Имущественные сделки супругов. Особенности правового регулирования

Анализ российского и зарубежного законодательства, регулирующего правовой режим имущества супругов. Брачный договор как механизм семейных имущественных отношений. Совершенствование законодательства направленного на урегулирование сделок между супругами.

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет»

Факультет права и экономической безопасности

Кафедра гражданского права и гражданского процесса

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

«Имущественные сделки супругов. Особенности правового регулирования»

Санкт-Петербург

2010

Содержание

Введение

Глава 1. Основы правового регулирования имущественных отношений супругов

1.1 Анализ зарубежного законодательства, регулирующего правовой режим имущества супругов

1.2 Развитие российского законодательства, регулирующего правовой режим имущества супругов

Глава 2. Брачный договор как механизм имущественных отношений супругов

2.1 Правоустанавливающие нормы брачного договора.

2.2 Правоприменительная практика брачно-договорных отношений

Глава 3. Совершенствование законодательства направленного на урегулирование сделок между супругами

3.1 Разрешение неурегулированных семейным законодательством проблем в области имущественных отношений супругов

3.2 Рекомендации по использованию методов и практики правового регулирования имущественных отношений

Заключение

Библиографический список

Приложения


Введение

В конце XX столетья начался активный процесс реформирования Российского семейного законодательства. В результате с 29 декабря 1995года был принят и введен в действие новый Семейный Кодекс РФ, в котором официально закреплялись правовые аспекты регулирования имущественных отношений между супругами. По сравнению с предыдущими нормами семейного права законодательство было существенно усовершенствовано в соответствии с изменениями, произошедшими в обществе. Частная собственность стала играть важную роль в супружеских отношениях, произошли положительные перемены в экономике и политике страны, в новых условиях понадобилось признание и закрепление фундаментальных прав и свобод личности, утверждения права на частную собственность, а также урегулирование права на предпринимательскую деятельность.

Новый Семейный Кодекс РФ в первый раз на законном основании закрепил представление о режиме имущества супругов и, вместе с тем, ввёл дефиницию договорного режима между супругами. С этого момента им была дана возможность самим определять свои собственные имущественные правоотношения путём заключения различного рода договоров.

Актуальность темы исследования, которое будет производиться в данной дипломной работе состоит в том, что в соответствии с данными кампании по переписи населения десять процентов граждан РФ состоят в так называемом гражданском браке, а родители каждого третьего произведённого на свет в нашей стране ребенка не заключают браки между собой. Из-за большой распространенности незарегистрированных браков, общество стало относиться к ним терпимо. Это привело к тому, что на современном этапе для того, чтобы предоставить соответствующие правовые гарантии относительно имущественных интересов, приобретенных гражданами за время фактических супружеских отношений, требуется разрешение единого ряда правовых вопросов.

О проблематике семейно-правововых имущественных отношений между супругами на современном этапе предоставляется множество монографических и диссертационных исследований, научных статей и других работ, охватывающих нормы семейного права, но концепция решения проблемных вопросов, связанных с имущественными отношениями лиц, состоящих в гражданском браке, в российской науке семейного права отсутствует. Также и семейно-правовое регулирование имущественных отношений супругов не является ещё объектом особого научного исследования.

В связи с вышеизложенным целью дипломной работы будет являться исследование и разработка механизма правового регулирования имущественных отношений между супругами, состоящими в законном браке и лицами, имеющими фактически супружеские отношения.

В соответствии с целью исследования автор ставит для его достижения следующие задачи :

- проанализировать зарубежное законодательство, регулирующее имущественные отношения между супругами, для выявления возможностей использования зарубежного опыта в этой правовой сфере;

- дать анализ российскому законодательству, а также научным трудам отечественных правоведов, которые исследовали вопросы правового регулирования имущественных отношений между супругами;

- рассмотреть специфику реализации и защиты имущественных прав супругов;

- подвергнуть анализу механизм правового регулирования имущественных отношений между супругами, который позволил бы улучшить законодательную базу отношений по данному вопросу и правоприменительную практику;

- сформулировать рекомендации по использованию методов и практики правового регулирования имущественных отношений между лицами, имеющими фактически супружеские отношения.

В данном исследовании объектом выступит авторский подход к дефиниции особенностей имущественных отношений, которые складываются между супругами в осуществлении ими собственных имущественных прав и обязанностей.

Предметом исследования в данной дипломной работе будет новое семейное законодательство и современная практика его применения, а также формы урегулирования договорных имущественных отношений супругов, формы имущественных сделок и прочие деяния индивидуально-правового характера.

Методическую основу исследования составят труды зарубежных ученых: И. Штраубер, Д. Дроза, П.Д. Делестрен, Ф. Ваелти, Г. Батиффоль. А также научные труды российских правоведов, которые изучали механизмы правового регулирования имущественных отношений супругов, в том числе работы М.Л.Шелютто, А.М. Эрделевского, Е.А. Чефрановой, С.Л.Симонян, Ш.У.Степанян, Л.М. Пчелинцевой, Н.Ф. Звенигородской, В.В.Ананьева, Г.А. Артёмова и других.

В соответствии с намеченной целью исследования и задачами, которые ставит автор работы, в первой главе диплома речь пойдёт об анализе зарубежного и российского законодательства, которое регулирует правовые отношения супругов в области имущественных сделок и отношений. Во второй главе будет рассмотрена практика правоприменения брачного договора как механизма имущественных отношений супругов. Третья глава посвящена совершенствованию правового регулирования в области имущественных отношений между супругами и лицами, фактически имеющими супружеские отношения.

Глава 1. Основы правового регулирования имущественных отношений супругов

1.1 Анализ зарубежного законодательства, регулирующего правовой режим имущества супругов

Отношения в семье давно стали общепризнанным объектом правового регулирования. Сегодня семья – это общественные отношения, участниками которых являются её члены. Но, с другой стороны, - это и имущественные права и обязанности, которые образуют совокупность различных отношений, связанных с таким понятием права как «собственность». Особенно интересным для нашего исследования является то, что подобные имущественные отношения зарождаются для состоящих в браке в самом браке или в процессе совместного проживания в условиях гражданского брака, и определяются как по поводу их совместной собственности, также и всвязи с их взаимным материальным содержанием [35].

На современном этапе в России институты экономики переживают бурное развитие и преобразование. Это обстоятельство неизбежно отражается на «ячейке общества», так как субъектами экономических отношений в государстве являются его граждане. Всвязи с этим семейное законодательство в России претерпело правовое усовершенствование в соответствии с требованиями времени. Так как в своих научных трудах российские правоведы использовали и анализировали теорию и практику зарубежных коллег, целесообразно будет начать наше исследование с обобщения и анализа зарубежного законодательства, регулирующего имущественные отношения супругов. Это важно ещё и потому, что исторически сложившаяся модель внедрения в практику коллизионных норм на Западе действует безотказно. Это означает, что обоснование обращения коллизий там обращено не к гражданам, а к судам и административным органам. Результатом является быстрое и эффективное совершенствование законодательства на высшем уровне и закрепление правовых аспектов практики в законодательных актах [40].

В настоящее время в Европе режимом совместной собственности имущества супругов без выделения долей или законным режимом считается:

1) имущество, которое они приобрели вместе или раздельно за то время, пока состояли в браке, за исключением индивидуальных вещей;

2) доходы, которые получают супруги от собственного имущества;

3) доходы, полученные ими при осуществлении своей профессиональной деятельности;

4) хозяйство, которым управляет каждый из супругов, если оно учреждено после заключения брака;

5). если до заключения брака одному из супругов принадлежала недвижимость, то совместной собственностью имущества супругов без выделения долей или законным режимом в этом случае считаются лишь принадлежности и доход от стоимостной оценки подобного имущества.

Также в соответствии с европейским законодательством личным имуществом супругов является:

1) то имущество, которое принадлежало каждому из них на правах собственности до вступления в брак;

2) то имущество, которое было получено за время совместного проживания супругов в браке по завещанию или в дар, если только по завещанию или в дарении не указывалось о включении данного имущества в состав общего;

3) то имущество, которое предназначено для индивидуального пользования или профессиональной деятельности;

4) имущество, которое было получено в виде компенсации ущерба, в их число включаются и пособия по временной нетрудоспособности или инвалидности;

5) имущество, которое было приобретено за счет средств, поступивших в бюджет семьи от реализации имущества, которое подлежало государственному учёту. В подобный перечень включается недвижимость, автомобили, яхты и тому подобное имущество, которое подлежало регистрации на имя каждого из супругов.

В соответствии с европейским законодательством управлять общим имуществом могут оба супруга. В том случае, если один из них супругов отказывается дать согласие на совершение сделки другим супругом, то последний имеет право получить подобное согласие через суд. При этом по европейскому законодательству, сделки, совершенные без согласия одного из супругов, являются оспоримыми. При незаконном совершении подобной сделки виновный супруг должен привнести в общее имущество вложение, соответствующее стоимости имущества, которое было отчуждено судом по оспоримой сделке.

В случае если одного из супругов признают недееспособным, суд может вынести постановление о выделении доли недееспособного из общего имущества супругов. Выделение долей совершается путём раздела актива и пассива в равных долях. При этом процессе в обязательном порядке в практике европейских судов принято учитывать интересы потомства и их право на часть имущества, которое в соответствии с законодательством, должно отойти другому супругу. Таким образом, устанавливается «узуфрукт», то есть, право употребления имущества на условиях хранения сущности предоставленной вещи. Если же право узуфрукта переходит на вещи, которые нельзя использовать, не потребив их, например: вино, денежные средства, зерно, продукты, в этом случае узуфруктуарий имеет право их употреблять, но по закону он должен при завершении узуфрукта возвратить вещь в той же численности и такую же по качеству либо заплатить их стоимость[1] .

В законодательных актах Соединённых Штатов Америки регулируются имущественные отношения супругов по подчиненности правовому основанию заключения брака [34]. Например, если заключение брака осуществлялось в соответствии с нормами общего права, то принадлежность всего имущества закрепляется за мужем. В браках, которые заключаются по действующему законодательству, признаётся законный и договорной режим имущества. При отправлении законного режима имущества в Соединённых Штатах Америки имеется две модели: раздельный правовой статус имущества каждого из супругов и общий совместный статус собственности супругов [приложение 1].

Первая модель представляет из себя имущество, которое приобретено каждым из супругов до заключения брака или было получено каждым из них по договору дарения или в наследство во время совместной жизни супругов. Поскольку историческое утверждение законодательных норм США происходило не одновременно на территории всей страны, а поэтапно, в одном штате за другим, - критерии причисления имущества к раздельному или общему статусу в законодательных актах отдельных штатов обладают некоторыми отличиями. Является общей та характерная особенность, что повышение стоимостной оценки имущества с раздельным статусом во всех штатах поднимает соответственно и ценность раздельного имущества. Интересно, что управлять имуществом, имеющим раздельный статус, может каждый из супругов независимо от другого, и в то же время, это право не исключает возможность его употребления в совместных семейных целях [приложение 2].

Вторая модель имеет отношение к общему имуществу супругов, приобретенному за время их совместного проживания, а также ко всем доходам, полученным каждым из них по трудовому контракту, в результате осуществления индивидуальной деятельности или в соответствии с программами социальной помощи. Имущество, имеющее общий статус, управляется с соблюдением принципов равноправия супругов и имеет несущественные различия в некоторых штатах. Например, в одном штате любой супруг имеет право беспрепятственно распоряжаться любой общей собственностью от лица обоих супругов, причём в отсутствие каких-либо ограничений. А в другом штате подобная практика по распоряжению общим имуществом супругов возможна лишь только при получении письменного согласия другого, а иногда даже обоих супругов. При этом в отдельных случаях необходимо предоставить официальную заверенную в нотариате копию подобного согласия судебным органам или органам ЗАГС [приложение 3].

Применительно к исследованию, проводимому автором дипломной работы, нужно сказать, что такая ситуация при анализе даёт определённый результат. Если в Европе положения семейных законодательных актов перекликается с гражданским законодательством, общим для всей страны, то правовое поле в США не является континентальным и имеет некоторые особенности, осложняющие правоприменительную практику. Результат – статистика. На сегодняшний день в Америке распадается больше половины из всех заключённых браков, во Франции, например, только третья их часть.

Данные по лицам, которые фактически имеют супружеские отношения, вообще отсутствуют, но можно сделать вывод о том, что законные узы являются более крепкими и дают большую стабильность. Если даже законный брак на современном этапе не даёт гарантии длительного совместного проживания, то что уж говорить о данных по так называемым «гражданским бракам». Из этого можно заключить, что европейская модель регулирования имущественных отношений супругов более привлекательна для усовершенствования отечественного законодательства. Она даёт большую стабильность и закрепляет брачно-семейные отношения, в том числе и в имущественно-правовом поле.

За рубежом есть и другие правовые режимы, регулирующие имущественные отношения супругов. Так, например, в Великобритании, Германии, а также во многих территориальных подразделениях Соединенных Штатов Америки закон об имуществе исходит из состояния раздельного статуса имущества супругов, который не дает им права на приобретение или на обладание собственностью другого и при этом не ущемляет право каждого из супругов полноценно распоряжаться своим собственным имуществом[2] . В определенных зарубежных странах режимы раздельности имущества имеют некоторые специфичные моменты. Но можно бесспорно сказать, что модель раздельного статуса имущества в данном виде, конкретно, игнорирует возможную уже имеющуюся общность и устрой жизни в браке, при этом незащищенными останутся жены, которые являются домохозяйками и за время совместной жизни не имели возможности накопить имущество.

Все помнят, что на некоторых этапах исторического развития в разных странах эта система рассмотрела отдельный специальный правовой режим для определенного рода объектов: приданое и соответствующие ему "взносы" со стороны мужа, или его родителей (брачный дар). Также устанавливалось большое ограничение прав для всех супругов на управление подобного рода объектами имущества. Было довольно много правил, которые распоряжались их правовой судьбой в этом отношении, а для некоторых случаев прекращения брака превращало такое имущество в своеобразную гарантию на случай развода или смерти[3] .

Однако данные институты в и классическом понимании не рассчитаны на современные супружеские отношения. Если обратиться к действующему сегодня законодательству других ведущих стран мира, то можно отметить, что данные отношения получили правовую регламентацию практически во всех государствах. Так, Швейцарии со вступлением в силу Закона 1984 года, завершившего реформу семейного права, предусмотрена возможность заключения брачного договора, а при его отсутствии законным является обычный режим имущества с правом получения равных долей в совместно нажитом имуществе, которое включает доходы супругов и личное имущество каждого из них[4] .

К доходам, в частности, относятся: плата за труд; пособия по специальному страхованию, по нетрудоспособности или инвалидности; доходы от использования доходов (например, выигрыши в лотерею). Личным имуществом супруга считаются:

1) вещи его индивидуального пользования;

2) имущество, принадлежавшее ему на момент начала действия данного режима;

3) имущество, полученное по наследству или в дар;

4) имущество, полученное по обязательствам и возмещения вреда;

5) обязательства по возмещению причиненного вреда.

Как видим, термин «имущество» в Семейном Кодексе охватывает не

только вещи, но и имущественные права, а также обязательства (долг) супругов, возникшие в результате распоряжения общей собственностью. В этом прослеживаются параллели с урегулированием имущественных отношений между супругами западноевропейской моделью правового регулирования. В этой связи необходимо отметить, что в литературе высказываются различные точки зрения и возможность включения в состав общего имущества супругов долгов. Так, определенные авторы полагают, что в состав полностороннего имущества супругов могут входить как права и требования (например, право на получение дивидендов, страхового возмещения и другие), так и определенные обязанности, которые зависят от исполнения обязательств: долги, обязательства возвратить деньги по договорам займов, если они заключались в уже сформированной семье с учетом согласия всех супругов; оплата по договорам ремонта квартиры и многое другое[5] . Многие авторы поддерживают мнение, что обязательство, или долг не входит в совместное имущество супругов, при этом закон включает в обязательство только имущественные права[6] .

1.2 Развитие российского законодательства, регулирующего правовой режим имущества супругов

Реформы, которые реализуются последние двадцать лет в России в экономических, политических и общественных сферах, не могли не отразиться и на правоотношениях супругов, и на их законных правах. Семейное законодательство Российской Федерации, которое было введено в действие с изменениями от 1 марта 1996 года, внесло довольно значительные изменения в уже функционировавшем до этого момента законодательстве о браке и семье[7] .

В нынешних обстоятельствах развития рыночного оборота в России видна явная потребность людей в гарантии надежной защиты своего имущественного права, которое появляется у супругов в семье, что в результате должно положительно сказаться на степени и на надежности имущественных отношений. Когда имущественные отношения находятся на должном уровне, то соответственно и любого рода неимущественные взаимоотношения в семье между супругами будут находиться на должном высоком уровне. Исходя из этого, большое внимание обращается на определение такого понятия, как «имущество» в свете гражданско-правовых понятий о «собственности»[36].

Семейный кодекс Российской Федерации не в силах существовать в отделенности от гражданского законодательства. Кроме того, постоянное окружение объектов права собственности граждан, сильно расширилось. На данный момент времени, объекты права общей собственности супругов чаще всего представляют имущественный комплекс в сфере производства, фермерского хозяйства, земельного участка по выращиванию овощей, фруктов, скота, тех или иных организаций в области обслуживания, торговли, владения ценными бумагами, доли в уставных капиталах хозяйственного товарищества и общества, паенакопление в производственном кооперативе и многое другое.

Исходя из этого, важно, прежде чем затронуть основную тему, то есть тему правового урегулирования имущественных отношений супругов в России, нам важно проанализировать путь определения термина «имущество» в свете юридического понимания термина «собственность». Так, «собственность» в общефилософском понимании большое количество лет до нашего времени рассматривалась, как факт человеческой жизни и как факт его жизнедеятельности, который определенный человек осуществляет путем приобретения средств для жизни, иными словами собственности, и в даже литературное творение современного поэта в некоторой степени будет считаться собственностью.

Понятие «собственность» применяется в самых разных значениях. Если взять древнейшие периоды, то собственность означала что-то свое – например, «моя вещь», или «наша вещь», при этом в русском законодательстве тех времен собственность обозначалась такими словами, как «впрок», или «навеки», при этом подчеркивала принадлежность физическому или юридическому лицу.

По мнению аналитиков и правоведов, самым значительным было влияние в распространении учения о собственности Г.В. Гегеля, который рассматривал человека как личность в неразрывной связи с принадлежащей ему собственностью, влекущей для него экономическую основу прав и свобод[8] .

В юридической науке существует несколько прямо противоположных мнений по данному вопросу. Одна часть правоведов (и их большинство) считает брачный договор полноценной гражданско-правовой сделкой и как следствие этого - полноценным гражданско-правовым договором.

В трудах М. И. Брагинского и В. В. Витрянского говорится о принципе субсидиарности применения гражданского законодательства к семейным отношениям. То есть речь идет о тех случаях, когда семейные

отношения не урегулированы семейным законодательством, при этом применение гражданского законодательства не противоречит существу семейных отношений (эта точка зрения нашла отражение в СК РФ).

Таким образом, есть все основания для признания брачного договора разновидностью гражданских договоров, правда с наличием существенной специфики[9] . Антокольская М. В. относит брачный договор к гражданско-правовым. Наличие у брачного договора определенной специфики не означает, что брачный договор является особым договором семейного права, отличным от договоров гражданских. Во-первых, в общем виде он урегулирован нормами Гражданского кодекса. Во-вторых, невозможно объяснить, почему в отношении общего имущества супругов должны действовать особые семейные соглашения, а в отношении раздельного имущества супругов — обычные гражданские договоры. Но в то же время она считает, что брачный договор должен рассматриваться в качестве отдельного вида гражданских договоров[10] .

Как видно, даже в трудах известных ученых цивилистов нет четко выраженной позиции по поводу правовой сущности брачного договора. Они признают брачный договор гражданско-правовым, но с оговорками. Только Б. М. Гонгало определенно заявляет, брачный договор не является чем-то уникальным. Это один из видов гражданско-правового договора. В обоснование данной позиции он приводит следующие доводы. Сама возможность заключения брачного договора предусматривается ГК РФ. Изменение и расторжение брачного договора производятся по основаниям и в порядке также установленным нормами ГК РФ для изменения и расторжения договора (см. также п. 2 ст. 43 СК РФ). Аналогичного указания на заключение брачного договора в Семейном кодексе нет. Это упущение в значительной степени сглаживается правилом, содержащимся в ст. 4 СК РФ: к отношениям, регулируемым семейным законодательством, в субсидиарном порядке применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений[11] .

Другая же часть правоведов видит в нем договор особого рода, договор семейного права. Например, О.Н. Низамиева полагает, что семейно-правовая природа брачного договора обусловлена специфическими особенностями, среди которых она выделяет строго определенный субъективный состав.

Брачный договор могут заключить лица, вступающие в брак, то есть жених и невеста, и лица, состоящие в браке, - супруги. Также существует тесная зависимость от брака, вне которого он не может существовать и своеобразие предмета договора – супружеское имущество [12] .

Точка зрения Н. Н. Тарусиной в том, что «теория семейно-правового договора находится пока в зародышевом состоянии», но «специальный субъектный состав семейно-правового договора, его виды, цели, предмет и содержание, в том числе ориентация на общие начала семейного законодательства, - все это создает необходимые и достаточные предпосылки для такой теории»[13] . Данной точки зрения придерживается и И. В. Злобина. Она утверждает, что, несмотря на то что брачный договор «направлен на урегулирование гражданско-правовых последствий брака», а также порядок его заключения и основания недействительности базируются на нормах гражданского права, «из этого не следует делать вывод о гражданско-правовом характере брачного договора» и обосновывает семейно-правовую природу брачного договора, фокусирую внимание на тех его чертах, которые «невозможно объяснить с помощью традиционных конструкций гражданского права, и прежде всего на брачном договоре между лицами, вступающими в брак» [14] .

Промежуточную позицию занимает Л. Б. Максимович. Она считает, что «брачный договор можно определить как гражданско-правовой инструмент семейно-правового регулирования имущественных отношений между супругами» [15] .

В современный период развития собственности окончательно утвердилась ее экономическая основа, которую более или менее обстоятельно вывел и описал в юридической литературе Е.А. Суханов. С точки зрения теоретического основания данной концепции профессор Е.А. Суханов представляет экономические взаимоотношения в свете собственности как «отношения присвоения конкретными лицами определенного имущества (материальных благ), влекущие его отчуждение от всех иных лиц и предоставляющие возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания»[16] .

Учение Е.А. Суханова об экономических сущностях прав собственности поддерживает множество ученых, таких как И.Б. Живихина, Б.И. Пугинский, и многие другие. Важно заметить, что, во время продолжения исследований, которые были указанны и рассмотрены выше, ученые, философы, экономисты и юристы, об экономической основе права общей собственности высказали свое мнение профессор А.П. Фоков, профессор Е.А. Чефранова[17] .

Так, например, Е.А. Чефранова полагает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 34 СК РФ общее имущество супругов представляет собой все то имущество, которое было нажито во время жизни супругов в законном браке, к чему относится доход каждой стороны, как мужа, так и жены от любого рода деятельности, будь то трудовой род занятий предпринимательской, интеллектуальной и любой другой деятельности, которая не запрещается законом нашей страны.

Если разобраться в высказывании профессора точнее, то мнение Е.А. Чефрановой имеет довольно обобщающий характер и не имеет прямой конкретизации определения. Судебная практика не всегда и не во всем соглашается с общепринятым в теории мнением об общем характере права общей собственности и, следовательно, равном положении супругов в случае, например, раздела имущества.

Личные неимущественные правоотношения между супругами возникают из факта регистрации брака и включают в себя правоотношения: по выбору рода занятий и профессии, места жительства, усыновлению, принятию обязанностей опекуна (попечителя), заключению договора о принятии ребенка в семью на воспитание, смене биологического пола, решению иных вопросов жизни семьи, а также по расторжению брака. Как известно, содержанием личных неимущественных правоотношений между супругами являются их врожденные (конституционные) права, не подлежащие каким-либо ограничениям. В науке семейного права присутствует мнение относительно того, что с момента государственной регистрации заключения брака личные права подобного рода начинают выступать также и в качестве субъективных семейных прав каждого из супругов, а потому обеспечиваются защитой семейного законодательства.

Следует заметить, что подобное мнение основано на абсолютизации принципа равноправия супругов, закрепленного в ст. 31 СК РФ, п. 3 ст. 19 Конституции РФ, ст. 16 Всеобщей декларации прав человека, ст. 12, 13, 15, 16 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и т.п. нормативно-правовых актах. В целях реализации равенства мужчин и женщин Федеральным законом от 30 октября 1997 г. N 137-ФЗ ратифицирована Конвенция о равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями, принятая 67-й сессией Генеральной конференции Международной организации труда в 1981 г. в Женеве. А Постановлением Государственной Думы от 20 ноября 1997 г. N 1929-II ГД утверждена Концепция законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин. Принцип равенства супругов в семье закреплен не только в российском семейном праве, но и в законодательстве большинства зарубежных стран, в том числе и в их конституциях.

Если в современной литературе равенство прав мужчин и женщин до создания ими семьи и после ее распада никем не отрицается, то относительно равенства в ходе супружеской жизни имеются разногласия. Указанные разногласия возникли между юриспруденцией и социологией. Юристы традиционно стоят на позиции всеобщего равноправия. В частности, Г.Ф. Шершеневич подчеркивал, что «из юридического понятия о браке и признания свободы личности за каждым гражданином, к какому бы классу и полу он ни принадлежал, следует, что в личных и имущественных отношениях супруги должны быть так же равноправны и самостоятельны, как они были до брака. Брак не должен оказывать никакого влияния на положение супругов, юридические отношения которых должны быть таковы, как и между посторонними лицами», а также что «идея общения предполагает равенство общественного положения супругов». Идеи Г.Ф. Шершеневича нашли свое развитие в многочисленных трудах исследователей. Все они сходятся в том, что правовое регулирование должно исходить не из фактически сложившихся общественных отношений, а из того, какими общество желает их видеть. По этой причине принцип равенства прав супругов, закрепленный в семейном законодательстве, направлен на ликвидацию фактического неравенства в супружеских отношениях и на прогрессивное развитие семейных отношений.

Равенство супругов в семье предполагает: 1) право каждого из супругов на свободный выбор рода занятий, профессии, места пребывания и жительства; 2) совместное решение супругами вопросов материнства, отцовства, воспитания и образования детей, иных вопросов жизни семьи (право на совместное решение различных вопросов жизни семьи); 3) обязанность супругов строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, а также обязанность супругов содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии своих детей.

Личному неимущественному праву каждого из супругов соответствуют обязанности другого супруга личного нематериального характера. Они заключаются в том, что супруг обязан не чинить препятствий другому супругу в осуществлении им личных неимущественных прав. Тем более что санкций за неисполнение супругами обязанностей неимущественного характера СК прямо не предусмотрено. Общепризнано, что злоупотребление одним из супругов личными правами или обязанностями, явное пренебрежение интересами семьи, а равно игнорирование или воспрепятствование осуществлению другим супругом его личных прав может послужить основанием для расторжения брака. Теоретически возможна ответственность супруга за нарушение принципа равенства в супружеских отношениях в случае причинения вреда правам и законным интересам супруги (супруга) по ч. 1 ст. 136 УК РФ. Однако практика применения данной нормы на сегодняшний день неизвестна.

Как видно, принцип равенства супругов носит декларативный характер, и его исполнение в реально складывающихся общественных отношениях ничем не обеспечено. Более того, последовательная реализация данного принципа в реальной жизни супругов неминуемо приведет к распаду семьи, поскольку будут разрушены социальные связи.

Социологи отмечают, что именно в подобных отношениях сказывается уязвимость семьи, поскольку споры относительно данных вопросов в большинстве случаев приводят к семейным конфликтам. Вместе с тем подобных споров практически не существует в традиционных или религиозных семьях, а также семьях с ярко выраженной доминантой одного из супругов. Исследования психологов убедительно показали, что в качестве определяющей составляющей личностного портрета должна рассматриваться склонность личности к доминированию или подчинению в межличностных отношениях, что позволило выделить семь психологических портретов личности. Характерно то, что лица, относимые к тому или иному психологическому портрету, испытывают серьезный дискомфорт, если выступают в несвойственной им роли доминанта или подчиненного. Указанное позволило психологии выработать ряд практических предложений молодым супругам для определения их места в супружеских отношениях и для построения наиболее благоприятных отношений в семье. Однако указанные исследования совершенно игнорируются юриспруденцией.

Между тем принципу равноправия ничто не угрожает. Во-первых, в иных отраслях права при декларировании всеобщего равенства известны определенные различия в статусе субъектов. Так, например, в гражданском законодательстве принцип равенства субъектов не предполагает равенство их правового статуса.

Мусульманское право устанавливает различный правовой статус супругов, в частности, за женщиной признается приоритет в имущественных правах, а за мужчиной в неимущественных. Подчиненное положение женщины по отношению к мужчине компенсируется предоставлением ей большего объема имущественных прав.

Во-вторых, нормы семейного права, по мнению большинства авторитетных ученых, применяются к семейным неимущественным правоотношениям лишь тогда, когда семья уже перестала существовать. В-третьих, властные отношения в семье объективно обусловлены природой самого общества. Необходимо заметить, что речь в данном случае идет не о мужской доминанте. Властные отношения в семье могут принимать любую форму, в том числе молчаливое признание главенства супруга (супруги) в одних вопросах и главенство над ним (ней) в других.

Для приведения в соответствие фактических семейных отношений с законодательством необходимо предоставить супругам возможность урегулировать личные неимущественные отношения договорным путем. В этом случае никоим образом не пострадает принцип равноправия супругов, ибо договор могут заключать лишь равные, тем более что на протяжении совместной жизни супругов в договор могут вноситься изменения и дополнения.

Неудивительно, что Верховный Суд РФ, обобщая судебную практику по гражданским делам за второй квартал 2002 г., пришел к выводу о том, что если в договоре указан в качестве собственника только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре. Другой супруг в случае несогласия имеет право обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав совместной общей собственности на приобретенное имущество[18] .

В то же время, несмотря на то обстоятельство, что, например, в налоговом, земельном, хозяйственном, о ценных бумагах и ином законодательстве нет норм, направленных на охрану и защиту прав и законных интересов супруга, не являющегося участником общества с ограниченной ответственностью, титульным собственником акций акционерного общества или объекта недвижимости, ученый Е.А. Чефранова продолжает настаивать «на презумпции общности супружеского имущества», мотивируя эту позицию ст. 256 ГК РФ и ст. 34 СК РФ и общей доктриной отечественного семейного права.

Опровергая собственные позиции в области чистоты охраны и защиты «права общей собственности», профессор Е.А. Чефранова ссылалась на ученого М.Л. Шелютто, который утверждает обратное[19] , что общая совместная собственность супругов, которая не отражена в таком количестве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, при недобросовестности одного из супругов воспринимается иными участниками гражданского оборота как его индивидуальная собственность, распоряжение которой осуществляется единственным собственником по своему усмотрению. Ссылка Е.А. Чефрановой на судебную защиту общей собственности при подобных обстоятельствах отражает лишь единичные случаи гражданско-правовой защиты права общей собственности, но никак не тенденцию.

Если заметить, правовая практика, а вместе с тем и стороны практики суда, при вынесении решений по гражданским делам, имеет в своем составе вопросы раздела (выделения) доли супруга из совместных общих имущественных ценностей не только супруга, но другого физического и юридического лица. При этом суды руководствуются в первую очередь юридически обоснованным доказательством этого права на долю в общей собственности, или документом, прошедшим процесс государственной регистрации, удостоверенным нотариально соответствующими органами. Во вторую очередь суд должен принять доказательство, которое несет относительный характер, например, есть юридически зарегистрированный брак, но отсутствие при этом брачного договора, дарственной, свидетельства о праве на наследство. Суд также учитывает мнение сторон, свидетелей и иных участников процесса.

При такой постановке вопроса, ученый Е.А. Чефранова вынуждена признать, что «действующая под редакцией п. 2 ст. 34 СК РФ при складывающейся правоприменительной практике не может расцениваться иначе, как не отвечающая предъявляемым к закону требованиям четкости и предсказуемости»[20] .

Таким образом, при разноречивой судебной практике в целях полновесной гражданско-правовой защиты права общей собственности необходимы законодательные изменения, то есть приведение в соответствие всего комплекса законодательных актов в семейной, налоговой, хозяйственной сферах, в сфере ценных бумаг нормам права, которые касаются общественной охраны некоторого рода собственности каждого отдельного человека и жителя нашей страны, в нашем случае – это супруги.

С нашей стороны полагаем, было бы вполне логичным п. 2 ст. 34 СК РФ изложить в четкой и определенной редакции о том, что юридически зарегистрированный брак порождает все права и обязанности на общее имущество независимо от его получения или приобретения. Исключая случаи, строго прописанные в законе, а также брачный договор. Тем не менее, многие правоведы считают брачный договор самостоятельной правовой концепцией[21] . Кажется, вполне аргументировано прозвучали научные обоснования нашей концепции об экономической сущности собственности, а в понимании супругов — имущества. Эти понятия в результате исследования идут рядом и тесно взаимосвязаны между собой. Поэтому, по мнению автора исследования, выделять брачный договор и иные имущественные сделки супругов в отдельные разработки будет непросто, хотя необходимость в этом уже назрела.

Тем не менее в науке, как и на практике, все больше апеллируют к урегулированию законодательных актов и сближающих норм Семейного кодекса РФ с ГК РФ и иных законодательных актов с целью упрочения имущественных отношений супругов. Некоторые пишут о том, что брачный договор может даже изменять установленный законом режим совместной собственности супругов[22] .

Судья Верховного Суда РФ А.И. Зырянов вполне справедливо полагает, что имущество может принадлежать на праве общей собственности двум и более лицам в силу различных обстоятельств: наследования, состояния в браке, образования крестьянского (фермерского) хозяйства, приватизации, совместной покупки вещи, совместной постройки дома, соединения и смешения вещей и так далее.

В своих рассуждениях А.И. Зырянов приходит к выводу о том, что «благодаря брачному договору» супруги в силах установить выбранные ими режимы имущества и тем самым исключить «различного рода конфликтные ситуации», о чем свидетельствует судебная практика. Последовательно оперируя статьей 31 СК РФ о равном положении обоих супругов в семье, то автор приходит к мысли о том, что в согласии с пунктом 1 статьи 42 СК РФ супруги при жизни могут установить режим совместной собственности на имущество, нажитое до брака, а также имущество, полученное одним из супругов в дар, в порядке наследования или по иному безвозмездному основанию[23] .

Следовательно, полагает А.И. Зырянов, супруги при жизни могут установить режим совместной или долевой собственности, что в будущем будет служить гарантом их благополучия. Помимо этого, указанное допускает определить, какое имущество будет принадлежать одному из супругов имущества без права распоряжения в течение определенного времени, например, до совершеннолетия детей, а также разрешит проблему по содержанию нетрудоспособного супруга.

Опираясь на ст. 42 СК РФ, А.И. Зырянов полностью и всецело отдает предпочтение брачному договору, так как складывающаяся судебная практика по разделу спорного имущества супругов до настоящего времени занимает примерно 90% всех бракоразводных дел, связанных со спорами об имуществе, и лишь в основе 10% дел лежит брачный договор, определяющий режим совместной и долевой собственности. Между тем, понятие договорных имущественных отношений между супругами давно известно во многих странах мира, более того, законодательство таких государств подробно регламентирует порядок заключения брачных контрактов, четко определяя правовое положение их участников, основываясь на многолетней договорной практике взаимоотношений супругов.

Как считает В.В. Ананьев, в данной ситуации «важно закрепить в Семейном кодексе РФ понятие брака как союза мужчины и женщины с целью создания семьи», что даст возможность обойти правовые коллизии в случае однополого брака и изменения пола одного из супругов[24] .

Конституционными признаками брака в России являются: гетерогамия, моногамия, равноправие мужчины и женщины, взаимное добровольное согласие лиц на заключение брака, психическое здоровье мужчины и женщины, вступающих в брак, достижение ими брачного возраста, отсутствие между ними близкого родства и уз усыновления, возникающий с момента регистрации брака комплекс личных и имущественных прав и обязанностей супругов, возможность развода.

В данный момент времени есть довольно приемлемое количество законодательных актов, которые так или иначе, в той или иной мере требуют частичной корректировки для упрочения объективных имущественных взаимоотношений супругов.

Сам по себе СК предполагает только возможность заключения между супругами семейно-правового договора, такого, как брачный договор, или соглашение о дележе общенажитого имущества, или соглашение об оплате алиментов или другие. Однако это вовсе не значит, что супругам будет отказано в праве на приведение в действие друг между другом обычной гражданско-правовой сделки. Все супруги являются самостоятельными субъектами имущественного отношения, как жена, так и муж юридически равны, а также имеют автономию воли и так или иначе имеют независимость друг от друга, в том смысле, что обладают определенными необходимыми и достаточными качествами для того, чтобы вступить друг с другом в имущественные отношения, которые будут регулироваться гражданским правом.

Подытоживая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что в правоустанавливающей литературе как отечественных правоведов, так и их зарубежных коллег, можно встретить утверждение, что супруги, как и любые другие субъекты гражданского права, могут вступать в самые различные сделки, в том числе и иметь имущественные права и обязательства. Хотя в Семейном Кодексе РФ и нет специальных норм о правах супругов, которые чётко регламентировали бы возможность заключать друг с другом сделки, но такое право у них, без сомнения, имеется как у субъектов, которые наделены гражданской правоспособностью и дееспособностью. Они имеют законное право совершать друг с другом определенные сделки, которые не противоречат законодательству Российской Федерации[25] .

имущество супруг правовой брачный договор

Глава 2. Б рачный договор как механизм имущественных отношений супругов

2.1 Правоустанавливающие нормы брачного договора

Вторая глава нашего исследования будет полностью посвящена брачному договору как одному из видов договорного режима имущества супругов. Договорным режимом имущества супругов является учрежденный при их совместном согласии, отличающийся от фиксированного в законе правовой режим, который устанавливается по отношению к имуществу, которое было приобретено супругами за время их совместного проживания в браке.

Также подобный договор касается правового урегулирования вопросов, связанных с личным имуществом каждого из супругов и (или) имуществом, которое будет приобретаться ими в будущем. Кроме того, брачный договор регулирует основные принципы, последовательность и соглашения между супругами по взаимному материальному содействию. Наряду с этим брачный договор прописывает участь имущества супругов на тот случай, если брак между ними будет расторжен [39].

Характеристику брачно-семейным отношениям косвенно дают подобные договорные отношения между супругами. Они очень субъективны и многообразны, в связи с чем приложение к отдельным случаям общих норм права, рассчитанных на характерные отношения, зачастую порождает значительные затруднения[26] .

Брачный договор и иные семейно-правовые соглашения, являясь актами индивидуального правового регулирования, играют важную роль в механизме правового регулирования имущественных отношений, складывающихся в семье: с их помощью достигается индивидуализация, конкретизация прав и обязанностей, закрепленных в диспозитивных нормах.

Основным назначением брачного договора является защита имущественных интересов сторон. Собственно, в защите имущественных интересов сторон и заключается основное назначение брачного договора. Сфера его регулирования — исключительно имущественные отношения между супругами и ничего более. Например, нельзя регламентировать, сколько в браке должно родиться детей, кто будет заниматься их воспитанием, с кем из супругов останутся дети в случае развода. Законодательство запрещает включать любые пункты, ущемляющие неотъемлемые права супругов: так невозможно вписать условие, чтобы жена оставила работу или учебу, отказалась от права обращаться в суд и так далее.

Брачный договор заключается не для того, чтобы защищать исключительно права экономического лидера семьи. Фантазии составителей брачного договора в любом случае ограничены российским законодательством, в частности, Семейным кодексом. Все, что в договоре противоречит закону, суд не примет к рассмотрению. К тому же действие брачного договора распространяется исключительно на официально зарегистрированные браки. В имущественной сфере семейной жизни масса «подводных» камней, которые стоит попробовать «обойти» на договорных началах. Основная группа риска в данном случае — это бизнесмены.

Как известно, одна из ключевых угроз частному капиталу кроется именно в неурегулированных семейных отношениях. Типичная ситуация: успешный предприниматель, очарованный молодостью и красотой, женится на юной девушке из дальнего города. Знакомы недолго, но да здравствуют чувства! Окрыленный предприниматель с двойным усердием принимается трудиться, наращивает капитал, выстраивает бизнес. Молодая жена в это время тоже не дремлет: посещает фитнес-центры, салоны красоты, бутики. Проходит несколько лет и брак по каким-то причинам распадается.

По закону, бывшей жене достается ровно половина от заработанного супругом за время нахождения в браке, включая хорошо выстроенный и приносящий доход бизнес.

Нередки случаи, когда после развода «на плечах» обиженной супруги в бизнес пытаются войти «санитары российского бизнеса» — рейдеры. Схема, как всегда, проста: они всячески «обхаживают» «обиженную половину», подталкивают на судебные действия, нанимают адвоката. В случае успеха судебной тяжбы бывшая супруга получает отступные, а бизнес — захватчика.

Исходя из практики, чаще всего брачный договор заключают супруги, у которых изменилась семейная ситуация – появились крупные активы, новые экономические риски. Снизить подобные риски может грамотно составленный брачный договор, в котором оговорены имущественные отношения супругов, определено, какие активы являются общей семейной собственностью, а какие — неотчуждаемой личной. Как свидетельствуют юристы, специалисты по семейному праву, российские бизнесмены научились работать с рисками, связанными с криминалитетом, партнерами по бизнесу, государством, но, как правило, обходят вниманием угрозы капиталу со стороны семейно-личных отношений.

Таким образом, с одной стороны можно предусмотреть все положительные нюансы, но с другой стороны надо быть начеку. Необходимо использовать составление брачного договора как реальную возможность для защиты всех сторон в браке — обоих супругов и детей. Если ваш жених или невеста по каким-то причинам предлагают вам заключить брачный договор, потрудитесь предложить свои условия. Подчас это бывает необходимо.

Опишем еще одну житейскую ситуацию: состоятельный муж-бизнесмен хочет, чтобы жена была домохозяйкой — сидела дома с детьми. Супруга согласилась, оставила карьеру, посвятила жизнь мужу и семье. Прошло двадцать лет спокойной семейной жизни, «внезапно» у супруга наступает «критический» возраст, метко обозначаемый в народе как «седина в бороду…» Супруг решает, что ему необходимо развестись и жениться вновь (например, на той самой — из небольшого городка). По закону, половина всего нажитого «непосильным трудом» должна достаться бывшей жене, но, если бизнес активы предусмотрительно «расфасованы» по оффшорам, то жена и дети, при отсутствии доброй воли супруга, могут остаться ни с чем. В подобных ситуациях мог бы помочь брачный договор, в котором оговорена обязанность мужа, в случае развода, пожизненно содержать супругу и детей, оплачивать им образование и так далее. Такая форма брачного договора широко распространена на Западе. Более того, брачный договор может предусматривать раздел имущества в пользу пострадавшей стороны в случае аморального, наносящего вред другим членам семьи поведения одного из супругов.

Важно отметить, что брачный договор может быть заключен как при вступлении в брак, так и в любой момент семейной жизни.

Кроме прочего, брачный договор ставит множество этических вопросов: способствует ли он укреплению семьи или наоборот? Стоит ли вообще начинать обсуждение темы имущественных взаимоотношений со второй половиной?

Брак — очень «тонкая» сфера. Счастливый брак — это сложно настраиваемый механизм, который требует от обоих супругов труда, самоотверженности, уважения взаимных интересов. Слово «супружество» означает «шествование в одной упряжке». Как не может успешный долгий брак быть выстроен на вечно колеблющихся «чувствах», так не будет достаточным основанием и самый совершенный брачный договор.

В какой-то степени, брачный договор свидетельствует о том, что супруги более ответственно подходят к браку, задумываются о материальной основе семейной жизни.

С другой стороны, поскольку, как правило, часть брачного договора посвящена регулированию отношений в случае развода, некоторые психологи говорят о срабатывании «эффекта прогнозирования», когда супруги заранее смиряются с возможностью семейной катастрофы и даже рассматривают ее как норму. Видимо, эта причина подтолкнула принца Уэльского Чарльза при вступлении в повторный брак с Камиллой Паркер Боулз, отказаться от брачного договора, несмотря на уговоры королевских юристов.

Скорее всего, сам брачный договор — нейтрален. Это — всего лишь эффективный финансово-юридический инструмент улаживания имущественных отношений между экономически активными супругами.

На сегодняшний день из всех заключенных в России браков лишь 1% регулируются брачными договорами. По мнению юристов, специализирующихся на семейных отношениях, это — внушительная цифра, свидетельствующая о том, что институт брачного договора «получил прописку» в нашей стране.

При выяснении природы возникновения брачного договора можно сделать вывод, что брачные договора в той или иной мере определяют семейные взаимоотношения и устанавливают ряд правил, которые касаются имущественных ценностей и напрямую влияют на содержание супруга в случае развода. Именно поэтому определение природы брачных договоров, как семейно-правовых соглашений, само по себе не исключает возможности широкого использования в жизни гражданско-правовой модели регулирования.

Важно заметить, что брачный договор сам по себе имеет ряд отличающих признаков, путем рассмотрения которых можно увидеть явные различия от других правовых явлений. Например, есть ряд специфических особенностей, которые характеризуют сущность брачного договора.

Относительно брачного договора можно применить нормы Гражданского Кодекса Российской Федерации о сделках, которые связаны с поиском оснований для признания той или иной сделки недействительной [27] , а также список общих положений о договорах, которые связаны с изменением или расторжением договора в порядке судебного разбирательства через рассмотрение просьбы заявителя – одного из супругов[28] .

Исходя из этого, гражданско-правовые основы очевидны. Вместе с тем брачные договора имеют ряд особенностей, которых нет ни у одного другого гражданско-правового договора. В число этих особенностей важно внести субъектный внутренний характер договора, а также особо доверительные свойства отношений сторон, а также по некоторым причинам понятную неопределенность в предмете договора.

Важно рассмотреть пять моделей, которые представляют собой условия брачного договора:

- брачные договора, которые устанавливают отличные от законного режимы имущества супругов;

- брачные договора, которые устанавливают ограничение вещного и обязательственного права одного из супругов на имущественные владения другого;

- брачные договора, которые устанавливают или упорядочивают обязательственные взаимоотношения между обоими супругами;

- брачные договора, которые устанавливают порядок и условия регулирования, условия распоряжения имущественными ценностями супругов;

- брачные договора, которые устанавливают порядок и главные принципы в области раздела имущества в случае расторжения брачных отношений [приложение 4].

Главное внимание важно уделить вопросам и проблемам, которые связаны с установлением предела и рамок свободы на усмотрение сторон при конкретизации договорных условий.

С целью обеспечения прав и представления законных интересов всех сторон брачного договора, а также их кредиторов, вместе с тем и других третьих лиц, которые так или иначе связаны с договором, предлагается поступать по примеру Западных стран, где давно существует система, по типу реестра, где собрана база данных по всем брачным договорам и по всем участникам договора. Ведение данного реестра можно было бы возложено на нотариальную палату в каждой области Российской Федерации[29] .

Так, если рассматривать начало равенства супругов в свете совместного имущества, то равенство представляет собой обеспеченные законом возможности использовать, владеть и манипулировать имуществом на равных условиях.

Все стороны брачных взаимоотношений – в первую очередь супруги, имеют право предусматривать договорные режимы имущества (гл.8 Семейного кодекса Российской Федерации). Основанием для этого и является сам по себе брачный договор.

Брачный договор представляет собой одну из моделей гражданско-правовых договоров, обладающих, той или иной конкретной для определенного вида договора спецификой. Если сравнивать с другими гражданско-правовыми договорами, то главная особенность брачного договора - это особые субъектные составы, содержание и предметные понятия договора. При этом брачные договора должны соответствовать главным требованиям, которые предъявляются к гражданско-правовой сделке, как в форме заключения, так и в главном содержании и в свободе волеизъявления сторон. Главная особенность брачных договоров – это то, что данный вид договора имеет направленность в сторону урегулирования имущественного и семейного конфликта супругов.

Содержание брачного договора представляет собой ряд установлений, которые регулируются в том или ином правовом режиме для установления и регулирования имущества супругов. При этом условия брачного договора чаще всего относиться не только к уже существующим имущественным правам, но и к будущим предметам и правам, которые могут быть приобретены супругами в период брака.

Круг вопросов по поводу имущества супругов, которые можно урегулировать в брачном договоре включает следующие нюансы:

1) Супруги имеют право менять установленные законом режимы, которые обуславливают отношения при распоряжении собственностью, как в обращении с добрачным имуществом, так и в обращении с имуществом, которое было нажито уже в браке. Такая модель дает возможность ясно определить, что на добрачные имущественные ценности супругов или на некоторые его субъекты будут распространяться режимы общей - совместной или частичной собственности.

2) Супруги вправе распределить в брачных договорах свои права и обязанности по управлению семейных расходов еще в семье. Данный момент имеет отношение, как к повседневным затратам, так и к некоторым другим расходам, например, на обучение членов семьи, на содержание или улучшение имущества, принадлежащего обоим супругам или одному из них, и тому подобное.

3) Супруги могут в брачном договоре предусмотреть условия по взаимному содержанию. Эти условия должны соответствовать требованиям главы 16 СК РФ.

4) Супруги вправе определять в брачных договорах имущество, которое будет передаваться каждому из них, если брак будет расторгнут. Включение данного условия в брачные договоры особенно актуально в том случае, если супруги, или один из супругов, в во время заключения брака не имел своего дохода, а занимался, например, домашними делами, сидел с детьми, или после бракоразводного процесса может попасть в довольно затруднительное положение при этом с отсутствием необходимого материального обеспечения.

Возможно включить в брачный договор любое иное положение, которое будет касаться имущественного положения супругов. Но, несмотря на это, свобода брачного договора не ограничивается и условия - тоже. Ограничения относятся только лишь к личным неимущественным отношениям между супругами, а также их правами на владение детьми, которые были рождены в браке.

Неправильно думать, что один, или оба супруга смогут брачным договором предусмотреть форму вмешательства в воспитание ребенка и все моменты в сфере ухода за ним, если данные моменты не предполагают внесение определенных расходов на воспитание и обучение ребенка, которые должны быть обязательно прописаны в брачном договоре или другими имущественными правами и обязанностями супругов, которые могут определяться их соглашением.

Право на материальную поддержку — это разновидность имущественного права. Особенность его состоит в том, что до его осуществления в принудительном порядке оно не имеет четко очерченного материального предмета. Лишь при отказе супруга добровольно его осуществить оно приобретает определенное материальное выражение в виде установленного судом размера алиментов (ст.89 Семейного Кодекса Российской Федерации).

Добровольная поддержка при участии одного из супругов другого не выражается в каких-либо периодических платежах.

В соответствии с нынешним законодательством супруги имеют возможность в соответствии с законом заключать соглашение о предоставлении денежного содержания. Соглашение от имени недееспособных супругов будет заключено их опекунами [30] .

Содержание любого рода правоотношений представляет в общности права и обязанности субъекта. При этом если действовать по нормальной и самой обыкновенной схеме правам одного субъекта в правоотношениях будет противостоять соответствующие обязанности и права другого субъекта. Содержание брачных правоотношений по своему структурному свойству не совпадает целиком с данной обычной схемой [приложение 5]. В брачном правоотношении подобное взаимодействие имеет место в части прав и обязанностей по материальному содержанию. Каждый из супругов имеет право на постоянное материальное содержание от своего супруга, вместе с тем каждый из супругов имеет по отношению к другому аналогичные обязанности. По юридическим характеристикам алиментные права представляют собой относительные обязанности, так как они устанавливаются путем конкретного обсуждения определенными конкретными субъектами.

Другая модель соотношения прав и обязанностей обоих супругов по поводу общей совместной собственности. У супругов нет явно выраженных взаимообобщенных прав и обязанностей по поводу общего совместного имущества внутри супружеских правоотношений. Любые действия одного из супругов в интересах семьи будут рассматриваться, как осуществление прав, которые принадлежат им обоим.

Главная обязанность каждого из супругов в области общего совместного управления собственностью состоит в том, чтобы не допускать нарушения законных прав другого супруга (например, не отстранять другого супруга от правообладания тем или иным имуществом и тому подобное).

Именно данная особенность притязаний супругов на общее обоюдное управление имуществом дает возможность рассматривать их как «абсолютное право» с некоторыми признаками супругов относятся и другие, не имеющие экономического содержания: право требовать совместного решения всех вопросов жизни семьи, право на защиту своих интересов, право на расторжение брака и др. относительных правоотношений»[31] .

Как абсолютные, они подлежат защите от любого постороннего лица, относительный их характер выражается в том, что каждый из супругов может требовать защиты своих имущественных супружеских прав от неправомерных действий другого супруга.

Материальная поддержка супругами друг друга законными органами рассматривается, как взаимная обязанность обоих супругов. Естественно этой обязанности будут противостоять и право другого супруга. А поскольку взаимные права и обязанности чаще всего возникают в одно время, права и обязанности «материально помогать» друг другу возникают у супругов вместе.

2.2 Правоприменительная практика брачно-договорных отношений

Сегодня профессиональные юристы говорят, что на практике заключение брачных договорных отношений между супругами поможет решить целый ряд проблем. Вот что, например, пишет Генрих Падва, Вице-президент Международного Союза адвокатов: «Я являюсь решительным сторонником заключения брачных договоров, также, впрочем, как и сторонником раннего написания завещания. Эти документы значительно облегчают возможные судебные споры, что мне как юристу кажется очень полезным для всех участников правоотношений — постольку, поскольку их позиции, их желания в этом случае понятны органу, который рассматривает подобные споры.

Мне тоже, честно говоря, когда-то казалось, что заключение брачного договора при вступлении в брак, когда важно, насколько люди друг друга любят, насколько доверяют друг другу, «опошляет», приземляет отношения. На самом деле, по прошествии некоторых лет и практической работы юристом я понял, что брачный договор совершенно не вторгается в область чувств, а, напротив, как-то сразу отстраняет многие «земные» проблемы, чтобы они уже больше не мешали, чтобы в этом житейском плане был абсолютный душевный комфорт и люди могли решать свои жизненные проблемы (которые неизбежно возникают), будучи уверенными, что все отрегулировано и их пожелания отражены в брачном договоре»[32] .

А вот какого мнения придерживается ещё одна известная личность, адвокат, кандидат юридических наук, партнер коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и партнеры» Наталия Барщевская: «наиболее актуально заключение брачного договора, на мой взгляд, в тех ситуациях, когда один из супругов занимается бизнесом. Такое соглашение позволяет закрепить право владения бизнесом за его собственником, и соответственно, возмещение денежной компенсации другой стороне.

В настоящее время в российской практике наблюдается положительная тенденция к заключению брачных договоров. По статистическим данным процент браков, сопровождаемых договором? пока еще невелик, однако по собственному опыту и опыту своих коллег могу сказать, что по вопросам составления брачных контрактов действительно обращаются все чаще. На мой взгляд, это связано с тем, что люди стали осознавать реальную возможность цивилизованного и мирного урегулирования имущественных споров супругов в браке или в случае его расторжения»[33] .

На момент вступления в силу изменений в Гражданском кодексе Российской Федерации, который был разработан на основе Кодекса о браке и о семье в РСФСР (1969 г.) главным правовым режимом общего владения имуществом супругов являлись возможности совместного использования прав собственности супругов на имущество, нажитое во время брака.

Впервые положение, при котором имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместным владением, если договор между ними не предусматривает иного режима владения этого имущества, закреплено в пункте 1 статьи 256 Гражданского Кодекса Российской Федерации. То есть, наряду с законным режимом, супруги вправе в отношении имущества, нажитого во время брака, сами установить режим, который получил название договорный режим.

Так, брачный договор уже можно было заключать, начиная с 01.01.1995 года. При этом постоянно в модели правоприменительной практики возникали определенные трудности, которые были связаны с применением Гражданского Кодекса Российской Федерации, который не имел норм, которые регулировали бы содержание договора, а также поэтапный порядок его заключения, расторжения, а также множество других важных моментов. К примеру, статья 256 Гражданского Кодекса Российской Федерации не предусматривала возможность нотариального удостоверения брачного договора.

Из-за этого стало понятно, что в период с 01.01.1995 по 01.03.1996 такие договоры составлялись только в обычной письменной форме.

После этого развитие рассматриваемого института имеет свою веху в Семейном кодексе Российской Федерации, который вступил в действие с 01.03.1996. Договорной режим имущества супругов был описан и рассмотрен в главе 8 Семейного Кодекса Российской Федерации. Договорные режимы имущества супругов устанавливаются с того момента брачным договором[34] .

Из-за продолжительного изменения основных правил заключения брачного договора, аналитики и правоведы делали вывод, что вся система семейного законодательства в этой сфере нуждается в масштабном изменении и внесении поправок, которые смогли бы установить данный вид договора на соответствующий высокий уровень и придать ему больше правового веса.

Длительная и обширная практика применения брачных договоров в зарубежных странах говорит о важности ее анализа. Например, во Франции каждый год заключаются приблизительно 275 тысяч браков. Примерно от 10 до 15 процентов молодоженов перед тем, как заключать брак, наносят визит в нотариальную контору к нотариусу, потому что нотариус представляет собой единственное уполномоченное для заключения брачного контракта лицо. На оформление соответствующего официального документа государством налагается налог в 125 евро, кроме этого сам нотариус, который помогает в заключении брачного договора требует выплаты гонорара в размере от 200 до 300 евро[35] .

Французское законодательство предусматривает несколько видов брачного контракта [приложение 6].

Основной вид брачного контракта во Франции - это контракт, который предполагает раздельное имущество супругов. В соответствии с ним имущество закрепляется за первоначальным хозяином, а совместно нажитые имущественные ценности - за обоими, расчет происходит пропорционально персональным вкладам в имущество. В данном случае исключение составит недвижимость, которая является жильем, которое входит в общее владение супругов на равной основе, вне зависимости от того, кто имеет данное жилье и кто является непосредственным владельцем. Однако, если начинается бракоразводный процесс, то дом, квартира, и любое другое недвижимое владение, - переходит к его первоначальному владельцу, вместе с тем приобретенные имущественные ценности делятся в соответствующей пропорции. Если имеет место смерть одного из супругов – то имущественные ценности, которые могли принадлежать ему в случае развода, достанутся его наследнику, а не супруге. Долговые обязательства и переход их к супругу в случае развода данный договор не предусматривает.

Второй вид контракта – предусматривает «общие владения». Этот вид контракта предусматривает единые и неразделимые права супругов на любые имущественные ценности, которые регулируются независимо от первоначальных или последующих вкладов в общественное семейное благосостояние. Практика показывает, что такой контракт заключается, чаще всего, пожилыми людьми.

Объяснение этого метода предусматривает то, что все имущественные ценности после смерти мужа и жены остаются во владении мужа или жены. Но все же особенность этого договора представляется возможностью правопреемства обязательства (долга). Практика имеет множество случаев, в которых вдова обязана осуществлять выплату алиментов лицам, с которыми ее муж был связан обязательственными отношениями. Немного раньше данный вид контракта сразу принимался автоматом на все браки вне зависимости от того, были ли заключены брачные договора, то есть данный договор представлял собой общую для всех систему, которая принималась молодоженами независимо от того, заключали ли они брачный договор друг с другом, или нет.

На сегодняшний момент времени, особенно часто применяемым стал другой брачный договор - «Общее владение, которое влияет только на совместно приобретенные ценности». В соответствии с данным договором все материальные ценности, которые принадлежали супругам нам момент вступления в брак, остаются в раздельной собственности; а только лишь совместно нажитые имущественные ценности, за исключением наследственных владений, имущества, которое было передано владельцу – одному из супругов – в качестве подарка, а также за исключением долговых обязательств, которые в случае развода, делятся строго пополам.

Еще одна модель брачного договора - «смешанный брачный договор», в соответствии с которым каждый супруг имеет законное право распоряжаться приобретенными им имущественными ценностями до и после брака только лишь руководствуясь собственным решением. Если имеет место бракоразводный процесс, то каждый оставит в собственности все то, что принадлежит ему с самого начала вступления в брак, а совместно приобретенные имущественные ценности делятся поровну.

Практика зарубежных стран дает возможность четко обозначить проблемы и преимущества российской системы брачных договоров и конкретизировать определенные вопросы по проблеме в этой сфере.

При рассмотрении применения на практике брачных договоров в США, где в соответствии со статистикой распадаются большая доля браков – каждый второй брак, становится понятно, что брачные договора, как институты семейного права значительно облегчают жизнь обоих супругов после проведения бракоразводного процесса. При изучении правоприменительной практики, можно сделать вывод, что в Америке заключение брачных контрактов практикуется чаще, чем в других зарубежных странах. Предмет брачного договора в Соединенных Штатах Америки представляет собой имущественные и неимущественные отношения. Именно данный момент и представляет собой главное отличие от брачного договора, который свойственен российской практике.

На сегодняшний момент времени в договоре можно указывать любое положение, в отношении которого супруги достигли обоюдного соглашения, подтвержденного подписями с двух сторон. Так, популярный певец Майкл Джексон дополнил пункты брачного договора тем, что как только его супруга Дебби Роу родит ему сына, он обязуется выплатить ей 1 250 000 долларов[36] .

В целом многообразие положений, которые могут быть зафиксированы в брачном договоре в США, перечислить практически невозможно. Однако, есть определенные запреты. Например, нельзя включить в контракт обязательство, касающееся причинения вреда жизни и здоровью президента США. В США используют брачные полисы. Например, супруг может получить страховые выплаты за гибель жены в дорожно-транспортном происшествии, однако непременным условием для него - сохранение статуса вдовца в течение пяти лет. За возможными нарушениями следит страховая компания.

Глубокому анализу отечественные правоведы подвергают богатый опыт зарубежных правоприменительных норм и практики для одной единственной цели - поспособствовать созданию предложений для усовершенствования отечественных законодательных норм в сфере общественных отношений, которые складываются в связи с заключением и исполнением брачного договора. Целесообразно определить в Российском законодательном поле обязательную регистрацию брачных договоров с введением единого реестра, в целях обеспечения защиты круга интересов кредитора, а кроме того предусмотреть вероятность приобретения заинтересованными лицами соответствующей информации, которая будет касаться брачно-договорных обещаний возможного должника, могущих существенно влиять на его платёжеспособность.

В связи с этим в России действие договора направляется лишь на будущее время, а на прошедшее время влияние брачного договора не распространяется. Подтверждается правильность этого вывода судебной практикой использования норм права о брачном договоре. Например, Судебной коллегией по гражданским делам при Верховном Суде Российской Федерации, при рассмотрении 27 ноября 2003 года дела N 45-ГОЗ-27 по заявлению Е.П. Рыкова на действия избирательной комиссии Свердловской области, было вынесено определение, в котором указывалось, что между супругами Баковым А.А. и Баковой М.Г. 16.07.2003 заключался брачный договор, в котором был определен режим раздельной собственности. Из условий брачного договора следовало, что перечисленное в нём имущество принадлежало Баковой М.Г., которая владела им на праве единоличной собственности с того момента, как приобрела его. Материалы дела говорят о том, что установленный порядок раздельной собственности между супругами как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества был определен брачным договором, который заключался 16.07.2003, на основе которого в силу ст. 8 Гражданского Кодекса РФ у них появились обусловленные права и обязанности.

Руководствуясь п. 1 ст. 425 ГК РФ можно сказать, что договор входит в силу и является обязательным для исполнения сторонами с момента его заключения. Правовой режим имущества супругов, который был нажит ими до вступления брачного договора в действие, должен определяться по правилам ст. ст. 33, 34 Семейного Кодекса РФ, то есть, на данное имущество будет распространён режим совместной собственности супругов. В подобных обстоятельствах аргументы истца о распространении условий заключенного договора на прошлое время обнаруживают свою несостоятельность и опровергаются дословной трактовкой договора.

Статья 40 Семейного Кодекса приводит дефиницию брачного договора как теоретического аспекта имущественных отношений супругов. Отношение к практике заключения подобного рода брачных обязательств между супругами в России является для одних нормой права, для других защитой супружества, а для третьих методом преследования своих личных интересов [приложение 7].

Исходя из ст. 42 Семейного Кодекса РФ брачный договор может распространяться лишь на режим совместной собственности супругов, который устанавливается ст. 34 Семейного Кодекса РФ, что истинно вытекает из содержания ст. 42 и не распространяет своего действия на правоотношение, предусмотренное ст. 36 Семейного Кодекса РФ, что касается собственности каждого из супругов. Имущество, которое было приобретено одним из супругов на основаниях, указанных в ст. 36 Семейного Кодекса РФ, не является общей совместной собственностью супругов, и подобное положение не может быть изменено основанием ст. 42 Семейного Кодекса РФ через заключение брачного договора.

Учитывая разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, «общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. ст. 128, 129, п. п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества»[37] .

Таким образом, из правоприменительной практики сложился прецедент, что совместная собственность супругов - это имущество, которое они нажили в зарегистрированном браке. В отношении нашего исследования важно ещё и то, что на сегодняшний день фактическое совместное проживание без соответствующей регистрации брака в определенном законом порядке понятия «совместная собственность супругов» не создает [13]. «В случае раздельного проживания супругов, вызванного временными причинами (командировка, отпуск, болезнь и тому подобное), принцип совместной собственности на имущество, нажитое ими во время брака, сохраняет свое действие. Однако если раздельность проживания вызвана постоянными причинами, прекращением семейных отношений (так называемый разъезд без оформления развода, separation), то имущество, нажитое каждым из супругов в этот период, может быть признано судом собственностью каждого из них»[38] . С таким мнением нельзя не согласиться.

Для примера в данном случае исследование было посвящено только одному вопросу. Констатация подобной правоприменительной практики свидетельствует о верности следующего теоретического вывода по спорным вопросам, относящимся к обратной силе брачного договора. В правовом литературном поле можно найти много подтверждений вышеизложенному выводу. С.Л. Симонян указывает: «Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов. Супруги могут договориться, что действие их брачного договора распространяется на права и обязанности, возникшие до его заключения. Например, супруги зарегистрировали брак 06.05.1997, брачный договор заключен 01.01.2000 с условием, что он распространяет свое действие на имущественные правоотношения, возникшие со дня регистрации брака»[39] .

Исходя из этого, можно сказать, что брачный договор имеет лишь условную обратную силу. Фактически, это значит, что обратная сила распространяется на прошедшее лишь с момента, когда брак был зарегистрирован, то есть, когда у супругов возник законный режим совместно нажитого ими имущества. При помощи брачного договора супруги смогут его поменять. Ведь «суть брачного договора состоит в предоставлении супругам или вступающим в брак лицам широких возможностей отступления от режима совместной собственности, установленного ст. 34 СК в качестве законного режима имущества супругов»[40] .

В результате исследования, проведённого во второй главе дипломной работы, можно сделать вывод о том, что: правовое урегулирование имущественных отношений супругов в нашей стране предусматривает комплекс теоретических аспектов. Приходится констатировать тот факт, что не все законодательные акты, регулирующие данную отрасль семейного права, можно без дополнений и изменений применять на практике. Для усовершенствования семейных имущественно-правовых отношений на практике требуется глубокий анализ судебных отечественных и зарубежных прецедентов, а также источников законодательных норм.

Глава 3. Совершенствование законодательства направленного на урегулирование сделок между супругами

3.1 Разрешение неурегулированных семейным законодательством проблем в области имущественных отношений супругов

Для нашего исследования также важен тот факт, что на современном этапе внесение необходимых изменений в семейное законодательство будет крайне затруднено, поскольку практики заключения брачных договоров в России пока не достаточно. Брачный договор здесь не нашёл широкого применения среди россиян. Можно сказать больше, что имеется негласная практика по отказам нотариальными конторами в удостоверении брачных договоров. Аргументируется это тем, что супруги нередко действительно не осознают значений заключаемых ими соглашений и впоследствии начинают предпринимать различные меры к тому, чтобы расторгнуть брачный договор или признать его недействительным.

Мотивом нотариуса в этом случае может служить его нежелание принимать участие в вероятных будущих судебных процессах. Но такое отношение нотариальной службы незаконно, так как нотариально удостоверять брачный договор необходимо, - это есть условие его действительности[41] . Но, когда супругам приходится выбирать, обжаловать отказное действие нотариуса совершить нотариальные действия или отказаться от законного права на заключение брачного договора, супруги вообще отступают от его заключения, и подобная практика ограничивает его распространение.

Также хотелось бы в нашем исследовании упомянуть об анализе судебной практики, касающейся дел о разделении совместно нажитого супругами имущества. Подобная практика показывает, что объектом общего имущества практически всегда является недвижимое имущество, кроме предметов домашнего быта и обстановки. Брачные договора, которыми супруги имеют законное право переменить определенный законом режим совместной собственности, а также установить режим совместной и долевой или раздельной собственности на всё имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов, по факту признаётся сделкой, которая направлена на модификацию имущественных прав и обязанностей участников брачного договора.

По мнению автора, в случае если среди фигурирующего в брачном договоре имущества супругов находится недвижимое имущество, то документ должен подлежать обязательной государственной регистрации, так как обязательность регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним учреждена законом. Если учесть такой нюанс и внести соответствующие изменения в законодательство, то доподлинно можно поспособствовать не только распространению практики заключения супругами брачных договоров, но и запустить действенный механизм защитного режима имущественных прав одного из супругов при отчуждении недвижимого имущества вторым супругом.

Правительство Российской Федерации Постановлением от 12.12.2007 N 862 узаконило ряд Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий.

Семьи, которые решили вкладывать материнский капитал в жилище, имеют множество способов для осуществления этой цели. Средства или части средств материнского капитала могут отойти на строительство жилья или на его покупку, причем возможно допустить участие граждан в строительном или жилищно-строительном кооперативе. Но несмотря на это жилое помещение, которое приобретается (строится) с применением инструментов (части средств) материнского капитала, должно находиться только лишь на территории РФ.

Кроме того, средства материнского капитала в таком случае пойдут на приобретение жилья путем кредита или займа. В частности, указанные средства могут направляться на уплату первоначальных взносов, погашение основных долгов и на уплату процентов по кредиту. При этом за счет средств материнского капитала можно осуществлять погашение кредита, взятого семьей даже до момента возникновения права на материнский капитал. В качестве исключения только будут выступать штрафы, комиссии и пени за просрочку исполнения обязательств по кредиту. Погашать их за счет средств материнского капитала нельзя.

Правила предусматривают также определенный порядок подачи заявлений о распоряжении средствами материнского капитала, перечень необходимых документов, прилагаемых к заявлению, а также порядок и срок перечисления денег.

Для перечисления денег из материнского капитала владельцам сертификатов следует обратиться с соответствующим заявлением в определенный территориальный орган Пенсионного фонда РФ. Если семья планирует распорядиться материнским капиталом в том году, когда они решили произвести покупку жилья, они должны подать заявление не позднее 1 мая соответствующего года, а если оплата жилья планируется на следующий год — то не позднее 1 октября.

Воспользоваться средствами материнского капитала владельцы сертификатов смогут не ранее 2010 года (то есть не ранее чем по истечении 3 лет со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей) — того требует Федеральный закон от 29.12.2006 N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей».

Важно заметить, что 250 тысяч рублей (а именно таков размер материнского капитала) владельцы сертификатов могут потратить на предоставление образования любому из детей, на улучшение жилищного условия или просто присоединить их к накопительным частям пенсии матери.

Не взирая на статью 35 Семейного Кодекса Российской Федерации для осуществления одним из супругов сделок, которые будут касаться распоряжения недвижимостью и сделок, требующих нотариального заверения или регистрации в прописанном законом порядке, то установлена необходимость предоставлять перед совершением сделки нотариально удостоверенную копию согласия другого супруга, на практике это условие чаще всего вполне может игнорироваться.

В то же время регистрирующие органы не проводят проверку фактов состояния лиц в законном браке, а потому лица при совершении сделок с недвижимостью вполне могут ограничиться заявлением, написанным от руки и не удостоверенным нотариально, что в момент покупки, или любого другого приобретения имущества это лицо не находилось в браке. При этом установленные законом годовые сроки для подачи требований о признании сделки недействительной не способствуют защите имущественного права второго супруга.

Также большое количество имущественных притязаний супруга встречают препятствия из-за второго супруга, что обусловлено нормой о том, что сделки, которые совершены одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, могут быть признаны судом недействительными по причине несогласия супруга и исключительно по его письменному требованию, но только в том случае, если есть доказательства того, что другая сторона о сделке уже заранее знала или заранее должна была иметь ввиду несогласие другого супруга на осуществление этой сделки. Предоставление доказательств о несогласии, как несуществующего факта, вообще противоречит законам логики, так как несуществующие факты не требуют доказывания. Таким образом, цитированные нормы должны быть сконструированы таким образом, что супруг, допустивший определенные манипуляции с имуществом без согласия второго супруга, должен доказать наличие согласия второго супруга на осуществление действий с имуществом.

При этом если имеет место отсутствие нотариально удостоверенного согласия, закон обязан презюмировать отсутствие самого согласия.

Но если вернуться непосредственно к предмету нашего исследования, то становится ясно, что те особенности имущественных режимов, которые устанавливаются путем заключения договора между супругами, могут иметь место в установлении имущественного права сожительствующих лиц. Французский правопорядок имеет случаи, например, когда договор заключался в случае сожительства. Договор о совместной жизни – это документ, который заключен двумя достигшими совершеннолетия физическими лицами, разного или одного и того же пола, с целью устройства совместной жизни (статья 515,1 Гражданского кодекса Франции).

Данный договор считается недействительным, если заключается между лицами, которые не могут быть зарегистрировать брак: например, родственники по прямой линии вверх, или по прямой линии вниз, между свойственником по прямым и боковым линиям до третьего уровня родства включительно, между лицами, которые вдвоем (или один супруг) состоят в браке либо уже связаны договором о совместной жизни (в случае сожительства). Предмет данного договора представлен в статье 515.5 Гражданского Кодекса Франции может устанавливаться режимом общей собственности в отношении предмета домашней обстановки, которое супруги будут приобретать за плату после заключения договора. По умолчанию в отношении этих предметов будет установлен режим общего совместного владения, на равных правах участников договора на приобретаемые имущественные ценности.

Важно заметить, что правила о равной идеальной доле в праве собственности устанавливается в силу законов и в отношении другого имущества, в том числе недвижимого. Фактические союзы двух лиц, живущих вместе, когда такая совместная жизнь носит устойчивый и продолжительный характер, определяется французским законодателем в качестве сожительства (ст. 515.8 Гражданского Кодекса Франции). При этом полагаем, что необходимость заключенного договора о совместном проживании для лиц, состоящих в сожительстве, вытекает из смысла закона, хотя в самой статье, определяющей понятие сожительства, такое требование не установлено.

Для восприятия похожих моделей российским законодательством важно учесть, что брак у нас признается только в случае союза двух лиц разного пола. И, невзирая на то, что вопрос легализации нетрадиционного брака поднимается в литературе, важно сказать, что такая легализация будет противоречить нравственному быту нашей страны и всему в общем быту нашего народа и ни в коем случае не может быть воспринята нашим народом. Что же касается возможности законодательно урегулировать вопрос об имущественных положениях сожительствующих лиц, то надо сказать, что такая процедура вполне возможна. И действительность данного соглашения кроме того может быть подкреплена условием о государственной регистрации такого договора, в случае если его предметом является недвижимость, поскольку само соглашение, несомненно, представляет собой сделку в отношении недвижимости, направленной на закрепление вещных прав лиц на такое имущество.

В то же время зарегистрированные браки отличаются от сожительства еще несколькими моментами и особенностями в сфере имущественного регулирования взаимоотношений. Нахождение супругов в браке с точки зрения закона дает возможность получить им статус семьи, в результате чего на них начнут распространяться установленные правила о наследовании живым супругом имущества другого супруга в случае смерти последнего.

Российской судебной практике известны случаи, когда по вопросу о вступлении в наследство обращалось лицо со ссылкой на наличие между ним и умершим фактических брачных отношений, то есть сожительства. И эти заявляемые требования сегодня не находят судебной защиты, несмотря на то, что в отдельных случаях сожительство лиц имеет место на протяжении всей жизни сожительствующих, что уже никто и не воспринимает этих лиц раздельно, а только в качестве единой семьи.

Не только в Европе данная проблема уже решена и закреплена законодательными актами. В странах третьего мира тоже существует подобная практика. Например, 29 декабря 1982 года, в Эквадоре был принят Закон «О регулировании фактического брака» — специальный законодательный акт, целиком посвященный фактическим брачным отношениям. Интересно то, что статья 10 названного Закона предписывает применять к пережившему лицу, состоявшему в фактическом браке, все правила о наследовании по закону, предусмотренные Гражданским кодексом Эквадора, как, если бы он представлял лицо, которое находится в браке - супруга. При этом названный Закон Эквадора ясно определяет, что должны соблюдаться принципы моногамии в самом фактическом браке и что ни один из фактических супругов не должен одновременно состоять в законном браке, а также устанавливает требования к минимальной продолжительности и характеру совместной жизни. Таковы обязательные условия, при наличии которых фактический брак порождает указанные в данном Законе правовые последствия. Предполагается, что имеет место фактический брак, если мужчина и женщина в своих социальных отношениях вели себя как муж и жена и были приняты как таковые родственниками, друзьями, соседями.

В то же время сама возможность возникновения права на наследование имущества лица, находящегося в сожительстве с наследователем в течение обусловленного периода времени, должна стать существенным условием договора о сожительстве, если имеет место его законодательное признание в России.

Важно заметить, что официальное признание фактических брачных отношений представляется для большинства государств в настоящее время разумным. Установление правовых норм, регулирующих отношения супругов, распространяющиеся на фактические брачные отношения, не всегда противоречит самой сути фактических брачных отношений. На данный момент времени сожительство не несет для участников никаких правовых последствий, которые установлены для законного брака, и не подвязывает людей друг с другом никакими обязательствами, кроме моральных. Из-за этого нарушается не только имущественное право сожительствующего лица, но и происходит упадок самой нравственности, игнорируется сам закон.

Наше мнение доказывает, что «давление, с помощью которого брак влияет на характер супружеских взаимоотношений, для большинства людей представляет основание для отказа от регистрации своих отношений в браке.

Жизнь двух людей без оформления брака стала довольно распространенным явлением, что дало представление о скептическом отношении к самому браку, как к институту. Увеличились доли детей, которые были рождены вне брака и данная проблема находит свое объяснение в неправильном соотношений публичных и частных интересов в семейных отношениях».

Также важно признать, что вопрос, который связан с правовой охраной детей не связывается законом с фактами о нахождении их родителей в зарегистрированном по закону браке. Но несмотря на это, часто в данной ситуации интенсивно игнорируется имущественное отношение сожительствующих лиц, что довольно непонятно. Дополнения и изменения в законодательстве дали возможность полностью установить и конкретизировать сложившуюся правовую неопределенность в имущественных отношениях. И данные изменения не должны нарушать принципы равноправия, установленные законом.

Возможность регулирования соглашений имеет постоянное свойство частного правопорядка, которое дает возможность отменить публичные запреты и это не только недопустимо, но и нецелесообразно, так как другие варианты просто-напросто расходятся с фактически установленным порядком вещей. Также отсутствие возможности правовой регламентации сложившихся отношений ни к чему иному, кроме как к умалению частных интересов лица и несправедливости, не приводит. Баланс публичного и частного как раз и состоит в правовой легитимации фактических брачных отношений на условиях соглашения, с предоставлением лицам свободы заключения договора о сожительстве.

3.2 Рекомендации по использованию методов и практики правового регулирования имущественных отношений

Появление брачных отношений не зависит напрямую от волеизъявления о заключении брачного договора лиц, которые вступают в брак, что совершенно не умаляет значения свободы брачных договоров при рассмотрении аспектов данной сферы социальных отношений.

Важно вспомнить, что только свободное взаимное волеизъявление обоих супругов, посредством установления специального договорного условия, позволяет сменить законные режимы их имущественных отношений. Полного, или частичного закрепления в Семейном Кодексе России статуса независимости заключения брачных контрактов не получилось, а само по себе распространение этого принципа на договор между обоими супругами основывается на важности их полного соответствия главной системе требований, которые предъявляются к гражданско-правовым сделкам, как в форме заключения, так и в соответствии с содержанием и со свободой волеизъявления обоих сторон[42] .

Кроме того, свобода в договора предусматривает самостоятельность субъектов при выборе партнера, другой стороны контракта. Использование комплексного определения "свобода договора" в большей степени имеет значение в понимании предпринимательского дела, но все же при установлении трудового порядка отношений субъект (в большей мере работник) также руководствуется этим принципом. Наконец, диспозитивная природа договора выражается в возможности определения по собственному усмотрению участников его вида, предмета и условий.

Без сомнения, свобода договора не должна рассматриваться, как абсолютная, наряду с диспозитивными, в частном праве довольно конкретно представлены и императивные методы регулирования, которые подразумевают расположение четких границ, в рамках которых субъекты отношений имеют право самостоятельно определять контрагента, предмет и главные условия брачного договора. «В нынешнем развитом обществе свобода договоров не может иметь абсолютного характера и неизбежно подвергается тем или иным ограничениям, установленным в публичном интересе. Прежде всего, договор, безусловно, должен соответствовать императивным нормам закона и иных правовых актов, которые в сфере договорных обязательств практически всегда устанавливают те или иные ограничения договорной свободы в общественных и государственных (публичных) интересах»[43] , а также с целью защиты прав самих сторон брачного договора.

Итак, взаимодействие, с одной стороны, нормативных положений о свободе договора в различных ее проявлениях, с другой - правовых норм-ограничителей определяет круг общественных отношений, которые могут быть урегулированы тем или иным видом контракта, допустимый субъектный состав, а также конкретные права, обязанности и ответственность сторон, объединенные понятием "содержание договора".

Среди вышеперечисленных аспектов свободы договора и соответствующих им ограничителей наиболее проблемными с точки зрения пробелов в научной теории выглядят вопросы, связанные с определением предмета и условий отдельных видов контрактов, причины чего, думается, кроются в следующем.

Четко проработанные научные основы для нового правового института, что предопределило необходимость первоначальной концентрации научной деятельности на самых актуальных направлениях. Главным вектором изысканий, стали самые распространенные и самые наиболее используемые модели гражданско-правового брачного договора, а также институты трудового договора, поспособствовал довольно ускоренный процесс обработки практической информации, а также знаний и опыта в данных областях. Вместе с тем, определенная часть довольно часто применяемых договорных конструкций гражданско-правового характера, в основном тех, которые не были урегулированы частью второй Гражданского кодекса или не детализировались в ней (например, оказание ритуальных услуг, услуг в области здравоохранения), а также брачный договор за пределами области широкомасштабных исследований.

Важно также учесть тот факт, что в самой структуре любого договорного института существуют отдельные составляющие, вызывающие наибольшее затруднение при их восприятии и применении. Так, субъектный состав договорных отношений ограничен в основном общими требованиями законодательства, а запретительные нормы, применяемые к отдельным видам договоров, сформулированы достаточно определенно. Проблематика свободы вступления в договорные отношения, в том числе заключения сделок в обязательном порядке, хотя и остается по-прежнему предметом научного спора, сводится на сегодня больше к полному "противостоянию" нескольких уже сформировавшихся позиций и может быть окончательно разрешена лишь четкой конкретизацией уточняющих гражданско-правовых нормативов. Что же касается границ свободы усмотрения участников при определении предмета и условий договора, то они сугубо индивидуальны для каждого вида контракта и в отдельных случаях сформулированы нечетко, при этом количественный объем ограничителей, относящихся к данной части договорного института, значительно превышает все прочие[44] .

Таким образом, если сопоставить все изложенное, то можно сделать вывод о том, что именно проблематика предмета и содержания брачного контракта, а также некоторых специфичных видов гражданско-правовых договоров в связи с их слабой изученностью должна стать одним из приоритетных направлений отечественной частноправовой науки в обозримом будущем.

Однако, если сферы приложения упомянутых институтов гражданского права весьма узки, то брачный договор, являющийся инструментом урегулирования такого широкого комплекса правоотношений, как имущественные отношения между супругами, и имеющий огромный потенциал с точки зрения расширения области своего применения, должен обратить на себя особо пристальное внимание.

В первую очередь, обращаясь к теме предмета брачного контракта, следует отметить, что основной его ограничитель, являющийся безусловным и "конститутивным" положением современного российского семейного права, содержится в дефинитивной норме, определяющей термин «брачный договор». Семейный кодекс устанавливает, что «брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения»[45] . Таким образом, законодатель, априори устанавливая понятийный аппарат, отвергает саму возможность регулирования контрактом личных неимущественных отношений. Это же положение дублируется в специальной статье Кодекса, устанавливающей, в том числе границы регулирования брачных отношений договором (п.З. ст.42 СК РФ). Данная презумпция в равной степени исходит, с одной стороны, из правоутверждающего правоприменительного опыта абсолютного большинства государств мира, в которых существует институт брачного контракта, с другой - из национально-культурных особенностей России[46] .

Международная практика выявила полную нецелесообразность регулирования брачным договором неимущественного спора, что вызвано трудностями осуществления контроля за исполнением взятой на супругами на себя обязанности, которая имеет личностный характер, так и по причине противоречия соответствующих условий договора краеугольным принципам права, в частности, о невмешательстве в частную жизнь и недопустимости ограничения лица, кроме как по суду. Наша российская специфика в этом случае проявляется в том, что отношения в семье с древнейших времен и до недавнего времени носили в нашей стране характер довольно тесный с сакральным.

К уже замеченным моментам следует также добавить, что современные российские законы дают возможность проанализировать только лишь правотворческую практику, которая не знает примеров законодательных инициатив, имеющих целью введение механизма договорного регулирования неимущественных отношений супругов. Принимая во внимание большое количество на рассмотрение в Государственную Думу весьма неординарных и даже странных законопроектов по вопросам, как семейного права, так и иных отраслей, упомянутые факты тем более свидетельствуют о постоянном положении и непреложности существующего порядка вещей.

В большом количестве научных трудов на эту тему, затрагивается также то обстоятельство, что любые «запреты на включение в брачный договор положений, регулирующих личные неимущественные отношения супругов, обусловлен не только сущностными особенностями этих отношений, но и невозможностью в случае необходимости принудительного осуществления обязанностей личного характера»[47] .

Важно заметить, что, несмотря на общеизвестность, и простоту действующих в отечественных правовых системах принципов о не включении в брачные контракты положений, которые касаются личных неимущественных отношений супругов, нотариальные случаи удостоверения соглашения подобного вида имеют множество примеров составления проектов брачных договоров, «в соответствии с условиями которых супруги обязуются хранить друг другу супружескую верность, отказаться от каких-либо вредных привычек, повысить свой общеобразовательный и культурный уровень, не допускать совершения противоправных или просто неуважительных поступков по отношению друг к другу и тому подобное»[48] .

По своему естеству все отношения в собственности, имеют в общей совокупности неимущественные и имущественные отношения супругов, последние всегда тяготеют к четкому правовому урегулированию в довольно большей степени, чем личные неимущественные отношения. Имущественные отношения, занимая в сегодняшней жизни супругов намного меньше места по сравнению с неимущественными, составляют главную и довольно большую часть отношений, которые регулируются различного рода юридическими нормативами, и при этом представляют собой единственный предмет брачно-договорных отношений. Четкое распределение правил поведения, а также правил, в сфере имущественных взаимоотношений супругов имеет ряд основных предпосылок.

Во-первых, как уже мы подчеркивали в данном исследовании, имущественные отношения в браке должны иметь некоторого рода определенность, которая будет обеспечивать защиту прав и защиту законных интересов супругов, а также третьих лиц, по отношению к которым у них есть некоторого рода обязательства имущественного характера (например, кредитор, иждивенец, наследник)[49] .

Во-вторых, полное удовлетворение имущественных прав, практически всегда осуществляется в порядке принуждения, что отличает его от неимущественного.

Наконец, в-третьих, наличие объективных эквивалентов денежным выражениям нарушенного права – дает возможность ясно и наиболее законно, а также в полном объеме возмещать нанесенные реальные или потенциальные ущербы. Рассмотренные до этого преимущества договорных моделей дают возможность в условиях брачного договора четко обозначить и зафиксировать супругами самые важные с их точки зрения моменты имущественного регулирования в браке даже в случае его расторжения.

Несмотря на уже сказанные выше важные аргументы, которые свидетельствуют о том, что урегулирование брачным договором только имущественных отношений, важно заметить, что существование прямо противоположных точек зрения на данный вопрос, имеет место и противоположные мнения встречаются не только в юридической литературе, но также реализовываются на уровне законодательства в ряде государств.

«Так, например, в США, добрачное соглашение предусматривает любые условия будущей совместной жизни супругов. В него могут быть включены, в частности, условия о воспитании детей, их содержании, обязанности по ведению домашнего хозяйства»[50] . Отличным примером данного договорного урегулирования имущественных отношений является распространенное в Северной Америке "добрачное соглашение" (antinuptial agreements). Предмет данного соглашения представляет сугубо личную сферу, например такую, как религиозное воспитание детей.

Как отмечается, большая часть судов, основывается на судебных прецедентах и на собственной интерпретации права, либо целиком игнорирует различного рода контракты, которые чаще всего постановляет оставление их без исковой силы, что не противоречит конституционным принципам религиозных свобод, которые базируются на общих установлениях контрактных прав и частично ограничивают долю участия в религиозном ритуале ребенка, что имеет юридическую силу и может быть защищено в случае предоставления доказательств в суде[51] . Из приведенных выше примеров можно сделать ряд выводов, которые косвенно подтверждаются классиками англо-саксонского права, которые констатируют возможность не только в теории, но и на практике построить, реализовать и защищать брачные контракты, регулирующие личные неимущественные отношения, при этом не нарушая двух главных условий: полное соответствие их общим принципам права и непосредственно установленным нормативам, и ясное понимание четко сформулированного набора условий договора, которые способны породить нечто конкретное, а не что-то абстрактное.

Итак, конкретизируя вышеизложенное, исследуем практику: ст. 40 СК РФ гласит, что брачный договор могут заключить лица, вступающие в брак. Однако ни сам СК РФ, ни какие-либо иные нормативные правовые акты не дают никаких указаний относительно того, кого считать лицами, вступающими в брак. Представляется, лицами, вступающими в брак, являются лица, намеревающиеся заключить брак в будущем, и независимо от факта подачи этими лицами заявления о регистрации брака в органы загса.

Во-первых, рассмотрим стадии, предшествующие непосредственному заключению брака в органах загса. Таких стадий две. Первая стадия заключается в том, что мужчина и женщина достигают соглашения о заключении брака. Вторая стадия заключается в подаче этими лицами соответствующего заявления в органы загса. Между первой и второй стадией может пройти сколько угодно времени (закон не устанавливает определенных временных отрезков). Между второй стадией и непосредственной регистрацией брака в органах загса в качестве общего правила должен пройти срок, равный одному месяцу, хотя в ряде случаев семейное законодательство допускает как сокращение данного срока, так и его увеличение. Однако нахождение указанных лиц не только во второй, но и в первой стадии, на наш взгляд, дает основание считать их лицами, вступающими в брак. Доказательством тому может служить тот факт, что сама по себе подача лицами заявления о заключении брака не влечет для них никаких юридических последствий. На таких лиц не может быть возложена юридическая обязанность заключить брак; принудить указанных лиц к заключению брака (даже через суд) невозможно. Поэтому между лицами, вступающими в брак, как нам представляется, не должны возникать имущественные обязательства и они не вправе осуществлять совместные имущественные сделки. Лица, намеревающиеся вступить в брак, независимо от факта подачи ими заявления в органы загса, ещё не являются супругами, на них лишь могло бы распространяться законодательство о фактическом совместном проживании, если бы оно имело правовое поле в нашем Семейном и Гражданском законодательстве. Но ни СК РФ, ни какие-либо иные нормативные правовые акты не дают повода считать, что только с момента подачи заявления в органы загса мужчина и женщина приобретают статус «лиц, вступающих в брак».

Во-вторых, необходимо отметить, что СК РФ не устанавливает обязательного требования, что брачный договор до государственной регистрации брака вправе заключить только лица, подавшие заявление о заключении брака, что, как автору представляется, не является случайным. К примеру, новый Семейный кодекс Украины прямо гласит, что брачный договор может быть заключен лицами, подавшими заявление о регистрации брака, а также супругами[52] . И вновь в результате исследования мы приходим к тому, что разработка нового законодательства о фактическом проживании решило бы данную проблему.

В заключение нашего исследования можно сделать следующий вывод : не правотворчество формирует общественные и социальные отношения, а напротив отношения, складывающиеся между людьми, формируют необходимость создания новых норм законодательства, для совершенствования такого законодательства необходимо учитывать правоприменительную практику имущественных отношений. Именно она порождает необходимость правотворчества в области имущественных отношений между супругами в России.

Заключение

В нашем исследовании уже упоминалось о том, что Семейный кодекс РФ не может существовать отдельно от гражданского законодательства. Тем более круг объектов права собственности граждан сильно увеличился. В данный момент времени объектами права общей собственности супругов могут быть различные имущественные комплексы в сфере производственных отраслей - товары, фермерские хозяйства, земельные участки по выращиванию овощей, фруктов, выпаса скота, организации бытового обслуживания, торговли, ценные бумаги, доли в уставном капитале хозяйственных товариществ и обществ, паенакопления в производственных кооперативах и многое другое.

Поэтому понятие «собственность» может применяться в самых различных значениях. Имущественные отношения, занимая в сегодняшней жизни супругов намного меньше места по сравнению с неимущественными, составляют главную и довольно большую часть отношений, которые регулируются различного рода юридическими нормативами, и при этом представляют собой единственный предмет брачно-договорных отношений.

Кроме того, несмотря на то, что вопросы легализации «нетрадиционных» браков постоянно поднимаются в литературе, важно думать, что такая легализация будет напрямую противоречит нравственным устоям российского народа, и не может быть у нас воспринята. Что касается возможности законодательного урегулирования вопросов об имущественном положении сожительствующих лиц, то важно помнить, что такое вполне возможно. И действительность такого соглашения может также подкрепляться условиями о государственной регистрации данного договора, в случае, если его предметом является недвижимость, поскольку само по себе соглашение, несомненно, представляет собой сделку в отношении недвижимости, которая направлена на закрепление вещного права лиц на такое имущество.

На данный момент времени российские законы предоставляют возможность анализировать только лишь правотворческую практику, которая не имеет примеров законодательных инициатив, которые имеют главной целью введение механизмов и инструментов договорного регулирования неимущественных отношений супругов.

Сегодня существует сравнительно приемлемое количество законодательных актов, которые так или иначе, в той или иной мере требуют определенной корректировки для упрочения объективного имущественного взаимоотношения супругов.

Таким образом, в результате исследования автором была проведена работа по выявлению гражданско-правовой природы брачного договора как вида правоустанавливающего регулирования имущественных отношений супругов. В итоге исследования можно сделать следующие выводы .

1). имущественные отношения между супругами обладают некоторыми характерными семейно-правовыми особенностями, которые выражены в правоприменительной практике. Определено это тем, что именно брачный договор соответствует по крайней мере трем правовым признакам, характеризующим гражданско-правовой договор.

2). в договорных отношениях принимают участие две стороны договора - супруги или лица, вступающие в брак, они по отношению друг к другу выступают как контрагенты.

3). договор - это всегда условие, согласованная воля сторон, которые его заключают. Это удостоверяет и ст. 40 СК РФ, которая содержит дефиницию термина «брачный договор». В соответствии с данной статьей брачным договором признают контракт супругов или договоренность лиц, которые вступают в брак. Результатом координирования супругами или лицами, вступающими в брак, условий заключаемого ими договора, является присвоение брачному договору конфигурации, которая установлена законодательством, то есть, нотариальной формы.

4). договор, как и любое иное гражданско-правовое поле, всегда устремлен на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

Брачным договором поощряется возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и (или) обязанностей.

В соответствии с поставленными целью и задачами в данном исследовании автором были сделаны следующие достижения :

- проанализировано зарубежное законодательство, которое регулирует имущественные отношения между супругами, выявлены возможности использования зарубежного опыта в этой правовой сфере;

- дан анализ российскому законодательству, а также научным трудам отечественных правоведов, исследовавших вопросы правового регулирования имущественных отношений между супругами;

- рассмотрена специфика реализации и защиты имущественных прав супругов;

- подвергнут анализу механизм правового регулирования имущественных отношений между супругами, который позволит значительно улучшить законодательную базу отношений по данному вопросу и правоприменительную практику;

- сформулированы рекомендации по использованию методов и практики правового регулирования имущественных отношений между лицами, которые имеют фактически супружеские отношения.

Автор дипломного исследования надеется, что его работа поможет в осуществлении дальнейшего совершенствования российского законодательства в области имущественных отношений супругов и лиц, фактически имеющих супружеские отношения.

Список использованной литературы

1.Семейный Кодекс РФ 29.12.1995г. №223-ФЗ (ред. От 03.06.2006г., с изм. от 29.12.2006г)

2. Гражданский Кодекс РФ от 21 октября 1994 года (с изм., внесенными Федеральным законом от 24.07.2008 N 161-ФЗ) ст. ст. 17, 18, 21

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»

4. Семейный Кодекс Украины от 10 января 2002 года N2947-III (по состоянию на 4 июня 2009 года), Глава 10, п.1, ст. 92

5. Гражданский Кодекс Франции. Титул III, глава I «Об узуфрукте», ст. ст. 588, 589. – 1804 г. в современной редакции с доп. - стр. 20

6. Антокольская М.В. Семейное право. Учебник для вузов по специальности "Юриспруденция". - М.: Юристъ, - 2006

7. Ананьев В.В. Правовое положение имущества супругов по законодательству РФ: Автореферат дис. канд. юрид. наук. - М., - 2006

8. Артёмов Г.А. Границы предмета договорного регулирования брачно-семейных отношений. – М.: Sfektril.ru – 2009, с. 101

9. Брагинский М.И., Витрянский В.В., Договорное право. Книга первая: Общие положения.- М.: Статут. - с.100

10. Гегель Г.В.Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. - Москва: Мысль – 1990 с. 100

11. Залучин С.В. Правовое регулирование имущественных отношений супругов. http://www.to-1.ru/articles/135/

12. Звенигородская Н.Ф. Действие брачного договора во времени. – М.: Юр.Центр.- 2008, с. 10-12

13. Канаков Л.А. Общая совместная собственность супругов. – М.: Юр. Центр – 2008

14. Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации - М.: "Юридический Дом "Юс-тицинформ", - 2003, с. 145

15. Максимович Л.Б. Брачный договор // Закон. 1997. N 11. С. 37

16. Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. Институт государства и права РАН - М.: Юристъ,- 2005

17. Пергамент А.И. Роль судебной практики в восполнении пробелов законодательства о браке и семье // Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. - М.: Юрид. лит., - 1975. С. 173

18. Пчелинцева Л.М. Практикум по семейному праву. Учеб. пособие для вузов по спец. "Юриспруденция" - М.: НОРМА-ИНФРА- 2004

19. Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учеб. для вузов. - М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА-М, - 1999

20. Сакович О.М. Правоотношения супругов по зарубежному законодательству // Журнал российского права. 2003. №10

21. Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами / Симонян С.Л. - М.: Контур, 1998. - 52 c.

22. Степанян Ш.У. Брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов. – М.: Юр. Центр – 2008

23. Трубникова A.B. "Брачный договор и неимущественные права супругов" // Материалы научной сессии Волгоград.- Волгоград. Изд. ВопГУ, 27.04.2003, стр.221

24. Чефранова Е.А. Порядок и условия совершения сделок между супругами // Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства. М., 2005. С. 123 – 125

25. Чефранова Е.А. Охрана права совместной собственности супругов. - М.: Статут, - 2006, с. 208

26. Чефранова Е.А. Механизм семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., Библиогр. - 2007 - с. 28

27. Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов. – М.:Эксмо. – 2008

28. Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке // Комментарий судебной практики. Вып. 11. М.: Юрид. лит., 2005. С. 111 – 112

29. Шляпкин Р. Защита капитала. Брачный договор. – М.: «оne2onemagazine» / №3 / март 2007, с. 5

30.Эрделевский А.М.Постатейный научно-практический комментарий Семейного кодекса Российской Федерации - Справочно-правовая система "КонсультантПлюс", - осень 2007

31. Гражданское право / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. - М., - 1998. с. 479

32. Имущественные отношения супругов / Семейное право: Учебное пособие. - Авторский коллектив allpravo.ru. – М. – 2003

33. Настольная книга нотариуса. Том II. Учебно-методическое пособие. (2-е изд., исправленная и доп.) (Авторский коллектив)- М.: Издательство БЕК, - 2003, с. 149

34. BatiffolH., Lagarde - P. 566

35. Historical Background of Marital Property Law Regulations in Russian Law. Miscellanea Historico-Iuridica. Tom5 . Bialystok.2007 P.0,5 п.л.

36. Strauber J.E. A deal is a deal: antnuptial agreements regarding the religious upbringing of children should beenforceable. 47 Duke L. P.975

37. Практика применения брачных договоров в зарубежных странах // Режим доступа http://www.lytkarino.info/index.php?showtopic=5611&pid=129871&mode=threaded&show=&st=0

38. http://www.advokatura.info/info_r_4.htm

39. http://www.to-1.ru/articles/487/

40. Первый столичный Юридический Центр

http://www.to-1.ru/articles/st34SK/

41. http://www.to-1.ru/articles/1214/

Приложение 1

Законный режим имущества в Соединённых Штатах Америки делится на две модели

Приложение 2

Модель первая: управление имуществом, имеющим раздельный статус

Приложение 3

Модель вторая: распоряжение общей собственностью супругов в США

Приложение 4

Пять моделей, которые представляют собой условия брачного договора в России

Приложение 5

Условия обычных договорных отношений порождают противостояние

Условия брачного договора порождают взаимодействие

Приложение 6

Виды брачного контракта во Франции

Приложение 7


[1] Гражданский Кодекс Франции. Титул III, глава I «Об узуфрукте», ст. ст. 588, 589. – 1804 г. в современной редакции с доп. - стр. 20

[2] Антокольская М.В. Семейное право. Учебник для вузов по специальности "Юриспруденция". - М.: Юристъ, - 2006

[3] Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. Институт государства и права РАН - М.: Юристъ,- 2005

[4] Эрделевский А.М.Постатейный научно-практический комментарий Семейного кодекса Российской Федерации - Справочно-правовая система "КонсультантПлюс", - осень 2007

[5] Пчелинцева Л.М. Практикум по семейному праву. Учеб. пособие для вузов по спец. "Юриспруденция" - М.: НОРМА-ИНФРА- 2004

[6] Сакович О.М. Правоотношения супругов по зарубежному законодательству // Журнал российского права. 2003. №10

[7] Семейный Кодекс РФ 29.12.1995г. №223-ФЗ (ред. От 03.06.2006г., с изм. от 29.12.2006г)

[8] Гегель Г.В.Философия права. Академия наук СССР. Институт философии. - Москва: Мысль – 1990 с. 100.

[9] Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. - М.: Юристъ, - 1997, с.27

[10] Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. - М.: Юристъ, - 1997,с. 156

[11] Гонгало Б. М. Брачный договор: комментарий семейного и гражданского законодательства.- М.: Статут, - 2004, с. 8-9

[12] Низамиева О. Н. Семейное право. – СПб.: Питер, - 2006, с. 84-85

[13] Тарусина Н. Н. Семейное право. Учебное пособие. - М.: Проспект, - 2001, с. 16

[14] Злобина И. В. О юридической сущности брачного контракта: гражданско-правовая сделка или

супружеский контракт // Закон и право. – 2001. № 8, с.42

[15] Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве. - М.: Издательство "Ось-89", - 2003, с.26

[16] Гражданское право / Отв. ред. Е.А. Суханов. Т. 1. - М., - 1998. с. 479.

[17] Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов. – М.: Эксмо. - 2008

[18] Залучин С.В. Правовое регулирование имущественных отношений супругов.

http://www.to-1.ru/articles/135/

[19] Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке // Комментарий судебной практики. Вып. 11. М.: Юрид. лит., 2005. С. 111 - 112.

[20] Чефранова Е.А. Охрана права совместной собственности супругов. - М.: Статут, - 2006, с. 208

[21] Чефранова Е.А. Порядок и условия совершения сделок между супругами // Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства. М., 2005. С. 123 - 125.

[22] Максимович Л.Б. Брачный договор // Закон. - 1997. N 11, с. 37

[23] Зырянов А.И. Брачный договор и общая собственность супругов: проблемы теории и практики множественности лиц в гражданских правоотношениях. - М.: Статут, - 2006, с. 125

[24] Ананьев В.В. Правовое положение имущества супругов по законодательству РФ: Автореферат дис. канд. юрид. наук. - М., - 2006

[25] Гражданский Кодекс РФ от 21 октября 1994 года (с изм., внесенными Федеральным законом от 24.07.2008 N 161-ФЗ) ст. ст. 17, 18, 21.

[26] Пергамент А.И. Роль судебной практики в восполнении пробелов законодательства о браке и семье // Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. - М.: Юрид. лит., - 1975. С. 173

[27] Семейный Кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (с изменениями и дополнениями), Глава 8: Договорной режим имущества супругов ст. 44

[28] Семейный Кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (с изменениями и дополнениями) Глава 8: Договорной режим имущества супругов ст. 43

[29] Чефранова Е.А. Механизм семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. - М., Библиогр. - 2007 - с. 28

[30] Семейный Кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (с изменениями и дополнениями), Глава 14. Алиментные обязательства супругов и бывших супругов ст. 89

[31] Имущественные отношения супругов / Семейное право: Учебное пособие. - Авторский коллектив allpravo.ru. – 2003

http://www.allpravo.ru/library/doc100p0/instrum102/print176.html

[32] Шляпкин Р. Защита капитала. Брачный договор. – М.: «оne2onemagazine» / №3 / март 2007, с. 5

[33] Шляпкин Р. Защита капитала. Брачный договор. – М.: «оne2onemagazine» / №3 / март 2007, с. 5

[34] http://www.advokatura.info/info_r_4.htm

[35] Практика применения брачных договоров в зарубежных странах // Режим доступа http://www.lytkarino.info/index.php?showtopic=5611&pid= 129871&mode=threaded&show=&st=0

[36] Практика применения брачных договоров в зарубежных странах // Режим доступа http://www.lytkarino.info/index.php?showtopic=5611&pid= 129871&mode=threaded&show=&st=0

[37] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»

[38] Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами / Симонян С.Л. - М.: Контур, 1998. - 52 c.

[39] Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами / Симонян С.Л. - М.: Контур, 1998. – 53-54 c.

[40] Звенигородская Н.Ф. Действие брачного договора во времени. – М.: Юр.Центр.- 2008, с. 10-12

[41] Семейный Кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (СК РФ) (с изменениями и дополнениями) Глава 8: Договорной режим имущества супругов п. 2, ст. 41

[42] Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации - М.: "Юридический Дом "Юс-тицинформ", - 2003, с. 145

[43] Брагинский М.И., Витрянский В.В., Договорное право. Книга первая: Общие положения.- М.: Статут. - с.100

[44] Артёмов Г.А. Границы предмета договорного регулирования брачно-семейных отношений. – М.: Sfektril.ru – 2009, с. 101

[45] Семейный Кодекс РФ 29.12.1995г. №223-ФЗ (ред. От 03.06.2006г., с изм. от 29.12.2006г) - ст. 40

[46] Артёмов Г.А. Границы предмета договорного регулирования брачно-семейных отношений. – М.: Sfektril.ru – 2009, с. 102

[47] Артёмов Г.А. Границы предмета договорного регулирования брачно-семейных отношений. – М.: Sfektril.ru – 2009, с. 148

[48] Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учеб. для вузов. - М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА-М, - 1999

[49] Настольная книга нотариуса. Том II. Учебно-методическое пособие. (2-е изд., исправленная и доп.) (Авторский коллектив)- М.: Издательство БЕК, - 2003, с. 149

[50] Трубникова A.B. "Брачный договор и неимущественные права супругов" // Материалы научной сессии Волгоград.- Волгоград. Изд. ВопГУ, 27.04.2003, стр.221

[51] Strauber J.E. A deal is a deal: antnuptial agreements regarding the religious upbringing of children should beenforceable. 47 Duke L. P.975

[52] Семейный Кодекс Украины от 10 января 2002 года N2947-III (по состоянию на 4 июня 2009 года), Глава 10, п.1, ст. 92