Уголовно-правовая характеристика государственной измены и шпионажа

Исторический аспект развития уголовной ответственности за государственную измену и шпионаж в России; общая характеристика понятия, уголовно-правовая характеристика, объективные и субъективные признаки; разграничение от смежных составов преступлений.

Федеральное агентство по образованию

Байкальский государственный университет экономики и права

Факультет судебно-следственный

Кафедра уголовного права и криминологии

КУРСОВАЯ РАБОТА

по Уголовному праву (особенная часть)

тема:

Уголовно-правовая характеристика государственной измены и шпионажа

Выполнил: студент гр. ЮС-06-1

Демченко С.К.

Научный руководитель:

старший преподаватель

Корягина С.А.

Иркутск, 2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Общая характеристика государственной измены и шпионажа

§1.1 Исторический аспект развития уголовной ответственности за государственную измену и шпионаж в России

§1.2 Понятие государственной измены и шпионажа

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика государственной измены и шпионажа

§2.1 Объективные признаки государственной измены и шпионажа

§2.2 Субъективные признаки государственной измены и шпионажа

Глава 3. Разграничение составов государственной измены и шпионажа от смежных составов преступлений

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Система уголовно-правовой безопасности России сложилась в середине 90-х годов прошлого века, когда вступил в силу Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. (далее УК РФ). Ее элементы настроены на регулирование общественных отношений, очевидных в начальный период становления современной российской государственности. Произошедшее в последнее десятилетие укрепление конституционного строя, обретение государством и обществом стабильного развития потребовали переосмысления уголовно-правовых механизмов и средств обеспечения сохранности государственной тайны, и, собственно, системы составов преступлений, предусмотренных ст. 275, 276 УК РФ. Свидетельством тому является широкая дискуссия, развернутая в СМИ[1] ,- большой общественный резонанс вызывают уголовные дела в отношении государственных изменников, шпионов и лиц, разгласивших государственную тайну. Пришло время ученным органов безопасности обозначить свою позицию и выработать предложения, направленные на системное совершенствование рассматриваемых предписаний уголовного закона. С точки зрения технико-юридической конструкции действующего уголовного закона системообразующую роль в уголовно-правовой охране безопасности государства играет ст. 275 УК РФ (государственная измена). Ее применение выявило ряд практических проблем, связанных прежде всего с законодательным отображением форм государственной измены и соотношением их с ее общим понятием[2]

Как уголовное преступление государственная измена отличается от других видов преступлений своей особой специфичностью и целым рядом других особенностей, которые в своей сущности могут нести судьбоносное значение как для сохранения суверенитета, территориальной неприкосновенности, а также и для обороноспособности России, как суверенного государства.

Необходимо отметить, что в настоящее время проблеме преступлений против государства (государственных преступлений, особо опасных государственных преступлений, преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства) в монографической литературе уделяется существенно меньше внимания, чем преступлениям против многих других объектов уголовно-правовой охраны. Проблема ответственности за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства остается на современном этапе актуальной, хотя общее количество таких деяний, именовавшихся в прошлом государственными преступлениями, кажется незначительным. Применение уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за преступления против государства, в данном случае имеет важное политическое и предупредительное значение. Особая роль в осуществлении государственной власти принадлежит государственному аппарату и особенно верховной власти. На него возложены властные и управленческие функции по обеспечению и укреплению законности и правопорядка, охране прав и интересов граждан, защиту доверенного им государства и его тайн.

Развитие государства есть развитие науки и искусства. Внедрение новых изобретений и технологий, идей в военную и экономическую жизнь дает преимущества перед конкурентами.[3] Задачи шпионажа исторически определились как информационная (в том числе предупреждающая шпионаж и диверсии со стороны противника) и наступательная, то есть контрразведка и проведение локальных подрывных военных операций в тылу врага. Сбор информации в наши дни зачастую упирается в проблему обработки и анализа официальной информации. Современный шпионаж – ничто иное, как работоспособная эффективная агентурная сеть, развёрнутая в стране противника.

Так, возникает необходимость в рассмотрении проблем государственной измены и шпионажа.

Объектом исследования являются проблемы в области уголовно-правовой борьбы с преступлениями против основ конституционного строя и безопасности государства.

Предметом работы является исследование всех аспектов применения уголовного закона по теме шпионаж и измена государству. Их анализ и рассмотрение пробелов в законах Российской Федерации, затрагивающих вопросы охраны основ конституционного строя и безопасности государства. Метод исследования включает совокупность методов, принципов и способов построение научных трудов.

Структура работы дает возможность рассмотреть принципы действия уголовного закона о государственной измене, как сложная система, и наиболее детально регламентировать действия указанных принципов.

Цель работы – дать уголовно–правовую характеристику государственной измене и шпионажу в России.

Задачи курсовой работы: разобрать историю развития государственной измены и шпионажа в России, ее понятия в настоящий момент, раскрыть объективные и субъективные признаки касающихся этой темы и разграничить ее состав от смежных составов преступлений.


ГЛАВА 1. Общая характеристика государственной измены и шпионажа

§1.1 Исторический аспект развитии уголовной ответственности за государственную измену и шпионаж в России

Защита государства, органов власти, установленной политической и экономической системы является приоритетной задачей любого уголовного законодательства. Преступления, посягающие на основы государственного устройства, на внешнюю и внутреннюю безопасность страны, всегда рассматривались как особо опасные. В российской империи до 1917 г. Действовало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. И Уголовное уложение 1909 г., введенное в действие частично. В этих законах было уделено значительное место преступлениям против верховной власти и безопасности государства. Предусматривались преступления против императора (посягательства на жизнь и здоровье, оскорбление), наследника, императрицы, членов императорского дома, государственная измена, заключающаяся в создании смуты, собирании данных, являющихся военными секретами, создании незаконных обществ, преследующих преступные цели, публичном распространении сочинений или произнесении речей, возбуждающих к учинению бунтовщического или изменнического деяния, к ниспровержению существующего в государстве общественного строя, вражду между отдельными частями или классами населения, между сословиями или между работодателями и работниками и др.[4]

После свержения монархии в России и создания советского социалистического государства были отменены царские законы и принимались отдельные уголовные законы, направленные на борьбу с «контрреволюционной деятельностью». Это были отдельные декреты. В УК РСФСР 1922 г. Давалось общее определение контрреволюционного, т.е. государственного преступления. Контрреволюционным преступлением признавалось всякое действие, направленное на свержение завоеванной пролетарской революцией власти рабоче-крестьянских советов и существующего Конституции РСФСР рабоче-крестьянского правительства, а также действия в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализму коммунистической системы собственности и стремится к ее свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и тому подобными средствами (ст. 57). Позднее в это понятие были включены действия, направленные на подрыв или ослабление светской власти.

Его нормы полностью вошли в УК РСФСР 1926 г. В УК давалось развернутое определение контрреволюционного преступления (ст. 58[5] ). «Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свережению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или к ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции. В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР»[6] . Круг составов контрреволюционных преступлений, предусмотренных УК 1926 г., оказался в историческом аспекте достаточно стабильным (измена Родине, шпионаж, совершение террористических актов, диверсия, контрреволюционная пропаганда или агитация, а также проведение контрреволюционной организационной деятельности, контрреволюционный саботаж, недонесение о контрреволюционном преступлении и ряд других). Этот закон действовал с изменениями и дополнениями вплоть до 1959 г.

25 декабря 1958 г. был принят Закон Союза ССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления», УК 1926 г. трансформировался в «Особо опасные государственные преступления», а раздел «Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления» - в «Иные государственные преступления». Статьи общесоюзного закона без всяких изменений были включены в УК РСФСР 1960 г. Новый закон в разделе «Особо опасные государственные преступления» ограничил круг уголовно наказуемых деяний: декриминализировал контрреволюционный саботаж (ст. 58), сузил понятие шпионажа (ст. 58), снизил тяжесть санкций во многих составах преступлений и т.д. Общее количество статей сократилось с 18 до 10.

Наконец, новый закон не дал определения особо опасного государственного преступления. Такое определение выработано наукой. уголовного права. В условиях бывшего Союза ССР определение давалось следующим образом:

«Особо опасными государственными преступлениями признаются предусмотренные общесоюзным уголовным законом общественно опасные деяния, направленные на подрыв или ослабление общественного строя СССР»[7] В 1984 г. Закон СССР «Об ответственности за государственные преступления» претерпел ряд изменений и дополнений, обусловленных принятием Конституции СССР 1977 г. И изменившимися условиями борьбы с данной категорией преступлений.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1984 г. была изменена редакция ст. 1,5,7 Закона, а также включена новая статья 13[8] “Об уголовной ответственности за передачу иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну”. В соответствии с ним Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 января 1984 г. была изменена редакция ст. 76 УК. С апреля 1985 г. В России начался новый этап реформирования общественно-экономических и политических отношений. Формируется новая доктрина обеспечения в целом национальной безопасности Российской Федерации. Впервые в истории России 5 марта 1992 г. Принят Закон РФ «О безопасности», который в комплексе рассматривает все виды безопасности, в том числе государственную безопасность как важную составную часть в ряду других. Переосмысление многих фундаментальных положений о безопасности сказалось и на Законе «Об уголовной ответственности за государственные преступления» от 25 декабря 1958 г. Назрела необходимость его реформирования на базе новой научной концепции. Реформирование Закона началось с безотлагательной отмены в 1989 г. ст. 7 Закона (ст. 70 УК РСФСР) об уголовной ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду. Вместо агитации и пропаганды преступлением были объявлены призывы к насильственному изменению конституционного строя (ст. 70 УК РСФСР) и к совершению преступлений против государства. Тем самым были резко сужены рамки уголовно-правового запрета, несущего на себе исторически наибольшую политико-идеологическую нагрузку[9] .

Сложность и противоречивость понятия, системы и классификации составов государственных преступлений сказались на процессе разработки, обсуждения и принятия нового УК РФ 1996 г., включая его гл. 29 о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства.[10]

§1.2 Понятие государственной измены и шпионажа

Государственная измена представляет собой враждебную деятельность гражданина Российской Федерации, осуществляемую совместно с иностранным государством, иностранной организацией или их представителями, направленную против внешней безопасности Российской Федерации.[11] Под внешней безопасностью понимается состояние защищенности суверенитета, территориальная целостность и обороноспособность России от внешнего враждебного воздействия,[12] т.е. как объект преступного посягательства, состояние защищенности государственного и общественного строя Российской Федерации от угроз извне. (Действия виновного создают угрозу суверенитету, территориальной неприкосновенности Российской Федерации). Суверенитет государства означает его независимость во внешних и верховенство во внутренних делах. Уважение суверенитета является основным принципом международных отношений, закрепленным в Уставе ООН и других международных актах. Во внутренних делах суверенитет означает верховенство Конституции РФ[13] и принятых во исполнение ее федеральных законов.

Неприкосновенность территории предполагает сохранение в целостности территории, находящейся под суверенитетом России, в пределах государственной границы Российской Федерации. Государственной является граница, закрепленная действующими международными договорами и законодательными актами бывшего Союза ССР, а также договорами Российской Федерации с сопредельными государствами[14] .

Обороноспособность - совокупность экономических, военных, технических, научных, идеологических возможностей государства и его вооруженных сил по обеспечению защиты от нападения извне, его суверенитета и территориальной неприкосновенности[15] .

Действующая редакция ст. 275 УК РФ в должной мере не учитывает юридические особенности форм ее совершения. Такие формы, как шпионаж и выдача государственной тайны оказались напрямую «привязанными» к сущностной характеристике измены, то есть к оказанию помощи внешним силам, действующим против России. Причем, ст. 275 УК РФ определяет измену в ее конечном виде. Для практического же правоприменения необходимо отражение в законе признаков состава преступления применительно к каждой из форм государственной измены. Так, измена в форме шпионажа на этапе собирания сведений имеет усеченный состав, в котором момент юридического окончания преступления перенесен на более ранний этап по сравнению с оказанием помощи адресату (если это противоречие все-таки преодолимо путем толкования со ссылкой на ст. 276 УК, то другие противоречия, которые следуют из буквального изложения ст. 275, остаются проблемными). Значительная трудность связана с использованием в УК законодательного термина «враждебная деятельность» этот термин заимствован из УК РСФСР 1961 г., однако в нем он был употреблен в ином контексте, в словосочетании «…иное оказание помощи в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности»…». Это приводит к толкованию проведения враждебной деятельности адресатам в качестве признака состава всех форм государственной измены. В результате этого к шпионажу, совершаемому гражданами РФ, уголовным законом необоснованно предъявляются дополнительные требования по сравнению со шпионажем со стороны иностранцев.

Но, во-первых, враждебная деятельность – это оценочное понятие, не раскрытое в законодательстве и, следовательно, не имеющее четких юридических признаков. Во-вторых, этимологически это понятие связано с войной или вооруженным конфликтом. Если в военное время, поскольку действует военный противник (враг), понятие враждебности является очевидным, то в мирное время его трактовка порождает трудности[16] . Здесь следует иметь ввиду и трансформацию типичной мотивации совершения государственной измены. Ранее нередко гражданин шел на совершение государственной измены по идеологическим соображениям, то есть из враждебных побуждений, например, желая ослабить советскую власть. В настоящее время у изменников превалирует корыстная мотивация. «Помощь» иностранцам стала «работой», а получаемые от них деньги – «заработной платой». В-третьих, применительно к мирному времени и в отличие от оценки деятельности физических лиц официально - юридически признавать деятельность иностранных государств и организации враждебной на уровне национального правоприменения представляется не совсем корректным. С учетом системной взаимосвязи норм УК РФ изменение ст. 275 (государственная измена) потребует незначительной корректировки и ст. 276 (шпионаж), а именно уточнения тех интересов, которым причиняет шпионская деятельность.[17]

Понятие шпионажа дано в ст. 276 УК РФ. Понятие шпионажа по сравнению с Кодексом 1960 г. не претерпело существенных изменений: в число признаков шпионажа добавлено наряду с похищением, собиранием и передачей сведений хранение с целью передачи, а равно исключено указание на военную тайну, поскольку сведения, составляющие военную тайну, - неотъемлемая часть сведений, составляющих государственную тайну. Как и государственная измена шпионаж представляет собой посягательство на внешнюю безопасность государства. Однако, если при государственной измене деяние осуществляется как бы изнутри - гражданином России, то шпионаж, предусмотренный ст. 276 УК РФ, совершают только иностранные граждане и несколько реже - лица без гражданства, т.е. шпионаж – преступление, посягающее на внешнюю безопасность Российской Федерации, не из внутри, а из вне. Как свидетельствует текст ст. 276 УК РФ шпионаж – деятельность иностранных граждан или лиц без гражданства и, следовательно, как справедливо замечает доктор юридических наук профессор А.И. Рарог, «шпионаж – деятельность агентов иностранных спецслужб». По мнению профессора С.В. Дьякова, шпионаж совершается лицами, имеющими дипломатическую неприкосновенность. И хотя это позволяет им уходить от реальной уголовной ответственности, преступные действия от этого не превращаются в правомерные. Такие лица выдворяются из России за действия, не совместимые с дипломатическим статусом. Так, за действия несовместимые с дипломатическим статусом (шпионаж), был выдворен из России сотрудник посольства Южной Кореи Чо Сон У. Представитель же МИД РФ Валентин Моисеев, находившийся с корейцем в преступной связи, привлечен к уголовной ответственности за государственную измену в форме шпионажа[18] .

При преступном посягательстве на государственную безопасность России к лицам, пользующимся дипломатическим иммунитетом, может быть применена необходимая оборона (ст. 37 УК РФ). Ее применение не зависит от наличия дипломатического иммунитета, возраста посягающего и его психического состояния.

В Москве при проведении тайниковой операции была задержана атташе посольства США Петерсон. При задержании у нее была обнаружена портативная радиоаппаратура. Во время официального разбирательства, проведенного в присутствии советника посольства США, контейнер, заложенный Петерсон, был вскрыт, и в нем оказались шпионские инструкции, миниатюрная радиоаппаратура, крупная сумма денег, два резервуара со смертоносным ядом и специальная инструкция по его применению. В связи с тем, что на Петерсон распространялся дипломатический иммунитет, МИД заявил посольству США решительный протест и объявил ее персоной нон-грата[19] .

Так же как и измена Родине, шпионаж ранее карался смертной казнью с конфискацией имущества, а по УК шпионаж наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет. Согласно ч. 5 ст. 15 УК шпионаж - особо тяжкое преступление.

ГЛАВА 2. Уголовно-правовая характеристика государственной измены и шпионажа

§21. Объективные признаки государственной измены и шпионажа

Объектом государственной измены является внешняя безопасность страны. Внешняя безопасность характеризуется состоянием защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних угроз. В свою очередь, жизненно важные интересы - это совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. К основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет, территориальная целостность.

Как уже было сказано выше, к числу преступлений, посягающих на внешнюю безопасность России, относятся государственная измена (ст. 275 УК РФ) и шпионаж (ст. 276 УК РФ[20] ).

Посягательства на внешнюю безопасность характеризуются повышенной степенью опасности, что и обусловило отнесение их к числу особо тяжких преступлений.

Обеспечение внешней безопасности является одним из важнейших направлений деятельности современного государства.

Итак, непосредственным объектом государственной измены и шпионажа, является внешняя безопасность, которая слагается из суверенитета, обороноспособности и территориальной неприкосновенности[21] . Государственная измена и шпионаж могут посягать одновременно на суверенитет, обороноспособность и территориальную неприкосновенность России и на отдельные слагаемые (компоненты) внешней безопасности, например, только на обороноспособность

Объективная сторона состава государственной измены характеризуется деянием в форме альтернативных действий: 1) шпионаж; 2) выдача государственной тайны; 3) иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Последняя форма объективной стороны государственной измены может иметь вид как действия, так и бездействия. Любое из указанных действий (актов бездействия) должно обладать объективным признаком угрозы причинения ущерба внешней безопасности РФ. Выдача государственной тайны иностранному государству или иностранной организации состоит в передаче гражданином РФ представителям иностранного государства или иностранной организации сведений, составляющих государственную тайну, в ущерб внешней безопасности РФ.[22] Понятие государственной тайны определяется в Законе РФ от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» (с изм. и доп. согласно Федеральным законам от 6 октября 1997 г. № 131-ФЗ, от 30 июня 2003 № 86-ФЗ, от 11 ноября 2003 г. № 153-ФЗ, с изм., внесенными постановлением Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. № 293-О, от 10 ноября 2002 г. № 314-О )[23] как государственная тайна – защищаемое государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности РФ. Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, утверждается по представлению Правительства Президентом РФ. Выдача государственной тайны может иметь различные формы: устное сообщение сведений агенту иностранной разведки, передача документа, составляющего государственную тайну.

Так например: по определению Верховного суда РФ гражданин Калугин был признан виновным в том, что он, являясь гражданином СССР, а затем и РФ, совершил государственную измену в форме выдачи государственной тайны иностранному государству в ущерб внешней безопасности России. Как следует из материалов дела, в 1953 году Калугин дал собственноручное обязательство о неразглашении известных ему по службе в органах государственной безопасности составляющих государственную тайну сведений, а в 1956 году им принята военная присяга. По сообщению Центра СВР России в период нахождения в длительных служебных командировках в США (1958 - 71 гг.), осуществляя свои разведывательные функции под прикрытием журналистской и дипломатической деятельности, Калугин проходил по оперативным и отчетным документам под присвоенным ему псевдонимом. Согласно заключению экспертов в книге, изданной в 1994 году в г. Нью-Йорке Калугиным в соавторстве с американским журналистом Фэном Мон-тейном, под названием "The First Direktorate" ("Первое управление"), содержались сведения, составляющие государственную тайну, в частности, об организации, средствах и методах оперативной работы органов госбезопасности СССР. При таких данных, когда имевшиеся у Калугина таких сведений, суд обоснованно не усомнился в соавторстве Калугина при написании, а затем и издании в США упомянутой книги. Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии, выдвигавшиеся в защиту Калугина и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о его виновности в государственной измене, дав содеянному им правильную юридическую оценку. И Калугин был осужден по ст. 275 УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.[24]

Шпионаж как форма государственной измены представляет собой совершенные гражданином РФ альтернативные действия в виде сбора, похищения или хранения для передачи или передача иностранному государству, иностранной организации или их представителям различных сведений (в том числе составляющих государственную тайну), создающие угрозу причинения ущерба внешней безопасности РФ.

Отличие шпионажа, сопряженного с передачей сведений, составляющих государственную тайну, от выдачи государственной тайны состоит в том, что при шпионаже соответствующие сведения собираются, похищаются или хранятся у лица, не наделенного полномочиями в отношении таких сведений.

Под иным оказанием помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям понимается всякое другое, кроме шпионажа и выдачи государственной тайны, содействие названным субъектам в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Фактическое содержание такого содействия может быть самым разнообразным. К ним относятся: вербовка агентов для спецслужб зарубежных государств; подбор для иностранных агентов явочных и конспиративных квартир, оказание им помощи в устройстве на работу; снабжение их необходимыми документами, транспортом, деньгами и т.д.[25]

Объективные признаки шпионажа. Предмет шпионажа – это, во-первых, сведения, составляющие государственную тайну, а во-вторых, при определенных условиях иные сведения, т.е. не составляющие государственной тайны.

Объективная сторона шпионажа характеризуется в законе как передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи сведений, составляющих государственную тайну.[26]

Кроме того, шпионаж может заключаться в собирании и передаче иных сведений при определенных условиях. Передача сведений предполагает сообщение иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну. Способ сообщения таких сведений может быть любым (устным, письменным, по телефону, телетайпу и пр.).

Собирание - получение сведений любым (кроме похищения) способом (наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, фотографирование и пр.). Похищение сведений заключается в противоправном, безвозмездном изъятии документов, чертежей, схем, отчетов и любых других носителей секретной информации.[27]

Хранение сведений означает совершение действий, связанных с нахождением этих сведений в фактическом владении виновного, и может осуществляться в любых местах - в помещении и вне его, в оборудованных тайниках и пр. Если собирание и похищение предполагают и хранение сведений (хотя бы на непродолжительное время), то хранение возможно без собирания и похищения (например, когда лицо выступает в качестве посредника, когда сведения оказались у него случайно).

Шпионажем являются также передача или собирание иных сведений, в том числе не составляющих государственную тайну. Общественная опасность шпионажа заключается в том, что из владения государством могут уйти важнейшие сведения, составляющие государственную тайну. Кроме того, шпионаж как преступное деяние создает условия для совершения других преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Именно поэтому предметом шпионажа могут быть наряду с государственной тайной иные сведения, не образующие государственной тайны.

Объективная сторона шпионажа, имеющего своим предметом сведения, не составляющие государственной тайны, характеризуется только двумя действиями: собиранием или передачей этих сведений. В этом случае предметом преступления могут быть самые различные сведения экономического, политического, научного, технического или иного характера, не относящиеся к государственной тайне. Им могут быть и не секретные, в том числе открытые сведения, поэтому закон не предусматривает такой формы их получения, как похищение, и не наказывает за их хранение. Способы собирания таких сведений могут быть вполне легальными: изучение периодической печати или специальной литературы, личное восприятие, систематизирование сообщений средств массовой информации и т.д. Собирание или передача сведений, не составляющих государственную тайну, образуют объективную сторону шпионажа только при наличии двух условий. Во-первых, эти действия совершаются по заданию иностранной разведки. Во-вторых, они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает деяния как шпионажа. Шпионаж по объективной стороне отличается от выдачи государственной тайны как формы государственной измены (ст. 275 УК) тем, что сведения, упомянутые в ст. 276 УК, при шпионаже не находятся в распоряжении или обладании виновного.

§2.2 Субъективные признаки государственной измены и шпионажа

Субъектом государственной измены может быть только гражданин Российской Федерации, достигший 16 лет. Соучастниками (организаторами, подстрекателями, пособниками) могут быть также иностранные граждане и лица без гражданства. За шпионаж, совершенный иностранным гражданином или лицом без гражданства, ответственность наступает по ст. 276 УК РФ.[28]

Субъективная сторона государственной измены характеризуется только прямым умыслом: гражданин РФ осознает характер своих действий и их направленность в ущерб внешней безопасности Российской Федерации и желает их совершить.

Мотивы изменнических действий могут быть самыми разнообразными: политическими, корыстными, желанием получить гражданство иностранного государства, стремлением уклониться от уголовной ответственности путем оставления России и т.д. Их содержание для квалификации преступления не имеет значения, но может быть учтено при назначении наказания. Примечание к ст. 275 УК предусматривает основание освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших государственную измену или шпионаж, подпадающий под ст. 276 УК. По своей юридической природе это основание является деятельным раскаянием. Виновный освобождается от уголовной ответственности за совершенное преступление при наличии двух условий.

Во-первых, необходимо, чтобы он добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом (например, нейтрализацией своей помощи иностранному агенту либо его разоблачением) способствовал предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации. Это условие отсутствует, если сообщение органам власти является вынужденным (виновный задержан либо о его связи с иностранной разведкой стало известно другим лицам), а также если оно сделано несвоевременно (агент, длительно действовавший при помощи изменника, успел осуществить ряд шпионских, диверсионных и иных действий в ущерб внешней безопасности России).

Во-вторых, условием освобождения от уголовной ответственности за государственную измену является отсутствие в действиях гражданина РФ иного (помимо государственной измены) состава преступления. При наличии обоих указанных в примечании к ст. 275 УК обстоятельств освобождение от уголовной ответственности является обязательным и безусловным. Если же требования, изложенные в примечании, хотя бы частично не соблюдены, то деятельное раскаяние виновного может быть учтено как обстоятельство, смягчающее наказание.[29] Государственная измена считается оконченной с момента совершения действий независимо от наступивших последствий.

Субъект преступления шпионажа – специальный: только иностранный гражданин или лицо без гражданства, достигшее 16 лет.

Существует точка зрения, согласно «лица с двойным гражданством – РФ и иностранного государства… должны отвечать за шпионаж по совокупности преступлений – ст. 275 и 276 УК РФ»[30] . Аналогичные действия гражданина Российской Федерации квалифицируется как государственная измена в форме шпионажа либо в форме иного оказания помощи в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации[31] . Так, шпионаж считается оконченным с момента сбора сведений, составляющих государственную тайну.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает характер своих действий, их направленность в ущерб внешней безопасности Российской Федерации и желает совершить эти действия. Мотивы и цели шпионажа значения не имеют и учитываются при назначении наказания. Они могут быть корыстными, политическими, националистическими и т.д.[32] Ответственность за собирание и передачу сведений, наступает при наличии двух условий: 1) эти действия должны совершаться по заданию иностранной разведки; 2) они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности России. В ч. 2 ст. 62 Конституции РФ установлено, что наличие гражданства другого государства не освобождает гражданина РФ от его обязанностей, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором. Поэтому шпионаж, совершенный лицом, являющимся одновременно гражданином России и другого государства (бипатридом), влечет ответственность за государственную измену (ст. 275).

Вопрос о субъективной стороне преступления является дискуссионным. Все согласны с тем, что формой вины может быть только умысел, однако некоторые авторы считают, что он обязательно должен быть прямым[33] , другие же - что возможен также и косвенный умысел[34] . Спорной является, например, ситуация, когда виновный, передавший иностранному государству сведения, составляющие государственную тайну, осознавал, что причиняет вред внешней безопасности, но безразлично относился к такому результату, ибо единственной целью было получение вознаграждения.

государственный измена шпионаж уголовный правовой

ГЛАВА 3. Разграничение составов государственной измены и шпионажа от смежных составов преступлений

Закон относит к государственной измене шпионаж, выдачу государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Первым видом государственной измены является шпионаж. Его объективные признаки совпадают с описанными в диспозиции состава шпионажа как самостоятельного преступления (ст. 276) и заключаются в передаче, а равно собирании, похищении или хранении в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передаче или собирании по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности РФ.

Следовательно, речь идет о двух разновидностях шпионажа, которые различаются главным образом по предмету (государственная тайна или иные сведения).[35]

Первая разновидность шпионажа. Предметом первой разновидности являются сведения, составляющие государственную тайну. Основные положения, касающиеся государственной тайны, содержатся в Законе РФ от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" (с послед. изм. от 01.12.2007 г.)[36] .

В соответствии со ст. 2 Закона носителями государственной тайны являются материальные объекты, в том числе физические поля, в которых сведения, составляющие государственную тайну, находят свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов. Право относить конкретные сведения к государственной тайне предоставляется руководителям органов государственной власти, указанным в специальном перечне должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемой Президентом РФ.

Таким образом, признаками, на основании которых сведения относятся к государственной тайне, являются, во-первых, их важность, значимость для обеспечения безопасности государства; во-вторых, включение их в специальный перечень (засекречивание) на основе предусмотренной законом процедуры.

Обязательным признаком состава является определенный получатель сведений - иностранное государство, иностранная организация или их представители, причем имеются в виду любые зарубежные организации (государственные, общественные, частные). Передача или собирание сведений для российских организаций или граждан без цели дальнейшей передачи их в другие страны (например, для использования в производственной деятельности и т.д.) не являются шпионажем, ибо при этом не создается угроза внешней безопасности. Такие действия могут квалифицироваться как разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ), похищение документов (ст. 325 УК РФ) и т.п.

Вторая разновидность шпионажа. Предметом второй разновидности шпионажа являются иные сведения, т.е. не составляющие государственную тайну, но предназначенные для использования в ущерб внешней безопасности России. Это могут быть любые, в том числе вообще несекретные, сведения, которые необходимы иностранному агенту для пребывания на территории России (о порядке получения документов, трудоустройства и т.д.), для вербовки российского гражданина, обладающего государственной тайной (о его моральном облике, вкусах, привычках), и т.д.[37]

Отличие данной разновидности шпионажа от первой заключается еще и в том, что способами действий являются только передача или собирание сведений, а также в том, что указанные действия совершаются по заданию иностранной разведки. Собирание иных сведений по собственной инициативе с дальнейшей передачей их иностранному государству не содержит признаков шпионажа, но при определенных условиях может рассматриваться как другой вид государственной измены - оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности.

Выдача государственной тайны. Второй вид государственной измены - выдача государственной тайны. Она очень близка к шпионажу, особенно в форме передачи сведений. Отличие же состоит в том, что выдачу осуществляет лицо, располагающее сведениями (по службе и т.д.), а при шпионаже сведения передаются иными лицами, которые, как правило, предварительно их собирают или похищают. Выдача считается оконченной, когда сведения получены теми, кому они предназначались.

Субъектом государственной измены может быть только гражданин РФ. Иностранцы и лица без гражданства не подлежат ответственности по этой статье, так как они не могут совершить измену государству, гражданами которого не являются. При шпионаже субъектом выступает только иностранный гражданин либо лицо без гражданства, вот, в чем отличие.

Разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ). Объективная сторона преступления заключается в разглашении сведений, составляющих государственную тайну, если эти сведения стали достоянием других лиц, при отсутствии признаков государственной измены[38] .

Способы разглашения могут быть различными: посредством устных рассказов, показа письменных документов, чертежей, образцов продукции, а также путем бездействия, когда, например, материалы хранятся в условиях, при которых посторонние получили возможность ознакомиться с ними. Состав разглашения сконструирован как формальный - деяние окончено в момент разглашения; причинения вреда интересам государства не требуется.

В то же время необходимо, чтобы сведения стали достоянием посторонних лиц, в противном случае при наличии прямого умысла речь может идти о покушении (например, сведения содержались в письме, которое не дошло до адресата и не стало известно другим лицам). Умышленное разглашения указанных сведений отличается от государственной измены содержанием и направленностью умысла, т.е. отсутствием намерения причинить ущерб внешней безопасности РФ.[39]

Субъект преступления специальный, обладающий двумя признаками. Первый из них - лицо имеет допуск к государственной тайне. Порядок допуска регулируется Законом РФ "О государственной тайне"[40] , в ст. 21 которого говорится, что допуск осуществляется в добровольном порядке и предусматривает принятие на себя обязательств перед государством по нераспространению сведений, составляющих государственную тайну, ознакомление с нормами об ответственности за нарушение законодательства РФ о государственной тайне и соблюдение некоторых других правил.

Второй признак субъекта - тайна была доверена или стала известна ему по службе. Это могут быть авторы документов, изобретений, их пользователи и т.д., а также технический персонал (курьеры, машинистки и др.), в том числе работники, которым данные сведения прямо не были доверены, но стали известны в связи с работой в данной организации (например, из оброненного кем-то документа). Лица, не имеющие допуска, а также все иные лица, которые ознакомились с секретными сведениями случайно, не в связи со службой и затем разгласили их, не являются субъектами данного состава и не подлежат ответственности по ст. 283 УК РФ. Они могут отвечать за государственную измену (ст. 275 УК РФ) при наличии ее признаков. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 283 УК РФ, выражается в форме умысла, когда лицо осознает, что разглашает государственную тайну, и желает, чтобы ее содержание стало известно посторонним, либо безразлично к этому относится (например, громко разговаривает в публичном месте). В ст. 283 УК РФ специально указано, что она применяется, если в содеянном отсутствуют признаки государственной измены. Это связано с тем, что разглашение имеет общие черты с таким способом государственной измены, как выдача государственной тайны. Главное различие в том, кому сообщаются сведения: при измене они передаются представителям иностранного государства или их агентам, при разглашении -иным лицам (знакомым, родственникам и т.д.)[41] . Кроме того, у этих составов разные субъекты (при измене - общий, при разглашении - специальный). Преступление окончено с момента восприятия разглашаемых сведений посторонними лицами. При этом не требуется детального восприятия всей совокупности разглашаемых сведений, а достаточно общего понимания смысла предаваемой огласке информации. Если по каким-либо причинам, не зависящим от воли виновного, умышленно разглашаемые сведения не восприняты посторонними лицами, налицо покушение на преступление. Например, разглашаемые сведения не были восприняты вследствие незнания национального языка, глухоты, сильного опьянения и т.п.[42]

Субъективная сторона разглашения сведений характеризуется и умышленной формой вины, неосторожностью. При прямом умысле лицо, сознавая общественно опасный характер действий, связанных с разглашением государственной тайны, предвидит, что оглашаемые сведения воспримут посторонние лица, и желает этого (например, в доверительном разговоре с родственниками и близкими людьми). Так, работая на строительстве специального объекта, техник О. разгласил в частной беседе своей знакомой девушке-студентке К. сведения о дислокации, назначении и конструктивных параметрах режимного объекта, желая показать свою солидность и осведомленность. Действуя с косвенным умыслом, субъект сознает общественно опасный характер своих действий, предвидит, что сведения, составляющие государственную тайну, могут стать достоянием посторонних лиц, и допускает факт восприятия сведений посторонними людьми. Мотивами совершения разглашения чаще всего выступает бахвальство, а целью - показать постороннему свою осведомленность, компетентность, важность и значимость своей персоны. В основе мотивации могут быть и иные побудительные стимулы: "помочь" близкому человеку в выполнении научной работы, выступлении с лекцией и т.д.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исходя из всех выше изложенных определений и исторических аспектов, относящихся к теме данной курсовой работы можно сделать следующие выводы:Относительно правового регулирования и значимости данного состава преступления для законодателя, основываясь на литературе, использованной при рассмотрении данной темы, можно сказать, что такой состав преступления как государственная измена и шпионаж достаточно полно урегулирован в законодательстве Российской Федерации, при том, что место, уделяемое рассмотрению данной проблемы в научной и учебной литературе сравнительно не велико.Законодатель сознательно вводит строгую санкцию за совершение данного преступления, здесь нужно совершенствовать законодательство ни путём ужесточения наказания, а путём уменьшения степени гласности, к примеру запрещая средствам массовой информации во обеспечении права на свободу слова собирать информацию составляющую государственную тайну или не составляющую таковой, но способную нанести ущерб внешней безопасности России. Положительной чертой касательно данного состава преступления является то, что в УК РФ в отличие от УК РСФСР расширен список, составляющий объективную сторону данного преступления.Итак, исходя из Уголовного законодательства шпионаж понимается в широком и узком смысле, при первом это общее понятие как государственная измена в субъект которого входит только гражданин РФ ст. 275 УК, и узкий смысл это как отдельный вид преступления закрепленная в отдельной статье, отличие составит лишь то что субъектом шпионажа выступает иностранный гражданин. Но не смотря на все это многие авторы различных литератур определяют эти два понятия как тождественные. История шпионажа начинает своё развитие ещё в древности.Являясь одним из наидревнейших искусств, методы добычи информации при шпионаже совершенствовались на протяжении веков, и дошли до нашего времени в совершенно изменённой форме. Но преступление остаётся преступлением, и искусство шпионажа будет существовать до тех пор, пока есть государство, секретная информация и люди способные производить подобную информацию.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты:

1. Консультант плюс: Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 21.01.2009 № 7, 21.01.2009, Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, N 4, ст. 445, “Парламентская газета”, N 4, 23-29.01.2009.(с учетом поправок от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации; от 13.06.1996 N 63-ФЗ (с изм. и доп. от 13.02.2009г. № 20-ФЗ)

3. Федеральный закон от 31.05.1996 г. N 61-ФЗ «Об обороне» // Собрание законодательства Российской Федерации от 03.06.1996, N 23, ст. 2750, (с изм. и доп. от 23.07.2008 г. № 160 ФЗ.)

4. Закон РФ от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» // "Российская газета", 21.09.1993, № 182. (с изм. и доп. от 01.12.2007 г. № 318-ФЗ).

5. Закон РФ от 01.04.1993 N 4730-1. "О государственной границе РФ" // Российская газета. 04 мая 1993. № 84. (с изм. и доп. от 30.12.2008 г.)

6. СУ. 1649. 1934. № 30.

Судебная практика

7. Консультант плюс: Определение Верховного Суда РФ от 17.09.2002 № 5-О02-144 // (Документ опубликован не был)

Специальная литература:

8. Анашкин Г.З. Ответственность за измену Родине и шпионаж. – М.: 1964. – 360 .

9. Беляев А.Е., Воронцов В.М. Уголовная ответственность за призывы, образующие преступления против государства. М., 1991; Лунев В.

10. Политическая преступность // Государство и право. 1994. № 7. С. 107- 121.

11. Дьяков С., Самойленко П. Изменения и дополнения Закона “Об уголовной ответсвенности за государственные преступления” от 25 декабря 1958 г. //Социалистическая законность. 1984. - № 11. С.21.

12. Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Ответственность за государственные преступления. М., 1988. – 223 с.

13. Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. – М.: Издательство НОРМА, 1999.- 320 с.

14. Игнатов А. Н., Красиков Ю. А. Курс российского уголовного права: В 2 т. Т. 2. Особенная часть. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – С. 748 – 960 с.

Игнатьев А.А. Статьи 275 и 276 УК РФ нуждаются в совершенствовании // Уголовное право. 2002. № 1. С. 26-32

15. Есиков С.А., Попов В.И. История отечественного государства и права. Методические рекомендации к изучению курса. - Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2004. – 410 с.

16. Кузьмин Э.Л. О государственном суверенитете в современном мире // Э.Л. Кузьмин // Журнал российского права. 2006. № 3. С. 25-28

17. Комментарий к уголовному кодексу РФ: постатейный., изд-7-е, перераб., доп. Отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт - Издат, 2007 . – 345 с.

18. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: Вердикт, 1996. – 554 с.

19. Наумов А.В. Практика применения Уголовного Кодекса Российской Федерации: коммент. судеб. практики и доктрин. толкование / А.В. Наумов; под ред. Г.М. Резника. – М.: Волтерс Клувер, 2005. - 1024 с.

20. Платонов О. Государственная измена. - М.: Алгоритм, 2005.- 280 с.

21. Петров А.Д., Маркс К.Ф. Собрание сочинений: В. 10 т. Т. 7. / Гл. ред. Смирнов А,Д., - М.: Политика 1985. – 420 с.

22. Румянцев О.Г. Основы конституционного строя: понятие, содержание, отражение в Конституции // Советское государство и право. 1993. № 10. С. 8.

23. Рябчук В.Н. Государственная измена и шпионаж: уголовно-правовое и криминологическое исследование. – Спб.: Велби, 2007. – 756 с.

24. Российское уголовное право: учеб.: в 2 т. Т.2. Особенная часть / Г.Н. Борзенков, Л.В. Иногамова-Хегай, В.С. Комиссаров [и др.]; под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. - 664 с.

25. Российская газета: 29 июля 1998 г.

26. Российская газета: 10 июня 2008 г.

27. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. проф. Л.Д. Гаухмана и проф. С. В. Максимова. – 2-е изд., перераб., доп. – М.: Изд-во Эксмо, 2005.- 704 с.

28. Уголовное право России. Особенная часть / Под. ред. Профессора А.И. Рарога.- М.: Эксмо, 2007. – 688 с.

29. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. Практикум / Под ред. А.С. Михлина. М.: Юристъ, 2004.- 605 c.

30. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Проф. Б.В. Здравосмыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2000 – 552 с.

31. Уголовное право России. Особенная часть / Под. ред. А.И. Рарога. – 2-е изд., с изм. и доп.- М.: Эксмо, 2008.- 704 с.

32. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Под общ. ред. д. ю. н. М.П. Журавлева и к. ю. н. С.И. Никулина. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007. – 816 с.

33. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. И.Э. Звечаровского. – М.: Юристъ, 2004. - 590 с.

34. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для высших учебных заведений / Под общей редакцией д. ю. н., профессора Н.Г. Кадникова. – М.: Книжный мир, 2006. – 827 с.

35. Харламов А.С., Верин В.П., Ворожцов С.А. и др. Научно-практическое пособие по применению УК РФ: В. 3 т. Т. 2. // Отв. ред. Лебедев В.М.- М.: Норма, 2005. – С. 275. 400 с.

36. Шилов М.Д., Захарченко Ю.В. Курс современного уголовного права. – Ростов: Изд-во РГУ, 2008. – 250 с.


[1] Российская газета: 10 июня 2008 г.

[2] Игнатьев А.А. Статьи 275 и 276 УК РФ нуждаются в совершенствовании // Уголовное право. 2002. № 1. С. 26-32.

[3] Петров А.Д., Маркс К.Ф. Собрание сочинений: В. 10 т. Т. 7. / Гл. ред. Смирнов А,Д., - М.: Политика 1985. - С. 46

[4] Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права: В 2 т. Т. 2. Особенная часть. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – С. 748 – 749.

[5] СУ. 1649. 1934. № 30. Ст. 173.

[6] Есиков С.А., Попов В.И. История отечественного государства и права. Методические рекомендации к изучению курса. - Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2004. - С. 307.

[7] Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Ответственность за государственные преступления. М., 1988. С. 11.

[8] Дьяков С., Самойленко П. Изменения и дополнения Закона “Об уголовной ответсвенности за государственные преступления” от 25 декабря 1958 г. // Социалистическая законность. 1984. - № 11. – С.21.

[9] Беляев А.Е., Воронцов В.М. Уголовная ответственность за призывы, образующие преступления против государства. М., 1991; Лунев В. Политическая преступность // Государство и право. 1994. - № 7. - С. 107- 121.

[10] Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. – М.: Издательство НОРМА, 1999.- С. 8.

[11] Комментарий к уголовному кодексу РФ: постатейный, изд-7-е, перераб., доп. отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт - Издат, 2007 . – С. 256.

[12] Российское уголовное право: учеб.: в 2 т. Т.2. Особенная часть / Г.Н. Борзенков, Л.В. Иногамова-Хегай, В.С. Комиссаров [и др.]; под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. - С. 471.

[13] Консультант плюс: Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 21.01.2009 № 7, 21.01.2009, Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, N 4, ст. 445, “Парламентская газета”, N 4, 23-29.01.2009.( с учетом поправок от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)

[14] Закон РФ от 01.04.1993 N 4730-1. "О государственной границе РФ" // Российская газета. 1993. № 84. ( с изм. и доп. от 30.12.2008 г.)

[15] Федеральный закон от 31.05.1996 г. N 61-ФЗ«Об обороне» // Собрание законодательства Российской Федерации от 03.06.1996, N 23, ст. 2750, (с изм. и доп. от 23.07.2008 г.)

[16] Рябчук В.Н. Государственная измена и шпионаж: уголовно-правовое и криминологическое исследование. – Спб.: Велби, 2007. – С. 607.

[17] Ю.С. Горбунов, В. В. Остроухов и др. Уголовно-правовая охрана безопасности государства: новые подходы // Государство и право. 2008. № 10. С.14-21.

[18] Российская газета: 29 июля 1998 г.

[19] Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. – М.: Издательство НОРМА, 1999. – С. 33-34.

[20] Уголовный Кодекс Российской Федерации; от 13.06.1996 N 63-ФЗ (с изм. и доп. от 13.02.2009г.)

[21] Кузьмин Э.Л. О государственном суверенитете в современном мире[Текст] / Э.Л. Кузьмин // Журнал российского права. 2006. № 3. С. 25-28.

[22] Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. проф. Л.Д. Гаухмана и проф. С.В. Максимова. – 2-е изд., перераб., доп. – М., 2005. – С. 540.

[23] Закон РФ от 21.07.1993г. № 5485-I «О государственной тайне» // Российская газета. 21.09.1993 г. № 182. ( с изм. от 01.12.2007 г.)

[24] Консультант плюс: Определение Верховного Суда РФ от 17.09.2002 № 5-О02-144 // (Документ опубликован не был)

[25] Уголовное право России. Особенная часть / Под. ред. Профессора А.И. Рарога.- М.: Эксмо, 2007. – С. 523

[26] Российское уголовное право: учеб.: в 2 т. Т.2. Особенная часть / Г.Н. Борзенков, Л.В. Иногамова-Хегай, В.С. Комиссаров [и др.]; под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. - С. 474 – 475.

[27] Наумов А.В. Практика применения Уголовного Кодекса Российской Федерации: коммент. судеб. практики и доктрин. толкование / А.В. Наумов; под ред. Г.М. Резника. – М.: Волтерс Клувер, 2005. - С. 732.

[28] Уголовноеправо Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. Практикум / Под ред. А.С. Михлина. М.: Юристъ, 2004.- С. 339.

[29] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Проф. Б.В. Здравосмыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп.- М.: Юристъ, 2000 – С. 432

[30] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: Вердикт, 1996. - С. 496.

[31] Уголовное право России. Особенная часть / Под. ред. А.И.Рарога. – 2-е изд., с изм. и доп.- М.: Эксмо, 2008.- С. 543.

[32] Уголовное право. Общая и Особенная части:Учебник для вузов / Под общ. ред. д. ю. н. М.П. Журавлева и к. ю. н. С.И. Никулина. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007. – С. 657.

[33] Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П. Ответственность за государственные преступления. – М.: 1998.- С. 16 - 17.

[34] Анашкин Г.З. Ответственность за измену Родине и шпионаж. – М.: 1964. - С. 148 - 156.

[35] Румянцев О.Г. Основы конституционного строя: понятие, содержание, отражение в Конституции // Советское государство и право. 1993. № 10. С. 28.

[36] Закон РФ от 21.07.1993г. № 5485-I «О государственной тайне» // Российская газета. 21.09.1993 г. № 182. (с изм. и доп. от 01.12.2007 г.)

[37] Харламов А.С., Верин В.П., Ворожцов С.А. и др. Научно-практическое пособие по применению УК РФ: В. 3 т. Т. 2. // Отв. ред. Лебедев В.М.- М.: Норма, 2005. – С. 275. 400 с.

[38] Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. И.Э. Звечаровского. – М.: Юристъ, 2004. - С. 432-433.

[39] Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для высших учебных заведений / Под общей редакцией д. ю. н., профессора Н.Г. Кадникова.– М.: Книжный мир, 2006. - С. 684.

[40] Закон РФ от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» // "Российская газета", 21.09.1993, № 182. (с изм. и доп. от 01.12.2007г.) Ст. 21.

[41] Платонов О. Государственная измена. - М.: Алгоритм, 2005.- С. 205.

[42] Шилов М.Д., Захарченко Ю.В. Курс современного уголовного права. – Ростов: Изд-во РГУ, 2008. – С. 156-157.