Собрания (сходы) граждан

Собрания (сходы) граждан проводятся для решения вопросов организации и осуществления МСУ, в пределах дома, улицы, микрорайона, поселка, сельского поселения (территориальной общины). Правовая основа созыва и организации проведения собрания граждан.

Что такое собрание (сход) граждан?

Собрания (сходы) граждан проводятся для решения вопросов организации и осуществления МСУ, в пределах дома, улицы, мик­рорайона, поселка, сельского поселения (территориальной общи­ны). Собрание (сход) граждан обладает функциями представитель­ного органа местного самоуправления в тех случаях, когда его из­брание нецелесообразно в силу малочисленности проживающих на данной территории. Они проводятся также для выборов органов территориального общественного самоуправления. В отдельных слу­чаях возможны конференции граждан, проводимые в том же по­рядке, что и собрания (сходы).

Какова правовая основа созыва и организации проведения собрания

(схода) граждан?

Институт непосредственной демократии — собрание (сход) граж­дан определен в Федеральном законе «Об общих принципах орга­низации местного самоуправления в Российской Федерации», ст. 24) и в законодательстве субъектов Российской Федерации. На пример, в главе И устава города Москвы (ст. 75—83) определены формы непосредственной демократии. Порядок созыва и проведе­ния собрания (схода) граждан, принятие и изменение его реше­ний, пределы его компетенции определяют уставы муниципальных образований.

Порядок созыва собрания, конференции граждан по избранию территориального общественного самоуправления устанавливает­ся законом города. Например, в уставе города Москвы (ст.78) для принятия решений по местным делам, делам своего дома, терри­ториальной общины, а также для избрания органов территори­ального общественного самоуправления проводятся собрания или конференции граждан. То есть в соответствии со ст. 6 Устава горо­да Москвы органы городской власти имеют двойной статус, явля­ясь одновременно органами городского (местного) самоуправле­ния и органами государственной власти субъекта Российской Фе­дерации со ссылкой на статьи 11,32 и 131 Конституции России. Первые две статьи вообще не имеют к названному двойному ста­тусу никакого отношения. В ст. 12 прямо сказано, органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной вла­сти, значит никакого двойного статуса у органов государственной власти города Москвы как субъекта Российской Федерации быть не может. Ссылка на ст. 131, где отмечается существование мест­ного самоуправления в городских, сельских поселениях — эта сво­его рода пробельность в основном законе, т. е. отсутствие правово­го статуса городского поселения в ст. 131, за исключением горо­дов федерального значения (ст. 65), позволила городской власти Москвы присвоить себе не принятый законом «двойной статус». В этой же ст.6 городская администрация как исполнительный орган власти городского (местного) самоуправления имеет в своем под­чинении территориальные отделения в районах города Москвы — районные управы, являющиеся органами власти районов. То есть в подчинении городской исполнительной власти оказалась пред­ставительная власть районов, так как глава управы возглавляет администрацию района и районное собрание, избранное населе­нием района. Это нарушает ст. 10 Конституции России, определя­ющую разделение ветвей власти и их самостоятельность. Кроме этого двойной статус органа власти субъекта Российской Федера­ции и органа власти МСУ противоречит и ст. 12, где сказано, что органы МСУ не входят в систему органов государственной влас­ти, которой являются органы государственной власти города Мос­квы, как субъекта Российской Федерации. Или то, или другое — совмещение просто невозможно.

Подобная пробельность в Конституции России сыграла свою роль и в перманентных (непрерывных) выборах глав исполнительной власти субъектов Российской Федерации, так как по существу пра­вовым основанием для этого служит ст.З Конституции России: «Но сителем суверенитета и единственным источником власти в Рос­сийской Федерации является ее многонациональный народ.

Высшим непосредственным выражением власти народа являет­ся референдум и свободные выборы».

Чем и воспользовались практически все главы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, организовав референду­мы о выборности главы исполнительной власти субъекта Российской Федерации. В результате каждый субъект Российской Федерации решает финансовые, социально-экономические и даже политические вопросы самостоятельно. Ресурсы в стране, и без того скудные, используются не рационально, конкуренция же (соци­ально-экономическая, финансовая и политическая) отрицательно сказывается на всей России как едином государстве. Теперь многие поняли, что попали в юридическую ловушку; так, вопрос меха­низма контроля со стороны избирателей и тем более наступление ответственности этих выборных государственных должностных лиц за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих социально-экономических программ и законодательства весьма проблемати­чен. Федерального закона о системе государственного контроля нет до сих пор. Прокурорский надзор практически децентрализован, так как принцип согласования кандидатуры прокурора с органами власти субъекта Российской Федерации принял характер назначе­ния ими своего прокурора. Судебный контроль теоретически полу­чил правовую и финансовую самостоятельность, но нет реальной материально-технической независимости в регионах.

Подобные недоработки федерального законодательства, а также произвольное толкование его норм органами власти субъектов Рос­сийской Федерации приводят к принятию конституций республик в составе России и уставов — в остальных ее субъектах с грубыми нарушениями Конституции РФ и федеральных законов. Многие зак­репляют за собой статус суверенных государств (например, Татар­стан, Чеченская республика), автономные округа называют свой представительный орган власти Государственной Думой (например, Государственная Дума Ямало-ненецкого автономного округа). Как следствие этого продолжается непрерывный процесс в сторону кон­федерации, а не федерации, как записано в Конституции России (ст.1).

Кто имеет право участвовать в организации и проведении собрания

(схода) граждан?

Право участия в собраниях (сходах) по законодательству име­ют граждане Российской Федерации, достигшие 18-летнего возраста. Однако в ряде уставов муниципальных образований встречается и иной возрастной ценз — 16 лет. Собрание с правомочным, если в нем принимают участие жители большинства квартир, домов, подъездов, улиц или большинство гражданпоселка. Решение принимается большинством голосов присутствующих.