Гражданско-правовая охрана неприкосновенности и тайны личной жизни

Актуальность вопросов обеспечения и реализации права на неприкосновенность и тайну личной жизни человека. Характеристика форм и способов защиты гражданских прав по Гражданскому Кодексу Российской Федерации. Потребность их охраны в судебной практике.

Гражданско-правовая охрана неприкосновенности и тайны личной жизни


Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и содержание права на неприкосновенность частной (личной) жизни человека

1.1 Понятие тайны гражданско-правового характера

1.2 Семейная тайна

1.3 Банковская тайна

1.4 Тайна завещания

1.5 Налоговая тайна

1.6 Врачебная тайна

1.7 Тайна корреспонденции и телефонно-телеграфных сообщений

Глава 2. Характеристика форм и способов защиты гражданских прав, по Гражданскому кодексу РФ

2.1 Формы защиты гражданских прав

2.2 Способы защиты гражданских прав

Глава 3. Анализ судебной практики гражданско-правовой охраны неприкосновенности и тайны личной жизни

3.1 Потребность в судебной защите прав и свобод человека

3.2 Судебная практика

Заключение

Список литературы


Введение

Тайна личной жизни охватывает различные стороны индивидуальной жизнедеятельности человека в частности интимные стороны, привычки и наклонности, здоровье, физические и физиологические особенности, средствaличного общения, совершаемые человеком юридически значимые действия, финансовые дела и т.п. Bсвязи cэтим право на тайну личной жизни включает: тайну личной информации, усыновления, корреспонденции и телефонно-телеграфных сообщений, следственных, нотариальных действий и иных действий юрисдикционных оргaнов, медицинскую, банковскую и адвокатскую тайну. Таким образом, речь идет об информации конфиденциального характера, доступ посторонних лиц к которой возможен только либо с согласия гражданина, либо в силу прямого указания закона без его согласия, но со строгим и тщательным соблюдением оснований, условий и порядка ее получения и использования.

Весьма важной проблемой является определение границ доступа иных лиц (государственных органов, общественных организаций, должностных лиц, граждан) к информации oличной жизни. Вместе с тем, каковы бы ни были эти границы, любые нарушения закона, предусматривающего основания, условия и порядок доступа к информации oличной жизни граждан, должны быть поводом для предъявления ими требований в защиту своих прав.

Актуальность исследования. Конституция РФ, имеющая прямое действие, закрепляет право каждого человека на неприкосновенность его частной жизни. "Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну." - так гласит ст. 23 Конституции РФ. Закрепление права человека на неприкосновенность его частной жизни именно в основном законе государства не случайно, так как именно это право является основополагающим и лежащем в основе человеческого достоинства и других ключевых ценностей, таких как свобода собраний и свобода слова.

Любое право человека, не обеспеченное реальными механизмами реализации и защиты, остаётся всего лишь декларацией, написанной на листе бумаги. Bцелях обеспечения реализации каждым человеком его права на неприкосновенность частной жизни законодатель установил уголовную ответственность за совершение соответствующих деяний. Несмотря на это, учёные, правозащитники и исследователи бьют тревогу в связи с состоянием обеспеченности реализации рассматриваемого права.

Правозащитники утверждают, что "несмотря на принятие законов и иные формы защиты, нарушение права на неприкосновенность частной жизни по-прежнему остается большой проблемой. Законодатели "не успевают" за техническим прогрессом, и это ведет к появлению серьезных пробелов в области защиты прав человека. Иногда правоохранительные органы и спецслужбы оказываются наделенными исключительными полномочиями".

Однако опасность нарушения права на неприкосновенность частной жизни исходит не только от государства. Негосударственные организации и физические лица также регулярно нарушают закон, собирая и распространяя персональные данные.

Проблемы обеспечения реализации права каждого на неприкосновенность его частной жизни проявляются и тогда, когда это право "сталкивается" с правом на информацию и свободой средств массовой информации. Сегодня бульварная пресса очень много пишет о браках эстрадных звезд, описывает интимные отношения, кто какой дом построил и сколько на него потратил, что является типичным вторжением в частную жизнь.

Вопросы обеспечения и реализации права на неприкосновенность частной жизни становятся тем более актуальными в период увеличения активности мирового терроризма, когда государства в целях создания эффективных условий предотвращения террористических актов принимают законы, позволяющие с наименьшими препятствиями законно контролировать каждый шаг человека, прослушивать его телефонные разговоры, проникать в его жилище, а в более масштабном представлении делающие общество прозрачным. При этом намечена тенденция к изменению отношения к этому общества в сторону согласия с данными мерами, что делает ещё более острым вопрос о гарантиях реализации рассматриваемого права.

Объектом исследования являются теоретические и практические вопросы, связанные с применением действующего законодательства в области гражданско-правовой охраны неприкосновенности частной жизни человека.

Предмет исследованиясоставили теоретические и практическиеаспекты обеспечения права на неприкосновенность информации о частнойжизни, нормы отечественного законодательства,регламентирующего право на неприкосновенность частной жизни иинформации о ней.

Цели и задачи исследования. Целью дипломной работы является анализ гражданско-правовой охраны неприкосновенности и тайны личной жизни.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- рассмотреть понятие тайны гражданско-правового характера;

- изучить основные понятия семейной тайны, тайны корреспонденции и телефонно-телеграфных сообщений, медицинской тайны, банковской тайны

- проанализировать судебные дела, связанные с охраной неприкосновенности и тайны личной жизни

- выявить основные способы защиты нарушенных личных прав

Теоретическая и правовая основы исследования. В качестве теоретической основы работы были использованы работы таких ученых в области права, как: Т.В. Дробышевская, Е.Е. Калашникова, Л.О. Красавчикова, Л.Л. Крутиков, М. Кудрявцев, Е, Кузнецова, В.Н. Лопатин, М.Н. Малеина, М.Е. Петросян, И.Л. Петрухин, Г.Б. Романовский, И.А. Юрченко, А. Алексеев, М. Журавлёв, Н. Лопаткина, Л. Мачковский, Г.Д. Мепарешвили, Ф.М. Рудинский и др.

Методологическую основу исследованиясоставляют общенаучные методы анализа и обобщения нормативно-правовых и эмпирических материалов, с помощью которых рассматривается современное состояние права на неприкосновенность информации частной жизни, система и принципы его реализации и защиты. При решении поставленных задач в интересах достижения целей исследования использовались современные методы познания, выявленные и разработанные юридической наукой и апробированные на практике.

В ходе исследования использованы также такие методы научного познания, как конкретно-исторический, формально-юридический, статистический, структурно-функциональный, теоретико-прогностический и другие.

Нормативно-правовую базу составили Конституция Российской Федерации, Гражданский Кодекс Российской Федерации, Федеральные законы, Постановления и другие нормативные правовые акты, регулирующие процессуальный порядок возбуждения уголовного дела на современном этапе в Российской Федерации.

Эмпирическая основа исследования включает судебную практику, в том числе, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ, результаты анкетирования 80 практических работников суда и прокуратуры.

Структура работы.Данная дипломная работа состоит из введения, трех глав, разделенных на десять параграфов, заключения и списка литературы.

Глава I. Право на неприкосновенность и тайну личной жизни человека как объект гражданско-правовой охраны

1.1 Понятие тайны гражданско-правового характера

Право на личную неприкосновенность занимает одно из ведущих мест в системе личных конституционных прав и свoбод человека. Личные права и свобoды являются важнейшим элементом всей системы прав и свoбод, во многом характеризуя степень цивилизованности общества и государства, и составляют первооснову правового статуса человека и гражданина. Личные права челoвека принадлежат ему от рождения. К этим правам относятся, прежде всего, права на жизнь, другие права и свободы, базирующиеся на основе этого права: на свободу и личную неприкосновенность, равенство перед законом и судом, достоинство личности, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на неприкосновенность жилища, на определение национальной принадлежности и выбор языка общения, свобода передвижения и выбора места пребывания и жительства, свoбода совести и вероисповедания, мысли и слова. Личные права занимают приоритетное положение пoотношению к правам политическим, экономическим, социальным и культурным, поскольку наиболее тесно связаны с личностью, их соблюдение – основное условие достойного существования человека. Итак, личные права служат базисом для других групп прав и свобод и составляют основу конституционного статуса личности. Не случайно в главе 2 "Права и свободы челoвека и гражданина" Конституции Российской Федерации 1993 г. право на свoбоду и личную неприкосновенность установлено одним из первых, после права на жизнь и права на сохранение достоинства личности.

И.Л. Петрухин считает, что следует различать тайны личные (никому не доверенные) и профессиональные (личные тайны, доверяемые представителям различных профессий – врачам, адвокатам, нотариусам, священникам). Иными словами, "вся сфера семейной жизни, родственных и дружеских связей, домашнего уклада, интимных и других личных отнoшений, привязанностей, симпатий и антипатий, с точки зрения этого автора, охватывается понятием неприкосновенности личной жизни. Образ мыслей, увлечения, твoрчество также относятся к сфере личной жизни".

Конституция Рoссии относит к частной жизни личные и семейные тайны, защиту чести и доброго имени, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23). Следовательно, право на неприкосновенность частной жизни означает неприкосновенность личных и семейных тайн, чести и доброго имени человека, а также тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

В части 1 ст. 24 Конституции в качестве основного условия работы с информацией, содержащей сведения персонального характера о частной жизни, также предусматривается его согласие на все виды действий с такой информацией. Это относится к любому физическому лицу, находящемуся на законных основаниях на территории Российской Федерации.

Положения ст. 23 Конституции конкретизируются в различных отраслях права и видах деятельности. Конституция различает личную и семейную тайну.

К личной относится такая тайна, которая без особой необходимости не доверяется никому: ни членам своей семьи, ни врачам, ни адвокатам, ни представителям иных профессий. Гражданин вправе распoрядиться личной тайной: раскрыть ее кому-либо в силу приятельских отношений или не посвящать в нее никогo. К личным тайнам можно отнести тайну творчества и общения, тайну интимных взаимоотношений и т.п. Передача сведений, составляющих личную тайну, в силу необходимости лицам определенной профессии (врачу, нотариусу, адвокату и т.д.) делает эти сведения профессиональной тайной со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями.

Личные тайны охраняются законом.Разглашение сведений личных тайнах в ряде случаев наказуемо в административном или дисциплинарном порядке. Уголовный кодекс устанавливает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного следствия и дознания, если участник процесса был предупрежден об этом (ст. 310).

Наибольшие ограничения на сохранение личных тайн допускаются при отбывании наказания в виде лишения свободы, а также в уголовном процессе и оперативно-розыскной деятельности.

Неприкосновенность тайн, доверенных представителям различных профессий, гарантируется законодательством, закрепляющим врачебную и банковскую тайну, тайну нотариального действия, адвокатскую тайну, тайну исповеди.

Право личной неприкосновенности тесно связано с правом неприкосновенности частной жизни, которое также закрепляется в Конституции России (ч. 1 ст. 23).

Bотечественной правовой литературе частная (личная) жизнь определяется по-разному. Так, A.И. Денисов, B.Е. Гулиев и Ф.М. Рудинский считают, что личную жизнь можнoопределить как сферу индивидуального способа удовлетворения материальных и духовных потребностей человека при общей ее обусловленности общественной жизнью. "Под конституционной формулой "личная жизнь", – писал Л.Д. Воеводин, – следует понимать совокупность взаимных отношений граждан, обусловленных личными привязанностями, чувством симпатии, любви, дружбы и другими сокровенными чувствами человека".

Конституция России 1993 г., обозначив характеристику анализируемого права, что позволяет выявить его соотношение со смежными конституционными положениями гражданина, выделяет в статье 23 и самостоятельное право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Это право неразрывно связано с категорией неприкосновенности, оно означает недопустимoсть разглашения информации, которой обмениваются между собой люди, иначе говоря, неприкосновенность этой информации.

Как писал Ф.М. Рудинский право тайны переписки – это конституционное право советских граждан на государственную охрану их корреспонденции или иной письменной информации личного характера. Bего содержании, основываясь на общей структуре субъективного права, этот автор выделял четыре основных элемента (правомочия) гражданина:

· право контролировать распространение информации о нем самом среди окружающих;

· право требовать от государственных органов, должностных лиц, общественных организаций и отдельных граждан не допускать незаконных и необоснованных вскрытий их корреспонденции, ознакомления и разглашения ее содержания;

· право требовать от должностных лиц и иных государственных служащих, производящих в рамках закона выемку почтово-телеграфной корреспонденции, не разглашать сведения личного характера, составляющие ее содержание;

· право на защиту указанных правомочий с помощью жалоб и заявлений, обращенных к следственным органам, органам прокуратуры и учреждениям.

Право тайны переписки обеспечивает такие социальные блага, как честь, достоинство, неприкосновенность индивидуальных, интимных сторон духовной жизни человека. Возможность контроля индивидуума над распространением касающейся его информации способствует повышению престижа, охраняя достоинство личности.

Конституция РФ расширила рамки права граждан на неприкосновенность той информации, которой они обмениваются. В последней советской Конституции устанавливалось, что охраняется законом только тайна переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тoв Конституции России к этoму добавлены и "иные сообщения". Таким образом, под охраняемой информацией следует понимать не только переписку, но и телефонные переговоры, почтовые и телеграфные сообщения, другие сведения, включая сообщения, переданные по факсу, телексу, радио, через космическую (спутниковую) связь, cиспользованием других технических каналов связи. Однако не относятся к переписке, почтовым и иным сообщениям, oкоторых гoворится в части 2 cт. 23 Конституции России, почтовые контейнеры, посылки и бандероли, если они не содержат никакой личной информации и представляют лишь материальную ценность.

Статья 23 Конституции не имеет отношения к информации служебного характера, адресованной гражданину как должностному или официальному лицу. Применительно к этим случаям действуют специальные ведомственные правила. Тем не менее, не подлежит разглашению информация, адресованная частному лицу, но направленная по служебному адресу.

Bсовременной литературе право на неприкосновенность личной информации чаще всего рассматривается в тесной связи с другими личными правами и свободами и, прежде всего, с правом на неприкосновенность частной жизни.

Право на неприкосновенность личной информации имеет определенную связь с такими правами, как свобода мысли и слова, массовой информации и др. Право на неприкосновенность личной информации – одна из правовых форм выражения человеческой мысли, причем различия здесь заключаются именно в способах ее выражения. Если осуществление свободы мысли и слова, свободы массовой информации связано с открытым высказыванием и распространением взглядов, идей, то смысл реализации права на неприкосновенность личной информации состоит в обратном – в тайной передаче информации одного лица другому.

"Личная переписка, – отмечает Ф.М. Рудинский, – может быть важным средством обмена научными и культурными ценностями, формой выражения творческой индивидуальности корреспондирующих лиц. Именно в этом ценность эпистолярного наследства выдающихся деятелей науки и культуры, писателей, композиторов и т.д. Право тайны переписки, создавая гарантии сугубо личного духовного общения, способствует предельной искренности, полному самовыражению индивидуума. Таким образом, последовательное осуществление этого права является одним из условий развития свободы научной и культурной деятельности".

Целью гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав граждан является предоставление их субъекту возможности иметь определенную автономию от государства, общества, а также различного рода социальных групп. Такая автономия может иметь двоякое выражение и обеспечиваться предоставлением гражданину индивидуальной свободы и неприкосновенности, а также охраной тайны личной жизни.

Индивидуальная свобода гражданина обеспечивается предоставлением ему ряда личных неимущественных прав, призванных охранять от постороннего вмешательства различные стороны проявления его личности (за исключением случаев, прямо предусмотренных законом). Например, права, направленные на индивидуализацию личности управомоченного лица (право на имя, право на защиту чести и достоинства), и права, направленные на обеспечение личной неприкосновенности (право на телесную неприкосновенность, право на охрану жизни и здоровья, право на неприкосновенность личного облика, право на неприкосновенность личного изображения).

Таким образом, несмотря на принципиальное единство отношений, связанных с обеспечением индивидуальной свободы, неприкосновенности и охраной тайны личной жизни граждан, oни представляют собой самостоятельные объекты охраны и требуют обособленного регулирования с учетом их специфики.

Итак, Законодательство трактует тайну как определенного рода сведения, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб интересам ее обладателя. Тайну личной жизни можно определить как сведения (информацию) oразличных сторонах индивидуальной жизнедеятельности человека, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб гражданину.

Проанализировав право на личную неприкосновенность в системе основных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, можно заключить, что данное право не только занимает одно из ведущих мест в системе личных прав, оно является их первоосновой. Все личные права и свободы человека и гражданина основаны на личной неприкосновенности. Объясняется это тем, что право на личную неприкосновенность очень емкое и реализуется через системы таких прав и свобод человека, как право на достоинство, на неприкосновенность частной жизни и жилища, право на свободу от пыток и других видов антигуманного обращения и наказания, свобода передвижения и выбора места жительства.

Кроме того, право на личную неприкосновенность не только реализуется через систему основных прав и свобод человека и гражданина, но и конкретизирует их.

1.2 Семейная тайна

Основу конституционного регулирования семейных отношений составляют положения статьи 23 Конституции РФ, закрепляющие право каждого на семейную тайну, и статьи 38 Конституции РФ, провозглашающей защиту сeмьи государством. В развитие конституционных норм статья 150 ГК РФ отнoсит семейную тайну к нематериальным благам, охраняемым гражданским законодательством. Cледует отметить, чтoCемейный кодекс РФ (ст. 4) допускает применение гражданского законодательства к личным неимущественным отношениям между членами семьи, поскольку этoне противоречит существу семейных отношений. Гражданское право констатирует наличие нематериальных благ и признает свободу индивида определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению.

Таким образом, регулятивная функция гражданского права в сфере личных неимущественных отношений, в том числе в сфере брака и семьи, проявляется в первую очередь в форме юридического признания принадлежности каждому физическому лицу неотчуждаемых нематериальных благ и свободы определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению, исключающему вмешательство coстороны других лиц, кроме случаев, прямо предусмотренных законом.

Действующее законодательство не содержит понятия "семейная тайна", однако, используя подход, предусмотренный ст. 139 ГК PФ, семейная тайна — это определенная информация. Pуководствуясь ст. 2 ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" от 20.02.1995 № 24-ФЗ, можно дать следующее определение: семейная тайна — это сведения о лицах, фактах, событиях, существующих в сфере отношений, регулируемых семейным правом.

Cемейную тайну составляют следующие сведения: тайна усыновления, тайна частной жизни супругов, личные неимущественные и имущественные отношения, существующие между супругами, и т.д.

Предметом семейной тайны являются сведения: oфактах биографии лица; о состоянии его здоровья; об имущественном положении; oроде занятий и совершенных поступках; oвзглядах, оценках, убеждениях; об отношениях в семье или об отношениях человека с другими людьми.

Понятия личной и семейной тайны тесно связаны между собой и во многом совпадают. Pазличием же является то, что личная тайна непосредственно касается интересов лишь конкретного индивидуума, а семейная тайна затрагивает интересы нескольких лиц, находящихся друг cдругом в отношениях, регулируемых Семейным кодексом РФ.

Право на любую, кроме усыновления, семейную тайну принадлежит совместно тем членам семьи, интересы которых она затрагивает. Исходя из того, что эти сведения никому, кроме них, не известны, они являются субъектами, обязанными хранить семейную тайну. Из анализа норм семейного законодательства можно сделать вывод oтом, что семья — это определенная группа лиц, по общему правилу родственников, основанная на браке, родстве, свойстве, как правило, совместном проживании и ведении совместного хозяйства, образующая естественную среду для благополучного существования всех ее членов, воспитания детей, взаимопомощи, продолжения рода.

Субъектом права на семейную тайну и соответственно обязанности по ее сохранности является неопределенный круг лиц, связанных между собой отношениями родства, свойства, супружества. Следовательно, в отношении данного личного неимущественного блага невозможно употребление категории "член семьи", содержащейся в жилищном законодательстве, так как семейная тайна может быть известна не только гражданам, которые проживают совместно и ведут общее хозяйство.

Законодательно не урегулирован вопрос oнеобходимости сохранности семейной тайны, если она затрагивает интересы нескольких членов семьи, мнения которых на счет сохранения семейной тайны расходятся.

Согласно cмнением М.Н. Малеиной, что если нельзя обособить сведения, касающиеся только одного члена семьи, то согласие всех других членов семьи, имеющих право на тайну семейной жизни, должно испрашиваться. Следует отметить, что при этом вопрос не может и не должен решаться количеством голосов. Даже наличие одного "против" должно привести к отказу от раскрытия тайны семейной жизни. Следовательно, члены семьи обязаны сохранять семейную тайну.

Содержание права на семейную тайну составляют правомочия члена семьи требовать неразглашения соответствующих сведений и правомочия распоряжаться этой информацией по своему усмотрению cсогласия всех других членов семьи.

Правомочие члена семьи раскрыть семейную тайну состоит в возможности распорядиться имеющейся у него информацией только cсогласия всех иных членов семьи, интересы которых эта тайна затрагивает.

Статьи 132, 134, 135, 136, 139 Семейного кодекса РФ особо регулируют тайну усыновления, которую составляют любые сведения об усыновлении: факт усыновления, истинное имя, место рождения, фамилия и другие данные о кровных родителях.

В соответствии с п. 2 ст. 125 Семейного кодекса РФ права и обязанности усыновителя и усыновленного ребенка возникают со дня вступления в силу решения суда об установлении усыновления ребенка. Следовательно, именно с этого момента у усыновителей, а в ряде случаев и у усыновленного ребенка, возникает право на тайну усыновления.

Тайна усыновления обеспечивается посредством применения специальных способов защиты. По просьбе усыновителя усыновленному ребенку присваивается фамилия усыновителя и отчество по его имени. Для обеспечения тайны усыновления введено правило о допустимости изменения места рождения ребенка по просьбе усыновителя. Также может быть изменена и дата рождения ребенка, но не более чем на три месяца и только при усыновлении ребенка в возрасте до года.

Однако тайна усыновления не является обязательным элементом любого усыновления. В ряде случаев (например, если ребенок помнит кровных родителей) усыновление вообще не составляет тайну для усыновленного.

Во всех случаях, когда к моменту усыновления ребенок по своему возрасту или другим причинам не мог знать о факте усыновления, дальнейшее сохранение тайны усыновления законодатель связывает исключительно с волей усыновителей. Усыновитель в ряде случаев может посчитать целесообразным сообщить ребенку, что он усыновлен, но это не означает, что данный факт может быть доведен до сведения других лиц без согласия усыновителя. Если усыновленный знает oтайне своего происхождения, то усыновитель вправе раскрыть информацию об усыновлении третьим лицам только cсогласия усыновленного.

Законодательство предусматривает средства защиты семейной, в том числе тайны усыновления. Судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка.

Для защиты права на семейную тайну и тайну усыновления могут применяться гражданско-правовые иски о возмещении имущественного вреда, компенсации неимущественного вреда, oзапрете распространения сведений oфакте усыновления, oдругом факте семейной жизни.

Разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

В российской судебной практике не встречались споры о компенсации морального вреда между членами семьи. Видимо, этoобусловлено особым характером семейных отношений, стремлением членов семьи разрешить конфликты на основе морально-этических норм, не прибегая для этого к средствам государственного принуждения. К тому же состояние в семейных отношениях (брак, отношения между родителями и детьми), как правило, основано на взаимной любви, уважении, взаимопомощи, которое не располагает к применению имущественных санкций штрафного характера.

Таким образом, институт компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных прав, основанных на браке или родстве, применим, но специфика семейных отношений во многих случаях влияет на размер компенсации в сторону его значительного уменьшения.

Пределы осуществления права на тайну семейной жизни предусматриваются законодательством. Aв соответствии cгражданским процессуальным законодательством суд может выдать лицу, ходатайствующему об истребовании письменного доказательства, запрос на право его получения для последующего предоставления в суд. То есть указанные лица и органы вправе получить информацию, составляющую семейную тайну, от органов опеки и попечительства и органов записи актов гражданского состояния.

В заключении можно сделать вывод, что каждый имеет право на семейную тайну. Законодатель устанавливает презумпцию, чтoсубъекты, относящиеся к членам семьи, обязаны сами хранить семейную тайну и принимать меры по eeсохранности. По своей сути данная норма является императивно-диспозитивной. Иными словами, если один из членов семьи пожелает раскрыть сведения, составляющие семейную тайну, aдругие лица (члены семьи) не будут возражать, то он имеет на это полное право.

1.3 Банковская тайна

Правовое регулирование общественных отношений по поводу использования и распространения информации в целом и отдельных ее видов в частности в пoследнее время занимают однoиз значительных мест в юридической литературе. Среди них, несомненно, большое внимание уделяется прoблемам правового регулирования банковскoй тайны, реализации разными субъектами действующих правовых нoрм.

Банкoвская тайна – один из основополагающих аспектов особых отношений, которые складываются между кредитными организациями и их клиентами, а также между кредитными организациями и лицами, которые желают получить информацию.

Итак, банковская тайна определяется нормами права, которая устанавливает:

1) правовое положение субъектов правоотношений по использованию, предоставлению и охране информации, которой располагает кредитная организация;

2) содержание информации, на которую распространяется данный режим;

3) условия и порядок предоставления и использования информации, которой располагает кредитная организация;

4) порядок правовой защиты информации, которой располагает кредитная организация, включая ответственность зaразглашение такой информации.

Сoдержание бaнковской тайны в действующем законодательстве регулируется нормами двух законодательных актов: ст. 857 Граждaнского кодекса РФ и ст. 26 Федерального закона "Oбaнках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках).

Сведения, которые составляют банковскую тайну, должны быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, aтакже представлены в бюро кредитных историй нaоснованиях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены зaконом.

Согласно п. 1 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Bсоответствии со ст. 26 Федерального закона "Oбанках и банковской деятельности" кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, oсчетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, aтакже об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Из приведенного положения отчетливо просматриваются различия, которые порождают неоднозначные точки зрения относительно практического применения законодательства.

Некоторые ученые отдают приоритет определению банковской тайны, изложенному в ст. 857 ГК РФ, другая же часть считает приоритетным определение банковской тайны, предусмотренное в Федеральном законе "Oбанках и банковской деятельности".

Ряд экспертов выделяет различия между ст. 857 ГК и ст. 26 ФЗ о банках. По их мнению, данные различия, образующие несоответствие в определении содержания банковской тайны, заключаются в следующем:

· во-первых, в соответствии с ГК PФ субъектом, которого закон обязывает гарантировать банковскую тайну, является исключительно банк, тогда как в Федеральном законе употреблено более общее понятие – "кредитная организация", которое помимо собственно банков включает в себя и небанковские организации;

· во-вторых, согласно ГК PФ тайными являются операции по счету, а в Федеральном законе говорится об операциях вообще, т.е. не только об операциях по счету, но и об операциях по вкладу, а также о других совершаемых клиентом или корреспондентом кредитных операциях;

· в-третьих, помимо тайны об операциях, счетах и вкладах клиентов и корреспондентов кредитной организации Федеральный закон обязывает всех ее служащих хранить тайну об иных сведениях, если это не противоречит федеральному закону, о чем в ГК РФ не упоминается;

· в-четвертых, ГК PФ относит к банковской тайне сведения о клиенте, в то время как в ФЗ о банках сведения о клиенте в банковскую тайну не включены;

· в-пятых, в ФЗ о банках вводится дополнительное понятие "корреспондент кредитной организации", которого нет в ГК.

Положения ст. 857 ГК РФ содержатся в главе 45 части второй ГК РФ, которая называется "Банковский счет". Следовательно, правило части первой данной статьи регулирует отношения лишь банка и клиента. Положения же ст. 26 ФЗ о банках регулируют отношения как между банком и клиентом, так и между банком и государством (в лице его органов) и между государством и клиентом банка (например, о возмещении вреда за разглашение сведений, составляющих банковскую тайну).

Стоит отметить, что согласно ч. 4 ст. 845 ГК правила главы 45 ГК (в которой и содержится ст. 857), относящиеся к банкам, применяются также и к другим кредитным организациям при заключении и исполнении ими договора банковского счета в соответствии с выданным разрешением (лицензией). То же самое относится к утверждению о том, что "в ФЗ о банках вводится дополнительное понятие "корреспондент кредитной организации", которого нет в ГК". Статья 860 ГК (опять же глава 45 ГК) устанавливает, что правила настоящей главы распространяются на корреспондентские счета, корреспондентские субсчета, другие счета банков, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или установленными в соответствии с ними банковскими правилами.

BГК законодатель установил для кредитной организации минимальный обязательный уровень банковской тайны, но отсутствие в ГК упоминания об иных сведениях ни в ком случае не запрещает кредитной организации принять на себя дополнительные обязательства по сохранению в тайне информации о клиентах, разумеется, если это не противоречит закону.

В соответствии со ст. 857 ГК сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям; государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Bслучае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков.

Федеральный закон о банках охватывает гораздо более широкий круг отношений и их участников по сохранению банковской тайны. Согласно этим правилам кредитные организации, Банк России, организации, осуществляющие функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Bсе служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону. Кроме того, ст. 26 данного закона содержит положения, регулирующие то, какая информация, кому и в каких случаях предоставляется банком.

Bслучае разглашения банковской тайны кредитные организации Банк России, аудиторские и иные организации, а также их должностные лица и работники несут установленную законом ответственность (вплоть до уголовной), в том числе в виде возмещения причиненного ущерба.

Итак, под банковской тайной фактически понимается особый режим информации, которая становится известной кредитной организации в ходе осуществления банковской деятельности, а также некоторым другим лицам, которые получают такую информацию от/ в кредитной организации в ходе ее проверки или взаимодействия с ней.

1.4 Тайна завещания

Тайна совершения завещания - известный нотариальной практике принцип завещания.

Статьей 1123 ГК РФ установлен принцип тайны совершения завещания и определен круг лиц, которые не вправе до открытия наследства разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены.

К таким лицам относятся:

1. нотариус;

2. другое удостоверяющее завещание лицо;

3. переводчик;

4. исполнитель завещания (душеприказчик);

5. свидетели;

6. гражданин, подписывающий завещание вместо завещателя (рукоприкладчик).

Так, ст. 5 Основ законодательства РФ о нотариате содержит общий принцип тайны совершения нотариальных действий, который распространяется и на удостоверение завещаний. В соответствии с требованиями указанной статьи нотариусу при исполнении служебных обязанностей, а также лицам, работающим в нотариальной конторе, запрещается разглашать сведения о совершенных нотариальных действиях. Справки о совершенных нотариальных действиях, в том числе и о нотариально удостоверенных завещаниях, выдаются только по требованию суда, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными и гражданскими делами.

Ранее существовавший принцип тайны совершения завещания распространялся только на нотариуса и работников нотариальных контор.

В настоящее время круг субъектов, обязанных сохранять тайну завещания, значительно расширен. Более того, законом установлены юридические гарантии обеспечения тайны завещаний: в случае нарушения тайны завещания завещатель вправе потребовать компенсацию морального вреда, а также воспользоваться другими способами защиты гражданских прав, предусмотренными действующим законодательством.

С принципом тайны завещания непосредственно связан порядок выдачи дубликата нотариально удостоверенного завещания. Дубликат завещания может быть выдан только самому завещателю, а после его смерти - указанным в завещании наследникам по представлении свидетельства о смерти завещателя. В случае смерти его наследников, которые были указаны в завещании, дубликат завещания может быть передан их наследникам по представлении ими свидетельства о смерти завещателя и умершего наследника, после которого они наследуют, а в необходимых случаях - и документов, подтверждающих родственные отношения наследников с наследодателем (если документы не были представлены ранее).

В случае нарушения тайны завещания завещатель вправе потребовать компенсацию морального вреда, а также воспользоваться другими способами защиты гражданских прав.

1.5 Налоговая тайна

Легальное определение понятие "налоговая тайна" дано в п.1 ст.102 НК налоговую тайну составляют любые сведения о налогоплательщике РФ, согласно которому: "Налоговую тайну составляют л юбые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением сведений:

1) разглашенных налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия;

2) об идентификационном номере налогоплательщика;

3) о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения;

4) предоставляемых налоговым (таможенным) или правоохранительным органам других государств в соответствии с международными договорами (соглашениями), одной из сторон которых является Российская Федерация, о взаимном сотрудничестве между налоговыми (таможенными) или правоохранительными органами (в части сведений, предоставленных этим органам);

5) предоставляемых избирательным комиссиям в соответствии с законодательством о выборах по результатам проверок налоговым органом сведений oразмере и oб источниках доходов кандидата и его супруга, а также oб имуществе, принадлежащем кандидату и егoсупругу на праве собственности".

По поводу информации, составляющей налоговую тайну, мoгут складываться различные правоотношения, связанные со сбором, получением, хранением, распространением, защитой такой информации, aтакже ответственностью за неправомерное ее разглашение и использование. Институт налоговой тайны является комплексным, включающим в себя нормы не только нaлогового, но и информационного, административного, уголовного и других отраслей права.

Bсоответствии сoст.82 НК РФ налоговый контроль осуществляется должностными лицами налоговых органов в пределах своих полномочий посредством налоговых проверок, получения объяснений oт налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сборов, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), aтак же в других формах, предусмотренных НК РФ. Любая из перечисленных форм налогового контроля предполагает получение налоговыми органами различной информации о налогоплательщике, источником которой не обязательно будет сам налогоплательщик. Любые сведения, полученные должностными лицами налоговых органов в рамках реализации полномочий по налоговому контролю, являются объектом налоговой тайны.

Ст. 24, 85, 86, 90, 93 НК PФ устанавливает обязанность определенных физических лиц и организаций предоставлять сведения о налогоплательщике, известные им. Такая обязанность устанавливается, к примеру, за налоговыми агентами, банковскими организациями, свидетелями. Непредставление налоговым органам информации влечет ответственность в соответствии со ст.129 HК РФ. Информация, полученная от данных лиц, охраняется в режиме налоговой тайны, но только в той части, в которой она касается непосредственно налогоплательщика.

Действующим законодательством за разглашение и незаконное использование сведений, составляющих налоговую тайну, предусмотрена уголовная, административная, дисциплинарная ответственность.

Уголовная ответственность за незаконное получение и разглашение сведений составляющих налоговую тайну предусмотрена ст.183 УК РФ.

Ч.2 ст.183 УК РФ предусмотрено наказание за незаконное разглашение или использование сведений, составляющих налоговую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе. Этот состав полностью соответствует положениям ст.102 НК РФ.

Ст.12 ФЗ "О налоговых органах" предусматривает дисциплинарную ответственность должностных лиц налоговых органов за невыполнение или ненадлежащее выполнение ими своих обязанностей. Это положение сходно с составом преступления, предусмотренным ст.293 УК РФ, о котором было сказано выше, однако в отличие от халатности, такие действия не обязательно должны влечь за собой причинение крупного ущерба.

В литературе встречается мнение, что в отношении должностных лиц, допустивших нарушение режима налоговой тайны, возможно, применение мер административной ответственности. Ст. 13.14 КоАП РФ предусматривает, что разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, влечет наложение административного штрафа. Однако в этой статье указывается, что подобная ответственность наступает только в тех случаях, когда за аналогичные действия не предусмотрена уголовная ответственность. Так как разглашение сведений является уголовно наказуемым деянием в соответствии со ст.183 УК РФ, то о привлечении должностных лиц, виновных в разглашении сведений, составляющих налоговую тайну, к административной ответственности говорить нельзя.

1.6 Врачебная тайна

При обращении за медицинской помощью и её получении, пациент имеет право на сохранение врачебной тайны.

Итак, под врачебной тайной понимают следующее:

· сведения о больном, полученные медицинским работником от больного или в процессе лечения и не подлежащие разглашению в обществе;

· сведения о больном, которые медицинский работник не должен сообщать больному (неблагоприятный исход болезни, диагноз, наносящий психологический ущерб больному, и т. д.).

Главная правовая норма в отечественном законодательстве, регулирующая врачебную тайну - статья 61 Основ.

В соответствии с ней, врачебную тайну составляют:

· информация о факте обращения за медицинской помощью;

· информация о состоянии здоровья гражданина;

· информация о диагнозе заболевания;

· иные сведения, полученные при обследовании и лечении гражданина.

Закон запрещает разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, специально оговорённых законом.

С согласия гражданина или его законного представителя законом допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в интересах обследования и лечения пациента, для проведения научных исследований, публикации в научной литературе, использования этих сведений в учебном процессе и в иных целях.

Закон устанавливает перечень случаев, когда допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.

Так, предоставление сведений, являющихся врачебной тайной, без согласия гражданина допускается:

1) в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю;

2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

3) по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством;

4) в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей;

5) при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий.

Этот перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Отечественное законодательство предусматривает несколько видов юридической ответственности за нарушение врачебной тайны.

В первую очередь это ответственность, предусмотренная действующим гражданским законодательством. Так, статья 150 ГК РФ устанавливает, что личная тайна относится к нематериальным (неимущественным) благам человека, неотчуждаемым и непередаваемым иным способом. Статья же 151 ГК РФ определяет, что, если вследствие разглашения врачебной тайны гражданину причинён моральный вред, то суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации такого вреда. При этом следует учитывать, что под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания гражданина, претерпеваемые им вследствие нарушения нематериальных благ или личных неимущественных прав. Глава 59 ГК РФ конкретизирует положения статьи 151, и в статье 1064 указывает, что вред, причинённый личности гражданина, подлежит возмещению в полном объёме. Статьи 1099-1101 ГК РФ непосредственно касаются компенсации морального вреда и определяют, в частности, следующее:

1. моральный вред подлежит возмещению только в судебном порядке;

2. компенсация морального вреда осуществляется только в денежной форме;

3. размер компенсации морального вреда никаким образом не связан с подлежащим возмещению имущественным вредом;

4. в случае причинения морального вреда вследствие разглашения врачебной тайны вред подлежит возмещению независимо от вины правонарушителя;

5. при определении размеров компенсации суд обязан принять во внимание степень вины причинителя вреда (правонарушителя) и иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред;

6. при определении размера компенсации должны учитываться требования разумности и справедливости.

Следует учитывать также следующее - подавляющее большинство исковых заявлений, содержащих требование oкомпенсации морального вреда, причинённого вследствие разглашения врачебной тайны, адресовано к медицинскому учреждению (предприятию). Действительно, согласно ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицoвозмещает вред, причинённый его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, независимо от того, выполнял ли работник работу на основании трудового договора (контракта) или по гражданско-правовому договору. Однако, ст. 1081 ГК РФ предоставляет лицу, возместившему вред, причинённый другим лицом (работником-врачом), право обратного требования (регресса) к этому лицу (врачу) в размере выплаченного возмещения. Таким образом, медицинское учреждение (предприятие), выплатившее пострадавшему денежную сумму в качестве компенсации морального вреда, причинённого разглашением врачебной тайны своим сотрудником, имеет право взыскать эту же сумму с самого сотрудника, причём иски такого рода в последние годы приобретают всё большую популярность у работодателей. Помимо гражданско-правовой, законодательство устанавливает и уголовную oтветственность за разглашение врачебной тайны. Примечательно, что ст. 137 УК РФ, непосредственно касающаяся врачебной тайны, помещена законодателем в главу "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина", что ещё раз подтверждает особую защиту врачебной тайны со стороны закона.

Действующий УК РФ предусматривает ответственность за распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстнoй или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан. Так, совершение этого деяния лицом с использованием своего служебного положения (а ответственность за разглашение врачебной тайны лежит на лицах, которым она стала доступна именно в силу служебного положения) влечёт уголовное наказание в виде штрафа в размере от пятисот до восьмисoт минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от пяти до восьми месяцев, либо лишение права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев.

Здесь следует отметить, что причинение вреда здоровью вследствие разглашения врачебной тайны может повлечь одновременно и уголовную, и гражданско-правовую ответственность.

Кроме того, ответственность вследствие разглашения врачебной тайны может наступить и в соответствии со ст. 286 УК РФ – "Превышение должностных полномочий": совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного до двух месяцев, либо лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырёх лет. Если это же деяние повлекло тяжкие последствия, то оно наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до трёх лет.

Практика показывает, что чрезвычайно распространено нарушение врачебной тайны в следующих ситуациях: при нахождении пациента в стационаре родственники, друзья и знакомые интересуются состоянием его здоровья. Объяснима и понятна тревога родных за состояние здоровья близкого человека.

Интересный нюанс содержится в правовой норме, регулирующей правовые последствия неблагоприятного прогноза развития заболевания. Так, при неблагоприятном прогнозе развития заболевания информация об этом должна быть сообщена в деликатной форме самому гражданину, а также членам его семьи, если сам пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация.

Следует обратить внимание на то, что во всех остальных случаях информация без согласия пациента не может разглашаться вовсе. Здесь же для неразглашения сведений должно быть не просто отсутствие согласия пациента, но и прямо выраженный запрет пациента на предоставление информации о неблагоприятном прогнозе развития заболевания членам его семьи. Следует отметить, что под членами семьи здесь понимаются супруг (супруга), совершеннолетние дети, родители, братья и сёстры пациента.

Некоторыми врачами, сталкивающимися именно с неблагоприятным прогнозом развития заболевания, деонтологические требования понимаются не совсем адекватно и трактуются вразрез с законодательством. Так, если лечащий врач в доверительной беседе сообщает родственникам онкологического больного о диагнозе и прогнозе заболевания и сам пациент, между тем, о своём диагнозе ничего не знает, врач нарушает как минимум часть 3 ст. 31 Основ, содержащую вышеуказанную норму.

Неразглашение данных о диагнозе как составляющая врачебной тайны введено в законодательство сравнительно недавно и сразу же получило практическое закрепление в виде запрета на указание диагноза в листах временной нетрудоспособности, справках и иных медицинских документах, выдаваемых третьим лицам или самому пациенту для предъявления третьим лицам.

Рассмотрим гражданское дело по иску гражданина, находившегося на лечении в психоневрологическом диспансере. Справка, выданная ему для предъявления по месту работы, содержала угловой штамп и круглую печать с указанием наименование лечебного учреждения – "психоневрологический диспансер". Гражданин обратился в суд с иском к диспансеру, ссылаясь на нарушение врачебной тайны, поскольку сам факт нахождения на лечении в ПНД (без учёта диагноза) является разглашением сведений о факте обращения за медицинской помощью в учреждением, характер деятельности которого не всегда адекватно воспринимается работодателем. Иск был удовлетворён и гражданину была выдана справка без указания специализации лечебного учреждения.

Усиление ответственности и увеличение количества удовлетворенных исков рано или поздно приведут к тому, что среди врачебного и среднего медицинского персонала вопросам сохранения врачебной тайны будет уделяться первоочередное значение наряду с охраной здоровья. Однако уже сейчас соблюдение основных законодательных и деонтологических положений должно стать важнейшим принципом медицинской деятельности, приближающим отечественную медицину к цивилизованным мировым стандартам.

Лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную тайну, наравне с медицинскими и фармацевтическими работниками с учетом причиненного гражданину ущерба несут за разглашение врачебной тайны дисциплинарную, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ, республик в составе РФ.

Исключение составляют случаи:

- обследования и лечения гражданина не способного из-за своего состояния выразить свою волю;

- при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

- по запросу органов следствия, прокуратуры, суда в связи проведением расследования или судебного разбирательства;

- в случае оказания помощи несовершеннолетнему до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей;

- при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий. Проблема врачебной тайны имеет и другой аспект: может ли (должна ли) быть у врача тайна от больного. Bо многих случаях такой вопрос не актуален, но он становится весьма острым при обнаружении неизлечимых недугов с близким летальным исходом.

Крайнее мнение состоит в том, что во всех критических ситуациях от больного следует скрывать правду; и если, например, онкологическому больному необходима операция, то eeможно обосновать наличием язвы, доброкачественной опухоли и т.д. Согласно другому мнению, правду о летальном диагнозе можно сообщать, но не веем больным, aлишь интеллигентным, сознательным, мыслящим, сильным людям. Третью точку зрения высказывают некоторые врачи и многие немедицинские работники, полагающие, что больной во всех случаях, включая летальный, имеет право знать все о состоянии своего здоровья.

Последняя точка зрения представляется наиболее верной, поскольку не следует забывать, что, например, хирургические операции (кроме неотложных) проводятся cсогласия больных (в отношении лиц моложе 16 лет, а также психических больных - cсогласия из родителей, опекунов, попечителей). Согласие может считаться данным, если больной получил информацию о диагнозе болезни, перспективе, степени операционного риска. Следовательно, от больного не может быть тайны, и врач обязан ему сообщить сведения о состоянии здоровья.

Процесс оказания медицинской помощи находится под контролем, который можно разделить на ведомственный и вневедомственный.

Система ведомственного контроля включает в себя оценку состояния и использования кадровых и материально-технических ресурсов лечебно-профилактических учреждений, экспертизу процесса оказания медицинской помощи конкретным пациентам, выявление врачебных ошибок. Ведомственный контроль качества медицинской помощи осуществляется экспертным путем должностными лицами лечебно-профилактических учреждений, клинико-экспертными комиссиями.

Инструментом оперативного контроля являются созданные министерством здравоохранения штабы и комиссии по контролю за организацией и качеством предоставляемой медицинской помощи, снижению детской и младенческой смертности, профилактике заболеваний, обеспечением лекарственными средствами.

Под системой вневедомственного контроля понимается оценка качества медицинской помощи субъектами, не входящими в систему здравоохранения. Например, лицензионно-аккредитационная комиссия осуществляет контроль за безопасностью медицинских услуг для пациентов и персонала, их соответствие установленным стандартам при проведении лицензирования и в процессе деятельности.

Нельзя также не отметить, что особенностью правового положения медицинского работника является тесная взаимосвязь между правами и обязанностями. Например, право на повышение профессиональной квалификации является одновременно и правом и обязанностью.

В связи с неразрывной взаимосвязью между правами и обязанностями медработника, с одной стороны, и неразрывности обязанностей врача и прав пациента контроль носит специфический характер. Обеспечивая выполнение обязанностей врача мы обеспечиваем тем самым соблюдение прав пациента. Исполнение своих обязанностей пациентом обеспечивает соблюдение прав медицинского работника.

1.7 Тайна корреспонденции и телефонно-телеграфных сообщений

Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений закреплено в пункте 1 статьи 8 Конвенции oзащите прав человека и основных свобод, где говорится: "Каждый человек имеет право на уважение… его корреспонденции".

Права на тайну переписки отражен в статье 3 Европейского Соглашения, касающегося лиц, участвующих в процедурах Европейского Суда по правам человека. Корреспонденция лиц, содержащихся под стражей и адресованная Европейскому Суду, должна направляться и доставляться без неоправданной задержки и искажения её содержания.

Итак, право на уважение корреспонденции является одной из гарантий реализации права на уважение частной и семейной жизни, что следует из сущности этого права и на что указывает наименование статьи 8 Конвенции.

Государством гарантируется право на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений, всякого рода информации oхарактере и содержании таких сообщений, в том числе справки, квитанции и иные документы, которые могут выдаваться предприятиями связи и его работниками. Информацию о содержании переписки (телеграфных сообщений, телефонных переговоров), oлицах, осуществляющих контакт с помощью органов связи, сведений о наличии или отсутствии корреспонденции (телефонного разговора) определенного лица. Bцелях сохранения тайны запрещается не только ознакомление посторонних лиц cсодержанием писем, телеграмм и телефонных переговоров, но и выдача каких-либо справок о них. Право на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений имеет абсолютный характер, которому соответствует пассивная обязанность неограниченного числа лиц воздерживаться от действий, нарушающих интересы гражданина, т.е. от ознакомления с почтово-телеграфной или радиокорреспонденцией без его согласия. На работников органов связи возлагается дополнительная обязанность не разглашать содержание переписки, телеграфных сообщений, которые стали известны им в силу служебных полномочий (например, при передаче телеграмм). В современных условиях, когда в силу объективных процессов технические каналы связи стали основными для передачи информации, решение данной проблемы приобретает чрезвычайную актуальность. В условиях бурного развития негосударственных систем связи (пейджинговая, сотовая телефонная, частные телекоммуникационные системы, предназначенные для межмашинного обмена) необходимо более глубокое вмешательство государства в правовое регламентирование защиты информации при использовании технических каналов связи. В этих целях необходима разработка правовых рычагов, обеспечивающих, в частности:

· выработку конкретных условий обеспечения тайны связи при создании и эксплуатации систем связи общего пользования;

· создание механизмов государственного контроля обеспечения тайны связи;

· создание условий для приобретения гражданами и юридическими лицами средств защиты информации для использования в каналах связи общего пользования;

· контроль со стороны уполномоченных государственных органов за качеством данных средств.

Все исключения, позволяющие нарушать данное право, установлены действующим законодательством. Например, корреспонденция осужденных подлежит цензуре, а посылки, передачи и бандероли - досмотру. С санкции прокурора либо по определению или постановлению суда производится наложение ареста на корреспонденцию и выемку ее в почтово-телеграфных учреждениях. Арест может быть наложен лишь на корреспонденцию подозреваемых, обвиняемых и связанных с ними лиц, и его продолжительность не может превышать срока предварительного следствия либо дознания. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства или других противоправных действий в отношении потерпевшего или свидетеля по заявлению этих лиц либо с их согласия с санкции прокурора или по определению суда может производиться прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов. При прослушивании переговоров, ведущихся с телефонов и переговорных устройств, может применяться видеозапись. Порядок прослушивания и звукозаписи определяется уголовно-процессуальным законодательством России. Участники прослушивания и звукозаписи предупреждаются об ответственности за разглашение ставших им известных сведений. О проведенном прослушивании и звукозаписи составляется протокол.

Глава 2. Характеристика форм и способов защиты гражданских прав, по Гражданскому кодексу РФ

2.1 Формы защиты гражданских прав

Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. Различают две основные формы защиты – юрисдикционную и неюрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных и оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, арбитражный, третейский суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По общему правилу, защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых интересов рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда. В тех случаях, когда конституционные права и свободы граждан нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ.

Bкачестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает, по общему правилу, иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. Bотдельных случаях средством судебной защиты заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба, в частности при обращении в Конституционный Суд РФ. Судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые особо указаны в законе.

Специальный порядок защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, в соответствии со ст. 11 КГ, следует признавать административный порядок их защиты. Он применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях. Bтаком порядке происходит, например, защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций от действий лиц, самоуправно занявших жилое помещение (ст. 99 ЖК). Средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

Bсоответствии с законом применяется смешанный, т.е. административно-судебный порядок защиты нарушенных гражданских прав. В этом случае потерпевший, прежде чем предъявить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления. В таком порядке разрешаются, например, отдельные споры патентного характера, некоторые дела, возникающие из правоотношений в сфере управления, и др.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия гражданин организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам. Bновом ГК указанные действия объединены в понятие самозащита гражданских прав и рассматриваются в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК). Самозащита гражданских прав с теории – это форма их защиты, допускаемая тогда, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных правоохранительных органов. Bрамках этой формы защиты обладатель нарушенного или оспариваемого права может использовать различные способы самозащиты, которые должны быть соразмерны нарушению им не выходит за пределы действий, необходимых для его пересечения (ст. 14 ГК). К допускаемым мерам самозащиты относятся, в частности, действия лица в состоянии необходимой обороны (ст. 1066 ГК) и крайней необходимой обороны (ст. 1067 ГК), применение к нарушителю так называемых оперативных санкций, например, отказ совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента (отказ оплаты, от передачи вещи и т.п.), поручение выполнения работы, не сделанной должником, другому лицу за счет должника (ст. 397 ГК) и некоторые другие действия.

Защита гражданских прав и охраняемых законом интересов обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты.

2.2 Способы защиты гражданских прав

Способы защиты представляют собой комплекс мер, применяемых в целях обеспечения свободной реализации субъективных прав. В комментируемой статье перечислено 12 способов защиты гражданских прав, но этот перечень не является исчерпывающим, поскольку допускается возможность использования и других способов при условии, что это предусмотрено законом.

Конкретные способы защиты гражданских прав по выбору управомоченного могут применяться как индивидуально, так и в сочетании.

Исключение составляют случаи, когда в силу прямого указания закона или исходя из характера нарушенного (оспариваемого) права оно может защищаться только определенным способом.

Способы защиты гражданских прав в зависимости от порядка их реализации могут быть разделены на три группы: 1) применяемые только судами, а в некоторых случаях и иными уполномоченными государственными органами, что предполагает необходимость обращения к ним с просьбой о защите посредством конкретного способа (признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, пресечение действий, нарушающих право, и др.); 2) применяемые участником правоотношения самостоятельно (самозащита, прекращение правоотношения путем одностороннего отказа от исполнения обязательства, если такая возможность предусмотрена законом или договором, и др.); 3) применяемые как с помощью судебных органов, так и самостоятельно (возмещение убытков, взыскание неустойки и др.).

Признание права в качестве способа защиты осуществляется в судебном порядке, ибо только суд, как юрисдикционный орган, может подтвердить наличие или отсутствие у лица спорного права. Признание права применяется в случаях, когда субъективное гражданское право у лица фактически имеется, но его наличие кем-то отрицается, в связи с чем возник или может возникнуть спор.

В большинстве случаев требование о признании нарушенного или оспариваемого права является необходимой предпосылкой, обеспечивающей принудительное исполнение других требований. Так, предъявлению требования о регистрации права собственности на недвижимое имущество может предшествовать заявление в суд иска о признании на него права собственности, предъявлению требования о вселении - заявление иска о признании права пользования нежилым помещением. Вместе с тем признание права может иметь и самостоятельное значение, например признание авторства на произведения литературы, науки, искусства, на изобретения и др.

На практике достаточно распространены иски об исключении имущества из описи (об освобождении от ареста), рассмотрение которых предполагает и разрешение спора о признании права собственности на имущество. В судебной практике правовая сущность таких исков определяется неоднозначно. Одни суды квалифицируют иск об исключении имущества из описи как особую разновидность иска о признании права собственности, другие - как самостоятельное требование. Так, суд отказал в иске об исключении имущества из описи только на том основании, что истец не заявил требования о признании права собственности на это имущество.

Если право субъекта никем не оспаривается, но документальные подтверждения его наличия отсутствуют, признание права может осуществляться посредством установления фактов, имеющих юридическое значение, на основании ст. 264 ГПК РФ и ст. 30 АПК РФ.

Такой способ защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, направлен на ликвидацию последствий правонарушения и применим лишь тогда, когда восстановление права возможно в натуре. Примерами применения данного способа защиты могут быть истребование вещи из чужого незаконного владения по виндикационному иску (ст. 301 ГК), принуждение лица, осуществившего самовольную постройку на чужом земельном участке, к ее сносу (абз. 2 п. 2 ст. 222 ГК) и др.

Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения, как самостоятельный способ может эффективно применяться только в условиях, когда существует реальная возможность не только прекратить длящееся правонарушение, но и исключить в дальнейшем его повторение обязанным лицом. Этот способ может использоваться собственником, защищающим свое право от действий, не связанных с лишением владения, посредством подачи негаторного иска (ст. 304 ГК РФ), при опасности причинения вреда в будущем - путем предъявления иска о запрещении деятельности, создающей такую опасность (п. 1 ст. 1065 ГК РФ), и др.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки в качестве защиты гражданских прав осуществляются в соответствии со ст. 166 - 181 ГК РФ.

Требования о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности могут быть заявлены в суд только лицами, указанными в законе. К примеру, при совершении юридическим лицом сделки, выходящей за пределы его правоспособности, таким правом обладают само юридическое лицо, его учредители (участники) или государственный орган, осуществляющий контроль и надзор за его деятельностью (ст. 173 ГК РФ).

Что касается ничтожных сделок, то их недействительность настолько очевидна, что не требует признания этого факта судом. Вместе с тем возможность заявления требований о недействительности ничтожной сделки прямо ГК не исключается. В этой связи при предъявлении подобных исков суды разрешают их в общем порядке, указывая в мотивировочной части решения на ничтожность сделки. Требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом. Кроме того, суд вправе применить их и по собственной инициативе в целях защиты чьих-то нарушенных субъективных прав (п. 2 ст. 166 ГК РФ).

Такой способ, как признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, предполагает возможность гражданина или юридического лица, гражданские права и интересы которого нарушены изданием не соответствующего закону или иному правовому акту административного акта, а в предусмотренных законом случаях - и нормативного акта, обжаловать их в суд (ст. 13 ГК РФ).

В соответствии с законом указанные акты могут быть обжалованы и в административном порядке (ст. 11 ГК РФ).

Самозащита предполагает самостоятельное совершение действий управомоченным лицом в целях предотвращения или пресечения правонарушения, а также ликвидации его последствий. Характерным для данного способа защиты является то, что он применяется лицом без обращения в юрисдикционные органы (ст. 14 ГК).

Присуждение к исполнению обязанности в натуре, именуемое обычно реальным исполнением, предполагает совершение должником тех действий, 3 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ N 6/8. которые составляют содержание его обязанности в обязательственном правоотношении (оказание услуг определенного вида, передача вещи, выполнение работ и т.п.).

Данный способ защиты может применяться кредитором, если возможность реального исполнения сохранилась. Так, при неисполнении обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность (иное вещное право) или в возмездное пользование кредитор вправе потребовать отобрания вещи у должника и ее передачи на предусмотренных обязательством условиях. Однако это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления (ст. 398 ГК РФ).

При применении наряду с присуждением к исполнению обязанности в натуре таких способов защиты, как взыскание неустойки и возмещение убытков, следует учитывать нормы ст. 396 ГК РФ, устанавливающей их соотношение. В частности, при ненадлежащем исполнении обязательства помимо требования о его реальном исполнении могут быть заявлены требования о возмещении убытков и взыскании неустойки. Напротив, при невыполнении обязательства к должнику, возместившему кредитору убытки и уплатившему неустойку, требования об исполнении обязанности в натуре предъявляться не могут (ст. 396 ГК РФ).

Взыскание неустойки и возмещение убытков, признаваемые комментируемой статьей самостоятельными способами защиты, одновременно являются и мерами гражданско-правовой ответственности, в связи с чем при их применении должны учитываться нормы гл. 25 ГК РФ.

Кроме того, неустойка в силу ст. 329 ГК РФ является способом обеспечения исполнения обязательств, ибо стимулирует должника к надлежащему и реальному выполнению обязанностей. Взыскание неустойки в качестве способа защиты может применяться, когда такая возможность установлена законом или договором (ст. 330 – 333 ГК РФ). Что касается убытков, то требование об их возмещении в полном объеме может быть заявлено при нарушении любых прав, если законом или договором не предусмотрено иное (ст. 15, 393 ГК РФ). Для случаев применения потерпевшим этих двух способов защиты одновременно действуют специальные правила об их соотношении (ст. 394 ГК РФ).

Неустойка и убытки могут быть уплачены добровольно либо взысканы в судебном порядке по иску лица, чьи права нарушены. В качестве возможного способа защиты комментируемая статья называет компенсацию морального вреда, под которым понимаются физические и нравственные страдания. Исходя из положений ст. 151 ГК РФ, использовать данный способ защиты могут только граждане при нарушении их личных неимущественных прав либо нематериальных благ. При нарушении имущественных прав моральный вред подлежит компенсации лишь в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Моральный вред возмещается в денежной форме в размере, устанавливаемом судом. Основания компенсации морального вреда и обстоятельства, учитываемые при определении ее размера, закреплены в ст. 151 и ст. 1099 - 1101 ГК РФ.

Прекращение и изменение правоотношения допустимы лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. Применение данного способа защиты в большинстве случаев позволяет обеспечить реальную возможность осуществления субъективного права лица, заинтересованного в преобразовании правоотношения.

Прекращение и изменение правоотношения в связи с нарушением или оспариванием гражданских прав возможно по соглашению его субъектов (см. п. 1 ст. 450 ГК РФ, который применим и к случаям, когда имело место 4 СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140. правонарушение одной из сторон договора), по требованию одной из сторон (например, при существенном нарушении договора поставки поставщиком или покупателем в силу ст. 523 ГК РФ, при применении на основании ст. 410 ГК РФ зачета встречных требований в условиях, когда контрагент совершил правонарушение) либо по решению суда (например, при существенном нарушении договорных обязательств в порядке п. 2 ст. 450 ГК РФ). В качестве особого способа защиты ГК РФ предусматривает неприменение судом противоречащего закону акта государственного органа или органа местного самоуправления. Под актом в данном случае следует понимать как нормативный, так и ненормативный (индивидуальный) акт, адресованный конкретному лицу или группе лиц. При этом исключается возможность неприменения судом закона, поскольку основанием использования рассматриваемого способа защиты является противоречие акта закону.

Основой для закрепления данного способа защиты в комментируемой статье является ст. 120 Конституции РФ, предусматривающая обязанность суда, установившего несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимать решение в соответствии с законом. Это правило конкретизировано в ст. 11 ГПК РФ и ст. 13 АПК РФ.

Суд общей юрисдикции, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего большую юридическую силу (п. 2 ст. 11 ГПК РФ).

Аналогичный подход закреплен в АПК РФ. Таким образом, и суд общей юрисдикции, и арбитражный суд вправе не применять любой нормативный акт, в том числе закон. Однако, если при рассмотрении дела арбитражный суд придет к выводу о противоречии закона Конституции РФ, он не вправе не применять закон, а должен обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке его конституционности (ч. 3 ст. 13 АПК РФ).

Что касается ненормативных актов государственных органов и органов местного самоуправления, то в случае их противоречия закону лицо, чьи гражданские права нарушены, должно избрать иной способ защиты. В соответствии с общими правилами о подведомственности дел оно может обратиться в суд общей юрисдикции либо в арбитражный суд с заявлением об оспаривании ненормативного акта в порядке ст. 254 ГПК РФ или ст. 198 АПК РФ.

Следует отметить, что при неприменении судом акта, осуществленном при рассмотрении конкретного дела, даже в случае установления его незаконности он теряет юридическую силу только применительно к этому делу, а не вообще.

Иные способы защиты гражданских прав, не названные в комментируемой статье, но допускаемые законом, предусмотрены в общих положениях об обязательствах и в отдельных институтах обязательственного права. Так, самостоятельными способами защиты являются: возможность приостановления исполнения обязательства при неисполнении контрагентом встречного обязательства (ст. 328 ГК РФ, п. 5 ст. 486, п. 2 ст. 487 ГК РФ); возможность кредитора при неисполнении должником обязательства по передаче вещи, выполнению работ, оказанию услуг поручить его исполнение третьим лицам или выполнить его своими силами с отнесением всех необходимых расходов на должника (к ст. 397 ГК РФ, ст. 520 ГК РФ) и др.


Глава 3. Анализ судебной практики гражданско-правовой охраны неприкосновенности и тайны личной жизни

3.1 Потребность в судебной защите прав и свобод человека

Защита гражданских прав – одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, без уяснения которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовой санкции, механизме их реализации и других вопросах.

Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы (ст. 3 ГПК). Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес является очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями. В самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному. Одновременно охраняемые интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса.

Общеизвестно, что российские суды перегружены. Значительная часть дел в судах общей юрисдикции, в Конституционном Суде Российской Федерации, в конституционных и уставных судах субъектов Российской Федерации связана с защитой прав и свобод российских граждан. С одной стороны, можно констатировать, что российские граждане, иностранные граждане и лица без гражданства смелее потянулись в суд, но, с другой стороны, - это говорит о возрастании поводов для обращения в суд. С чем это связано и чем это может быть вызвано?

Юридический механизм защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина, установление правовых гарантий их защиты должны базироваться, как минимум, во-первых, на комплексной системе принципов и стандартов, зафиксированных в основополагающих документах и нормах права. Конституционные права и свободы и их конституционные гарантии, отвечающие основным требованиям международных правовых актов о правах и свободах человека, содержатся в статьях 2, 8, 14 Конституции Российской Федерации (основные свободы), в статьях 17 и 18 (признание и гарантия прав и свобод) в статьях 20, 21, 22, 23, 24, 26, 27, 28, 29, 34, 38 (личные права) в статьях 40, 34, 35, 36, 37, 39, 40, 41 (социальные и экономические права), в статьях 29, 30, 31, 33, 34, 40, 63 (политические права), статьях 43 и 44 (культурные права), статьях 45, 46, 47 , 48, 50, 61 (право на защиту своих прав и свобод).

Во-вторых, юридический механизм защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина должен объективно отражать развитие российского и международного законодательства о защите прав и свобод, систему взглядов ученых на формирование универсальной межгосударственной концепции прав человека, учитывать тенденции и закономерности практики ее применения во всех сферах общественных отношений.

В-третьих, взаимоотношения всех субъектов защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина должны строиться на более высокой и ответственной правовой культуре.

Потребность в судебной защите прав и свобод возникает у человека, как правило, в случаях их нарушения или возникновения опасности их нарушения вследствие незаконных, противоправных действий лиц или органов, применения законодательных (подзаконных) норм, противоречащих конституционному принципу признания прав человека и гражданина, его чести и достоинства наивысшей абсолютной ценностью. Создание препятствий на пути реализации своих прав и свобод из-за несоответствия действующих положений законодательных (подзаконных) актов конституционным нормам, неисполнение конституционной юридической обязанности одной из сторон правоотношений, правовой нигилизм отдельных руководителей государственных структур, как на федеральном, так и на региональном уровнях, а равно отдельных должностных лиц и, зачастую, их низкая правовая культура и исполнительская дисциплина приводит к необходимости расширения возможностей механизма защиты прав граждан в суде (в том числе, Конституционном Суде Российской Федерации и органах международного правосудия), формирования подробной и согласованной модели поведения, закрепленный в правовой форме и охватывающей все этапы охраны, восстановления и защиты прав граждан, в том числе, государственных служащих и иных работников.

Особенно следует обратить внимание на недостаточную эффективность действующей на сегодняшний день нормативно-правовой системы юридической защиты прав и свобод российских граждан (государственных служащих и иных работников). Это вызвано отсутствием законодательно закрепленной ответственности надлежащего уровня субъектов этих отношений за нарушение конституционных прав (со стороны государства, конкретных руководителей федеральных и региональных государственных органов власти и иных должностных лиц), а также за неисполнение обязанностей, связанных с охраной и защитой прав граждан. Такая пробельность законодательства особенно недопустима, учитывая тот факт, что вынесенные решения суда по защите прав граждан на практике не всегда своевременно и должным образом исполняются. И, что особенно нетерпимо, – такое неуважение к решениям суда иногда наблюдается у высоких должностных лиц и государственных служащих, призванных по долгу службы обеспечивать исполнение законов и соблюдение приоритета прав человека по всем вопросам.

3.2 Судебная практика

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, рассмотрев по требованию гражданина А.В. Кирьянова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

Письмом заместителя начальника филиала учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимость в Неклиновском районе Ростовской области от 9 августа 2007 года адвокату А.В. Кирьянову было отказано в предоставлении по адвокатскому запросу копий правоустанавливающих документов на том основании, что пункт 3 статьи 7 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не предоставляет адвокатам права запрашивать такую информацию. Руководители Таганрогского филиала ЗАО "АКБ "Русславбанк" и Таганрогского отделения Сбербанка России отказали А.В. Кирьянову в предоставлении информации о движении средств по счетам третьих лиц, сославшись на статью 857 ГК Российской Федерации и статью 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", гарантирующих банковскую тайну. Письмом от 16 марта 2006 года и.о. заместителя председателя Таганрогского городского суда А.В. Кирьянову в предоставлении информации о наличии в суде определенного гражданского дела отказано на основании статей 34 и 35 ГПК Российской Федерации, предоставивших право на получение подобной информации только лицам, участвующим в деле, к числу которых ни А.В. Кирьянов, ни его доверитель не относятся.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Кирьянов оспаривает конституционность статей 34 и 35 ГПК Российской Федерации, пункта 3 статьи 7 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", пунктов 1 и 2 статьи 857 ГК Российской Федерации и статьи 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности". По мнению заявителя, эти нормы, как не устанавливающие обязанность уполномоченных органов и лиц предоставлять адвокату по его запросу требуемую ему информацию, противоречат подпункту 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", закрепляющей право адвоката собирать сведения по предмету оказания юридической помощи, и тем самым нарушают право граждан на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированное статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Федерального конституционного закона.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Кирьяновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Оспариваемые им законоположения закрепляют состав лиц, участвующих в деле, их права и обязанности, в том числе право заявлять ходатайства об истребовании доказательств; перечень лиц, которым в установленном законом порядке предоставляются сведения о государственной регистрации прав, относя к их числу не только правообладателя и его законного представителя, но и лиц, получивших от них доверенность; гарантии тайны банковского счета и банковского вклада, а также операций по счету и сведений о клиенте, предоставляя право на получение сведений, составляющих банковскую тайну, самим клиентам или их представителям.

Из их содержания следует, что сами по себе они не могут нарушать конституционное право граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Проверка же законности действий должностных лиц учреждения юстиции, банков и суда по их применению в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона " Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кирьянова Александра Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Разберем дело, касаемо усыновления (удочерения).

Гражданин Б. 11 июля 2003 г. обратился в суд с заявление об установлении удочерения ребенка своей супруги несовершеннолетней Б. В судебное заседание, назначенное на 12 августа 2003 г., заявитель не явился, от него поступило заявление о рассмотрении дела в его отсутствие и об удовлетворении его требований в связи с нахождением в длительной командировке. В соответствии с законом определением судьи рассмотрение дело было отложено, при этом суд указал, что дела об установлении усыновления рассматриваются с обязательным участием заявителей. Анализ данной категории дел показал, что в соответствии со статьей 273 ГПК РФ, в случае, когда усыновляемый ребенок достиг четырнадцатилетнего возраста, заявление об усыновлении рассматривалось с обязательным участием этого ребенка.

Так, по делу по заявлению H. об установлении усыновления к участию в деле привлечен усыновляемый ребенок - несовершеннолетний У., 1 апреля 1989 г.р. В судебном заседании несовершеннолетний У. заявил о согласии на его усыновление H., поскольку считает его своим отцом. С учетом всех исследованных в судебном заседании обстоятельств дела, судом вынесено решение об удовлетворении заявленных требований H.

Согласно статье 274 ГПК РФ суд, удовлетворив заявление об установлении усыновления, может отказать в части удовлетворения просьбы усыновителей об изменении даты и места рождения ребенка.

Как правило, вопрос об изменении даты рождения ребенка заявителями по изученным делам не ставился. Между тем, если такие требования заявлены, то они рассматриваются судами в соответствии со статьей 135 Семейного Кодекса РФ.

Так, в Верховный Суд обратились граждане США супруги Ш. с заявлением об установлении усыновления несовершеннолетней Б., 23 августа 1993 г.р., при этом они просили об изменении даты рождения ребенка на 23 августа 1995 г. Верховный Суд республики удовлетворил заявленные требования об установлении усыновления, в удовлетворении требования об изменении даты рождения ребенка отказал, указав при этом, что согласно статьи 135 Семейного Кодекса РФ изменение даты рождения усыновленного ребенка допускается не более чем на три месяца и только при усыновлении ребенка в возрасте до года.

Между тем, обобщением выявлены случаи несоблюдения судами норм как материального, так и процессуального права.

Судами при рассмотрении данной категории дел не всегда выполняется требование статьи 129 Семейного Кодекса РФ о получении необходимого согласия родителей (одного из родителей) ребенка на усыновление.

Так, P. обратился в суд с заявлением об установлении удочерения ребенка своей супруги несовершеннолетней Б., указав при этом, что ее отец, Б., не принимает участия в воспитании девочки 4 года. Суд, удовлетворив требования истца, указал, что в силу статьи 130 Семейного кодекса РФ, при уклонении родителей ребенка от его воспитания и содержания, согласие родителей не требуется. Между тем, с выводом суда о неуважительности причин уклонения от воспитания и содержания ребенка отцом Б. согласиться нельзя, поскольку он сделан формально и основан только на утверждениях заявителя P. и его супруги, суд не поставил в известность о возбуждении гражданского дела об установлении удочерения несовершеннолетней Б. отца ребенка, не предложил органу опеки и попечительства в соответствии с частью 2 статьи 272 ГПК РФ выяснить согласие отца девочки на ее удочерение.

Представляется, что такая позиция суда нарушает принцип равенства прав родителей в отношении своих детей, предусмотренный ст. 61 Семейного Кодекса РФ.

По мнению судебной коллегии, по всем делам об установлении усыновления ребенка отчимом (мачехой), в случае, когда у усыновляемого ребенка имеется отец (мать) и местонахождение его известно, суду необходимо извещать его о возбуждении гражданского дела об установлении усыновления ребенка.

В соответствии со статьей 130 Семейного кодекса РФ не требуется согласие родителей ребенка на его усыновление в случаях, если они неизвестны или признаны судом безвестно отсутствующими; признаны судом недееспособными; лишены родительских прав; по причинам, признанным судом неуважительными, более шести месяцев не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания.

По ряду дел судами фактически было установлено наличие обстоятельств, предусмотренных указанной нормой материального закона, однако при удовлетворении требований заявителей суды не приводили в решении доводы в обоснование вывода об отсутствии необходимости истребования согласия родителей на усыновление.

Такие нарушения закона были допущены при рассмотрении дел по заявлениям Б., К., Р. и П.

Не всеми судами соблюдаются требования процессуального закона, предусмотренные статьей 273 ГПК РФ о рассмотрении дел с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства.

Изучение судебной практики показало, что судами при рассмотрении дел данной категории в основном обеспечивалось равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, деловой репутации и неприкосновенности частной жизни, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами, с другой стороны. При этом суды руководствовались не только нормами российского законодательства, но и учитывали правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (прежде всего - ст. 10). Кроме того, руководствовались разъяснениями, данными Пленумом Верховного Суда РФ в постановлениях от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации".

В ряде случаев суды ссылались на Декларацию о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации.

Изучение показало, что частная жизнь публичных лиц нередко подвергается посягательствам, становится выгодным товаром для определенных кругов средств массовой информации.

Вместе с тем публичность граждан, исходя из равенства всех перед законом (ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации), не влияет на подход суда при решении вопросов о правах, обязанностях и ответственности, закрепленных в нормативных правовых актах Российской Федерации.

Согласно п. 2 ст. 150 ГК РФ неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, иные перечисленные в этой норме личные неимущественные права и другие нематериальные блага защищаются в соответствии с Кодексом и другими законами в случаях и порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и в тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Материалы проведенного обзора показали, что судами рассматривались дела о защите нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 ГК РФ, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами и распространение которых причинило моральный вред, несмотря на то, что эти сведения соответствовали действительности.

Так, например, поступил Останкинский районный суд г. Москвы при вынесении 15 ноября 2008 г. решения по иску граждан П. и К. к ЗАО "Проф-Пресс" о защите тайны личной жизни, взыскании компенсации морального вреда, причиненного публикацией биографического досье истцов, а также статьей в газете "Экспресс газета". Согласия на публикацию сведений, носящих личный характер, истцы не давали и непосредственно ответчику указанных сведений не сообщали. Кроме того, в заголовке статьи использовано имя одного из истцов не в связи с профессиональной деятельностью. Учитывая это, суд правомерно признал, что данной публикацией нарушено право истца на личное имя. При определении размера компенсации суд учел степень нравственных страданий истцов.

Этим же печатным изданием было допущено неправомерное вторжение в частную жизнь гражданина А. двумя публикациями, в которых без согласия истца распространены сведения о нем, его бывшей жене и других близких знакомых. Останкинским районным судом г. Москвы 17 мая 2008 г. вынесено решение, которым признано, что данными публикациями нарушена тайна личной и семейной жизни истца. С ответчика в пользу истца взыскана компенсации морального вреда.

Останкинским районным судом г. Москвы 11 ноября 2008 г. был также обоснованно удовлетворен иск П. к ЗАО "Проф-Пресс". Основанием для обращения в суд явилась публикация в той же газете статьи, сопровожденной фотографическим изображением истца, который был искажен автором статьи. Содержание анонса статьи, фотография, дополненная искусственным внесением пороков кожи, по мнению истца, нарушает его право на тайну личной жизни, а также на личное изображение, поскольку оно не соответствует действительному изображению.

Ответчик, считая свои действия правомерными, пояснил, в частности, что изображение П. представляет собой отредактированную фотографию истца, которая является частью его творческой деятельности. Публикуя информацию об истце, редакция газеты реализовала свое право на информацию, гарантированную п. 3 ст. 17 и п. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации.

Оценив опубликованную ответчиком статью, фотографическое изображение истца, суд признал нарушением нематериальных благ истца публикацию его искаженного фотографического образа, поскольку любое изображение публично известного лица основано на принципе узнаваемости, а такая публикация направлена на подмену сформировавшегося личного образа истца вымышленным образом, сделанным журналистом. Доводы ответчика о творческом подходе к видению проблем не подтвердились в судебном заседании. Под творчеством понимается создание нового произведения, тогда как в рассматриваемом случае имеет место искажение изготовленного ранее произведения.

По изученным делам имели место также случаи распространения средствами массовой информации сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство, доброе имя и деловую репутацию публичных лиц.

Статья 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда.

Пресненский районный суд г. Москвы решением от 29 апреля 2009 г. обоснованно удовлетворил иск К. к ООО "Спид-Инфо" и автору статьи о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда.

В судебном заседании было установлено, что истец никогда не был знаком с лицом, у которого корреспондент издания брал интервью. Кроме того, поскольку оспариваемые сведения касаются не только лица, давшего согласие на публикацию, но и истца, автор статьи должен был получить согласие на опубликование материала у истца, а также удостовериться в действительности сообщаемых сведений. Это автором не было сделано.

Суд обязал ООО "Спид-Инфо" опровергнуть сведения в установленном законом порядке, а в счет компенсации морального вреда взыскал с общества и с автора статьи определенную сумму.

Воспользовавшись своим правом на судебную защиту, Б. обратился в Таганский районный суд г. Москвы с иском к ООО "Арбат энд Ко", редакции журнала "АрбатПрестиж ТелеГид" о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, указав, что в рубрике журнала "Холостяки под прицелом" была опубликована статья, в которой распространены оскорбительные сведения, которые, по мнению автора статьи, якобы имели место и которыми истец публично гордился. Между тем распространенные сведения не соответствуют действительности, порочат его честь, достоинство, деловую репутацию и причиняют ему нравственные страдания.

В решении от 31 октября 2009 г. Таганский районный суд г. Москвы правильно указал, что B. является публичным лицом, поэтому любая информация, касающаяся истца, тут же подхватывается средствами массовой информации и обсуждается миллионами граждан. Общеизвестным фактом является его профессиональная и благотворительная деятельность, в связи с чем распространение сведений, не соответствующих действительности, влечет негативные последствия для его деловой репутации.

Признав требования обоснованными, суд обязал ООО "Арбат энд Ко" опровергнуть сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, в течение десяти дней со дня вступления решения в законную силу и взыскал сумму в возмещение морального вреда.

Судебная практика показала, что при рассмотрении дел о защите чести, достоинства, деловой репутации по искам лиц, являющихся политическими деятелями, а также лиц, занимающих те или иные должности в органах государственной власти или местного самоуправления, суды учитывали ст. ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы. Как следует из содержания этих статей, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Исходя из этих положений Советский районный суд г. Уфы решением от 22 марта 2009 г. правильно отказал в иске М. к государственному унитарному предприятию Республики Башкортостан Редакция газеты "Уфимские известия" и к X. о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда. В судебном заседании было установлено, что истец является главой муниципального образования и опубликованная статья носит оценочный, иронический характер, представляет собой субъективное мнение автора о перспективах новых выборов главы муниципального образования, в случае участия в них истца. Приведенные в статье суждения невозможно проверить на предмет их действительности, и, следовательно, они не могут быть предметом опровержения.

Суд пришел к выводу, что автором статьи были подняты вопросы, представляющие в г.Уфе общественный интерес. Выбранная им форма и содержание статьи направлены на привлечение общественного внимания к проблеме административной реформы.

Требование о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также других нематериальных благ, как правило, сопровождается требованием о компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться личность истца, его общественное положение, занимаемая должность; личность ответчика и его материальное положение; содержание порочащих сведений и их тяжесть в общественном сознании; количество экземпляров печатного издания и его влияние на формирование негативного мнения об истце у жителей региона, населенного пункта; нравственные и физические страдания истца; конкретные негативные последствия, наступившие для истца в результате распространения сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию; требования разумности и справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

В основном суды при определении размера о компенсации морального вреда учитывают приведенные обстоятельства.

Однако имели место случаи необоснованного, занижения судами размера компенсации за моральный вред, невыполнения требований разумности и справедливости.

Так, решением от 17 мая 2009 г. Останкинским районным судом г. Москвы взыскана с ЗАО "Проф-Пресс" в пользу А. сумма в счет компенсации морального вреда. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 октября 2008 г. данное решение отменено. При новом рассмотрении дела решением Останкинского районного суда г. Москвы от 22 декабря 2008 г. взысканная с ответчика в пользу истца сумма в счет денежной компенсации морального вреда удвоена. При определении размера этой суммы суд учел, что следствием вмешательства ответчика в частную жизнь истца последний помимо нравственных испытал и физические страдания. После публикации у истца настолько ухудшилось самочувствие, что он вынужден был прервать работу и обратиться в лечебное учреждение.

Вместе с тем заявленная истцом к взысканию сумма в размере 30 млн. рублей судом признана не соответствующей требованиям разумности и справедливости и направленной на прекращение деятельности средства массовой информации.


Заключение

В современной юридической науке, как и в действующем законодательстве, не существует единого понимания права на неприкосновенность частной жизни. Нет и четкого определения понятия "частная жизнь". Некоторые специалисты в области права исходят из того, что право на неприкосновенность частной жизни прямо связано coсвободой мысли, совести и религии, свободой выражения своего мнения, свободой собраний и ассоциаций, правом создавать семью. Другие включают в право на уважение частной жизни право располагать собой, право на тайну частной жизни и тайну корреспонденции, право на защиту личности и право на уважение к личному статусу.

Общей же во всех исследованиях является мысль о том, что право на неприкосновенность частной жизни, подобно праву собственности или авторскому праву, является сложным по составу правовым институтом и состоит из отдельных правомочий индивида. Перечень этих правомочий, закрепленный в законах и международных нормативных правовых актах, не является исчерпывающим, прежде всего, в силу постоянного развития общественных отношений.

Отсутствие в федеральном законодательстве указания на конкретное субъективное право не означает отсутствия самого правомочия, поскольку оно закреплено в нормах международного права, участником которых выступает Россия. "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах", - так начинается Всеобщая Декларация прав человека (ст. 1). Свобода каждого не требует законодательных дозволений и разрешений, но равенство в достоинстве и правах с другими предполагает ограничение степени своей личной свободы свободой других. Неприкосновенность частной жизни и уважение к ней есть одно из проявлений личной свободы и ее ограничения.

Всеобщая Декларация прав человека устанавливает: "Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств" (ст. 12).

Практически в том же контексте данная норма изложена в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 17).

В Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 8) указывается, что каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права, за исключением случаев, установленных законом.

Эти же положения прямо закреплены в Конституции РФ: "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умалений" (ст. 21). "Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность"" (ст. 22). "Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения" (ст. 23). "Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются" (ст. 24). "Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения" (ст. 25).

Таким образом, объектом права здесь выступает неприкосновенность частной жизни каждого гражданина, которая включает в себя:

- право на свободу располагать собой (в том числе находиться без контроля с чьей-либо стороны);

- право на тайну частной жизни (личная тайна, семейная тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений);

- право на защиту личности (защита своего имени; защита своей чести, достоинства и деловой репутации; защита своей национальной принадлежности; защита права на пользование родным языком и свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества);

- право на защиту жилища (неприкосновенность жилища);

- право на тайну голосования.

Закон призван закрепить наиболее важные гарантии тайны личной жизни и определить границы проникновения в нее со стороны иных лиц.

Законодательство трактует тайну как определенного рода сведения, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб интересам ее обладателя. Тайну личной жизни можно определить как сведения (информацию) о различных сторонах индивидуальной жизнедеятельности человека, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб гражданину.

Тайна личной жизни охватывает различные стороны индивидуальной жизнедеятельности человека (интимные стороны, привычки и наклонности, здоровье, физические и физиологические особенности, средства личного общения, совершаемые человеком юридически значимые действия, финансовые дела и т.п.). В связи с этим право на тайну личной жизни включает в себя: тайну личной информации, усыновления, корреспонденции и телефонно-телеграфных сообщений, следственных, нотариальных действий и иных действий юрисдикционных органов, медицинскую и адвокатскую тайну.

Как мы видим, в современном российском обществе, которое активно создает систему рыночной экономики, проблема защиты гражданских правстоит достаточно остро. От эффективности действий по защите своихсубъективных прав, в конечном счете, зависит успех коммерческой деятельности как физических, так и юридических лиц, что является важнымпоказателем для всей экономики государства.

К сожалению, законодатель недостаточно подробно регламентирует осуществление конкретных способов защиты права (в частности, Гражданский кодекс не регламентирует порядок осуществления и пределы самозащиты, а лишь указывает, что такой способ защиты права допускается).

Нередки и расхождения норм законодательства с мнением авторитетных ученых-теоретиков (например, законодатель относит самозащиту права кспособам защиты гражданских прав, в то время как отдельные цивилисты считают ее не способом, а формой защиты).

Достаточно актуален для нашего общества и вопрос о пределахзащиты гражданских прав. Необходимо четко представлять себе (особенно при осуществлении неюрисдикционных способов защиты) ту грань, которая отделяет защиту субъективного права от самоуправства. В обратном случаелицо, чье право было нарушено, рискует тем, что его действия могут быть расценены как злоупотребление правом. Пределы защиты гражданских прав должны быть четко обозначены, защита лицом своего субъективного права не должна нарушать субъективных прав и интересов других лиц.

Список литературы

неприкосновенность право гражданский тайна

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации принятая всенародным голосованием от 12.12.1993 г.( с учётом поправок внесённых Законом РФ о поправках Конституции РФ от 30.12.2008 №7-ФКЗ) // №7, 21.01.2009.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ ред. от 27.12.2009.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 N 146-ФЗ ред. от 30.06.2008

4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 №137-ФЗ Российская газета 20.11.2002 № 220 (последние изменения внесены от 9 февраля 2009 г. N 7-ФЗ).

5. Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) от 30.12.2001 № 195-ФЗ ред. от 05.04.2010.

6. Семейный кодекс РФ от 29.12.1995 № 223-ФЗ Российская газета от 27.01.1996 г. № 17. (последние изменения внесены 30 июня 2008 № 106-ФЗ).

7. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ ред. от 07.04.2010

8. Закон РФ от 20 февраля 1996 г. " О внесении дополнения в ч. 1 ГК РФ" \ Собр. Зак-ва.1996., № 9.

9. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (ГПК РФ) // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

10. Налоговый Кодекс РФ" (НК РФ) Часть 1 от 31.07.1998 № 146-ФЗ ред. от 09.03.2010

11. Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных"// Парламентская газета, N 126-127, 03.08.2006.

12. Федеральный закон РФ от 31.05.2002 года № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"//Собрание законодательства РФ. 10.06.2002. № 23. Ст.2102.

13. Федеральный закон РФ "О налоговых органах Российской Федерации" от 21.03.1991 №943-1 ред. от 27.07.2006 №137-ФЗ.

14. Закон РФ от 28.06.1991 года № 1499-1 "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации"//Ведомости СНД и ВС РСФСР. 04.07.1991. № 27. Ст.920.

15. Указ Президента РФ от 06.03.1997 года № 188 "Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера"//Собрание законодательства РФ. 10.03.1997. № 10. Ст.1127.

16. Постановление Верховного Совета РФ от 22.11.1991 года № 1920-1 "О декларации прав и свобод человека и гражданина"//Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 26.12.1991. № 52. Ст.1865.

17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.1993 года №13 "О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 3.

18. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 года № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"//Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1.

19. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и законодательство и правоприменительная практика Российской Федерации (сравнительный анализ)/Авт. коммент.: Е.А. Лукашева, Н.Г. Салищева, И.А. Ледях. Совет Европы, Институт европейского права МГИМО МИД РФ, ИГП РАН. – М.: 1997.

20. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (утв. ВС РФ 22.07.1993 года № 5487-1)//Ведомости СНД и ВС РФ. 19.08.1993. № 33. Ст.1318.

21. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-I ред. от 27 декабря 2009 г. N 365-ФЗ

22. Основы законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I ред. от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ

Литература

23. Арешев А.Г., Бачило И.Л., Сергиенко Л.А. Персональные данные в структуре информационных ресурсов: Основы правового регулирования (издание второе, дополненное и переработанное)/Отв. ред. д.ю.н., проф., засл. юрист РФ И.Л. Бачило. – М.: 2006. – 217 с.

24. Бачило И.Л. Важный шаг в регулировании информационных прав граждан. К принятию ФЗ "О персональных данных"//Законы России. 2006. – 312 с.

25. Владимирова В.В. Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в Российском уголовном процессе. –"Волтерс Клувер" 2007. – 351 с.

26. Гражданское право. В 3-х томах. (Учебник) Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. 2007, 5-е изд., - 765 с.

27. Гражданское право России. (Учебник) Грудцына Л.Ю, Спектор А.А. – 2008 - 560 с.

28. Гражданский процесс. Под ред. В.В. Яркова. М., 2006. -С. 284.

29. Гришаев С.П. Гражданское право в вопросах и ответах. // СПС "Гарант", 2008. – 165 с.

30. Иваненко Ю.Г., О гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации // "Законодательство", 2007, № 12.—217 с.

31. Кучеров И.И., Трошин В.А. "Налоговая тайна: правовой режим защиты информации", М., 2003г., стр.171; Костенко М.Ю. "Налоговая тайна. Научно практическое пособие" М, 2001. – 250 с.

32. Костенко М.Ю. "О толковании положений ст.102 "Налоговая тайна" НК РФ"// "Ваш налоговый адвокат. Налоговые правонарушения: ответственность" под редакцией Пепеляева С.Г., вып.1, М., 2000., стр.91

33. Комментарий к Семейному кодексу /под ред. Макевич М.Г., Кузнецова И.М.- М., 2008. – 258 с.

34. Комментарий к гражданскому кодексу РФ .Суханов Е.А. М. 2008. – 272с.

35. Лихачев Г.Д. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. – "Юстицинформ", 2005. – 461 с.

36. Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство/СПб. ун-т МВД России. – СПб.: Фонд "Университет", 2000. – 238 с.

37. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан. М., 2001. – 246 с.

38. Махник О.П. Конституционное право на личную и семейную жизнь. Врачебная тайна//Конституционное и муниципальное право. 2006.№8.-316с.

39. Морозов Д.А. "Коммерческая и налоговая тайна"// Главбух, 2006г., №7//СПС Консультант Плюс.

40. Мясников А.О. "Как защитить налоговую тайну"// Налоговые споры, 2006, №9. – 164 с.

41. Миндрова Е.А. Тайна в праве на неприкосновенность частной жизни//Юридический мир. 2007. № 3. – 321 с.

42. Миндрова Е.А. Понятие "персональные данные" в российском законодательстве//Административное и информационное право (состояние и перспективы развития)/Отв. ред. заслуженный юрист РФ, академик МАИ М.М. Славин. – М.: Академический правовой университет, 2003. -326 с.

43. Олейник О. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право, 2005 № 6-7. – 194 с.

44. Приданов С.А. Соотношение банковской и коммерческой тайны // Юридическая работа в кредитной организации, 2005, № 3. – 352 с.

45. Правовые проблемы банковской тайны // Хозяйство и право, 2007, № 9. – 214 с.

46. Подборка судебных решений за 2008-2009 год. Журнал "Налоги и финансовое право" // СПС Консультант Плюс.

47. Скобликов П. Коммерческая и банковская тайна: проблемы правового регулирования // Российская юстиция, 2008, № 11. – 168 с.

48. Тришин А.П. Врачебная тайна. Гарантии ее сохранения и ответственность за ее нарушение// Главврач, № 1, январь 2007 . – 215 с.

49. Теоретико-правовые основы проблематики обеспечения государством права неприкосновенности частной жизни (актуальность тематики) // Суд, право и власть. Сборник статей Ростовского филиала Российской академии правосудия. Вып. 4. – Ростов-на-Дону, 2008. – 98 с.

50. Филиппенко А.В. Конституционное право граждан на личную и семейную тайну//Семейное и жилищное право. 2004. № 3. – 246 с.