Комплексный анализ гражданско-правового регулирования азартных игр и пари

Понятие азартных игр и пари, их характеристика и отличительные особенности, отражение в праве. Основания возникновения, изменения и прекращения правовых отношений, возникающих в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр и пари.

Курсовая работа

«Комплексный анализ гражданско-правового регулирования азартных игр и пари»

Введение

Азартные игры прошли в своем развитии довольно длительный путь, начиная со времен глубокой древности и вплоть до наших дней, выступая одновременно как основанный на риске способ обогащения и как разновидность досуга. Можно заметить, что изначально отношение к институтам азартных игр и пари со стороны государства и общества проявлялось не с положительной стороны, поэтому развитие получило лишь в публично-правовом регулировании. И только с принятием части второй Гражданского кодекса РФ им было уделено необходимое внимание в рамках гражданско-правового регулирования.

Включая во внимание сравнительно недавное введение главы 58 в ГК, до сих пор немало поводов для научной дискуссии. До настоящего времени в доктрине не сформировалась классификация игр и пари, до конца не определена правовая природа этих институтов и их место в системе гражданского права. Более того, как в законодательстве, так и в научных трудах отсутствует четкое соотношение игр и пари, а также смежных и сходных с ними институтов гражданского права, таких как производные финансовые инструменты. Дело в том, что исторически игры и пари развивались как правовые институты, функционально базировавшиеся на нормах разных отраслей права и включавшие в себя смежные с ними и ныне претендующие на самостоятельность институты, такие как, в частности, фьючерсный договор, расчетный форвард, опционный договор и своповое соглашение[1] .

Согласно изменениям, внесенным ФЗ от 24.07.2009 года №211-ФЗ в ФЗ от 24.07.2009 года №211-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» с 1 июля 2009 года на территории РФ запрещается работа всех игорных заведений, кроме специально отведенных для этого четырех зон: Алтайский край; Приморский край; Калининградская область; Краснодарский край и Ростовская область (данные игорные зоны включают в себя часть территории каждого из указанных субъектов Российской Федерации).

Развитие рыночных отношений, большой приток иностранных инвестиций стали причиной появления в нашей стране все увеличивающегося числа разнообразных производных финансовых инструментов, требующих самостоятельной законодательной регламентации. Поэтому с 08 февраля 2007 года производные финансовые инструменты получили, наконец, правовую защиту и были отмежеваны от игр и пари путем добавления в ст. 1062 ГК РФ пункта два, содержащего по существу положения о правовой защите производных финансовых инструментов.

Значительный вклад в их решение внес федеральный закон от 25 ноября 2009 г. №281-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». В соответствии с данным законом существенной корректировке, в плане регулирования ПФИ, подвергся, помимо НК РФ, целый ряд важных федеральных законов, в том числе законы «О банках и банковской деятельности», «О товарных биржах и биржевой торговле», «О рынке ценных бумаг», «О негосударственных пенсионных фондах», «Об инвестиционных фондах» и «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».

Тем не менее, как свидетельствует проведенное исследование, проблемы гражданско-правового регулирования игр, пари и производных финансовых инструментов по-прежнему остаются весьма актуальными. Их решение важно для развития отечественной экономики в плане как оптимизации внутреннего рынка ПФИ, так и повышения инвестиционной привлекательности нашей страны с позиций иностранных партнеров. Это тем более актуально, что в соответствие с одобренной 7 октября 2009 г. Президентом Российской Федерации Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации «интенсивное развитие экономики вообще и финансового рынка в особенности требует адекватного этому развитию регулирования ценных бумаг и финансовых сделок».

Целью данной работы является проведение комплексного научного анализа теоретических и практических проблем, возникающих в процессе организации и проведения азартных игр и пари на основе анализа правовых норм отечественного законодательства, регулирующих игорную деятельность.

Для достижения цели поставлены следующие задачи :

- раскрыть понятие и правовую природу азартных игр и пари;

- исследовать признаки и виды азартных игр и пари;

- установить основания возникновения, изменения и прекращения правовых отношений, возникающих в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр и пари.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр и пари.

Предметом исследования выступают нормы российского законодательства, регулирующие отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся в сфере игорного бизнеса.

Теоретическую основу работы составили научные труды отечественных и зарубежных ученых, а также специалистов, деятельность которых связана с рассматриваемой сферой.

В частности, общетеоретическую основу данной работы в области правового регулирования деятельности по организации и проведению азартных игр и пари составили научные труды видных ученых-цивилистов: М.М. Агаркова, Ю. Барона, Б. Виндшейда, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, Н.П. Василевской, В.В. Залесского, Р.В. Зотова, О.С. Иоффе, А.Ю. Сергеева, Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого и других.

1. Понятие, признаки и виды азартных игр и пари

При проведении исследований таких сложных и многогранных явлений, как азартные игры и пари, необходимо, в первую очередь предпринять попытку дать определение указанным понятиям, выявить и показать их отличительные признаки.

Исследование гражданско-правовых норм, регулирующих отношения, возникающие при организации и проведении игр и пари, значительно осложнено в связи с отсутствием в действующем законодательстве определения указанных понятий. Отсутствие легального определения понятий «игра» и «пари» в главе 58 ГК РФ отличает указанную главу от прочих глав Кодекса, посвященных регламентации различных видов договорных конструкций, которые уже в первой статье каждой главы содержат определение понятия соответствующего договора. Объяснение этому подходу приводилось, в частности, еще в Комментарии к проекту Гражданского уложения, где указывалось, что такие понятия, как игра и пари, являются общеизвестными и не нуждаются в специальном определении. Однако этот аргумент представляется недостаточно убедительным, так как правоприменительная практика показывает, что вопросы о пределах действия каждого из рассматриваемых договоров достаточно часто возникают в разных ситуациях.

Отсутствие в ГК РФ легального определения понятий «игра» и «пари» обуславливает необходимость обращения к анализу правовых норм, также к теоретическим исследованиям ученых-цивилистов.

Так, например, А.Ю. Кабалкин указывает: «Термин «игра» имеет несколько значений и поэтому едва ли можно выразить универсальное его понятие применительно к данным отношениям. В литературе игрой признается обязательство, в силу которого организатор должен выдать награду выигравшему лицу, причем победа в игре зависит одновременно и от случая, и от способностей, ловкости и других качеств участника. Вследствие этого свойство игры является то, что участники могут влиять на ее результат. Пари также представляет собой обязательство, однако в отличие от игры его участники высказывают диаметрально противоположные позиции по поводу существования определенного обстоятельства. Последнее может наступить независимо от волеизъявления участников пари либо уже наступило, но участники не знают существа обстоятельства или не предполагают, что оно уже возникло»[2] .

Разделяя данную позицию, О.В. Сгибнева отмечала, что «игра – это договор, в силу которого его участники обещают одному из них определенный выигрыш, который зависит от степени ловкости участников, их комбинационных способностей либо в той или иной мере от случая. Таким образом, особенностью игры является возможность участника в процессе игры воздействовать на ее результат. При пари такая возможность исключается, так как предполагается, что одна из сторон, заключивших соглашение, утверждает, а другая, отрицает наличие определенного результата, происходящего независимо от них. Следовательно, при пари исключается участие сторон в наступлении этих обстоятельств и предполагается только проверка фактов».

В свою очередь, М.Ю. Неруш определяет игры и пари следующим образом: «игры и пари представляют собой договоры, заключаемые с целью обогащения либо удовлетворения личных неимущественных потребностей их участников и не приводят к возникновению хозяйственных, предпринимательских или коммерческих рисков, совершенных под отлагательным условием».

По мнению Ю.В. Багно, азартная игра – это основанное на имущественном интересе, заключенное между одним или несколькими участниками (физическими или юридическими лицами) и организатором, имеющим лицензию и (или) между собой соглашение, условия которого известны участникам заранее, а результат зависит как от действий участников, так и от влияния случая; пари – основанное на риске и заключенное между двумя или несколькими участниками (физическими или юридическими лицами) между собой или с организатором соглашение о выигрыше, результат которого зависит от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет[3] .

Рассмотрев наиболее интересные цивилистические взгляды на определение понятий «игра» и «пари», необходимо обратиться к анализу нормативных источников, регулирующих отношения, складывающиеся в сфере организации и проведения азартных игр и пари.

Как уже отмечалось, в Главе 58 ГК РФ определения понятий «игра» и «пари» отсутствуют, что отчасти компенсировано включением их в налоговое законодательство. Так, в части второй Налогового кодекса[4] РФ Глава 29 «Налог на игорный бизнес» содержит в себе статью 364, закрепляющую определения основных понятий, наиболее часто используемых в игорном бизнесе.

Отказавшись от понятия «игра», Налоговый кодекс РФ оперирует терминами «азартная игра»[5] и «пари», сформулировав для каждого из них свое определение. Так, в соответствии со статьей 364 Налогового Кодекса, азартная игра представляет собой «основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками между собой либо с организатором игорного заведения (организатором тотализатора) по правилам, установленным организатором игорного заведения (организатором тотализатора)». Из смысла приведенной нормы вытекает, что законодатель исключает ситуацию, когда соглашение о выигрыше заключается одним участником с организатором игорного заведения, поскольку вводит условие о том, что соглашение должно быть заключено как минимум двумя участниками, следовательно, понятие азартной игры не распространяется на предпринимательскую деятельность в сфере эксплуатации игровых автоматов, поскольку участник, играющий на игровом автомате, по сути, заключает соглашение о выигрыше с организатором игорного заведения в одном лице. Следовательно, глава 29 Налогового кодекса РФ не распространяется на отношения между участником и игорным заведением, осуществляющим предпринимательскую деятельность в области эксплуатации игровых автоматов.

Отмеченные закондательные недоработки и отсутствие единого нормативного акта, включающего не только перечень основных понятий в сфере организации игорного дела, но и детально регламентирующего общественные отношения, складывающиеся в данной сфере, обусловили объективную необходимость разработки единого нормативного акта, направленного на устранение сформировавшегося правового вакуума в рассматриваемой сфере, принятие которого по различным причинам откладывалось на протяжении нескольких лет. Новый Федеральный закон Российской Федерации №244-ФЗ от 29 декабря 2006 года «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и пари и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»[6] (далее – Закон «О регулировании игр и пари») вступивший в силу с 1 января 2007 года, включил в себя целый комплекс норм, регламентирующих игорную сферу.

Так, статья 4 Закона, наряду с иными понятиями, дает определение «азартной игре» и «пари». Азартной игрой Закон признает основанное на риске соглашение сторон о выигрыше[7] , заключенное между двумя или несколькими участниками такого соглашения между собой либо с организатором азартной игры по правилам, установленным организатором азартный игры (п. 1 ст. 4).

Пари, в свою очередь, определяется законодателем как азартная игра, при которой исход основанного на риске соглашения о выигрыше[8] , заключаемого двумя или несколькими участниками пари между собой либо с организатором данного вида азартной игры, зависит от события, относительно которого неизвестного наступит оно, или нет (п. 2 ст. 4).

В данном случае отчетливо прослеживается соотношение понятий «азартная игра» и «пари» как родового и видового, где пари является разновидностью азартных игр. При этом законодатель вновь исключает возможность ситуации, в которой соглашение о выигрыше заключается с организатором игорной деятельности лишь одним участником. Следует отметить, что, раскрывая содержание понятия «азартная игра», законодатель не указывает на зависимость основанного на риске соглашения о выигрыше от обстоятельств, на наступление которых стороны имеют возможность влиять своими действиями. И, наконец, наличие элемента случайности в азартной игре – главная особенность такой игры в сфере гражданского права.

Общественные отношения, возникающие в сфере азартных игр и праи, порождают у участников различные права и обязанности, для охраны и защиты которых необходима правильная квалификация содержательной части таких правоотношений, Такая квалификация будет невозможна без установления признаков , характерных для азартных игр и пари и позволяющих выделить рассматриваемые институты из массы других.

Главной отличительной чертой исследуемых категорий является непредсказуемость результата, его случайный характер, на наступление которого, как уже указывалось, стороны либо могут, либо не могут оказывать определенное влияние своими действиями.

Ввиду того, что непредсказуемость результата является главным квалифицирующим признаком азартных игр и пари, их рисковый, или алеаторный (от лат. alea – случай) характер не вызывает сомнений. Как отмечалось в литературе, «невозможно существование шансов на выигрыш или на потерю без соответствующих или противоположных шансов для другой стороны»[9] .

Несмотря на то, что правовое значение имеют те игры, которые предполагают возможность выиграть или проиграть, далеко не каждый выигрыш (проигрыш) переводит игру в плоскость правового регулирования. Юридическое значение имеет лишь выигрыш, носящий имущественный характер, поэтому награждение медалью победителя спортивных соревнований не дает оснований для квалификации соответствующей игры в качестве азартной по статье 1062 ГК РФ, поскольку медаль, даже если она золотая, – это всего лишь символ победы, но не ее денежный эквивалент. Наряду с выигрышем во всех азартных играх должен присутствовать риск проигрыша, также носящий имущественный характер. По этой причине теннисный турнир с призовым фондом не будет относиться к числу азартных игр[10] , поскольку проигравший в нем ничего, кроме престижа, не теряет. Этот вывод не отрицается и тем фактом, что для игроков участие в некоторых спортивных состязаниях является платным. Такая плата взимается для покрытия накладных расходов организаторов соревнований и никак не коррелирует с величиной возможного денежного приза, т.е. не является ставкой в игре[11] . Сказанное позволяет отнести к одному из признаков алеаторных сделок их имущественный характер.

Поскольку деятельность по организации и проведению азартных игр и пари может осуществляться исключительно организатором[12] , в качестве которого может выступать юридическое лицо, зарегистрированное в установленном порядке[13] и обязанное заключить соответствующий договор с каждым, кто к нему обратиться, то можно говорить о публичном характере алеаторных сделок. Вместе с тем, в тех соглашениях, которые заключаются между двумя или несколькими участниками игры и пари без участия профессионального организатора, признак публичности может отсутствовать. В данном случае речь идет о так называемых натуральных обязательствах «obligatio naturales», известных еще римскому праву, которые хотя и признаваемы правом, тем не менее, не пользуются его защитой. Римские юристы установили два основных признака натуральных обязательств, которые не утратили своей актуальности и в настоящее время: во-первых, «кредитор лишен права требовать, должник, несмотря на это исполнивший обязательство, не может требовать обратно исполненное»; во-вторых, «под именем натуральных обязательств – в техническом смысле этого выражения, разумеются отношения, лишенные исковой защиты, но способные вызвать иные последствия, свойственные обязательственному праву»[14] .

Непредсказуемость результата, имущественный характер и публичность, являющиеся характерными признаками азартных игр и пари, присущи и некоторым другим гражданско-правовым договорам, например, договору страхования. Следовательно, возникает необходимость их разграничения с другими алеаторными сделками – со страхованием имущества и внесением в уставный капитал хозяйственного общества. Все перечисленные рисковые сделки направлены на определение прав и обязанностей субъектов по распределению блага и бремени собственности, однако, причины пробудившие участников к заключению указанных соглашений, различаются между собой, поэтому в качестве критерия дифференциации алеаторных сделок предлагается рассматривать мотив, который предопределяет характер действий участников-акцептеров.

Так, в договоре страхования имущества мотивация состоит в перенесении риска случайной гибели этого имущества на страховщика при сохранении, однако, блага собственности за страхователем. Мотивом внесения имущества в уставной капитал хозяйственного общества является передача бремени производительного использования имущества потребителем профессиональному предпринимателю в обмен на благо дохода с этого имущества. Сторона, слагающая с себя бремя содержания и производительного использования имущества, несет в связи с этим определенные затраты, в частности, уплачивает страховые взносы или даже отчуждает имущество другому лицу. Случай является фактором, который заставляет войти в расходы второго участника подобных отношений, делая эти отношения взаимными и заставляя второго участника производительно использовать полученные взносы или иное имущество с целью создания источника для покрытия этих расходов. Таким образом, названные выше рисковые сделки – это сделки, основанные на хозяйственном (предпринимательском или коммерческом) риске, то есть риске, возникающем в связи с осуществлением хозяйственной деятельности. Предусматривая защиту прав участников сделок, направленных на перераспределение хозяйственного (предпринимательского, коммерческого) риска, гражданское право тем самым способствует обеспечению максимальной эффективности хозяйственной деятельности.

Договоры о проведении азартных игр и пари не порождают никаких обязательственных отношений между сторонами. Выигравшая сторона получает прибыль, не неся никаких обязанностей по отношению к контрагенту. Как известно, обязательство – это правоотношение, опосредующее товарное перемещение материальных благ от одного лица к другому, но непосредственно после заключения договора о проведении азартных игр и пари ни о каком перемещении материальных благ еще не может быть и речи. Более того, неизвестно даже, кто из участников приобретает имущество, а кто потеряет. В играх и пари риск никогда не связан с наступлением случая, негативно влияющего на хозяйственную деятельность их участников. Вместе с тем проигрыш, хотя и влияет на имущественное состояние игрока весьма негативно, но он (проигрыш) – следствие участия в игре, а не предпринимательской деятельности[15] .

Еще одним важным признаком договоров об играх и пари является их условный характер, т. к. «возникновение прав и обязанностей здесь поставлено в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит ли оно»[16] .

Поскольку договор о проведении азартных игр и пари является условной сделкой, именно наступление условия, предусмотренного договором, и дает начало соответствующему обязательству[17] по отношению к противоположной стороне, в то время как «на долю проигравшей стороны выпадает только обязанность удовлетворить выигравшую сторону без приобретения соответствующего права»[18] . При этом возникновение прав и обязанностей поставлено в зависимость от отлагательного условия. Такое мнение основывается на положениях ст. 157 ГК РФ, в соответствии с которыми сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельств, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

Риск в играх и пари никогда не связан с наступлением случая, негативно влияющего на хозяйственную (предпринимательскую, коммерческую) деятельность их участников. Сам проигрыш, конечно, влияет на имущественное состояние игрока, причем нередко весьма негативно, но проигрыш – следствие участия в игре, а не предпринимательской деятельности.

В иных алеаторных сделках, напротив, случай подстерегает их участников независимо от того, заключат они эту сделку, или нет. Иными словами, «мотивом в рисковых сделках бывает или страх действительности, или надежда на действие случая. Первого рода расчет имеет место во всякого рода страховых договорах. Во втором случае стороны создают для себя искусственный интерес, придавая случайным, иногда совсем незначительным или ничтожным событиям особливое, по условию, значение; таковы договоры об игре, пари, лотерее».

Суммируя сказанное, можно выделить следующие основные отличительные признаки азартных игр и пари:

1. Непредсказуемость и случайный характер результата, на наступление которого стороны либо могут, либо не могут оказывать определенное влияние;

2. Рисковый (алеаторный) характер;

3. Имущественный характер выигрыша и риска проигрыша;

4. Публичный характер, за исключением случаев, когда соглашения заключаются межу двумя или несколькими участниками игры или пари без участия профессионального организатора;

5. Условный характер заключаемых соглашений;

6. Основанием участия в игре или пари является возложение одинакового с собственным риска неблагоприятного исхода игры (разрешения пари) на контрагента;

7. Мотивом участия в игре или пари является либо обогащение, либо удовлетворение личных неимущественных потребностей (например, признание, подтверждение статуса лидера);

8. Участие в игре или пари не приводит к оптимизации распределения хозяйственных, предпринимательских и коммерческих рисков их участников.

Стоит отметить, что И.В. Миронов, предлагая свою квалификацию азартных игр, основным признаком, позволяющим отличать игры от пари называет «состязательность». Согласно данному критерию игра во всех случаях является состязанием между участниками, в то время как в пари состязание в открытом виде отсутствует, поскольку состязаются не сами игроки, а объекты, по поводу которых они спорят[19] .

Большой интерес вызывает вопрос о критериях, по которым азартные игры и пари отличаются друг от друга.

В современной литературе разграничение игр и пари почти единогласно принято проводить по возможности участников влиять на наступление условий выигрыша или проигрыша. В том случае, если имеется возможность такого влияния, речь идет об игре, при отсутствии указанной возможности следует констатировать наличие пари.

В подтверждение рассматриваемой позиции можно привести высказывание Н.П. Василевской: «В игре участники имеют возможность влиять на ее результаты. Иначе обстоит дело с пари. Пари – это обязательство, в котором одна сторона утверждает, а другая отрицает наличие определенного обстоятельства. Само же обстоятельство наступает независимо от них»[20] .

Наряду с выявлением признаков, присущих азартным играм и пари, установлением критериев, позволяющих различать данные понятия друг от друга и выделять их их общей массы алеаторных сделок, целесообразно также определить правовую природу данных категорий.

Данный вопрос не нашел в науке однозначного разрешения. Объясняется это тем, что в большинстве случаев договор о проведении азартных игр или пари формулируется как реальный, т.е. считается заключенным с того момента, когда игроки сделали свои ставки, сформировали призовой фонд (иначе «банк»). Такая конструкция удобна организатору игр, поскольку после розыгрыша выигрыша ему не нужно будет понуждать проигравшего к уплате долга, однако, как справедливо отмечается в литературе, ничто не препятствует заключению консенсуального договора о проведении игр или пари, если это позволяют правила соответствующей игры.[21]

Непростым является и вопрос о том, к каким видам сделок следует относить азартные игры и пари: к тем, которые предполагают встречное предоставление (возмездным) или к тем, которые в таком представлении не нуждаются (безвозмездным). С одной стороны, если участник азартной игры или пари проигрывает, то он теряет свою ставку, то есть безвозмездно передает денежные средства выигравшему, не получая ничего взамен. С другой стороны, если выигравший участник получает сумму (имущество), в несколько раз превышающую его собственный взнос (ставку), он, таким образом, не только возвращает себе свое собственное имущество, но и, по сути, безвозмездно получает деньги, в то время как возмездность предполагает взаимное и сопоставимое предоставление. Представляется, что более правильным будет определение рассматриваемых сделок как возмездных. Следует согласиться с мнением Ю.К. Толстого и А.П. Сергеева о том, что «возмездность договора о проведении игр обусловлена тем, что имущественному предоставлению одной стороны (ставке игрока) корреспондирует встречное предоставление шансов на выигрыш со стороны организатора игр. Разумеется, вероятность выигрыша не всегда воплощается в действительность. Но и она обладает определенной ценностью, равной математическому ожиданию выигрыша, которая может быть исчислена в денежном выражении и, следовательно, также носит имущественный характер»[22] .

В современной литературе встречается и другая позиция, в соответствии с которой игра и пари представляют собой односторонние сделки[23] . Так, например, Т.В. Сойфер отмечает, что «Основанием возникновения соответствующего обязательства является одностороннее действие организатора игр или пари – объявление о проведении конкретной игры (пари) и ее условиях. Такая односторонняя сделка порождает определенные обязанности у организатора игры и права у ее потенциальных участников. Однако, обязанности организатора игр могут быть реализованы, если кто-либо из лиц воспользуется своим правом и примет участие в игре, то есть также совершит одностороннюю сделку»[24] .

Иной точки зрения придерживается В.А. Белов, считающий, что отношения между организаторами и участниками игр и пари не являются односторонними сделками: «Квалификация отношений между организатором и участниками игр (пари) как отношений из односторонних сделок прямо противоречит законодательству, да и здравому смыслу тоже. Объявление организатором о проведении игры или пари является не односторонней сделкой, а юридическим поступком»[25] . Приведенное высказывание также распространяется и на предложения об участии в игре (пари), сделанные, не организатором, а одним потенциальным участником другому. В случае, когда сам организатор принимает участие в игре (игры с крупье, игры на автоматах и т.п.), он несет все обязанности как организатора, так и участника, и, разумеется, пользуется правами участника.

Однако, наиболее верной представляется позиция Ю.К Толстого и А.П. Сергеева, которые отмечают, что «договор о проведении игр и пари в зависимости от содержания может быть как односторонне-, так и двусторонне-обязывающим. Пари оформляются односторонне обязывающими договорами, в которых обязанность (по выплате выигрыша) лежит только на одной стороне – организаторе пари (букмекере или устроителе тотализатора). Собственно азартные игры предполагают наличие встречных обязанностей у всех сторон соглашения[26] , т.е. опосредуется синалагматическими договорами»[27] .

Исследовав понятия «азартная игра» и «пари», установив их важнейшие отличительные признаки, определив правовую природу данных явлений, целесообразно рассмотреть вопрос о видах азартных игр и пари.

Например, А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой предлагают классифицировать все азартные игры по двум критериальным показателям. Первым из них является степень влияния случая на исход игры, в соответствии с которой азартные игры делятся на три вида: престижные, коммерческие и азартные. К престижным азатным играм авторы относят спортивные состязания, результат которых, главным образом, зависит от умений, навыков и других личных качеств игрока. Что касается коммерческих игр, например, бриджа или преферанса, то их правила уже вводят в игру элемент случайности (расклад карт), но при этом не менее важная роль в данном случае отводится также и умению игроков: комбинаторным способностям, памяти и т.п. В азартных же играх влияние случая настолько велико, что личные качества игроков практически не способны повлиять на их результат.

В качестве другого критерия классификации азартных игр авторы предлагают рассматривать возможность игроков участвовать в процессе определения победителя, то есть, в зависимости от того, проводится процедура разыгрывания выигрыша или нет. По данному признаку А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой разделяют азартные игры на пари и собственно азартные игры (в узком смысле слова). При этом отмечается, что после того, как соглашение о пари заключено, выигравшая сторона определяется автоматически: в зависимости от того, наступило оспариваемое событие или нет. В том же случае, если для определения победителя требуется провести дополнительную процедуру – разыгрывание, т.е. последовательность определенных правилами действия (например карточных ходов) участников, имеет место не пари, а азартная игра в узком смысле слова.

В отличие от азартных игр, критериев классификации пари не предлагается. А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой подразделяют пари на два вида – тотализатор и букмекерское пари – в зависимости от способа определения суммы выигрыша. В букмекерском пари величина выигрыша абсолютно фиксирована и не зависит от количества играющих, суммы сделанных ставок или числа выигравших, напротив, выигрыш в тотализаторе будет тем больше, чем крупнее призовой фонд, чем выше сумма выигрышной ставки и ниже вероятность выигрыша.[28]

Логичность рассмотренной концепции не вызывает возражений, но, как представляется, нуждается в некотором дополнении и включении еще одного критерия «юридического (гражданско-правового) значения», в зависимости от которого следует различать три вида азартных игр и пари.

1. Игры и пари, порождающие обязательства по выплате выигрыша, но не подлежащие судебной защите. Это правило, закрепленное в статье 1062 ГК РФ, означает, что нарушение обязательств из организации игр и пари, либо обязательства из участия в них, не порождает какого-либо охранительного гражданского правоотношения, содержанием которого было бы право на обращение в суд за защитой нарушенных субъективных прав. В данном случае защита гражданских субъективных прав, возникающих из организации и участия в азартных играх и пари, вопреки статье 11 ГК РФ не осуществляется судом. Выигравший не имеет право на иск (ни в материальном, ни даже в процессуальном смысле) к проигравшему о взыскании ставки в игре или пари, следовательно, имущество, переданное во исполнение обязательства из игры или пари, ни при каких условиях не может быть истребовано обратно, за исключением случаев, предусмотренных законом.

2. Игры и пари, порождающие обязательства по выплате выигрыша, подлежащие судебной защите. Такие игры и пари перечислены в п. 5 ст. 1063 ГК РФ и включают в себя игры, проводимые государством и его субъектами; муниципальными образованиями; третьими лицами по разрешению государства или муниципальных образований. В данном случае юридическим фактом, лежащим в основании возникновения требования о выдаче выигрыша является состоявшаяся игра или пари.

В п. 3 статьи 1063 ГК РФ закреплено, что в случае отказа организатора игр от их проведения в установленный срок участники игр вправе требовать от их организатора возмещения понесенного ввиду отмены игры или переноса их срока реального ущерба. Учитывая, что приведенный в статье 1062 ГК РФ перечень подлежащих судебной защите требований участников игр является исчерпывающим, требования о возмещении реального ущерба, понесенного в связи с отменой игр или переносом их срока, приходится признать не подлежащим судебной защите.

3. Игры и пари, не порождающие обязательства по выплате выигрыша, но подлежащие судебной защите. В данном случае требования о возврате проигранного, возникшие в случае насилия, влияния обмана, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр и или пари, также подлежат судебной защите (ст. 1062 ГК РФ). Юридическим фактом, лежащим в основании возникновения требования о возврате проигранного, в этом случае является признание состоявшейся игры или пари недействительной сделкой и исполнение проигравшей стороной несуществующего обязательства.

2. Особенности и проблемы правового регулирования деятельности по организации и проведению азартных игр и пари

Гражданские правоотношения как общественные отношения, приобретшие правовую форму в результате их урегулирования нормами гражданского права[29] , сами по себе не возникают и не порождают юридических последствий. Для того чтобы общественные отношения (в том числе отношения в сфере организации и проведения азартных игр и пари) приобрели статус правовых, необходимо наступление юридических фактов, т.е. обстоятельств, с которыми нормативные акты связывают какие-либо юридические последствия: возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Таким образом, гражданские юридические факты выступают в качестве связующего звена между правовыми нормами, регулирующими игорную деятельность, и соответствующими гражданскими правоотношениями.

Типичным основанием возникновения правоотношения для гражданского права в целом и для сферы игорного дела в частности является договор, «…под которым понимается само обязательство, возникающее из соглашения двух или нескольких лиц, а в некоторых случаях этот термин обозначает документ, фиксирующий акт возникновения обязательства по воле всех его участников»[30] , «…и открывается такое обязательство предложением, которое должно содержать полное указание существующих условий сделки»[31] .

Взгляд на договоры (contractus)[32] , существующий в римском праве, позволял рассматривать их с трех точек зрения: как основание возникновения правоотношения, как само правоотношение, возникшее из этого основания, и, наконец, как форму, которую соответствующее правоотношение принимает. Такое многозначное представление о договоре, сформулированное римскими юристами, хотя и с некоторыми изменениями, нашло свою практическую реализацию в ГК РФ.

Гражданский кодекс РФ договором признает соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст 420). Представляется, что данное определение подразумевает договор-сделку. Не случайно ГК РФ содержит отсылку к нормам о сделках: «К договорам применяются правила о двух – или многосторонних сделках» (п. 2 ст. 420). При этом согласно п. 1 ст. 154 ГК РФ односторонней считается, сделка, для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны. Например, объявление о проведении пари не требуют чьего-либо согласия, такое действие совершается одним лицом.

Между тем односторонняя сделка, как и любая другая, должна приводить к возникновению, изменению или прекращению прав и обязанностей. Права по односторонней сделке могут возникать как у лица, совершающего сделку, так и у других лиц, к интересу которых сделка совершена, в то время как обязанным по односторонней сделке является лицо, совершившее такую сделку[33] .

Договорный характер отношений, возникающих из игр и пари, установлен в ст. 1063 ГК РФ, определяющий, что данные отношения «основаны на договоре». Также договорная природа алеаторных отношений подчеркнута в Налоговом кодексе РФ[34] (ст. 364) и в Федеральном законе №244-ФЗ[35] (п.п. 1–2 ст. 4) путем указания на то, что игры и пари возникают из соглашений. Несмотря на то, что в ст. 1062 ГК РФ не содержится упоминания о договорной форме общих отношений из игр и пари, тем не менее, в силу п. 2 ст. 307 ГК РФ и ст. 421 ГК РФ, следует признать единственно возможным возникновение рассматриваемых отношений именно из договора.

В современной учебной литературе распространено мнение о том, что игра и пари представляют собой односторонние сделки, поскольку организаторы игр (пари) связаны условиями, объявленными при проведении игр (пари), а участники игр (пари) могут приобретать определенные права, но не обязанности. Кроме того, для реализации составляющих содержание игр и пари обязанностей их организаторов необходимы дополнительные юридические факты. Это дает основание и утверждать, что «обязательственные отношения из игр и пари в полном объеме возникают из нескольких последовательно совершаемых односторонних сделок»[36] . Причем обязанности организатора игр могут быть реализованы, только если кто-либо из лиц воспользуется своим правом и примет участие в игре, то есть также совершит одностороннюю сделку[37] .

Однако подобный подход подвергается критике. Так, В.А. Белов считает, что квалификация отношений между организатором и участниками игр (пари) как отношений из односторонних сделок прямо противоречит законодательству, да и здравому смыслу, поскольку объявление организатором о проведении или пари является юридическим поступком, связывающим организатора перед потенциальными участниками игроками (спорщиками). В объявлении организатора не является существенным момент направленности объявления именно на то, чтобы связать организатора юридическими оковами; такая связанность наступает независимо от устремлений организатора. Сделка же, согласно ст. 153 ГК РФ, должна быть направлена именно на достижение определенных правовых последствий. [38]

Основываясь на изложенном, представляется верным утверждение о том, что договоры, заключаемые в игорной сфере, в зависимости от их содержания могут быть как односторонне-, так и двусторонне-обязывающими: пари оформляются односторонне-обязывающими договорами, в которых обязанность (по выплате выигрыша) лежит только на одной стороне – организаторе пари (букмекере или устроителе тотализатора), а азартные игры предполагают наличие обязанностей у всех сторон соглашения, т.е. опосредуются синалагматическими договорами.

Договору об играх и пари, как волевому акту, присущи определенные психологические моменты. Поскольку обязательства из игр и пари предполагают намерение породить определенные юридические права и обязанности, то для совершения такого действия необходимо желание лица (в случае пари) или лиц (в случае игры). Однако одного такого намерения недостаточно: необходимо совершение волеизъявления, т.е. доведение внутренней воли лица до сведения других лиц. Применительно к играм и пари возможны случаи как прямого, так и косвенного[39] волеизъявления.

Прямое волеизъявление организатора игр заключить соответствующий договор будет иметь место, например, при размещении на электронном рекламном щите казино сформулированного определенным образом предложения принять в розыгрыше призового фонда. Примером косвенного волеизъявления может служить размещение на информационном стенде букмекерской конторы (организатора) «Линий» перечня ежедневно обновляемых спортивных событий, на которые данной конторой принимаются ставки. В свою очередь о прямом волеизъявлении лица – будущего игрока можно говорить, например, в случае, когда такое лицо делает ставку на ипподроме либо в букмекерской конторе.

Вместе с тем, широкое распространение применительно к алеаторным сделкам получило также заключение договора с помощью совершения акцептантом конклюдентных действий (п. 2 ст. 158 ГК РФ), таких, как, например, отправка монет в монетоприемник игрового автомата[40] .

С целью предотвращения споров между субъектами игорной деятельности необходимо, чтобы воля и волеизъявление как две стороны одного и того же процесса психического отношения к совершаемому лицами действию соответствовали друг другу.

Для того, чтобы общая воля сторон договоров об играх и пари могла быть сформулирована и облечена в форму договора, такой договор должен удовлетворять требованиям ст. 421 ГК РФ, т.е. быть свободным от какого-либо внешнего воздействия: субъекты свободны в решении вопроса, заключать или не заключать договор об играх и пари; свободны в выборе контрагента; свободны в выборе вида договора; свободны в определении условий договора.

Таковыми являются обеспечивающие свободу договора общие правила, не распространяющиеся, однако, на субъектов указанных в ч. 1 ст. 1063 ГК РФ, добровольно принявших на себя обязательства по организации и проведению азартных игр и пари с любым дееспособным физическим лицом, ответивших акцептом на оферту организатора принять участие в игре либо пари.

Таким образом, в сфере игорного дела полная свобода договора может иметь место лишь в натуральных обязательствах из игр и пари (не предусмотренных ст. 1063 ГК РФ и не подлежащих за установленными ст. 1062 ГК РФ исключениями судебной защите), поскольку профессиональные организаторы, т.е. лица[41] , получившие от уполномоченного органа либо:

1. разрешение, выдаваемое на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр (п. 8 ст. 4 ФЗ РФ №244-ФЗ);

2. лицензию, выдаваемую на осуществление деятельности по организации и проведению пари в букмекерских конторах и тотализаторах (п. 9 ст. 4 ФЗ РФ №244-ФЗ),

добровольно приняв на себя обязательство заключить договор об игре или пари с любым дееспособным физическим лицом, акцептировавшим предложение организатора принять участие в игре либо пари, ограничили, тем самым, свободу заключаемых ими договора.

Установив, что в основе отношений субъектов игорного дела лежит договор, представляется необходимым изучить динамику правоотношений, возникающих по поводу организации и проведения азартных игр и пари, включающую исполнение, а, в ряде случаев, изменение и расторжение договора.

Исполнение принятых обязательств по договорам игр и пари подчиняетс я общим требованиям главы 22 ГК РФ «Исполнение обязательств», а также требованиям п. 4 ст. 1063 ГК РФ. Исполнение договоров об играх и пари выражается в совершении сторонами конкретных действий, направленных на распределение между ними риска составляющего цель договора. При квалификации исполнения рисковых договоров необходимо учитывать: было ли в действительности совершено определенное в договоре действие (например, состоялись ли скачки на ипподроме), и если да, – то каким образом. В первом случае речь идет об исполнении в натуре, т.е. о реальном исполнении , во втором – о надлежащем характере такого исполнения , включающем соблюдением комплекса требований, определяющих, кто и кому должен произвести исполнение, каким предметом, когда, где и каким способом это должно быть осуществлено.

Несмотря на тесную связь, существующую между данными понятиями, реальное и надлежащее исполнение обязательств из игр и пари являются разноплоскостными явлениями. В первом выражена сущность исполнения как совершения определенного действия, а во втором – качественная характеристика этого действия. Осуществляя проверку исполнения должником принятого по договору обязательства (как в играх, так и пари), необходимо поставить два самостоятельных по значению вопроса: во-первых, совершило ли лицо действие, составляющее объект правоотношения в сфере игорного дела (соблюдено ли требование реального исполнения), и, во-вторых, каким образом такое действие совершено (соблюдено ли требование надлежащего исполнения).

К числу первых мер, предназначенных для обеспечения реального (натурального) исполнения обязательств из игр и пари, следует отнести, прежде всего, общее правило о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий, закрепленное в ст. 310 ГК РФ и адресованное организаторам игр и пари, вступающим в роли должника. В свою очередь, на случай неисполнения должником обязательства в натуре (т.е. в случае отказа организатора азартных игр от их проведения), ГК РФ предусмотрел определенные гарантии прав участников игр и пари, закрепив право таких участников требовать от организатора возмещения реального ущерба, понесенного из-за отмены игры, а равно пари (п. 2 ч. 3 ст. 1063)[42] . Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 396 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, возмещение убытков (реального ущерба) в случае неисполнения обязательств, освобождает организатора от необходимости исполнить обязательство в натуре (т.е., от обязанности по проведению игры либо пари).

Рассмотрев меры, обеспечивающие исполнение обязательств из игр и пари, целесообразно перейти к исследованию закрепленных законодателем в главе 22 ГК РФ элементов, по наличию которых можно судить о надлежащем исполнении исследуемых алеаторынх обязательств.

1. Исполнение обязательства надлежащему субъекту. По общему правилу, закрепленному в ст. 312 ГК РФ, если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или сущности обязательства, должник вправе потребовать при исполнении обязательств доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или уполномоченным им на это лицом, неся при этом риск последствий непредъявления такого требования. Соглашения организаторов и участников азартных игр и пари в большинстве случаев оформляются выдачей соответствующего документа (квитанции, игрового билета, игрового жетона и т.п.) которые не носят именного характера, из чего следует, что выигрыш будет подлежать выплате организатором субъекту-предъявителю соответствующего документа.

2. Исполнение обязательства надлежащим субъектом может являться необходимостью как для одной стороны (организатора), так и для обеих сторон (организатора и игрока) договоров из игр и пари. При проведении азартных игр, в силу двустороннего характера таких договоров, обязанность по исполнению принятого обязательства возлагается законом на обе стороны. По правилам п. 1 ст. 1063 ГК РФ и п. 5 ст. 4 ФЗ РФ №244-ФЗ организация и проведение азартных игр (с использованием рулеток, игровых автоматов, игровых столов) осуществляется организаторами. Содержание такого исполнения будет раскрываться в ходе принятия организатором в лице его работников (например, крупье[43] ,), ставок выплате выигрыша, возмещении убытков, причиненных нарушением договорных обязательств. В свою очередь, участник азартной игры – физическое лицо, для того, чтобы иметь возможность претендовать на получение выигрыша, обязуется делать необходимые ставки, ходы, а также совершать иные действия, предусмотренные соглашением сторон.

В случае проведении пари обязанность исполнить обязательство, в силу одностороннего характера данного договора, будет возложена только на организатора тотализатора, а также на организатора букмекерского пари. Таким образом, надлежащими лицами исполнения обязательств из игр и пари будут являться: 1) организатор – юридическое лицо, осуществляющее деятельность по организации и проведению азартных игр либо пари (п. 5 ст. 4 ФЗ РФ №244-ФЗ); 2) участник – любое дееспособное физическое лицо, принимающее участие в игре или пари, заключившее основанное на риске соглашение о выигрыше либо с организатором, либо с другим участником[44] (п. 10 ст. 4 ФЗ РФ №244-ФЗ).

3. Исполнение обязательства надлежащим предметом . Представляется, что предметом договора об игре или о пари, являющимся его существенным условием, является выигрыш, а, точнее, возможность его получения. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации №162-О от 5 июля 2001 г. понятие выигрыш «не имеет специфического правового содержания, которое отличалось бы от общепринятого (выигрыш – это то, что приобретается в результате успешного участия в игре)»[45] . В свою очередь, Федеральный закон РФ №244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр…» определяет выигрыш, как денежные средства или иное имущество, в том числе имущественные права, подлежащие выплате или передаче участнику азартной игры, предусмотренного правилами, установленными организаторами азартной игры (п. 4 ст. 4).

Таким образом, приведенные положения ФЗ РФ №244-ФЗ «О государственнос регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр…» по сути продублировали положения п. 4 ст. 1063 ГК РФ, предусматривающие, что выигрыш должен быть выплачен в размере и в форме (денежной или натуральной), предусмотренном условиями проведения игр.

4. Исполнение обязательства в надлежащий срок . Условие о сроке проведения игр и пари всегда имеет существенное значение, т. к. в случае несогласования сторонами такого срока договор считается незаключенным. При этом существенный характер имеет лишь срок проведения игры или пари, но не выплаты выигрыша, поэтому как при несогласовании организатором и участником срока выплаты выигрыша последний, согласно п. 4 ст. 1063 ГК РФ, должен быть выплачен не позднее десяти дней с момента определения результатов игры или пари либо в иной срок, установленный законом. В большинстве случаев срок проведения той или иной игры либо пари обусловлен их характером. Так, например, договорившись об игре в рулетку, стороны автоматически соглашаются с тем, что игра начинается немедленно по окончании ставок и закончится, когда остановится колесо рулетки. Таким образом, согласовывая предмет договора, стороны часто определяют его срок.

5. Определенное значение при исполнении обязательств, возникающих из игр и пари, имеют цена и форма таких договоров. Сумма, которой игрок рискует ради получения своего выигрыша, является ценой данного договора и чаще всего именуется ставкой. В случае отсутствия указания сторонами на цену договора об игре или пари, такая цена может определяться по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ, так как, по общепринятому мнению, цена не является существенным условием исследуемых алеаторных договоров.

Такой вывод следует из того, что правила большинства азартных игр однозначно определяют величину возможных ставок либо позволяют их определить с необходимой точностью. Кроме того, договоры о проведении игр или пари, как правило, являются реальными, а это значит, что момент их заключения приурочен к уплате цены (игрок делает ставку), которая выступает не условием, а предпосылкой заключения договора[46] .

Равно как и в отношении цены, законодатель не предусматривает в главе 58 ГК РФ особых правил, устанавливающих обязательную форму заключенного сторонами договора об игре либо пари. Это, в свою очередь, означает необходимость руководствоваться общими правилами о форме сделок, предусмотренными ст. ст. 158–163 ГК РФ, а также специальными – о форме договоров, закрепленными в ст. 434 ГК РФ. Хотя законодатель в п. 2 ст. 1063 сделал указание на оформление договора между организатором и участником игр (пари) путем выдачи дотерейного билета, квитанции, а также иным способом[47] , представляется, что ни лотерейный билет, ни квитанция не могут считаться письменной формой договоров данного вида. Их скорее следует рассматривать как документы, удостоверяющие факт заключения таких договоров в устной форме и фиксирующие его содержание, являющиеся необходимыми при выплате выигрыша, возврате уплаченных за участие в играх денег, уступке прав на участие в розыгрыше и т.п.

В отношении договоров о проведении азартных игр (например, при игре на игровых автоматах), где игроки не получают в обмен на денежный взнос документа, подобного квитанции или карточки, обычно выдаваемых при игре на тотализаторе, следует указать, что существенные условия договоров, заключаемых в таких игорных заведениях, в письменном виде определены в разрабатываемых организаторами в соответствии с требованиями действующего законодательства, формулярах или в стандартных формах (правилах игры), которые могут быть приняты акцептантом не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

6. Исполнение обязательства в надлежащем месте. Поскольку глава 58 ГК РФ не содержит специальных правил, определяющих место исполнения обязательств из азартных игр и пари, которое имеет важное значение для решения вопроса о том, где сторона-должник обязана произвести исполнение своего обязательства, применению подлежат общие правила, определяющие место исполнения, закрепленные в ст. 316 ГК РФ. В соответствии с пунктом 6 указанной статьи в случае, когда должником является юридическое лицо, обязательство должно быть исполнено в месте его нахождения, если такое место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства. Поскольку главным должником в обязательствах из азартных игр и единственным должником в обязательствах из пари является организатор, целесообразно указать на явное различие в новом подходе законодателя к определению места нахождения организаторов игр и пари, закрепленным в Федеральном законе РФ №244-ФЗ.

Такое дифференцированное отношение выразилось в закреплении двух различных правовых режимов для организаторов игр и пари: с 1 января 2007 г. Согласно п. 4 ст. 5 Закона игровые заведения (за исключением букмекерских контор и тотализаторов) могут быть открыты исключительно в предусмотренных п. 2 ст. 9 Закона территориальных игорных зонах, в то время как организация и проведение пари может осуществляться как в пределах игорных зон, так и за их чертой. В свою очередь, деятельность игорных заведений, получивших разрешение на организацию и проведение игр и пари, действовавших на день вступления Федерального закона, но не соответствующих требованиям ФЗ РФ №244-ФЗ, прекращается до 1 июля 2007 г. (п. 6 ст. 16 Закона).

Анализ оснований и особенностей возникновения и исполнения правоотношений из игр и пари, позволяет перейти к исследованию оснований изменений и расторжения данных правоотношений.

В целях придания устойчивости правоотношениям в сфере игорного дела, заключенные договоры об играх и пари должны исполняться на тех условиях, на которых было достигнуто соглашение сторон и не должны изменяться. Однако нередко возникают ситуации, когда интересы общества, отраженные в конкретном законе, либо интересы отдельно взятых сторон – субъектов азартного сектора требуют либо изменения условий уже заключенного договора, либо его расторжения.

Обеспечить защиту законных интересов организаторов и участников азартных игр и пари призваны не только специальные нормы Главы 58 ГК РФ, но и общие нормы Главы 29 ГК РФ «Изменение и расторжение договора».

Наделение сторон столь широкой возможностью определять судьбу договора составляет одно из прямых выражений договорной свободы: те, кто обладают правом по собственной воле заключать договор, должны быть в принципе столь же свободны в вопросах о его расторжении или изменении отдельных договорных условий.[48]

По правилу ч. 1 ст. 450 Главы 29 ГК РФ, возможность изменения либо расторжения договора об играх и ли пари по соглашению сторон презюмируется, если иное не не предусмотрено Кодексом, другими законами либо договором. Немаловажным будет отметить, что совершение указанных действий в одностороннем порядке допускается только в случаях, прямо предусмотренных Кодексом, другими законами или договором (п. 2. ч. 2 ст. 450 ГК РФ). Таким образом, если в первом случае действует принцип: «разрешено все, что прямо не запрещено», то во втором случае действия участников подчиняются правилу, по которому «разрешено лишь то, что прямо дозволено».

Так, например, администрация казино, объявившего розыгрыш дорогостоящего автомобиля с указанием его марки и модели, включив в правила розыгрыша пункт о возможности замены организатором заявленного автомобиля другим автомобилем того же класса, по итогам розыгрыша, при невозможности исполнить обязательство изначально заявленным предметом, вправе передать выигрывавшему игроку автомобиль другой марки и модели, но аналогичного класса. В данном случае речь идет об изменении[49] организатором в одностороннем порядке предусмотренных организатором на момент направления оферты условий договора, которые были приняты акцептантом, путем выражения своего согласия принять участие в азартной игре. Однако, если игроку, победившему в розыгрыше, в качестве выигрыша будет предложен автомобиль стоимостью существенно ниже стоимости автомобиля, изначально обещанного организатором, то в судебном порядке по требованию игрока может быть принято решение либо об обязанности организатора исполнить обязательство надлежащим образом, либо решение о расторжении договора ввиду существенного нарушения[50] его условий со стороны организатора (п. 1. ч. 2 ст. 450 ГК РФ).

Наряду с «изменением» и «расторжением» договора об игре или пари, на практике в исследуемой сфере довольно широко используется термин «отказ (односторонний отказ) от исполнения» , который, если это допускается законом или соглашением сторон, приводит к тому, что договор считается соответственно измененным или расторгнутым (п. 3 ст. 450 ГК РФ).

Так, например, администрация казино вправе отказать в приеме ставок игрока при игре в рулетку в случае выявления допущенных со стороны такого игрока нарушений установленных организатором правил посещения игорного заведения. Более того, игрок-нарушитель, по требованию организатора азартной игры, обязан немедленно покинуть игорное заведение (п. 4 ст. 7 ФЗ РФ №244-ФЗ). В указанном случае односторонний отказ организатора от исполнения принятого обязательства по проведению азартной игры, влекущий за собой прекращение договора, является правомерным, а потому не порождает для организатора никаких неблагоприятных последствий.

Однако такие неблагоприятные последствия все же могут наступить для организатора в силу правила, закрепленного в п. 2 ч. 3 ст. 1063 ГК РФ предоставляющего участникам азартных игр право требовать от их организатора возмещения реального ущерба, понесенного либо из-за отмены игры (означающей прекращение существования договора), либо из-за переноса срока проведения игры (означающего изменение договора). При этом возмещение игроку реального ущерба[51] исключает обязанность организатора удовлетворить требования игрока о возмещении упущенной выгоды, ввиду того, что расторгнутое соглашение было основано на риске и его исход находился в прямой зависимости от события, наступление или ненаступление которого невозможно спрогнозировать, даже при сохранении действия соглашения сторон о выигрыше.

Как отмечают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, «независимо от того, идет ли речь о расторжении договора или о его изменении, соответствующие последствия наступают лишь на будущее время. По этой причине, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон, все полученное каждой из них по договору остается у нее»[52] . Соответственно ни один из контрагентов не может требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента, когда состоялось изменение или расторжение договора, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон (п. 5 ст. 453 ГК РФ). Следовательно, до момента установления администрацией организатора (например, казино) допущенных нарушений правил посещения игорного заведения игроком, получившим до момента такого нарушения выигрыш в данном игорном заведении, за таким игроком признается право на сохранение всего выигранного, при условии, что установленные организатором правила игры, с которыми соглашается игрок, при заключении основанного на риске договора, не содержат в себе иное.

Изложенное позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Проведенный анализ взглядов на договоры, существовавшие в римском праве, а также подходов российского законодателя к определению данного понятия, свидетельствует о том, что именно договор является основанием возникновения правоотношений в сфере организации и проведения азартных игр и пари.

2. В сфере игорного дела полная свобода договора может иметь место лишь в натуральных обязательствах из игр и пари, поскольку профессиональные организаторы, т.е. лица, получившие от уполномоченного органа либо:

1) разрешение, выдаваемое на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр;

2) лицензию, выдаваемую на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр (в широком смысле) в букмекерских конторах и тотализаторах;

добровольно приняв на себя обязательство заключить договор об игре или пари с любым дееспособным физическим лицом, акцептировавшим предложение организатора принять участие в игре либо пари, ограничили, тем самым, свободу заключаемых ими договоров.

3. Договоры, заключаемые в игорной сфере, в зависимости от их содержания могут быть как односторонние, – так и двусторонне обязывающими: пари оформляются односторонними договорами, в которых обязанность (по выплате выигрыша) лежит только на одной стороне – организаторе (букмекере или устроителе тотализатора), а азартные игры предполагают наличие встречных обязанностей у всех сторон соглашения, т.е. опосредуются синалагматическими договорами.

4. Для возникновения прав и обязанностей из игр и пари необходимо доведение внутренней воли одного субъекта до сведения других субъектов, т.е. необходимо совершение волеизъявления, которое применительно к играм и пари может прямым и косвенным. Главное при этом, чтобы воля и волеизъявление как две стороны одного и того же психического отношения к совершаемому субъектами действию, соответствовали друг другу.

5. При квалификации исполнения рисковых договоров необходимо учитывать: было ли в действительности совершено определенное в договоре действие, и если да, – то каким образом. В первом случае речь идет об исполнении в натуре, т.е. о реальном исполнении, во втором – о надлежащем характере такого исполнения, включающем соблюдение комплекса требований, определяющих, кто и кому должен произвести исполнение, каким предметом, когда, где и каким способом это должно быть осуществлено.

6. Несмотря на то, что между исследуемыми понятиями существует тесная взаимосвязь, необходимо все же дифференцировать реальное и надлежащее исполнение обязательств из игр и пари, поскольку в первом выражена сущность исполнения как совершения определенного действия, а во втором – качественная характеристика этого действия. Поэтому при проверке исполнения должником договорного обязательства (как из игр, так и из пари) следует поставить два самостоятельных вопроса: во-первых, совершило ли лицо действие, составляющее объект правоотношения в сфере игорного дела (соблюдено ли требование реального исполнения); во-вторых, каким образом такое действие совершено (соблюдено ли требование надлежащего исполнения.)

7. Если иное не установлено Гражданским кодексом РФ, другими законами либо договором, то возможность изменения, а равно расторжения договора об игре (пари) по соглашению сторон презюмируется, а в то время как совершение указанных действий в одностороннем порядке допускается только в случаях, прямо предусмотренных ГК РФ, иными законами или непосредственно договором. Таким образом, если в первом случае действует принцип: «разрешено все, что прямо не запрещено», то во втором случае действия участников подчиняются правилу, по которому «разрешено лишь то, что прямо дозволено».


Заключение

Проведенное исследование истории законодательного регулирования и нового правового режима деятельности по организации и проведению азартных игр и пари в России позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Проведенный анализ категории «азартная игра» и «пари» позволил выявить следующие основные признаки: 1) непредсказуемость и случайный характер результата, на наступление которого стороны либо могут, либо не могут оказывать определенное влияние; 2) рисковый (алеаторный) характер; 3) имущественный характер выигрыша и риска проигрыша; 4) публичный характер, за исключением случаев, когда соглашения заключаются между двумя или несколькими участниками игры или пари без участия профессионального организатора; 5) условный характер заключаемых соглашений; 6) основанием участия в игре или пари является возложение одинакового с собственным риска неблагоприятного исхода игры (разрешения пари) на контрагента; 7) мотивом участия в игре или пари является либо обогащение удовлетворение личных неимущественных потребностей; 8) участие в игре или пари не приводит к оптимизации распределения хозяйственных, предпринимательских и коммерческих рисков их участников.

2. Проведенный анализ взглядов на договоры, существовавшие в римском праве, а также подходов российского законодателя к определению данного понятия, свидетельствует о том, что именно договор является основанием возникновения правоотношений в сфере организации и проведения азартных игр и пари.

3. Договоры, заключаемые в игорной сфере, в зависимости от их содержания могут быть как односторонние, – так и двусторонне обязывающими: пари оформляются односторонними договорами, в которых обязанность (по выплате выигрыша) лежит только на одной стороне – организаторе (букмекере или устроителе тотализатора), а азартные игры предполагают наличие встречных обязанностей у всех сторон соглашения, т.е. опосредуются синалагматическими договорами.

Список использованной литературы

право азартный игра пари

1. Конституция Российской Федерации [Текст] // РГ от 25.12.1993, №237.

2. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. [Текст]: [федеральный закон №14-ФЗ от 26 января 1996 г. №14-ФЗ с измен. на 06.12.2007 г.] // СЗ РФ, 1996. – №5. – Ст. 410.

3. Российская Федерация. Законы. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть вторая [Текст]: [федеральный закон №117-ФЗ от 05 августа 2000 г. с измен. на 04.12.2007] // СЗ РФ, 07.08.2000 г. – №32. – Ст. 3340.

4. Российская Федерация. Законы. О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон №224-ФЗ от 29 декабря 2006 года] // СЗ РФ, 01 января 2007 г. – №1 (Ч. 1) – Ст. 7.

5. Российская Федерация. Законы. О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» [Текст]: [федеральный закон №54-ФЗ от 22 мая 2003 ч] // СЗ РФ, 26.05.2003, – №21, – ст. 1957.

6. Российская Федерация. Законы. О лицензировании отдельных видов деятельности [Текст]: [федеральный закон №128-ФЗ от 08 августа 2001 г. с измен. на 22.07.2008 г. №148-ФЗ] // РГ. 10.08.2001 г. – №153–154,

7. Российская Федерация. Законы. О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. [Текст]: [федеральный закон №115-ФЗ от 07 августа 2001 г. с измен. на 28.11.2007 г.] // СЗ РФ, 13.08.2001, – №33 (часть I), – ст. 3418.

8. Российская Федерация. О составе и порядке предоставления организатором азартных игр сведений, необходимых для осуществления контроля за соблюдением требований законодательства о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр. [Текст]: [Постановление Правительства РФ от 23 августа 2007 г. №540] // СЗ РФ, 27.08.2007, – №30. – ст. 3941.

9. Об утверждении положения о лицензировании деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах: Постановление Правительства Российской Федерации от 17 июля 2007 г. №451 [Текст]: // Собрание законодательства Российской Федерации, 23.07.2007, №30, ст. 3941

10. Об утверждении правил совершения операций с денежными средствами при организации и проведении азартных игр: Постановление Правительства Российской Федерации от 10 июля 2007 г. №441, принятое во исполнение Федерального закона «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации [Текст] // СЗ РФ, 16.07.2007, – №29, – ст. 3716.

11. О лицензировании деятельности по производству и реализации специального игорного оборудования, предназначенного для осуществления игорного бизнеса: Постановление Правительства Российской Федерации от 06 октября 2006 г. №603 (ред. от 07.06.2008 г.) [Текст]: // СЗ РФ, 16.10.2006, – №42, – ст. 4378.

12. Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере организации и проведения азартных игр: Постановление Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2005 г. №793 (ред. от 30.05.2007 г.) [Текст]: // СЗ РФ, 26.12.2005, – №52 (3 ч.), – ст. 5755.

13. Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих: утвержден Постановлением Минтруда Российской Федерации от 21 августа 1998 г. №37 (в ред. от 29.04.2008 г.) [Текст]: // Минтруд РФ, М., 1998 г.

14. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 июля 1996 г. №6/8 [электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс».

15. О прекращении производства по делу о проверке конституционности статьи 1062 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой коммерческого акционерного банка «Банк Сосьете Женераль Восток: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2002 г. №282-О [Текст]: // СЗ РФ. 2002. – №52 (Часть II). – Ст. 5291.

16. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 августа 2005 г. №КГ-А40/7048–05 [электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс».

17. Белов В.А. Игра и пари как институты гражданского права [Текст] / Белов В.А // Законодательство. 1999 г. – №9.

18. Белов В.А. Игра и пари как институты гражданского права [Текст] / Белов В.А // Законодательство. 1999 г. – №10.

19. Брагинский М.И. Правовое регулирование игр и пари. [Текст] / Брагинский М.И. // Хозяйство и право. 2004 г. – №12.

20. Брагинский М.И., Витрянсикй В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. [Текст]. / Брагинский М.И., Витрянский В.В. – М., – 2001 г.

21. Васильевская Н.П. Гражданское право. Учебник. Ч. 2. [Текст] / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого М., 1997 г.

22. Губин Е.П., Шерстобитов А.Е. Расчетный форвардный контракт: теория и практика [Текст] / Губин Е.П., Шерстобитов А.Е. // Законодательство. 1998 г. – №10.

23. Дерюга Н. Пределы правового регулирования азартных игр. [Текст] / Дерюга Н. // Российская юстиция. 1998 г. – №6.

24. Л. Жюллио де ла Морандьер. Гражданское право Франции. В трех томах. [Текст] / Л. Жюллио де ла Морандьер // М., – 1961 г. – Т.3. – С. 330.

25. Залесский В.В. Гражданское право: Учебник. Ч. 2. Обязательственное право. [Текст] / Залесский В.В. // М., – 1998 г.

26. Иоффе О.С. Обязательственное право. [Текст] / Иоффе О.С. – М.: Госюриздат, – 1975 г.

27. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. [Текст] / Иоффе О.С.М.: Статут, – 2003 г.

28. Исаева Л.М. Азартные игры. [Текст] / Исаева Л.М // Юридический консультант. 2003 г., – №4.

29. Кабалкин А.Ю. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). [Текст] / Под ред. О.Н. Садикова. М. – 2003 г.

30. Колесникова И. Об изменениях в правовом регулировании игорного бизнеса. [Текст] / Колесникова И. // Право и экономика. 2007 г. – №3.

31. Курманов М.М. Правовое регулирование деятельности игорных заведений в Российской Федерации. [Текст] / Курманов М.М. // Предпринимательское право. 2007 г. – №2.

32. Панкратов П.А. Обязательства из проведения игр и пари. [Текст] / Панкратов П.А. // Гражданское право: в двух томах. Том второй. Полутом 2: Учебник. / Отв. ред. Проф. Е.А. Суханов. М., 2000 г.

33. Садиков О.Н. Гражданское право России: Курс лекций. Ч. 2. М., 2004 г.

34. Сгибнева О.В. Проведение игр и пари. / Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: курс лекций. (Отв. ред. О.Н. Садиков.) М., 1997 г.

35. Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право. Том 2. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное. М., 2001 г.

36. Эрдлевский А.М. Игры и пари. [Текст] / Эрдлевский А.М. // Российская юстиция. 1999 г. – №8.

37. Шершеневич Г.Ф. Учебник гражданского права. Т. 2. [электронный ресурс] // СПС «Консультант Плюс»: Высшая школа.

38. Эрдлевский А.М. Новое в законодательстве об играх и пари. [Текст] / Эрдлевский А.М. // Хозяйство и право 2007 г. – №6.


[1] В настоящее время, смежные с играми и пари правовые институты: фьючерсный договор, расчетный форвард, опционный договор, своповое соглашение и др., можно объединить закрепленным в законе термином «производные финансовые инструменты» (далее - ПФИ).

[2] А.Ю. Кабалкин. Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). / Под ред. О.Н. Садикова, М., 2003. С. 783-784

[3] Ю.В. Багно. Гражданско-правовое регулирование отношений, возникающих из игр и пари. Дисс. канд. юрид. наук. Краснодар, 2004 г. С. 34.

[4] Налоговый кодекс Российской Федерации от 05.08.2000 г. № 117-ФЗ, Часть вторая // Собрание законодательства РФ. 2000. № 32. Ст. 3340.

[5] Слово «азарт» происходит от французского «hazard», что в переводе означает «случай», «риск». Словари русского языка под словом «азарт» понимают сальное увлечение, задор. См. об этом: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1988. С.20; Даль В.И. Толковй словарь живого великорусского языка. В 4 тт. Т.1. Спб., 1996. С. 6.

[6] Собрание Законодательства Российской Федерации, от 01 января 2007 г. №1 (Ч1) Ст. 7.

[7] По убеждению гангстера Бакси Сигала, основателя Лас-Вегаса, «выигрывает лишь только тот, кто не играет, но тот, кто не играет — упускает жизнь». / Ю. Кричевский, П. Горшков. Игра: в надежде приобрести излишнее. // Итоги, 1999 г. № 49. С. 65.

[8] Под исходом соглашения о выигрыше следует понимать судьбу выигрыша, т.е. решение вопроса о том, какой из участников соглашения о выигрыше получит право на его приобретение (получение) по окончании игры в соответствии с условиями такого соглашения. Сравнение определений «игра» и «пари» позволяет выделить критерии для их разграничения. Первое из них шире второго, и полностью его охватывает, т.е. любое пари — игра, но не любая игра — пари. / А.М. Эрдлевский. Новое в законодательстве об играх и пари. // Хозяйство и право. 2007 г. №6. С. 15.

[9] Л. Жюллио де ла Морандьер. Гражданское право Франции. В трех томах. М., 1961. Т.3. С. 330.

[10] Разумеется, такие спортивные игры регулируются правомЮ но лишь в качестве разновидности публичного конкурса (ст. 1057-1061 Гражданско кодекс РФ).

[11] Гражданское право. Том 2. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., 2001. С. 706.

[12] п.1 статьи 5 Федерального закона от 29 декабря 2006 года № 224-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и пари и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации 01 января 2007 г. № 1 (Ч 1) Ст. 7.

[13] Там же. Статья 6 (п. 1).

[14] В.М. Хвостов. Натуральные обязательства по римскому праву. М., 1898. С.1.

[15] М.Ю. Неруш. Игры и пари: гражданско-правовой и криминалистический аспекты. Дисс. ...канд. юрид. Наук. М., 2003 г. С. 45

[16] М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 2001 г. С. 391.

[17] Договор о проведении азартной игры, конечно, накладывает на стороны определенные обязанности, например, по участию в разыгрывании призового фонда (банка). Но соответствующее правоотношение, будучи относительным, все же не является обязательством в строгом смысле слова. // Гражданско право. Том 2. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., 2001. С.709.

[18] Гражданское Уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссией по составлению Гражданского Уложения (с объяснениями, извлеченными из трудов редакционной комиссии) / Сост. А.А. Саатчиан / Под ред. И.М. Тютрюмова. Т.2. СПб., 1910. С. 1164.

[19] И.В. Миронов. Проблемы алеаторных правоотношений в российском праве. Дисс. ...канд. юрид. Наук. М., 1998 г. С. 136.

[20] Н.В. Василевская. Гражданское право. Учебник. Ч.2. / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1997. С, 690.

[21] Гражданское право. Том 2. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., 2001. С. 708.

[22] Там же. С.708.

[23] Гражданское право России: Курс лекций. Ч.2. Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 625.

[24] Гражданское право. Учебник. Ч.2. Под. ред. В.В. Зеленовского . М., 1998. С. 603.

[25] В.А. Белов. «Законодательство», М., 1999. С. 14.

[26] Наличие обязанностей на стороне организатора игр не вызывает сомнений. Вопрос об обязанностях игроков не так очевиден. В азартных играх определение победителя невозможно без участия самих игроков, т.е. без процедуры разыгрывания. Делая ставку и тем самым вступая в игру, лицо обязуется участвовать в разыгрывании призового фонда, совершая необходимые для этого действия по установленным правилам. Следовательно, договор о проведении азартных игр все-таки является двусторонне-обязывающими.

[27] Гражданское право. Том 2. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., 2001. С. 708.

[28] Гражданское право. Том 2. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., 2001. С. 707-708.

[29] А. П. Сергеев, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Учебник. Издание четвертое, переработанное и дополненное. Том 1. М., 2000. С. 89.

[30] О. С. Иоффе. Обязательственное право. М.: Госюриздат, 1975. С. 26.

[31] Г.Ф. Шершеневич. Учебник торгового права (по изданию 1914 года). Фирма «СПАРК», 1994 г. С. 194.

[32] Contractus происходит от глагола contahere, что означает «стягивать». Соответственно термин contractus в известной мере адекватен понятию правоотношения как такового. И только после разделения оснований возникновения обязательств на договоры и деликты contractus стал рассматриваться как снабженное иском conventio (соглашение) в отличие от такого же соглашения, лишенного защиты (pactum). / Г. Дернбург. Пандекты. Обязательственное право. М., 1900. С.18.

[33] А. П. Сергеев, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Учебник. Издание четвертое, переработанное и дополненное. Том 1. М., 2000. С. 244.

[34] Федеральным законом от 27.12.2002 N 182-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» Налоговый кодекс Российской Федерации дополнен главой 29 «Налог на игорный бизнес». Глава 29 Кодекса вступила в силу с 1 января 2004 года. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 52 (Часть I). Ст.5138.

[35] Федеральный закон Российской Федерации № 244-ФЗ от 29 декабря 2006 года «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». // Собрание законодательства Российской Федерации. 01 января 2007 года. №1 (1 ч). Ст.7.

[36] А. П. Сергеев, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Учебник. Издание четвертое, переработанное и дополненное. Том 1. М., 2000. С. 690.

[37] См.: Гражданское право: Учебник. Ч.2. Обязательственное право. / Под ред. В.В. Залесского. М., 1998. С.603.

[38] См.: Белов В,А. Игра и пари как институты гражданского права // Законодательство. 1999. № 9. С. 14

[39] Косвенное волеизъявление имеет место в случае, когда от лица, намеревающегося совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку. Такие действия называются конклюдентными (от лат. concludere — заключать, делать вывод). / А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Учебник. 4-е издание, переработанное и дополненное. М., 2000. С. 242.

[40] Статья 4 ФЗ № РФ № 244-ФЗ содержит определение игрового автомата: «игровое оборудование (механическое, электрическое, электронное или иное техническое оборудование), используемых для проведения азартных игр с материальным выигрышем, который определеяется случайным образом устройством, находящимся внутри корпуса такого игрового оборудования, без участия организатора азартных игр или его работников».

[41] Такими лицами согласно п.5 ст. 4 и п.1 ст. 6 Федерального закона РФ № 244-ФЗ являются юридические лица, зарегистрированные а установленном порядке на территории Российской Федерации.

[42] Мотивировка такого законодательного решения, ограничивающего право участников исследуемых рисковых договоров требовать возмещения понесенных убытков именно в виде реального ущерба, представляется очевидной, поскольку в приведенном случае, как отмечают А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой, имеет место непроведение азартной игры , следовательно, и невозможность определения суммы выигрыша (упущенной выгоды). / А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Учебник. Издание 4-е, переработанное и дополненное. Т.2. М., 2000. С.714.

[43] Перечень должностных обязанностей крупье содержится в Квалифицированном справочнике должностей руководителей, специалистов и других служащих утвержденном Постановлением Минтруда Российской Федерации от 21.08.1998 г. N 37 (в ред. От 29.04.2008 г.) // Минтруд РФ, М., 1998.

[44] Например, в карточной игре за игровым столом игорного заведения всегда участвуют, как минимум, два игрока независимо от того, сколько лиц принимает участие в самом процессе. Но при этом, каждый из них связан договором лишь с игорным заведением, являющимся организатором.

[45] Определение Конституционного РФ № 162-О от 05.07.2001 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Хорошевского районного суда города Москвы о проверке Конституционности абзаца второго пункта 2 статьи 224 и пункта 1 статьи 226 Налогового Кодекса Российской Федерации». // Вестник Конституционного суда РФ. 2001. №1.

[46] А. П. Сергеев, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное. Том 2. М., 2001. С. 713.

[47] К числу иных способов заключения рассматриваемых договоров можно отнести игру, осуществляемую с помощью игрового автомата.

[48] М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 2001. С.434.

[49] Изменение договора в смысле, который ему придается в Главе 29 ГК РФ, имеет строго определенные границы. В подобных случаях меняются конкретные условия договора, а не его модель. / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 2001. С.434

[50] По правилам пп.1 п.2. ч.2 ст. 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была в праве рассчитывать при заключении договора.

[51] В п.10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданское кодекса Российской Федерации» особо подчеркивается, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. / А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. Гражданское право. Учебник. Издание 4-е, переработанное и дополненное. Т.2. М., 2000. С. 536

[52] М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 2001. С.439.