппарат от прокуратуры организационно и создать государственный орган, осуществляющий уголовные преследования, который объединил бы предварительное следствие и государственной обвинение в одном ведомстве. Тогда на функции расследования естественно возникала бы функция обвинения, которая осуществлялась бы представителями этого органа в суде, что привело бы не к устранению, а к усилению состязательности. Прокуратура, освобожденная от функции обвинения и от организационного руководства следствием, осуществляла бы надзор за законностью в деятельности органа уголовных преследований, в стадиях возбуждения дела и предварительного расследования, а также в судебных стадиях процесса. Положение прокурора в суде первой инстанции напоминало бы при этом его положение в гражданском процессе согласно ГПК РСФСР и ГПК РФ, где он – не спорящая сторона (за исключением случаев, кода иск предъявлен прокурором), а орган надзора за законностью, дающий суду заключение о том, как следовало бы с точки зрения закона решить гражданское дело. Не будучи заинтересованным в исходе дела, прокурор при таком его процессуальном положении смог бы сохранять полную непредвзятость, объективность, т. е. качества, характеризующие его как орган надзора за законностью.

Поскольку обвинение поддерживал бы другой достаточно компетентный государственный орган, а надзор за законностью действий всех участников судебного разбирательства осуществлял бы и суд, прокуратуре не следовало бы стремиться к участию в суде по возможно большему количеству уголовных дел. Она могла бы сосредоточить свои усилия на даче заключений в суде по наиболее сложным уголовным делам о наиболее опасных преступлениях, что позволило бы уделить большее внимание другим участкам прокурорского надзора.

При таком положении обвинение в суде должно быть возложено на специализирующихся на этом должностных лиц - сотрудников органа уголовных преследований, которые не имеют прямого отношения к расследованию. Направление следователей для поддержания гособвинения по расследованным ими делам, представляется небезупречным с точки зрения рациональной организации труда, поскольку неизбежно возникали бы трудности, связанные с «переключениями» следователей от предварительного следствия к деятельности в суде и наоборот.

Если прокуратура будет организационно отделена от следственного аппарата и прокурор не будет до прений сторон осуществлять функцию обвинения, то отпадет необходимость в утверждении прокурором обвинительного заключения в смысле присоединения его к выводам следователя на основании письменных материалов дела. Данному акту следовало бы придать другое значение, а именно: по мнению прокурора, есть основания для передачи дела в суд, что, однако, не предопределяло бы его согласия с доказанностью обвинения, не ставило бы его еще до суда в положение обвинителя.

Если будет признано, что прокурор выполняет функцию надзора в суде первой инстанции, то такое утверждение неизбежно должно вытекать из более широкой концепции: прокурор – орган надзора за законностью во всем уголовном судопроизводстве. Это означало бы, что не только обвинение и надзор, но также расследование и надзор - функции разные; одновременное возложение их на один и тот же государственный орган- прокуратуру было бы недопустимо. Положение, при котором прокуроры сами или через подчиненных им следователей ведут расследование и отвечают за него, никак не согласуется с положением прокурора как органа надзора за законностью. Поскольку, по мнению автора, нельзя надзирать за самим собой или учреждением, которым руководишь. Надзор за подчиненными – в сущности не надзор, но административная деятельность. Ряд административно-правовых полномочий прокуроров и следователей характеризуют их как начальников и подчиненных. Прокуратура как орган надзора за законностью должна была бы строить свои отношения со следственным аппаратом только на основе норм процессуального закона, и не следовало бы совмещать эту надзорную функцию с организационным руководством и подбором кадров следователей.

Теоретическая модель «прокурор – представитель обвинительной власти».

По мнению Петрухина И.Л., прокурор в суде – только государственный обвинитель, сторона в судебном процессе. Он не осуществляет надзора за законностью действий суда и других участников процесса, не дает заключений по возникающим вопросам, но, как и защитник, обращается к суду с ходатайствами. Прокурор утверждает обвинительное заключение, присоединяясь к обвинительным выводам следователя, и тем самым обнаруживает намерение изобличить подсудимого перед судом. Поэтому с самого начала судебного разбирательства прокурор выполняет функцию обвинения и только обвинения. Он не скрывает своей односторонности, в частности, в ходе судебного следствия, зная, что интересы другой стороны надежно защищены адвокатом (другим защитником). В полную меру работает принцип состязательности сторон. Разумеется, прокурор, должен осуществлять функцию обвинения разумно. Если, по его мнению, исследованными в суде доказательствами обвинение не подтверждается, он обязан отказаться от него, что автоматически должно влечь вынесение оправдательного приговора.

В соответствии с данной концепцией логично утверждать, что прокурор представляет обвинительную власть и на предварительном следствии. Поэтому следственный аппарат должен состоять при прокуратуре, и прокурор должен руководить им.

Действительно, можно согласиться с автором, что согласно логике приведенной концепции прокурор в суде первой инстанции, а также в вышестоящих судах, является не органом надзора за законностью, а обвинителем. Подчиняясь данной логике, следовало бы считать, что прокурор должен приносить не протесты, а жалобы, причем только обвинительного характера, а в заседаниях кассационной и надзорной инстанций поддерживать свои жалобы и возражать (конечно, в разумных пределах) против жалоб другой стороны. Заседания вышестоящих судебных инстанций нужно было бы сделать состязательными и лишить прокурора привилегии давать в них заключения. Право выступать последним следует и здесь предоставить защите.

Связанность прокурора обвинительной позицией на предварительном следствии делала бы необходимым судебный надзор за законностью арестов и других мер процессуального принуждения, применяемых следователем.

Изложенные выше две модели организации функций прокуратуры в уголовном процессе, существуют во всем мире, как в чистом виде, так и в различных комбинациях. В России отмечалось стремление законодателя лишить прокурора надзорных функций в суде (Основы законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г.), определить участие прокурора в уголовном процессе как стороны в споре, равной в правах с другой стороной (Основы законодательства о судоустройстве 1989 г.)

Петрухин И.Л. считает наиболее предпочтительной концепцию «прокурор – государственный обвинитель». Данная концепция исходит из принципа состязательности и равноправия сторон, соблюдение которого обеспечивает наиболее благоприятные условия для обнаружения истины в суде. Суд перестает быть объектом надзора со стороны государственного чиновника и становится полноправным «хозяином» процесса, подчиненным только закону. Осуществляется принцип «не прокурор над судом, а суд – над прокурором». Защитник по своему процессуальному положению становится равным прокурору. Это делает защиту более эффективной и создает предпосылки для уменьшения числа судебных ошибок.

По нашему мнению, основные положения вышеизложенной концепции нашли свое выражение в нормах нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, в которых закреплено процессуальное положение прокурора - гособвинителя, функция обвинения у прокурора не только сохранилась, но заметно усилилась. Следует отметить, что новый УПК РФ имеет как свои достоинства, так и недостатки. В частности, уже сейчас на практике у гособвинителей возникают сложности при доказывании вины подсудимого, поскольку ряд доказательств в силу норм нового закона не может быть положен в основу обвинительного приговора. Поскольку практика применения нового УПК РФ еще только складывается, полагаем, в него будут внесены изменения, устраняющие имеющиеся недостатки.

Глава 2. Участие прокурора в подготовительной части судебного разбирательства и на судебном следствии

2.1 Участие прокурора в подготовительной части судебного разбирательства

Задача подготовительной части судебного разбирательства заключается в том, чтобы проверить наличие необходимых условий для его проведения, определить круг конкретных лиц, которые должны принимать в нем участие, обеспечить возможность для исследования в суде всех необходимых доказательств, принять меры по организации судебного процесса. На этом подготовительном этапе суд выносит решения, не требующие исследования доказательств и определяющие дальнейшее движение дела.

Выполнение этих действий в самом начале судебного заседания позволяет суду выяснить без лишних затрат времени вопрос о возможности успешного рассмотрения дела и устранить имеющиеся препятствия.

Порядок совершения процессуальных действий, включенных в подготовительную часть судебного заседания, регулируется главой 36 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Все процессуальные действия, включенные в подготовительную часть судебного заседания, можно разделить на несколько групп. Эти действия направлены:

1) на открытие судебного заседания и проверку явки его участников в суд;

2) на установление законности участия в судебном разбирательстве всех его субъектов;

3) на разъяснение прав участвующим в деле лицам;

4) на обеспечение необходимых средств доказывания.

Прокурор обязан участвовать в судебном заседании с момента его открытия.

В подготовительной части судебного заседания прокурор дает заключение по возникающим вопросам, заявляет различного рода ходатайства, высказывается о возможности рассмотрения дела в отсутствие кого-либо из вызванных в судебное заседание лиц.

Полнота, всесторонность и объективность исследования всех обстоятельств преступления в значительной мере определяются умением прокурора дать квалифицированное, основанное на законе и материалах дела заключение по вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Как и вся деятельность прокурора в суде, его заключение способствует суду постановить законный и обоснованный приговор.

Заключение прокурора является одним из процессуальных действий, логически связанных со всей предшествующей и последующей его деятельностью. Какого бы вопроса заключение ни касалось, оно выражает общую линию прокурора по данному делу. В заключении прокурор подводит свой итог обсуждения возникающих в ходе судебного разбирательства вопросов. Оно дается в устной форме и заносится в протокол судебного заседания. Заключения по возникающим вопросам прокурор дает в ходе всего судебного разбирательства от подготовительной части до окончания судебного следствия.

Используя права, предоставленные законом (ст. 71 УПК РФ), прокурор в ходе подготовительной части судебного заседания может заявить суду ходатайство о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ.

Суд рассматривает каждое заявленное ходатайство и удовлетворяет его либо выносит определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. При этом, прокурор, как и сторона защиты, в случае отказа судом в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства.

Согласно ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе как прокурора так и стороны защиты. Указанная норма закона предоставляет сторонам возможность представления дополнительных доказательств для доказывания как вины подсудимого так и его невиновности.

Согласно ст. 272 УПК РФ суд в подготовительной части судебного заседания при неявке кого - либо из участников уголовного судопроизводства выслушивает мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие. В соответствии с нормами закона прокурор высказывает свое мнение относительно последствий неявки.

Следует отметить, что в соответствии с требованиями УПК РФ в отсутствие подсудимого может проводиться судебное заседание по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести, если об этом ходатайствует подсудимый. При неявке подсудимого во всех иных случаях рассмотрение уголовного дела должно быть отложено (ч. 2 ст. 247 УПК РФ).

Также дело должно быть отложено, если не явился защитник, и заменить его невозможно (ч. 2 ст. 248 УПК РФ).

Рассмотрение дела в судебном заседании не может быть продолжено, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта, постановления прокурора об изменении обвинения не были вручены подсудимому. Также дело нельзя рассматривать, если с момента вручения подсудимому этих документов не прошло 7 суток, при этом согласие подсудимого на продолжение судебного заседания не должно приниматься во внимание. В этих случаях выносится постановление (определение) об отложении судебного разбирательства.

Уголовно – процессуальный закон не содержит нормы, запрещающей суду рассматривать уголовное дело в отсутствие одного или нескольких свидетелей, вызываемых в суд согласно списку, приложенному к обвинительному заключению.

Однако, если показания данных свидетелей касаются существенных обстоятельств дела, и их отсутствие может отразиться на полноте и объективности рассмотрения материалов дела, то прокурор обязан дать заключение об отложении дела слушанием независимо от того, вызывались ли данные свидетели по списку, приложенному к обвинительному заключению, или судом по ходатайству обвиняемого или защитника.

Вопрос о возможности слушания дела в отсутствие некоторых неявившихся свидетелей в отдельных случаях может быть оставлен открытым до определенного момента судебного следствия (допроса подсудимого, потерпевшего). После этого суд возвращается к обсуждению вопроса о возможности слушания дела в отсутствие неявившихся свидетелей. При этом следует отметить, что при открытии судебного заседания по делу суд не всегда располагает сведениями о причине неявки тех или иных свидетелей, и что неявившиеся к началу заседания свидетели могут явиться позже.

2.2 Участие прокурора в исследовании доказательств на судебном следствии

1. Участие прокурора в начале судебного следствия

Судебное следствие – центральная часть судебного разбирательства, в которой суд в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного процесса исследует все имеющиеся доказательства в целях установления фактических обстоятельств преступления.

Деятельность сторон и суда по исследованию доказательств, составляющая содержание судебного следствия, создает то основание, на котором базируются следующие за ним судебные прения и судебный приговор. Поэтому законность и обоснованность приговора во многом определяются качеством проведенного судебного следствия.

Судебное следствие не является повторением предварительного следствия. Это самостоятельное исследование всех фактических обстоятельств дела, осуществляемое независимо от предварительно собранных в ходе расследования материалов.

Судебное следствие проводится в особой процессуальной форме гласного, устного, непосредственного, непрерывного исследования доказательств, позволяющего наиболее достоверно воссоздать картину происшедшего.

Суд не связан выводами следователя и прокурора и полученными ими доказательствами. В ходе доказывания в судебном следствии проверяются все возможные версии события; суд не следует той из них, которая сформулирована в обвинительном заключении, и обязан принять решение, основанное на доказательствах, исследованных в судебном заседании, включая дополнительно полученные судом данные.

В качестве основных судебных действий, характерных для процесса доказывания в судебном следствии, УПК РФ называет допрос подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, производство судебной экспертизы, осмотр вещественных доказательств, оглашение протоколов следственных действий и иных документов, осмотр местности и помещения, а также следственный эксперимент, освидетельствование, предъявление для опознания.

Исследованию доказательств в судебном следствии предшествует оглашение документов, формулирующих обвинение, а также обсуждение и установление порядка исследования доказательств.

Судебное следствие начинается с изложения прокурором – государственным обвинителем предъявленному подсудимому обвинения, данный порядок закреплен в ст. 273 УПК РФ. УПК РСФСР не устанавливал порядка оглашения документов, формулирующих обвинение, на практике их зачитывал председательствующий в судебном заседании. Однако такая практика, по мнению некоторых авторов (Морщакова Т. Г.), придавала деятельности суда обвинительный характер, что не согласовалось с его положением в состязательном процессе, в котором процессуальная функция обвинения отделена от функции суда по разрешению дела.

Для того, чтобы не отступить от формулировки обвинения и не исказить его существо, прокурору целесообразно огласить соответствующие положения, содержащиеся в обвинительном заключении (п. П. 3, 4 ч. 1 ст. 220 УПК РФ) и в обвинительном акте (п. п. 4, 5 ч. 1 ст. 225 УПК РФ).

Порядок исследования доказательств определяется ст. 274 УПК РФ. Прокурор – государственный обвинитель, являясь участником судопроизводства на стороне обвинения, первым представляет суду доказательства. Определяя очередность их исследования с учетом избранной тактики доказывания виновности подсудимого.

После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты.

Далее следует обсуждение и установление порядка исследования доказательств, т. е. решение судом с участием сторон вопроса о последовательности рассмотрения всех имеющихся в деле и дополнительно представленных данных. Подробно регламентируя порядок каждого процессуального действия, закон, вместе с тем, не устанавливает заранее определенную последовательность их производства ввиду специфики судебного доказывания по каждому уголовному делу.

Он предоставляет суду право в начале судебного следствия определить наиболее целесообразный для рассмотрения дела порядок исследования доказательств с учетом мнения сторон. В любой момент судебного следствия суд вправе изменить ранее избранный порядок, о чем также выносится соответствующее решение.

Суд устанавливает очередность исследования различных источников имеющихся доказательств: решает, когда допросить подсудимых, свидетелей, потерпевших, определяет момент обращения к каждому конкретному доказательству из относящихся к определенному виду, т. е. решает, в какой последовательности допрашивать подсудимых, в какой – свидетелей и т. п. При этом суд принимает во внимание отношение подсудимого к предъявленному обвинению, возможность влияния его показаний на показания иных допрашиваемых лиц, объем и значимость сведений, содержащихся в определенном источнике доказательств, возможность проверки одних доказательств с помощью других.

Наиболее часто применяется порядок, при котором вначале допрашивается подсудимый, если он хочет давать показания, а затем потерпевший, свидетели и исследуются другие доказательства (обычно оглашаются материалы уголовного дела). Тем самым суд и все участники судебного разбирательства сразу вводятся в суть дела, а подсудимый в наибольшей степени осуществляет свое право на защиту.

Потерпевший допрашивается, как правило, ранее свидетелей в связи с тем, что, являясь заинтересованным в исходе дела, он должен находиться в зале судебного заседания во время допроса всех свидетелей и иметь возможность принимать участие в исследовании их показаний. Очередность допроса свидетелей может быть установлена в зависимости от значимости их показаний, а также хронологической последовательности развития преступления и отдельных его эпизодов.

Осмотр вещественных доказательств, осмотр местности и помещения, оглашение документов, которые нередко относят на конец судебного следствия, по конкретному делу могут оказаться более эффективными в ходе допроса подсудимого, потерпевшего и свидетеля.

При рассмотрении сложных, больших по объему дел целесообразно установление порядка исследования доказательств в отношении каждого эпизода отдельно. Это помогает сосредоточить внимание суда и участников судебного разбирательства на определенной части обвинения и выяснить более полно все связанные с ним обстоятельства.


2. Участие прокурора в допросах подсудимого, потерпевшего, свидетелей

Среди судебных действий допрос подсудимого, исследование и оценка его показаний занимают одно из важнейших мест независимо от того, признает ли подсудимый себя виновным или отрицает свою вину.

По новому УПК РФ при согласии подсудимого дать показания первым его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем прокурор – государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. Суд задает вопросы после допроса подсудимого сторонами.

В соответствии с нормами УПК РСФСР после свободного изложения своих показаний подсудимый допрашивался сначала судьями, а затем прокурором, потерпевшим и защитником (ст. 280 УПК РСФСР).

В отличие от потерпевшего и свидетелей подсудимый освобождается от ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Это определяет отношение прокурора к его показаниям, так как подсудимый нередко пытается скрыть свое участие в преступлении или представить свою роль в ином свете, нежели это было в действительности.

Следует отметить, что основная тяжесть допроса подсудимого в соответствии с новым УПК РФ возложена на прокурора, что налагает на него очень большую ответственность, хотя и при прежнем УПК РСФСР суд и прокурор были не вправе перелагать обязанность доказывания на подсудимого.

Ведение допроса подсудимого в суде представляет, как правило. Куда большую трудность, чем допрос на предварительном следствии. Методика допроса подсудимого (так же как потерпевшего и свидетелей) во многом зависит от практического опыта прокурора, его теоретического и культурного уровня. Но имеются некоторые общие рекомендации, которых прокурор придерживается при допросе подсудимого. Во всех случаях от прокурора требуется напряжение внимания, умение подмечать противоречия, неточности в показаниях подсудимого, чтобы путем постановки вопросов устранить их. Прокурор должен проявлять твердость и настойчивость в выяснении обстоятельств.

Допрос подсудимого будет проведен более успешно, если прокурор будет знать и умело использовать особенности психического склада личности допрашиваемого. Ни один тактический прием допроса сам по себе, как правило, не может быть успешно применен, если прокурор не будет знать, какое воздействие на подсудимого окажет этот прием, какие мотивы препятствую обвиняемому дать правдивые показания. Во всех случаях необходимо, прежде всего, попытаться установить контакт с подсудимым. Для этого нужно, чтобы у него не было сомнений в объективности и справедливости прокурора.

Подсудимый должен быть убежден, что прокурор справедлив и хорошо знает обстоятельства дела. Если прокурор сумел установить с подсудимым контакт, он без особого труда определит его эмоциональное состояние. Значение эмоционального состояния допрашиваемого окажет большую помощь прокурору в правильном применении тактических приемов, в умении найти верную линию допроса. Тон допроса должен быть спокойным, без эмоционального напряжения.

Ответом на вопрос председательствующего в судебном заседании о признании своей вины (ст. 279 УПК РСФСР) подсудимый обычно предопределял свое последующее обвинение. С введением нового УПК РФ вопрос о признании подсудимым вины задается сторонами защиты и обвинения. Однако прокурор не может строить план допроса подсудимого исходя лишь из односложного ответа подсудимого на вопрос о признании или непризнании им своей вины. Прокурору следует стремиться к полному и всестороннему его допросу по всем обстоятельствам, относящимся к предъявленному обвинению.

Особенно сложен допрос подсудимого, который не признает себя виновным. Если подсудимый выдвигает при этом определенные доводы в опровержение представленных органами расследования доказательств, то задача прокурора – объективно проверить их и в необходимом случае опровергнуть, доказав суду, что подсудимый пытается уйти от ответственности. Известно, что, отрицая свою вину, подсудимый не всегда говорит ложь, как и признавая ее, он не всегда до конца откровенен. Практика показывает, что подсудимый охотно признается в совершении менее тяжкого преступления, чтобы уйти от законной ответственности за совершение более тяжкого. Иногда подсудимый, будучи невиновным, признает свою вину ввиду необъективности предварительного следствия или с целью освободить от ответственности близкого ему человека и т. п. Поэтому показания подсудимого всегда подлежат объективной проверке и оценке в совокупности с другими доказательствами.

Проверяя показания подсудимого, прокурор не может ограничиться исследованием только одной версии, выдвинутой подсудимым и его защитником или принятой за основу обвинения. Если в ходе расследования выдвигались и другие версии, они также должны быть исследованы. Признательные показания подсудимого могут быть положены в основу обвинения лишь при подтверждении их совокупностью имеющихся по делу доказательств.

Особенно глубокий анализ требуется в случаях отказа подсудимого от ранее данных показаний, в которых он признавал себя виновным и изобличал в совершении преступления других обвиняемых. Проверка и оценка этих показаний также должны производиться в совокупности с другими доказательствами.

На судебном следствии должны быть исследованы данные о личности обвиняемого как для определения степени его общественной опасности, так и для раскрытия всех обстоятельств преступления, особенно мотивов его совершения. Исследование прокурором и судом данных о личности подсудимого способствует также выяснению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Допрос потерпевшего. Потерпевший в судебном процессе является важным участником судопроизводства со стороны обвинения: как участник процесса он имеет право сам представлять доказательства, заявлять ходатайства, участвовать в исследовании доказательств; вместе с тем его показаниями устанавливаются фактические данные, на основе которых суд делает вывод о наличии или отсутствии общественно опасного деяния, о виновности лица, совершившего это деяние. Потерпевший постоянно присутствует в зале суда с самого начала судебного разбирательства.

В судебном заседании потерпевшие выступают чаще всего по делам о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, а также о преступлениях против личной собственности граждан. По делам об изнасиловании, разбое, грабеже, нанесении телесных повреждений показания потерпевшего являются иногда чуть ли не единственным доказательством вины подсудимого. Это обязывает прокурора особо тщательно допросить потерпевшего и оценить полученные доказательства в точном соответствии с законом, с учетом всех обстоятельств дела.

От прокурора требуются такт и умение вести допрос потерпевшего, который часто глубоко подавлен происшедшим событием. К нему необходимо отнестись особенно внимательно, не задавать вопросов, которые бы травмировали потерпевшего. Это крайне важно, когда в качестве потерпевших выступают несовершеннолетние. Заявляя перед судом ходатайство об устранении вопросов, унижающих личное достоинство потерпевшего, прокурор в то же время не должен препятствовать подсудимому и защитнику тщательно исследовать обстоятельства, связанные с поведением потерпевшего, его взаимоотношениями с подсудимым.

Определенные трудности возникают перед прокурором и судом при оценке показаний потерпевшего. Потерпевший, как правило, заинтересован в исходе дела. Поэтому прокурор обязан особо тщательно проверять показания потерпевшего, сопоставляя их с другими доказательствами по делу. Для правильной их оценки существенное значение имеет и характеристика личности потерпевшего.

Комплекс прав, предоставленных потерпевшему законом, дает ему возможность активно участвовать в уголовном процессе. Однако эта активность во многом зависит от того, насколько полно ему разъяснены его права и насколько реально они обеспечены в суде. Государственный обвинитель путем заявления соответствующих ходатайств обязан принимать меры к обеспечению судом прав потерпевшего. Чаще всего потерпевший является лицом, недостаточно или вовсе юридически неосведомленным, а потому не в состоянии умело и правильно задавать вопросы подсудимому, свидетелям, эксперту. Чтобы в результате этого не могли остаться невыясненными обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, прокурор обязан способствовать потерпевшему полностью воспользоваться предоставленными ему законом правами.

Допрос свидетелей. Свидетельские показания являются наиболее распространенным источником доказательств по уголовным делам. Свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по делу. Предупреждение свидетелей, как и потерпевшего, об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний является одним из условий, обеспечивающих объективность процесса.

Свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей. После свободного рассказа свидетеля об известных ему обстоятельствах уголовного дела первой ему задает вопросы та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами.

Прокурор не должен обходить вопросы, ответы на которые могут говорить в пользу подсудимого или противоречить обвинению. Это особенно важно в тех случаях, когда подсудимый отказался от защитника.

При наличии существенных противоречий между показаниями свидетеля, данными в суде и на предварительном следствии, а также при неявке в судебное заседание (причины неявки значения не имеют), прокурор обязан заявить ходатайство об оглашении ранее данных свидетелем на предварительном следствии показаний. Оглашение этих показаний способствует выяснению и устранению противоречий в показаниях свидетелей.

При допросе свидетелей прокурору необходимо обращать внимание на четкую и ясную формулировку вопросов, на недопустимость наводящих, а также лишних, несущественных вопросов.

3. Участие прокурора в исследовании вещественных и других доказательств

Согласно ст. 284 УПК РФ осмотр вещественных доказательств проводится в любой момент судебного следствия по ходатайству стороны. Лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Также осмотр вещественных доказательств может проводиться судом по месту их нахождения.

Осмотр вещественных доказательств осуществляется судом и всеми участниками судебного разбирательства. При необходимости эти доказательства могут предъявляться свидетелям, эксперту и специалисту.

Данное действие может быть проведено в любой момент судебного следствия по ходатайству участников судебного разбирательства.

При осмотре вещественных доказательств по ходатайству государственного обвинителя ему следует в необходимых случаях задавать уточняющие вопросы лицам, которым эти вещественные доказательства предъявлены судом.

Какими бы убедительными не представлялись суду и прокурору другие установленные по делу доказательства, тем не менее вещественные доказательства во всех без исключения случаях должны быть осмотрены судом и предъявлены участникам судебного разбирательства.

4. Оглашение документов. Для того, чтобы содержащиеся в материалах дела сведения могли быть положены в основу выводов суда, они должны быть оглашены и исследованы в судебном заседании. Могут оглашаться документы как приобщенные к делу, так и представленные в ходе судебного разбирательства. В соответствии со ст. 285 УПК РФ оглашению подлежат не все документы, а только те из них, в которых изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие значение для дела. Материалы дела оглашаются стороной, которая ходатайствовала об их оглашении, либо судом.

Государственный обвинитель обязан заявлять ходатайства об оглашении всех материалов дела (протоколов следственных действий, заключений экспертов и иных документов), необходимых для доказывания вины подсудимого.

Следует отметить, что на практике в связи с новациями уголовно – процессуального закона у государственных обвинителей возникают трудности при доказывании вины подсудимых. Согласно ст. 276 УПК РФ, оглашение показаний подсудимого, данных на предварительном следствии, допускается в строго ограниченных случаях по ходатайству сторон: 1) при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ (показания, полученные с нарушением требований УПК РФ), 2) когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с ч. 4 ст. 247 УПК РФ.

Согласно ст. 281 УПК РФ, оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ране данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускается с согласия сторон в строго ограниченных случаях: 1) наличия существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде; 2) неявки в судебное заседание свидетеля или потерпевшего.

Таким образом, оглашение показаний подсудимых, потерпевших и свидетелей, данных на предварительном следствии, представляет сложность. Обязанностью прокурора является устранение существенных противоречий в показаниях, данных допрашиваемыми лицами в судебном заседании и в период следствия. Для этого необходимо ходатайствовать перед судом об оглашении дававшихся в ходе следствия показаний и выяснять причины их изменения в суде. Но, как ранее было сказано, огласить ранее данные показания не всегда является возможным по причинам, изложенным выше, нельзя положить их в основу приговора.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы: в рамках состязательного процесса доказывание вины стало обязанностью прокурора, от того, насколько глубоко прокурор в ходе судебного разбирательства сумеет исследовать и проанализировать доказательства, правильно их оценить, зависит вынесение справедливого и объективного приговора.

Новый УПК РФ закрепил ведущую роль прокурора в уголовном процессе, поддержание им от имени государства обвинения в суде, возложил бремя доказывания вины подсудимого исключительно на сторону обвинения. Все указанные новации закона требуют от прокурора – государственного обвинителя высокого профессионализма и личной ответственности, тщательной подготовки к процессу и напряженного внимания.


Заключение

В нашем исследовании мы рассматривали особенности процессуального положения прокурора в судебном заседании по уголовному делу в соответствии с положениями нового Уголовно – процессуального кодекса РФ, в процессе исследования были сделаны следующие выводы.

Следует отметить, что в советской юридической литературе активно обсуждалась проблема процессуального статуса прокурора в судебном заседании, сформировались различные теоретические концепции, определяющие положение прокурора в суде.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что в новом УПК РФ нашли свое отражение основные положения теоретической модели «прокурор – представитель обвинительной власти», поскольку в нормах указанного закона закреплено процессуальное положение прокурора – гособвинителя, бремя доказывания вины подсудимого возложено исключительно на сторону обвинения.

Новый УПК РФ в соответствии с принципом состязательности закрепил ведущую роль прокурора в уголовном преследовании и поддержании от имени государства обвинения в суде.

Главными принципами уголовного судопроизводства стали состязательность и равноправие сторон.

Прокурор от имени государства поддерживает обвинение по всем делам публичного и частно – публичного обвинения.

В рамках состязательного процесса доказывание вины подсудимого стало обязанностью прокурора, от того, насколько глубоко прокурор в ходе судебного разбирательства сумеет исследовать и проанализировать доказательства, а в некоторых случаях и представить новые, правильно их оценить, зависит вынесение справедливого и объективного приговора.

Необходимо отметить, что качество поддержания обвинения в суде в большой степени зависит от работы следствия, от того, насколько тщательно и в соответствии с требованиями закона собраны доказательства обвинения, зависит вынесение объективного приговора, и облегчается работа прокурора – гособвинителя.

По нашему мнению, усложняет доказывание вины подсудимого следующая норма закона: оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства допускаются с согласия сторон в случаях: наличия существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде, а также неявки в судебное заседание свидетеля или потерпевшего (ст. 281 УПК РФ). Сторона защиты часто необоснованно возражает против оглашения показаний, суд, поскольку между сторонами не достигнуто согласие, не может огласить данные показания и сделать ссылку на них в приговоре как на доказательства обвинения. В ряде случаев, неявка потерпевшего либо свидетеля обусловлена уважительными причинами: тяжелым состоянием здоровья, временным отсутствием и другими. Таким образом, сторона обвинения заведомо ставится в неблагоприятное положение не по своей вине. Указанные показания должны оглашаться независимо от взаимного согласия сторон, полагаем, что в ходе усовершенствования нового УПК будет устранен данный недостаток.

Таким образом, изложенные новации закона требуют от прокуроров – гособвинителей, участвующих в судебном разбирательстве большого профессионализма и личной ответственности.

Роль прокурора в судебном разбирательстве по уголовному делу является важной и необходимой.


Библиография

1. Басков В.И Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в суде. М.: 1986.

2. Гусев С.И. Некоторые проблемы будущей концепции прокурорского надзора в стране.// Советское государство и право. 1990 . № 9.

3. Клочков В.В. К разработке концепции прокурорского надзора в уголовном процессе. // Социалистическая законность. 1989. № 11.

4. Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы. М.: 1994.

5. Петрухин И.Л. Функции прокурора в суде. // Советское государство и право. 1990. № 6.

6. Точиловский В.Н. О концепции прокурорской власти (проблемы и перспективы). // Советское государство и право. 1990. № 9.

7. Уголовный процесс./ Под ред. П.А. Лупинской. М.: Юристъ, 1995 .

8. Памятка государственному обвинителю. Генеральная прокуратура РФ. .М. 2002 г.

9. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» от 3.06.02 г. № 28.


[1] Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы. М.:1994. С.5.

[2] Петрухин И.Л. Функции прокурора в суде // Советское государство и право. 1990. № 6. С. 73.