Судебные приставы в исполнительном производстве

Аспекты деятельности службы судебных приставов, обеспечение ими установленного порядка деятельности судов. Задачи исполнительного производства, проблемы исполнения судебных актов и перспективы института частных судебных приставов-исполнителей в России.

Введение

В свое время судебная реформа 1864 г ознаменовала возникновение службы приставов, уполномоченных государством исполнять судебные решения и охранять интересы тяжущихся. Служба судебных приставов просуществовала по модели 1864 г. до 1917 г.

Возрождение службы произошло через 133 года: июль 1997г. был отмечен принятием Федеральных законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». Момент вступления названных Законов силу ознаменовал рождение новой для России службы - службы судебных приставов Российской Федерации. Ноябрь 2002 г. стал первым юбилейным годом, когда судебные приставы России отметили свой день рождения и подвели итоги пятилетнего развития. Законы 1997 г. включают лучшее как из реформы 1864 г., так и из деятельности судебных исполнителей советского периода. Однако современная практика деятельности судебных приставов тяготеет к постоянному усложнению. Развитие рыночных отношений в России привело к стремительному развитию гражданского права, поэтому приходится исполнять решения судов, связанные с обращением взыскания на ценные бумаги, дебиторскую задолженность. Это требует широких юридических знаний. Новое уголовное процессуальное, административное законодательство наделяет службу приставов дополнительными, ранее несвойственными ей функциями, что также требует постоянного повышения квалификации приставов.

Можно говорить о разных аспектах деятельности службы судебных приставов: об исполнительном производстве, обеспечении установленного порядка деятельности судов, организации дознания, о статистике, кадровых вопросах. На любом направлении деятельности важен профессионализм судебных приставов, тем более, что законодательно не возможно прописать все вариации правовых ситуаций, с которыми приходиться сталкиваться на практике. Кроме того, законодательство, постоянно совершенствуясь изменяется. В правоприменительной практике судебных приставов сплетаются различные отрасли права, экономика, психология. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации наделили службу судебных приставов новыми полномочиями: осуществление дознания по 5 составам преступлений, привлечение к административной ответственности по 11 составам. Для их выполнения в службе судебных приставов должны работать специалисты, обладающие необходимыми знаниями и профессиональными навыками. А если учесть, что закон не требует того, чтобы судебный пристав обладал высшим юридическим образованием, единственный путь обеспечения качественного исполнения судебных актов и актов иных органов, а также выполнения иных функций - это постоянное обучение, повышение квалификации судебных приставов.

После возложения на главных судебных приставов, старших функций органа дознания по новому УПК РФ стало необходимо не только организовать отделы дознания но и обучить специалистов тактике и методике проведения дознания по определённым категориям дел. Тем более, что подобной практики в территориальных органов Министерства юстиции до этого не было и не могло быть. Для разработки необходимых методических рекомендаций по проведению дознания авторский коллектив учёных и практиков из Высшей школы милиции (г. Екатеринбург) провели обобщение более 200 уголовных дел, рассмотренных судами. По результатам работы подготовлены учебное пособие и курс для обучения старших судебных приставов. Кроме того, проведено обучение старших судебных приставов и тех специалистов, которые будут выполнять работу дознавателей.

Современная деятельность по применению законодательства (а именно таковой и является работа судебных приставов, специалистов службы судебных приставов) и в дальнейшем будет неизбежно требовать постоянного профессионального роста тех, кто в силу закона уполномочен применять право, защищать права и интересы различных субъектов права.[1]

1. Исполнительное производство

Исполнительное производство — заключительная стадия гражданского процесса, в которой принудительно осуществляются права, подтвержденные решением суда. Судебные решения приводятся в исполнение по вступлении их в законную силу, кроме случаев немедленного исполнения, судебными приставами — исполнителями.

Исполнительное производство обеспечивает достижение материально-правовой цели юрисдикционной деятельности. Именно по нему можно судить об эффективности и действенности правовой защиты в целом. Ошибки, допущенные в ходе исполнительного производства, могут свести на нет всю правоохранительную деятельность по защите конкретных прав и привести к противоположному результату — нарушению субъективных материальных прав и охраняемых законом интересов субъектов правоотношений.

Отношения, складывающиеся в процессе исполнительного производства, где субъективное материальное право или охраняемый законом интерес, нарушенный или оспоренный должником и подтвержденный юрисдикционным актом, получают свою реализацию через механизм государственного принуждения, регулирует исполнительное право.

Источником исполнительного законодательства выступает в первую очередь Конституция РФ, ст. 15 которой обязывает все органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединения соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы, федеральные законы и подзаконные акты, а также общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры Российской Федерации.

Законодательство РФ об исполнительном производстве также состоит из Федерального закона от 21 июля1997 г N.№ 119-фЗ «Об исполнительном производстве», Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах», Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Закон «Об исполнительном производстве» определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов (далее — судебные акты), а также актов других органов, которым при рсущест-влении-установленньпгзаконом полномочий предоставлено право возлагать на граждан, организации или бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения этих действий.

Закон «О судебных приставах» определяет организацию деятельности службы судебных приставов.

Гражданский процессуальный кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ регулируют вопросы производства, связанного с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов.

Органами принудительного исполнения судебных актов и актов других органов являются Федеральная служба судебных приставов Российской Федерации и службы судебных приставов субъектов РФ (далее — ФССП России).

ФССП России осуществляет следующие полномочия:

1 ) обеспечивает в соответствии с законодательством Российской Федерации:

установленный порядок деятельности судов;

осуществление исполнительного производства по принудительному исполнению судебных актов и актов других органов;

применение мер принудительного исполнения и иных мер на основании соответствующего исполнительного документа;

проведение оценки и учета арестованного и изъятого имущества;

2) организует в соответствии с законодательством Российской Федерации:

хранение и принудительную реализацию арестованного и изъятого имущества;

розыск должника-организации, а также имущества должника (гражданина или организации);

участие судебных приставов-исполнителей в защите интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве, а также в процедурах банкротства;

участие судебных приставов-исполнителей в исполнении решений комиссий по трудовым спорам;

3) руководит деятельностью территориальных органов, осуществляет контроль их деятельности;

4) проводит анализ деятельности территориальных органов и разрабатывает меры по ее совершенствованию;

5) создает и ведет в установленном порядке банки данных о возбуждении исполнительного производства, обеспечивает методологическое единообразие и согласованное функционирование информационных систем в установленной сфере деятельности;

6) обобщает практику применения законодательства Российской Федерации в установленной сфере деятельности и вносит в Минюст России предложения по его совершенствованию.

Незаконные действия судебного пристава — исполнителя могут быть обжалованы.

В соответствии со ст. 90 Закона РФ «Об исполнительном производстве» обжалование действий (бездействия) судебных приставов — исполнителей осуществляется путем подачи жалобы на действия судебного пристава — исполнителя по исполнению исполнительного документа или на отказ в совершении указанных действий, в том числе на отказ в отводе судебного пристава — исполнителя.

Жалоба подается изыскателем или должником в суд в 10-дневный срок со дня совершения действия (отказа) в совершении действия. Течение этого срока для лица, не извещенного о времени и месте совершения исполнительного действия (об отказе в совершении действия), начинается со дня, когда лицу стало об этом известно.

Статья 90 Закона РФ «Об исполнительном производстве» устанавливает определенные особенности обжалования в зависимости от того, при исполнениикакого акта судебным приставом — исполнителем совершены действия(отказано в их совершении), ставшие предметом обжалования.

В том случае, когда исполнительный документ выдан судом общей юрисдикции, жалоба подается в суд общей юрисдикции. Выдача исполнительного документа арбитражным судом определяет подачу жалобы в арбитражный суд. В соответствии с ответами Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, утвержденными Президиумом Верховного Суда РФ 24 марта 2004 г., если исполнительный лист выдан мировым судьей — мировому судье, в районе деятельности которых исполняет свои обязанности судебный пристав — исполнитель.

Во всех остальных случаях жалоба на совершение исполнительных действий судебным приставом — исполнителем или отказ в совершении таких действий, в том числе на отказ в отводе судебного пристава —исполнителя, подается в суд общей юрисдикции по месту нахождения судебного пристава - исполнители.

Одна из основных проблем, с которой сталкиваются участники исполнительного производства в процессе рассмотрения жалобы на действия (бездействие) судебного пристава — исполнителя, — это отсутствие четко регламентированных в правовом плане сроков судебного разбирательства.

Вышесказанное относится исключительно к гражданскому процессуальному законодательству.

Рассмотрение жалобы по правилам искового производства возможно лишь в случаях, предусмотренных ГПК РФ. Статья 441 ГПК РФ, регулирующая вопросы обжалования действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя, не отсылает к гл. 15 ГПК РФ и не содержит положений, устанавливающих, что дела по жалобам на действия (бездействие)судебного пристава — исполнителя рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства.

Соответственно, вывод о необходимости рассмотрения жалобы на действия (бездействие)судебного пристава — исполнителя по правилам производства в суде первой инстанции сделан на основе расширительного толкования ст. 441 ГПК РФ, что в данном случае не допускается.

Представляется, что при обжаловании действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя логично было бы применить гл. 25 ГПК РФ, регулирующей порядок производства по делам об оспаривании решений, действий (бездействия)органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

В этом случае срок на рассмотрение жалобы на действия (бездействие) судебного пристава — исполнителя составляет 10 дней (ст. 257 ГПК РФ).

Рассмотрение жалобы на действия (бездействие) судебного пристава — исполнителя в десятидневный срок представляется обоснованным с точки зрения соответствующих положений не только ГПК РФ, но и Закона РФ «Об исполнительном производстве».

В соответствии с п. 2 ст. 19 Закона РФ «Об исполнительном производстве» при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, судебный пристав — исполнитель может отложить исполнительные действия на срок не более 10 дней по заявлению должника. Как правило, судебный пристав — исполнитель рассматривает обжалование его действий (бездействия) как обстоятельства, препятствующие совершению исполнительных действий.

Соответственно, эти 10 дней могут быть использованы стороной, обжалующей действия судебного пристава — исполнителя как отсрочка приведения в исполнение незаконного исполнительного документа.

Разумеется, отложение исполнительных действий — это не единственный вариант возможной отсрочки исполнения исполнительного документа.

Статья 436 ГПКРФ предусматривает обязанность судьи приостановить исполнительное производство в случае:

смерти должника, объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленное судом правоотношение допускает правопреемство, а также возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника, утраты должником дееспособности;

участия должника в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военных конфликтов или просьбы взыскателя, участвующего в боевых действиях либо в выполнении задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военных конфликтов;

предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи), на которое обращено взыскание по исполнительному документу;

оспаривания должником исполнительного документа в судебном порядке, если такое оспаривание допускается федеральным законом;

подачи жалобы в суд на действия органов или должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях;

вынесения определения судьей, которому федеральным законом предоставлено право приостанавливать исполнение судебного постановления.

Статья 437 ГПК РФ предусматривает, что судья может также приостановить исполнительное производство в случае:

реорганизации организации, являющейся должником; просьбы должника, проходящего военную службу по призыву или по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации;

нахождения должника в длительной служебной командировке;

нахождения должника на лечении в стационарном лечебном учреждении;

розыска должника, его имущества или розыска отобранного у должника ребенка;

обращения судебного юриста на — исполнителя в суд, выдавший исполнительный документ, с заявлением оразъяснении принятого им судебного постановления, подлежащего исполнению;

подачи жалобы на действия судебного пристава — исполнителя или на его отказ в совершении исполнительных действий, а также на отказ в отводе судебного пристава — исполнителя.

Таким образом, сторона исполнительного производства, решив воспользоваться предусмотренной законодательством возможностью отсрочки исполнительных действий, может отложить и (или) приостановить исполнительные действия способом, установленным законом.

В случае отложения исполнительных действий должник сталкивается с тем, что ст. 441 ГПК РФ, регулирующая вопросы обжаловании действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя, не содержит положений о сроке рассмотрения соответствующих жалоб в суде. В результате десятидневный срок, предусмотренный для отложения исполнительных действий по заявлению должника, истекает, а жалоба остается в производстве суда на рассмотрении.

Некоторые юристы могут возразить, что п. 2 ст. 19 Закона РФ «Об исполнительном производстве» не содержит ограничений по количеству возможных отложений исполнительных действий. Соответственно, должник вправе обратиться с заявлением об отложении исполнительных действий на 10 дней неограниченное количество раз. Однако следует учитывать, что п. 2 ст. 90 Закона РФ «Об исполнительном производстве» предусматривает не обязанность, а право судебного пристава — исполнителя на отложение исполнительных действий. Более того, такие обстоятельства, как обжалование действий (бездействия) судебного пристава, правомерно могут быть рассмотрены какие препятствующие совершению исполнительных действий.

В этом случае у должника, обжалующего незаконные, по его мнению, действия (бездействие) судебного пристава — исполнителя, остается единственная возможность их отсрочки — это предусмотренная ст. 436, 437 ГПК РФ, ст. 327 АПК РФ, ст. 21, 22 Закона РФ «Об исполнительном производстве» возможность приостановления исполнительных действий.

Полномочиями по приостановлению исполнительного производства обладают: суд общей юрисдикции, мировой судья, арбитражный суд.

При приостановлении исполнительных действий, так же, как и при их отложении, стороны исполнительного производства сталкиваются со схожими проблемами.

Статья Закона I 'Ф «Об исполнительном производстве» устанавливает максимальный срок 5 дней на исполнение исполнительного документа.

В соответствии с ч. 3 ст. 327 АПК РФ заявление о приостановлении исполнительного производства рассматривается судом в десятидневный срок со дня поступления заявления в арбитражный суд. Статьи 436, 437 ГПК РФ, устанавливающие, соответственно, обязанность и право судьи приостановить исполнительное производство, не содержат положений, касающихся порядка и срока рассмотрения заявления о приостановлении исполнительного производства. Не содержит таких положений и Закон РФ «Об исполнительном производстве».

В итоге должник, на которого возложена обязанность по исполнению исполнительного документа, в течение 5 дней, а то и меньше, со дня его получения получает определение о приостановлении исполнительного производства после исполнения исполнительного документа.

Выходом из ситуации могла бы служить возможность приостановления исполнительного производства не только судом, но и судебным приставом —исполнителем в сроки, более короткие по сравнению со сроками исполнения исполнительного документа.

С такими же препятствиями должник зачастую сталкивается и при попытке прекратить исполнение незаконного исполнительного документа.

В случае признания незаконным исполнительного документа и прекращения исполнительного производства должник сталкивается с невозможностью поворота исполнения.

Автору пришлось столкнуться в своей практике со следующей ситуацией.

Должнику-организации поступило постановление о возбуждении исполнительного производства на основании исполнительного листа.

Указанное постановление не (одержало наименование суда, выдавшего исполнительный документ. Изучив данные, содержащиеся в постановлении, в частности сведения о взыскателе, организация пришла к выводу, о том, что решение суда, на основании которого был выдан исполнительный лист, принято в ее отсутствие. Исковое заявление, судебные повестки организации не направлялись. Весь судебный процесс производился без участия организации.

Просьба организации о сообщении судебным приставом — исполнителем данных, содержащихся на почтовом конверте, в котором в службу судебных приставов поступил исполнительный лист, не была удовлетворена.

В итоге организация— должник была лишена права на обжалование незаконного судебного решения, принятого в ее отсутствие.

Организация обжаловала действия судебного пристава — исполнителя по исполнению незаконного исполнительного документа.

Зато время, пока жалоба на действия судебного пристава — исполнителя находилась в суде, исполнительный документ был исполнен, денежные средства были перечислены взыскателю.

Решением суда постановление о возбуждении исполнительного производства было признано незаконным.

Однако, учитывая, что ст. 443 ГПК РФ предусматривает поворот исполнения решения суда только в случае отмены решения суда, организация, перечислившая денежные средства взыскателю, вернуть их не смогла.

В заключение отметим, что существующие недостатки современного исполнительного законодательства, а именно несогласованность сроков исполнения исполнительного документа со сроками его исполнения, невозможность поворота исполнения судебного решения в случае отмены исполнительного документа и прекращения исполнительного производства, а также загруженность судов, препятствующая нормальному движению дела, лишают всякого смысла сам процесс обжалования решений, действий (бездействия) судебного пристава — исполнителя, имеющий целью не допустить принудительное исполнение незаконного исполнительного документа.[2]

2. Проблемы исполнения судебных актов и перспективы института частных судебных приставов-исполнителей в России

Эффективность судебной защиты в значительной степени зависит от того, насколько успешно выполняют свою функцию органы принудительного исполнения. Ведь лица, защищающие свои права, нуждаются не в декларативном судебном решении или констатации факта нарушения своих прав, а в реальной их защите.

Именно судебные приставы-исполнители завершают цикл защиты нарушенных прав граждан и организаций, что и предопределяет особую значимость их эффективной деятельности. В России в настоящее время не создан эффективный механизм исполнения судебных актов и актов иных юрисдикционных органов, в связи с этим вопрос о форме организации Федеральной службы судебных приставов (ФССП) и всей системы принудительного исполнения в России в целом все еще относится к числу наиболее дискуссионных.

Несмотря на проводимые реформы значительного улучшения дел в сфере исполнительного производства не произошло. Главной проблемой, как справедливо отмечает В.В. Ярков, остается низкая исполнимость судебных и иных предъявляемых к исполнению решений во многих субъектах Российской Федерации. В частности, в Уральском федеральном округе в 2003 г. фактическим исполнением исполнительного документа оканчивалось лишь около 30% исполнительных производств.

В 2002 г. в Республике Кабардино-Балкария по оконченным производствам фактическая сумма взыскания составила 3,4%, в Москве — 2,9, в Республике Калмыкия — 2,6, в Чукотском автономном округе и Читинской области — менее 2%. Большинство оконченных исполнительных производств завершалось, по существу, составлением акта о невозможности взыскания задолженности из-за отсутствия имущества у должника. В Москве по этой причине окончено около 82% исполнительных производств, в Чукотском автономном округе — 69, в республике Кабардино-Балкария и на Алтае — около 67%.

Отрадно, что, поданным ФССП России, в последнее время удалось значительно улучшить показатели деятельности органов принудительного исполнения. Планировалось, что в 2005 г. процент исполнительных производств, оконченных фактическим исполнением, составит 54,6%. Прогнозируемые результаты были достигнуты в Центральном (среднее значение составило 54,8%), Приволжском (55,6%),, Южном (63,4%>) федеральных округах.

В Краснодарском крае за первое полугодие 2006 г. общее количество оконченных исполнительных производств составило 273 898, из них окончено фактическим исполнением судебными приставами-исполнителями (подп. 1 п. 1 ст. 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве») 174 543 производства (63,7%), возвращением исполнительных документов по основаниям, указанным в подп. 2—6 п. 1 ст. 26, подп.З п.1 ст. 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (без фактического исполнения) — 123 780 производств (45,2%).

Неисполнение судебных и иных юрисдикционных актов не только нарушает права граждан и организаций, но и порождает ряд других негативных явлений. Прежде всего дискредитируются судебная и исполнительная власти, укрепляется неверие во всеобщий правопорядок в государстве.

Важным фактором, требующим пристального внимания к системе принудительного исполнения, является постоянно увеличивающееся количество жалоб, поданных в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) против России в связи с неисполнением юрисдикционных актов ФССП. Только в 2004 г. и I квартале 2005 г. в ФССП России от Уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека поступили материалы по 86 жалобам, которые касаются исполнительного производства. По решениям ЕСПЧ Российская Федерация выплатила в 2002 г. 11 000 евро, в 2003 -10 000 евро, в 2004 - 566 072 евро, в 2005 г. — 614 733 евро, 5 540 ф. ст., 140 546 руб. 25 коп. Динамика увеличения ежегодно выплачиваемых сумм также свидетельствует об отсутствии эффективных механизмов исполнения юрисдикционных актов.

Выбирая направление дальнейшего развития института принудительного исполнения, следует вначале решить, надо ли сохранять действующую модель системы исполнения юрисдикционных актов либо пора перейти к иной модели, обеспечивающей более эффективное решение задач, стоящих перед уполномоченными органами.

В настоящее время в различных правовых системах сложились три основные модели организации принудительного исполнения: публично-правовая, частноправовая и смешанная (публично-правовая с элементами частноправовой). За основу классификации берется способ организации профессии судебного пристава-исполнителя, а также возможности и пределы участия негосударственных организаций в исполнительном производстве.

В связи с известными недостатками публично-правовой и смешанной систем все большее внимание привлекает частноправовая организация исполнения судебных решений и иных юрисдикционных актов.

Частноправовая организация принудительного исполнения судебных решений и иных юрисдикционных актов-характеризуется тем, что профессия судебного исполнителя организована на либеральной основе, судебный исполнитель является свободным профессионалом, самостоятельно организующим свою деятельность и несущим при этом полную имущественную ответственность за ее результаты. Подобным образом организованы системы принудительного исполнения Франции, а также Бельгии, Венгрии, Греции, Италии, Литвы Люксембурга, Нидерландов, Польши, Португалии, Эстонии и ряда других стран, воспринявших французскую систему организации либеральных юридических профессий, как правило, без существенных изменений. Судебный исполнитель при такой модели организации системы принудительного исполнения наделяется полномочиями от имени государства, назначается на должность министром юстиции и действует в рамках законодательства, определяющего содержание и характер исполнительных процедур. Он действует под контролем суда (специального судьи по исполнению), прокуратуры, важную роль при этом играют профессиональные организации (объединения) судебных исполнителей. Такая система более приспособлена к потребностям общества и государства, к осуществлению хозяйственной деятельности субъектами гражданского оборота, она гарантирует своевременное исполнение актов органов гражданской юрисдикции обязанными лицами и обеспечивает в большей степени защиту прав взыскателей. Все это и обусловливает, на наш взгляд, ее привлекательность для многих стран, реформирующих свои системы принудительного исполнения (Белорус-России, Украины и др.).

Несомненно, частноправовая организация системы принудительного исполнения заслуживает пристального внимания. Важно осознавать, что переход к альтернативной (либеральной) модели организации органов принудительного исполнения имеет как положительные, так и отрицательные стороны. К числу первых, несомненно, можно отнести то, что государство снимает с себя бремя финансирования органов принудительного исполнения, и оно ложится исключительно на должников. Данная модель предполагает оплату результатов деятельности судебного пристава-исполнителя не за счет средств федерального бюджета, а ставит ее в прямую зависимость от результатов его деятельности, направленной на исполнение юрисдикционных актов, что позволит повысить эффективность системы принудительного исполнения.

Но не исключены и отрицательные последствия: злоупотребления со стороны судебных приставов-исполнителей, которые будут стремиться к получению как можно большей прибыли; угроза еще большей криминализации этого сегмента правовой деятельности ввиду важности профессиональных функций судебного пристава-исполнителя и возможности получения через него информации о деятельности должника и его платежеспособности. Поскольку исполнение юрисдикционных актов — неотъемлемая (составная) часть механизма защиты нарушенных прав граждан и организаций, нельзя не учитывать и то, что введение института частных судебных приставов-исполнителей может привести к значительному увеличению их доходов по сравнению с доходами представителей других юридических профессий, в частности судей, что может повлечь за собой снижение престижа профессии судьи.

Одной из последних стран, внедривших французскую модель исполнительного производства, является Литва. С января 2003 г. литовские судебные исполнители перестали быть государственными служащими, получив статус - свободных профессионалов» на основе Закона о судебных исполнителях".

Ввиду масштабности реформирования института судебных исполнителей Литвы пока еще сложно оценивать результаты реформы, однако, как отмечает В. Некрошюс, одна положительная тенденция уже ясно видна: «Если до реформы Министерство юстиции буквально наводняли жалобы взыскателей на бездействие судебных исполнителей, то теперь таких жалоб практически нет. Более того, резко увеличилось число жалоб, в которых высказывается недовольство по поводу слишком большой активности судебных исполнителей». Повышение престижа профессии судебного исполнителя — несомненно, не менее значимый результат реформы органов принудительного исполнения Литвы. На наш взгляд, правильное решение реформаторов — полная ликвидация, а не реорганизация института государственного исполнения Литвы, поскольку именно такой подход позволил сформировать новый корпус судебных исполнителей, подтвердивших свой высокий профессиональный уровень в ходе конкурса, объявленного министром юстиции.

Несомненно, опыт Литвы заслуживает изучения и осмысления и может в определенной степени быть учтен при обсуждении реформирования системы принудительного исполнения России.

Изучив зарубежный опыт функционирования органов принудительного исполнения, латвийские законодатели в качестве основы формируемого нового института судебных исполнителей взяли французскую модель исполнения.

В настоящее время система принудительного исполнения судебных актов и актов иных юрисдикционных органов России характеризуется тем, что отдельные функции, весьма значимые для процесса принудительного исполнения, переданы организациям и лицам, не входящим в систему государственных органов и органов местного самоуправления. По мнению ряда исследователей, подобное сочетание публично-правового и частноправового начал в исполнительном производстве «позволяет сосредоточиться государственным органам — Федеральной службе судебных приставов — на публично-правовых функциях, а именно принудительном исполнении, привлекая в данную сферу коммерческие организации, которые в конечном счете работают под контролем государства, поскольку заинтересованные лица всегда вправе обратиться в случае нарушения или оспаривания их прав и законных интересов с иском в суд». Представляется, что такая либерализация института принудительного исполнения привела лишь к значительному увеличению расходов на исполнение, разрастанию структур, которые мало заинтересованы в повышении эффективности исполнения судебных и иных юрисдикционных актов. Налицо высокий уровень криминализации приватизированного сегмента в | сфере исполнительного производства, в частности, реализация арестованного имущества в настоящее время фактически находится вне контроля государства и не отвечает интересам ни взыскателей, ни должников.

При разработке проекта Исполнительного кодекса большинство членов рабочей группы пришли к выводу о преждевременности нормативной реализации идеи об организации профессии судебного пристава-исполнителя в форме либеральной, свободной деятельности, когда государство снимет с себя бремя финансирования и имущественной ответственности за деятельность судебных приставов-исполнителей, а ограничивается лишь функциями лицензирования, контроля, установления правил принудительного исполнения. Вместе с тем было высказано суждение о том, что в будущем такая концепция при наличии всех предпосылок (экономических, социальных, политических и др.) может быть реализована в России.

Мнение о возможности «приватизации» отдельных видов правореализационной и правоприменительной деятельности, в том числе и в сфере исполнительного производства, было впервые высказано В.В. Ярковым. Он полагает, что «приватизация правоприменительной деятельности является одним из наиболее перспективных направлений развития системы гражданской юрисдикции», а «в дальнейшем и сама система исполнения может быть организована аналогично системе нотариата», и отмечает, что «приватизация» сферы нотариата при сохранении публичного контроля уже привела к тому, что потребности в нотариальных действиях практически полностью удовлетворены.

Е.Н. Кузнецов, развивая идеи В.В. Яркова о возможной «приватизации» в сфере исполнительного производства и исследовав статус судебного исполнителя во Франции, пришел к выводу о целесообразности установления в России статуса французских судебных исполнителей как «свободных профессионалов», поскольку такая система исполнительного производства более эффективна в связи с прямой заинтересованностью судебных исполнителей в быстром, правильном и полном взыскании долга. Данный автор предлагает в качестве эксперимента предоставить самостоятельный статус некоторым судебным исполнителям, выведя их из системы органов государственной власти.

С предложением «допустить в исполнительный процесс “частный” элемент – частных приставов, исполняющих юрисдикционные акты по договору», выступала О.В. Исаенкова, но, предвидя неизбежную критику, она не предложила проект соответствующего закона.

Предпосылки для внедрения частной модели добровольного и принудительного исполнения юрисдикционных актов, или, пользуясь предложенной Ярковым терминологией, для «приватизации» в сфере исполнительного производства, в России уже имеются, что и стало причиной разработки автором статьи проекта федерального закона «Об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей».

Наиболее приемлемой представляется организация системы добровольного и принудительного исполнения судебных актов и иных юрисдикционных органов по типу института адвокатуры, а не института нотариата.

В качестве концептуальной основы авторского проекта федерального закона «Об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей» предлагаются принципы:

1)вариативности организационных моделей исполнительного производства;

2)конкурирующей компетенции различных органов исполнения;

3)приоритетности уровня профессиональной подготовки и опыта правоприменительной практики в решении кадровых вопросов;

4)нецелесообразности наличия норм регионального и муниципального уровня в механизме правового регулирования исполнительного производства.

К числу основных могут быть отнесены следующие положения предлагаемого проекта:

1)понятие исполнительной деятельности как квалифицированной юридической помощи по исполнению исполнительных документов, оказываемой по договору на профессиональной основе лицами, получившими статус частного судебного пристава-исполнителя (далее – ЧСПИ), в целях защиты прав взыскателей путем реального, полного и своевременного исполнения требований исполнительного документа;

2)закрепление в законе порядка приобретения статуса ЧСПИ и требований к лицу, претендующему на занятие этой должности: достижение двадцатитрехлетнего возраста; наличие высшего юридического образования; безупречная работа в органах принудительного исполнения продолжительностью не менее года; наличие специализации по программе подготовки частных судебных приставов-исполнителей и др.;

3) установление статуса ЧСПИ как независимого специалиста по вопросам исполнительного производства и определение его обязанностей: добросовестно и в полном объеме исполнять требования исполнительного документа; постоянно совершенствовать свои знания в области исполнительного производства и повышать квалификацию; соблюдать кодекс профессиональной этики ЧСПИ и др.;

4) наличие четких правил допуска к квалификационному экзамену и порядка присвоения статуса ЧСПИ;

5) правовое регулирование основ взаимоотношения государства и профессионального сообщества ЧСПИ как института гражданского общества;

6) закрепление основополагающих принципов деятельности ЧСПИ: законность, независимость, самоуправление, корпоративность, равноправие, платность оказываемых услуг, обеспечение минимальных гарантий правовой защиты участников исполнительного производства в соответствии с Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, иными федеральными законами;

7) установление перечня законодательных актов об исполнительной деятельности ЧСПИ, исходя из того, что законодательство об исполнительном производстве — предмет исключительного ведения Российской Федерации;

8) закрепление в законе организационно-правовых форм деятельности ЧСПИ (кабинет, бюро), права самостоятельного выбора организационно-правовой формы, запрета на преобразование в коммерческую организацию;

9) установление исчерпывающего перечня случаев оказания бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в целях исполнения исполнительных документов;

10) определение:

а) статуса помощника ЧСПИ и требований к нему: наличие незаконченного высшего или среднего юридического образования, статуса стажера ЧСПИ и срока стажировки — от шести месяцев до одного года;

б) статуса Федеральной палаты ЧСПИ в качестве общероссийской негосударственной некоммерческой организации, объединяющей палаты ЧСПИ субъектов Российской Федерации на основе обязательного членства, указание целей ее деятельности и принципов взаимоотношения Федеральной палаты ЧСПИ с палатами ЧСПИ субъектов Российской Федерации;

в) компетенции высшего органа Палаты ЧСПИ — собрания (конференции) ЧСПИ субъекта Российской Федерации, совета палаты ЧСПИ, президента и других членов совета;

г) полномочий Всероссийского съезда ЧСПИ как высшего органа Федеральной палаты ЧСПИ, периодичности его созыва, норм представительства палат ЧСПИ субъектов Российской Федерации, а также полномочий совета Федеральной палаты ЧСПИ.

По нашему мнению, принципиально важен вопрос о сохранении статуса ЧСПИ судебными приставами-исполнителями, занимавшими свои должности ранее. Возможны два подхода: либо все судебные приставы-исполнители становятся ЧСПИ и сведения о них вносятся с их согласия в письменной форме в соответствующий реестр, либо обязательно в срок, установленный законом, все судебные приставы-исполнители должны сдать квалификационный экзамен, получив решение квалификационной комиссии о присвоении статуса ЧСПИ, и только после этого сведения о них вносятся в реестр.

Предпочтительным представляется второй вариант, поскольку только при таком подходе можно сформировать профессиональный институт ЧСПИ, способный эффективно решать стоящие перед ним задачи и способствовать тем самым повышению авторитета судебной и исполнительной власти.

В случае принятия закона «Об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей» очень важно привести в соответствие с его требованиями организационно-правовые формы ФССП РФ, образованные до вступления его в силу. Здесь также возможны разные подходы. Согласно первому все службы судебных приставов приводят свою организационно-правовую форму в соответствие с предлагаемым федеральным законом. В случае выбора второго подхода те, кто не желает переходить на новую модель, продолжат осуществлять свою деятельность в прежней организации энно-правовой форме, т. е. в рамках публично-правовой модели.

В итоге — в случае альтернативы — выбор формы принудительного исполнения (частной или публичной) останется за взыскателем. При этом конкуренция между традиционными службами судебных приставов и новыми организационно-правовыми образованиями (кабинетами и бюро ЧСПИ) неизбежна, что должно повысить эффективность исполнения юрисдикционных актов в целом. Не исключается установление определенного переходного периода (3—5 лет) для перехода на либеральную (частноправовую) модель исполнения юрисдикционных актов по мере готовности к реформированию служб судебных приставов-исполнителей субъектов Российской Федерации. Очевидно, эти вопросы должны стать предметом серьезных обсуждений, в том числе с участием заинтересованных граждан России как потенциальных взыскателей и должников.[3]

3. Новая жизнь судебных приставов

С 1 февраля 2008 года вступил в силу новый Федеральный закон "Об исполнительном производстве" и утратил силу принятый более 10 лет назад федеральный закон от 2 Г июля 1997 года с аналогичным названием и предметом регулирования. Уже первый год работы закона 1997 года показал его несовершенство и оторванность от реалий правоприменительной практики.

Закон содержит ряд серьезных изменений действующего порядка принудительного исполнения судебных и иных актов, которые продиктованы реалиями современной жизни и отвечают нынешней динамике | развития экономических отношений.

Документ направлен на повышение эффективности исполнения актов судов и иных уполномоченных органов при максимальном обеспечении прав и свобод граждан и организаций. Исполнение актов возложено на службу судебных приставов, роль которой в обществе неуклонно возрастает. В законе 1997 года деятельности судебных приставов как инструмента принудительного исполнения судебных и других актов посвящены только две статьи. Этого, конечно, было недостаточно, и практически одновременно был принят отдельный Федеральный закон "О судебных приставах", который неоднократно дополнялся и совершенствовался. Однако деятельность судебных приставов неотделима от исполнительного производства, поэтому в новом Законе "Об исполнительном производстве" полномочиям, правам и обязанностям судебных приставов уделено гораздо больше внимания.

По словам директора Федеральной службы судебных приставов, главного судебного пристава РФ Николая Винниченко, "человек, который хоть раз побеждал в суде, знает, что решение спора в его пользу на бумаге - еще не окончательная победа.

Она станет таковой, когда решение судьи будет реальностью, и, например, истец получит то, что ему присудили. Чаще всего такая победа без пристава-исполнителя невозможна. А главное, чем руководствуется пристав, это Закон "Об исполнительном производстве". Но не секрет, что очень часто выполнить решение суда не может даже и пристав-исполнитель. Поэтому в новом законе расширены полномочия судебного пристава-исполнителя, например, в части доступа к информации, необходимой для своевременного исполнения судебных актов и актов других органов.

На необходимость законодательного закрепления соответствующих полномочий судебного пристава-исполнителя неоднократно обращали внимание эксперты Совета Европы.

Новеллы, предусматривающие полномочия судебного пристава-исполнителя в определенных случаях самостоятельно решать вопросы о приостановлении и прекращении исполнительного производства, позволят более оперативно разрешать возникающие в ходе исполнительного производства вопросы. При этом суды будут освобождены от формального рассмотрения соответствующих заявлений.

Новый закон более детально регламентирует порядок привлечения судебными приставами виновных лиц к административной ответственности (в виде штрафа) за нарушение законодательства об исполнительном производстве.

Этот закон впервые наделяет главного судебного пристава Российской Федерации правом передавать из одного территориального органа ФССП России в другой исполнительное производство. А главных судебных приставов субъектов Федерации он наделяет правом передавать исполнительное производство из одного структурного подразделения в другое (в пределах одного субъекта Федерации). Такое решение может приниматься должностными лицами службы для более полного и правильного осуществления исполнительного производства. Это может быть связано, например, с исполнением документов, представляющих особую экономическую, социальную или общественно-политическую значимость для страны либо для С убъекта Федерации.

Для того чтобы быстрее устранить нарушения законодательства, допущенные судебными приставами-исполнителями, и для усиления контроля I за принимаемыми ими различного рода решениямипо исполнительному производству закон предусматривает возможность обжалования постановлений, действий или бездействия судебных приставовисполнителей наряду с судебным |оспариванием, главному судебному приставу России, главному судебному приставу субъекта Федерации и старшему судебному приставу. По прежнему закону такое обжалование возможно было только в судебном порядке".

На взгляд Николая Винниченко, обновленный закон об исполнительном производстве позволит упрочить российскую систему защиты прав и основных свобод человека, общества, государства и приблизить ее к европейским стандартам, существенно повысив эффективность работы ФССП России и авторитет правосудия.

Как правило, закон закрепляет уже сложившуюся практику, а деятельность судебных приставов в последние годы становилась все более эффективной., Судебные приставы доказали свою компетентность в решении запутанных случаев принудительного исполнения судебных актов. Вот несколько примеров.

В общежитии, принадлежащем столичному автокомбинату № 24, уже два года нет ни света, ни тепла. Правительство Москвы приняло решение о ликвидации общежития. Большая часть его жильцов переехала. Жилым остался лишь один этаж, обитателям которого владельцы общежития предложили переехать в комнаты в коммунальных квартирах.

Но неожиданно для властей жильцы от переезда отказались и устроили акцию протеста. Автокомбинат обратился с иском в суд. И Кузьминский суд принял несколько решений о выселении. По словам главы отдела судебных приставов по Юго-Восточному округу столицы Алексея Орлова, жильцов убеждали переехать из общежития, где нет условий для проживания, в теплые изолированные комнаты со всеми удобствами, но они не были оформлены за жильцами документально.

Судебные приставы-исполнители вместе с жителями съездили в новый дом и показали, где им предлагается поселиться. После этого мятежники согласились переехать.

В Кемерово прошли совместные акции судебных приставов и сотрудников ГИБДД по выявлению должников, уклоняющихся от исполнения судебных решений. Теперь такие рейды проводятся не только на постах ДПС, но и на станциях технического осмотра автомобилей, которые обязаны посетить все автовладельцы. Один из приставов вместе с сотрудниками автоинспекции проверяет документы у автомобилистов: по рации передает его данные, а сидящие в служебном автомобиле коллеги проверяют, имеется ли у гражданина какая-либо задолженность. Однажды был взыскан долг по транспортному налогу в размере 3 тысяч рублей. Во время другой акции попался "клиент" с семитысячной задолженностью за коммунальные услуги. По словам сотрудников службы, рейды помогают найти неплательщиков крупных штрафов и алиментов, которые нередко скрываются. Практически все водители, уличенные в небольших неоплаченных долгах (а сейчас во время выездных акций проверяют задолженность за ЖКХ, по налогам, в Пенсионный фонд и другие структуры), предпочитают выплатить их на месте.

Управление Федеральной службы судебных приставов (УФССП) по Ивановской области заявило об успешном опыте применения ограничения права выезда должников за границу. "На 1 октября 2007 года с начала года судебными приставами-исполнителями региона вынесено четыре поручения о временном ограничении права выезда за пределы РФ, — пояснила пресс-секретарь областного УФССП Татьяна Лепехина. — Применение этой меры позволило вернуть государству только с одного должника 450 тысяч рублей. Такую сумму недополучил бюджет по причине недостоверных сведений, указанных должником при доставке в Россию крупных грузов из европейских стран.

Проверив имущественное положение должника, судебные приставы Кинешмы установили, что ни счетов, ни имущества, на которое можно наложить арест в счет погашения долга, у него нет. Предприниматель уверял, что взять с него нечего.

Постановление о возбуждении исполнительного производства удалось вручить должнику только через сотрудников милиции. По месту регистрации в Кинешме должник не проживал, а фактический адрес проживания вообще выдумал.

На запрос судебного пристава-исполнителя из ГИБДД пришла информация, что на имя должника зарегистрировано три транспортных средства. Но он утверждал, что давно продал технику. В ходе проверки наличия банковских счетов обнаружен расчетный счет в одном из банков города, на котором находилась сумма 1 рубль 15 копеек. "Это все, что у меня есть", — уверял должник. Но судебному приставу удалось установить, что в банке "Русский стандарт" должник брал крупный кредит, который был полностью погашен: должник осуществлял денежные операции, позволившие погасить кредит. Запрос, направленный в таможенную службу города Иваново, выявил, что за пять месяцев 2007 года предприниматель десять раз пересекал границу РФ.

Судебный пристав сообщил должнику, что в отношении него будет применено ограничение права выезда за рубеж. Однако тот предупреждениям не внял. Пристав вынес соответствующее постановление и направил его в пограничную службу, после чего запрет на выезд из РФ был поставлен на всех пограничных постах. Только применение этой меры заставило должника сознаться в том, что основным его доходом является перегон автомобилей на заказ.

Тогда он "неожиданно вспомнил", что принадлежащий ему мусоровоз Mercedes работает на уборке МКАД. Должник заявил, что готов представить его к аресту в счет погашения долга, который к тому времени вырос почти до 500 тысяч рублей (за время исполнительного производства поступил штраф таможенной службы в размере 48 тысяч 260 рублей). Независимый оценщик установил стоимость техники в 850 тысяч рублей. По этой цене мусоровоз и был реализован. Из вырученной от продажи суммы был погашен не только долг перед государством, но и взыскан 7-процентный исполнительский сбор, который составил почти 35 тысяч рублей. Судебный пристав-исполнитель Сергей Коновалов вернул государству полмиллиона рублей".

По данным ФССП России, с начала 2007 года судебными приставами-исполнителями территориальных органов вынесены постановления и направлены для исполнения в пограничную службу ФСБ России поручения об ограничении права на выезд 8366 граждан, не исполнивших судебные решения. Общая сумма долгов, подлежащая взысканию с "невыездных" граждан, составила почти 12 млрд рублей. Должники, в отношении которых судебными приставами ранее уже были предприняты все предусмотренные Федеральным законом "Об исполнительном производстве" меры по принудительному исполнению судебного решения, после ограничения в выезде за пределы РФ возвратили взыскателям 1 млрд 426 млн 583 тысячи рублей.[4]

Заключение

Низкий уровень исполненных судебных актов и актов иных юрисдикционных органов не только нарушает права граждан и организаций, но и порождает ряд других негативных явлений.[5]

Работа судебных приставов с каждым поколением становится все более организованной, применяются новые методы работы. Судебный пристав, для меня стал наиболее интересной сферой деятельности государственных органов, зная историю и успехи продвижения, можно смело утверждать, что система периодически совершенствуется. Как для будущего юриста, полученная информация очень важна для меня, хотя другие сферы деятельности государственных органов не менее важны в процессе обучения.


[1] Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации, № 12/2002 И.В.Решетникова « Служба судебных приставов. Пять лет – начало пути » стр.68-71

[2] ISSN 0869-7671. Право и экономика.2007.№5 Татьяна Петрухина «Об исполнении судебных актов» стр. 87-91

[3] Журнал «Законодательство» №12. 2006 г. Г.А. Гаджиев, Г.Д. Улетов астр. 59-65

[4] Журнал «Социальная защита» №2 . 2008 г. О.Кондратьева . стр. 51-55

[5] Журнал «Законодательство» 2006 г. Судья РФ Г.А. Гаджиев, Г.Д. Улетова стр.59