Понятие доказательства. Источники доказательств

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 2 1. Доказательства: общие положения 4 1.1. Понятие доказательства 4 1.2. Классификация доказательств 13 2. Виды доказательств 16

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение. 3

1. Доказательства: общие положения. 5

1.1. Понятие доказательства. 5

1.2. Классификация доказательств. 13

2. Виды доказательств. 17

2.1. Понятие вида доказательств. 17

2.2. Характеристика видов доказательств. 19

Заключение. 33

Список использованных источников и литературы.. 36

Введение

Современные изменения судопроизводства предопределяют необходимость не только совершенствования законодательства, но и значительное повышение качества и эффективности уголовно-процессуальной деятельности. Это требует от каждого работника правоохранительных органов всестороннего знания тех теоретических вопросов, от разрешения которых непосредственно зависит по­вышение уровня судебной и следственной работы. К указанному числу, в первую очередь, следует отнести вопросы, связанные с уголовно-процессуальным доказы­ванием.

Одной из важнейших задач правовой науки является вооружение правоохранительных органов государства действенными средствами и методами борьбы с преступностью и ликвидация порождающих ее причин. Решение этой задачи в значительной степени зависит от уровня развития уголовно-процессуальной науки. При этом на общем фоне усиления борьбы с преступностью уголовно-процессуальное законодательство должно сохранять исходные тенденции развития судебной, прокурорской и следственной практики, связанные с демократизацией и гуманизацией уголовного судопроизводства - усилением гарантий, прав, законных интересов и свобод личности, повышением роли и независимости суда при осуществлении правосудия, расширением и укреплением института защиты по уголовным делам, коренным улучшением прокурорской и следственной работы, созданием гарантий законности и справедливости судебных решений.

Все вышесказанное достигается путем совершенствования доказательственного права, которое составляют нормы уголовно-процессуального права, устанавливающие, что может служить доказательством по делу, круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, на ком лежит обязанность доказывания, порядок собирания, проверки и оценки доказательств.

Настоящая работа представляет собой исследование некоторых проблем общей теории доказывания, т.е. практической деятельностью следователя, суда по установлению истины.

Цель настоящей работы исследование роли и места доказательств в уголовном процессе.

Для достижения указанной цели в процессе исследования ставились следующие задачи:

· рассмотреть понятие и сущность доказательств;

· осуществить классификацию доказательств;

· проанализировать особенности источников доказательств.

При написании работы использовалось действующее законодательство, литература по уголовному праву и уголовному процессу, по криминалистике, специальные литературные источники, относящиеся к определенным разделам теории доказывания и других наук, достижения которых используются при доказывании в ходе уголовного судопроизводства.

Методологическую основу исследования составили положения теории познания, а также теории доказательств.

1. Доказательства: общие положения

1.1. Понятие доказательства

Осуществление правосудия состоит в применении судом закона к установленным в ходе судебного разбирательства фактическим обстоятельствам. Прежде чем совершить акт применения права, нужно знать, что выявленные в суде обстоятельства полностью соответствуют действительности. Как обеспечить такое познание? Явления, события, которые происходят в настоящий момент или носят длящийся характер, можно, конечно, всегда познать непосредственно. Так исследуются, например, физические, физиологические или химические процессы, соответствующие явления или факты. Есть, однако, целый ряд областей человеческой деятельности, где, как правило, необходимо познать события, которые имели место в прошлом. Именно с такими объектами имеют дело археология, история. Познание прошлых явлений - основная задача суда.

Непосредственное восприятие явления составом суда - очень редкий случай. Знакомство с личностью сторон, местный осмотр - вот немногочисленные примеры такого непосредственного познания. В подавляющем большинстве случаев суду приходится познавать необходимые для него факты и явления действительности не прямо, а опосредованно, с помощью доказательств. Доказывание в суде представляет собой, таким образом, способ опосредованного познания, когда суд делает вывод о существовании или несуществовании фактов, имеющих значение для дела, на основании других фактов, получая сведения о подлежащих установлению фактах из соответствующих источников.

В повседневной жизни люди постоянно вынуждены прибегать к опосредованному познанию и использованию доказательств: в науке и технике, в сфере государственной деятельности, в домашнем обиходе. Особую роль доказательства играют в деятельности правоприменительных органов. Суд, арбитражный суд, административные органы - все они используют доказательства. Поскольку эти доказательства являются средством установления юридических фактов и обстоятельств и поскольку сфера их применения связана с деятельностью юрисдикционных органов, они могут быть названы юридическими доказательствами. Используемые в суде юридические доказательства называются судебными. Это обусловлено тем, что конечной целью представления и использования доказательств является формирование на их основе внутреннего судейского убеждения, которое определяет содержание любого акта правосудия. Собирание, исследование и оценка доказательств происходят в специальной процессуальной форме, присущей именно деятельности судебных органов.

Проблема доказательств в судебном процессе имеет первостепенное значение. Суд призван охранять права граждан, организаций, учреждений и др. субъектов. Но прежде, чем осуществить охрану права, надо установить, принадлежит ли истцу то право, которое он себе приписывает, нарушено ли это право ответчиком. Для того, чтобы сделать вывод о наличии прав и обязанностей, необходимо установить фактические обстоятельства дела.

Для установления фактической обстановки дела, суд должен совершить ряд действий в определенной процессуальной форме. В процессе установления фактов сами заинтересованные стороны должны сообщать суду о тех фактах, которые лежат в основании иска и возражений. Это обязанность обеих сторон заявить суду о тех фактах, которые лежат в основании иска или возражений, есть так называемое бремя утверждения.

Суд должен проверить утверждение сторон для того, чтобы прийти к внутреннему убеждению о том, что в действительности имели место определенные юридические факты.

Средством установить действительные фактические обстоятельства и являются доказательства, которые представляют не что иное, как источник, из которого суд получает необходимые сведения о юридических фактах, имеющих существенное значение для решения спора в уголовном процессе.

В зависимости от объекта доказывания и его условий можно выделить понятия дока­зательств судебных и логических.

Под доказыванием (доказательством) в логике пони­мают установление истинности одного суждения с помо­щью других, уже известных положений, суждений, при­нимаемых за истинные.

Известный русский дореволюционный ученый-процес­суалист К. И. Малышев писал: "Доказательством в обшир­ном смысле или доводом называется все, что убеждает наш ум в истинности или ложности какого-нибудь факта или положения. В этом смысле понятие о доказательстве принадлежит к области логики. В техническом смысле нашей науки судебными доказательствами называются за­конные основания для убеждения суда в существовании или несуществовании спорных юридических фактов. Спорные факты в процессе удостоверяются доказательствами и вот почему на них именно сосредотачивается борьба сторон"[1] .

"Доказательством называется выведение истинности какого-либо суждения, т.е. утверждения или отрицания из других суждений, которые признаны истинными."[2]

В логическом доказательстве различают определенную структуру, знание которой позволяет отличать судебные доказательства от логических.

То, что подлежит доказыванию (предмет доказывания по терминологии процессуальной науки), в логическом доказательстве называют тезисом. Тезис есть суждение, истинность или ложность которого выясняется при помо­щи других суждений, называемых аргументами. Способ доказывания, т. е. переход от аргументов к доказанности тезиса называется демонстрацией. Другими словами, в логике в качестве доказательств выступают суждения, из­вестные мысли, доказанные ранее положения. Логичес­кое доказывание есть оперирование мыслями, суждениями.

В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов реальности (действий или бездей­ствия людей, событий), с которыми закон связывает воз­никновение, изменение или прекращение правоотно­шений.

Следовательно, в отличие от логического доказательст­ва (доказывания), к которому люди обращаются в обыч­ной обстановке или в научном познавательном процессе, доказывание при отправлении правосудия и его предмет специфичны.

В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов реальности (деяний людей, событий) с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Русский ученый-процессуалист Ю.С. Тамбаров различает понятие доказательств в широком смысле и в тесном юридическом смысле. "Доказательством в широком смысле называются установление истины, т.е. соответствия между утверждением и действительностью". В тесном юридическом смысле доказательством называют только то, что служит для убеждения судьи в истинности утверждений сторона суде. Автор отделяет юридическое понятие судебного доказательства от доказательства в логическом смысле. В свою очередь юридическое понятие рассматривается им как: а) средство убеждения, б) основание убеждения, в) процесс доказывания[3] .

Д. Азаревич считает доказательствами те "... средства, через которые разум доходит до открытия истины". Здесь дано «определение доказательства в логическом смысле. В процессе доказательствами называются те средства, которые способны убедить судью в правоте утверждения данных спорных вопросов."[4]

Таким образом, доказательства в уголовном процессе рассматриваются как средство получения судом верного значения о фактах, имеющих значение по делу.

Профессор М.А. Чельцов-Бебутов связывает определение доказательства с процессом доказывания и с логической деятельностью судьи при разбирательстве и разрешении дела. "Очевидно, что для убеждения в существовании каких-либо неизвестных обстоятельств могут служить только другие достоверные обстоятельства, стоящие в такой связи с неизвестными, что из наличия первых вытекает действительность вторых. Когда отдельные факты находятся в такой связи между собою, говорят, что один из них является доказательством второго, первый доказывает существование второго. Факт, подлежащий установлению, называется предметом доказательства, факты, из которых выводится существование доказываемого факта, носит название доказательственных фактов, или доказательств.

Та мыслительная деятельность, которая направлена на доказывание, не есть особенность судебной работы, и учение о доказательственных не являются юридическим"[5] .

Существует также множество иных определений судебных доказательств: "средства и способы, при помощи которых суд устанавливает наличие или отсутствие юридических фактов, называются судебными доказательствами",[6] "... средства, с помощью которых производится доказывание, носят название доказательств..."[7] . Во всех этих определениях подчеркивается роль доказательств в выработке у судей убеждения о существовании или несуществовании фактов, имеющих юридическое значение.

Доказательства в уголовном процес­се рассматриваются как средства получения судом верно­го знания о фактах, имеющих значение по делу.

Судебные доказательства, с помощью которых достига­ются точные знания суда о существовании фактов, отно­сятся к числу материализованных явлений, перечислен­ных в законе, доступных непосредственному восприятию суда.

В отличие от логических аргументов (доказательств в обычном значении этого слова), судебные доказательства с необходимостью должны заключать в себе информацию (содержание судебного доказательства), извлеченную из установленных в законе средств доказывания (процессу­альная форма доказательств).

Под доказательством в уголовном процессе понимаются любые сведения (фактические данные), содержащиеся в предусмотренных законом источниках, на основе которых в определенном законом порядке дознаватель, следователь, прокурор и суд устанавливают наличие или от­сутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для пра­вильного разрешения дела[8] .

Эти данные устанавливаются: показаниями подозреваемого и обвиняе­мого, показаниями потерпевшего и свидетеля, заключением и показаниями эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами (ч. 2 ст. 74 УПК).

Доказательство - это всегда единство объективного содержания (отра­женного факта, обстоятельства) и субъективной формы (отражения в соз­нании конкретного субъекта). Объективность содержания доказательства обусловлена его связью с преступлением - обстоятельствами и фактами, подлежащими установлению по уголовному делу, содержание которых в конечном счете не должно зависеть от познающего субъекта. Субъективная форма доказательства связана с тем, что источником доказательства (све­дений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела) всегда выступает человек (субъект), от которого исходит доказательство, т. е. лицо, занимающее (могущее занять) соответствующее правовое поло­жение и сообщившее в установленном законом порядке относимые к делу данные.

Доказательство в уголовном процессе должно отвечать двум требовани­ям, предъявляемым соответственно к его содержанию и форме - относимо-сти и допустимости.

Относимостъ - правовое требование, обращенное к содержанию дока­зательства. Оно означает связь содержания доказательства с обстоятельст­вами и фактами, имеющими значение для уголовного дела, или, другими словами, способность доказательства со стороны содержания служить средством установления истины по уголовному делу. Относимыми будут доказательства, содержание которых как указывает на существование об­стоятельств, подлежащих доказыванию, так и свидетельствует об их отсут­ствии. Требование относимости в общем виде сформулировано в ч. 1 ст. 74 УПК. Определяя относимость доказательств, формируемых в ходе произ­водства следственных и судебных действий, соответствующий субъект должен руководствоваться и положениями ст. 73 УПК, устанавливающими обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, другими статьями, регулирующими предмет допроса обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, заключения эксперта и т. п. При этом также не­обходимо учитывать диспозицию статей УК РФ, по которым возбуждено уголовное дело, и особенности конкретного уголовного дела. Не имеющие значение для уголовного дела сведения не могут служить средством дока­зывания устанавливаемых по делу фактов, не отвечают требованию отно­симости, а следовательно, не являются доказательствами.

Допустимость — правовое требование, предъявляемое законом к фор­ме доказательства - источнику фактических данных (ч. 2 ст. 74 УПК) и способу его собирания (формирования) - соответствующему следствен­ному или судебному действию (ст. 164-170, 173-174, 176-184, 186-207, 275-290 УПК).

Доказательствами являются только те фактические данные, которые со­держатся в законном источнике. Отступление от требований, предъявляе­мых законом к источнику фактических данных, лишает сведения, содер­жащиеся в нем, доказательственного значения, даже если они имеют значе­ние для дела. Недопустимыми будут, например, относимые к делу сведе­ния, полученные из анонимных источников.

О признании исключительной важности соблюдения требования допус­тимости для формирования доброкачественных судебных доказательств, соблюдения законности, обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном процессе свидетельствует содержащийся в Конституции Рос­сийской Федерации запрет на использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50). Указанный запрет воспроизведен и конкретизирован в ст. 75 УПК, согласно которой доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми, не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказыва­ния любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК. Перечень не­допустимых доказательств содержится в ч. 2 ст. 75 УПК.

Необходимо различать такие понятия как источник доказательства и ис­точник фактических данных (сведений). Источником любого вида доказа­тельств всегда выступает человек - субъект, занимающий (могущий занять) соответствующее правовое положение, от которого исходит доказательст­во. Источниками доказательств являются свидетель, потерпевший, подоз­реваемый, обвиняемый, эксперт, дознаватель, следователь, судья, автор иного документа, т. е. то лицо, от которого исходят относимые к делу сведения. Допустимыми доказательствами следует считать только те све­дения (фактические данные), которые содержатся в законном источнике (ч. 2 ст. 74 УПК).

Особенностью источников фактических данных, свойственных показа­ниям свидетеля и потерпевшего, показаниям подозреваемого и обвиняемо­го, является устная форма сообщения относимых к делу данных. Особен­ность источников фактических данных, присущих заключению эксперта, вещественным доказательствам, протоколам следственных действий и су­дебного заседания, иным документам, заключается в том, что для них ха­рактерна письменная форма сообщения относимых к делу данных. Указан­ные особенности должны учитываться на практике[9] .

Следует иметь в виду, что доказательств в уголовно-процессуальном смысле (как относимых к делу сведений или, что то же самое, фактических данных, полученных из установленных в законе источников и в преду­смотренном законом порядке) в готовом виде ни в природе, ни в обществе не существует. Необходима предметно-практическая уголовно-процес­суальная деятельность, позволяющая включить в процесс доказывания ту часть объективной и субъективной реальности, в которой отразилось пре­ступление. Именно по мере осуществления такой деятельности (производ­ства предусмотренных законом следственных и судебных действий, яв­ляющихся способами собирания доказательств) формируются доказатель­ства, как сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уго­ловного дела. Прежде чем относимые к делу сведения, составляющие со­держание доказательств, станут достоянием органов расследования, проку­рора и суда, других субъектов уголовного процесса, принимающих участие в доказывании, они должны быть собраны (сформированы).

Недопустимо отождествлять с доказательствами результаты оператив­но-розыскной деятельности. Они могут отвечать требованию относимости, т. е. содержать сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. Но они не соответствуют требованию допустимости, так как получены из источников и способами, не предусмотренными уго­ловно-процессуальным законом. Результаты оперативно-розыскной дея­тельности правомерно рассматривать лишь в качестве основы, на которой в уголовном процессе могут быть сформированы доказательства.

Существенная специфика уголовного процесса по сравнению с гражданским позволяет тем не менее вырабатывать некоторые общие подходы к вопросам доказательственного права. В этой связи представляет интерес исследование сущности доказательств применительно к процедуре рассмотрения уголовных дел, поскольку институт доказательств является межотраслевым для всех видов судопроизводства.

В современной процессуальной литературе вопросам сущности доказательств в уголовном судопроизводстве посвящен ряд работ, которые сосредоточили свое внимание на отдельных проблемных вопросах уголовно-процессуального доказывания, в том числе его структурных элементах, таких, как проверка и оценка доказательств.

Важным в теории доказательств является вопрос о процессуальной сущности доказательства (соотношение фактических данных и их процессуальных источников.

Как справедливо утверждал выдающийся ученый-процессуалист М. С. Строгович, понятие доказательства имеет двойное значение[10] . Он подверг справедливой критике ученых, пытавшихся отождествить понятия доказательства и доказательственного факта, нивелируя значение источника доказательств. В частности, отмечал, что факты, которыми доказывается виновность лица в совершении преступления, как и факты, которыми она опровергается, не даются следствию и суду в готовом виде. Эти факты сами должны быть доказаны, а любой факт ничем другим доказываться не может, кроме как доказательствами, поэтому показания свидетеля, заключение эксперта (в данном контексте - источник доказательств) - это доказательства факта нахождения обвиняемого в данное время в данном месте[11] .

Существуют различные подходы к рассмотрению вопроса о процессуальной сущности доказательства.

· доказательствами являются как фактические данные, так и их процессуальные источники;

· доказательствами по делу являются только фактические данные;

· позиция, разделяемая в настоящие время большинством процессуалистов, такова: в анализе структуры доказательства надо исходить из единства фактических данных и их процессуальных источников.

Предпочтительнее видится последняя из приведенных точек зрения. Сами по себе "фактические данные" о каких-либо обстоятельствах являются инструментом логического доказывания в процессе познания истины. Элементом процессуального доказывания (доказательствами по уголовному делу) они становятся лишь на условиях их надлежащего получения и процессуального удостоверения.

Имеющиеся в науке различные точки зрения по вопросу о единстве фактических данных и их процессуальных источников во многом связаны с трактовкой законодателем понятия доказательств и определения их видов. Так в ст. 74 УПК РФ под доказательствами одновременно понимаются и показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, специалиста, эксперта и протоколы следственных и судебных действий, в которых они собственно и содержатся.

По нашему убеждению, никакого противоречия в таком подходе нет. Представляется, что упоминание показаний как источника доказательств связано со спецификой судебного разбирательства, а именно с таким его условием, как устность и непосредственность (ст. 240 УПК РФ), которые означают, что судьи получают сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, путем личного восприятия всех доказательств в судебном заседании, а не по письменным материалам дела и только на основе своего восприятия делают выводы по делу[12] .

В теории уголовного процесса нет единства мнений по вопросу о тождестве терминов "фактические данные", с одной стороны, и "данные о фактах" - с другой.

Содержание доказательств в разное время в науке толковалось неоднозначно. Часть процессуалистов понимали под доказательствами сведения о фактах; П. А. Лупинская - доказательственные факты; некоторые исходили из единства фактов и сведений о фактах.

В настоящее время большинство ученых разделяют первый из указанных подходов.

По нашему мнению, в УПК РФ законодатель подвел итог давней дискуссии в уголовном процессе, заменив в ст. 74 термин "фактические данные" на более широкое понятие "любые сведения", на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В любом случае, как при использовании в трактовке доказательства термина "фактические данные", равно как и "данные о фактах", нельзя отождествлять доказательство как факт, поскольку под фактами понимают истинные, проверенные, вполне установленные на научном уровне знания об объективной действительности.

С определением доказательства тесно связано понятие предмета доказывания, то есть обстоятельств, подлежащих доказыванию, перечисленных в ст. 74 УПК РФ. По сравнению с УПК РСФСР 1960 г. (ст. 68), УПК РФ несколько расширил круг обстоятельств, подлежащих показыванию по уголовному делу. Так, доказыванию подлежат обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, и обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности.

Таким образом, уголовно-процессуальными доказательствами признаются лишь такие фактические данные, которые закреплены в предусмотренной законом форме и содержатся в предусмотренном законом источнике, где и закреплены фактические данные.

В подтверждение нашей позиции можно также сослаться на постановление Президиума Верховного Суда РФ от 18.06.2003 N 169п03пр по делу Ашировой Е. С.

Президиум подчеркнул, что согласно ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении следователь, наряду с другими обстоятельствами, обязан привести перечень доказательств, подтверждающих обвинение. При таких обстоятельствах надлежит признать, что в соответствии со ст. 220 УПК РФ следователь обязан сослаться не только на источник доказательств, как это имеет место в обвинительном заключении по данному делу, но и привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательств.

1.2. Классификация доказательств

В теории в зависимости от основания деления доказательст­ва принято классифицировать на:

1) обвинительные и оправдательные;

2) первоначальные и производные;

3) прямые и косвенные;

Обвинительными являются доказательства, содержание которых указы­вает на виновность обвиняемого (подозреваемого) или обстоятельства, отя­гощающие ответственность.

Оправдательными следует считать те доказательства, содержание кото­рых свидетельствует о невинности обвиняемого, подозреваемого, ставит под сомнение обвинение (подозрение) или указывает на обстоятельства, смягчающее ответственность.

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные постоянно используется на практике при определении характера сведений, образую­щих содержание собираемых доказательств, их связи с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу. Особое значение рас­сматриваемая классификация приобретает при проверке доказательств, по­ложенных в основу обвинительных или оправдательных версий, принятии процессуальных решений, связанных с избранием мер пересечения, при­влечением в качестве обвиняемого, составлением и утверждением обвини­тельного заключения, вынесением приговора, прекращением уголовного дела[13] .

Доказательства, источник которых первичен, именуются первоначаль­ными. Таковыми будут показания свидетеля, лично наблюдавшего факты, о которых он сообщил на допросе, оригинал документа. Производными счи­таются доказательства, источник которых не является первичным. К произ­водным доказательствам относят, например, показания свидетеля, сооб­щившего на допросе сведения о фактах, которые ему стали известны от другого лица, слепок, сделанный с вдавленного следа, копия документа.

Первоначальное доказательство обычно полнее, точнее отражает иско­мые по делу факты. Производные доказательства в силу опосредствованного отражения ими значимых для дела фактов часто содержат фактическую ин­формацию в меньшем объеме и преображенном виде. Осуществлять доказы­вание по этим причинам предпочтительнее с помощью первоначальных до­казательств, и органы расследования, суды должны стремиться к этому. От­меченное не означает, что производные доказательства «хуже» первоначаль­ных или могут использоваться в процессе доказывания только при наличии таковых. Производные доказательства имеют самостоятельную ценность как средство доказывания и в качестве такового могут использоваться даже то­гда, когда получение первоначального доказательства невозможно. Напри­мер, в случаях утраты оригинала документа, отказа свидетеля-очевидца да­вать показания или его смерти. Нередко на практике производные доказа­тельства собираются раньше первоначальных, позволяя обнаружить и прове­рить их. Одним из действенных способов проверки как производных, так и первоначальных доказательств является их сопоставление между собой.

Доказательства, содержание которых указывает на существование или отсутствие главного факта, его части, являются прямыми. Таковыми будут доказательства, отражающие наличие события преступления, лицо, его со­вершившее, виновность этого лица или свидетельствующее об отсутствии события преступления, невинности лица (п. 1, 2 ч. 1 ст. 73 УПК). Содержа­ние прямого доказательства прямо указывает на обстоятельства, образую­щие главный факт или его часть, а следовательно, позволяет сделать одно­значный вывод относительно их наличия или отсутствия.

При проверке прямых доказательств основное внимание должно быть сосредоточено на исследовании соответствия заключенных в них сведений о преступлении действительности. Необходимо учитывать, что ошибки в оценке достоверности прямых доказательств всегда чреваты серьезными просчетами в выводах по уголовному делу (о существовании, отсутствии главного факта или его части).

Косвенные доказательства указывают на побочные факты, которые на­ходятся в причинной или иной связи с главным фактом, его частью. Со­держание косвенных доказательств может отражать разнообразные факты, предметы, находящиеся в различных объективных связях с главным фак­том или его частью, например:

· действия лица (подозреваемого, обвиняемого), указывающие на воз­можную подготовку к совершению преступления (ознакомление с местом, где в последующем было совершено преступление);

· факт нахождения лица (подозреваемого, обвиняемого) на месте со­вершения преступления во время, когда оно было совершено;

· предметы, обнаруженные на месте совершения преступления и при­надлежащие лицу (подозреваемому, обвиняемому);

· обнаруженные у лица (подозреваемого, обвиняемого) предметы, бывшие объектами преступного посягательства (похищенная картина и т. п.);

· деятельность лица (обвиняемого, подозреваемого) по сокрытию сле­дов преступления (смытие следов крови с одежды и т. п.)

Нельзя считать косвенными доказательствами фактические данные, ха­рактеризующие:

· сходство в способе совершения расследуемого преступления со спо­собами совершения других подобных преступлений;

· поведение (подозреваемого, обвиняемого) на предварительном рас­следовании или в суде (волнение при даче показаний, явный интерес к ре­зультатам следственных и судебных действий и т. п.);

· личность подозреваемого, обвиняемого, например, его аморальное по­ведение, наличие судимости и т. п.

В случаях отсутствия прямых доказательств косвенные доказательства становятся единственным средством раскрытия преступления, установле­ния истины по уголовным делам. Особенности косвенных доказательств долж­ны учитываться в ходе их собирания, проверки и оценки.

2. Виды доказательств

2.1. Понятие вида доказательств

Деление доказательств на виды представляет собой такую классификацию, в соответствии с которой они распределяются исходя из специфических и наиболее существенных особенностей их формы и со­держания. Самостоятельные виды образуют такие доказательства, форме и содержанию которых присущи существенные особенности, определяющие только им свойственный процессуальный режим получения и использова­ния в уголовном процессе. Эти особенности касаются:

1) источника фактических данных доказательства. Будучи существен­ным, но не единственным элементом уголовно-процессуальной формы до­казательств, источник фактических данных не может рассматриваться вне связи с другими элементами доказательства;

2) способа собирания доказательства - следственного или судебного дей­ствия с установленными для него законом основаниями, участниками, поряд­ком проведения и процессуального оформления. Каждому самостоятельному виду доказательств присущ строго определенный способ собирания;

3) процессуального положения источника доказательства - совокупно­сти прав, обязанностей (а в ряде случаев и ответственности) лиц, дающих показания, производящих следственные и судебные действия, экспертов, авторов иных документов;

4) содержания доказательства - характера и объема сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для дела, свойственных различным видам доказательств. Именно исходя из особенностей содержания в законе определяется предмет допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, по­терпевшего, предмет экспертизы, выделяется специфика содержания веще­ственных доказательств, проводится разграничение между протоколами следственных (судебных) действий и иными документами.

С учетом перечисленных особенностей содержания и формы доказа­тельства в уголовном процессе делятся на шесть видов: показания обви­няемого и подозреваемого; показания свидетеля и потерпевшего; заключе­ние эксперта; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Понятие вида доказательств выступает звеном между общим понятием до­казательства, данным в законе (ст. 74 УПК), и единичным доказательством.

Уяснение понятия вида доказательств позволяет при собирании, про­верке и оценке доказательств применять соответствующие процессуальные режимы, учитывающие особенности формы и содержания, свойственные различным видам доказательств. Их соблюдение способствует формирова­нию доброкачественных доказательств, обеспечению прав, свобод и закон­ных интересов участников уголовного судопроизводства, повышению эф­фективности следственных и судебных действий.

Применительно к видам доказательств, перечисленным в ст. 74 УПК РФ, возникает вполне правомерный вопрос: могут ли использоваться в качестве доказательств фактические данные, содержащиеся в актах ревизий или актах документальных проверок.

Ответ должен быть только положительным, так как акты ревизий и документальных проверок - это разновидность такого источника доказательств, как "иные документы, и их выделение в самостоятельный источник доказательств является излишним. Кроме того, в ч. 3 ст. 144 УПК РФ прямо говорится о том, что прокурор, начальник следственного отдела, начальник органа дознания вправе по ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, предусмотренный частью первой названной статьи, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий прокурор вправе по ходатайству следователя или дознавателя продлить этот срок до 30 суток[14] .

Определенным пробелом в УПК РФ является отсутствие норм о допросе специалиста. Пункт 3.1 ст. 74 УПК РФ введен ФЗ от 04.07.2003 N 92-ФЗ, однако законодатель, предусмотрев новый источник доказательств - показания и заключения специалиста, не привел нормы УПК РФ в соответствие с указанным нововведением.

Очевидно, что при допросе специалиста должны применяться правила, отличные от правил допроса эксперта или свидетеля (205, 278 УПК РФ). Статья 80 УПК РФ (Заключение и показания эксперта и специалиста) содержит отсылку на нормы, вообще не имеющие отношение к закреплению результатов допроса специалиста (ст. 53. Полномочия защитника; ст. 168. Участие специалиста; ст. 271. Заявление и разрешение ходатайств).

Вместе с тем в силу отсутствия данных норм сегодня специалиста допрашивают по правилам допроса свидетеля, что недопустимо.

Определение иного документа, данное в УПК РФ, представляется чрезмерно широким, что позволяет протаскивать в уголовный процесс различные доказательства, полученные с нарушением установленного порядка и с использованием не предусмотренных законом средств.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 84 УПК РФ "иные документы" могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 названного Кодекса.

По нашему мнению, указанная норма должна быть дополнена словами "и при отсутствии нарушений, указанных в ст. 75 УПК РФ".

Таким образом, сущность доказательств как сведений о фактах выражается: во-первых, в том, что в их качестве могут выступать любые относящиеся к делу сведения, и во-вторых, в том, что доказательство по уголовному делу выступает в единстве своего содержания и процессуальной формы фиксации этих сведений[15] .

Иными словами, уголовно-процессуальными доказательствами признаются лишь такие сведения о фактах, которые закреплены в предусмотренной уголовно-процессуальным законом форме и содержатся в предусмотренных законом источниках.

Определение иного документа, данное в УПК РФ, представляется чрезмерно широким, что позволяет протаскивать в уголовный процесс различные доказательства, полученные с нарушением установленного порядка и с использованием не предусмотренных законом средств.

2.2. Характеристика видов доказательств

Показания подозреваемого. Подозреваемым может быть лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, которое задержано в связи с тем, что оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления; если оно пыталось скрыться и др.

Все это обусловливает необходимость допроса такого лица об обстоятельствах, которые послужили причиной для возникновения предположения о его причастности к преступлению, явились основанием для возбуждения в отношении его уголовного дела. Он может пояснить факт его нахождения на месте совершения преступления, возникновение на нем, его одежде, при нем или в его жилище следов преступления, причины его попытки скрыться, а также рассказать все иные известные ему обстоятельства, имеющие значение для дела.

Основная цель допроса подозреваемого - проверить возникшее в отношении его подозрение в совершении преступления и получить данные о наличии или отсутствии оснований для последующего решения вопроса о возможности привлечения этого лица в качестве обвиняемого.

Предметом показаний подозреваемого могут быть любые обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК), а также и иные обстоятельства, имеющие отношение к рассматриваемому событию (взаимоотношения с другими участниками процесса, свидетелями, характеристики тех или иных лиц и т.п.).

Показания подозреваемого должны способствовать выяснению того, правильно ли возникшее подозрение, восполнять пробелы в доказательственном материале, помогать решению вопроса о наличии или отсутствии оснований для предъявления обвинения. Иными словами, содержание показаний подозреваемого связано прежде всего с имеющимся против него подозрением.

В числе источников доказательств закон выделил как самостоятельный вид показания подозреваемого - в связи с необходимостью всестороннего учета специфики процессуального положения данного участника уголовного судопроизводства (ст. 46 УПК). Практиковавшийся ранее допрос подозреваемого в качестве свидетеля существенно ограничивал его возможности по осуществлению права на защиту.

Показания подозреваемого являются не только источником сведений о фактах, но и средством отстаивания своих интересов. Подозреваемый не обязан, а вправе давать показания, он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Конституция РФ (ст. 51) освобождает подозреваемого от обязанности свидетельствовать против самого себя.

Его показания могут рассматриваться как средство защиты его интересов, а также как источник сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Показания подозреваемого сохраняют свое доказательственное значение на протяжении всего производства по делу, в том числе и в случаях, когда по своему содержанию они отличаются от показаний, данных этим лицом при его допросе как обвиняемого. Показания подозреваемого сохраняют свое значение по делу и после того, как лицо будет допрошено в качестве обвиняемого или свидетеля[16] .

Доказательственное значение показания подозреваемого приобретают тогда, когда они получены правомочным производить допрос лицом (дознавателем, следователем, прокурором) с соблюдением определенного порядка проведения допроса и оформления его результатов, предусмотренных ст. 187-191 УПК РФ. Подозреваемый может дать показания не только в ходе допроса, но и при очной ставке (ст. 192 УПК), проверке показаний на месте (ст. 194 УПК) и т.д.

Показания обвиняемого (ст. 77 УПК). Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым (ст. 47 УПК).

Допросу обвиняемого в стадии досудебного производства предшествует предъявление обвинения. Исходя из этого показания обвиняемого прежде всего касаются сущности предъявленного ему обвинения.

Обвиняемый вправе давать показания о любых обстоятельствах, которые, по его мнению, имеют значение для дела, для осуществления защиты своих прав. В частности, он может предоставить дополнительные сведения о смягчающих обстоятельствах, о других известных ему преступлениях и т.п. В его показаниях могут быть сведения о других обвиняемых, потерпевших, свидетелях, взаимоотношениях с ними.

Сведения, имеющие значение для дела, обвиняемый может сообщать в ходатайствах, заявлениях, показаниях в ходе досудебного производства и при рассмотрении дела в суде, однако доказательственного значения они не имеют, т.к. выражают лишь позицию при осуществлении защиты.

Показания обвиняемого имеют как бы двойственную процессуальную природу: с одной стороны, это сведения о фактах, обстоятельствах, а с другой - средство защиты своих интересов, и поэтому могут содержать, кроме фактических данных, также мнения, предположения. Последние не имеют доказательственного значения, но могут быть предметом рассмотрения в качестве "сигнальной" информации, служить основанием для версий о наличии обстоятельств, опровергающих обвинение или смягчающих ответственность.

Поскольку показания обвиняемого исходят от лица, особо заинтересованного в исходе дела, их правдивость может вызывать сомнение. Достоверность показаний обвиняемого может быть установлена лишь в результате их оценки в совокупности с другими доказательствами. Он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Отказ обвиняемого от дачи показаний не может служить доказательством виновности.

Показания обвиняемого принято классифицировать в зависимости от того, признает он свою вину или отрицает, а также различать в них показания о действиях самого обвиняемого и показания о других лицах.

Показания обвиняемого, подтверждающие правильность предъявленного ему обвинения, - признание. Оно может быть полным или частичным. То же относится и к тем случаям, когда обвиняемый отрицает свою вину (полное или частичное отрицание). Обвиняемый может также, признавая некоторые факты, события, отрицать преступный характер деяния (считать, что действовал в состоянии необходимой обороны, в силу случайного стечения обстоятельств, при обоснованном риске и т.п.).

Показания обвиняемого нельзя рассматривать с позиции их приоритетности по отношению к другим доказательствам. Часть 2 ст. 77 УПК конкретизирует общее требование ст. 88 применительно к данному виду доказательств. Необходимость такой констатации обусловлена опасностью ошибок, связанных с переоценкой значимости признания.

Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК). В случае признания обвиняемым своей вины, полученного в ходе неоднократных допросов, сопоставляются все имеющиеся показания лица (в том числе дававшиеся им в качестве подозреваемого, свидетеля) для установления наличия либо отсутствия существенных противоречий и проверки соответствия изложенного события другим доказательствам по делу. Наличие существенных противоречий, не получивших объяснения, означает недостаточность доказательств для вывода о виновности[17] .

Показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, являются недопустимыми для использования в качестве доказательств.

Показания потерпевшего (ст. 78 УПК). Потерпевшим является признанное по решению дознавателя, следователя, прокурора или суда лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред (ст. 42 УПК).

Потерпевший обязан давать правдивые показания. Он имеет собственный интерес в исходе дела, поэтому его показания являются одновременно и источником сведений о фактах, и средством защиты своих интересов. Наличие такой заинтересованности потерпевшего имеет двоякое значение. С одной стороны, она является стимулом к активному участию его в процессе доказывания, в раскрытии преступления, а с другой - может оказаться причиной возможной необъективности. Это нужно учитывать при оценке показаний потерпевшего.

Необходимо учитывать особенности восприятия, запечатления, воспроизведения потерпевшим фактических данных события преступления. Восприятие некоторых фактов может быть неточным вследствие его состояния в момент события преступления и последующих переживаний.

Содержание показаний потерпевшего является самостоятельным видом доказательств в силу следующих обстоятельств: а) он допрашивается после признания его потерпевшим постановлением дознавателя, следователя, прокурора или определением суда; б) он имеет в деле собственные интересы - сообщая те или иные сведения, добивается признания события преступления, причинения ему вреда, установления виновного и принятия мер к возмещению вреда.

Показания потерпевшего не только его обязанность, но и право, которое он реализует в ходе досудебного производства и в суде. Он может требовать, чтобы его допросили и учли его показания в ходе дальнейшего производства по делу. Дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны удовлетворить это требование.

Вместе с тем потерпевший вправе отказаться давать показания против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников (ст. 42 УПК). О наличии у него такого права он должен быть поставлен в известность. При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

Потерпевший вправе давать собственную оценку доказательствам и установленным с их помощью обстоятельствам, которая должна учитываться при расследовании и разбирательстве дела.

Поскольку потерпевший является участником события и лицом, защищающим свои законные интересы, в предмет его допроса в зависимости от характера конкретного дела могут входить и некоторые обстоятельства, характеризующие его личность. Например, при наличии данных о беспомощном состоянии потерпевшего в момент преступления ему могут быть заданы вопросы о том, сознавал ли он характер и значение совершаемых преступником действий и почему не оказал или прекратил сопротивление[18] . При исследовании версии о провоцирующем или неосторожном поведении потерпевшего, связанном с событием преступления, эти вопросы так же входят в предмет показаний.

Вместе с тем при получении сведений о такого рода обстоятельствах необходимо учитывать конституционные права личности. При определении предмета допроса и процессуального использования соответствующих сведений следует принимать во внимание права лица на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Относящимися к делу надо считать такие сообщаемые потерпевшим сведения, которые связаны с предметом доказывания, а также с выяснением взаимоотношений потерпевшего с обвиняемым, другими участниками судопроизводства, иными лицами, заинтересованными в исходе дела.

Если права потерпевшего предоставлены родственнику лица, смерть которого наступила в результате преступления, он не подлежит допросу, если ему неизвестно об обстоятельствах дела. Ему лишь разъясняются его права (ст. 42 УПК).

Обязанность потерпевшего являться по вызову и давать показания сочетается с его правом давать дополнительные показания по своей инициативе.

Конституционное положение (ч. 1 ст. 51), освобождающее лицо от обязанности давать показания против самого себя и близких родственников, распространяется и на потерпевшего (п. 2 ст. 42 УПК).

За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний потерпевший несет ответственность в соответствии со ст. 307 и 308 УК РФ. За разглашение данных предварительного расследования потерпевший также несет ответственность по ст. 310 УК РФ (п. 7 ст. 42).

При оценке показаний потерпевшего они сопоставляются с другими доказательствами. В случае, если потерпевший давал показания неоднократно, необходимо выяснить, нет ли между ними существенных противоречий. Если они имеются и отсутствуют подтверждающие доказательства, то такие показания потерпевшего не могут быть положены в основу обвинения. При изменении потерпевшим, например, в суде, показаний, данных в ходе досудебного разбирательства, требуется выяснить причины этого, в частности не связано ли изменение показаний с неправомерным воздействием на потерпевшего[19] .

Особенность показаний потерпевшего заключается и в том, что они исходят от лица, которое вправе знакомиться с материалами дела (ст. 42 УПК), соответственно они могут содержать сведения не только о непосредственно воспринятых им событиях, но и о том, что он узнал из материалов дела.

Показания свидетеля (ст. 79 УПК). Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела и которое вызвано для дачи показаний (ст. 56 УПК).

Исходя из этого основу показаний свидетеля составляет личное восприятие им событий или действий, сведения о которых имеют значение для дела, или знание о них, полученное от других лиц, из документов осмотра предметов, являющихся вещественными доказательствами. Он может сообщить и о фактах, которые он не наблюдал, но знает о них из других источников, при условии, если он может назвать источник своей осведомленности. Если свидетель не может указать источник своей осведомленности, его показания не имеют доказательственного значения. Это, однако, не относится к случаям, когда ссылка на конкретный источник не может быть проверена в силу его утраты (смерть лица, от которого получены сведения, уничтожение документа и т.п.). В таких случаях показания получают статус производных и оцениваются на общих основаниях. Данное положение относится и к показаниям, в которых не зафиксированы время, место, иные обстоятельства события преступления.

Показания свидетеля могут содержать некоторые оценочные суждения, если они мотивированы ссылками на факты, их подтверждающие, на профессиональный опыт. Однако не будут иметь значение показания, касающиеся определенных визуальных признаков, свойств предметов (например, драгоценных металлов, минералов) или состояний человека (например, психической ненормальности), которые могут быть достоверно установлены только специальными исследованиями[20] .

При наличии нескольких показаний данного свидетеля их необходимо сравнить. С его показаниями сопоставляются также исходящие от этого лица материалы, приобщенные к делу: объяснения, заявления, ходатайства и т.д.

При выявлении существенных противоречий свидетель должен быть допрошен о причинах изменения показаний. Эти объяснения проверяются, в том числе и путем допроса лиц, на которых свидетель ссылается, а также лиц, присутствовавших при даче показаний.

Если имеются данные о возможной причастности лица, допрашиваемого в качестве свидетеля, то следует принимать во внимание конституционное положение о том, что он не обязан свидетельствовать против самого себя и близких родственников (ч. 1 ст. 51).

Заявление свидетеля о том, что он ничего не знает об обстоятельствах дела, не может расцениваться как отказ или уклонение от дачи показаний. Если будет доказано, что такое заявление заведомо неправдиво, свидетель может быть привлечен к ответственности за дачу ложных показаний. Наличие оснований для проведения допроса в закрытом заседании не освобождает свидетеля от дачи показаний.

Заключение и показания эксперта и специалиста (ст. 80 УПК). Заключение эксперта - письменный акт, составленный по результатам проведенного исследования назначенным для этих целей лицом, обладающим специальными знаниями (экспертом), содержащий результаты исследования и выводы по поставленным перед ним вопросам.

Доказательствами являются содержащиеся в заключении экспертизы сведения, суждения и выводы, полученные на основе специальных знаний в результате исследования представленных следствием или судом материалов, а также сведения из показаний эксперта, данных при его допросе, разъясняющие положения письменного заключения.

Предмет заключения эксперта определяется кругом поставленных перед ним вопросов. Однако эксперт вправе указывать на установленные им обстоятельства, по поводу которых ему не были заданы вопросы, если он считает, что эти обстоятельства имеют значение для дела (ст. 57 УПК). Они также являются предметом заключения.

Если ни на один из поставленных вопросов эксперт не мог ответить хотя бы частично, то составляется мотивированный акт (протокол) о невозможности дать заключение.

В тех случаях, когда эксперт частично ответил на поставленные вопросы, невозможность дать ответы в полном объеме отмечается и мотивируется в заключении.

Вместе с тем следует считать недопустимой практику самостоятельного собирания экспертом по своей инициативе дополнительных материалов (истребование документов из различных учреждений, опросы родственников и иных лиц и т.п.) для получения выводов, формирования суждений как по поставленным вопросам, так и по выходящим за рамки задания[21] .

Вводная, исследовательская части и выводы являются взаимно связанными элементами единого заключения, и потому отсутствие какой-либо части лишает заключение доказательственного значения.

Эксперт дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность и в случаях, когда экспертиза проводится сотрудником экспертного или иного учреждения.

Для разъяснения и уточнения положений заключения экспертизы осуществлявшие ее лица при необходимости могут быть допрошены в соответствии с требованиями ст. 205 и 282 УПК.

Заключение эксперта подлежит проверке и оценке на общих основаниях, оно не имеет преимуществ перед другими доказательствами. Выводы по делу не могут быть основаны на заключениях, противоречащих друг другу, другим доказательствам, достоверность которых установлена. Во всех случаях в обвинительном заключении, постановлении о прекращении дела и в приговоре должны излагаться и анализироваться результаты экспертиз, а простая констатация наличия заключения не допускается.

Оценка заключения включает анализ полноты исходных материалов, характера поставленных вопросов, соответствия выводов заданию и проведенным исследованиям, использования необходимых методов и их бесспорности, а также компетентности и объективности эксперта.

В ходе допроса эксперт может изменить свои выводы, но в таких случаях должно быть составлено дополнительное заключение или назначена повторная экспертиза.

Если все заключения признаются недостоверными или неполными, то назначается повторная экспертиза.

При оценке заключения учитывается также порядок назначения и производства экспертизы.

Если возможности данной отрасли знания или характер исследуемых объектов не позволяют дать категорический ответ на поставленный вопрос, эксперт вправе дать вероятностное заключение. Доказательственное значение будет иметь не сам вывод (он может быть значим для выдвижения версий), а установленные промежуточные факты. Например, достоверно установленные при исследовании признаки, дающие возможность сделать заключение о групповом сходстве объектов. Но такой вывод не может иметь доказательственного значения[22] .

Согласно законодательной формулировке заключение специалиста - это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

По своему процессуальному статусу специалист существенно отличается от эксперта. Специалист не проводит исследований и не дает заключений. Он вправе содействовать следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, но его мнение не может быть приравнено к заключению эксперта. В содержании нормы прямо указывается лишь на его суждение, а не заключение, как у эксперта.

Суждение специалиста как самостоятельный вид доказательства рассматривается в связи с тем, что оно содержит письменную информацию, необходимую для разрешения вопросов, имеющих значение для установления истины по делу, определения обоснованности заключений экспертов, точности фиксации информации, применения технических средств, закреплении и изъятии доказательств и др.

Специалист может быть допрошен об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также для разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст. 53, 168 и 271 УПК.

Специалист может быть приглашен для участия в следственных действиях. В частности, при осмотре трупа, освидетельствовании, осмотре и выемке почтово-телеграфных отправлений, осмотре и прослушивании фонограммы записи переговоров, получении образцов для сравнительного исследования, при наложении ареста на имущество.

Большую сложность представляет определение достоверности заключения эксперта. Для этого прежде всего необходимо выяснить, соответствует ли задание по производству исследования специальным познаниям эксперта, т.е. является ли он компетентным в соответствующей области науки, техники, искусства или ремесла. Если заключение дано некомпетентным лицом, оно не может быть признано ни допустимым, ни достоверным. Данные обстоятельства могут быть выяснены при участии специалиста. При участии специалиста может быть поставлена под сомнение или подтверждена обоснованность выводов эксперта, обоснована необходимость проведения повторной или дополнительной экспертизы и др.[23]

Заключение специалиста не обладает никакими преимуществами по сравнению с другими доказательствами. Оно не является обязательным для суда, прокурора, следователя, дознавателя, однако несогласие с заключением должно быть мотивировано. Заключение специалиста, как и эксперта, требует к себе особо внимательного отношения, поскольку оно исходит от лица, обладающего специальными познаниями, которых другие участники процесса могут не иметь.

Вещественные доказательства (ст. 81 УПК). Вещественные доказательства - это любые предметы материального мира, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, на которые были направлены преступные действия, а также иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Носителем доказательственной информации в вещественных доказательствах является материальный предмет, свойства и признаки которого могут быть исследованы и зафиксированы в протоколе или иным способом.

К предметам, которые служили орудиями преступления, относятся предметы, при использовании которых совершается преступление и достигается преступный результат. К таким предметам могут быть отнесены, например, отмычки, при помощи которых вскрывался замок, отжимы, при использовании которых вскрывалось помещение, огнестрельное, холодное оружие или любые иные предметы, применявшиеся для причинения смерти или вреда здоровью, транспортные средства, непосредственно использовавшиеся для совершения хищения, и т.п.

При допросах по поводу такого рода вещественных доказательств существенным является выяснение, когда именно совершались действия по приисканию этих приспособлений, какова была цель приискания и ношения и т.п.

Автомотосредства и иные транспортные средства, если преступления совершены с их использованием, следует рассматривать как орудия преступления, однако при условии доказанности того, что эти средства непосредственно использовались при посягательстве в целях достижения преступного результата (при исполнении деяний, образующих объективную сторону состава). На транспортное средство, на котором перевозилось имущество, приобретенное у лиц, заведомо добывших его путем хищения, понятие орудия преступления не распространяется.

К вещественным доказательствам относятся предметы, сохранившие на себе следы преступления, которые могли быть оставлены на стадии приготовления к преступлению, при его непосредственном совершении или после выполнения виновным объективной стороны состава преступления. Это могут быть предметы, на которых имеются следы орудий взлома, инструменты, использованные для изготовления средств преступления, одежда с пятнами крови и т.п.

Материальные предметы, на которые были направлены преступные действия и бывшие предметом преступления, также относятся к вещественным доказательствам. Это могут быть похищенные вещи, драгоценности, деньги, ценные бумаги, документы и т.п. Под ценностями, нажитыми преступным путем, понимается любое имущество, имеющее значительную стоимость (изделия из драгоценных металлов и минералов, ценные бумаги, произведения искусства, имеющие историческую или культурную ценность, дома, автомобили и т.п.) и приобретенное на средства, полученные в результате совершения преступления или за счет реализации имущества, добытого преступным путем.

Имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, не являются предметами, на которые непосредственно направлено преступное посягательство. Вместе с тем они косвенно подтверждают причастность лица к совершению преступления. Например, при хищении безналичных сумм денег сами деньги не являются предметом преступления, а относятся к деньгам, полученным в результате преступных действий; то же с имуществом, приобретенным на средства, полученные от продажи украденного, и др.

Для того чтобы эти предметы и деньги могли быть использованы в качестве вещественных доказательств, необходимо достоверно установить, что они нажиты именно преступным путем.

С помощью вещественных доказательств могут устанавливаться любые обстоятельства предмета доказывания. Эти обстоятельства могут быть как обвинительного, так и оправдательного характера.

Если след или отпечаток нельзя изъять, вещественным доказательством может служить копия, сделанная при соблюдении требований УПК, обеспечивающая точность воспроизведения особенностей следа или отпечатка (не вызывающую сомнения идентичность следа и копии).

Наряду с копиями следов и образцами, полученными для сравнительного исследования, при доказывании могут использоваться предметы, сходные с предметами, являющимися вещественными доказательствами. Например, при проведении следственного эксперимента (орудия и результаты взлома аналогичных замков, дверей и т.п.). Порядок приобщения к вещественным доказательствам и хранения вещественных доказательств распространяется и на них.

Фотоснимки, аудиозаписи, видеоматериалы являются вещественными доказательствами, если они сделаны в процессе совершения преступления или факт их обнаружения в данном месте либо у данного лица имеет существенное значение. Фотоснимки, аудио- и видеоматериалы, сделанные в ходе следственных действий, составляют приложение к протоколу. Доказательственное значение они имеют в том случае, если в протоколе зафиксирован факт и условия применения соответствующих научно-технических средств, результаты удостоверены.

Предметы и документы, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий (в том числе фиксирующие содержание переговоров, результаты скрытого наблюдения за действиями по подготовке к совершению преступления и др.), могут быть признаны вещественными доказательствами, если при их производстве были соблюдены требования УПК и Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

Протоколы следственных действий и судебного заседания (ст. 83 УПК). К протоколам, упоминаемым в данной статье, относятся документы, удостоверяющие обстоятельства и факты, установленные при производстве следственных и судебных действий. Содержание протоколов составляют непосредственно наблюдавшиеся участниками действия, следы, опыты, обстановка, поведение. Доказательственное значение имеют зафиксированные в протоколах сведения, фактические данные. Эти данные не могут заранее рассматриваться как достоверные или приоритетные по отношению к другим доказательствам.

При производстве повторного действия, если результаты расходятся с первоначальными, данные протокола ранее проведенного действия должны учитываться при оценке содержания протокола, составленного при повторном действии.

Зафиксированные в протоколах предположения, не основанные на других доказательствах суждения, умозаключения доказательственного значения не имеют. Также не могут быть доказательствами сведения такого рода, содержащиеся в протоколах показаний и заключениях экспертов.

При выделении дела допустимо использование копий протоколов, которые будут являться производными доказательствами и должны проверяться и оцениваться по общим правилам.

Нарушения правил составления протоколов следственных действий и судебных заседаний, если они порождают неустранимые сомнения в достоверности зафиксированных сведений, не могут быть допущены в качестве доказательств (например, протокол обыска, изъятия предметов и документов без понятых).

Приложения к протоколу являются их составной частью. Доказательством они будут и тогда, когда содержат сведения, которых нет в основной части протокола, однако при этом должны соблюдаться соответствующие требования УПК, в частности должны приводиться условия получения и фиксации указанных в них действий, следов, обстановки и т.д.

Иные документы (ст. 84 УПК). К иным документам уголовно-процессуальный закон относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, для выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания.

Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п.

Такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде фото-, аудио-, видеоматериалов, дискет и др. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.

Перечень документов, которые могут иметь значение для дела, достаточно широк. К ним в обязательном порядке следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего (если последний лечился от последствий преступления, то документом лечебного учреждения должны быть зафиксированы причина и время нахождения в нем потерпевшего).

Доказательством являются и документы, исходящие инициативно от граждан или составленные ими по просьбе органов следствия и суда, - объяснения, заявления и т.д.

При наличии в деле документов, содержащих противоречивые сведения, например, характеризующие подозреваемого, в обвинительном заключении или приговоре суда должно быть разъяснено, почему выводы основываются на одном из них (в деле должны иметься данные о результатах проверки причин противоречий).

Документ будет являться доказательством в тех случаях, когда в деле есть данные о том, каким образом он попал в органы следствия и суда (сопроводительное письмо, регистрационные реквизиты, протокол изъятия и т.п.); имеется указание на источник осведомленности составителя (ссылки на конкретный нормативный акт, номер и дата архивного документа и т.д.).

Если невозможно иметь в деле подлинники документа, то допускается приобщение оформленной надлежащим образом копии или протокола осмотра подлинного документа.

Новые материалы, представленные при кассационном и надзорном производстве, также имеют значение документов. Они используются при доказывании наличия или отсутствия оснований для пересмотра решения по делу.

Материалы предварительной проверки оснований для возбуждения уголовного дела (акты ревизий, заявления и объяснения граждан, разного рода справки, акты проверок и т.п.) являются документами, которые сохраняются в деле и участвуют в процессе доказывания.

Оценка содержания документов производится на общих основаниях. Ни один документ, независимо от его источника, не имеет преимущественной силы по сравнению с другими документами или доказательствами.

Документы, составленные или удостоверенные на территории иностранных государств, имеющих с Россией договоры о правовой помощи, компетентным органом, скрепленные гербовой печатью, принимаются на территории России без какого-либо дополнительного удостоверения.

Заключение

Под доказательствами понимаются фактические данные, сведения о фактах и обстоятельствах, относящиеся к предмету доказывания и полученные способом, установленным УПК. На основе этой информации мысленно воссоздается картина преступления во всех его фактически и юридически значимых признаках.

Доказательства должны обладать единством обязательных свойств - относимости и допустимости.

Относимость рассматривается как пригодность доказательств подтверждать обстоятельства, подлежащие доказыванию. Те фактические данные, которые устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию в целях принятия правильных решений по уголовному делу, являются относимыми. Критерием для определения относимости доказательств является предмет доказывания.

Допустимость представляет собой соответствие источника и процессуальной формы получения фактических данных требованиям, установленным УПК.

Сведения, не отвечающие хотя бы одному из указанных требований, не могут служить доказательствами.

Собранные по делу доказательства должны быть оценены на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупности. При этом оценивается как относимость, так и допустимость доказательств, определяется как доброкачественность источника, так и достоверность полученных из него фактических данных.

Для каждого доказательства должен быть установлен источник сведений, условия, способы его получения и фиксации. Источником доказательств являются предметы материального мира, обладающие определенными свойствами, качествами, признаками, которые могут использоваться для установления имеющих значение для дела обстоятельств, а также физические лица, в сознании которых запечатлелись эти сведения.

Доказательства по своему содержанию должны устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания (относимость доказательств). Они могут быть как подтверждающие, так и опровергающие, в том числе по отношению к ранее собранным по делу сведениям.

Доказательства могут быть классифицированы на обвинительные и оправдательные. Собирание, проверка и оценка оправдательных доказательств - обязательное условие производства по делу.

Обвинительными являются доказательства, которые устанавливают наличие общественно опасного деяния, подтверждают участие конкретного лица в его совершении, указывают на наличие квалифицирующих признаков преступления, обстоятельств, отягчающих ответственность обвиняемого.

Оправдательными будут доказательства, которые устанавливают отсутствие общественно опасного деяния, подтверждают невиновность лица либо наличие обстоятельств, смягчающих его ответственность.

По отношению к доказываемому событию доказательства делятся на прямые и косвенные. Прямое доказательство по содержанию совпадает с доказываемым обстоятельством (например, свидетель указывает на конкретное лицо, совершившее преступление). Прямое доказательство позволяет обосновать устанавливаемые обстоятельство, факт непосредственно, без промежуточных звеньев, но лишь при условии, что его достоверность не вызывает сомнений.

Косвенные доказательства указывают на промежуточные факты и через них на обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Косвенные доказательства нередко используются для проверки прямых доказательств. Например, показания потерпевшей о нападении на нее и о том, что она звала на помощь (прямое доказательство), проверяются допросом лиц, которые оказались вблизи места происшествия и слышали крики о помощи (косвенные доказательства).

Косвенные доказательства могут свидетельствовать о пребывании или отсутствии лица на месте происшествия или вблизи него, наличии или отсутствии определенных качеств у обвиняемого (знаний, навыков, физических особенностей и т.п.), о том, обладает ли он и владеет ли орудиями преступления, о попытках противодействовать следствию и судебному разбирательству и т.п.

По общему правилу косвенные доказательства должны образовывать определенную совокупность, систему, в которой они согласуются с прямыми доказательствами, между собой, подкрепляя друг друга, позволяют из нескольких возможных объяснений найти единственно правильное.

По источнику формирования различают доказательства первоначальные и производные. Сведения, непосредственно воспринятые лицом, сообщившем о них (свидетелем), данные, зафиксированные в подлиннике документа, признаки вещественного доказательства, изъятого на месте происшествия или по месту работы, проживания обвиняемого, являются первоначальными доказательствами.

Информация свидетеля, полученная им от другого лица, либо описание признаков по копиям документа или описание следов относятся к производным доказательствам. Они позволяют зачастую отыскать первоначальные доказательства, участвуют в их проверке, дополняют их, а при невозможности получить первоначальные доказательства (например, в ситуации, когда свидетель умер) заменяют их. Вместе с тем производные показания со слов очевидца - свидетеля или потерпевшего, если он сам допрошен по делу и сообщил те же сведения, не могут рассматриваться как самостоятельные доказательства.

Деление доказательств на виды облегчает их собирание и оценку, но не устанавливает преимущества одних перед другими. Это относится и к делению доказательств по видам сведений, указанным в ч. 2 ст. 74 УПК.

В ч. 2 ст. 74 УПК законодатель закрепляет исчерпывающий перечень источников доказательств, к которым относит: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта и специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

Список использованных источников и литературы

нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета от 25 декабря 1993.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ// Собрание законодательства Российской Федерации, 17 июня 1996 г., № 25, ст. 2954.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной думой 22 ноября 2001 г. Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г. Подписан Президентом РФ 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ//СЗ РФ. 2001. № 52. Ч.1 Ст.4921.

4. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 января 1995г. №144 ФЗ С изменениями и дополнениями от 18 марта 1997г., от 5 января 1999г. // Российская газета. - 1999. - 13 января // СЗ РФ. 1995. №33. Ст. 3349; 1997. №29. Ст. 3502; 1998. №30. Ст. 3613; 1999. №2. Ст. 233.

5. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1980. - № 5. - С. 8.

6. Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - N 4. - С. 13.

7. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1995. - N 2. - С. 8; N 4. - С. 14.

8. Бюллетень Верховного суда РФ. - 1996. - № 1. - С.6; № 7. - С 3.

научная литература

1. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М., 1966. - 394 с.

2. Кипнис Н.М. Допустимость доказательстве уголовном судопроизводстве. - М., 1995. – 327 с.

3. Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. - М., 1950. - 239 с.

4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общей редакцией В.И.Радченко - М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2003. – 1287 с.

5. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. - М., 2000. - 303 с.

6. Кореневский Ю.В. Вопрос о допустимости доказательств // Прокурор в суде присяжных. - М., 1995. – 234 с.

7. Курс советского уголовного процесса: Общая часть. - М.: Юридическая литература, 1989. - 639 с.

8. Ларин А.М. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе. – Одесса, 1989. – 378 с.

9. Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. - 1994. - № 11.- С.2-5.

10. Ляхов Ю.А. Допустимость доказательств в российском уголовном процессе. - М., 1999. – 212 с.

11. Орлов Ю.К. Структура судебного доказывания и понятие судебного доказательства. - М., 1987. – 227 с.

12. Рыжаков А.П. Научно-практический комментарий к УПК РФ. – М., 2002. – 875 с.

13. Сильнов М., Емуразов А. Доказательства как сведения о фактах // "эж-ЮРИСТ". 2004. № 27. С.24.

14. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Том I. - М., 1968. – 588 с.

15. Строгович М.М. Материальная истина и судебные доказательства. – М., 1955. - - 422 с.

16. Строгович М. С. Логика. - М., 1946. - 522 с.

17. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М., 1960. – 239 с.

18. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. Лупинской П. А. - М., 2003. - 641 с.

19. Хрестоматия по гражданскому процессу. М., 1996. - 528 с.


[1] Цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу. М., 1996. С. 92 — 93

[2] Строгович М. С. Логика. М., 1946. С. 222-224.

[3] Цит. по кн.: Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М., 1950. С. 9.

[4] Там же. С.9.

[5] Цит. по кн.: Чельцов А.А. Уголовный процесс. М., 1948. С. 248

[6] Абрамов С.Н. Гражданский процесс. М., 1946. С. 68.

[7] Александровский С.В. Гражданский процесс РСФСР. Л., 1927. С. 42

[8] См.: Уголовный процесс / Под. ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 2002. С.161.

[9] См.: Уголовный процесс / Под. ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 2002. С.163.

[10] Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Том I. М., 1968. С. 288.

[11] Указ. соч. С. 291.

[12] Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. Лупинской П. А. М., 2003. С. 241.

[13] См.: Уголовный процесс / Под. ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 2002. С.167.

[14] См.: Сильнов М., Емуразов А. Доказательства как сведения о фактах // "эж-ЮРИСТ". 2004. № 27. С.24.

[15] См.: Сильнов М., Емуразов А. Доказательства как сведения о фактах // "эж-ЮРИСТ". 2004. № 27. С.24.

[16] См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общей ред. В.И.Радченко. М.: Юстицинформ, 2004. С.132.

[17] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1980. - № 5. - С. 8.

[18] Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - N 4. - С. 13.

[19] См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общей ред. В.И.Радченко. М.: Юстицинформ, 2004. С.135.

[20] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. - 1995. - N 2. - С. 8; N 4. - С. 14.

[21] См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общей ред. В.И.Радченко. М.: Юстицинформ, 2004. С.139.

[22] См.: Рыжаков А.П. Научно-практический комментарий к УПК РФ. М., 2002. С.156.

[23] См.: Рыжаков А.П. Научно-практический комментарий к УПК РФ. М., 2002. С.157.