Судебная система Российской Федерации и судебная инстанция

История становления и структура современной судебной системы России, принципы и законодательная база ее построения. Предметы разбирательства и состав судов различных инстанций, сфера их деятельности и полномочия. Модели судов для несовершеннолетних.

Современная судебная система России – это упорядоченное построение судов, осуществляющих судебную власть путем отправления правосудия, в соответствии с их компетенцией, имеющих общие задачи, цели, организованных и действующих на единых демократических принципах.

Основа построения судебной системы – Конституция РФ. Судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ (ст. 118, 125–127) и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» (ст. 4). Она строится в соответствии с национально-государственным и административно-территориальным делением страны.

Согласно п. «о» ст. 71 Конституции РФ вопросы судоустройства, в том числе установление системы судов в ее полном объеме, находятся в ведении РФ. Это означает, что субъекты РФ не могут по своему усмотрению произвольно учреждать виды судов, не предусмотренные Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», не вправе устанавливать порядок организации и деятельности существующих на их территории федеральных судов. Установление системы федеральных органов судебной власти, порядка их организации и деятельности относится к ведению РФ (п. «г» ст. 71).

Согласно ч. 2 ст. 5 Конституции РФ субъекты РФ вправе иметь свое законодательство. В совместном ведении РФ и субъектов РФ находятся кадры судебных и правоохранительных органов (п. «л» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ).

В судебную систему страны входят федеральные суды и суды субъектов РФ. Федеральный суд – орган государственной власти, который создается и упраздняется только Конституцией РФ (высшие судебные инстанции) или федеральным законом (другие федеральные суды). Суды субъектов РФ создаются и упраздняются законами субъектов РФ. При этом ни один суд не может быть упразднен, если отнесенные к его ведению вопросы отправления правосудия одновременно не переданы в юрисдикцию другого суда (ст. 17 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»).

К федеральным судам относятся: Конституционный Суд РФ; федеральные суды общей или ординарной юрисдикции – Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды; военные и специализированные суды; федеральные арбитражные суды – Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов РФ.

Конституционный Суд РФ• – единственное судебное учреждение, компетентное решать вопросы, указанные в ст. 125 Конституции РФ (см. гл. 10 настоящего учебника). Каких-либо других судов иного уровня с аналогичными функциями в России не существует.

Федеральные суды общей юрисдикции представляют собой систему судов, возглавляемых Верховным Судом РФ, осуществляющих судопроизводство по уголовным, гражданским, административным и иным делам, относящимся к их подсудности.

К судам общей юрисдикции относятся также военные суды, которые осуществляют судебную власть в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба. Их состав, компетенция, порядок образования, полномочия должностных лиц определяются Федеральным конституционным законом от 23 июня 1999 г. «О военных судах Российской Федерации».

Арбитражные суды, возглавляемые Высшим Арбитражным Судом РФ, осуществляющие правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности и рассматривающие другие дела, отнесенные к их компетенции федеральным законом.

Федеральными конституционными законами предусматривается создание и других судов федерального уровня. Так, Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» рассматривает все арбитражные суды как федеральные и предусматривает учреждение межрегиональных федеральных арбитражных судов округов (10 судов).

Таковыми являются и арбитражные апелляционные суды, предусмотренные п. 16 ст. 1 Федерального конституционного закона от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

К судам субъектов РФ относятся: конституционные (уставные) суды субъектов РФ; мировые судьи, являющиеся судами общей юрисдикции РФ, институт которых в настоящее время находится в завершающей стадии становления.

Конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировые судьи включены в единую судебную систему страны. Правила судопроизводства в конституционных (уставных) судах устанавливает не федеральный законодатель, а сам субъект РФ. Финансирование названных судов осуществляется из бюджета субъекта РФ.

Порядок замещения должностей мировых судей устанавливает субъект РФ. Определение полномочий и порядка деятельности мирового судьи Федеральный конституционный закон отнес к совместному ведению РФ и субъектов РФ, которые должны решить эти вопросы в федеральном законе и законе субъекта РФ. Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» конкретизировал это положение: «Порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральным законом, а в части, касающейся осуществления правосудия по делам об административных правонарушениях, может устанавливаться также законами субъектов РФ» (п. 2 ст. 1). Таким образом, федеральный законодатель предоставил субъектам 'РФ возможность влиять на особенности вхождения в единую судебную систему конституционных (уставных) судов и мировых судей с учетом региональных интересов.

Федеральный законодатель установил и исчерпывающий перечень судов, которые могут существовать в стране. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных указанными законами, не допускается. Вместе с тем Конституция РФ не исключает возможности создания специализированных судов (судов специальной юрисдикции), для которых характерно либо рассмотрение дел, судопроизводство по которым имеет свою специфику, либо наличие особенностей в организации (например, суды по делам несовершеннолетних – ювенальные суды, суды административной юстиции, специализированные арбитражные суды). Специализированных судов пока в России нет.

Уместно отметить, что нынешний вид российская судебная система приобрела с 1 января 1997 г. – времени введения в действие Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации». Основным этапам ее становления и развития посвящен заключительный параграф настоящей главы.

Система судов, которым Конституция РФ доверяет осуществление судебной власти, должна быть организована и действовать таким образом, чтобы гарантировать:

- соблюдение суверенных прав РФ и прав субъектов РФ по реализации функций государственной власти;

- самостоятельность органов судебной власти и независимую от органов законодательной и исполнительной властей деятельность судов;

- доступность правосудия на равных основаниях для всех граждан; рассмотрение дел в тех судах и теми судьями, к подсудности которых эти дела относятся законом;

- быструю и действенную защиту органами судебной власти прав и свобод человека и гражданина в установленном законом порядке;

- право сторон на пересмотр всех приговоров и решений судов первой инстанции вышестоящим судом;

- право граждан на участие в осуществлении правосудия.

Законодательство о судебной системе основывается, как отмечалось, на положениях Конституции, поэтому недопустимо принятие нормативных правовых актов, отменяющих или умаляющих самостоятельность органов судебной власти, независимость судов и судей, ограничивающих судебную защиту человека и гражданина.

Закрепленная федеральным. законом в самом общем виде целостность (нераздельность, единство) судебной системы РФ обеспечивается:

- установлением Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» исчерпывающего перечня федеральных судов. Изменение этого перечня возможно только на основе изменения указанных актов. Субъекты РФ могут только создавать либо не создавать суды субъектов РФ, но в пределах установленного федеральным законодателем перечня;

- общностью задач всех судов по обеспечению законности, защите конституционного строя, прав и свобод граждан и других социальных ценностей, предупреждению преступлений и иных правонарушений. Кроме того, всей своей деятельностью суды призваны воспитывать граждан в духе уважения, соблюдения законов, правил общежития;

- единством принципов организации и деятельности судов;

- применением всеми судами одних и тех же материальных законов и согласованности процессуального законодательства, а также соблюдением всеми судами установленных федеральными законами правил судопроизводства. Равным образом обязательно для всех судов применение Конституции РФ и законодательства РФ, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ;

- инстанционными (подчиненными) и иными взаимосвязями в иерархии судов общей юрисдикции и арбитражных судов;

- признанием и обеспечением обязательности исполнения на всей территории РФ актов судов, вступивших в законную силу;

- закреплением федеральным законодательством единства статуса судей и участия органов судейского сообщества в формировании судейского корпуса;

- финансированием федеральных судов и мировых судей из средств федерального бюджета в установленном законом порядке.

Уяснение вопросов устройства судебной системы будет неполным без четкого представления таких понятий, как «компетенция суда» и «судебные полномочия», «звено судебной системы» и «судебная инстанция (апелляционная, кассационная, надзорная)», «вышестоящая инстанция» и «вышестоящий суд» или «высшая судебная инстанция».

Судебная система РФ отличается простотой построения, ступенчатостью звеньев, единством основных принципов организации и деятельности.

Суды, входящие в судебную систему, различаются объемом полномочий, т.е. совокупностью прав и обязанностей (компетенции) суда соответствующего звена действовать в определенной ситуации способом, предусмотренным законом.

Суды, наделенные однородными полномочиями, – это звенья судебной системы.

Суд (или его структурное подразделение), выполняющий (выполняющее) конкретную судебную функцию, связанную с разрешением судебных дел, именуется судебной инстанцией. Они могут принимать решения по существу дела, проверять законность, обоснованность и справедливость судебного акта, вступившего или не вступившего в законную силу, в том числе отменять судебные решения ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Даже беглый взгляд на представленную схему 1 позволяет установить, что все подсистемы судебной власти характеризуются трехзвенной структурой, в основном определяемой государственно-административным делением РФ.

Как видно, система федеральных судов общей юрисдикции включает:

- основное звено – районные, городские (в городах без районного деления);

- среднее звено – верховные суды республик, краевые, областные суды, городские (в Москве и Санкт-Петербурге), суды автономной области и автономных округов;

- высшее звено – Верховный Суд РФ.

Военные суды включают следующие подсистемы:

- основное звено – гарнизонные военные суды;

- среднее звено– окружные (флотские) военные суды;

- высшее звено – Военная коллегия Верховного Суда РФ.

Система федеральных арбитражных судов включает:

- основное звено – арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов;

- среднее звено – арбитражные апелляционные суды (всего таких судов предполагается образовать двадцать); федеральные арбитражные суды округов (всего таких образовано десять);

- высшее звено – Высший Арбитражный Суд РФ.

Внутренняя организация этих подсистем имеет свои особенности. Во-первых, система военных судов прямо связана с организацией Вооруженных Сил: они создаются по территориальному принципу по месту дислокации воинских частей и учреждений Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов (п. 2 ст. 2 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации»).

Во-вторых, среднее звено арбитражных судов – арбитражные апелляционные суды и федеральные арбитражные суды округов – образуются вне связи с административным делением. В районах арбитражные суды не образуются.

В-третьих, Конституционный Суд РФ не имеет подведомственных судов, организационно и процессуально не связан с существующими в некоторых субъектах РФ конституционными (уставными) судами. У Конституционного Суда РФ, как отмечалось, свои специфические задачи и он не осуществляет надзора ни за какими федеральными органами судебной власти. Он также не надзирает ни в коей мере за конституционными (уставными) судами субъектов РФ.

В-четвертых, суды субъектов РФ не образуют подобного рода систем (подсистем), их конституционные (уставные) суды и учреждаемые там мировые судьи не образуют каких-то взаимосвязанных или взаимоподчиненных структур.

Помимо деления судов на звенья судебной системы, определяющего их место в судебной иерархии, суды разделяются по их процессуальной компетенции, т.е. правам и обязанностям, предоставленным законом.

Стадия рассмотрения дела в суде с определенной компетенцией – это судебная инстанция. Различают суды первой инстанции, суды второй (кассационной) и суды надзорной инстанций. Выделяется и самостоятельная апелляционная инстанция.

Судом первой инстанции называют суд, уполномоченный на непосредственное (по существу) исследование и установление в судебном заседании обстоятельств дела и вынесения по нему, именем Российской Федерации, соответствующего судебного акта – решения или приговора. По гражданским делам существо дела обычно составляет вопрос о доказанности или недосказанности предъявленного иска и о тех юридических последствиях, которые должны наступить. По уголовным делам это вопрос о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления и о применении или неприменении наказания и иных мер уголовно-правового характера за совершение преступления.

В качестве суда первой инстанции в отношении гражданских и уголовных дел могут быть почти все суды в пределах предоставленных им законом полномочий. Так, суду основного звена – районному по первой инстанции подсудны гражданские дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых отношений, а также возникающих из административно-правовых отношений; рассмотрение уголовных дел по существу, а также дел, связанных с исполнением приговора, освобождение от наказания по болезни или инвалидности, досрочное снятие судимости, другие вопросы, предусмотренные законом; рассмотрение дел об административных правонарушениях: о занятии проституцией, самоуправстве, мелком хищении, об иных нарушениях, предусмотренных законом. Суды этого звена рассматривают все дела, кроме дел, подсудных мировому судье, вышестоящим судам или военным судам (ст. 25 ГПК, ч 2 ст. 31 УПК, ч. 3 ст. 23.1 КоАП).

Суды среднего звена – верховный суд республики, краевой или областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и автономного округа – в качестве суда первой инстанции рассматривают уголовные дела, отнесенные к их подсудности ч. 3 ст. 31 УПК, ст. 26 ГПК.

Верховному Суду РФ как суду первой инстанции подсудны уголовные дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, а также иные уголовные дела, отнесенные федеральным конституционным законом и федеральным законом к его подсудности (ч. 4 ст. 31, ст. 452 УПК); подсудные ему гражданские дела указаны в ст. 27 ГПК.

Гарнизонный военный суд рассматривает в первой инстанции гражданские, административные и уголовные дела, не отнесенные Федеральным конституционным законом «О военных судах Российской Федерации» к подсудности Военной коллегии Верховного Суда РФ или окружного (флотского) военного суда (ст. 9 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации, ч. 5 ст.'31 УПК).

В системе арбитражных судов первой инстанцией, т.е. принимающей по существу первое решение по делу, являются арбитражные суды субъектов РФ. В то же время судом первой инстанции является и Высший Арбитражный Суд РФ, рассматривающий по существу дела, отнесенные к его компетенции. Исключение составляют федеральные арбитражные суды округов: им не дано право быть судами первой инстанции (ст. 34 АПК).

Суд второй (апелляционной или кассационной) инстанции – это суд, рассматривающий дело по кассационной жалобе или протесту прокурора на решения и частные жалобы (протесты) на определения суда первой инстанции и постановления судьи. Он проверяет законность, обоснованность и справедливость актов (приговоров и других судебных решений) суда первой инстанции по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам. В Российской Федерации, по общему правилу, кассационной инстанцией является суд (коллегия по уголовным или гражданским делам), вышестоящий по отношению к суду, судебный акт которого обжалуется.

Термин «апелляционная инстанция» вновь стал известен нашей судебной системе в связи с Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

Федеральным конституционным законом от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» предписано поэтапно (не позднее 1 января 2006 г. в установленной им последовательности) образовать в стране двадцать арбитражных апелляционных судов – по два в каждом из десяти судебных округов страны. Они будут рассматривать апелляционные жалобы на решения арбитражных судов нескольких субъектов РФ. Арбитражный апелляционный суд проверяет в апелляционной инстанции законность и обоснованность судебных актов, не вступивших в законную силу, по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно и в полном объемеи по факту, 'т.е. по обоснованности решения, и по праву, т.е. по тому, правильно ли был истолкован и применен материальный и процессуальный закон при рассмотрении дела судами субъектов РФ в первой инстанции. До образования указанных судов в этом качестве продолжают выступать арбитражные суды субъектов РФ, являясь фактически судами двух инстанций – первой и апелляционной.

Позже, в связи с «реанимацией» в стране института мировых судей (вначале федеральными законами от 7 августа 2000 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» и «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», а затем новыми УПК и ГПК), введено апелляционное обжалование принимаемых ими судебных актов по гражданским и уголовным делам, соответственно.

Решения мирового судьи по гражданским делам могут быть обжалованы в апелляционном порядке сторонами и другими лицами, участвующими в деле, в соответствующий районный суд через мирового судью. На решение мирового судьи прокурор, участвующий в деле, может принести апелляционное представление (ст. 320 ГПК). Закон регламентирует срок подачи апелляционной жалобы (ст. 321 ГПК), ее содержание (322 ГПК), основания оставления апелляционной жалобы без движения (ст. 323 ГПК) и возвращения ее судом лицу, подавшему жалобу (ст. 324 ГПК), и другие важные вопросы апелляционного производства по пересмотру решений и определений мировых судей.

При рассмотрении апелляционной жалобы суд апелляционной инстанции вправе принять одно из следующих трех решений:

1) оставить решение мирового судьи без изменения, а жалобу – без удовлетворения;

2) отменить решение мирового судьи полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить жалобу без рассмотрения;

3) изменить решение мирового судьи или отменить его и вынести новое решение (ст. 328 ГПК).

В последнем случае постановление суда апелляционной инстанции в форме решения вступает в законную силу после его вынесения и обжалованию в кассационном порядке не подлежит (ч. 2 ст. 329 ГПК).

Более формализовано рассмотрение в апелляционном порядке соответствующим районным судом жалоб и протестов на не вступившие в законную силу приговоры мирового судьи и его постановления о прекращении уголовного дела. Этим вопросам посвящены гл. 43 и 44 УПК.

Апелляционной инстанцией в уголовном судопроизводстве считается суд, рассматривающий в апелляционном порядке уголовные дела по жалобам и представлениям на не вступившие в законную силу приговоры и постановления суда (п. 2 ст. 5 УПК).

В качестве апелляционной инстанции в системе судов общей юрисдикции выступают районные суды при осуществлении ими контроля за законностью, обоснованностью и справедливостью не вступивших в законную силу судебных актов, вынесенных мировыми судьями.

Право апелляционного обжалования и опротестования таких судебных актов – принадлежит осужденному или оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю, потерпевшему и его представителю (ст. 354 УПК).

Предметом разбирательства в суде апелляционной инстанции является правильность установления фактических обстоятельств дела и применения уголовного закона, а также соблюдение при рассмотрении и разрешении дела норм уголовно-процессуального закона. Суды полностью или частично повторно рассматривают их, не исключая непосредственного исследования всех или части доказательств. Судебное разбирательство может завершиться постановлением нового (апелляционного) судебного акта – приговора либо решения по гражданскому делу (ст. 361, 367 УПК).

При рассмотрении дел в апелляционном порядке уголовное судопроизводство ведется по правилам производства в суде первой инстанции, с изъятиями, предусмотренными нормами гл. 44 УПК. Судья апелляционной инстанции вправе устанавливать новые факты, исследовать новые доказательства по делу.

Суди среднего звена равнозначны между собой по компетенции и положению в судебной системе, имеют широкие права по рассмотрению уголовных и гражданских дел. Так, в качестве суда первой инстанции суды этого уровня рассматривают уголовные дела о преступлениях всех категорий, в частности об убийстве при отягчающих обстоятельствах, дела, связанные с государственной тайной и др.

В системе общих (гражданских) и военных судов в этом качестве выступают все суды, кроме судов основного звена. Например, областной суд является судом (второй инстанции по отношению к районному суду, окружной (флотский) военный суд – по отношению к гарнизонному военному суду. В общих (гражданских) судах среднего звена и Верховном Суде РФ образуются коллегии, одной из задач которых является проверка законности и обоснованности не вступивших в законную силу приговоров и иных судебных решений нижестоящих судов.

В системе арбитражных судов функции кассационных инстанций, в пределах своей компетенции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам, выполняют федеральные арбитражные суды округов, специально созданные для проверки законности судебных актов, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций.

В отличие от апелляционной, производство в суде кассационной инстанции не связано с повторным рассмотрением дела и не заменяет проверенные приговор или иное судебное решение. Кассационным определением они могут быть лишь отменены или в них исправляются допущенные нижестоящим судом ошибки.

В качестве судов надзорной (исключительной) инстанции могут выступать: в системе гражданских судов общей юрисдикции – президиумы судов среднего звена, а также коллегии (Кассационная и судебные) и Президиум Верховного Суда РФ; в системе военных судов – Президиум окружного (флотского) военного суда и Военная коллегия Верховного Суда РФ; для арбитражных судов – Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ.

Указанные инстанции проверяют по протестам управомоченных лиц законность и обоснованность вступивших в законную силу решений, приговоров, определений и постановлений судов первой инстанции, а также решений суда кассационной или нижестоящей надзорной инстанции, делая это в двух процессуальных формах: судебного надзора и возобновления производства по уголовным делам ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (гл. 49 УПК) и по гражданским делам только по вновь открывшимся обстоятельствам (гл. 42 ГПК и гл. 37 АПК).

Производство в надзорной инстанции имеет целью исправление возможных ошибок, допущенных нижестоящими судами при вынесении ими любых решений, и потому непосредственно направлено на защиту и реализацию прав и свобод граждан, в том числе предусмотренных ст. 45 и 46 Конституции РФ. Указанные конституционные положения являются важной гарантией защиты прав и свобод гражданина, в том числе от нарушающих их судебных решений, поскольку правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. При этом важно подчеркнуть, что по итогам такого разбирательства в уголовном судопроизводстве недопустим поворот к худшему, т.е. пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела исключаются (ст. 405 УПК). Однако указанный императив не распространяется на возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, перечень которых дан в ст. 413 УПК. Это допускается лишь в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 78 УК), и не позднее одного года со дня открытия вновь открывшихся обстоятельств – ч. 3 ст. 414 УПК.

Что касается производства по гражданским и арбитражным делам, то указанные правила не соблюдаются. По таким делам надзорные инстанции проверяют как законность, так и обоснованность вынесенных нижестоящими судами и вступивших в законную силу решений; не исключается и вынесение решения, ухудшающего положение сторон.

Особую роль, конечно, занимают высшие судебные инстанции. Так, Верховный Суд РФ, рассматривая дела в кассационном порядке, в порядке надзора или производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств путем отмены или изменения судебных решений устраняет допущенные в них ошибки, обеспечивает тем самым единообразие судебной практики, охраняет права и законные интересы граждан.

Обратим внимание на содержание таких терминов, как «вышестоящая инстанция», «вышестоящий суд» и «высшая судебная инстанция». Первыми двумя принято называть суды или их структурные подразделения, занимающие более высокую ступень в иерархии судов. Так, районный суд является непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к мировым судьям, действующим на территории соответствующего судебного района (ч. 2 ст. 21 Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ»). «Суды, рассматривающие дела в апелляционном или кассационном порядке, – отмечается в ч. 2 ст. 36 данного Закона, – считаются вышестоящими по отношению к судам первой инстанции. Суды, рассматривающие дела в порядке надзора, считаются вышестоящими по отношению к судам, принимавшим ранее решения по делу».

Что касается созвучного первым двум терминам словосочетания «высшая судебная инстанция», то оно является синонимом статуса Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, которые согласно Конституции РФ относятся к высшим органам судебной системы России (ст. 126, 127).

Суды возникают вместе с государством, но выделяются в самостоятельную систему и функцию власти по мере развития государственного механизма и образования специального аппарата, частью которого они является. Однако история судов как учреждений особого рода имеет свою специфику. Она определялась «принятием в конкретных социально-политических условиях законодательных актов, существенно изменявших организацию этих учреждений и содержание их деятельности, складывающимся в обществе и государстве отношением к законности и к правам и свободам граждан, а также признанием или непризнанием независимости судов, установлением форм и способов их взаимодействия с другими государственными органами».

История российских судов восходит ко времени Киевской Руси.

Для раннего феодализма Руси с монархической (в Киевском государстве) и республиканской (в Новгороде и в Пскове) формами правления свойственна неотделенность суда от администрации, отсутствие специальных судебных органов, т.е. органы и должностные лица, которые осуществляют законодательную власть и управление, в той же мере выполняют и судебные функции. Это относится и к высшим органам, и к местным, и в монархиях, и в республиках.

К органам, осуществляющим суд, в этот период относились:

a) князь, которому принадлежала судебная власть;

б) вирник, обязанный провести расследование и собирать виру;

в) мужей, решающих вопрос о долге в тех случаях, когда ответчик «запирается» – отрицает получение чего-либо в долг;

г) метельник (мечник), который решал спор о тяжбах путем испытания раскаленным железом, он же делил наследство между братьями и в случаях спора между ними;

д) отрок – помощник вирника, исполняющий его поручения

В одном из списков выдающегося памятника феодального права (в первую очередь уголовного и процессуального) – светском судебнике – «Русской Правде» Ярославичей, составленной в Киеве после 1054 г., упомянутые лица называются обобщенно «судьями» как лица, облеченные властью.

Становлению феодальной идеологии, государства, культуры способствовало крещение Руси, введение христианства (начато Владимиром Святославичем в 988–989 гг.) как государственной религии. Изначально обнаружилось распространение церковной юрисдикции на дела, традиционно подлежавшие ведению княжеских и городских властей.

Судьями церковного суда были митрополиты, епископы и настоятели монастырей в зависимости от места совершения преступления или возникновения спора. Деятельность церковных судов и их подсудность регламентировалась Церковными уставами князей Владимира Святого (около 996 г.), Ярослава Мудрого (1051–1054), Новгородского князя Всеволода (около 1120 г.) и ДР. В Новгороде церковные иерархи получили фактически право участия в суде по светским делам в других древнерусских землях, не принадлежавших церкви.

Светские памятники права стали помещаться в кормчие книги – сборники церковного, канонического права. В Уставе князя Ярослава уже дан перечень церковных судов в развернутом виде и к тому же с указанием последствий нарушений норм церковного права. Санкции норм содержат сразу два, а порой и три вида ответственности – уголовную, гражданскую и собственно церковно-правовую.

Церковь стремилась учитывать национальные особенности Руси путем приведения чуждых языческой Руси церковно-правовых требований в соответствие с русской действительностью. Так; карая непреступные с точки зрения обычаев русского народа деяния, церковь стала применять обычные имущественные наказания, а не членовредительские византийские санкции и тем более не смертную казнь, принятую в Византии. Во время татаро-монгольского ига церковь от ханов Золотой Орды неоднократно получала (в XIV в.) ярлыки на право судить прихожан.

Определенное Русской Правдой и уставами князей устройство судов сохранилось до XVI в.

Развитие феодализма в период образования Русского централизованного государства (XIV – начало XVI в.), его превращения в сословно-представительную монархию не могло не отразиться как на развитии всех отраслей права, так и на дальнейшем становлении судебной власти.

В Московском государстве, как и прежде, существовали три основные судебные системы: государственная, церковная и вотчинная. Государственный суд в центре осуществляли великий князь, Боярская Дума, путные бояре. На местах правосудие вершили наместники и волостели, которые могли судить с боярским судом или без него. В первом случае наместники и волостели имели право выносить окончательные решения по важнейшим делам, во втором – должны были представлять свой приговор на утверждение Боярской Думы.

Суд не был отделен от администрации, по-прежнему судебные функции выполняли органы управления – приказы.

В XV в. центральный и местные суды стали судами различных инстанций. Центральные судебные органы рассматривали теперь жалобы на приговоры местных судов или их доклады.

Уже в конце XV в. окончательно дискредитировала себя система кормления не только в сфере управления, но и особенно в судебной деятельности кормленщиков. Поэтому московское правительство стало привлекать к осуществлению судебных функций представителей местного населения – лучших людей. Судебник 1497 г. четко установил, что наместники и волостели не вправе вершить суд без выборных представителей дворянства и верхушки тяглового населения.

В XVI в. было введено земское и губное самоуправление. Это повлекло за собой и реформу государственного суда, поскольку важнейшей, а порой и главной функцией органов местного самоуправления было осуществление суда и розыска лихих людей.

Центральный и вотчинный суд не претерпели в данный период принципиальных изменений.

Если возникновение Судебника 1497 г. связано с формированием русского централизованного государства, требовавшего создания общерусского феодального права, то Судебник 1550 г. явился памятником, направленным на ликвидацию последствий боярского правления. Оба судебника уже имели определенную систему норм, в том числе нормы о суде центральном и местном; нормы материального, преимущественно гражданского и уголовного права и процесса. Каждый из них отражает свою ступень в истории российского государства и, выражая интересы централизации, упорядочили судебный аппарат, определив его подсудность, основанную на подчинении нижестоящего суда центральной власти.

Судебник 1550 г. значительно усиливает роль центральных судебных органов, их контроль за нижестоящими органами, устраняя фактическое кормление с боярским судом. Предусматривается территориальный характер суда «по приказам». Возрастает значение великокняжеского суда, сосредоточившего контроль за судом удельных князей по делам, совершенным на территории Московского уезда.

Сохраняя за наместниками и волостелями право творить немедленный суд и расправу над лихими людьми, Судебник вместе с тем подтверждает значение губных органов. Проявление процесса усиления роли центральных органов, и в частности судебных, являются и нововведения Судебника 1550 г. о судебной ответственности наместников и волостелей за взяточничество и волокиту, установление санкций за нарушение порядка судебного рассмотрения, определение новых видов преступлений. Впервые вводится тюремное заключение – предварительное и как мера наказания, а также положение о том, что закон обратной силы не имеет; определяется порядок издания новых законов и обязательность вершения всех дел, за исключением дел церковной подсудности.

В период сословно-представителъной монархии (середина XVI–XVII в.) государственный аппарат претерпел значительные изменения. Заметно возрастает власть монарха, что находит свое внешнее выражение в присвоении главе государства титула царя (16 января 1547 г. на царство венчался Иван Грозный).

Боярская Дума продолжает играть важную роль. Выступая в качестве совещательного органа при царе по вопросам внешней и внутренней политики, она, прежде всего, действовала как законодательный орган наряду с царем и под его эгидой (царь указал, а бояре приговорили). Являясь также и высшим административным органом, она была и высшим, после царя, судебным органом, выступавшим как в качестве первой, так и в качестве апелляционной инстанции.

Центральными исполнительными и судебными органами государства были приказы. Строгого распределения их административных и судебных функций не было, хотя в принципе приказы мыслились как органы отраслевого управления. Новая система позволяла осуществлять суд и управление, в том числе и вопросы финансового управления, тем, кто более всего был в этом заинтересован – местным дворянам и верхушке посада.

На местах – в городах и уездах действовали городовые и уездные судьи. В этих судах дела рассматривались воеводами, назначенными приказами. Боярской Думой, а иногда и царем в зависимости от значения города или уезда. К их подсудности относились дела, неподсудные вышестоящим судам, а также вотчинным, крестьянским и церковным судам.

Венец законодательной деятельности этого периода – Соборное Уложение 1649 г. – первый в истории России печатный памятник русского права, систематизированного закона. В нем нет специальных глав, характеризующих государственный строй России. Однако наличие монарха, Боярской Думы, Земских соборов, приказов, местных органов управления и их основные черты достаточно хорошо характеризуются законом.

В Уложении обилие норм материального права. Уложение еще не проводит различия между уголовным и гражданским процессом. Однако более четко отделяется состязательный процесс – суд от розыскного процесса – сыска. В нем попутно решаются некоторые вопросы судоустройства, относящиеся к системе государева суда. Как и прежние законы. Соборное Уложение исходит из неотделенности суда от администрации: судебные функции выполняют многочисленные органы управления.

В других главах ряд статей посвящен вопросу определения подсудности разбойных и татебных дел, состава судебных инстанций и порядка судопроизводства.

Дела о преступлениях, совершенных в Московском уезде, были подведомственны Разбойному приказу, учрежденному еще со времени Ивана IV. Эти же категории дел, но по преступлениям, совершенным в Москве, рассматривались на Земском дворе, а в других городах – губными старостами и целовальниками по наказам Разбойного приказа. Там, где не было губных старост, делами ведали воеводы и приказные люди.

Разбойный приказ, а с 1684 г. Сыскной состоял из боярина, окольничьего дворянина, иногда стольника и двух дьяков. В нем производился суд по татебным и разбойным делам, когда тати пли разбойники были пойманы с поличным, а также над теми, кого на повальном обыске называли лихим человеком или кто в Судном приказе был приговорен к пытке как тать или разбойник.

Уложением введен принцип исключительной подсудности в отношении членов губного управления. Иски самих губных старост, целовальников и подьячих рассматривались в Разбойном приказе, который надзирал за лицами, осуществлявшими уголовно-карательную политику русского государства.

Специальная глава Уложения посвящена вопросу о патриаршем суде. Церковь была государством в государстве, обладавшим огромным богатством и собственным административным аппаратом, включавшим в себя приказы – Дворцовый, Разрядный, Казенный и Судный. Суду патриарха подлежал широкий круг лиц, принадлежащих к разным классам: и патриаршие крестьяне, и церковные феодалы (дети боярские и др.).

Государственный суд теперь уже стоит выше церковного: дела, решенные в патриарших приказах, можно обжаловать в государев суд (суд царя и бояр). Духовенство и зависимые от церкви люди судятся по основной массе дел в государственном, а не церковном суде, для чего создан специальный государственный орган – Монастырский приказ. Усиливался контроль государства над церковью. За совершение преступлений и проступков, направленных против религии, духовенство и другие люди отвечали в церковном суде.

Законодательная регламентация присяги в Уложении свидетельствует об ограничении крестоцелования как доказательства в судопроизводстве. Дело, решенное на основании присяги, не могло быть возобновлено.

Впервые в законодательстве решение третейского суда приравнивается к решению государственного. Формируемый на основе Добровольного соглашения сторон третейский суд относился к числу особых судов, дело в которых начиналось лишь по иску частных лиц.

С переходом к абсолютизму связано и возникновение органов политического сыска. Первым из них был Приказ тайных дел, созданный при Алексее Михайловиче. Осуществляя функции политического надзора, он пользовался правом пересмотра и нового решения дел. Другим признаком роста политического сыска была организация временных следственных комиссий.

Становление абсолютизма было временем бурных изменений в российском обществе, в российском государстве, в правовой системе. В первой четверти XVIII в. было в основном завершено превращение России в чиновничье-дворянскую монархию. Произошли существенные изменения и в структуре государственного аппарата – замена приказов коллегиями. Боярской Думы – Сенатом, подчинение церкви государству (Синод), создание регулярной армии, военно-морского флота, полиции.

В 1711 г. учрежден Правительствующий Сенат – высший государственный орган, подчиненный императору. В его составе сформировалось два отделения: Расправная палата (с 1719 г. Юстиц-коллегия) – по судебным делам, Сенатская контора – по вопросам управления.

Реорганизация приказного управления затронула и приказы, основным направлением деятельности которых было осуществление судебных функций. Хотя право суда и расправы по-прежнему принадлежало в том или ином отношении всем приказам, однако в этот период наблюдается тенденция к консолидации судебного ведомства. Например, Преображенский приказ, представляя собой многофункциональное учреждение, сосредоточивало руководство борьбы с политическими противниками Петра I, управление Преображенским и Семеновским полками, охрану общественного порядка в г. Москве. Преображенский приказ имел исключительное право суда и следствия по политическим преступлениям на территории всего государства.

В губерниях административную и судебную власть возглавляли губернаторы, а в уездах – обер-коменданты, им назначаемые. В городах судебными учреждениями были магистраты; второй инстанцией для магистратов крупных городов являлась Юстиц-коллегия, высшей судебной инстанцией был Сенат.

Заимствуя государственные институты европейских стран и приспосабливая их к нуждам государства, правительство Петра I пыталось использовать систему главным образом таких государств, как Швеция, Дания. Это сказалось преимущественно в сфере судопроизводства, процессуального и уголовного права.

Петром I предприняты первые попытки отделить суды от администрации. В 1713 г. в губерниях была учреждена должность судьи (ландрихтера), а затем (в 1718 г.) – оберландрихтера. Однако компетенция этих судей не была четко определена, и для решения наиболее сложных дел они должны были обращаться в Юстиц-коллегию. Первой инстанцией являлся городовой суд в уезде (городового судью назначала Юстиц-коллегия, дела он вершил единолично), второй – суд провинции (они объединяли несколько уездов), высшим судом губернии был надворный суд, заседавший под председательством губернатора. Отсутствие «чистоты эксперимента» (губернатор назначал дворян в состав суда) не способствовало успеху опыта.

В 1723 г. указом Петра I «О форме суда» восстановлен состязательный процесс – суд сам не возбуждает дело. Нужна инициатива заинтересованных лиц – частных или должностных либо надлежащих органов.

Петр I учредил духовный суд, коммерческий, военный суд. Последний состоял из двух инстанций. Первой и главной инстанцией для государственных преступлений был генеральный военный суд, который одновременно был судом второй инстанции по делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, приговоры о которых вынесены нижним военным судом. В итоге преобразований Петра I государство превратилось в обширную империю. Глава государства – монарх – рассматривался как верховный носитель законодательной и исполнительной власти. Исключительной прерогативой царской власти было право помилования.

В законодательстве проводится идея о надклассовости самодержавия, о государстве как наиболее справедливой организации, призванной в равной мере обеспечивать жизнь всех подданных ради «общего блага» и «всенародной пользы», о том, что монарху якобы в равной мере близки интересы дворян, крестьян и жителей городов. Оборотной стороной таких установлении было ужесточение наказания не только за действия, но и за мысли, направленные против царя и государства.

Петровское законодательство отличалось от предыдущего более совершенной юридической техникой – меньшей казуистичностью, более высоким уровнем обобщений, более четкой схемой и последовательностью. Хотя зачастую без особой надобности правовые акты были засорены массой иностранных слов, преимущественно германоязычных, как дань, порой доводимая до абсурда, любви Петра I ко всему западному. Его отличает вера во всесилие закона, во всемогущество государственной власти, призванной регулировать жизнь подданных. Петр I создал и органы, специально предназначенные для надзора за соблюдением законности – институт фискалов, прокуроров. Вся организация фискалов (территориальная и ведомственная) возглавлялась и объединялась оберфискалом Сената. С созданием прокуратуры (1722 г.) надзор был распространен на Сенат, надворные суды. Правда, добиться реального осуществления этой функции, как отмечают исследователи, царю не удалось.

В период расцвета абсолютизма (вторая – четвертая четверть XVIII в.) начатые Петром I реформы государственного механизма и судебной системы интенсивно продолжались.

Самым устойчивым из высших коллегиальных государственных органов оказался Сенат, который после упразднения в 1786 г. Юстиц-коллегии стал также и центральным органом судебного управления. С падением роли Сената возвышается генерал-прокурор («око государево»), который в последней трети столетия, оставаясь высшим органом надзора, фактически становится высшим органом управления общей компетенции.

Сосредоточение судебных функций у органов общей компетенции во второй половине 20‑х гг. XVIII в. привело к неимоверной волоките в рассмотрении уголовных и гражданских дел, особенно в крупных городах.

Идея отделения суда от администрации наиболее последовательное претворение нашла в губернской реформе 1775 г., когда была создана сложная судебная система, в основу которой положен сословный принцип. Согласно Учреждению для управления губерний, Россия делилась на губернии (наместничества), в крупных губерниях образовывались провинции, в последних – уезды.

При Петре I судебная система губерний неоднократно менялась. При этом правосудие вершили как единоличные, так и коллегиальные органы, преимущественно административные. Ничего подобного в судебных органах, учрежденных Екатериной II, уже нет. Хотя подсудность определяется по сословию обвиняемого, создается сложная, многоинстанционная система обжалования судебных решений. Для судебных мест характерна коллегиальность, привлечение в определенных пределах населения и довольно широко применяемая выборность; множественность и многоинстанционность органов, осуществляющих правосудие, вследствие чего средняя продолжительность судебного процесса определялась 15 годами.

Не довольствуясь созданием сложной системы сословных судов (городовой сиротский суд, суды нижней и верхней расправы, дворянский и др.), Екатерина II добавила ее еще одним всесословным органом, сочетающим в себе функции суда по малозначительным делам, третейского суда и даже прокуратуры – совестного суда. Его подсудность определена не очень четко. Вызывает интерес один вид преступников – колдуны. Еще Артикул воинский Петра I колдовство относил к наиболее тяжким видам преступлений, за что предусматривались тяжкие меры наказания вплоть до сожжения преступника. Теперь Учреждения рассматривают колдовство просто как мошенничество. Россия в этом отношении шла впереди некоторых других стран. Охота за ведьмами, продолжавшаяся в Западной Европе более двухсот лет, до самого конца XVIII в., привела к истреблению свыше 100 тыс. ни в чем не повинных людей, преимущественно женщин.

При Екатерине II была создана система судебных учреждений, возглавлявшаяся (с 1802 г.) Сенатом; в нее входили уездные и земские суды – для дворян; городские и губернские – для горожан; нижняя и верхняя расправа – для свободных крестьян.

В целом система общих судов состояла из четырех инстанций: три инстанции в пределах губернии и одна центральная – Сенат.

Первыми инстанциями били: нижний земский суд, уездный суд (для городов – магистрат), нижний надворный суд.

Нижний земский суд – в большей мере административный, в первую очередь полицейский орган. Судебные функции в его компетенции занимали небольшое место. Мог действовать по собственной инициативе, по заявлению заинтересованных лиц или по указанию вышестоящих органов. Как коллегиальный орган просуществовал до 1889 г.

Уездный суд – суд выборный (и заседатели, и председатель), сословный – для дворян. Избиратели – исключительно дворяне.

Судами второй инстанции являлись: верхний земский суд, губернский магистрат, верхний надворный суд. Верхний земский суд – сословный дворянский орган; члены суда – выборные только из дворянского сословия; имеет невыборных председателей, которые могут быть и не местными дворянами. Верхний земский суд, как и равнозначные ему суды других сословий (уездный суд), был упразднен в 1796 г.

Третью инстанцию составляли губернское правление и его палаты.

Палата по уголовным делам ведала должностными преступлеиями, т.е. делами, касающимися в большей степени господствующего класса. Палата выполняла и другую функцию – функцию суда второй инстанции. Она решает дела по наиболее тяжким преступлениям, рассмотренным сословными судами губернии, но не в качестве кассационной или апелляционной инстанции, а в качестве ревизионно-решающей. Это происходило так: нижестоящий суд, рассмотрев дело, передает его в обязательном порядке, автоматически на решение палаты, которая, изучив дело с точки зрения законности и обоснованности, выносит свой приговор. Принцип обязательной передачи на ревизию дел по составам преступлений, за которые предусмотрена смертная казнь или политическая смерть, был установлен еще Петром I применительно к надворным судам.

Палата гражданского суда, как и палата уголовного суда, – ревизионный орган. В отличие от палаты уголовного суда палата гражданского суда рассматривается как местный орган сразу двух коллегий. Это вызвано, очевидно, тем, что среди гражданских дел важнейшее место занимали земельные споры.

Четвертая инстанция – Сенат. В нем обжаловались решения по гражданским делам и приговоры по уголовным делам губернских судов.

Существенным пороком судов рассматриваемого периода являлось то, что, по свидетельству дореволюционных юристов, в них сложилось около 30 видов судопроизводства, что способствовало волоките, в значительной мере ограничивало возможности обращения в суд за защитой нарушенных прав. Разбирательство в судах велось негласно и письменно, зачастую без участия сторон, и даже подсудимого. Практиковалось также применение внесудебных репрессий: крепостного крестьянина можно было по усмотрению помещика, санкционированному губернским правлением, направить в ссылку в Сибирь, подвергнуть без суда помещению в смирительный или работный дом.

Судебная система в течение первой половины XIX в. оставалась сложной и громоздкой, зараженной волокитой и взяточничеством, не подвергалась существенным изменениям. Правда, еще при Павле I (1754–1801 гг.), убитом заговорщиками-дворянами, в 1797 г. были ликвидированы все суды второго звена – верхний земский суд, губернский магистрат, верхняя расправа и верхний надворный суд, палаты уголовного суда и палаты гражданского суда объединены под общим названием палат суда и расправы. Дальнейшие изменения системы судоустройства произошли в 1801 г., когда были ликвидированы нижние земские суды, управы благочиния и нижние расправы, палаты суда и расправы переименовываются в палаты уголовного и гражданского суда. Эта судебная система – уездные суды для дворян и государственных крестьян, городовые магистраты для мещан, надворные суды к Петербурге и Москве для дворян, постоянно там проживающих, и чиновников, палаты уголовного и гражданского суда и Сенат – просуществовала вплоть до судебной реформы и была включена в Свод законов.

Низкий профессиональный уровень чиновничества был свойствен не только судебным органам, но и всему аппарату. По инициативе М.М. Сперанского в 1809 г. законом было выдвинуто требование определенного образования для продвижения по службе, в том числе и юридического. В первой четверти XIX в. была развернута сеть учебных заведений, включавшая университеты, гимназии и др. Однако больших результатов эти мероприятия не дали. В 50‑х гг. ежегодный выпуск всех университетов, лицеев и училищ правоведения составлял 400 человек, в то время как вакансий в государственном аппарате открывалось 3 тыс. в год. Не случайно еще в 1834 г. столь ненавистный чиновничеству закон 1809 г. был отменен.

В 60‑х гг. XIX в. была проведена судебная реформа 1864 г., подготовка к которой началась еще в 30‑х гг. того же века. Она проводилась на основе судебных уставов, принятых 20 ноября 1864 г.: Учреждение судебных установлении, уставы уголовного и гражданского судопроизводства, устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. На окраинах России уставы вводились со значительными изменениями; окончательно процесс был завершен лишь к 1896 г.

Провозглашаются отделение судебной власти от административной, независимость и несменяемость судей и следователей. Отменяется сословный принцип построения судебной системы и вводится всесословный суд, хотя ряд элементов прежнего сословного суда сохранились: участие в процессе сословных представителей, особая подсудность дел высших должностных лиц, сохранение крестьянских, «инородческих» и духовных судов и др.

Сокращается число судебных инстанций, судебные органы строятся по значимости рассматриваемых уголовных дел: мировая юстиция предназначается для малозначительных дел, общие судебные места – для дел, не ограниченных ни тяжестью преступления, ни ценой иска. Мировой суд – выборный. Состав общих судебных мест назначается правительством. Для рассмотрения уголовных дел в окружных судах вводится институт присяжных заседателей. Судебная реформа предусмотрела включение в судебное ведомство и изъятой у полиции в 1860 г. следственной части. Реорганизуется прокуратура, включенная теперь в судебное ведомство. Впервые в истории России учреждается адвокатура (присяжные поверенные), «без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прений в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся и обвиняемым перед судом».

Сложившаяся в процессе реформы судебная система России изображена на схеме 2.

Пореформенная судебная власть включала две системы судов – мировые и общие. К ведению мировых судов относились незначительные споры имущественного характера и дела о малозначительных преступлениях либо о проступках (например, травля собаками, появление в безобразном от опьянения виде, неохранение пьяного хозяином питейного заведения). Максимальное наказание, которое мог налагать мировой судья, – лишение свободы сроком до одного года.


Схема 1 – Судоустройство в России (по Учреждению судебных установлений от 20 ноября 1864 г.)

Создавались они в городах и уездах. Как правило, каждый уезд составлял мировой округ (всего было создано 108 округов), разделявшийся на мировые участки. Участковые мировые судьи осуществляли правосудие единолично. Выбирались мировые судьи (участковые и почетные) уездными земскими собраниями (в столицах – городскими думами) и утверждались в должности Сенатом.

Апелляционной инстанцией для участковых судей был съезд мировых судей, состоявший из всех мировых судей округа. Надзор за органами мировой юстиции осуществляли министр юстиции, судебные палаты и кассационный департамент Сената.

Изначально обнаружились многочисленные трудности в формировании мировых судов (саботаж со стороны чиновников местной власти, так как в них виделась угроза их привилегиям и полномочиям). Мировых судей стал назначать министр юстиции, а в 1889 г. их вообще упразднили, передав полномочия земским начальникам и губернским присутствиям. Вначале нового века (1912 г.) мировая юстиция была восстановлена, но грядущие события надолго отложили реальность этого демократического института судебной власти.

Система общих судов включала окружные суды и судебные палаты (одна на несколько судебных округов). Окружной суд рассматривал уголовные и гражданские дела, превышавшие подсудность мировых судей, однако из их ведения были изъяты дела о преступлениях по должности, совершенные лицами, имевшими чин выше титулярного советника. Дела о преступлениях или проступках, за которые законом были положены наказания, соединенные с лишением всех прав состояния или всех лично присвоенных прав и преимуществ, слушались с участием присяжных заседателей.

Апелляционной инстанцией для окружного суда была судебная палата (апелляция по поводу приговора, вынесенного судом присяжных, не допускалась). Верховным кассационным судом, а также высшим органом судебного надзора являлся Сенат, где существовало два кассационных департамента – по уголовным делам и по гражданским делам. Сенат мог также рассматривать некоторые дела по первой инстанции.

При окружных судах и судебных палатах состояли судебные следователи, судебные приставы, прокуратура; кроме того, при судебных палатах – совет присяжных поверенных.

Судоустройство в военном ведомстве во второй половине XIX в. в Российской империи строилось в соответствии с предписаниями Военно-судебного устава 1867 г. с последующими изменениями (схема 2).


Схема 2 – Судоустройство в военном ведомстве России (во второй половине XIX в.)

Основным звеном этих судов считались полковые суды; вышестоящими инстанциями по отношению к ним были военно-окружные суды; высшим военным судом был Главный военный суд.

Известны и чрезвычайные суды – это военно-полевые суды, образованные Указом от 19 августа 1906 г. Судопроизводство в них не было гласным и состязательным, приговоры обжалованию не подлежали и исполнялись не позже чем через трое суток.

Судебная реформа 1864 г. имела прогрессивное значение. Основополагающие принципы судоустройства, провозглашенные при принятии судебных уставов, существенно дополняли демократические основания судопроизводства – гласность, состязательность процесса, устность, презумпцию невиновности, свободную оценку доказательств, непосредственность и право на защиту.

Новая судебная система заменила прежнюю – крайне раздробленную систему судов с ее сословным принципом построения, инквизиционным процессом при закрытых дверях и т.д. Однако ее значение умалялось рядом положений судебных уставов: изъятием некоторых категорий дел из компетенции суда присяжных (в том числе о государственных преступлениях), сохранение системы поощрений судей местной администрацией, которая представляла их к очередным чинам и орденам, и т.д. Затем последовало изменение ценза для присяжных заседателей, ограничена публичность заседаний по отдельным категориям дел и другими ограничениями. Особенно пагубным для одного из важнейших начал судебной реформы – отделения суда низшего звена от администрации – была реорганизация местного управления, проведенная в 37 губерниях европейской части России на основе закона о земских начальниках от 12 июля 1889 г. Вместо административных органов (уездных по крестьянским делам присутствий) и судебных органов (выборных мировых судей и их съездов) был введен институт земских участковых начальников, осуществлявших в отношении крестьян судебные и административные функции.

Октябрьская революция внесла коренные изменения в систему судебной власти. Хотя этот процесс начался несколько раньше. Уже 22 марта 1917 г. тогдашний министр юстиции А.Ф. Керенский издал Инструкцию для временных судов, в соответствии с которой основным звеном судебной системы становились временные суды. Начался процесс создания и военно-революционных судов.

Декретом о суде №1 старая судебная система упразднялась. После проведения судебной реформы в 1922–1924 гг. сформировалась единая система общегражданских судов, включавшая суды трех звеньев – народные суды, губернские суды и Верховный Суд РСФСР (схема 3).


Схема 3 – Судебная система РСФСР (по положению о судоустройстве 1922 г.)

Основное звено судебной системы – народный суд. В качестве суда второй инстанции для них сначала были губернские суды, а после упразднения губерний действовали верховные суды автономных республик, краевые, областные (городские для г. Москвы и г. Ленинграда) суды, суды автономных областей и автономных округов. Они же являлись первой инстанцией по делам о наиболее тяжких преступлениях в соответствии с определенной уголовно-процессуальным законом подсудностью.

Верховный Суд РСФСР действовал в составе Судебной коллегии по гражданским делам и Судебной коллегии по уголовным делам, которые по первой инстанции рассматривали уголовные дела исключительной важности и общественного, значения; являлись судом второй инстанции для дел, рассмотренных по первой инстанции краевыми (областными) и равными им судами; рассматривали дела нижестоящих судов по протестам в порядке надзора на решения и приговоры, вступившие в законную силу.

После образования СССР с 1924 г. начал свою деятельность еще один суд – Верховный Суд СССР, который прекратил свое существование в связи с распадом Союза ССР.

До начала 30‑х гг. XX в. наблюдалась тенденция к отходу от демократических начинаний, наметившихся реформой судебной власти, к сближению судов с исполнительными органами, воссозданию чрезвычайных органов репрессии, а с 1929 г. начали работать внеслужебные органы – «тройки», позже перешедшие в подчинение НКВД, в значительной мере вытеснившие суды.

По постановлению ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке руководства судебными органами РСФСР» от 30 января 1928 г. Председатель Верховного Суда одновременно стал и заместителем Нарком-юста РСФСР. В следующем году в состав Наркомата юстиции был включен и Верховный Суд РСФСР. Тем самым ограничивалась его независимость, вводилась подконтрольность деятельности Суда административно-управленческому органу. Такое положение существовало до 1937 г., когда были приняты вначале Конституция СССР, а затем и Конституция РСФСР, в соответствии с которой Верховный Суд выведен из подчинения Наркомюста.

Существенно были изменены структура н компетенция ВС РСФСР, как и других судов союзных республик. Законом о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик 1938 г. Сократился круг лиц, обладавших правом внесения протестов в порядке надзора – такое право имели Председатель Верховного Суда и Прокурор Республики. Протесты в судебные коллегии Верховного Суда РСФСР вносили также Председатель Верховного Суда СССР и Генеральный прокурор СССР.

Период репрессии и беззакония (с начала 30‑х гг. до 1953 г.) – один из самых мрачных в истории советских судов. Один пример. В дни XVII съезда ВКП (б) (1934 г.) у некоторых делегатов возникла мысль о смещении Сталина с поста генерального секретаря; при выборах в ЦК некоторые делегаты проголосовали против Сталина. После съезда Сталин принял свои меры, уничтожив больше половины участников XVII съезда: 1108 из 1966 делегатов. Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК, избранных на XVII съезде, погублено 98 человек. С каждым годом репрессии усиливались. Многие из судов, особенно среднего и высшего звена, были к этому причастны.

Известно и то, что многие судебные деятели были репрессированы. В 1938 г. к высшей мере наказания по сфабрикованному обвинению приговорен И.Л. Булат – Председатель Верховного Суда РСФСР (1932–1937 гг.). Жертвами необоснованных репрессий стали Я.Л. Берман, А.Е. Минкин, А.А. Галкин и О.Я. Кар-клин, которые в разное время являлись заместителями Председателя ВС РСФСР. Были осуждены председатель военно-транспортной коллегии Ю.Ю. Межин, председатель судебной коллегии по гражданским делам А.А. Лисицин, члены ВС РСФСР Н.А. Торская, а также Я.Я. Кронберг, Н.С. Уманский, Г.Я. Мерэн, В.Д. Фельдман, Я.Х. Петере, Д.М. Усов. Все они были впоследствии реабилитированы, большинство – посмертно.

Потребовалось немало усилий для того, чтобы упразднить внесудебные органы репрессии и наделить Верховный Суд СССР правом пересматривать по протестам Генерального прокурора СССР их постановления, вынесенные в 30–40‑х гг. и начале 50 гг.

Важной вехой на пути реформирования судебной системы тех лет было принятие 28 декабря 1958 г. Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик, Положения о военных трибуналах, а 27 октября 1960 г. одновременно трех, имевших принципиальное значение для российской судебной системы актов: Закона о судоустройстве, УК и УПК РСФСР. В 1981 г. принят действующий в значительной мере по настоящее время Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР». Новшеством Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР», касавшимся деятельности Верховного Суда Республики, явилось положение о том, что руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР становились обязательными не только для судов, но и для других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. На Верховный Суд РСФСР возлагалось осуществление контроля за выполнением судами Республики руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РСФСР, а также разрешение в пределах предоставленных ему полномочий вопросов, вытекающих их международных договоров СССР и РСФСР. По сути, это была умеренная, хотя и не во всем последовательная судебная реформа. Обновленное законодательство сохраняло системные порки, грешило идеологизированностью, игнорировало демократические принципы процесса (состязательность, презумпцию невиновности и др.), не могло быть эффективным средством защиты прав и свобод человека.

За последние годы в стране произошли кардинальные перемены на всех направлениях, в том числе и в области совершенствования судебной системы.

С провозглашением независимости и суверенитета Российской Федерации связан новый этап в ее системном обновлении и развитии российского правосудия. В общественном сознании прочно утвердилось понимание того, что обеспечение прав и свобод человека, демократическое развитие России, формирование гражданского общества и его институтов, создание рыночной экономики возможно только через становление правового государства с сильным, независимым и справедливым судом.

В октябре 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял постановление, которым определялись главные задачи судебной реформы, одобрена ее Концепция и указывалось, что проведение судебной реформы должно считаться необходимым условием функционирования РСФСР как демократического правового государства, одним из приоритетных направлений законопроектной деятельности.

15 декабря 1990 г. Съезд народных депутатов РСФСР принял решение об образовании Конституционного Суда РСФСР, а 24 мая 1991 г. – арбитражных судов. 28 декабря 1991 г. принято постановление Президиума Верховного Совета РСФСР <<0 военно-судебных органах, дислоцированных на территории РСФСР», в соответствии с которым эти органы, бывшие до тех пор судами Союза ССР, перешли под юрисдикцию России. Важным фактором, определяющим последующий процесс реализации судебно-правовой реформы, явилось принятие 12 декабря 1993 г. действующей Конституции РФ. В последующий период были приняты важные законы (ГК РФ – 30 ноября 1994 г. и 26 января 1996 г., У К РФ – 13 июня 1996 г., Федеральный закон от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности». Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. «Об органах федеральной службы безопасности» и др.), утверждающие судебную власть в государственном механизме как самостоятельную влиятельную силу, независимую в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной (Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», которым непосредственно санкционировано образование судов субъектов РФ. По сути, эта судебная система сохраняется по настоящее время (см. схему 3); Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в Российской Федерации», Федеральный конституционный закон от 23 июля 1999 г. «О военных судах Российской Федерации», Федеральный закон от 2 января 2000 г. «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» и др.).

Важным этапом на этом пути явилось постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. признавшее, что суды не вправе возбуждать уголовные дела, что п. 4 ч. 1 ст. 232 и ч. 1, 2 и 4 ст. 256 УПК РСФСР не соответствуют Конституции РФ в той части, в какой предусматривают или допускают осуществление судами подобных полномочий. Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с конституционными положениями о независимости правосудия. Суд, возбуждая уголовное дело, неизбежно оказывается на стороне обвинения, что порождает неравенство сторон, нарушает принцип состязательности и ущемляет права обвиняемого'. Конституционный Суд РФ вынес более двух десятков постановлений о несоответствии Конституции отдельных положений УПК РСФСР.

Общий смысл этих постановлений – усиление состязательных начал в судопроизводстве.

Однако подводить итоги судебной реформы в стране еще рано, хотя как видно, сделано уже немало, да и воспринимается она в обществе неоднозначно. Отмечается незнание людьми функций суда как защитника их прав и свобод. В суды граждане обращаются редко, боясь волокиты и бюрократизма, почти не надеясь добиться там справедливости.

По представительным данным фонда ИНДЕМ, большинство граждан и предпринимателей (78,6 и 80,5% соответственно) считают, что в судах нельзя найти справедливости и поэтому они не хотят туда обращаться, что в них решают все деньги (75,0 и 71,2% соответственно), слишком дороги неофициальные затраты при обращении в суд (72,2 и 26,1% соответственно). По такому индикатору состояния общества, как коррупция, высшие суды, по субъективным оценкам предпринимателей и граждан, занимают – 10 и 12, нижестоящие суды – 23 и 19 места соответственно. Для сравнения: ранг коррумпированности администрации и учителей средних школ, училищ, техникумов равен 1, а на первом месте в этом диагностическом списке служба безопасности дорожного движения – 29 и 28 соответственно (чем выше ранг, тем более коррумпирована данная организация).

В ряду организационных мер, направленных на завершение судебной реформы, повышения престижа органов правосудия и профессионализма судей следует рассматривать Указ Президента РФ от 11 августа 2003 г. №554 «О составе Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия», в состав которого входят наиболее авторитетные и известные юристы страны. У этого органа звучное название и негромкие внешне, но значимые дела. И видимо, неслучайно на его январском (2003 г.) заседании обсуждался проект нового Кодекса судейской этики. Кодекс чести (отсюда пошло обращение к судье «Ваша честь»), принятый ранее судейским сообществом, стал инструментом формирования правил поведения судей, вошедших уже на правах закона в Уголовно-процессуальный кодекс. Конечно, суд – не место для приятного времяпрепровождения. Но если человек, выходя из здания суда, чувствует, что с ним обошлись не то чтобы справедливо или несправедливо, а грубо, то это не делает суду чести. А бывает, что и не только грубо. Эта проблема была предметом обсуждения и на симпозиуме при Европейском суде по правам человека. Не случайно за сравнительно короткое время полномочия почти 300 судей прекращены. В основу обсуждаемого проекта Кодекса судейской этики положены императивы Федерального закона «О статусе суден Российской Федерации». Предлагается четыре основные группы требований: общие требования к судье, требования к нему во время исполнения судейских обязанностей, правила поведения вне суда, а также ответственность за допущенные нарушения. Его принятие предполагается на ближайшем всероссийском съезде судей, который состоится в 2005 г.

Важно, чтобы суды стали основным звеном в механизме демократии на этапе, когда страна вступила в новую полосу своего развития, чтобы на смену привычке искать защиту в кабинетах высоких чиновников, а сегодня и у криминальных структур, граждане все больше добивались справедливости через закон, правосудие. Людям до сих пор кажется, что суды не так уж важны, поэтому и платить им надо не больше, чем в среднем бюджетникам. По эффективности работы судов люди делают выводы о справедливости и демократии, ведь каждый десятый наш гражданин, по статистике, решает свои проблемы через суд и судебного пристава. Проблемы судов, возникающие на почве неудовлетворительного финансирования их деятельности, переводят ситуацию из финансовой в политическую, становятся проблемами миллионов людей, которые теряют веру не только в правосудие, но и в государство, его лидеров, в стремление власти отстаивать законные интересы граждан.

Для повышения роли и авторитета суда, его верховенства в правоохранительной деятельности требуется не только достижение уровня материально-технического обеспечения, а также материального, бытового и социального обеспечения работников правоохранительных органов, соответствующего возлагаемой на эти органы и их работников ответственности, но и последовательного проведения в судопроизводстве демократических принципов правосудия, законодательного гарантирования защиты основных прав и свобод человека, реального претворения в жизнь широких мероприятий по преобразованию всей российской правовой системы.

Реформирование национального законодательства должно проходить в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Составной частью национальной правовой системы стала ратифицированная Россией 5 мая 1998 г. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод; как отмечалось, признана юрисдикция Европейского суда по правам человека. Последнее обстоятельство потребовало заняться совершенствованием некоторых аспектов нашей судебной организации и деятельности. Прежде всего – это соблюдение разумных сроков судебного разбирательства. Практика Европейского суда показывает, что при длительных сроках судебного разбирательства в национальных судах других стран ссылки на загруженность, нехватку судей или недостаточность финансирования судов никак не считаются оправданием. Не случайно в конце 1999 г. по вопросу соблюдения сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел был проведен Пленум Верховного Суда РФ'

С вступлением России в Совет Европы несколько тысяч российских граждан обратились в Европейский суд с жалобами на неудовлетворительное осуществление правосудия в РФ. Как известно, некоторые из них Европейским судом по защите прав человека удовлетворены.

К настоящему времени приняты важные ключевые законы, которые касаются механизма защиты прав и свобод граждан. Они модернизировали всю судебную систему страны. Прежде всего, это акты, регулирующие статус судом: Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», а также Федеральный закон от 14 марта 2002 г. «0б органах судейского сообщества в Российской Федерации». Ими создан механизм, который, с одной стороны, позволяет обеспечить независимость судьи, а с другой – предъявить к нему соответствующие требования, поставить в случае необходимости вопрос об ответственности, в том числе когда речь идет о привлечении судьи к уголовной ответственности. Эти решения приниматься в условиях, когда ни у кого не возникает никаких сомнений в том, что судья действительно виновен.

Существенные изменения произошли и в процедурных вопросах в связи с введением в действие с 1 июля 2002 г. нового УПК', особенно в деятельности судов общей юрисдикции. В нем представлены совершенно новые институты, полномочия судей, новый режим работы, участия судей в процессе. Прежде всего новые полномочия касаются судебных арестов (заключения под стражу), невозможности повторного осуждения гражданина, направления дела на доследование. Прокурор вправе избрать меру пресечения по любому уголовному делу, за которым он осуществляет процессуальный надзор, однако для применения заключения под стражу он должен обратиться с ходатайством в суд, что благоприятно отражается на обеспечении прав и свобод граждан. Судья единолично избирает меру пресечения по уголовному делу, принятому к производству. Ранее с помощью института доследования гражданин мог бесконечно ожидать начала судебного разбирательства, а у судьи была возможность уклониться от принятия решения по уголовному делу. Теперь такой возможности нет.

Сегодня возможности отстаивать свои права в суде ничем не ограничены. Важно и то, что в настоящее время судебная власть осуществляет контроль за правовым содержанием нормативных правовых актов различного уровня. Осуществление нормоконтроля – принципиально новый вид полномочий судебной власти, предоставляющий судам право оказывать активное влияние на действия и решения остальных ветвей власти, уравновешивая их.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. от 29 мая 2002 г. и 27 декабря 2002 г.) начиная с 1 июля 2002 г. в России поэтапно вводятся суды присяжных. Хотя правовая основа деятельности этого суда пока так и не оформлена окончательно, подготовка судов и судей к новому порядку судопроизводства, предусмотренного УПК, продолжается (разд. XII УПК). С самого начала вступления в силу УПК было очевидно, что введение суда присяжных потребует проведения определенных организационно-технических мероприятий, связанных с обустройством залов судебных заседаний, формированием общего и запасного годовых списков кандидатов в присяжные заседатели в каждом из субъектов Федерации, решении других организационных вопросов. Обеспечить введение таких судов на всей территории РФ одновременно не удастся. Поэтому Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» установил конкретные сроки введения суда присяжных заседателей в различных субъектах РФ в зависимости от степени готовности соответствующих судов.

Высказывается опасение, что повсеместное введение присяжных к правосудию может не оправдать ожидаемых результатов. Например, в регионах Северного Кавказа можно натолкнуться на непреодолимое препятствие – кровную месть какого-то рода, где люди друг друга все знают по своим тейповым признакам, и подсудимый будет заявлять о том, что он не хочет иметь в составе присяжных человека из враждующей семьи. Люди просто начнут тогда преследовать друг друга: «Ваш человек сидел в составе присяжных и осудил нашего родственника».

На очереди реформа правосудия по делам несовершеннолетних (оно осуществляется в общем порядке с изъятиями, предусмотренными гл. 50 УПК) и учреждение ювенального правосудия. Это следует из международных правовых норм, под которыми стоит подпись нашей страны: Конвенции о правах ребенка – ч. 3 ст. 40, «Пекинских правил» – п. 2, 3, заключительных замечаний Комитета ООН по правам ребенка от 8 октября 1999 г., Конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда.

Обсуждаются различные модели судов для несовершеннолетних: создание самостоятельной системы, завершающейся соответствующей коллегией Верховного Суда РФ; о специализации судей и судебных коллегий в рамках судов общей юрисдикции и др. Опыт функционирования такой юстиции есть в ряде регионов, Санкт-Петербурге, где ювенальная юстиция действует около года.

Введен в действие с -1 сентября 2002 г. новый Арбитражный процессуальный кодекс РФ, который предусматривает переход на международные стандарты правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, четко разграничивает подведомственность дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам.

Важной вехой совершенствования организации работы последних явится образование арбитражных апелляционных судов, определение их состава и полномочий.

Заработал механизм исполнения решений Конституционного Суда РФ. Если в предыдущие годы сами акты, которые им признавались неконституционными, не претерпевали изменений, то сегодня Федеральным конституционным законом от 15 декабря 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» установлена процедура автоматического исправления этих актов. В соответствии с этим механизмом были приняты поправки в новый УПК.

Федеральным законом от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» создана правовая основа деятельности российской адвокатуры в современных условиях.

Новым УПК предусмотрено участие защитника по всем уголовным делам, за исключением тех дел, по которым подозреваемый, обвиняемый отказался от него. Защитник может быть приглашен любым лицом по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого с момента начала осуществления процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы подозреваемого; вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого или возбуждения уголовного дела; фактического задержания подозреваемого; объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы.

Введение института мировых судей предполагает снижение нагрузки на основное звено судов общей юрисдикции на 30 – 40%, позволит в установленные сроки рассматривать незначительные дела, которые откладывались федеральными судьями из-за перегрузки на второй план.

Очевидно, что на втором витке судебной реформы проделана немалая работа. Формирование ее законодательной базы находится в завершающей стадии. Еще не принят федеральный конституционный закон о судах общей юрисдикции, о Верховном Суде РФ, а также законодательный акт об административном судопроизводстве и некоторые другие. На последнем следует остановиться особо.

Создание системы административных судов – специализированной юстиции, будет иметь не только большое правовое, но, как отмечалось выше, и политическое значение. Ее появление поднимет защиту человека от произвола чиновников на уровень международных стандартов. По мнению первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко, с 1 января 2004 г. планируется поэтапное введение административных судов – до 500 межрайонных судов первой инстанции, 21 окружной суд второй инстанции и судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ. Они, не посягая на юрисдикцию ни конституционных, ни арбитражных, ни других судов, будут выполнять конкретную задачу: проверять решения органов государственной власти или должностных лиц на соответствие федеральным законам. Под их юрисдикцию не подпадают интересы корпораций, юридических лиц, занимающихся коммерческой Деятельностью, проверки нормативных актов ведомств субъектов РФ на соответствие этих актов конституции субъекта Федерации. По гражданско-процессуальным процедурам административные суды работать не смогут, поэтому, как отмечалось, форсируется принятие соответствующего кодекса. В его рамках будут рассматриваться споры о защите избирательных прав, прекращении деятельности партий и организаций, нарушающих законодательство о борьбе с терроризмом, организаций и религиозных объединений, угрожающих жизни и здоровью граждан, в том числе террористических организаций и тоталитарных религиозных сект, оспариваний нормативных аутов, дела о предоставлении и лишении российского гражданства, статуса беженца и вынужденного переселенца и другие. Актуализируется отнесение к их компетенции и трудовых споров государственных служащих, включая новый для России институт – «споры о карьере».

Поскольку в административном процессе сторонами являются гражданин и государство и располагают они далеко не равными возможностями, предусматривается активная роль суда в процессе, с тем чтобы обеспечить подлинную состязательность и равноправие сторон. Судам второй инстанции запрещается отправлять дела, решения по которым обжалованы, на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Предусматривается, что все дела по второй инстанции (а в окружных судах и в Верховном Суде РФ и по первой инстанции) граждане ведут только через своих представителей – адвокатов. Исключается появление в суде высоких должностных лиц, которые могут своим авторитетом «давить» на суд. В таком суде идет спор о праве, о толковании законов, где гражданин считает, что он имеет право, а чиновник высказывает прямо противоположное мнение. Суд их должен рассудить, не взирая на «весовые» категории сторон. Если гражданин затрудняется пригласить адвоката, его участие будет обеспечено судом. От 10 до 20 тыс. выступлений адвокатов в административных судах будет осуществляться за счет федерального бюджета. Внедрение административных судов усилит государственную составляющую в деле обеспечения гарантий конституционных прав и свобод граждан.

Для того чтобы не оказалось, как образно выразилась Н.Г. Салищева, «хорошо на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить», в целях реализации судебной реформы, повышения эффективности деятельности судебной власти в РФ, оптимального организационно-правового и материально-технического обеспечения судебной системы Правительство РФ утвердило федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России» на 2002–2006 годы.

Ее финансирование осуществляется за счет средств федерального бюджета в соответствии с утвержденными ассигнованиями на очередной финансовый год. В частности, на 2003 г. Федеральным бюджетом РФ на эти цели выделяется 1 128 890 тыс. руб.

Эффективность деятельности судебной власти по удовлетворению общественных потребностей в сфере правосудия, констатируется в указанной программе, зависит в первую очередь от скорейшего решения в законодательной форме следующих задач:

а) создание механизма эффективного взаимодействия между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти, начиная с процесса разработки законопроектов до обобщения практики правоприменения, включая проверку судами соответствия нормативных правовых актов федеральным конституционным законам, федеральным законам и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу;

б) создание механизма обеспечения единства подхода в правоприменительной деятельности судов всех судебных систем в целях обеспечения стабильности правопорядка;

в) разработка мер государственной поддержки судебной системы, направленных на создание условий для максимально эффективного удовлетворения общественных потребностей в сфере правосудия;

г) создание для судей и работников аппаратов судов системы гарантий, разнообразных форм компенсации и страхования, а также осуществление других мер социальной защиты, направленных на обеспечение независимости судебной власти;

д) создание системы гарантий для лиц, обеспечивающих своим участием правосудие в рамках выполнения гражданского долга перед обществом (для свидетелей, экспертов, присяжных и арбитражных заседателей).

Задача не за многим – чтобы граждане поверили в то, что независимая и самостоятельная ветвь государственной власти, осуществляющая правосудие, способна реально защитить гарантированные им Конституцией РФ права и свободы.


Список использованной литературы

1. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации».

2. Федеральный закон от 10 февраля 1999 г. «О финансировании судов Российской Федерации».

3. Указ Президента РФ от 23 марта 2000 г. №554 «О составе Совета при Президенте Российской федерации по вопросам совершенствования правосудия».

4. Постановление Правительства РФ «0 федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2002–2006 годы».

5. Российское законодательство Х–ХХ веков: В 9 т. Т. 1–6, 8. М., 1984–1991.

6. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.

7. Багаутдинов Ф. Ювенальная юстиция начинается с предварительного следствия // Российская юстиция. 2002. №9.

8. Виленский В.В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969.

9. Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы. М., 2002.

10. Карнозова Л.М. Возрожденный суд присяжных: Замысел и проблемы становления. М., 2000.

11. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М., 2000.

12. РыжаковА.П. Правоохранительные органы: Учебник для вузов. М., 2001. Судебные системы европейских стран: Справочник / Пер. с фр. Д.И. Васильева; Пер. с англ. О.Ю. Кобякова. М., 2002.

13. Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебник / Под ред. И.Л. Божьена. – М. 2001. с. 57.

14. Носов Н.Е. Становление сословло-представительных учреждении России. Изыскания о земской реформе Ивана Грозного. – Л., 1969.

15. Голикова Н.Б. Органы политического сыска и их развитие в XVII–XVIII вв. // Абсолютизм в России. М., 1964. С. 247–249.

16. Дмитриева Ф. История судебных решении. – М., 1859. С. 420 4‑Ю; Латкин В.Н. Учебник истории русского права. СПб., 1909. с. 596–597.

17. Григулевич И.Р. История инквизиции (XIII–XX вв.). М., 1970. С. 179.

18. Милюков П. Очерки по истории русской культуры. Часть третья. Вып. первый. СПб., 1903. С. 321; Григорьев В. Реформа местного управления при Екатерине II (Учреждение о губерниях 7 ноября 1775 г.). СПб., 1910. с. 123.

19. Кудрявцев В.H. Трусов А..И. Политическая юстиция в СССР. М., 2000.

20. Декларация «О государственном суверенитете Российской Советской Социалистической Республики» от 12 июня 1990 г.

21. Ямшинов Б. Где ваша совесть, Ваша честь? // Российская газета. 2003. 21 янв.; Ямшинов Б. И судьи не безгрешны тоже // Российская газета. 2001. 27 февр.; Ямшинов Б. Судейская мантия не каждому по плечу // Российская газета. 2000. 23 нояб.