Уголовно-правовое противодействие должностной халатности

Объективные и субъективные признаки преступной халатности против интересов государственной службы. Отличие халатности от иных смежных преступлений. Особенности халатности при исполнении должностных обязанностей врача. Халатность как воинское преступление.

Содержание

Введение

Глава 1. Состав преступной халатности

1.1 Объект халатности

1.2 Объективная сторона

1.3 Субъект халатности

1.4 Субъективные признаки халатности

Глава 2. Отличие халатности от иных смежных преступлений

2.1 Отличие халатности от состава преступления предусмотренного ч.2 ст.292.1 УК РФ

2.2 Особенности халатности при исполнении должностных обязанностей врача

2.3 Халатность как воинское преступление

Заключение

Список использованных источников

Введение

Одной из гарантий успешного функционирования государства и гражданского общества является надлежащее исполнение своих служебных полномочий должностными лицами государственного аппарата и аппарата органов местного самоуправления. Неисполнение или ненадлежащее исполнение соответствующих обязанностей, непоследовательные либо незавершенные управленческие решения различных уровней рассматриваются ныне как одна из основных причин экономических, политических и социальных проблем, возникших в России в последние годы. Есть все основания полагать, что именно негативные стороны управления, в том числе проявляющиеся в различных видах уголовно-противоправного поведения, - главная проблема для России на современном этапе. В этой связи вопросы противодействия таким общественно опасным деяниям приобретают особую актуальность и значимость.

К числу наиболее распространенных преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления относится должностная халатность. Количество этих деяний за последние годы свидетельствует об устойчивой тенденции к росту. [1] Так, по данным статистики ГИАЦ МВД России, в 2004 году в России было зарегистрировано 1233 факта преступной халатности, в 2005 году - 1044, в 2006-1274, в 2007-1210, 2008 году - 1304. Кроме того, преступление, предусмотренное статьей 293 УК РФ (Халатность), характеризуется достаточно высокой степенью латентности, является сложным в сборе доказательств, выявлении причин и условий, способствующих его совершению. [2]

Указанные обстоятельства предопределяют необходимость проведения научных исследований, направленных на повышение эффективности мер (в том числе уголовно-правового характера) противодействия преступлениям, совершаемым должностными лицами, нерадиво исполняющими свои должностные обязанности.

Значимость переосмысления теоретических представлений об институте халатности обусловливается также новизной уголовного и неуголовного законодательства, предусматривающего ответственность за служебные деликты. Существенные изменения были внесены в статью о халатности федеральными законами № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года[3] и № 43-ФЗ от 8 апреля 2008 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". [4] Они коснулись описания признаков объективной стороны преступления, предусмотренного статьей 293 УК РФ, а также формулирования квалифицированных видов данного деяния.

Однако единства взглядов по вопросам толкования отдельных элементов и признаков указанного преступления, его квалификации и отграничения от смежных общественно опасных деяний в доктрине уголовного права, следственно-прокурорской и судебной практике до сих пор не достигнуто, что затрудняет организацию противодействия указанным негативным проявлениям. В этой связи исследование уголовно-правовых аспектов халатности является актуальным, имеющим важное теоретическое и прикладное значение.

В науке уголовного права вопросам, связанным с должностной халатностью, был посвящен ряд исследований. А.Я. Асниса, Ю.А. Афиногенова, СВ. Бакланова, Т.Б. Басовой, А.Г. Безверхова, Б.В. Волженкина, А.Э. Жалинского, Б.В. Здравомыслова, А.П. Кузнецова, С.В. Максимова, В.И. Мельниковой, И.Г. Минаковой, В.А. Нерсесян, Е.В. Тарасовой, А.В. Шнитенкова, П.С. Яни и других ученых, которые внесли определенный вклад в разработку проблемы противодействия рассматриваемому преступлению. Однако в силу многоаспектности проблемы и ее сложности в работах указанных ученых разрешены далеко не все вопросы, что предопределяет необходимость дальнейшего ее исследования с целью повышения эффективности применения уголовно-правовых мер, направленных на предупреждение преступлений, обусловленных неисполнением или ненадлежащим исполнением должностными лицами своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе.

Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, связанные с уголовно-правовым противодействием должностной халатности.

Предметом дипломной работы выступают основные положения теории уголовного права и других отраслей права в части регулирования отношений, возникающих в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением должностными лицами своих обязанностей по службе и судебно-следственная практика по делам о халатности и смежным с ней составам преступлений.

Целью настоящего исследования является исследование такого должностного преступления как халатность и рассмотрение правил квалификации исследуемого деяния.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

1) произвести уголовно-правовой анализ объективных и субъективных признаков халатности по действующему уголовному законодательству;

2) исследовать особенности квалификации халатности и отграничения этого преступления от смежных деяний.

При подготовке дипломной работы использовались такие методы научного познания, как исторический, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический, правового моделирования и др.

Теоретической основой исследования послужили труды видных ученых в области уголовного права: P. M. Асланова, Б.В. Волженкина, А.В. Галаховой, А.С. Горелика, Б.В. Здравомыслова, А.К. Квициния, Ю.М. Козлова, В.Н. Кудрявцева, Ю.И. Ляпунова, В.В. Лунеева, А.В. Наумова, А.И. Рарога, И.М. Тяжковой, П.С. Яни и др.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция РФ, законодательные и подзаконные акты, постановления пленумов Верховных судов СССР, РСФСР и РФ, другие нормативные источники, регулирующие отношения в сфере деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Структура работы определена ее целью и задачами и состоит из введения, двух глав, включающих параграфы, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Состав преступной халатности

1.1 Объект халатности

В конце 30-х годов В.Д. Меньшагиным была предложена трехзвенная классификация объекта преступления на общий, родовой и непосредственный, которая в дальнейшем стала общепринятой. [5]

А.Н. Трайнин в 1939 г. под родовым объектом должностных преступлений понимал "правильную, отвечающую интересам социалистического строительства, работу государственного и общественного аппарата"[6] С тех пор эта точка зрения стала доминирующей в советской юридической литературе и без каких-либо существенных дополнений воспроизводилась вплоть до распада Союза ССР почти в большинстве учебников по уголовному праву. [7]

Видовым объектом преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ, является нормальная, регламентированная законом и отвечающая интересам развития общества деятельность аппарата публичной власти, который олицетворяют государственные органы законодательной, исполнительной и судебной власти, органы местного самоуправления, а также органы управления в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. [8]

В ранее действующем Постановлении Пленума ВС от 16 октября 2009г. N 19, в п.1, обращено внимание судов на следующее обстоятельство. Уголовные преступления, закрепленные в главе 30, имеют направленность "против интересов государственной службы на обеспечение защиты граждан от общественно опасных деяний, совершаемых должностными лицами по службе"[9] . Следовательно, в качестве объекта халатности можно также выделить вышеупомянутые интересы государственной службы по обеспечению защиты граждан от деяний, совершаемых должностными лицами.

Объектом - специальным и непосредственным всех служебных преступлений являются охраняемые уголовным законом общественные отношения, обеспечивающие интересы служебной деятельности в различных сферах, основанной на соблюдении и исполнении законов и (или) иных нормативных правовых актов и им соответствующей. Кроме того, почти все за редчайшими исключениями служебные преступления посягают еще и на второй непосредственный объект, которым являются различные общественные отношения, содержание которых обусловлено правовой природой конкретного служебного преступления, определяемой в соответствии с описанием признаков состава преступления в диспозиции статьи Особенной части и местом данной статьи в системе - разделе, главе - Особенной части уголовного законодательства - УК РФ 1996 г. [10]

Одновременно с этим объект халатности имеет три основные формы выражения. Прежде всего, действующий УК РФ, в ст.293 указывает на ущерб в крупном размере. [11] Но не указывает на природу этого ущерба, таким образом вред может выражаться в причинении не только материального, но и иного вреда: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, государственных и общественных организаций, создании помех и сбоев в их работе, нарушении общественного порядка, других тяжких преступлений и т.п. Во вторую очередь объект халатности - существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций - также указывают не только на материальный, но и на моральный характер предмета преступления. Точно также эту характеристику имеет третий и последний объект преступления - охраняемые законом интересы общества или государства. Как и сейчас, в советский период существенный моральный или материальный вред считался обязательным признаком халатности. [12] Однако ранее кроме общих статей ответственности за халатность в уголовных кодексах союзных республик были включены статьи об ответственности за специальные виды должностной халатности, например об ответственности за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции, за нарушение правил охраны труда и др. [13]

Делая вывод относительно объекта халатности можно однозначно утверждать, что данный элемент преступления представляет сам по себе объемный спектр общественных отношений. Но вместе с тем, все общественные отношения, как объект преступления достаточно точно сформулированы и охарактеризованы едиными признаками, позволяющими точно квалифицировать данное преступление. Однако для полноценной и правильной квалификации преступления, необходимо перейти к следующим элементам состава преступления халатность.

1.2 Объективная сторона

Объективная сторона халатности образована тремя признаками:

1) общественно опасным деянием в форме действия или бездействия - неисполнения или ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе;

2) общественно опасными последствиями в виде крупного ущерба;

3) причинной связью между деянием и последствиями.

Халатность представляет собой результат нерадивого отношения должностного лица к исполнению своих служебных функций. Наиболее часто она выражается в бездействии, когда виновный не выполняет того, что должен в силу возложенных на него обязанностей. Например, Е. был осужден за халатность, которая выразилась в том, что, будучи должностным лицом государственной лесной охраны, без уважительных причин не выходил на работу в течение 20 дней, в связи с чем во вверенном под охрану обходе лесничества была произведена незаконная порубка леса на 49637 рублей.

Следующим условием ответственности за халатность является реальная возможность надлежащим образом исполнять свои должностные обязанности. Если в конкретном случае такая возможность отсутствует, нет и состава преступления. Возможность надлежащего выполнения своих служебных обязанностей определяется объективными и субъективными факторами. Объективные факторы - это внешние по отношению к должностному лицу условия, в которых или с учетом которых оно вынуждено действовать (квалификация сослуживцев, отсутствие чрезвычайных обстоятельств, предельно допустимый объем работы и т.п.). Субъективные факторы - это индивидуальные особенности конкретного должностного лица, на основе которых решается вопрос о допустимости вменения причиненных последствий (профессионализм, образование, опыт работы и т.п.). Если на недостаточно опытного человека в силу различных причин (война, эпидемия и т.п.) возложен большой объем крайне сложных обязанностей, с которыми он заведомо не сможет справиться, условий для привлечения его к ответственности за халатность не имеется. [14]

Уголовная ответственность за халатность имеет место в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба (ст.293 УК РФ).

С объективной стороны преступление состоит в небрежном или недобросовестном отношении к выполнению лицом своих обязанностей по службе, что выражается в их неисполнении или ненадлежащем исполнении. Поведение лица может состоять в активных действиях, но чаще оно выражается в бездействии, в невыполнении тех действий, которые оно должно было совершать в связи с занимаемой им должностью. [15]

Например, М. был признан виновным в халатности на том основании, что в ряде случаев подписывал чеки для получения денег из банка без должной проверки и с незаполненными реквизитами, что создало условия для присвоения денег кассирами.

Для привлечения к уголовной ответственности необходимо точно уяснить круг обязанностей, которые должны были выполняться виновным в связи с его должностью. Состав преступления окончен с момента наступления последствий - причинение крупного ущерба, в соответствии с примечанием к ст.293 крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает 100 тыс. руб.

Для установления бездействия необходимо четко определить круг полномочий лица и должностных обязанностей и выяснить, какие именно обязанности не были выполнены.

должностная халатность врач воинский

Если бездействие должностного лица было вызвано непреодолимой силой (стихийное бедствие, болезнь, отсутствие транспорта, лишение должностного лица свободы преступными элементами, задержание правоохранительными органами и т.п.), ответственность за невыполнение служебных обязанностей наступать не может. [16]

Также не будет состава халатности, если должностное лицо получило приказ вышестоящего начальника не совершать какие-либо действия. В этом случае следует руководствоваться ст.42 УК об исполнении приказа или распоряжения.

Ненадлежащее исполнение обязанностей предполагает выполнение их некачественно, не в полном объеме, с нарушением соответствующих правил и инструкций.

Состав халатности является материальным. Невыполнение служебных обязанностей или ненадлежащие их исполнение должно повлечь определенные последствия, а именно существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций или охраняемых законом интересов общества или государства. Понятие существенного нарушения прав и интересов понимается так же, как и при других преступлениях этой группы и зависит от оценки всех обстоятельств дела.

Между бездействием должностного лица или ненадлежащим выполнением им своих служебных обязанностей и наступлением вредных последствий (существенное нарушение законных прав и интересов граждан и организаций) должна быть причинная связь.

Существенное нарушение прав и интересов может иметь материальный и нематериальный характер.

Материальный характер будет в случаях причинения гражданам или организациям материального ущерба, как в случае утраты имущества, например его уничтожения, так и в случае упущенной выгоды, нарушения работы учреждения или предприятия, аварии, изготовлении недоброкачественной продукции и т.д.

Нематериальное нарушение прав и интересов будет в случае причинения существенного морального ущерба гражданином, создание путаницы в документации, требующего определенного времени для приведения дел в порядок, потеря документов о представлении лица к почетному званию или иным наградам и т.д.

Общественно опасные последствия при халатности могут носить как материальный, так и нематериальный характер. Материальный вред при совершении данного преступления может быть как реальным, так и в виде упущенной выгоды. Реальный материальный вред в свою очередь подразделяется на имущественный и физический (телесный). Помимо материального вреда (как реального, так и упущенной выгоды) последствия при халатности могут выразиться в причинении и иного вреда: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов государственной власти, создании серьезных помех и сбоев в работе государственных и муниципальных предприятий, сокрытии хищений и других преступлений.

Таким образом, толкование новой редакции ст.293 УК РФ показывает, законодатель значительно сузил круг общественно опасных деяний, признаваемых в уголовном порядке преступной халатностью. Теперь уголовная ответственность должностного лица за халатность наступает только в случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе влечет наступление имущественного вреда.

Между тем изучение судебно-следственной практики показывает, что при совершении халатности зачастую потерпевшему причиняется серьезный ущерб нематериального характера, который, как нам представляется, должен непременно подлежать уголовно-правовой оценке и компенсации. Так, Н., будучи и. о. мэра г. Владивостока ненадлежащем исполнял свои должностные обязанности, что привело к длительному отсутствию подачи теплоэнергии в 29 жилых домов в отопительный сезон 1998-99 гг. и повлекло не только имущественный вред, но и существенное нарушение конституционных прав 157 граждан. В частности, следственными органами было доказано умаление достоинства личности потерпевших, нарушение прав граждан на жилище, охрану здоровья и др. [17] В 2001 г. был привлечен к уголовной ответственности по ч.1 ст.293 УК РФ В., который, будучи начальником по управлению островными и прибрежными территориями администрации г. Владивостока, ненадлежаще исполнял свои должностные обязанности, что привело к несвоевременному обеспечению жителей о. Попова и о. Рейнеки твердым топливом (углем) и теплоснабжением и в условиях отопительного сезона 2000-2001 гг. недопустимому понижению температуры воздуха в жилых помещениях до - 1°С. В ходе следствия было доказано нарушение конституционных прав 324 жителей указанных островов. [18]

Как и некоторые другие преступления гл.30 УК РФ, оно сконструировано в форме материального состава. Вряд ли следует отказываться от традиции идентичным образом регламентировать в законе последствия, скажем, таких должностных преступлений, как должностное злоупотребление, превышение должностных полномочий, халатность. В рассматриваемой новации наблюдается неупорядоченность использования в законодательстве юридических терминов, что противоречит требованиям законодательной техники и неизбежно влечет нарушение в системности регламентации преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Ведь редакция диспозиции ст.285 УК РФ не подверглась изменению, и последствия при совершении должностного злоупотребления должны быть квалифицированы как "существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства" - для простого состава и "тяжкие последствия" - для квалифицированного состава.

Итак, новая редакция ч.1 ст.293 УК РФ, к сожалению, оказалась несовершенной, потому что она неизбежно вызовет затруднения при ее реализации. Это не осталось незамеченным, и предложения по улучшению уже звучат, к тому же от самих парламентариев. Так, в марте 2004 г. депутатом Государственной Думы РФ О.В. Шейным был предложен проект Федерального закона "О внесении изменения в статью 293 Уголовного кодекса Российской Федерации" (по вопросу расширения круга последствий части первой статьи 293). Автор предлагает ч.1 ст.293 УК РФ изложить в следующей редакции: "Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или охраняемых законом интересов общества или государства, либо повлекло причинение крупного ущерба".

Полагаем, что идея расширения круга общественно опасных последствий халатности в целом верная, однако предложенный вариант текста нормы вызывает возражения. Автор, по сути, в действовавшую до 8 декабря 2003 г. редакцию ч.1 ст.293 УК РФ добавил слова "либо повлекло причинение крупного ущерба". В итоге в конструкцию состава халатности заложены два вида последствий, для описания которых используются разные термины: "нарушение" и "ущерб". Думается, что отбор исходного языкового материала для обозначения общественно опасных последствий в рассматриваемом составе преступления должен быть более взвешенным. Данные понятия не являются терминами одного рода. В целях точного выражения законодательной воли при описании общественно опасных последствий в составе халатности вполне оправданным будет синонимическое соответствие разных терминов. [19] Но какой бы способ совершения преступления не был бы избран, он неразрывно связан с субъектом данного преступления.

1.3 Субъект халатности

Субъектом преступной халатности является должностное лицо должностное лицо.

Уголовное законодательство, определяя понятия должностного лица и устанавливая уголовную ответственность последнего, исходит из статуса должностного лица, установленного административным правом. [20]

В ранее действовавшем УК РСФСР 1960 г. примечание к ст.170 гласило: "Под должностными лицами в статьях настоящей главы понимаются лица, постоянно или временно осуществляющие функции представителя власти, а также занимающие постоянно или временно в государственных или общественных учреждениях, организациях или на предприятиях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, или выполняющие такие обязанности в указанных учреждениях, организациях или на предприятиях по специальному полномочию". В то же время в ст.15 КоАП РСФСР, определение должностного лица не дается, а лишь указывается, что должностные лица подлежат административной ответственности за ряд административных правонарушений.

Внастоящее время единого и полного понятия должностного лица, несмотря на его законодательное закрепление в Уголовном кодексе РФ в примечании 1к ст.285 УК нет, что является существенным недостатком. Ошибка законодателя заключается в том, что оно распространяется только на составы преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (о чём законодателем специально сделана оговорка). Вместе с тем законодатель в УК РФ формулирует ряд составов преступлений, с указанием на специального субъекта - должностное лицо (например, ст.169 "Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности", ст.170 "Регистрация незаконных сделок с землей" п. б. ч.3. ст.188 "Контрабанда совершённая должностным лицом с использованием своего служебного положения"), ответственность которого предусматривается в других главах УК РФ.

Исходя из этого, возникает потребность в исследовании понятий должностного лица в других нормативно-правовых актах Российской Федерации. Проведённый анализ показал, что законодатель по-разному формулирует дефиницию должностного лица.

Так, например, воздушный кодекс РФ - "должностное лицо организации" (ст.84). [21] В указанном нормативном акте по непонятным причинам законодатель не раскрывает признаки должностного лица. Вместе с тем, в ст.2.4КоАП РФ законодатель определяет понятие должностного лица. Согласно указанной статьи "под должностным лицом, следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделённое в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооружённых Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях РФ"[22] . Довольно точное определение должностного лица дает ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" в п.5 ст.4: "должностное лицо - лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственном органе или органе местного самоуправления". [23]

Закон РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 6 октября 2003 г. в ст.2 также даёт определение используемого в нём понятия "должностное лицо местного самоуправления". Под должностным лицом указанный закон признаёт выборное либо заключившее контракт (трудовой договор) лицо, наделённое исполнительно-распорядительными полномочиями по решению вопросов местного значения и (или) по организации деятельности органа местного самоуправления. [24] По мнению автора понятие должностного лица по своему содержанию является более узкими, чем определение должностного лица в примечании 1к ст.285 УК РФ.

В Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства, должностные лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные и (или) административно-хозяйственные функции, могут являться начальниками по служебному положению и (или) воинскому званию. Начальники по воинскому званию определены в статье 36 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации[25] .

В отношении лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации, таковыми понимаются лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов, а под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, - лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов Российской Федерации. Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации утвержден Указом Президента Российской Федерации. [26]

Подробное определение должностного лица дается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий"[27] . Данное определение сформулировано на основе примечаний к главе 30, указанных в самой УК РФ. В уголовном законодательстве под должностными лицами подразумевается: "лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации".

Одновременно с этим раскрываются и остальные сопутствующие данному определению понятия. К исполняющим функции представителя власти следует относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также иных лиц правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности. [28]

Под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п. [29]

К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии). [30]

Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием). [31]

Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой. При временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций. [32]

При этом следует отграничивать преступные действия должностных лиц от деяний других лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, ответственность которых за злоупотребление своими полномочиями установлена статьей 201 УК РФ. Субъектами указанного преступления являются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли, а также в некоммерческой организации, которая не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, государственной корпорацией.

Существуют различные подходы к понятию должностного лица:

1) в различии круга лиц, относимых к числу должностных по социальному положению работника;

2) в различном соотношении понятий "должностное лицо" и "представитель власти";

3) различной трактовке характера функций, присущих должностному лицу;

4) в неодинаковом подходе при классификации служащих к так называемым функциональным работникам или специалистам. [33]

Коллизия терминов "представитель власти" и "должностное лицо" вызывает у авторов определенный интерес. Отдельные авторы по этому поводу отмечают, что не все представители власти являются должностными лицами. [34] Подобная точка зрения, по видимому, вызвана тем, что в науке административного права не каждого представителя власти рассматривают как должностное лицо, и, следовательно, понятием должностного лица не охватываются все представители власти. [35] В этой связи Б.Д. Архаров делает вывод о том что, что между понятиями представителя власти и должностного лица существует соотношение частного и общего, то есть представитель власти является должностным лицом. [36] Другие авторы предлагают употреблять термин "представитель власти" только в отношении депутатов высших и местных представительных органов власти., только в государственно-правовом аспекте, придавая ему исключительно политико-юридический смысл. [37] В теории уголовного права можно встретить различные определения представителей власти в которых авторы понимают под таковыми лиц, наделенных в законодательной, судебной, исполнительной (в том числе правоохранительной, контролирующей, надзорной) сферах деятельности распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости. [38] Вряд ли целесообразно избирать в качестве аргумента для критики теоретическое определение, в котором автор ошибочно включает контрольную и надзорную сферу деятельности в исполнительную власть. [39]

В законе, по-видимому, нецелесообразно выделять какие-либо определяющие представителя власти признаки в дефиниции должностного лица. Именно так поступили авторы проекта УК РФ, прямо указав на представителей власти как на одну из категорий должностных лиц. [40]

В юридической литературе высказываются мнения о том, что единое законодательное понятие "должностное лицо" должно быть сконструировано "в форме самой высокой правовой абстракции" и консолидировать в себе межотраслевые понятия должностного лица, причём поместить данное понятие предлагается в специальном Законе "О должностном лице Российской Федерации". Такая позиция вызывает ряд возражений. Во-первых, понятие должностного лица определено только в положениях уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях. В других отраслях оно используется, но не даётся его законодательная формулировка то есть, фактически отсутствуют даже отраслевые понятия должностного лица, не говоря уже о межотраслевых. Во-вторых, разработка отдельного Закона "О должностном лице" - очень трудоёмкий процесс и он (закон) не решит всех задач.

В УК России появились гл.30 и гл.23, в которых за некоторыми исключениями предусматриваются одинаковые деяния, различающиеся лишь по субъекту, который может нести ответственность за их совершение. Например, в ст. 201 гл.23 УК предусматривается ответственность за злоупотребление полномочиями, а в ст.285 гл.30 УК - за злоупотребление должностными полномочиями. Естественным следствием такого решения явилось изменение определения должностного лица. В примечании к ст.285 УК оно сформулировано так: "Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации". Сразу же обращает внимание допущенная неточность, касающаяся того, что рассматриваемое определение распространяется лишь на статьи гл.30 УК. Хотя, например, квалифицирующим признаком контрабанды является совершение ее должностным лицом с использованием своего служебного положения (п. "б" ч.3 ст.188 УК). В данном случае должностное лицо ничем не отличается от аналогичного понятия, используемого в статьях гл.30 УК России.

Фактически законодательные изменения выразились в ограничении места выполнения отмеченных функций. Выполнение таких же функций, за исключением функций представителя власти, в коммерческих или иных организациях является необходимым признаком субъекта преступлений гл.23 УК России.

Несмотря на существующее уголовно-правовое определение понятия должностного лица, в комментарии к КоАП РСФСР отмечается, что такое определение не имеет универсального характера, более того "индивидуальные предприниматели, а также руководители коммерческих юридических лиц (хозяйственных товариществ, обществ, фондов, кооперативов и т.д.) в случае выполнения ими функций, аналогичных функциям должностных лиц в государственном секторе, могут быть привлечены к административной ответственности как должностные лица". С подобным положением трудно согласиться, поскольку используемые, хотя и в различных отраслях права, термины должны одинаково трактоваться. В противном случае это противоречит как здравому смыслу, так и правилам законодательной техники. Один и тот же термин не должен обозначать различные понятия.

Казалось бы, новый КоАП России должен был разрешить возникшие противоречия. Однако надежды не оправдались. С одной стороны, в примечании к ст.2.4 КоАП России ("Административная ответственность должностных лиц") практически дословно воспроизведена формулировка этого понятия, содержащаяся в УК России. В этом плане отличие заключается лишь в том, что если в примечании 1 к ст.285 УК речь идет о выполнении соответствующих функций в государственных и муниципальных учреждениях, то в рассматриваемом примечании говорится о государственных и муниципальных организациях. Учреждения являются одной из разновидностей организаций. С другой - указывается, что "совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное".

Таким образом, если ранее данное положение разъяснялось в комментариях к КоАП РСФСР, то теперь оно облечено в форму закона. Например, директор частной школы в административном праве - должностное лицо. В уголовном праве он считается лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, лишь директор муниципальной средней школы является должностным лицом. Отсюда и различия в оценке правонарушений такого лица в административном и уголовном законодательстве. По КоАП России, в случае совершения ими правонарушений предусматривается одинаковая ответственность. По УК России, положение меняется. Так если директор частной школы получает незаконное вознаграждение за выдачу свидетельства об образовании, то по ч.3 ст. 204 УК ему может быть назначено самое строгое наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет. За аналогичные действия директора муниципальной средней школы по ч.1 ст.290 УК предусматривается лишение свободы на срок до 5 лет.

Чем же обусловлен различный подход законодателя к понятию должностного лица в УК и КоАП России? На мой взгляд, более строгая ответственность должностных лиц (в соответствии с примечанием к ст.2.4 КоАП) в административном праве основана на том, что они являются управленцами, независимо от организаций, в которых выполняются такие функции. Следовательно, наличие существенных полномочий и совершение в связи с этим правонарушений должно наказываться строже, ибо причиняемый вред больше.

Сторонники дифференциации уголовной ответственности должностных лиц и лиц, выполняющих управленческих функций в коммерческих или иных организациях, считают, что социальная сущность поступков названных субъектов не одинакова. Так, профессор Волженкин Б.В. пишет: "Первые (лица, состоящие на государственной и муниципальной службе. - А. Ш.), злоупотребляя предоставленными им публичной властью полномочиями, посягают на интересы службы, нарушают нормальную деятельность государственных аппаратов законодательной, исполнительной и судебной власти, подрывают их авторитет, что в итоге приводит к ослаблению государственной власти. Ничего подобного не происходит при злоупотреблениях со стороны служащих коммерческих структур и общественных организаций. "[41]

В целях оптимизации законодательной дефиниции должностного лица Басова Т.Б. предлагает:

А. Устранить в определении понятия должностного лица имеющиеся противоречия и поместить его в специальной норме преамбулы к главе 30 УК РФ, что будет способствовать единообразному пониманию должностного лица как специального субъекта преступления. В качестве возможного варианта в законе может быть дано следующее определение:

"Публичными должностными лицами в статьях настоящего Кодекса признаются: а) представители власти; б) лица, выполняющие в связи с занимаемой должностью управленческие или контрольно-надзорные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации".

Б. Дать новую трактовку понятия "представитель власти". Под представителем власти предлагается понимать лицо, на законном основании выполняющее властные функции в органах публичной власти и в контрольно-надзорных органах, наделенное в пределах своей компетенции правом предъявлять требования, обязательные для исполнения неопределенно широким кругом лиц, а при необходимости осуществлять меры государственного принуждения от имени уполномочившего его органа.

В. Ввести в научный оборот понятие "особое публичное должностное лицо". Под особым публичным должностным лицом в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимаются лица, занимающие должности, установленные Конституцией Российской Федерацией, федеральными конституционными законами и другими федеральными законами, конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий органов публичной власти. [42]

Представляется, что в законодательстве необходимо иметь единое определение понятия должностного лица, толкование которого удачнее дается в административном праве. Конечно же, это означает исключение из УК РФ главы 23. Кроме того следует изменить название главы 30 УК, например "преступления против интересов службы". Подобный подход получил поддержку и в некоторых станах СНГ. Например в УК Республики Беларусь. [43]

В связи с вопросами, возникающими у судов по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет:

К исполняющим функции представителя власти следует относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также, исходя из содержания примечания к статье 318 УК РФ, иных лиц правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности.

Под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии).

Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием).

К лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, относятся лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (например, директор, генеральный директор, член правления акционерного общества, председатель производственного или потребительского кооператива, руководитель общественного объединения, религиозной организации). [44]

Преступная халатность характерна для лиц с дефектами психической саморегуляции. При этом роль криминогенной ситуации оказывается более существенной, чем при других преступлениях. В трудных поведенческих ситуациях проявляются такие негативные качества личности, как самонадеянность, небрежность, ситуативная зависимость, неспособность предвидеть опасные последствия своего поведения.

Самонадеянная личность нарушает правила предосторожности, предвидя возможные отрицательные последствия своей деятельности. Это люди с повышенным риском поведения, повышенным уровнем притязаний.

Преступления по небрежности совершают лица с дефектами предвидения результатов поведения, пониженной самокритичностью, слабым развитием сдерживающих, тормозных процессов. Эти качества закрепляются в опыте многократных переходов за грань дозволенного, на почве систематической недисциплинированности в условиях сниженного социального контроля. Неосторожные преступления связаны с устойчивыми социально отрицательными стереотипами, привычками.

В преступлениях по неосторожности всегда имеют место мотивы нарушения правил поведения или невыполнения определенных действий, которые человек мог и обязан был выполнять, исходя из своих гражданских, профессиональных и должностных обязанностей.

Наиболее распространенными предпосылками, условиями неосторожных преступлений являются: психические и физические перегрузки, эмоционально-отрицательные состояния, опьянение, рискованные действия в целях экономических достижений, неприязненные отношения между членами группы и др.

Разновидностью неосторожных преступлений являются преступления, совершаемые в экстремальных ситуациях, и так называемые импульсивные преступные деяния. [45]

Таким образом, подведя итог всему вышесказанному, и прежде всего в отношении субъекта халатности, можно сделать вывод, что до сих пор остаются не решенными проблемы указанные еще Пленумом Верховного Суда СССР в 1990 году. Так, обсудив практику рассмотрения судами уголовных дел о халатности, вышеупомянутый Пленум в своем Постановлении указывает: "Не по всем делам обеспечивается высокое качество судебного разбирательства. Имеются случаи необоснованного осуждения. Не всегда устанавливается и исследуется круг служебных полномочий должностного лица и выясняется наличие причинной связи между нарушением должностных обязанностей и наступившим вредом. Не единичны факты неправильного определения существенного вреда. Недостаточно исследуются мотивы совершенного преступления; порой не обосновывается вывод о наличии в действиях подсудимого корыстной или иной личной заинтересованности. Допускаются ошибки при назначении наказания"[46] . Данные проблемы по-прежнему остаются актуальными и отчасти не разрешенными в современной правоприменительной практике.

Однако, некоторые из важных вопросов со временем были опущены действующим Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19, который отменил вышеуказанное Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 N 4. Так, при рассмотрении дел о халатности Пленум ВС СССР от 30.03.1990 N 4 указывает, что судам надлежит обеспечить строго индивидуальный подход при назначении наказания лицам, виновным в совершении должностных преступлений, учитывая при оценке степени общественной опасности содеянного содержание мотивов и целей, значимость функций и обязанностей, которые нарушены, продолжительность преступных действий, характер и тяжесть причиненного вреда, другие фактические обстоятельства и данные о личности виновного. [47] Таким образом, Пленум Верховного Суда признает важность субъективной стороны халатности, как преступления.

1.4 Субъективные признаки халатности

Халатность отличается по своей субъективной стороне от других других должностных преступлений. Это единственное должностное преступление, которое совершается не умышленно, а по неосторожности. [48] Субъективная сторона характеризуется неосторожной виной в форме преступного легкомыслия или преступной небрежности.

Принято считать, что халатность - неосторожное преступление. Неосторожная вина может быть в виде легкомыслия и в виде небрежности (см. комментарий к ст.26). И в том и в другом случаях необходимо обосновать, что должностное лицо могло не допустить (предотвратить) наступление вредных последствий. Объективная возможность для надлежащего выполнения возложенных обязанностей определяется в первую очередь внешними условиями, наличие которых не зависит от данного лица. К субъективным факторам реальной возможности надлежащего поведения конкретного должностного лица относятся его личные особенности: опыт, квалификация, уровень образования, состояние здоровья и т.д.

Если должностное лицо не выполнило или ненадлежаще выполнило свои обязанности, не имея на то объективной возможности или вследствие, например, неопытности, недостаточности квалификации и т.п., состав халатности отсутствует, даже если при этом наступили указанные в законе последствия.

Однако следует заметить, что в ч.1 ст.293 нет упоминания о неосторожной вине. Недобросовестное или небрежное отношение к службе - это не характеристика психического отношения к совершаемому им общественно опасному деянию и к последствиям этого деяния. Недобросовестно относится к службе и то должностное лицо, которое не исполняет или ненадлежаще исполняет свои служебные обязанности умышленно, предвидя и желая (сознательно допуская) наступление общественно опасных последствий. В силу этого представляется, что основной состав халатности включает как умышленную вину - умышленное преступное бездействие должностного лица, заключающееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении им должностных обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе, так и неосторожную вину. [49]

Субъект или не предвидит возможность наступления вредных последствий, хотя по обстоятельствам дела должен и мог их предвидеть, или предвидит такую возможность, но легкомысленно рассчитывает, что в данном случае они не наступают.

Термин недобросовестности или небрежное отношение к службе, употребленный законодателем, относится к характеристике как объективной, так и субъективной стороны преступления.

Невыполнение служебных обязанностей может быть и сознательным и результатом оплошности (забывчивости, отвлечения на другие дела, необоснованного перепоручения своих обязанностей другому лицу и т.п.). Однако сознательное причинение последствий этот состав исключает.

Если же существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства причинено умышленно, деяние должно квалифицироваться как злоупотребление должностными полномочиями по ст.285 УК.

Когда должностное лицо вследствие неопытности или не будучи проинструктировано о круге своих полномочий и обязанностей допустило упущения по службе, повлекшие указанные в ст.293 УК РФ последствия, оно не должно нести ответственности за должностную халатность.

Халатность выделяется из других должностных преступлений тем, что совершается не умышленно. Нельзя говорить, что конкретные нарушения служебного долга преследуют те или иные негативные цели. О цели, мотивации следует вести речь применительно к поведению должносного лица. Можно констатировать наличие общих черт личности субъекта всех должностных преступлений, в том числе халатности. И в то же время личность субъекта халатности обладает своими особенностями.

Эти особенности формируются под влиянием специфических конкретных условий, а именно таких, как недостаточная требовательность и слабая дисциплина в соблюдении установленных правил учета, контроля, порядка выполнения служебных функций. В сочетании с низкой квалификацией и отсутствием опыта работы указанные условия способствуют появлению нерадивого отношения к делу. Такое отношение к делу характеризуется отрицательными чертами личности - легкомыслием, беспечностью, рассеянностью, расхлябанностью, растерянностью, пренебрежением правилами предосторожности, несосредоточенностью на выполняемой работе, недостаточностью прилагаемых волевых усилий и т.д.

Применительно к должностной халатности отсутствие у должностного лица именно тех психологических свойств и качеств, которые необходимы для выполнения возложенных на него должностных функций и которые не были выработаны у него в процессе выполнения данной работы, обусловливают ее совершение.

Анализ социальной, ценностной ориентации, отношения к окружающей действительности лиц, виновных в должностной халатности, дают возможность нравственно-психологическую характеристику субъектов этого преступления определить следующим образом: во-первых, эти лица личные потребности ставят выше интересов службы, что в конечном итоге и вызывает равнодушие или пренебрежительное отношение к выполнению служебных функций; во-вторых, такое отношение к интересам службы порождает, как правило, инертность, нежелание сосредоточиться на решении деловых вопросов, приложить волевые усилия и т.д.; в-третьих, дефекты правовой психологии выражаются в правовом негативизме, в отрицательном или пренебрежительном отношении к принципу законности, в непризнании трудовой дисциплины и т.п. Этот вывод основывается на том, что халатность всегда связана с нарушением определенных нормативных актов, содержание которых виновный знает или, по крайней мере, обязан знать по долгу службы. [50]

Квалифицированным видом халатности, предусмотренным ч.2 ст.293 УК, является такое невыполнение своих служебных обязанностей или ненадлежащее их исполнение, которое повлекло смерть человека или иные тяжкие последствия.

Смерть человека может произойти в результате аварии, возникновения пожара, обвала перекрытий, взрыва газа и других происшествий, предотвратить которые обязано было должностное лицо. В этих случаях халатность следует отличать от нарушения правил охраны труда (ст.143 УК), причинения смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч.2 ст.109 УК), причинения по неосторожности тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ч.2 ст.118 и ч.4ст.118 УК).

Первое отличие заключается в субъекте преступления. Субъектом халатности является только должностное лицо, субъектами же указанных преступлений - любые работники учреждений, предприятий, а также частные лица, выполняющие профессиональные обязанности.

Второе отличие состоит в том, что халатность - норма общего характера, а ст.143, ч.2 и 4 ст.118 УК РФ являются специальными нормами. В случаях, когда деяние подпадает под признаки как обшей, так и специальной нормы применяется специальная норма.

Тяжкие последствия (второй признак квалифицированного состава халатности) понимаются так же как и в других должностных преступлениях.

Без сомнения, терроризм, превратившийся сегодня в одну из самых острых проблем, представляет серьезную угрозу национальной безопасности многих стран, в том числе и России. Законодательная борьба с этим мировым злом идет постоянно. Например, на днях Правительство РФ внесло в Госдуму очередной законопроект с поправками в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ.

Данный законопроект призван повысить ответственность должностных лиц за фактическое попустительство, которое облегчает совершение теракта и препятствует своевременному его пресечению. Анализ научных исследований и правоприменительная практика, как отмечают специалисты, свидетельствуют о том, что любые операции по ликвидации очагов криминала могут быть обесценены несогласованностью правовых норм и пробелами в законодательстве.

Известно, что некоторые из последних трагедий стали возможны из-за фактического попустительства различных чиновников, отвечающих за обеспечение общественной безопасности. В связи с этим правительство предлагает внести в ст.292 (служебный подлог) и 293 (халатность) УК РФ изменения, предусматривающие повышенную ответственность должностных лиц за совершение указанных деяний, повлекших "существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства". Подобная ответственность теперь будет наказываться не только штрафами (от 100 тысяч до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет), но и обязательными (на срок от 180 до 240 часов) и исправительными работами (от года до двух), а также лишением свободы (до 4 лет). Здесь существенно увеличиваются штрафы, сроки работ и заключений. [51]

Как показывает практика, зачастую ненадлежащее исполнение сотрудниками ОВД своих служебных обязанностей способствует совершению особо тяжких преступлений:

в июле 2005 г. Домодедовский горсуд Московской области приговорил сотрудника ЛОВД аэропорта "Домодедово" М. Артамонова, обвинявшегося в халатности, повлекшей теракты на самолётах Ту-134 и Ту-154 летом 2004 г., к 7 годам лишения свободы. Как следовало из реше ния суда, капитан проигнорировал ориентировки МВД и ФСБ об обращении особого внимания па лиц чеченской национальности, особенно на женщин в возрасте от 20 до 40 лет. Кроме того, для него должны были представлять оперативный интерес все чеченцы, поскольку в этот же день был совершён теракт на Каширском шоссе, ведущем в аэропорт. В результате обоих терактов погибли 98 человек[52] .

в марте 2006 г. Клинский горсуд Московской области приговорил начальника отдела паспортно-визовой службы УВД Клинского района С. Хамапова и его подчиненную О. Звереву, обвинявшихся в превышении должностных полномочий и халатности, к 2 годам лишения свободы условно. Как установило следствие, за период 1999 по 2004 гг. они незаконно выдали паспорта 87 лицам, не имеющим право

на получение российского гражданства. Среди них был находившийся в федеральном розыске лидер "карачаевского джамаата" Н. Кипкеев. Именно он в августе 2004 г. организовал теракт возле станции метро "Рижская" в Москве, жертвами которого стали 10 человек, а 38 получили ранения[53] .

в мае 2007 г. Правобережный райсуд Владикавказа вынес решение о применении акта амнистии к бывшему начальнику местного РОВД М. Айдарову и его заместителям - Т. Муртазову и Г. Дряеву, которые обвинялись в халатности, повлекшей теракт в Беслане (1-3 сентября 2004 г.). Напомним, что в результате теракта погибли 334 человека, в том числе 186 детей. Кроме того, были ранены 728 заложников и жителей города, а также 55 сотрудников ФСБ, МЧС, милиции и военнослужащих. Пострадавшими были признаны 958 человек: 319 взрослых и 639 детей. [54]

в августе 2009 г. ГСУ СКП РФ по ЮФО было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.293 УК РФ ("Халатность"). В ходе следствия будет дана правовая оценка действиям должностных лиц МВД Республики Ингушетия, допустивших ошибки при организации работы по обеспечению безопасности сотрудников ОВД по городу Назрани и Назрановскому району[55] . В результате взрыва, произведённого террористом-смертником, погибли 20 человек, получили ранения - 138. повреждены комплекс зданий РОВД и близлежащие строения.

Ответственность за то, что теракты не удалось предотвратить, россияне, как и прежде, возлагают на ФСБ и спецслужбы (44% против 39% в 2004 г.) и региональных властей (23% против 18%). Напротив, меньше стало тех, кто считает ответственными за это Правительство (18% против 23%), МВД (16% против 24%), Президента (8% против 13%). Ещё 11% полагают, что за невозможность предотвращения этих терактов должно отвечать Минобороны".

В структуре преступлений, совершаемых должностными лицами таможенных органов, халатность составляет более 30%. Упущения в работе таможенных органов и попустительство со стороны ФТС России приводят к многочисленным случаям таможенного оформления импортируемых товаров (автомобилей, компьютеров и стройматериалов) по заниженной стоимости. Представляемые декларантами документы должным образом не проверяются, оформление товаров зачастую происходит в отсутствие контрактов, а расчёт таможенной стоимости осуществляется на основании подложных платёжных документов. В результате этого федеральный бюджет РФ недополучает миллионы рублей в виде таможенных платежей. Иногда таможенная халатность влечёт за собой совершение особо опасных видов контрабанды.

В заключение анализа состава преступления халатность необходимо отметить следующие его особенности. Прежде всего, ни один его элемент не имеет однозначной теоретической позиции в законодательстве. В силу обширной распространенности властных и организационных полномочий объектом преступления может быть почти любое общественное отношение. Соответственно объективная сторона может быть реализована также самыми разнообразными способами. Одновременно с этим преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Субъективная сторона преступления может характеризоваться корыстью, ненавистью, недобросовестностью, личными интересами и т.д. И, наконец, субъект преступления, не смотря на подробную регламентацию в Постановлении Пленума ВС РФ все равно не может быть однозначным. Когда правоприменительная деятельность доходит до привлечения конкретного лица к уголовной ответственности, следователи, судьи и другие провоприменители сталкиваются с неотработанным механизмом определения лица к кругу должностных лиц. В законодательстве не существует на сегодняшний день исчерпывающего перечня лиц, относящихся к должностным, то есть к субъекту халатности, как преступления. Для более подробного изучения данной проблемы представляется необходимым рассмотреть отличие халатности от смежных уголовных преступлений.

Глава 2. Отличие халатности от иных смежных преступлений

2.1 Отличие халатности от состава преступления предусмотренного ч.2 ст.292.1 УК РФ

С развитием социально-экономических отношений в России, все большее значение стал приобретать институт государственной службы, представляющий интересы государства в различных сферах социальной жизни страны. Однако общественные отношения, возникающие в процессе функционирования этого института, не всегда были защищены законом. В результате чего, отдельные области государственной службы оказались подвержены коррупционной и должностной преступности.

В целях противодействия коррупционным преступлениям Федеральным законом от 8 апреля 2008 года № 43-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" глава 30 УК была дополнена статьей 2921 УК РФ "Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации", которая содержит два различных преступления.

Анализ диспозиции ч.2 ст.2921 УК РФ показывает, что в ней содержится специальный вид халатности. Совпадение отдельных признаков халатности, предусмотренной ст.293 УК РФ, и вновь введенной в закон разновидности халатности, не может не приводить к их конкуренции.

Содержание состава "халатность" (ст.293 УК РФ) имеет большую степень обобщения, и может включать множество случаев, а состав, представленный в ч.2 ст.2921 уголовного закона России является одним из таких случаев, следовательно, состав "халатность" является общей нормой, а состав описанный в ч.2 ст.2921 УК - специальной. В соответствии с правилом, закрепленным в ч.3 ст.17 УК РФ, при конкуренции общей и специальной норм содеянное квалифицируется только по одной - специальной норме.

При разграничении конкурирующих преступлений могут возникать неточности, влекущие ошибки в судебно-следственной практике. Поэтомуопределение четких разграничительных признаков преступлений, предусмотренных ч.2 ст.2921 и ст.293 уголовного закона России, является необходимым условием законного и обоснованного применения норм УК РФ и имеет важное значение как для уголовно-правовой доктрины, так и для правоприменительной практики.

Разграничение сопоставляемых составов преступной халатности, надлежит проводить по следующим признакам.

Во-первых, состав преступления, предусмотренный в ч.2 ст.2921 УК РФ, имеет один объект. Общий же состав халатности сконструирован как "двуобъектный" помимо нарушения нормального функционирования органов государственной и муниципальной власти вред причиняется благам, интересам, граждан, организаций общества или государства. Рассматриваемый вид специальной халатности характеризуется наличием непосредственного объекта, которым является нормальная деятельность Федеральной миграционной службы, связанная с предоставлением государственных услуг по выдаче, замене и учету паспортов гражданина Российской Федерации.

Во-вторых, в ч.2 ст.2921 УК РФв качестве обязательного признака предусмотрен предмет преступления - паспорт гражданина Российской Федерации. Паспорт гражданина Российской Федерации является основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации. В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации № 828 "Об утверждении положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образца бланка и описания паспорта гражданина Российской Федерации" от 8 июля 1997 г. выдача и замена паспортов производятся территориальными органами Федеральной миграционной службы по месту жительства, по месту пребывания или по месту обращения граждан в порядке, определяемом Министерством внутренних дел Российской Федерации.

Исходя из ч.2 ст.2921 УК РФ незаконная выдача паспорта гражданина РФ является одним из условий признания этого деяния преступным. В том случае, если иностранному гражданину или лицу без гражданства незаконно будет выдан иной официальный документ, подтверждающий его легальное пребывание на территории РФ (например, вид на жительство), то это деяние преступлением считаться не будет. В данном случае остается неясным, чем руководствовался законодатель избирая предмет преступления. С учетом изложенного нам представляется необходимым расширить перечень предметов преступления, предусмотренного ч.2 ст.2921 УК РФ.

В-третьих, последствия, описанные в ст.293 УК РФ, носят оценочный характер, поскольку законодатель не раскрывает значение "существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства". Для привлечения виновного к уголовной ответственности за халатность необходимо установить, что вследствие совершенного деяния наступило какое-либо из перечисленных в законе последствий. В этом случае при оценке последствий при халатности, практические работники должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела.

Ст.293 уголовного закона предусматривает более широкий спектр последствий при совершении этого преступления, чем это обозначено ч.2. ст.2921 УК РФ, в котором последствия формально определены. В новой уголовно-правовой норме, законодатель четко указывает на общественно опасные последствия в виде незаконной выдаче паспорта гражданина РФ и незаконного приобретения гражданства РФ иностранным гражданином или лицам без гражданства, возникшего в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения должностным лицом или государственным служащим своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе. Полагаем, что формально определенные последствия не будут иметь разночтения при квалификации данного преступления.

В-четвертых, разграничение рассматриваемых преступлений следует проводить по субъекту. Уголовной ответственности за халатность (ст.293 УК РФ) подлежит только должностное лицо. Ответственности за незаконные действия по выдаче паспорта или приобретение гражданства подлежит не только должностное лицо, но и государственный служащий. Определение государственного служащего действующий УК России не дает. Оно содержится в действующем законодательстве о гражданской службе, в соответствии с которым, государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

Примечательно, что при характеристике преступления, предусмотренного ч.1 ст.2921 среди субъектов преступления помимо должностного лица и государственного служащего упоминается служащий органа местного самоуправления. А при формулировании состава, предусмотренного ч.2 ст.2921 УК РФ уголовного закона России, служащего органа местного самоуправления в качестве субъекта преступления законодатель не указывает. Остается неясным, почему законодатель в ч.2 ст.2921 , УК РФ исключил из круга субъектов служащего органа местного самоуправления.

Так же следует обратить внимание на то, что в соответствии с ч.2 ст.2921 действующего уголовного закона, незаконная выдача паспорта будет считаться преступной тогда, когда паспорт гражданина РФ будет выдан иностранному гражданину или лицу без гражданства. Из чего следует, что при неисполнении или ненадлежащем исполнении должностным лицом или государственным служащим своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе повлекшее незаконную выдачу паспорта гражданина РФ гражданину РФ, в соответствии с ч.2 ст.2921 УК РФ преступлением являться не будет. Подобные случаи, могут охватываться составом "халатность". Если же незаконную выдачу паспорта гражданина РФ гражданину РФ квалифицировать по ст.293 УК РФ, то совершенное деяние, должно повлечь общественно опасные последствия в виде крупного ущерба или существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства. Бесспорно, незаконная выдача паспорта гражданина РФ гражданину РФ является нарушением интересов государства, поскольку государство всегда стремится к нормальной деятельности института государственной службы. Следовательно, незаконная выдача паспорта гражданина РФ гражданину РФ формально подпадает под действие состава "халатность", но несмотря на это преступлением скорее всего не будет в силу малозначительности. Изложенное позволяет констатировать: незаконная выдача паспорта гражданина РФ лицу, который уже имеет статус гражданина РФ, преступлением не является, поскольку не содержит признаков преступления ни одного из составов, предусмотренных ч.2 ст.2921 и ст.293 УК РФ. Это свидетельствует об упущении законодателя в регламентации ответственности в сфере деятельности Федеральной миграционной службы, связанной с предоставлением государственных услуг по выдаче, замене и по исполнению государственных функций по учету паспортов гражданина Российской Федерации.

На основе проведенного анализа выделим признаки, позволяющие разграничивать составы, предусмотренные ч.2 ст.2921 и ст.293 УК РФ. К ним относятся: объект преступления; (в отличие от халатности, ч.2 ст.2921 УК РФ является "однообъектным"); предмет преступления; способ описания последствий; субъект халатности.

Полагаем, что учет указанных разграничительных признаков поможет правоприменителю избежать возможные проблемы при квалификации преступной халатности (ст.293 УК РФ) и ее разновидности (ч.2 ст.2921 УК РФ).

Кроме того, в целях совершенствования действующего уголовного закона России предлагаем в ч.2 ст.2921 УК РФ:

уточнить круг незаконных получателей паспорта гражданина России, включив в него не только иностранных граждан и лиц без гражданства, но и граждан РФ;

расширить перечень предметов указанного преступления, добавив в него помимо паспорта "иные документы, подтверждающие легальное пребывание иностранного гражданина и лица без гражданства на территории РФ".

В ряде случаев в практике имела место необоснованная квалификация нарушений правил охраны труда по совокупности с должностными преступлениями, в частности с должностной халатностью. При этом указывалось, что лицо, виновное в нарушении правил охраны труда, преступно халатно отнеслось к выполнению своих обязанностей. В итоге получается, что за одно преступление виновный привлекается к ответственности одновременно по двум конкурирующим статьям.

Основное различие преступного нарушения правил охраны труда и должностной халатности проходит по субъекту. При нарушении правил охраны труда субъектом является лицо, наделенное специальными обязанностями - обеспечивать соблюдение или соблюдать специальные правила охраны труда (правила по технике безопасности и др.). При этом субъект может быть как должностным лицом, так и рядовым работником определенного объекта (ст.215 - 217). При должностной халатности такие обязанности специальным актом (инструкцией, требованием) на лицо не возложены. Это лицо, может быть, и осуществляет общее руководство, однако конкретно обеспечение соблюдения или соблюдение указанных правил возлагается на других лиц. Поэтому должностное лицо не может быть одновременно привлечено по статьям о нарушении правил охраны труда (ст.143, 215 - 217) и халатности (ст.293). [56]

2.2 Особенности халатности при исполнении должностных обязанностей врача

Под профессиональными преступлениями медицинских работников понимаются такие, которые совершаются при осуществлении профессиональных функций с нарушением предписаний законодательства, современных требований медицинской науки и практики, положений медицинской этики и врачебной деонтологии.

Действующий УК РФ предусматривает уголовную ответственность медицинских работников за следующие виды профессиональных преступлений:

· причинение смерти по неосторожности (ст.109);

· принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст.120);

· заражение ВИЧ - инфекцией (ст.122);

· незаконное производство аборта (ст.123);

· неоказание помощи больному (ст.124);

· незаконное помещение в психиатрический стационар (ст.128);

· торговля несовершеннолетними (ст.152);

· подмена ребенка (ст.153);

· разглашение тайны усыновления (ст.155);

· незаконное обращение с радиоактивными материалами (ст.220);

· незаконное изготовление, приобретение, хранение, пересылка, сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст.228);

· хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст.229);

· незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст.233);

· незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст.234);

· незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст.235);

· нарушение санитарно - эпидемиологических правил (ст.236);

· сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст.237);

· нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами (ст.248).

К профессиональным преступлениям медицинских работников необходимо отнести и стерилизацию мужчин и женщин без медицинских показаний, которая рассматривается как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст.111). Недопустимые эксперименты на людях также следует отнести к профессиональным правонарушениям медицинских работников, так как в случае неблагоприятного исхода речь может пойти о причинении смерти по неосторожности (ст.109) или умышленном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст.111, 112).

Возможно привлечение работников здравоохранения к уголовной ответственности за совершение преступлений, которые можно назвать должностными: злоупотребление должностными полномочиями (ст.285), превышение должностных полномочий (ст.286), получение взятки (ст.290), служебный подлог (ст.292), халатность (ст.293).

Любой врач, соблюдая морально-этические нормы, должен не только знать и выполнять свои обязанности, но и иметь представление о той ответственности, которую он несет за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих обязанностей.

Юридическая ответственность врача за профессиональные правонарушения - широкое понятие. Оно включает в себя уголовную, гражданско-правовую, материальную и дисциплинарную ответственность.

Уголовная ответственность врача наступает за совершение преступления, предусмотренного Уголовным Кодексом Российской Федерации (УК РФ).

УК РФ дает такое понятие преступления:

"Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания". При этом общественно опасным признается такое деяние, которое причиняет или создает возможность причинения ущерба объектам, охраняемым уголовным законом. К числу таких объектов относится здоровье человека. Поэтому применительно к медицинским работникам их профессиональным преступлением будет такое деяние (как активное действие, так и бездействие), которое причиняет вред здоровью граждан или создает возможность его причинения.

Не является преступлением действие (бездействие), хотя и формально "содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным Кодексом, но в силу малозначительности не обладающее общественной опасностью", то есть не причинившее вреда здоровью и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству.

Закон предусматривает две формы вины при совершении преступления, которое может быть совершено умышленно или по неосторожности.

Умышленное преступление может быть совершено с прямым или косвенным умыслом.

О прямом умысле говорят в том случае, когда виновное лицо сознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. В профессиональной медицинской практике такие преступления крайне редки.

Если виновное лицо сознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность их наступления, не желало, но сознательно допускало их наступление или относилось к ним безразлично, речь идет об умышленном преступлении, совершенном с косвенным умыслом.

Примером умышленного совершения преступления может быть следующий случай из судебной практики.

В онкодиспансере у гражданки К. был диагностирован рак пищевода. Там же больная была признана неоперабельной. Родственники обратились за помощью к хирургу X. - заведующему отделением районной больницы, который согласился прооперировать больную за определенное денежное вознаграждение. Больная была госпитализирована и ей была произведена операция: одномоментная резекция средней и частично нижней трети пищевода со сшиванием "конец в конец" центральной и периферической культей резецированного пищевода. На 2-й день после операции произошло расхождение шва, на 3-й день развился гнойный медиастинит, на 6-е сутки наступила смерть. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза пришла к заключению, что рак был операбелен, и что при двухмоментной, двухэтапной операции допускались шансы на благоприятный исход. После получения такого заключения следователь в ходе допроса задал ряд вопросов обвиняемому врачу, на которые тот дал следующие ответы:

а)"Как Вы расценивали прогноз?" - "Пессимистично";

б)"Была ли по Вашему мнению больная операбельной" - "Нет"; "Сократила ли операция жизнь больной?" - "В какой-то мере да, хотя она и была обречена";

г)"Почему Вы не использовали другие, более щадящие способы операции?" - "Больная все равно была обречена";

д)"Почему же Вы все-таки взялись ее оперировать?" - "Родственники настаивали, да и были предложены деньги".

Как следует из существа дела, выводов экспертизы и ответов врача, он вполне сознательно допускал сокращение жизни больной в результате проведенной операции, хотя и не желал ее смерти. В данном случае суд признал действия хирурга как убийство, совершенное с косвенным умыслом.

Неосторожное преступление может быть совершено по легкомыслию или небрежности. В первом случае (преступное легкомыслие} виновное лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий), но легкомысленно, без достаточных к тому оснований рассчитывало на их предотвращение. Во втором случае (преступная небрежность) виновное лицо, хотя и не предвидело возможность наступления таких последствий, однако при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Примером преступного легкомыслия может быть следующий случай. В стационар поступил больной с неосложненным закрытым переломом бедра. Дежурный молодой хирург решил выполнить самостоятельно и единолично металлоостеосинтез. Во время операции развилось сильное кровотечение и операционный шок. Больной погиб. Показаний к металлоостеосинтезу не было. Хирург легкомысленно рассчитывал на то, что никаких интраоперационных осложнений не наступит и он благополучно выполнит операцию.

Преступная небрежность определяется как непредвидение наступления вредных последствий, хотя виновное лицо могло и должно было предвидеть их наступление. На практике преступная небрежность нередко связана с невежеством, медицинской неграмотностью. Бытует заблуждение, что незнание своих обязанностей не влечет уголовной ответственности. Это неверно. Получая врачебный диплом, молодой специалист не только получает право заниматься врачебной деятельностью, но и берет на себя ответственность - уметь это делать. Не умеешь врачевать, заранее заяви о своей несостоятельности, откажись от врачебного диплома и не подвергай опасности самое ценное и самое хрупкое - здоровье и жизнь человека!

Не считается преступлением "случай" (невиновное причинение вреда, "казус", "несчастный случай в медицине"). Деяние признается совершенным невиновно (случайно), если совершившее его лицо (например медицинский работник) не осознавало общественной опасности своего деяния, не предвидело его общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Пример. Прежде чем ввести больному антибиотик, врач справился у больного, как он переносит лекарства и не было ли у него, в частности, необычных реакции на введение антибиотиков. Получив отрицательный ответ, врач тем не менее выполнил необходимые пробы для определения повышенной чувствительности больного к антибиотикам. Пробы дали отрицательный результат. Однако при введении антибиотиков у больного развился тяжелый анафилактический шок, из которого больной был с трудом выведен. Здесь вины врача нет. Он сделал все, что было необходимо. Наступивших последствий предвидеть не мог. С юридической точки зрения происшедшее должно быть расценено как невиновное причинение вреда, так как отсутствует какая-либо форма вины.

Время от времени в медицинской литературе появляются сообщения, в которых предпринимаются попытки систематизировать профессиональные правонарушения медицинских работников. Авторы этих публикаций полемизируют друг с другом, приводят "убедительные", по их мнению, аргументы и обоснования в защиту своей точки зрения. К сожалению, эти попытки несостоятельны, так как являются выходом за пределы медицинских знаний и вторжением в компетенцию юриспруденции. Впрочем, особой необходимости специально "создавать" классификацию профессиональных преступлений медицинских работников нет, так как они уже систематизированы российским уголовным законодательством.

Основные из них:

а) преступления против жизни и здоровья;

б) преступления против здоровья населения и общественной нравственности;

в) экологические преступления;

г) преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Классификация профессиональных преступлений медицинских работников представлена в таблице 1. Все статьи приведены по действующему Уголовному Кодексу Российской Федерации (УК РФ), принятому 24 мая 1996 года.

При выполнении своих профессиональных обязанностей медицинский работник может совершить умышленное (как правило, с косвенным умыслом) или неосторожное действие либо бездействие, последствиями которых могут быть вред здоровью или смерть пациента. В таких случаях ответственность наступает за убийство (ст.105), причинение смерти по неосторожности (ст.109),

Таблица 1

Классификация профессиональных правонарушении медицинских работников Преступления против жизни и здоровья Преступления против здоровья населения и общественной нравственности Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
Убийство (ст.105) Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка либо сбыт наркотических средств и психотропных веществ (ст.228) Злоупотребление должностными полномочиями (ст.285)
Причинение смерти по неосторожности (ст.109) Хищение либо вымогательство наркотических средств и психотропных веществ (ст.229) Превышение должностных полномочий (ст.286)
Умышленное или по неосторожности причинение вреда здоровью (ст.111, 112,115,118) Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст.233) Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст.289)
Заражение ВИЧ - инфекцией (ст.122) Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст.235) Получение взятки (ст.290)
Незаконное производство аборта (ст.123) Нарушение санитарно-зпидемиологических правил (ст.236) Служебный подлог (ст.292)
Неоказание помощи больному (ст.124) Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей (ст.237) Халатность (ст.293)
Оставление в опасности.125) Надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст.244)

Причинение умышленного (ст. ст.111,112, 115) или по неосторожности (ст.118) вреда здоровью.

На операцию с диагнозом аппендицита поступил подросток 12 лет. Во время наркоза он перестал дышать. Мероприятия по оживлению успеха не принесли. Оказалось, что вместо баллона с кислородом к аппарату был подключен баллон с углекислотой. Причиной смерти явилось отравление углекислым газом. Действия врача, дававшего наркоз, квалифицированы как причинение смерти по неосторожности.

Медицинская сестра должна была ввести больной внутривенно раствор брома. Взяв из медицинского шкафа, с того места, где обычно стоял бром, склянку с бесцветной жидкостью и, не обратив внимания на этикетку, сестра сделала инъекцию. У больной сразу же после инъекции начались судороги. Несмотря на принятые меры, больная через час погибла. Оказалось, что вместо брома сестра ввела 10 мл дикаина. Ее действия также были квалифицированы как причинение смерти по неосторожности.

Перед операцией аборта вместо новокаина врач ввел местно нашатырный спирт. Последствием явился некроз влагалища, части прямой кишки, мочевого пузыря и мочеточника. Принятыми мерами жизнь больной была спасена, однако женщина оказалась инвалидом 1 группы. Врач был сужден за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Ответственность за преступления против жизни и здоровья может наступить в результате незаконного применения методов профилактики, диагностики, лечения, иммунобиологических препаратов, дезинфекционных средств и проведения биомедицинских исследований. Порядок применения этих методов, средств и исследовании установлен ст.43 "Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан" (ОЗоОЗГ), в соответствии с которым возможно применение только разрешенных методов, средств и исследований. Закон допускает исключение, согласно которому не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении (в установленном порядке) методы диагностики, лечения и лекарственные средства могут использоваться в целях излечения пациента только после получения его добровольного письменного согласия, а для лиц моложе 15 лет - письменного согласия их законных представителей.

2.3 Халатность как воинское преступление

Глава 33 нового Уголовного кодекса РФ не содержит специальных норм о воинских должностных преступлениях. Соответствующие статьи гл.30 УК, устанавливающие уголовную ответственность должностных лиц за злоупотребление должностными полномочиями (ст.285), превышение должностных полномочий (ст.286) и служебную халатность (ст.293), на общих основаниях подлежат применению и к воинским должностным лицам. Бездействие власти в качестве должностного преступления в новом УК не предусмотрено.

Воинскими должностными лицами являются прежде всего начальники по служебному положению или воинскому званию, которые имеют подчиненных и наделены правом отдавать приказы и требовать их исполнения (см. гл.2 Устава внутренней службы ВС РФ). К воинским должностным лицам относятся также военнослужащие, которые, не имея подчиненных, постоянно или временно занимают должности, связанные с выполнением определенных организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций (например, заведующий складом, заведующий делопроизводством штаба воинской части, санинструктор и др.). Воинскими должностными лицами могут быть признаны не только офицеры и генералы, прапорщики и мичманы, сержанты и старшины, но и рядовые, постоянно или временно занимающие те или иные должности.

Нарушение правил сбережения оружия, боеприпасов и предметов военной техники следует отличать от некоторых смежных составов преступлений, которые также предусматривают в качестве возможного признака утрату военного имущества, в том числе и указанного вида. Одним из таких составов преступлений является халатность (ст.293). Утрата оружия, боеприпасов или военной техники воинским должностным лицом может быть квалифицирована по ст.348 либо 293 УК в зависимости от того, для какой цели утраченный предмет был ему выдан. Если он был выдан для индивидуального пользования в связи с исполнением конкретной служебной деятельности (например, командир отделения потерял автомат, выданный ему для производства стрельб), содеянное должно признаваться утратой военного имущества, предусмотренной ст.348. Если же предмет был выдан начальнику для обеспечения служебной деятельности подчиненных, то утрата его образует халатность (ст.293) как неисполнение либо ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов организации (в данном случае прав и интересов военной организации в области владения предметом утраты) либо (согласно ч.2 ст.293) повлекло по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Состав должностной халатности может быть, например, в утрате командиром отделения боеприпасов, выданных ему для раздачи отделению при выполнении стрельб; утрате командиром роты оружия, выданного его подразделению, вследствие непринятия им мер надлежащей охраны и т.п. [57]

Утрата оружия или боеприпасов, вверенных для служебного пользования, может быть результатом нарушения военнослужащим правил обращения с ними. Эти предметы могут быть, например, уничтожены в результате небрежного обращения с огнем, нарушения правил производства стрельб и т.д. В подобных ситуациях имеет место идеальная совокупность нарушения правил обращения с оружием или боеприпасами и нарушения правил сбережение повлекшего утрату их. При наличии признаков состава преступления, предусмотренного ст.349 УК, содеянное подлежит квалификации по соответствующей части этой статьи и ст.348 УК.

Таким образом следует решать и вопросы квалификации действий водителя, который в результате нарушения правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины, вверенной ему для служебного пользования, уничтожает ее. При наличии последствий, предусмотренных ст.350 (т.е. причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, смерти по неосторожности одному или нескольким лицам), содеянное квалифицируется по этой статье в совокупности со ст.348 УК. Если указанные последствия отсутствуют, то деяние образует только состав, предусмотренный ст.348 УК.

Нарушение правил вождения военной машины, повлекшее ее гибель либо повреждение, допущенное военнослужащим, которому эта машина не была вверена по службе, например при угоне машины, образует преступление, предусмотренное ст.347 (уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности), а при наличии соответствующих последствий - одновременно и нарушение правил вождения машины (ст.350).

В ходе своего доклада Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006г. (Москва, 9 февраля 2007 г.)"Закон сильнее власти" В. Лукин, так же обращал внимание на преступления совершенными должностными лицами.

В ходе расследования, проведенного в рамках уголовного дела по факту причинения тяжких телесных повреждений рядовому К., в войсковой части 34091 сотрудниками аппарата Уполномоченного совместно с офицерами военной прокуратуры Дальневосточного военного округа была проведена проверка доведения положенных норм довольствия до военнослужащих части.

По установленным фактам массовых случаев недовложения продуктов питания солдатам заместителю командующего войсками Дальневосточного военного округа по тылу было направлено обращение. По результатам проведенного расследования к пятерым должностным лицам, виновным в проявлении халатности, были применены строгие меры дисциплинарной ответственности - увольнение из рядов Вооруженных Сил, понижение в должности. [58]

В Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства, должностные лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные и (или) административно-хозяйственные функции, могут являться начальниками по служебному положению и (или) воинскому званию.

Начальниками по служебному положению являются лица, которым военнослужащие подчинены по службе. К ним следует относить:

лиц, занимающих соответствующие воинские должности согласно штату (например, командира отделения, роты, начальника вещевой службы полка);

лиц, временно исполняющих обязанности по соответствующей воинской должности, а также временно исполняющих функции должностного лица по специальному полномочию.

Лица гражданского персонала являются начальниками для подчиненных военнослужащих в соответствии с занимаемой штатной должностью.

Начальники по воинскому званию определены в статье 36 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (в частности, сержанты и старшины являются начальниками по воинскому званию для солдат и матросов только одной с ними воинской части). [59]

Заключение

В заключение данной дипломной работы сделаем следующие выводы.

Халатность в уголовном праве - невыполнение или ненадлежащее выполнение должностным лицом своих обязанностей, причинившее существенный вред государственным и общественным интересам либо правам и интересам граждан.

Общественная опасность рассматриваемого преступления обусловливается тем, что должностное лицо не исполняет или ненадлежаще исполняет свои обязанности вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, в результате чего существенно нарушает права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

Объектом специальным и непосредственным всех служебных преступлений являются охраняемые уголовным законом общественные отношения, обеспечивающие интересы служебной деятельности в различных сферах, основанной на соблюдении и исполнении законов и (или) иных нормативных правовых актов и им соответствующей.

Объективная сторона халатности образована тремя признаками:

1) общественно опасным деянием в форме действия или бездействия - неисполнения или ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе;

2) общественно опасными последствиями в виде крупного ущерба;

3) причинной связью между деянием и последствиями.

Субъектом преступной халатности является должностное лицо должностное лицо. Субъективная сторона характеризуется неосторожной виной в форме преступного легкомыслия или преступной небрежности.

Преступный характер поведения должностного лица при халатности может выражаться в форме как бездействия (неисполнение своих обязанностей), так и активных действий (ненадлежащее исполнение своих обязанностей).

Бездействие представляет собой невыполнение должностным лицом возложенных на него служебных функций, непринятие мер, которые оно в соответствии с объемом прав и обязанностей должно было принимать.

Действие при халатности заключается в ненадлежащем выполнении виновным своих должностных функций (недобросовестно, нерадиво, кое-как). При этом в поведении лица могут сочетаться неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанностей. То и другое может выражаться как в разовом, однократном действии (бездействии) виновного, так и носить характер систематически либо неоднократно повторяющихся вышеуказанных актов преступного поведения лица.

Для состава халатности в форме неисполнения своих обязанностей требуется установление конкретных служебных действий, которые должностное лицо обязано было выполнить. Состав халатности отсутствует, если должностное лицо не совершило те или иные действия, не входившие в круг его служебных обязанностей. Ненадлежащее исполнение этих обязанностей выражается в действиях должностного лица в пределах служебных обязанностей, но выполненных не так, как требуют интересы дела.

Отсутствие у должностного лица реальной возможности исполнять надлежащим образом возложенные на него обязанности исключает уголовную ответственность за халатность.

Квалифицированным видомхалатности является такое невыполнение своих служебных обязанностей или ненадлежащее их исполнение, которое повлекло смерть человека или иные тяжкие последствия.

Смерть человека может произойти в результате аварии, возникновения пожара, обвала перекрытий, взрыва газа и других происшествий, предотвратить которые обязано было должностное лицо. В этих случаях халатность следует отличать от нарушения правил охраны труда, причинения смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, причинения по неосторожности тяжкого или средней тяжести вреда здоровью.

Первое отличие заключается в субъекте преступления. Субъектом халатности является только должностное лицо, субъектами же указанных преступлений - любые работники учреждений, предприятий, а также частные лица, выполняющие профессиональные обязанности.

Второе отличие состоит в том, что халатность - норма общего характера, а ст.143, ч.2 и 4 ст.118 УК РФ являются специальными нормами. В случаях, когда деяние подпадает под признаки как обшей, так и специальной нормы применяется специальная норма.

Тяжкие последствия (второй признак квалифицированного состава халатности) понимаются так же, как и в других должностных преступлениях.

При разграничении составов, предусмотренных ч.2 ст.2921 и ст.293 УК РФ необходимо выделить следующие признаки: объект преступления; (в отличие от халатности, ч.2 ст.2921 УК РФ является "однообъектным"); предмет преступления; способ описания последствий; субъект халатности.

Основное различие преступного нарушения правил охраны труда и должностной халатности проходит по субъекту. При нарушении правил охраны труда субъектом является лицо, наделенное специальными обязанностями - обеспечивать соблюдение или соблюдать специальные правила охраны труда (правила по технике безопасности и др.).

Глава 33 УК РФ не содержит специальных норм о воинских должностных преступлениях. Соответствующие статьи гл.30 УК, устанавливающие уголовную ответственность должностных лиц за злоупотребление должностными полномочиями (ст.285), превышение должностных полномочий (ст.286) и служебную халатность (ст.293), на общих основаниях подлежат применению и к воинским должностным лицам. Бездействие власти в качестве должностного преступления в новом УК не предусмотрено.

При рассмотрении судебной практики о халатности мы пришли к выводу о том, что несмотря на положительную динамику количества преступлений, уголовные дела и материалы о которых окончены расследованием и разрешены, а также выявленных лиц, число должностных лиц, привлеченных к уголовной ответственности, остаётся незначительным.

В связи с этим существует потребность в модернизации уголовного законодательства об ответственности за халатность. Так, ч.1 ст.293 УК РФ следует дополнить наказанием в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до пяти лет; увеличить размер штрафа до одного миллиона рублей или в размере зарплаты или иного дохода осуждённого за период до двух лет; заменить арест лишением свободы на срок до трёх лет. В соответствие с этим следует пересмотреть и санкции ч.2-3 ст.293 УК РФ. Данные изменения позволят наиболее полно отразить характер и степень общественной опасности анализируемого состава преступления, а также будут способствовать индивидуализации наказания при его назначении.

Список использованных источников

I. Нормативно правовые акты и другие официальные документы:

1. Конституция Российской Федерации: [принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.] // Российская газета. - N 237. - 25.12.1993.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос Федерации 24 мая 1996 г.: одобрен Советом Федер. Собр. Рос. Федерации 5 июня 1996 г.] // СПС Консультант плюс.

3. Воздушный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 19.02.1997] // Российская газета. - N 59-60. - 26.03.1997.

4. Кодекс об административных правонарушениях: [принят Верховным Судом 20 РСФСР июня 1984 г.] // Ведомости ВС РСФСР. - 1984. - N 27. - cт.909.

5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: [принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 20 декабря 2001 г.] // Парламентская газета. - N 2-5. - 05.01.2002 // СПС Консультант плюс.

6. Европейская хартия о законе о статусе судей: [принята Советом Европы 10 июля 1998 г.] Лиссабон

7. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации [принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 6 октября 2003 г.] // Собрание законодательства РФ. - N 35. - cт.3506.

8. О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации [принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 02.05.2006] // Собрание законодательства РФ. - N 19. - cт. 2060.

9. Об утверждении Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации: [Указ Президента РФ от 10 ноября 2007] N1495 // Собрание законодательства РФ. - N 47 (1 ч.). - cт.5749.

10. О государственных должностях Российской Федерации: [Указ Президента РФ от 11.01.1995] // Российская газета. - N 11-12. - 17.01.1995.

11. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: [Постановление Конституционного суда РФ 8 декабря 2003 г.] // Российская газета. - № 3366. - 16.12.2003г.

12. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: [Постановление Конституционного суда РФ 8 апреля 2008 г.] // Собрание законодательства РФ. - 2008. - № 15. - ст.1444.

13. Уголовный кодекс Республики Беларусь: [Принят Палатой представителей 2 июня 1999г.] // СПС ГАРАНТ.

II. Специальная литература

14. Административное право. М., 1996. С.86

15. Бугаевская Н.В. Должностное лицо как субъект преступления: Автореф. дис. / Н.В. Бугаевская. - Рязань, 2003. - С.326

16. Бердычевская Н.В. Особенности квалификации и отграничение преступлений против конституционных трудовых прав граждан от смежных составов преступлений и правонарушений / Н.В. Бердычевская // Право и политика. - 2008. - N 7. - С.14-15

17. Басова Т.Б. Уголовная ответственность за должностные преступления: проблемы правотворчества и правоприменения в условиях административной реформы Российской Федерации / Т.Б. Басова // Журнал уголовное право. - №2003. - №3. С.34

18. Басова Т.Б. Новации в законодательном установлении уголовной ответственности за халатность / Т.Б. Басова // Журнал уголовного права. - 2004. - №4. - С.10-12

19. Борзенко Г.Н. Уголовное право РФ. Особенная часть. / Г.Н. Борзенко М.: Юристъ. - 2005. - 448с.

20. Бараулина А. Чужое горе. / А. Бараулина // Ведомости. - 2007. - №7. - С.7-8

21. Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть. / Н.И. Ветров. - М.: 1999. - 524c.

22. Должностные преступления: Докторская диссертация // А.К. Квициния. - М.: 1996. - C.378

23. Еникеев М.И. Психология преступного поведения / М.И. Еникеев // Юридическая психология. - 2006. - N 4

24. Журнал: Уголовное право. 2002. №3. С.54 // СПС ГАРАНТ

25. Журнал: Уголовного права. 2004. №3. С.37 СПС ГАРАНТ

26. Здравомыслов Б.В. Уголовное право РФ. Особенная часть. / Б.В. Здравомыслов. - М.: Юристъ, 1996. - 550с.

27. Корчагин А.Г. Сравнительное исследование коррупционных и служебных преступлений: Монография / А.Г. Корчагин, А.М. Иванов. - Владивосток.: изд-во Дальневосточного университета. - 2001. - С.37

28. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / под общ. ред.В.М. Лебедева. - М.: Норма, 2003. - 880c.

29. Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях: Издание второе, перераб. и доп. / под ред.И. И. Веремеенко, Н.Г. Салищевой, М.С. Студеникиной. - М.: Спарк, 1998. - 942с.

30. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.А.И. Чучаева. - М.: КОНТРАКТ, 2009. - 610с.

31. Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. - М.: Спарк, 1985.753c.

32. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред.В.И. Радченко. М.: Проспект, 2010. - 832с.

33. Курс советского уголовного права. Часть Особенная. / отв. ред. проф. Н.А. Беляев. - Ленинград, 1978. - 462с.

34. Лукин В. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год / Закон сильнее власти, М.: Юристъ, 2007. - С.32.

35. Начальники ингушской милиции пойдут как уголовники. / Новые известия, 2009. - №7. - С.54.

36. Комментарий к проекту Уголовного кодекса России. / Преступление и наказание. - М. - 1993. - С.324.

37. Радченко В.И. Уголовное право РФ. Особенная часть. / В.И. Радченко. - М.: Информ, 2004. - 704с.

38. Рарог А.И. Уголовное право. / А.И. Рарог. - М.: Проспект, 2009. - 696с.

39. Светлов А.Я. Ответственность за должностные преступления. / А.Я. Светлов. - Киев.: Наукова и думка, 1978. - С.642.

40. Сухарев А.Я. Юридический энциклопедический словарь / А.Я. Сухарев. - М.: Советская энциклопедия, 1987. - 509с.

41.А. Шведов. Семь лет за двух шахидок. / Известия, 1 июля 2005. - №7 // СПС ГАРАНТ.

42. Служебная халатность как причина развития организованной преступности. / Следователь, 2009. - №8 // СПС ГАРАНТ.

43. Трусевич С. Террористическая халатность. // Российский следователь, 2006. - № 40 - С.14

44. Трайнин А.Н. Уголовное право. Особенная часть. / А.Н. Трайнин. - М., 1930. - С.461

45. Уголовное право России. Особенная часть / под ред.В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева А.В. Наумова.2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005.492с.

46. Уголовное право. Преступления против военной службы. Учебник / под ред. Ахметшин Х.М., Петухов Н.А., Тер-Акопов А. А, Уколов А.Т. М.: Юристъ, 1999. - 683с.

47. Утевский Б.С. Общее учение о должностных преступлениях. / Б.С. Утевский. - М.: 1948. - 438с.

48. Усольцев А.Т. Должностное лицо в советском государственном управлении / А.Т. Усольцев // Журнал Правоведение, 1987. - №2. - С.15

49. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник 2-е издание / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева испр. и доп. - М.: КОНТРАКТ, 2009. - 783c.

50. Царев Е.В. Уголовное законодательство об ответственности за халатность / История, современность, перспективы развития: Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. к. ю. н. - Нижний Новгород, 2009. - С.3.

51. Царев Е.В. Возможна ли умышленная халатность? // "Черные дыры" в Российском Законодательстве. М.: Юристъ, 2008. - № 1. - 769с.

52. Шаров А. Паспорт для теракта / Российская газета. - 2006. - №7. - С.12-13

III Материалы юридической практики

53. Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 515-О-О. Доступ из справочно-правовой системы "ГАРАНТ"

54. Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2007 г. N 177-О-О // Доступ из справочно-правовой системы "ГАРАНТ"

55. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19

// О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий // Российская газета, N 207 от 30.10.2009г.

56. О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге [электронный ресурс] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990, N 4, ред. от 10.02.2000 Доступ из справочно-правовой системы "Консультант Плюс"

57. Обвинительное заключение по уголовному делу № 47633 // Архив прокуратуры г. Владивостока за 1999 г.

58. Обвинительное заключение по уголовному делу № 796921 // Архив прокуратуры Первомайского района г. Владивостока за 2001 г.


[1] Царев Е. В. Уголовное законодательство об ответственности за халатность: История, современность, перспективы развития. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. к.ю.н. Нижний Новгород, 2009. С. 3.

[2] Царев Е.В. Возможна ли умышленная халатность? // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. 2008. № 1. С. 217-218.

[3] О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ (в ред. федер. закона №60-ФЗ от 07.04.2010) // Российская газета № 3366 от 16 декабря 2003 г.

[4] О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон № 43-ФЗ от 8 апреля 2008 г. // СЗ РФ. 2008. № 15. Ст. 1444.

[5] Утевский Б.С. Общее учение о должностных преступлениях. М.: 1948. С. 119

[6] Трайнин А.Н. Уголовное право. Особенная часть. М., 1930. С. 302

[7] Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть. М., 1999. С. 112

[8] Уголовная ответственность за должностные преступления: проблемы правотворчества и правоприменения в условиях административной реформы Российской Федерации: Автореферат / Т.Б Басова. С. 12-13

[9] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 N 4 в ред. от 10.02.2000, "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" // СПС Консультант Плюс

[10] Уголовное право. 2004. №3. С. 6

[11] Уголовный кодекс Российской Федерации, принят ГД ФС РФ 24.05.1996 г., в ред. от 21.02.2010, N 63-ФЗ.

[12] Сухарев А.Я. Юридический энциклопедический словарь – М.: «Советская энциклопедия», 1987, С.509

[13] Сухарев А.Я. Юридический энциклопедический словарь – М.: «Советская энциклопедия», 1987, С.509

[14] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Чучаева. КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009. С. - 432-433

[15] Уголовное право России. Особенная часть: Учебник/Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. - 3-е изд., перераб. и доп - М.: Юристъ, 2005 . С. - 439-440

[16] Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации . С. 740-741

[17] Архив прокуратуры г.Владивостока за 1999 г. Обвинительное заключение по уголовному делу №476331

[18] Архив прокуратуры Первомайского района г. Владивостока за 2001 г. Обвинительное заключение по уголовному делу № 796921

[19] Журнал: "Уголовное право", Новации в законодательном установлении уголовной ответственности за халатность, Басова Т.Б. - ст. 11

[20] Курс советского уголовного права. Часть Особенная. / отв. ред проф. Н.А. Беляев. Ленинград. 1978. С. 237

[21] Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 N 60-ФЗ (принят ГД ФС РФ 19.02.1997) (ред. от 18.07.2009) // Российская газета, N 59-60, 26.03.1997.

[22] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. №195-ФЗ, в ред. от 21.12.2009 № 336-ФЗ // Парламентская газета, N 2-5, 05.01.2002 [КонсультантПлюс]

[23] Федеральный закон от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // Парламентская газета, N 70-71, 11.05.2006

[24] Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федера­ции, федер. закон от 6 октября 2003 г. Ст. 2

[25] Указ Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 (ред. от 23.10.2008) Об утверждении Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации // Собрание законодательства РФ", 19.11.2007, N 47 (1 ч.), ст. 5749

[26] Указ Президента РФ от 11.01.1995 N 32 (ред. от 01.12.2008) "О государственных должностях Российской Федерации" // "Российская газета", N 11-12, 17.01.1995

[27] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 // О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий. Российская газета, N 207 от 30.10.2009г.

[28] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 // О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий. Российская газета, N 207 от 30.10.2009г.

[29] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 // О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий. Российская газета, N 207 от 30.10.2009г.

[30] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 // О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий. Российская газета, N 207 от 30.10.2009г.

[31] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 // О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий. Российская газета, N 207 от 30.10.2009г.

[32] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 // О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий. Российская газета, N 207 от 30.10.2009г.

[33] Корчагин А.Г., Иванов А.М. Сравнительное исследование коррупционных и служебных преступлений. Монография. В-к.: изд-во Дальневост. ун-та. 2001. С. 37

[34] Комментарий к УК РСФСР. М., 1985. С. 350-351

[35] Административное право. М., 1996. С. 86

[36] Архаров Б.Д. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с злоупотреблением властью или служебным положением. Ташкент, 1989. С. 94

[37] Усольцев А.Т. Должностное лицо в советском государственном управлении // Правоведение. 1987.№2. С. 15

[38] Квициния А.К. Должностные преступления. C.. 164-165

[39] Бугаевская Н.В. Должностное лицо как субъект преступления: Автореф.дис. Рязань. 2003. С. 8,15

[40] Преступление и наказание // Комментарий к проекту Уголовного кодекса России. М.,1993 С.435

[41] Уголовное право. № 3. 2002 . С. 102-103

[42] Басова Т.Б. Уголовная ответственность за должностные преступления: проблемы правотворчества и правоприменения в условиях административной реформы Российской Федерации". С. 15

[43] Уголовный кодекс Республики Беларусь. Ч. 4 ст. 4 УК РБ //.

[44] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19О. Судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий // Российская газета", N 207, 30.10.2009г.

[45] Статья: Психология преступного поведения (Еникеев М.И.) ("Юридическая психология", 2006, N 4)

[46] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 N 4 (ред. от 10.02.2000) "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" // [КонсультантПлюс]

[47] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.1990 N 4 (ред. от 10.02.2000) "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" // [КонсультантПлюс]

[48] Светлов А.Я. Ответственность за должностные преступления. Киев, Наукова и думка. 1978. С.185

[49] "Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации" (постатейный) // под ред. А.И. Чучаева "ИНФРА-М", 2009. С. 297-298

[50] Квициния А.К. Должностные преступления. C. 211-212

[51] Трусевич С. Террористическая халатность // ЭЖ-Юрист, 2006, N 40

[52] Шведов А. Семь лет за двух шахидок. 7/ Изве­стия. 2005. 1 июля. В январе 2006г. Мособлсуд изменил его приговор, сократив срок наказания на один год.

[53] Шаров А. Паспорт для теракта. / Россий­ская газета. 22 марта 2006. №7.

[54] Чужое горе. / Ведомости. 3 сентября 2007. №7.

[55] Начальники ингушской милиции пойдут как уголовники. /7Новые известия. 2009. 20 августа.

[56] Бердычевская Н.В. Особенности квалификации и отграничение преступлений против конституционных трудовых прав граждан от смежных составов преступлений и правонарушений // Право и политика. 2008, N 7

[57] Уголовное право: Преступления против военной службы. Ахметшин Х.М., Петухов Н.А., Тер-Акопов А.А. Уколов А.Т. С. 35

[58] Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год (Москва, 9 февраля 2007 г.) "Закон сильнее власти" В. Лукина.

[59] Российская газета, N 207, 30.10.2009г. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий"