Специальный субъект преступления и его уголовно-правовое значение

Специальный субъект его признаки, их уголовно-правовое значение. Состав преступления с отягчающими обстоятельствами. Взаимосвязь между уголовным законом и конкретным человеком, совершившим преступление. Субъект преступления и личность преступника.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 2

1. Специальный субъект его признаки, их уголовно-правовое значение. 4

2. Признаки специального субъекта, включенные в основной состав преступления. 10

3. Признаки специального субъекта, включенные в состав с отягчающими обстоятельствами. 21

4. Субъект преступления и личность преступника. 27

Заключение. 32

Список использованной литературы.. 33

Введение

Совершенствование и изменение государственного устройства ведет к значительным изменениям государственной политики, в том числе и уголовной. В условиях проведения правовой реформы, усиления борьбы с преступностью, постоянного обновления уголовного законодательства обосновывается необходимость более глубокого изучения основных институтов уголовного права, особенно состава преступления и каждого из его элементов. Постоянный интерес в этом плане представляют исследования субъекта преступления, не только с обязательными его признаками, но и дополнительными, специальными признаками, позволяющими выделить такого рода исполнителей преступных деяний в самостоятельную уголовно-правовую категорию специальных субъектов.

Изучение признаков субъекта актуально тем что, при практическом применении уголовного закона очень важно помимо обязательных признаков субъекта преступления, учитывать и факультативные, ибо при этом происходит адаптация уголовного закона под конкретные уголовно-правовые общественные отношения.

Общественно опасные деяния совершают конкретные люди. Каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные черты, в том числе относящиеся к характеристике лица, виновного в этом преступлении. Каждая личность обладает специфическими, только ей свойственными признаками, составляющими её индивидуальность. Субъект преступления – это минимальная совокупность признаков, характеризующих лицо, совершившее преступление, которая необходима для привлечения его к уголовной ответственности. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков означает отсутствие состава преступления. Специальный субъект – это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности также иными дополнительными признаками, указанными в законе или прямо вытекают из него, ограничивающими круг лиц, которые могут нести ответственность за данное общественно опасное деяние.

Целью написания данной курсовой работы является комплексное изучение признаков специального субъекта преступления, а также взаимосвязь между уголовным законом и конкретным человеком, совершившим преступление, посредством выявления помимо обязательных признаков субъекта преступления, также и факультативных что будет являться справедливым по назначении наказания, которое должно неси виновное лицо. Вышепоставленная цель предполагает решение следующих задач, в которых нужно рассмотреть:

Специальный субъект его признаки, их уголовно-правовое значение.

Признаки специального субъекта, включенные в основной состав преступления.

Признаки специального субъекта, включенные в состав с отягчающими обстоятельствами.

Субъект преступления и личность преступника.

Работа написана на основе сравнительно-сопоставительного метода учебной и специальной литературы, а также нормативной базы регламентирующей уголовно-правовые отношения. Так в работе были использованы труды доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, К.А. Панько, Прохорова Л.А., Прохорова М.Л., Борзенкова Г.Н., Иогамова-Хегай Л.В., Комисаровой В.С. и др. В работе также были использованы статьи Ковалевой Н., Егоровой Н., Козловой Н., Макарова С., Виктора Борко, Здравомыслова Б.В. и др. Также применялись комментарии к Уголовному кодексу под редакцией А.И. Рарога, Бриллиантова А.В., Побрызгаева Е.В. Нормативную базу составили: Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, различные ФЗ и ФКЗ регламентирующие статус отдельных категорий граждан.

В работе широко применялась судебная практика в форме постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

1. Специальный субъект его признаки, их уголовно-правовое значение

Признаки специального субъекта по своему содержанию очень разнообразны. В УК РФ содержится около 40% составов со специальным субъектом. Как указано в работе Батычко В.Т. признаки специального субъекта могут относиться к различным характеристикам личности преступника: к занимаемому положению по службе или работе, должности, профессии, к отрицательной характеристике, связанной с совершением преступления, к военной обязанности, семейному положению и так далее[1] . Так например, субъектом преступления, предусмотренного ст.264 УК, может быть не любое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только обладающее определенными в законе особенностями - оно должно быть лицом, управляющим автомобилем, трамваем и другими механическими видами транспортных средств. В данном случае особенности субъекта связаны с характером его деяния в сфере движения и эксплуатации транспортных средств (водитель, лицо, управляющее транспортным средством); субъектом преступления, предусмотренного ст.143 УК, - должностное лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению правил охраны труда. Ст.305 УК, устанавливающая ответственность за вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта, называет в качестве специального субъекта судью (или судей).

Общие признаки субъекта не указываются в диспозиции норм Особенной части УК, они вынесены законодателем в качестве общих принципиальных положений в Общую часть. Напротив, действующее уголовное законодательство в Общей части не дает определения понятия специального субъекта. Признаки, характеризующие специальный субъект, указываются в диспозициях уголовно-правовых норм особенной части УК. Иногда выделяются нормы со специальным субъектом в отдельные главы, создавая целые системы норм, где и определяются признаки специальных субъектов в норме Особенной части УК. В Особенной части УК содержатся две такие главы: глава 30 - преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления и глава 33 - преступления против военной службы. В примечании к ст.285 УК описываются признаки специального субъекта для должностных преступлений, особенность которых заключается в том, что они могут совершаться только с использованием обязанностей по службе и благодаря служебному положению лица, являющегося субъектом преступления. Лица, не занимающие определенного служебного положения, просто физически не смогли бы выполнить деяния, предусмотренные в главе 30 УК.

По справедливому замечанию профессора А.И. Рарога, иногда признаки специального субъекта не указываются в конкретной норме Особенной части УК, но их можно уяснить путем систематического, логического и грамматического толкования нормы[2] . Например, ст.124 УК устанавливает ответственность за неоказание помощи больному. Закон не называет прямо субъекта преступления, но указывает на его существенный признак: обязанность этого лица оказывать помощь больному по закону или по специальному правилу. В соответствии со специальными правилами, установленными компетентными органами здравоохранения РФ, все медицинские и фармацевтические работники (врачи, акушеры, фельдшеры, медицинские сестры, провизоры и другие работники) обязаны оказывать первую неотложную помощь гражданам в дороге, на улице, в иных общественных местах.

В некоторых нормах при определении субъекта законодателем употребляет характеристики, свойственные только работника определенных государственных систем. Глава 31 Особенной част УК, содержит ряд норм, в которых определяется ответственность за преступления против правосудия, совершаемые должностными лицами органов правосудия: дознавателем, следователем, прокурором, судьей, работником милиции (ст. ст.299-305 УК).

По общему правилу субъектами преступлений по уголовному праву РФ могут быть как граждане Российской Федерации, так и иностранные граждане и лица без гражданства (ст. ст.11 и 12 УК) Однако в Особенной части УК содержатся две нормы, в которых установлена ответственность лиц, характеризующихся признаками специального субъекта, исходя из государственно-правового положения. Ст.275 УК государственная измена называет в качестве субъекта преступления только гражданина Российской Федерации; ст.276 шпионаж указывает, что шпионаж в пользу иностранного государства, иностранной разведки, иностранной организации или их представителей может быть совершен только иностранным гражданином или лицом без гражданства. Шпионаж, совершенный гражданином РФ, образует признаки другого состава преступления – государственной измены и квалифицируется по статье 275 УК. [3]

В трактовке К.А. Панько специальным субъектом является лицо, обладающее, кроме необходимых обязательных признаков (возраст, вменяемость), особыми дополнительными признаками, относящимися как к позитивной, так и к негативной деятельности субъекта, и ограничивающими возможность привлечения его к уголовной ответственности за совершение данного преступления[4] .

Недостаток этого понятия заключается, прежде всего, в том, что не совсем ясно, какая негативная и позитивная деятельность определяет признаки специального субъекта. Автор же ни в самом определении, ни в работе, где оно предложено, не конкретизирует эти виды деятельности. Далее, К.А. Панько допускает явную ошибку, считая, что признаки специального субъекта ограничивает возможность привлечения его к уголовной ответственности за совершение данного преступления. В действительности же, напротив, наличие признаков специального субъекта к диспозиции статьи УК ограничивает возможность привлечения к ответственности не самого специального субъекта, а иных лиц, не обладающих такими свойствами. И, наконец, в определении К.А. Панько упущено указание на то, что признаки специальных субъектов предусмотрены в законе или вытекают из него.

Признаки специального субъекта в теории уголовного права получили название факультативных признаков в общем понятии состава преступления, поскольку они не являются обязательными для всех конкретных составов преступлений. Признаки специального субъекта указываются хотя и в значительной части составов, но не во всех.

Значение выделение признаков специального субъекта в конкретных составах преступления заключается, по мнению А.И. Рарога, в правильной квалификации преступления. Исходной позицией в правильном решении вопроса правильной квалификации преступления является положение о том, что общественно опасное деяние будет признано преступлением только тогда, когда в нем установлены все признаки состава преступления (ст.8 УК). Следовательно, установление признаков специального субъекта является столь же необходимыми, как и определение признаков общего субъекта. [5]

С учетом изложенного можно констатировать, что специальный субъект преступления – это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности и иным(-и) дополнительным(-и) юридическим(-и) признаком(-ами), предусмотренным(-и) в уголовном законе или прямо вытекающим(-и) из него, ограничивающим(-и) круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону.

Некоторые авторы все множество признаков специального субъекта объединяют в определенные группы. Так, например, в трудах Л.А. Прохорова и М.Л. Прохорова существует следующая классификации признаков специального субъекта, в зависимости оттого, что лежит в основании классификации:

а) гражданство - как уже отмечалось выше, субъектом государственной измены может быть только гражданин РФ (ст.275 УК), субъектом шпионажа (ст.276 УК) - только иностранный гражданин или лицо без гражданства;

б) возраст - субъектом вовлечения несовершеннолетнего в преступление (ст.150 УК) или в совершение антиобщественных действий (ст.151 УК) является совершеннолетнее лицо;

в) пол - непосредственным исполнителем изнасилования может быть только мужчина (ст.131 УК), при убийстве матерью новорожденного ребенка (ст.106 УК) субъектом является женщина - мать новорожденного;

г) должностное положение - субъектом принуждения к даче показаний (ст.302 УК) является следователь или дознаватель;

д) исполнение воинской обязанности - субъектами преступлений против военной службы являются военнослужащие. [6]

В качестве основы следующей классификации, предложенной Н.С. Лейкиной и Н.П. Грабовской, выделяются следующие признаки специальных субъектов, характеризующие:

1) государственно-правовое положение лица (иностранец либо лицо без гражданства);

2) профессиональное положение;

3) должностное положение, особые качества выполняемой работы (ст. УК и др.);

4) демографические признаки – пол, возраст, родственные отношения. [7]

При всей ее ценности для уголовно-правовой теории данная классификация не лишена недостатков. Прежде всего, представляется неоправданным выделение в качестве самостоятельных таких признаков, которые характеризуют государственно-правовое, профессиональное и должностное положение лица, особые качества выполняемой им работы. Все они определяют правовое положение субъекта, вследствие чего их целесообразно объединить в одну группу именно по признаку правового положения субъекта.

Также хотелось бы привести классификацию признаков специального субъекта, предложенную доктором юридических наук, профессором Л.В. Иногамовой-Хегай и В.С. Комисаровой. Так согласно этой классификации признаки присущие специальному субъекту делятся на:

Признаки, характеризующие социальную роль и правовое положение субъекта. Это гражданство, должностное положение лица, профессия род деятельности, характер выполняемой работы, отношение к военной службе, участие в судебном процессе и т.п.

Признаки, характеризующие физические свойства субъекта. Это возраст, пол, состояние здоровья и трудоспособность и т.п.

Признаки, характеризующие взаимоотношение субъекта с потерпевшим. Это родственные отношения субъекта с потерпевшим и другими лицами (родители, мать, дети, другие родственники) т.п. [8]

В учебной литературе можно встретить и более детальное группирование признаков специального субъекта. Они, являясь факультативными признаками состава преступления, выполняют троякую роль в уголовном законодательстве: во-первых, выступают конструктивными (обязательными) признаками основного состава; во-вторых, входят в состав с отягчающими обстоятельствами; в-третьих, когда не предусмотрены в законе ни в основном составе, ни в составе с отягчающими обстоятельствами, при этом эти особенности специального субъекта относятся к характеристики личности преступника. Именно такая классификация признаков специального субъекта лежит в основе последующих глав данной работы.

2. Признаки специального субъекта, включенные в основной состав преступления

При конструктивных признаках специального субъекта, т.е. включенных в основной состав преступления. Лица, не отвечающие требованиям специального субъекта, указанные в конкретной уголовно-правовой норме, не могут быть привлечены к уголовной ответственности по данной статье как исполнители преступления, хотя и совершили действия, предусмотренные диспозицией данной нормы. Статья 285 УК предусматривает ответственность за злоупотребление по службе только должностных лиц, которые используют свои служебные полномочия вопреки интересам службы в корыстных или иных личных интересах, если эти деяния повлекли существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства. Как указано в учебнике по уголовному праву, особенность признаков субъекта преступления данной статьи в том, что они могут совершаться лицом с использованием обязанностей по службе и только благодаря его служебному положению[9] Примечание 1 к ст.285 УК, раскрывая признаки должностного лица, в частности, указывает, что таковыми являются представители власти или лица, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и в муниципальных учреждениях, в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Так в некоторых научных работах указывается на то, что основанием выполнения конкретным лицом управленческих функций должен быть юридический факт, наделяющий это лицо властными полномочиями и порождающий возникновение управленческих отношений между данным субъектом и лицами, поведение которых выступает управляемым объектом[10] . Поскольку в УК РФ упоминается "специальное" полномочие, логично предположить существование неких "общих" полномочий, т.е. обычных, типичных оснований выполнения управленческих функций.

Далее приводятся примеры в отраслях права. Так в административном праве известны следующие способы замещения должностей: 1) зачисление; 2) назначение на должность; 3) выборы; 4) конкурс[11] . В теории уголовного права в качестве оснований выполнения управленческих функций называются акт о назначении на должность, акт выборов[12] , доверенность, трудовой договор (контракт) [13] . В работах по проблемам гражданского права к этим основаниям отнесены такие, как: решение о назначении или избрании (в качестве руководителя); особый (сочетающий признаки трудового и гражданско-правового) договор с руководителем или иным субъектом, выполняющим функции органа юридического лица[14] .

Не вызывает сомнений, что перечисленные основания являются "общими", т.е. обычными основаниями выполнения управленческих функций. Но для объяснения управленческих функций по специальному полномочию, следует привести разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда РФ. В абз.2 п.1 постановлена Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10.02. 2000 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" записано: "Выполнение перечисленных функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица, либо правомочным на то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (народные и присяжные заседатели и др.)"[15]

Одним из самых сложных вопросов по рассматриваемой категории преступлений является вопрос о понятии должностного лица. В этой связи Пленум Верховного Суда РФ еще раз обращает внимание на критерии определения должностного лица, закрепленные в примечании к ст.285 УК.

В связи с этим толкуя это разъяснение, говорится о том, что выполнение функций должностного лица по специальному полномочию соотнесено с возложением на лицо таких функций нормативно-правовым актом или управомоченным органом или должностным лицом. Эти полномочия могут быть временными, одноразовыми, совмещаемыми с основной рабой. Отсутствие таких полномочий, представление их неправомочным субъектом и т.д. исключают наличие должностного лица. [16]

В правовой литературе содержится определение понятия специального полномочия, в соответствии с которым оно представляет собой "официально предоставленные (путем издания нормативного или индивидуального акта) представителю общественности права на осуществление административно-хозяйственных или организационно-распорядительных функций, а также функций представителя власти"[17] . Содержание данного понятия у нас вызывает возражения. Во-первых, наделение специальным полномочием на основании нормативного акта общего действия. Во-вторых, ограничение круга лиц, выполняющих управленческие функции по специальному полномочию, только представителями общественности.

Уголовный кодекс РФ содержит две группы преступлений, связанных с выполнением управленческих функций: преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. ст.285-287, 290, ч.2 ст.237 УК РФ) и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. ст. 201, 204 УК РФ). Критерием их разграничения является организационно-правовая форма организации, в которой лицо выполняет управленческие функции[18] .

Толкование организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей приводится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30.03. 1990 № 4 “О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности или должностном подлоге”. Кроме этих разъяснений большую роль играет правоприменительная практика судебных органов. [19]

Обязательным признаком злоупотребления должностными полномочиями является, согласно закону, существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых интересов общества и государства. При этом слово "нарушение" по уточнению Виктора Боркова, определяет те неблагоприятные изменения, которые происходят в объекте преступления. Оно более правильно отражает природу общественной опасности должностного злоупотребления, вытекающую из злонамеренного использования виновным предоставленных ему полномочий. [20]

Далее указывается на неразрывную связь деяния с последствиями данного состава преступления. Последствия выражаются в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемым законом государственных или общественных интересов. [21] Сущность деяния заключается в противоречии интересам службы использования должностных полномочий или невыполнения обязанностей. При этом злоупотребление не "влечет за собой", а выражается в нарушении интересов, которые перечислены в диспозиции соответствующей нормы.

Использование полномочий при злоупотреблении выступает формой нарушения интересов личности, общества и государства. При этом ключевым, по-мнению, В. Боркова, является такое свойство субъекта, как способность изменять правоотношения для третьих лиц. То есть нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемы интересов общества или государства происходит во время принятия должностным лицом вредоносного властного, организационно-распорядительного, административно-хозяйственного решения, что указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30.03. 1990 № 4 “О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности или должностном подлоге”. В свою очередь термин "существенное" характеризует именно злоупотребление, потому что "неблагоприятные последствия" неминуемы, жестко привязаны к употреблению полномочий. Использование конкретных полномочий всегда влечет такие же конкретные последствия. Так показательны виды "существенных нарушений", которые приводятся в приведенном выше постановлении. Все они описываются посредством указания на действия или бездействие виновного. Так существенный вред может выражаться: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, государственных и муниципальных учреждений, создание помех и сбоев в их работе, нарушении общественного порядка, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т.п. [22]

Одной из разновидности преступлений совершенных должностным лицом, является преступление совершенное "представителем власти". Само понятие "представитель власти" как разновидность должностного лица определено законодателем в примечании к ст.318 УК РФ в гл.32, предусматривающей уголовную ответственность за посягательства на порядок управления. Согласно закону представителем власти признается должностное лицо как правоохранительного, так и контролирующего органа, либо другое должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, которые не находятся от него в служебной зависимости. [23] Следовательно, специальными субъектами указанных составов могут быть только представители власти, т.е. круг должностных лиц органов суда, прокуратуры, МВД, ФСБ и других лиц, которые наделены властными полномочиями по отношению к другим гражданам.

Прежде всего, следует отметить, что представитель власти должен обладать властными полномочиями, которые реализуются в праве должностного лица отдавать в пределах своей компетенции указания или распоряжения, обязательные к исполнению, как должностными лицами, так и гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями и другими юридическими лицами независимо от их правового статуса и ведомственной принадлежности и подчиненности. Причем представитель власти осуществляет свои полномочия в установленном законом порядке постоянно, временно или по специальному поручению. Поэтому для признания лица представителем власти необходимо установить, на каком основании он занимает должность (назначение, выборы, иное) в органах законодательной, исполнительной, а также судебной власти либо в органах местного самоуправления.

Таким образом, по отношению к другим должностным лицам представители власти как субъекты должностного преступления, как справедливо отмечает Б.В. Здравомыслов, обладают рядом специфических признаков, правильное определение которых имеет большое значение для применения соответствующих норм, предусматривающих ответственность за самые различные должностные преступления[24] .

В свою очередь, правильное установление признаков специального субъекта - представителя власти - дает возможность отграничивать специальные составы, предусмотренные ст. ст.299, 300-303 и 305 УК от общих должностных преступлений гл.30 УК РФ. Особенно это важно, когда имеют место общая и специальная нормы (конкуренция норм) и согласно закону (ч.3 ст.17 УК), совокупность преступлений отсутствует, а уголовная ответственность наступает по специальной норме.

К преступлениям совершенным со специальным субъектом, где признак специального субъекта входит в основной состав преступления, также относятся преступления совершенные лица, на которых распространяется Положение о прохождении воинской службы.

Важной особенностью Уголовного кодекса РФ и нового военного законодательства является относительно чёткая регламентация составов воинских преступлений, и, в частности, их субъектов.

Если ранее ст.1 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 года предусматривал расширительное толкование субъекта воинских преступлений, поскольку содержал отсылку к иным нормативным актам (как правило, подзаконным, иногда имевшим гриф "ДСП" либо "Секретно"), то теперь определение понятия "военнослужащего" закреплено на уровне федерального закона[25] .

В ст.331 УК РФ содержится исчерпывающий перечень лиц, на которых распространяется сфера действия раздела XI УК РФ:

1) военнослужащие, проходящие военную службу по призыву;

2) военнослужащие, проходящие военную службу по контракту;

3) граждане, проходящие военные сборы;

4) военные строители военно-строительных отрядов.

Только эти лица могут отвечать за преступления против установленного порядка несения воинской службы по нормам главы 33 УК РФ.

Исчерпывающий перечень лиц, относимых законодателем к военнослужащим, а также точное определение, что является военной службой, содержатся в Федеральном законе “О статусе военнослужащих” и Федеральном законе "О воинской обязанности и военной службе". Законы дополняют друг друга. Определение статуса военнослужащих возможно лишь путём их совместного толкования.

Военнослужащими являются граждане, проходящие военную службу (п.3 ст.2 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"). Военная служба – это особый вид государственной службы граждан в Вооружённых Силах

Российской Федерации, других войсках, органах внешней разведки и федеральных органах государственной безопасности (п.1 ст.2 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"). Помимо Вооружённых Сил, военная служба предусмотрена ещё в 12 государственных органах. [26]

Граждане приобретают статус военнослужащего с началом военной службы и утрачивают его с окончанием таковой (ст.2 Федерального закона "О статусе военнослужащих"). Точные моменты начала и окончания военной службы определяются указанными законами. Они различны для разных категорий военнослужащих.

Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные главой 33 УК РФ преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов и военными строителями военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны Российской Федерации, других министерств и ведомств Российской Федерации.

Как указано в работе академика В.Н. Кудрявцева определение воинских преступлений не вносит каких-либо изменений и дополнений в общее понятие преступления, а указывает лишь на специальный объект и на специальный субъект рассматриваемых деяний[27] .

Так, в данном случае объектом преступлений против военной службы является порядок ее прохождения, который устанавливается Конституцией Российской Федерации и другими законами (Закон "Об обороне" 1996г., Закон "О воинской обязанности и военной службе" 1993г. с изменениями и дополнениями 1995г., Закон "О статусе военнослужащих" 1993г. с изменениями и дополнениями 1995г), а также Общевоинскими уставами Вооруженных Сил РФ 1993г. и другими нормативными актами.

Установленный ими порядок является родовым объектом всех воинских преступлений и одним из основополагающих их отличительных признаков.

Совершение военнослужащими любого другого общественно опасного и противоправного действия (бездействия), не связанного с посягательством на порядок прохождения военной службы, не образует преступления против военной службы и квалифицируется как общеуголовное деяние.

Порядок прохождения военной службы в широком смысле слова включает в себя всю совокупность воинских правоотношений, охраняемых уголовным законом: порядок подчиненности и уставных взаимоотношений (ст.332-336), порядок прохождения военной службы в узком смысле слова, т.е. тот, который нарушается уклонениями от военной службы (ст.337-339), порядок несения специальных служб (ст.340-344), порядок сбережения военного имущества (ст.345-348), порядок обращения с оружием, управления и эксплуатации военной техники (ст.349-352).

Новый УК, кроме того, исключил из порядка прохождения военной службы порядок хранения военной тайны и порядок деятельности органов военного управления, как это было в УК РСФСР. Уголовная ответственность военнослужащих за совершение этих посягательств наступает по общим нормам, предусматриваемым ст.283-286, 292 - 293 о преступлениях против безопасности государства и государственной власти.

Так, по определению Кудрявцева вторым признаком преступлений против военной службы является специальный субъект преступления. Им может быть военнослужащий, проходящий военную службу по призыву либо, но контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, о котором не раз указывалось выше. [28]

В этом случае начальным моментом военной службы по Закону "О воинской обязанности и военной службе" (ст.37) считается день зачисления гражданина в список личного состава воинской части. Окончанием военной службы считается день истечения срока военной службы. Аналогичным образом эти моменты начала и конца службы определяются и для военнообязанных, проходящих военные сборы, т.е. первым и последним днем их прохождения[29] .

При этом гражданские лица, в том числе и работающие в воинских частях и учреждениях, а также учащиеся суворовских и нахимовских училищ не могут быть привлечены к уголовной ответственности за совершение преступлений против военной службы.

В то же время лица, достигшие 16-летнего возраста и не являющиеся субъектами преступлений против военной службы, но участвующие в их совершении, могут нести уголовную ответственность по статьям главы 33 УК в качестве организаторов, подстрекателей и пособников, но не исполнителей.

3. Признаки специального субъекта, включенные в состав с отягчающими обстоятельствами

Существуют также такие составы преступлений со специальным субъектом, где признаки специального субъекта включены в конструкцию не основного состава, а в состав с отягчающими обстоятельствами. В данном случае признаки специального субъекта преступления являются обязательными для квалификации преступления. При этом эти признаки тоже входят в основание уголовной ответственности, но не по основному составу, а по квалифицированному. Так в статье 290 УК (получение взятки должностным лицом) предполагает в качестве субъекта основного состава только должностное лицо (первое значение дополнительного признака субъекта). Часть 3 данной стать указывает специальную характеристику должностного лица в виде его ответственного положения: лицо, занимающее государственные должности Российской Федерации или субъекта Российской Федерации или являющееся главой органа местного самоуправления, эти признаки, как уже говорилось в предыдущей главе, более конкретизируются в статьях постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" от 10.02.00.

В данном постановлении также указанно, что субъектом преступления предусмотренного статьей 290 УК РФ, надлежит признавать, при наличии к тому оснований, и такое должностное лицо, которое хотя и не обладало полномочиями для совершения действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, но в силу своего должностного положения могло способствовать исполнению такого действия (бездействия) другим должностным лицом либо получило взятку за общее покровительство или попустительство по службе[30] .

Однако в данном постановлении указывается на то, что если субъектом преступления будет работник государственного органа или органа местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждений, исполняющие в них обязанности на профессиональной или технической основе, и при условии, что данные обязанности не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям, то в данном случае данное лицо не может рассматриваться как субъект получения взятки[31] .

Так Президиум Верховного Суда РФ не усмотрел признаков должностного лица, занимающего ответственное положение, гражданина Ж., осужденного по части третьей ст.290 УК.Ж., работая прокурором отдела по надзору за следствием и дознанием в органах внутренних дел Прокуратуры г. Москвы, был признан виновным в получении от П. взятки за оказание помощи в благоприятном исходе уголовного дела П. и за организацию необходимой я консультативной помощи. Президиум Верховного Суда РФ указал своем постановлении, что Ж. являлся рядовым прокурором отдела, обязанности которого сводились в основном к организации и методическому обеспечению прокурорского надзора. В деле отсутствуют данные, свидетельствующие о широких властных полномочиях Ж., его функциональные обязанности не включали важных служебных функций, прав и полномочий: Ж. не обладал процессуальной самостоятельностью, не возбуждал уголовные дела, не проводил следственных действий. По такому положению дела, с учетом конкретных обстоятельств, обновленных приговором народного суда, Президиум Верховного Суда РФ обоснованно переквалифицировал действия Ж. с части первой ст.173 на часть вторую ст.173 (по признаку крупного ущерба).

Повышенная общественная опасность получения взятки обусловлена тем, что оно обычно сопряжено с другими преступлениями (в сфере экономики, должностными, экологическими, против правосудия и т.д.) и является одной из распространенных форм коррупции[32] .

Объективная сторона преступления складывается из: а) получения должностным лицом взятки, т.е. вознаграждения, и б) получения взятки за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц[33] .

Получить взятку – это значит принять ее лично или через посредников. Если взятка передана лицу (положена в его письменный стол, в карман пальто), это еще не означает, что он принял ее. Если у должностного лица не было умысла на получение взятки, а, обнаружив ее у себя, оно немедленно заявило об этом, вопрос об уголовной ответственности не возникает[34] .

С субъективной стороны получение взятки характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что получает взятку за действие (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, которые входят в его служебные полномочия совершению которых он может способствовать в силу своего служебного положения, либо за общее покровительство или попустительство по службе и желает сделать это. Получение взятки – корыстное преступление.

Известные сложности возникают при признании взяткополучателями врачей, преподавателей, воспитателей и т.п. Их можно привлекать к ответственности по ст.290 УК РФ лишь при условии, если они выполняли организационно-распорядительные или административно - хозяйственные обязанности в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в вооруженных силах РФ, других войсках и в воинских формированиях РФ. К таковым относятся, например, незаконная выдача врачом листков временной нетрудоспособности, установления основания и очередности госпитализации; завышение преподавателем оценок, следствием чего становятся незаконное получение стипендии, диплома. Указанные действия являются юридически значимыми, порождают определенные права и обязанности для других лиц.

Среди преступлений против правосудия различают такой состав преступления, со специальным субъектом в качестве которых могут выступать лица, работающие в правоохранительных органов. Так, например, в таком составе преступления как воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования субъектом преступления в ч.3 ст.294 УК выступает лицо, имеющее определенные должностные полномочия. Таким лицам следует отнести должностных лиц правоохранительных органов, органов федеральной и местной власти, государственных и муниципальных служащих, могущих повлиять на судебное решение или расследование, так как от них, например, зависит решение вопросов о продвижении по службе сотрудника правоохранительных органов[35] .

Объективная сторона данного преступления состоит во вмешательстве в любой форме в деятельность суда, либо в осуществлении своих полномочий следователем, дознавателем, это угроза, просьбы, уговоры, советы, обещания, оказать услуги, обращенных в пользу судьи, присяжных заседателей, следователя, дознавателя, которое может осуществляться в устной, письменной форме, через третьих лиц, в том числе и через родственников.

Как указанно в комментариях к данной статьи, вмешательство должно быть в конкретное уголовное, гражданское, административное дело, а не в какую-то категорию дел по их разрешению вообще. Адресатом воздействия, если вмешательство происходит в судебное разбирательство, является определенный судья или присяжный заседатель. Нет состава преступления, если воздействие оказывается на секретаря судебного заседания, судебного пристава или других работников суда, но не судей[36] .

Для того чтобы минимизировать влияние на деятельность правоохранительных органов в отечественном законодательстве устанавливаются определенные сдержки и противовесы в форме определенных нормативных актов, которые позволяют ограничить негативное влияние одних государственных органов на другие, а если такое влияние необходимо, то сделать его максимально законным. Так сказанное выше положение проявляется в судебной системе. Так согласно Конституции РФ, ФЗ "О статусе судей РФ" и ФКЗ "О судебной системе РФ" судьи в своей деятельности независимы и подчиняются только Конституции и закону. [37] Или ФЗ "О прокуратуре РФ" закрепляет недопустимость какого-либо вмешательства в деятельность следователя с целью оказания влияния на принимаемые им решения. [38]

Ярким примером состава преступления со специальным субъектом, где признаки специального субъекта входят в состав с отягчающими обстоятельства является такой состав преступления как мошенничество (ч.3 ст.159 УК), присвоение или растрата (ч.3 ст.160 УК), среди преступлений против собственности. Мошенничество с использованием своего служебного положения может проявляться в различных формах, но по характеру объективной стороны мошенничество совершается в основном двумя способами: обман и злоупотребление доверием. Так наиболее типичные формы обмана совершенного должностным лицом, выражаются в том, что виновный выдает себя за лицо, имеющее право на получение имущества, которым оно в действительности не является, либо выражается в предоставление подложных документов для получения чужого имущества, или денежных сумм (фиктивные накладные, поддельные кассовые чеки и т.д.). При совершении мошенничества в кредитно-денежной сфере используются в основном следующие виды обмана: регистрация предприятий на подставных лиц, использование поддельных печатей, уставов и других документов, внесение в учредительные документы искаженных сведений об учредителях, в том числе с использованием паспорта граждан, использование реквизитов распавшихся предприятий с согласия их руководителей, введенных в заблуждение т.д.

При злоупотреблении доверием, способ изъятия чужого имущества состоит в использовании доверительных отношений, сложившихся между виновным и потерпевшим. При этом виновному необходимо убедить потерпевшего передать в его распоряжение имущество.

С учетом описанных выше признаков такого состава преступления как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, хотелось бы привести точку зрения Устименко В.В. в определении наказания за содеянное. Так при мошенничестве должностным лицом имеет место более опасный характер объективной стороны, так как мошенничество совершает такое лицо, которое в силу занимаемого служебного положения призвано обеспечивать нормальное функционирование организации, либо это лицо более компетентно в решении определенных вопросов связанных с движение финансовых средств, капитала организации, либо лицо виновное в совершении преступления в силу определенных привилегий, вверенных ему в связи с занимаемым служебным положением, совершает преступление, используя, данные привилегия для получения определенной информации, для получения доступа к реквизитам предприятия и вследствие этого, свободного их использования и т.д. [39]

Также, более сходное со сказанным выше примечание, по поводу такого состава преступления как "присвоение и растрата" (ст.160 УК), можно встретить в комментариях к Уголовному кодексу. Так присвоение и растрата характеризуется тем, что чужое имущество – частное, государственное, муниципальное, кооперативное и др. – принадлежащее лицу на праве частной собственности, вверенного виновному и находится у него в правомерном владении в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения, юридически оформленного и закрепленного в соответствующих документах. При этом присвоение представляет собой умышленное противоправное удержание чужого имущества, например, за счет служебных полномочий, находящегося в правомерном владении виновного, с целью обращения его в пользу или в пользу третьих лиц, а растрата заключается в отчуждении чужого имущества, в продаже его, передаче другим лицам, потреблении, обмене и т.п. [40]

4. Субъект преступления и личность преступника

Каждый человек, совершивший преступление, является носителем многих социальных качеств. Из них для состава преступления имеют значение только возраст, вменяемость и в отдельных случаях, как уже отмечалось в предыдущих главах признаки специального субъекта. Только эти признаки входят в состав как основание уголовной ответственности. Более широкий круг социально значимых качеств лица, совершившего преступление, образует понятие "личность преступника".

Каждое преступление совершается конкретным человеком и выражает его волю; взгляды, стремления, привычки. Не зря было подмечено одним из авторов: "…нельзя раскрыть сущность преступления, не анализируя личность того, кто его совершил. Уголовный закон, не забывает, что эти лица должны и могут быть исправлены, возвращены к честной трудовой жизни. Но найти эффективные средства и способы воздействия на лиц, совершивших преступления, пути и средства предупреждения новых преступлений можно только при глубоком изучении всего того; что характеризует преступника как социального индивида, как личность... ". [41]

Под личностью преступника понимается личность лица, совершившего преступление. Это положение является принципиально важным и исходным для изучения личности преступника. О личности преступника можно говорить только в случае, когда человек совершил преступление. Как бы отрицательно по своему поведению, образу жизни, взглядам, ценным ориентациям он ни характеризовался, о нем нельзя говорить как о личности преступника.

Так в некоторых работах приводится соотношение "субъекта преступления" и "личности преступника". Признаки состава преступления, характеризующие субъекта, иногда называют "юридическими" или "уголовно-правовыми", в отличие от иных признаков личности. Такое терминологическое обозначение признаков субъекта следует признать неудачным. Юридическое (уголовно-правовое) значение могут иметь и свойства личности преступника, находящееся за пределами состава. Криминология уделяет изучению личности преступника исключительно большое внимание, исходя из задач данной науки. Это важнейшая составная часть предмета криминологии. Однако недопустимо рассматривать проблему личности преступника как чисто криминологическую, оставляя для уголовного права только признаки субъекта преступления. Наличия этих признаков достаточно для признания в действиях виновного состава преступления, а значит, для обоснования уголовной ответственности. Однако этих признаков недостаточно для индивидуализации наказания и для решения вопроса о том, возможно ли освобождение данного лица от уголовной ответственности. [42]

Итак, каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные черты, в том числе относящиеся к характеристике лица, виновного в этом преступлении. Каждая личность обладает специфическими, только ей свойственными признаками, составляющими её индивидуальность. Как указано в трудах доктора юридических наук А.И. Рарога индивидуальность включает в себя биологические (пол, возраст, состояние здоровья), психологические (умственное развитие) и социальные (Поведение в быту, отношение к труду, правилам проживания в обществе) свойства личности. При этом суд, руководствуясь ст.61-64 УК, может учесть эти признаки при назначения наказания, выбирая вид наказания и его вид. [43]

Таким образом, личность преступника, по определению А.И. Рарога, - это система социально значимых свойств лица, совершившего преступление, которые могут быть учтены судом при назначении мер государственного принуждения (наказания или других уголовно-правовых мер) в целях его исправления и предупреждения совершения им новых преступлений.

Также в работах Волженкина Б.В. можно встретить сходное определение, что лицо, совершившее преступление, является преступником, а личность преступника, как и любая личность вообще, представляет собой не что иное, как совокупность признаков и свойств, которые присущи человеку и составляют его индивидуальность[44] . В свою очередь, Н.А. Стручков отмечал, что человек становится субъектом преступления тогда, когда, обладая личностью преступника, он совершил общественно опасное деяние. [45] Представляется, что данная точка зрения не вносит достаточной ясности в разграничение понятий "субъект преступления" и "личность преступника", но и не исключает их тесной взаимозависимости.

Однако наиболее обстоятельную позицию рассматриваемой проблемы, на наш взгляд, занял П.С. Дагель, который особо отмечал, что понятия "субъект преступления" и "личность преступника" имеют различные функции. При этом первая характеризует одно из условий уголовной ответственности, а вторая отражает индивидуализацию уголовного наказания. Понятие "субъект преступления" отвечает на вопрос, кто может нести ответственность за совершенное преступление. Понятие же "личность преступника" дает ответ, какую ответственность должно нести лицо, совершившее преступное деяние. [46]

Хотелось бы также отметить такое положение, отмеченное в работе А.И. Рарога. Так дополнительная характеристика личности преступника как лица, виновного в совершении преступления, не учтенная судом при квалификации, может быть принята во внимание как отягчающее или смягчающее обстоятельство при выборе вида наказания (при альтернативных санкциях) и размера наказания. Критерием такого выбора является возросшая или уменьшенная в сравнении с другими общественная опасность личности преступника[47] . Совершение преступления лицом, склонным к употреблению алкоголя и находившимся в состоянии опьянения в момент совершения преступления, и, если это преступление связано с состоянием опьянения (например, хулиганство), суд учитывает в соответствии с ч.3 ст.60 УК. Как отрицательную характеристику личности преступника. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении "О практике назначения судами РФ уголовного наказания" рекомендовал судами учитывать при назначении наказания состояние опьянения субъекта в момент совершения преступления, вызванное употреблением алкоголя, наркотических средств, при оценке данных, характеризующих личность виновного, несмотря на то, что состояние опьянения не включено в перечень обстоятельств, отягчающих наказание (ст.63) [48] .

Таким образом, учет положительных и отрицательных характеристик личности преступника имеет важное юридическое значение. Это – деятельность суда в рамках третьего значения факультативных признаков субъекта преступления, о чем уже говорилось выше. Признаки, характеризующие личность преступника, могут влиять на вид и размер наказания, предусмотренного за совершение определенного преступления, на применение принудительных мер медицинского характера, а также приниматься во внимание при обсуждении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности, о применении условного осуждения и в некоторых других случаях. Одной из важных гарантий прав и свобод гражданина и человека является назначение справедливого наказания при точном соблюдении требований уголовного законодательства, а также правильная юридическая оценка содеянного и личности преступника.

Заключение

Рассмотренная в данной курсовой работе тема "Специальный субъект преступления" занимает важное место в учении о составе преступления.

Специальным субъектом преступления признаётся лицо, обладающее наряду с обязательными признаками ещё и дополнительными, которые указываются в статьях уголовного кодекса и являются обязательными. Также следует отметить и значение специального субъекта. Во-первых, признаки специального субъекта, вследствие того, что входят в основной состав преступления позволяют разграничить смежные составы преступлений. Во-вторых, следствие того, что признаки входят в состав с отягчающими обстоятельствами, определение специального субъекта преступления служит основанием для отягчения либо смягчения уголовной ответственности. И, в-третьих, основываясь на индивидуальные личностные качества лица совершившего преступление, образуются определенные признаки специального субъекта, что в свою очередь позволяет максимально индивидуализировать ответственность за совершенное деяние, тем самым, назначая справедливое наказание.

Важная сторона проблемы субъекта преступления – изучение такого сложного вопроса в науке уголовного права и криминологии, как соотношение понятий "субъект преступления" и "личность преступника", которые порой отождествляются, что является методологической ошибкой. Методологической основой исследования данной проблемы является как углубленное изучение самого преступного деяния на различных этапах развития нашего государства, так и совершенствование уголовного законодательства в целях более эффективной борьбы с преступностью.

Список использованной литературы

1. I. Нормативные акты:

2. Конституция РФ. М.: Омега-Л, 2005.

3. ФКЗ "О судебной системе РФ" от 17.12.98 №1-ФКЗ.

4. Уголовный кодекс РФ. М.: ТК Велби, Проспект. 2007.

5. ФЗ от 17.11.95 "О прокуратуре РФ" № 2202-1. М.: Омега-Л, 2006.

6. ФЗ от 31.12.96 "О статусе судей РФ", М.: Омега-Л, 2006.

7. ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" от 28.03.98. №53-ФЗ. М.: Омега-Л, 2006.

II. Специальная литература:

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.03. 1990 № 4 “О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности или должностном подлоге // Собрание законодательства РФ.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.07 №2 "О практике назначения судами РФ уголовного наказания". // Собрание законодательства РФ.

10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000г. №6 " О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе". // собрание законодательства РФ.

11. Бриллиантов А.В. Побрызгаев Е.В. Уголовный кодекс РФ в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда РФ (СССР) с комментариями. М.: ТК Велби. Проспект. 2008.560 с.

12. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под ред.А.И. Рарога. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.640с.

13. Комментарий к уголовному кодексу РФ. Под ред.А. А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова.М., 2006.610с.

14. Виктор Борко. Недостатки конструкции состава должностного злоупотребления как причина проблем правоприменения. Уголовное право. 2007. №4.

15. Буров B. C. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Ростов-на-Дону, 1997.220с.

16. Волженкин Б.В. Служебные преступления.М. . 2000, 240с.

17. Галахова А.В. Должностные преступления.М., 1998.320с.

18. Егорова Н. Юридические основания осуществления управленческих функций специальным субъектом преступления. Уголовное право. 2005. №5.

19. Здравомыслов Б.В. Состояние преступности в России.М., 1997.110с.

20. Ковалева Н. Кто является представителем власти по специальному полномочию? // Российская юстиция. 2002. №2.

21. Лейкина Н.С., Н.П. Грабовская. Личность преступника и уголовная ответственность. Уголовное право. 2000. №4

22. Козлова Н. Гражданско-правовой статус органов юридического лица. Хозяйство и право. 2004. №8.

23. Макаров С. Субъекты должностных и служебных преступлений. Российская юстиция. М.: 1999, № 5

24. Мацкевич И.М. Криминологический и уголовно-правовой анализ преступлений против военной службы. Государство и право М., 1999. № 6

25. . Панько К.А. Признаки специального субъекта. Уголовное право.М., 2001. №3.

26. Устименко В.В. Мошенничество в микроэкономике // Уголовное право - 2001 - №3.

27. III. Учебная литература:

28. Батычко В.Т. Уголовное право. Общая и особенная часть.М., 2006.510с.

29. Российское уголовное право. Общая часть. Г.Н. Борзенков, Л.В. Иогамова-Хегай, В.С. Комисарова, А.И. Рарога. М.: ТК Велби, Проспект, 2007.520с.

30. Гаухман Л.Д. Колодкин Л.М. . Максимов С.В. Уголовное право. Общая часть, особенная часть. М.: Юриспруденция, 2004.469с.

31. Криминология. Под ред.А.П. Герцензона, В.К. Звирбуля, И.И. Карпеца, М., 1998, 510с.

32. Дагель.П.С. Уголовное право. Общая часть. М.: Омега-Л. 2004, 485с.

33. Российское уголовное право. Под ред.В.Н. Кудрявцева А В. Наумова. М.: Юристъ. 2000, 487с.

34. Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багишаев З.А. Российское административное право.М., 1996.490с.

35. Прохоров Л.А., Прохоров М.Л. . Уголовное право. М.: Юристъ. 2000.530с.

36. Уголовное право РФ. Общая часть. Под ред.А.И. Рарога. М.: Юристъ, 2005, 496с.


[1] Батычко В.Т. Уголовное право. Общая и особенная часть. М., 2006. С.235.

[2] Уголовное право РФ. Общая часть. Под ред. А.И. Рарога. М.: Юристъ, 2005. С.210.

[3] Там же. С.212.

[4] К.А. Панько. Признаки специального субъекта. Уголовное право. М., 2001. №3. С.32.

[5] Уголовное право РФ. Общая часть. Под ред. А.И. Рарога. М.: Юристъ, 2005. С.212.

[6] Л.А.Прохоров, М.Л.Прохоров. Уголовное право. М.: Юристъ. 2000. С.243.

[7] Лейкина Н.С., Н.П. Грабовская. Личность преступника и уголовная ответственность. Уголовное право. 2000. №4.С.45.

[8] Российское уголовное право. Общая часть. Г.Н. Борзенков, Л.В. Иогамова-Хегай, В.С. Комисарова, А.И. Рарога. М.: ТК Велби, Проспект, 2007. С.215.

[9] Уголовное право РФ. Общая часть. Под ред.А.И. Рарога. М.: Юристъ, 2005. С.211.

[10] Егорова Н. Юридические основания осуществления управленческих функций специальным субъектом преступления. Уголовное право.2005. №5. С.16.

[11] Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багишаев З.А. Российское административное право. М., 1996. С. 121—122.

[12] См., например: Галахова А.В. Должностные преступления. М., 1998. С. 10; Волженкин Б.В. Служебные преступления. М.. 2000. С. 114.

[13] Буров B.C. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Ростов-на-Дону, 1997. С. 51.

[14] Козлова Н. Гражданско-правовой статус органов юридического лица. Хозяйство и право. 2004. № 8. С. 47—48.

[15] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000г. №6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".

[16] Бриллиантов А.В. Побрызгаев Е.В. Уголовный кодекс РФ в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда РФ (СССР) с комментариями. М.: ТК Велби. Проспект. 2008. С.511.

[17] Ковалева Н. Кто является представителем власти по специальному полномочию? // Российская юстиция. 2002. №2. С.59.

[18] Макаров С. Субъекты должностных и служебных преступлений. Российская юстиция. М.:1999, № 5. С.46

[19] Бриллиантов А.В., Побрызгаев Е.В. Уголовный кодекс РФ в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда РФ (СССР) с комментариями. М.: ТК Велби. Проспект. 2008. С.532.

[20] Виктор Борко. Недостатки конструкции состава должностного злоупотребления как причина проблем правоприменения. Уголовное право. 2007. №4. С.11.

[21] Комментарий к уголовному кодексу РФ. Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М.,2006. С.367.

[22] Бриллиантов А.В., Побрызгаев Е.В. Уголовный кодекс РФ в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда РФ (СССР) с комментариями. М.: ТК Велби. Проспект. 2008. С.532.

[23] Уголовный кодекс РФ. М.: ТК Велби, Проспект. 2007. С.163

[24] Б.В. Здравомыслов. Состояние преступности в России. М.,1997 . С. 7.

[25] Мацкевич И.М. Криминологический и уголовно-правовой анализ преступлений против военной службы. Государство и право, М.,1999, № 6, стр.58.

[26] Там же. С.59.

[27] Российское уголовное право. Под ред. В.Н. Кудрявцева А В.Наумова. М.: Юристъ. 2000. С.226.

[28] Там же. С. 227.

[29] ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" от 28.03.98. №53-ФЗ. М.: Омега-Л, 2006.

[30] Бриллиантов А.В., Побрызгаев Е.В. Уголовный кодекс РФ в материалах действующих постановлений Пленумов Верховного Суда РФ (СССР) с комментариями. М.: ТК Велби. Проспект. 2008. С.504.

[31] Там же. С.504.

[32] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Изд. "НОРМА". М., 2001.

[33] А.В. Галахова. Должностные преступления. М., 1998. С.33.

[34] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Изд. "НОРМА". М., 2001.

[35] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под ред. А.И. Рарога. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.С.524.

[36] Там же.

[37] Конституция РФ.М.: Омега-Л, 2005.; ФКЗ "О судебной системе РФ" от 17.12.98 №1-ФКЗ, ФЗ от 31.12.96 "О статусе судей РФ", М.: Омега-Л, 2006.

[38] ФЗ от 17.11.95 "О прокуратуре РФ" № 2202-1.

[39] Устименко В.В. Мошенничество в микроэкономике//Уголовное право - 2001- №3. С.43.

[40] Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под ред. А.И. Рарога. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006.С.269.

[41] Гаухман Л. Д. Колодкин Л.М.. Максимов С.В. Уголовное право. Общая часть, особенная часть. М.: Юриспруденция, 2004. С. 342.

[42] Л.А.Прохоров, М.Л.Прохоров. Уголовное право. М.: Юристъ. 2000. С.216.

[43] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Под ред. А.И. Рарога. М.: Юристъ, 2005. С.214.

[44] Волженкин Б. В. Коррупция: современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе. СПб., 1998. С. 15.

[45] Криминология. Под ред. А. П. Герцензона, В. К. Звирбуля, И. И. Карпеца, М., 1998. С. 119.

[46] Дагель. П.С. Уголовное право. Общая часть. М.: Омега-Л. 2004, С.87.

[47] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Под ред. А.И. Рарога. М.: Юристъ, 2005. С.215.

[48] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.07 №2 "О практике назначения судами РФ уголовного наказания".