Коллизионные вопросы трудовых отношений в международном частном праве

Семинар 14. Коллизионные вопросы трудовых отношений. 1. Коллизионные принципы в сфере международных трудовых отношений. 2. Международно-правовое регулирование условий труда иностранцев.

Семинар 14. Коллизионные вопросы трудовых отношений.

Глава 17. ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

§ 1. Общие положения. § 2. Коллизионные вопросы в области трудовых отношений. § 3. Трудовые права иностранцев в Российской Федерации. § 4. Трудовые права российских граждан за рубежом. § 5. Социальное обеспечение

§ 2. Коллизионные вопросы в области трудовых отношений

1. В области трудовых отношений в законодательстве и практике разных стран, а также в международных соглашениях используются различные коллизионные нормы. Наиболее часто к трудовым отношениям при отсутствии соглашения о выборе права применяется право страны, на территории которой (полностью или преимущественно) осуществляется трудовая деятельность (коллизионный принцип "закона места работы" - lex loci laboris). Из этого же принципа исходит Римская конвенция 1980 г. о праве, применяемом к договорным обязательствам.

Во Франции, Бельгии, ФРГ, Италии и в ряде других стран в сфере регулирования трудовых отношений применяются гражданско-правовые концепции. Однако специфика этой сферы предопределяет некоторые коррективы в применении традиционных институтов и норм международного частного права. Прежде всего это проявляется в ограничении применения автономии воли сторон.

Практика ряда стран показывает, что в этой области, как правило, применяется право страны места работы, а возможность выбора права сторонами в трудовых отношениях фактически исключается.

Не ограничивается свобода выбора права в судебной практике Великобритании, Италии, Канады, ФРГ.

Под законом места работы (lex loci laboris) понимается закон страны места нахождения предприятия, где работает трудящийся.

В отдельных специальных случаях под lex loci laboris понимается закон страны места нахождения правления предприятия, закон флага судна и др. Иногда в случае командирования работника в другую страну для выполнения тех или иных трудовых заданий применяется и принцип закона страны учреждения, командировавшего работника (lex loci delegationis).

В отношении специальных ситуаций, когда работа выполняется в нескольких странах, например, в случае с работником международного транспорта (воздушного, речного, автомобильного, железнодорожного), применяются дополнительные коллизионные привязки. Так, австрийский Закон о международном частном праве предусматривает, что в случае, когда работник обычно выполняет свою работу более чем в одной стране или когда он не имеет обычного места работы, применяется закон страны, в которой наниматель имеет обычное место нахождения или в которой преимущественно осуществляется его деятельность.

В статье 35 "Трудовые договоры" Закона о международном частном праве Эстонии 2002 г. предусмотрены следующие положения.

В отношении трудовых договоров выбор права не должен приводить к тому, что работник будет лишен защиты, гарантированной ему императивными нормами государства, которые подлежали бы применению при отсутствии выбора права.

При отсутствии выбора права к трудовому договору применяется право государства, в котором:

1) работник обычно выполняет свою работу по трудовому договору, даже если он временно работает в каком-либо другом государстве;

2) находится место деятельности, через которое работник был принят на работу, если работник обычно не работает в одном и том же государстве.

Приведенные положения не применяются, если из совокупности обстоятельств следует, что трудовой договор связан теснее с каким-либо другим государством. В таком случае применяется право другого государства.

2. В советском законодательстве коллизионные нормы в этой области отсутствовали. Для восполнения этого пробела в подготовленный еще в 1989 - 1990 гг. проект Закона о международном частном праве была включена статья о трудовых отношениях. В ней делалась попытка отразить практику решения этих вопросов следующим образом:

- к трудовым отношениям применять право страны, в которой (полностью или преимущественно) осуществляется работа, если в трудовом договоре не установлено иное. Таким образом, возможность действия принципа автономии воли не исключалась;

- трудовые отношения на водном и воздушном транспорте предлагалось подчинить праву страны, под флагом которой используется транспортное средство;

- если работа выполняется лицом, командированным за границу соответствующей организацией, к трудовым отношениям этого лица с такой организацией предлагалось применять советское право.

Однако такой закон принят не был.

В действующем российском законодательстве, за редким исключением, коллизионных норм в рассматриваемой области не имеется. В ст. 416 КТМ РФ предусмотрено, что правовое положение членов экипажа судна и связанные с эксплуатацией судна отношения между членами экипажа судна определяются законом государства флага судна. Этот закон применяется к отношениям между судовладельцем и членами экипажа, если иное не предусмотрено договором, регулирующим отношения между судовладельцем и членами экипажа судна, являющимися иностранными гражданами.

Поскольку в Трудовом кодексе РФ коллизионные нормы отсутствуют, в учебной литературе был поставлен вопрос о том, могут ли применяться к трудовым отношениям, осложненным иностранным элементом, коллизионные нормы разд. VI ГК РФ. По мнению В.П. Звекова, возможность применения общего подхода в соответствующих случаях не исключена.

В качестве примера решения вопроса о применимом праве к трудовым отношениям приведем положения договора о правовой помощи между Россией и Польшей 1996 г. Согласно положениям этого международного договора стороны трудового договора могут сами выбрать законодательство, регулирующее их трудовые отношения. Если законодательство не выбрано, то возникновение, изменение, прекращение (расторжение) трудового договора и вытекающие из него претензии регулируются законодательством договаривающейся стороны, на территории которой выполняется, выполнялась или должна была выполняться работа.

Если работник выполняет работу на территории договаривающейся стороны на основании трудового договора с предприятием, находящимся на территории другой договаривающейся стороны, возникновение, изменение, прекращение (расторжение) трудового договора и вытекающие из него претензии регулируются законодательством этой договаривающейся стороны. В отношении споров компетентны суды договаривающейся стороны, на территории которой выполняется, выполнялась или должна была выполняться работа. Компетентны также суды договаривающейся стороны, на территории которой имеет местожительство или местонахождение истец, если на этой территории находится предмет спора или имущество ответчика. Эту компетенцию стороны трудового договора могут изменить путем соглашения.

§ 3. Трудовые права иностранцев в Российской Федерации

1. Иностранные граждане пользуются правами и несут обязанности в трудовых отношениях наравне с российскими гражданами, т.е. законодательство исходит из применения в области трудовых отношений принципа национального режима. Следовательно, на них распространяются общие положения трудового законодательства. В отношении условий и оплаты труда не допускается дискриминация иностранцев в зависимости от пола, расы, национальности, языка, вероисповедания и проч. В России не признаются ограничения на трудовую деятельность, установленные национальным законодательством страны иностранца. На иностранцев распространяются положения об охране труда, специальные положения, касающиеся условий труда женщин и подростков, они имеют право на социальные пособия, право на отдых.

В Трудовом кодексе РФ говорится о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ в соответствии с Конституцией РФ являются составной частью правовой системы России.

Если международным договором РФ установлены другие правила, чем предусмотренные законами и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, применяются правила международного договора (ст. 10 Кодекса).

Согласно ч. 4 ст. 11 на территории РФ правила, установленные Кодексом, законами, иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, распространяются на трудовые отношения иностранных граждан, лиц без гражданства, организаций, созданных или учрежденных ими либо с их участием, работников международных организаций и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором РФ.

Из приведенного текста следует, что регулирование отношений с так называемым иностранным элементом ограничилось в Кодексе лишь положениями общего характера.

Российским законодательством установлены ограничения для иностранцев в отношении возможности заниматься определенными профессиями (занимать определенные должности). В частности, иностранные граждане не могут быть государственными служащими, занимать должности судьи, прокурора, следователя, нотариуса, должностного лица таможенных органов, патентного поверенного; входить в состав летного экипажа гражданского воздушного судна или экспериментальной авиации, морских судовых экипажей; заниматься промысловой добычей рыбы и других водных животных и растений в водоемах РФ. Эти ограничения установлены Федеральным законом от 25 июля 2002 г. "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", КТМ РФ, Воздушным кодексом РФ.

В частности, Закон о правовом положении иностранных граждан в РФ 2002 г. устанавливает, что иностранные граждане пользуются правом свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также правом на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности с учетом ограничений, предусмотренных федеральным законом (п. 1 ст. 13).

Действие Закона о правовом положении иностранных граждан в РФ распространяется как на иностранцев, осуществляющих свою трудовую деятельность в России на основании трудового договора, так и на иностранцев, заключающих гражданско-правовой договор на выполнение работ (оказание услуг). И в том и в другом случае для осуществления трудовой деятельности требуется получение разрешения на работу. В п. 4 ст. 13 Закона установлено, что работодатель и заказчик работ (услуг) имеют право привлекать и использовать иностранных работников только при наличии разрешения на привлечение и использование иностранных работников.

Разрешения не требуется для постоянно или временно проживающих в России иностранных граждан, а также для некоторых категорий иностранцев, в частности журналистов, аккредитованных в нашей стране, преподавателей, приглашенных для проведения занятий в образовательных учреждениях, за исключением преподавателей духовных образовательных учреждений; обучающихся в России в общеобразовательных учреждениях профессионального образования иностранных студентов, работающих в период каникул.

Разрешения не требуется и работникам иностранных юридических лиц (производителей или поставщиков), выполняющих монтажные (шеф-монтажные) работы, сервисное и гарантийное обслуживание, а также послегарантийный ремонт поставленного в Российскую Федерацию технического оборудования.

В отношении заключения трудового договора с иностранцами и его содержания, как уже отмечалось, применяются положения Трудового кодекса РФ, а также правила, установленные Законом о правовом положении иностранных граждан 2002 г. и другими актами. Работодатель должен иметь разрешение на привлечение и использование иностранных работников, оформить приглашение, которое является основанием для выдачи иностранцу визы либо для безвизового въезда (ст. 2, ч. 2 ст. 18 Закона о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации).

Следует иметь в виду, что в соответствии с п. 5 ст. 13 Закона временно проживающий в Российской Федерации иностранный гражданин не вправе осуществлять трудовую деятельность вне пределов субъекта РФ, на территории которого ему разрешено временное проживание.

В то же время это ограничение не распространяется на временно проживающих в России иностранцев, для которых, как уже отмечалось, установлен разрешительный порядок поступления на работу.

Иностранцы, постоянно проживающие в России, могут заниматься трудовой деятельностью на основаниях и в порядке, установленных для российских граждан. Единственным исключением из национального режима в отношении таких иностранцев являются случаи, когда в соответствии с российским законодательством определенными профессиями могут заниматься или определенные должности занимать только граждане России.

Иностранцы, которые временно пребывают на территории России с целью осуществления трудовой деятельности и наем которых на работу производится в общем разрешительном порядке, находятся в ином положении. Общим для всех временно пребывающих в России иностранцев является то, что они могут заниматься трудовой деятельностью в РФ, если это совместимо с целями их пребывания. Помимо соблюдения этого общего требования для найма на работу иностранцев, относящихся к этой группе, работодатель обязан получить разрешение соответствующего федерального органа исполнительной власти, ведающего миграционной службой (ФМС МВД России), на привлечение иностранной рабочей силы, а сам иностранец - подтверждение на право работы в России.

Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2002 г. утверждено Положение о порядке выдачи иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на работу. Иностранный гражданин, достигший 18 лет, может получить разрешение на работу, если он:

- зарегистрирован в России как индивидуальный предприниматель;

- привлекается в качестве иностранного работника заказчиком работ (услуг) или работодателем. Разрешение выдается, но при одном условии: если работодатель или заказчик работ (услуг) внесет в установленном порядке средства, необходимые для обеспечения выезда иностранного работника после окончания его договора из России.

Установленный порядок выдачи разрешений и подтверждений не применяется к иностранным гражданам, постоянно проживающим на территории России, получившим убежище на территории РФ, признанным беженцами и ожидающим предоставления статуса беженца, однако получившим разрешение на временное проживание.

Не применяется этот порядок также к иностранным гражданам, работающим в России в соответствии с межгосударственными соглашениями, к работникам дипломатических и консульских учреждений, к религиозным деятелям официальных религиозных организаций и обществ, к членам экипажей российских морских и речных судов, к студентам-практикантам, приезжающим в рамках программ российских учебных заведений, к аккредитованным корреспондентам и журналистам, к приглашенным лекторам и инструкторам для работы в академиях и образовательных учреждениях высшего профессионального образования, к лицам, для которых установлен иной порядок трудоустройства межгосударственными и межправительственными соглашениями.

Отличительной чертой трудовых договоров с любыми временно пребывающими в России иностранцами является их срочный характер. Договоры с иностранцами, на которых распространяется разрешительный порядок, заключаются на срок, не превышающий срока действия упомянутого выше разрешения.

Трудовые права иностранцев, признанных в установленном порядке беженцами, и иностранных лиц, которым в России предоставлено политическое убежище, аналогичны правам постоянно проживающих в России иностранцев. Они пользуются правами, предоставленными гражданам РФ, если иное специально не предусмотрено законодательством РФ (в частности, указанные выше ограничения для иностранцев относительно определенных профессий и должностей). Для приема их на работу работодателю не требуется специальное разрешение. Более того, соответствующие государственные органы обязаны оказывать беженцам помощь в устройстве на работу и, если необходимо, в профессиональной подготовке и переподготовке. Работодателям, принявшим на работу беженцев, предоставляются дополнительные налоговые льготы и компенсации с целью возмещения расходов, связанных с трудоустройством этих лиц. Заключаемые с беженцами и лицами, получившими убежище в России, трудовые договоры подчиняются нормам российского законодательства.

2. Общий разрешительный порядок и, следовательно, требование о соответствии условий трудового договора российскому законодательству (включая оплату труда, социальное обеспечение и страхование иностранных работников) распространяются также на договоры между работниками-иностранцами и иностранными фирмами, привлекающими их для выполнения контрактов на территории России. Это означает, что хотя в законодательстве РФ применительно к трудовым отношениям не сформулирован общий коллизионный принцип, оно исходит из принципа применения права страны места выполнения работы (lex loci laboris), даже если договор заключается между иностранными субъектами за рубежом. Каких-либо исключений из этого принципа не делается.

Таким образом, при заключении трудового договора между иностранным работодателем и иностранцем о выполнении работы на территории РФ могут возникать проблемы, связанные с коллизией норм законодательства РФ и законодательства иностранного государства, в котором находятся работодатель и работник и где фактически заключается трудовой договор.

В отношении найма иностранцев предприятиями с иностранными инвестициями применяются специальные положения. Для найма иностранцев из числа высококвалифицированных специалистов на должности руководителей находящихся в России предприятий с иностранными инвестициями, а также руководителей подразделений этих предприятий работодателю не требуется получения разрешения соответствующего органа, однако иностранцу необходимо подтверждение права трудовой деятельности. Условия коллективных и индивидуальных трудовых договоров не могут ухудшать положения работников предприятия по сравнению с условиями, предусмотренными действующим на территории РФ законодательством. Условия найма, труда и отдыха, а также пенсионного обеспечения иностранных работников согласовываются обычно в индивидуальном трудовом договоре с каждым из них.

Российская гражданка М. поступила на работу в гостиницу международного класса, принадлежащую предприятию с иностранными инвестициями. Через некоторое время она имела неосторожность в беседе с приехавшим иностранцем неодобрительно отозваться об одном из сотрудников администрации. Иностранец оказался журналистом и сослался на беседу с М. в своем репортаже о поездке в Россию. Когда об этом стало известно администрации гостиницы, М. была уволена со ссылкой на то, что своими действиями она подрывала репутацию отеля. Контракт с ней был расторгнут.

В подписанном М. формуляре контракта содержались следующие положения: "Работник, заключивший контракт с гостиницей, соглашается с тем, что кроме оснований расторжения контракта, предусмотренных в трудовом законодательстве, администрация вправе в одностороннем порядке расторгнуть контракт по нижеследующим основаниям: кража имущества компании, собственности гостей и коллег по работе, соучастие в краже, способствование ей; обман администрации и гостей в корыстных целях; применение физической силы, устные оскорбления; отказ от исполнения заданий, на законном основании требуемых непосредственным руководством; намеренные действия, в результате которых подвергается опасности собственное здоровье и здоровье других; сон во время работы; азартные игры в помещении гостиницы; всякие действия, подрывающие репутацию гостиницы".

В литературе (И.Я. Киселев) отмечалось, что этот формуляр противоречит российскому законодательству, а также Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. N 16 "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров". Согласно п. 44 этого Постановления "...в трудовых договорах не могут устанавливаться дополнительные условия для прекращения трудового договора (контракта) по сравнению с законом".

К этому следует добавить, что формулировка увольнения работника "за всякие действия, подрывающие репутацию гостиницы" носит столь неопределенный характер, что делает усмотрение руководства гостиницы практически неограниченным.

Отдельно следует сказать о трудовых отношениях российских граждан с иностранным работодателем в тех случаях, когда в качестве такового выступает в России иностранное государство.

Выше уже отмечалось, что по законодательству ряда стран (и в частности, США) государство не пользуется иммунитетом в случаях предъявления к нему исков, касающихся трудовых отношений. Согласно ст. 5 Европейской конвенции 1972 г. и ст. 11 Конвенции ООН 2004 г. государство не пользуется иммунитетом от юрисдикции в области трудовых отношений. В случае, когда работа будет исполняться на территории страны суда, работник (если он не является гражданином государства нанимателя) может предъявить иск к иностранному государству-нанимателю.

В практике российских судов известен случай, когда предметом судебного рассмотрения стал иск к иностранному государству-нанимателю.

В марте 2000 г. российская гражданка М.С. Калашникова, работавшая ведущим специалистом информационной службы посольства США в России, была уволена согласно п. 3 ст. 33 действовавшего тогда КЗоТ РСФСР (обнаружившееся несоответствие работника занимаемой должности), о чем была сделана запись в трудовой книжке. М.С. Калашникова обратилась за защитой своих прав в суд, требуя восстановления на работе, оплаты вынужденного прогула и возмещения морального вреда. Суд первой инстанции своим определением отказал в приеме искового заявления, которое было оставлено в силе судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда. При этом суд сослался на ст. 435 действовавшего в то время ГПК РСФСР, которая предусматривала возможность предъявления исков к иностранному государству только с согласия его компетентных органов. Подтвердить наличие такого согласия она не могла. Впоследствии М.С. Калашникова обратилась в Конституционный Суд РФ с жалобой, в которой утверждала, что норма ст. 435 ГПК РСФСР ущемляет ее конституционное право на судебную защиту и не соответствует ч. 1 ст. 46 Конституции РФ. Конституционный Суд в своем Определении от 2 ноября 2000 г. отметил, что "права М.С. Калашниковой были нарушены не самой по себе ч. 1 ст. 435 ГПК РСФСР, а вынесенными на ее основе правоприменительными решениями".

В литературе (И.О. Хлестовой) отмечалось, что в этом конкретном случае посольство США выступало в качестве работодателя и не осуществляло каких-либо суверенных функций. В аналогичных условиях в США американской гражданке было бы предоставлено право на судебную защиту в соответствии с Законом США 1976 г. в случае предъявления иска к посольству иностранного государства.

§ 4. Трудовые права российских граждан за рубежом

Труд российских граждан на территории иностранных государств может применяться вследствие возникновения трудовых правоотношений либо на основании положений нашего трудового права, либо на основе трудового контракта, заключаемого с иностранным нанимателем.

В первом случае труд российских граждан используется за границей вследствие трудовых отношений, возникающих не за рубежом, а в РФ. Российские граждане направляются на работу в учреждения и организации России за границей, посылаются в служебные командировки (для участия в строительстве предприятий, монтаже, для оказания технической помощи и т.д.).

Во всех подобных случаях условия труда граждан РФ за границей определяются российским правом. К ним применяются общие нормы трудового законодательства и всякого рода специальные правила, издание которых вызвано спецификой условий труда данной категории трудящихся.

Например, труд граждан, направляемых для работы в посольства РФ в качестве представителей различных государственных и общественных организаций, а также членов семей этих граждан, принятых за границей на работу в учреждения РФ, регулируется как общими положениями российского трудового права, так и специальными нормами, применение которых вызывается фактом нахождения учреждений вне РФ. В частности, продолжительность рабочего времени и времени отдыха в таких учреждениях определяется в соответствии с общими положениями российского законодательства, а дни еженедельного отдыха могут быть установлены применительно к местным условиям.

Как и всем служащим, работникам российских учреждений за границей предоставляются ежегодные оплачиваемые отпуска. В отличие от служащих, работающих в РФ, работникам учреждений за границей разрешается суммирование отпусков, т.е. они могут взять двойной или тройной отпуск за два или три проработанных года.

От работы российских граждан в учреждениях РФ за границей следует отличать командирование работников за границу вне зависимости от сроков зарубежной командировки.

За командированным работником сохраняется на все время командировки занимаемая должность, а также заработная плата по месту его основной работы в России. За время пребывания в командировке работнику должны выплачиваться суточные.

Некоторыми особенностями отличаются условия труда специалистов, направляемых в развивающиеся страны Азии, Африки, Латинской Америки для оказания технического содействия. Это - геологи и изыскатели, проектировщики, помогающие выбрать строительную площадку и собирающие данные, необходимые для проектирования предприятий. Это - инженеры-строители, оказывающие содействие в строительстве предприятий, специалисты-дорожники, монтажники и т.д. Особенности регулирования их труда за границей объясняются тем, что они, будучи командированными российскими организациями, трудятся, как правило, на стройках и предприятиях, управляемых местными властями.

Находясь за границей, российские специалисты подчиняются режиму рабочего времени и времени отдыха, установленному на предприятиях и в учреждениях, где фактически работают. Они обязаны соблюдать все правила внутреннего распорядка и инструкции по технике безопасности, действующие на этих предприятиях. Однако эти специалисты не вступают в трудовые отношения с местными организациями и фирмами, и те не становятся их нанимателями. Специалисты продолжают оставаться в трудовых отношениях с пославшей их организацией, которая выплачивает им подъемное пособие, заработную плату, оплачивает ежегодный отпуск и т.д.

Специалисты направляются за границу для оказания технического содействия в соответствии с контрактами, заключаемыми внешнеэкономическими объединениями и другими организациями с организациями и фирмами других стран. Контракты заключаются во исполнение межправительственных соглашений об экономическом и техническом сотрудничестве. В контрактах обычно предусматривается, что организация развивающейся страны, именуемая заказчиком, возмещает российской организации за работу ее специалистов месячные ставки в размере, определяемом в контракте. Выплата этих ставок производится со дня выезда специалистов из РФ и до дня их возвращения. Датой выезда и возвращения специалистов считается день пересечения ими Государственной границы РФ.

Заказчик несет также расходы по переезду специалистов в страну заказчика и обратно в Россию, а в случае направления специалистов с семьей - также расходы по переезду семьи специалиста. При командировании специалиста на год и более длительный срок заказчик возмещает расходы по выплате подъемного пособия.

В соответствии с условиями контрактов специалистам, командированным для оказания технического содействия, предоставляется жилая площадь с обстановкой, отоплением и освещением и коммунально-бытовыми услугами, а в необходимых случаях - транспортные средства для служебных целей. Специалисты обеспечиваются также медицинской помощью. Им предоставляются квалифицированные переводчики.

Во втором случае трудовые правоотношения возникают в силу заключения трудовых контрактов.

Предоставление права заключения трудовых контрактов российским гражданам, временно выезжающим на работу за границу, сделало необходимым, с одной стороны, оказание им помощи и содействия со стороны государственных органов в заключении таких контрактов, а с другой - принятие мер, направленных на недопущение заключения всякого рода неравноправных и кабальных договоров при посредничестве коммерческих фирм (как отечественных, так и иностранных). Федеральная миграционная служба (ФМС) России в соответствии с Положением о ней, утвержденным Постановлением Совета Министров от 1 марта 1993 г., была призвана разрабатывать совместные с иностранными фирмами и компаниями проекты и программы по вопросам трудовой миграции российских граждан за границу. Эта служба призвана содействовать гражданам РФ в поиске работы и трудоустройстве за границей, организует регистрацию этих граждан и, что следует особо подчеркнуть, наблюдает за соблюдением условий их трудовых контрактов. Как уже отмечалось выше, она входит в состав Министерства внутренних дел РФ.

Негосударственные организации могут осуществлять свою деятельность, связанную с трудовой миграцией граждан России, на основе лицензий (разрешений).

На территории РФ действует единый порядок лицензирования деятельности, связанной с трудоустройством российских граждан за границей. Такая деятельность может осуществляться только российскими юридическими лицами. Взимание платы с граждан РФ за трудоустройство за границей не допускается (Постановление Правительства - Совета Министров РФ от 8 июня 1993 г. об упорядочении деятельности, связанной с трудоустройством граждан Российской Федерации за границей).

В случаях трудовой деятельности российских граждан за рубежом во всякого рода смешанных обществах, компаниях, совместных предприятиях трудовой договор заключается с иностранным нанимателем - юридическим лицом иностранного права, и такой договор подчиняется правилам трудового законодательства той страны, в которой находится соответствующее совместное предприятие или смешанное общество. То обстоятельство, что работник является российским гражданином, не может вести к применению в данном случае норм российского трудового права. Однако трудовая деятельность в такой зарубежной компании будет учитываться по трудовому законодательству России, например при определении общего стажа работы и назначении пенсии.

К российским гражданам, так же как и к другим иностранцам, применяются существующие в том или ином государстве общие ограничения в отношении занятия отдельными профессиями, особые условия приема на работу и т.д. Однако условия труда российских граждан не могут быть хуже условий труда иностранцев - граждан других государств.

В соглашениях, заключенных СССР (Россия) с Болгарией, Венгрией, Монголией, Румынией, Словакией, предусматривается, что граждане одной договаривающейся стороны, постоянно проживающие на территории другой стороны, во всех вопросах трудовых отношений полностью приравниваются к гражданам другой договаривающейся стороны.

Соглашение между правительствами России и Украины от 14 января 1993 г. о трудовой деятельности и социальной защите граждан России и Украины, работающих за пределами своих государств, исходит из принципа национального режима, предусматривает взаимное применение трудового законодательства к гражданам обоих государств, порядок возмещения ущерба работнику вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, полученного в связи с исполнением им трудовых обязанностей, признание дипломов, свидетельств и других документов об образовании и квалификации без легализации.

Аналогичные соглашения были заключены с Белоруссией, Молдавией, Арменией, Киргизией.

Семинар 15. Право на судебную защиту и гражданские процессуальные права иностранцев.
1. Международная подсудность.
2. Процессуальное положение иностранных граждан и иностранных организаций в РФ.
3. Исполнение решений иностранных судов.
4. Нотариальные действия.

Глава 18. РАССМОТРЕНИЕ СПОРОВ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ.

НОТАРИАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

§ 1. Понятие международного гражданского процесса. § 2. Международная подсудность. § 3. Доступ к правосудию и гражданские процессуальные права иностранных лиц. § 4. Процессуальное положение иностранного государства. § 5. Порядок установления содержания норм иностранного права и последствия неправильного применения этих норм. § 6. Выполнение судебных поручений и оказание иных видов правовой помощи. § 7. Предварительные обеспечительные меры. § 8. Признание и исполнение решений иностранных судов. § 9. Трансграничная несостоятельность. § 10. Нотариальные действия и легализация документов

§ 2. Международная подсудность

1. Обычно под международной подсудностью понимается компетенция судов какого-то конкретного государства по разрешению гражданских дел с участием иностранной стороны (сторон) или с каким-либо иным "иностранным элементом". Только после того как будет установлено, в компетенцию судебной системы какого государства в целом входит рассмотрение спора, можно будет конкретно определить судебную инстанцию, правомочную рассматривать спор.

Каждое государство само определяет, какие споры относятся к компетенции его судов. Поэтому на практике возникают случаи, когда рассмотрение одного и того же спора может одновременно входить в компетенцию судов двух или даже нескольких стран. В случаях подобного рода говорят о "конфликтах юрисдикций". Такой "конфликт юрисдикции" может быть устранен лишь путем заключения многосторонних и двусторонних соглашений между государствами. Многосторонние соглашения по вопросам подсудности условно делятся на две группы. К первой группе относятся соглашения общего характера, содержащие положения о подсудности по всем категориям дел. К этой группе относится, в частности, Конвенция в Лугано о подсудности и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам 1988 г.

Ко второй группе относятся соглашения, касающиеся подсудности отдельных категорий споров (например, Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов, 1952 г.).

Известны три основные системы определения подсудности.

По франко-романской (латинской) системе подсудность определяется по признаку гражданства сторон спора. Так, суд во Франции, Италии и иной стране, в которой принята эта система, признает себя компетентным рассматривать дело, если спор касается сделки, заключенной гражданином этой страны, независимо от места ее заключения. В основе германской системы лежит распространение правил внутренней территориальной подсудности на споры по делам с иностранным элементом. Эта система применяется в ФРГ, Японии, ряде стран Европы и Латинской Америки. Когда ответчиков несколько и они постоянно проживают в различных государствах, право выбора суда по месту жительства одного из них принадлежит истцу. В тех случаях, когда это прямо допускается положениями соответствующих актов национального законодательства, исковые заявления можно подавать не по месту жительства, а по месту пребывания ответчика или истца. В соответствии с германской системой международной подсудности домицилий юридического лица определяется, как правило, по месту нахождения его административного центра (правления). Англо-американская система определяет подсудность по признаку "присутствия" ответчика в стране суда, которое толкуется очень широко. Даже если иностранец находится в Великобритании (в одной из стран, где применяется эта система) временно, но ему вручены лично повестки - это является достаточным основанием для признания подсудности в отношении физических лиц. В отношении юридических лиц требуется, чтобы они были учреждены в Великобритании или осуществляли свои операции на ее территории. Наряду с Великобританией эта система применяется в США и в других странах так называемого общего права (common law).

В законодательстве и практике многих государств допускается также договорная подсудность. Это значит, что стороны в споре могут договориться о том, в суде какого государства будет рассматриваться их спор.

В международной практике применяются понятия дерогации и пророгации. При заключении дерогационного соглашения стороны договариваются о рассмотрении дела, подсудного российскому суду в иностранном суде, а при заключении пророгационного соглашения - о рассмотрении российским судом дела, не относящегося к компетенции российских судов.

2. Основной проблемой в рассматриваемой области для России и других стран СНГ, в которых наряду с общими судами существуют государственные арбитражные (хозяйственные, экономические) суды и приняты арбитражные процессуальные кодексы, является проблема подведомственности, разграничения компетенции этих двух видов судов.

Согласно российскому законодательству суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают споры, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правонарушений, а также дела, возникающие из публичных правоотношений, если эти дела согласно ГПК РФ или каким-либо иным федеральным законам отнесены к ведению суда (ст. 22, 245 ГПК РФ). К ведению суда общей юрисдикции и арбитражного суда отнесено рассмотрение споров с иностранными лицами. Согласно п. 2 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций.

Действующее законодательство устанавливает следующий критерий для разграничения подведомственности всех указанных выше споров: суды общей юрисдикции рассматривают все указанные выше дела, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным и федеральным законами к ведению арбитражных судов.

Арбитражному суду в России подведомственны дела по экономическим спорам и другие, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражные суды рассматривают подведомственные им дела с участием российских организаций, граждан Российской Федерации, а также иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, организаций с иностранными инвестициями, если иное не предусмотрено международным договором РФ (п. 5 ст. 27 АПК).

Хотя в АПК РФ об этом прямо и не говорится, они могут рассматривать и экономические споры с участием иностранного государства, в случае если государство действует не в качестве суверена. Это вытекает из ст. 251 АПК РФ ("Судебный иммунитет").

К экономическим спорам в России относятся также споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений (споры об оспаривании нормативных правовых актов, споры об оспаривании ненормативных правовых актов различных органов государственной власти, дела об административных правонарушениях, о взыскании различных обязательных платежей и др.).

На практике эту возможность, которой раньше не было, используют иностранные организации и фирмы, а также предприятия с иностранными инвестициями, обращаясь в арбитражные суды с исками о признании недействительными актов налоговых или таможенных органов.

Особую категорию дел, подведомственных судам как общей юрисдикции, так и арбитражным судам, составляют дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений (пп. 6 п. 1 ст. 22 ГПК РФ, ст. 32 АПК РФ).

В отношении этой категории действует тот же критерий разграничения на экономические и неэкономические споры. Под иностранными арбитражными решениями понимаются в российском законодательстве решения третейских судов, международных коммерческих арбитражей, принятых ими на территориях иностранных государств (см. об этом в § 2 гл. 19). Таким образом, споры, не подлежащие рассмотрению в арбитражных судах, подведомственны судам общей юрисдикции.

Рассмотрению споров с участием иностранных лиц в судебных арбитражных органах РФ придается большое значение, поскольку защита предпринимательской деятельности этих лиц рассматривается как одно из необходимых условий успешной интеграции российской экономики в мировую и региональные структуры.

В ГПК РФ установлены следующие правила о подсудности дел с участием иностранных лиц.

Суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории РФ или гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации.

Согласно ст. 402 ГПК РФ суды в Российской Федерации вправе также рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если:

- орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории РФ;

- ответчик имеет имущество, находящееся на территории РФ;

- по делу о взыскании алиментов и об установлении отцовства истец имеет место жительства в Российской Федерации;

- по делу о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или смертью кормильца, вред причинен на территории РФ или истец имеет место жительства в Российской Федерации;

- по делу о возмещении вреда, причиненного имуществу, действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для предъявления требования о возмещении вреда, имело место на территории РФ;

- иск вытекает из договора, по которому полное или частичное исполнение должно иметь место или имело место на территории РФ;

- иск вытекает из неосновательного обогащения, имевшего место на территории РФ;

- по делу о расторжении брака истец имеет место жительства в Российской Федерации или хотя бы один из супругов является российским гражданином;

- по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации истец имеет место жительства в Российской Федерации.

Кроме того, к исключительной подсудности судов в Российской Федерации относятся:

- дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории РФ;

- дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории РФ;

- дела о расторжении брака российских граждан с иностранными гражданами или лицами без гражданства, если оба супруга имеют место жительства в России.

Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц основана прежде всего на принципе территориальной подсудности. Правила АПК РФ соответствуют подобным правилам о территориальной подсудности многих иных правовых систем: иски обычно, поскольку иное не предусматривается, адресуются суду, в границах деятельности которого находится ответчик (зарегистрирована, находится фирма или проживает гражданин).

Арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если: ответчик находится, а гражданин имеет место жительства на территории России; орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории РФ; спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории РФ; в ряде других случаев, в том числе и при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией РФ (ст. 247 АПК РФ).

Согласно АПК РФ к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц относятся дела:

- по спорам в отношении находящегося в государственной собственности Российской Федерации имущества, в том числе по спорам, связанным с приватизацией государственного имущества и принудительным отчуждением имущества для государственных нужд;

- по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, если такое имущество находится на территории РФ, или права на него;

- по спорам, связанным с регистрацией или выдачей патентов, свидетельств на товарные знаки, промышленные образцы, полезные модели или регистрацией других прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые требуют регистрации или выдачи патента либо свидетельства в Российской Федерации;

- по спорам о признании недействительными записей в государственные реестры (регистры, кадастры), произведенных компетентным органом РФ, ведущим такой реестр (регистр, кадастр);

- по спорам, связанным с учреждением, ликвидацией или регистрацией на территории РФ юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также с оспариванием решений органов этих юридических лиц.

В исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации находятся также предусмотренные в АПК РФ дела с участием иностранных лиц, возникающие из административных и иных публичных правоотношений (ст. 248).

АПК РФ также предусматривает специальную подведомственность дел арбитражным судам. Согласно ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают, в частности, дела: о несостоятельности (банкротстве); по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций; по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей; по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров; о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Новым для российского законодательства является включение в АПК РФ правил об исключительной подсудности по спорам между российскими организациями, осуществляющими свою деятельность за рубежом. Согласно ст. 38 АПК РФ заявления по спорам между российскими организациями, осуществляющими деятельность или имеющими имущество на территории иностранного государства, подаются в арбитражный суд по месту государственной регистрации на территории РФ организации-ответчика.

Заявления по спорам между российскими организациями, осуществляющими деятельность или имеющими имущество на территории иностранного государства и не имеющими государственной регистрации на территории РФ, подаются в Арбитражный суд Московской области (п. 7).

По делам с участием иностранных лиц, отнесенным к компетенции арбитражных судов в Российской Федерации, он может принять обеспечительные меры.

Дело, принятое судом в Российской Федерации к производству с соблюдением правил подсудности, разрешается им по существу, если даже в связи с изменением гражданства, места жительства или места нахождения сторон либо иными обстоятельствами оно стало подсудно суду другой страны.

3. В отношении споров, относящихся к сфере международного гражданского процесса, существенное значение имеет возможность заключения соглашений о подсудности. Российское законодательство допускает возможность договорной подсудности. Так, ст. 249 АПК РФ в случае, если стороны, хотя бы одна из которых является иностранным лицом, заключили соглашение, в котором определили, что арбитражный суд в Российской Федерации обладает компетенцией по рассмотрению возникшего или могущего возникнуть спора, связанного с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, арбитражный суд в Российской Федерации будет обладать исключительной компетенцией по рассмотрению данного спора при условии, что такое соглашение не изменяет исключительную компетенцию иностранного суда.

Соглашение об определении компетенции (подсудности) должно быть заключено в письменной форме.

В соответствии со ст. 404 ГПК РФ в случаях отнесения дел с участием иностранных лиц к исключительной компетенции суда стороны вправе договориться об изменении подсудности дела, т.е. заключить пророгационное соглашение, до принятия его судом к своему производству.

Договорная подсудность не допускается в отношении ряда дел, например в отношении гражданских дел, подсудных Верховному Суду РФ, в качестве суда первой инстанции, дел в отношении которых установлена исключительная подсудность (например, по искам о правах на земельные участки, искам к перевозчикам, вытекающим из договора перевозки).

Возможность заключения пророгационных соглашений допускается как внутренним законодательством, так и международными договорами РФ (например, Киевским соглашением 1992 г.).

К форме пророгационного соглашения применимы требования, установленные российским законодательством для формы внешнеэкономических сделок. Исключительная компетенция арбитражных судов РФ, установленная российским законом или международным договором Российской Федерации, не может быть изменена пророгационным соглашением.

Пророгационное соглашение может предусматривать передачу спора в компетентный суд иностранного государства. При наличии пророгационного соглашения о передаче спора в компетентный суд иностранного государства арбитражный суд РФ по заявлению ответчика прекращает производство по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, принятому к своему производству по правилам общей подсудности.

Поскольку в арбитражно-процессуальном законодательстве говорится о том, что по соглашению сторон территориальная подсудность может быть изменена, иностранные лица, осуществляющие в России предпринимательскую деятельность, могут по соглашению с другой стороной в споре перенести такой спор в избранный ими суд. В литературе отмечалось, что российские государственные арбитражные суды неоднократно рассматривали споры из предпринимательских отношений иностранных фирм на территории РФ, выбравших арбитражный суд для разрешения их разногласий в заключенном ими пророгационном соглашении.

Так, одним арбитражным судом Российской Федерации было вынесено решение по спору иранской и туркменистанской фирм, имеющих действующие представительства на российской территории. Иностранные фирмы заключили на территории России лизинговое соглашение, предусматривающее, что все споры по этому контракту будут рассматривать в арбитражном суде Москвы.

Передача оборудования в лизинг, а также частичная оплата по сделке состоялись на территории России в 1995 г. Впоследствии права лизингодателя (иранской фирмы) были нарушены, в связи с чем и был предъявлен в арбитражный суд субъекта Российской Федерации иск с целью возмещения понесенных убытков и восстановления нарушенных прав.

Решение арбитражного суда РФ, удовлетворившего исковые требования иранской фирмы, было признано соответствующим хозяйственным судом Туркменистана и передано на исполнение в порядке, установленном Киевским соглашением 1992 г.

Свободный выбор сторонами подсудности ограничен определенными пределами. Не могут быть нарушены установленные в каждом государстве правила исключительной подсудности. Например, спор по поводу права на недвижимость, находящуюся в иностранном государстве, стороны по своему усмотрению не могут передать для рассмотрения в российский суд.

Можно привести и другой пример ограничения свободы выбора суда сторонами. Поскольку в законодательстве РФ определено, какие споры подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции и какие в государственных арбитражных судах (родовая подсудность), стороны не могут по своему усмотрению передать любой спор, например, в Верховный Суд РФ или в Высший Арбитражный Суд РФ.

В отношении предусмотренной международным договором возможности заключения сторонами пророгационных соглашений приведем пример, также касающийся Ирана. Статья 21 Договора России с Ираном о правовой помощи, устанавливающая правила разграничения компетентности судов, предусматривает, что суды обоих государств рассматривают дела и в других случаях, если об этом имеется письменное соглашение сторон. Аналогичные положения содержатся и в других двусторонних соглашениях РФ.

В соответствии с Минской конвенцией 1993 г. суды государств-участников могут рассматривать дела и в других случаях, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этим судам. При этом исключительная компетенция, вытекающая из норм Конвенции, а также из внутреннего законодательства соответствующей договаривающейся стороны, не может быть изменена соглашением сторон. При наличии соглашения о передаче спора суд по заявлению ответчика прекращает производство по делу.

Положения о международной подсудности, призванные устранить параллельное рассмотрение дел в судах общей юрисдикции государств СНГ, содержатся в Минской конвенции 1993 г. и в Кишиневской конвенции 2002 г. Согласно этим Конвенциям иски к лицам, имеющим место жительства на территории одной из договаривающихся сторон, предъявляются независимо от их гражданства в суды данной страны, а иски к юридическим лицам предъявляются в суды того государства-участника, на территории которого находится орган управления юридического лица, его представительство либо филиал. Если в деле участвуют несколько ответчиков, имеющих местожительство (местонахождение) на территориях разных государств-участников, то спор должен рассматриваться по местожительству (местонахождению) любого ответчика по выбору истца.

В соответствии с Минской конвенцией 1993 г. и Кишиневской конвенцией 2002 г. суды государств-членов компетентны также в случаях, когда на территории таких стран:

- осуществляется торговля, промышленная или иная хозяйственная деятельность предприятия (филиала) ответчика;

- исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющегося предметом спора;

- имеет постоянное местожительство или местонахождение истец по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Исключительная подсудность предусмотрена в Конвенции 1993 г. и в Конвенции 2002 г. по отношению к искам о праве собственности и иных вещных правах на недвижимое имущество. По этим делам компетентными являются лишь суды по месту нахождения имущества.

Применительно к экономическим спорам эта проблема решается следующим образом: в соответствии с положениями ст. 4 Киевского соглашения 1992 г. компетентный суд государства - участника СНГ вправе рассматривать споры, вытекающие из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйственными субъектами или из их отношений с государственными и иными органами, если на территории данного государства - участника СНГ:

- ответчик имел постоянное место жительства или место нахождения на день предъявления иска. Если в деле участвуют несколько ответчиков, находящихся на территории разных государств - участников Содружества, спор рассматривается по месту нахождения любого ответчика по выбору истца;

- осуществляется торговая, промышленная или иная хозяйственная деятельность предприятия (филиала) ответчика;

- исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора;

- имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда;

- имеет постоянное местожительство или местонахождение истец по иску о защите деловой репутации;

- находится контрагент-поставщик, подрядчик или оказывающий услуги (выполняющий работы) и спор касается заключения, изменения и расторжения договоров.

Компетентные суды государств - участников СНГ рассматривают дела и в других случаях, если об этом имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этому суду. При наличии такого соглашения суд другого государства - участника Содружества прекращает производство дел по заявлению ответчика, если такое заявление сделано до принятия решения по делу.

Соглашением сторон, однако, не может быть изменена исключительная компетенция судов его государств-участников. Так, в соответствии с п. 3 ст. 4 Киевского соглашения 1992 г. иски о праве собственности на недвижимое имущество должны рассматриваться исключительно судом государства, на территории которого находится имущество. А п. 4 этой же статьи устанавливает, что "дела о признании недействительными полностью или частично не имеющих нормативного характера актов государственных и иных органов, а также о возмещении убытков, причиненных хозяйствующим субъектам такими актами или возникших вследствие ненадлежащего исполнения указанными органами своих обязанностей по отношению к хозяйствующим субъектам, рассматриваются исключительно судом по месту нахождения указанного органа".

На практике в России и других странах СНГ возникла проблема соотношения юрисдикции государственных (прежде всего арбитражных и хозяйственных) и третейских судов в случаях, когда при наличии арбитражной оговорки в контракте истец обращается не в третейский суд, а в государственный арбитражный суд. Российское арбитражно-процессуальное законодательство, например, предусматривает, что иск в таком случае остается без рассмотрения, если возможность обращения к третейскому суду не утрачена и если ответчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на разрешение третейского суда. Это положение соответствует ст. VI Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. Как отмечалось в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г., арбитражный суд может принять иск к рассмотрению и в случае наличия во внешнеэкономическом контракте третейской записи, если сочтет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (п. 3 ст. II Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.). В случае если спор возник из правоотношений, которые не относятся к компетенции третейских судов, арбитражный суд при наличии третейской записи во внешнеэкономическом контракте вправе принять иск к рассмотрению (п. "с" ч. 2 ст. VI Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.). На основании материалов практики можно перечислить некоторые конкретные спорные ситуации, которые приводили к тому, что признавалась юрисдикция государственного суда: название третейского суда в арбитражной оговорке не совпадало с его официальным наименованием; сторонами не было определено, в соответствии с какими правилами будет рассматриваться спор; распространение действия арбитражной оговорки на передачу прав; спорность определения гражданско-правовой природы отношений между сторонами и др.

4. В действующем российском законодательстве обращено также внимание на решение проблемы проведения параллельных процессов по одному и тому же спору между одними и теми же сторонами в разных странах (lis alibi pendens). В ст. 406 ГПК РФ предусмотрены следующие процессуальные последствия рассмотрения дел иностранным судом:

- суд в Российской Федерации отказывает в принятии искового заявления к производству или прекращает производство по делу, если имеется решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, принятое иностранным судом государства, с которым имеется международный договор РФ, предусматривающий взаимное признание и исполнение решений суда;

- суд в Российской Федерации возвращает исковое заявление или оставляет заявление без рассмотрения, если в иностранном суде, решение которого подлежит признанию или исполнению на территории РФ, ранее было возбуждено дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Несколько иначе решен вопрос о процессуальных последствиях рассмотрения иностранным судом дела по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям в АПК РФ.

В ст. 252 АПК РФ предусмотрено:

- арбитражный суд в Российской Федерации оставляет иск без рассмотрения, если в производстве иностранного суда находится на рассмотрении дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, при условии, что рассмотрение данного дела не относится к исключительной компетенции арбитражного суда в Российской Федерации;

- арбитражный суд в Российской Федерации прекращает производство по делу, если имеется вступившее в законную силу решение иностранного суда, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, при условии, что рассмотрение данного дела не относится к исключительной компетенции арбитражного суда в Российской Федерации или указанное решение не подлежит признанию и приведению в исполнение в соответствии со ст. 244 Кодекса.

§ 4. Процессуальное положение иностранного государства

1. Основной процессуальный вопрос, который должен решить суд любой страны в случае предъявления иска к иностранному государству, - это вопрос о том, может ли он вообще рассматривать иск к государству. Иными словами, суд должен решить: пользуется ли государство, к которому предъявляется иск, судебным иммунитетом или нет. Если суд признает, что государство иммунитетом не пользуется, иск может быть принят к рассмотрению. Как уже отмечалось в гл. 6 настоящего учебника, иностранное государство обладает судебным иммунитетом. Под судебным иммунитетом понимается изъятие одного государства из-под юрисдикции другого государства. Иностранное государство не может быть привлечено к суду в качестве ответчика без его согласия. Основанием для этого правила являются принцип суверенитета и принцип суверенного равенства государств. Судебный иммунитет государства в широком смысле включает в себя: а) судебный иммунитет в узком смысле слова, т.е. саму неподсудность одного государства суду другого; б) иммунитет от предварительного обеспечения иска; в) иммунитет от принудительного исполнения судебного решения.

В каждом государстве действует определенная процедура рассмотрения ходатайств иностранных государств, их органов и представителей (как правило, местных адвокатов) о признании судебного иммунитета этих государств в случае предъявления к ним исков. В США имеется значительная практика рассмотрения дел такого рода, в том числе и по искам к СССР и Российской Федерации, причем эта практика не оставалась неизменной. В первые послевоенные годы в случае предъявления иска к иностранному государству посольство этого государства в США, получив соответствующее извещение от суда, направляло в ведомство по иностранным делам США - в Государственный департамент США ноту, в которой ставился вопрос о недопустимости предъявления иска, наложения ареста на имущество (на счета в банках, например), принудительного исполнения решения, иными словами, в отношении всех видов юрисдикционного иммунитета иностранных государств. Если Государственный департамент соглашался с требованием иностранного государства, то обычно через прокурора США направлялось соответствующее представление в суд, в который предъявлялся иск или который принимал соответствующие меры по обеспечению иска либо исполнению решения.

Особое внимание следует обратить на то, что в соответствии с принятым в 1976 г. в США Законом об иммунитете иностранных государств был изменен порядок рассмотрения заявления иностранных государств о признании их иммунитета. Согласно Закону 1976 г. заявление об иммунитете должно быть сделано в суде. Государственный департамент может участвовать в процессе от имени Правительства США, если суд, по его мнению, неправильно толкует закон. Таким образом, центр тяжести был перенесен на рассмотрение вопроса об иммунитете в суды, что, естественно, требует участия представителя иностранного государства в процессе при рассмотрении ходатайства государства о признании иммунитета. В подобных случаях предъявления исков к российскому государству и его органам рекомендуется выдавать доверенности американским адвокатам на выступление в суде, оговаривая во всех материалах, что участие в судебном разбирательстве представителя Российской Федерации не означает согласия на юрисдикцию судов США и не может рассматриваться как отказ от иммунитета.

В Великобритании заявление об иммунитете может быть сделано в суде непосредственно представителем иностранного государства. Суд вправе обратиться по этому вопросу в Министерство иностранных дел, причем полученные от него сведения для суда обязательны.

Во Франции и в ряде других стран заявление об иммунитете делается в соответствии с правилами гражданского процессуального законодательства. В деле по искам И. Щукиной и И. Коновалова (см. гл. 6) заявление Российской Федерации об иммунитете было сделано и путем направления ноты посольства РФ во Франции в МИД Франции, и во время судебного заседания.

При постановке в суде вопроса об иммунитете учитывается практика, сложившаяся в том государстве, где предъявлен иск или наложен арест. Как уже отмечалось в гл. 6, современная практика государств в этом вопросе неоднородна. Суды ФРГ, США, Великобритании, Австрии, Швейцарии, Италии и ряда других стран предоставляют иммунитет лишь в тех случаях, когда речь идет о действиях государства публично-правового характера.

Принцип иммунитета не следует понимать как "отказ в правосудии". Иск к государству может быть предъявлен в его собственных судах, а в судах другой страны - лишь с его согласия. Если же такого согласия не было, истец может обратиться к своему государству, для того чтобы оно вступило в дипломатические переговоры с иностранным государством.

Особое значение в современных условиях имеет предоставление возможности предъявления иска гражданином или юридическим лицом к своему государству в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Поскольку РФ является членом Совета Европы, такая возможность не только имеется, но и используется российскими гражданами. В отношении предъявления исков к государству по инвестиционным спорам действует особая система, установленная как двусторонними, так и многосторонними соглашениями (см. § 5 гл. 19).

Вопрос о предъявлении иска к государству в международной деловой практике в случае заключения контракта с государством или его органом часто решается путем включения в контракт арбитражной оговорки. Она означает согласие государства на рассмотрение иска к нему в третейском суде (международном коммерческом арбитражном суде). Согласие государства на рассмотрение его спора в арбитраже не должно толковаться таким образом, что государство отказывается и от иммунитета от обеспечения иска, и от иммунитета от принудительного исполнения, поскольку это самостоятельные виды иммунитета. Наличие арбитражной оговорки в отношении подчинения государства юрисдикции общих судов должно пониматься таким образом, что оно дает согласие на рассмотрение в таких судах лишь вопросов о действительности, толковании или применении арбитражного соглашения, арбитражной процедуры либо подтверждения или отмены решения арбитража, если соответствующий суд обладает компетенцией на рассмотрение вопросов такого рода. Такой вывод основан на ст. 17 Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

Таким образом, претензии к государству возможны, но они должны рассматриваться в соответствии с нормами международного права, а также в соответствии с предусмотренными в таких случаях условиями рассмотрения споров. Приведем пример. После обоснованного отказа судов США рассматривать иск к пароходу "Россия" двух американских гражданок, якобы получивших увечья во время рейса судна, этот иск рассматривался в соответствии с условиями договора перевозки в арбитраже не как иск к государству или его собственности, а как обычный иск к пароходству как перевозчику.

Другим процессуальным вопросом, касающимся государства как стороны в процессе, является вопрос о возможности предъявления иностранным государством иска в суде другой страны. В международной практике признается право государства на предъявление иска в другой стране. Международные организации также обладают правом предъявлять иск. В консультативном заключении Международного суда ООН еще в 1949 г. было подтверждено, что ООН может обращаться в национальные суды государств с любыми исками гражданско-правового характера.

В случае если государство предъявляет в суде другого государства встречный иск, то это рассматривается как согласие на юрисдикцию суда, в который был подан иск к государству. Встречный иск - это иск, возбуждаемый ответчиком в ответ на первоначальный (основной) иск в иностранном суде. Государство, предъявившее встречный иск, не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции этого суда в отношении основного иска.

2. В России основным органом, осуществляющим правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, являются арбитражные суды. В соответствии с действующим с 1 сентября 2002 г. Арбитражным процессуальным кодексом в этих судах могут предъявляться иски к иностранным государствам без их согласия, если эти государства осуществляли коммерческую (торговую) деятельность не в качестве носителя власти, т.е. в этих случаях государство не будет пользоваться иммунитетом. Такой вывод можно, как мне представляется, сделать исходя из текста ст. 251 АПК РФ. В пункте первом этой статьи предусмотрено, что "иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в Российской Федерации, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом" (выделено мной. - М.Б.).

Следует обратить внимание и на то, что в приведенном выше тексте ст. 251 АПК РФ в отношении обращения взыскания на имущество иностранного государства в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда не упоминается о том, что речь идет об имуществе государства, выступающего в качестве носителя власти, что вызвало неоднозначные толкования в литературе.

В России пока не принят специальный закон об иммунитете иностранного государства и его собственности, определяющий, в каких случаях государство должно рассматриваться как выступающее в качестве носителя власти, а в каких - как обычный субъект гражданского права, на который правило об иммунитете, предусмотренное приведенной выше статьей АПК РФ, не должно распространяться. Однако проект Федерального закона "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и его собственности" разработан и проходит законодательную процедуру принятия.

Таким образом, в отношении регулирования судебного иммунитета можно говорить об определенных сдвигах, отражающих прежде всего договорную практику. В отношении же отдельных категорий государственного имущества (морских судах) следует говорить о полном переходе с позиций абсолютного иммунитета к непредоставлению иммунитета.

Правила, установленные КТМ РФ, за исключением случаев, прямо в нем предусмотренных, не распространяются на военные корабли, военно-вспомогательные суда и другие суда, находящиеся в собственности государства или эксплуатируемые им и используемые только для правительственной некоммерческой службы; некоммерческие грузы, находящиеся в собственности государства.

В случаях если в КТМ РФ предусмотрено, что установленные им правила распространяются на суда и грузы, указанные выше, такие правила не должны использоваться в качестве оснований для изъятия, ареста и задержания таких судов и грузов (п. 2 ст. 3).

Согласно ГПК 2002 г. продолжает действовать принцип абсолютного иммунитета иностранного государства без каких-либо изъятий или оговорок. Приведем п. 1 ст. 401 ГПК РФ: "1. Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом". Таким образом, только само иностранное государство может установить, в каком порядке оно может отказаться от принадлежащего ему права на иммунитет.

3. Специального рассмотрения требует отражение в законодательстве России вопросов иммунитета международных организаций. Таким иммунитетом могут обладать лишь межгосударственные (межправительственные) организации. Их иммунитет является производным от иммунитета государств-членов. В учредительных документах этих организаций, и прежде всего в уставах, закреплен сам принцип наличия иммунитета, в то время как содержание иммунитета раскрывается в соглашениях со страной пребывания штаб-квартиры такой организации. Так, в Соглашение между Правительством РФ и Организацией экономического сотрудничества и развития включены статьи о привилегиях и иммунитетах Организации в Российской Федерации, а именно, о судебно-процессуальном иммунитете, неприкосновенности имущества, неприкосновенности помещений, неприкосновенности архивов (ст. 4 - 7). Наименование статей дает определенное представление об их содержании.

Согласно внутренним правилам международных организаций, правом отказа от иммунитетов обладают высшие должностные лица международной организации, прежде всего ее Генеральный секретарь (директор), который может передать это право согласно особой доверенности иным лицам.

И в ГПК РФ, и в АПК РФ имеется специальное правило об иммунитете международных организаций. Так, согласно п. 2 ст. 251 АПК РФ "судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации и федеральным законом".

Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном п. 3 ст. 251 АПК РФ.

Установление такого правила коллизионного характера имеет принципиальное значение, и оно может применяться и при рассмотрении аналогичного вопроса в судах общей юрисдикции.

Приведем пример из практики арбитражного суда Свердловской области. В этом суде в 1999 г. был предъявлен иск одним открытым акционерным обществом к двум ответчикам, одним из которых была международная организация - Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).

ЕБРР заявил ходатайство о прекращении производства по делу в связи с наличием у него судебного иммунитета.

Это ходатайство было удовлетворено. В Определении суда от 7 декабря 1999 г. говорилось, что в соответствии с действующей тогда ст. 213 АПК РФ судебный иммунитет международных организаций определяется федеральными законами и международными договорами Российской Федерации.

Европейский банк реконструкции и развития согласно международному договору - Соглашению об учреждении ЕБРР является международной организацией. В соответствии с разд. 6 ст. IV Соглашения между Правительством РФ и ЕБРР о постоянном представительстве ЕБРР банк обладает судебным иммунитетом, за исключением случаев, когда банк заявляет об отказе от такого иммунитета.

Поскольку в данном случае ЕБРР не заявил об отказе ответчика, в соответствии со ст. 213 АПК РФ 1995 г. иск не подлежит рассмотрению в государственном арбитражном суде Российской Федерации.

Согласно ст. 55 Соглашения об учреждении ЕБРР отказ от любых иммунитетов ЕБРР, в том числе судебного, допускается только с согласия Совета директоров ЕБРР.

Как отмечалось в литературе (В.В. Ярковым), в данном деле учитывались и одновременно были применены как общие (необходимость наличия в процессе двух сторон), так и специальные нормы (положения о судебном иммунитете) арбитражного процессуального законодательства.

4. В особом положении находится также персонал дипломатических и консульских представительств, а также сотрудники международных организаций. Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г., предусматривает, в частности, что глава дипломатического представительства, члены дипломатического персонала, консульские должностные лица пользуются иммунитетом от гражданской (а также уголовной и административной) юрисдикции. В то же время "иммунитет от гражданской юрисдикции не распространяется на случаи, когда глава дипломатического представительства и члены дипломатического персонала представительства вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица в связи с исками о принадлежащих им строениях на территории СССР, наследовании или деятельностью, осуществляемой ими за пределами официальных функций" (ст. 13). Консульские должностные лица пользуются иммунитетом от гражданской юрисдикции в том, что касается их служебной деятельности, но это, однако, не распространяется на иски о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием (ст. 25).

Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., участницей которой является Россия, устанавливает, что дипломатический иммунитет не распространяется на случаи:

- вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только дипломатический агент не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства;

- исков, касающихся наследования, в отношении которых дипломатический агент выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как частное лицо, а не от имени аккредитующего государства;

- исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций (ст. 31).

Таким образом, дипломатические представители подлежат юрисдикции российского суда по гражданским делам лишь в пределах, определяемых нормами международного права или соглашениями с соответствующими государствами. В то же время, если в иностранном государстве не будет обеспечена такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается представителям иностранных государств в РФ, по отношению к представителям такого государства возможно применение ответных мер.

Согласно ГПК РФ аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах Российской Федерации или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации (п. 3 ст. 401).

Вопрос о том, кто может представлять государство в иностранном суде, определяется обычно законодательством государства, которое выступает в качестве истца или ответчика в иностранном суде. В России действует Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 950 "О порядке назначения представителей интересов Правительства Российской Федерации в судах". Хотя в этом акте имеются в виду случаи предъявления к Правительству исков в российских судах, на практике это Постановление по аналогии распространяется и на случаи предъявления исков в судах и за рубежом (как в государственных, так и в третейских судах). Порядок этот состоит в следующем: принимается распоряжение Правительства, в котором дается поручение какому-то федеральному органу исполнительной власти (в зависимости от характера заявленных требований) назначить в качестве представителя должностное лицо указанного органа. В отношении представительства за рубежом доверенность может быть выдана самим Правительством (заместителем Председателя Правительства).

§ 8. Признание и исполнение решений иностранных судов

1. Действие судебного решения, вынесенного судом одного государства, в принципе ограничено пределами территории этого государства. Допустимость признания и исполнения иностранного судебного решения определяется законодательством конкретной страны и международными соглашениями, в которых она участвует. Признание решения иностранного суда означает, что оно служит подтверждением гражданских и иных прав и обязанностей в такой же степени, что и решение отечественного суда. В ряде случаев достаточно, чтобы решение было только признано (например, о расторжении брака). В других же случаях решение должно быть еще и исполнено, т.е. подвергнуто специальной процедуре по разрешению исполнения (например, выдача экзекватуры или регистрация в специальном реестре). Таким образом, признание иностранного судебного решения является необходимой предпосылкой его принудительного исполнения; для принудительного исполнения обычно устанавливаются дополнительные требования сверх тех, которые необходимы для признания решения.

Законодательству государств известны различные системы исполнения решений иностранных судов. Предварительным условием для исполнения решения иностранного суда обычно является требование наличия взаимности в отношении решений отечественных судов.

В одних странах (например, в Италии) для исполнения судебного решения требуется проверка его правильности лишь с формальной точки зрения, а также установление непротиворечия его публичному порядку страны суда и выполнение ряда других условий. В других странах (например, во Франции, Бельгии, ФРГ и ряде других европейских государств) необходима выдача экзекватуры. Под экзекватурой понимается вынесение судом после рассмотрения соответствующего ходатайства специального постановления о разрешении исполнения.

Наконец, в третьей группе стран для судебных решений, вынесенных в странах, которые предоставляют взаимность в отношении исполнения решений, требуется регистрация решения в особом реестре (например, в Великобритании - в суде по гражданским делам Высокого суда). Регистрация, в свою очередь, возможна при наличии ряда условий.

Согласно ГПК Литвы 2002 г. в этой стране решения иностранных судов признаются и исполняются, если не имеется установленных в Кодексе общих оснований для отказа в таком признании и исполнении. Пересмотр решений по существу не будет допускаться и требование взаимности не устанавливается.

В КНР согласно Закону о гражданской процедуре 1991 г. во всех, предусмотренных этим законом случаях (исполнение решения суда КНР против стороны, которая не находится на территории КНР, исполнение решения международного арбитражного органа (третейского суда), когда сторона или ее имущество не находится на территории КНР, признание и исполнение в КНР решения, принятого иностранным судом), исполнение может иметь место в соответствии с международным договором или на основании принципа взаимности (ст. 266 - 269).

Процессы интеграции, миграции населения привели к заключению многосторонних и двусторонних конвенций об исполнении иностранных судебных решений, обычно устанавливающих обязательства договаривающихся государств исполнять решения при соблюдении ряда условий (вступление решения в законную силу, непротиворечие публичному порядку страны исполнения, участие обеих сторон в судебном разбирательстве и т.д.).

К региональным международным договорам, регулирующим признание и исполнение судебных решений, относятся прежде всего соглашения, заключенные между государствами с близкими правовыми системами (Кодекс Бустаманте 1928 г., Конвенция между Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией и Швецией 1932 г., Конвенция об исполнении судебных решений государств - членов Лиги арабских государств 1952 г., Афро-Малагасийская общая конвенция о сотрудничестве в области правосудия 1962 г.).

Как уже отмечалось в § 1 настоящей главы, страны - члены ЕС прошли путь от заключения региональных международных соглашений (Брюссельской конвенции 1988 г. о судебной компетенции, признании и исполнении решений по гражданским и торговым делам, Брюссельской конвенции 1998 г. по вопросам подсудности, признания и исполнения решений по семейным делам) до включения соответствующих положений этих конвенций в право ЕС путем принятия соответствующих Регламентов ЕС, предусматривающих признание и исполнение решений. Что же касается Конвенции, заключенной в Лугано в 1988 г. (в специальной литературе ее называют "параллельной конвенцией", воспроизводящей положения Брюссельской конвенции), ее особенность состоит в том, что она четко предусматривает: ни при каких обстоятельствах иностранное судебное решение не может быть пересмотрено по существу. Другой особенностью этой Конвенции является то, что в ней конкретно указывается, в какой суд должно направляться ходатайство о признании или об исполнении этих решений.

2. Признание и исполнение решений иностранных судов на территории РФ определяется ГПК РФ, АПК РФ, Федеральным законом "Об исполнительном производстве" 1997 г. и рядом других законов и иных нормативных актов, в том числе и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей" в части, не противоречащей АПК РФ.

Согласно ст. 409 ГПК РФ признание и исполнение на территории РФ решений иностранных судов определяется международными договорами РФ и положениями этого Кодекса.

Решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Под решениями иностранных судов понимаются решения по гражданским делам, за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет со дня вступления в законную силу решения иностранного суда. Пропущенный по уважительной причине срок может быть восстановлен судом в Российской Федерации в порядке, предусмотренном ГПК РФ.

Согласно п. 4 ст. 16 АПК РФ "признание и обязательность исполнения на территории РФ судебных актов, принятых иностранными судами, иностранных арбитражных решений определяются международным договором РФ, федеральным законом".

Аналогичная формулировка содержится в п. 1 ст. 80 Закона 1997 г. об исполнительном производстве, согласно которому порядок исполнения в Российской Федерации решений иностранных судов и арбитражей определяется соответствующими международными договорами РФ и этим Законом.

В соответствии с положениями, установленными АПК РФ, в России признается и приводится в исполнение две категории решений: во-первых, решения судов иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, и, во-вторых, иностранные арбитражные решения, под которыми понимаются решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятые ими на территориях иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, действующее российское законодательство, как правило, при отсутствии международного соглашения не исходит из принципа взаимности. Из этого исходного положения имеются некоторые исключения. Так, согласно п. 4 ст. 1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)" решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ в соответствии с международными договорами РФ. При отсутствии международных договоров РФ решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Отсутствие в отличие от законодательства и практики других государств прямого признания действия принципа взаимности делает, как правило, невозможным исполнение решений российских судов за рубежом (за исключением стран СНГ и незначительного числа других государств). Для того чтобы обеспечить исполнение решений за рубежом, российские истцы, как юридические, так и физические лица, должны предъявлять иски к иностранным ответчикам в соответствующих странах. Наличие в международных соглашениях универсального характера положений о свободном доступе в суды не влечет за собой автоматически признание и исполнение решений за пределами страны, где оно было вынесено. Решения Европейского суда о правах человека в Страсбурге должны исполняться странами - членами Европейского Совета, одним из которых является Россия.

Путем отсылки к международным договорам решен вопрос об исполнении иностранных решений в законодательстве Киргизии, Молдовы, Узбекистана и Украины, а также в ГПК Белоруссии. Более широкий подход был проявлен в Хозяйственном процессуальном кодексе Республики Беларусь. Согласно ст. 314 этого Кодекса решения иностранных судов признаются и исполняются, "если это предусмотрено законодательством, в том числе международными договорами Республики Беларусь, либо на началах взаимности". Из принципа взаимности в отношении исполнения решений иностранных судов исходит законодательство Грузии. Согласно Закону о международном частном праве 1998 г. принятие решения об исполнении решения отнесено к компетенции Верховного суда Грузии (ст. 70). Предпосылкой для принятия такого решения является наличие его признания, поскольку должно быть установлено, соблюдены или нет условия, которые предусмотрены в отношении признания.

Грузия не признает решения судов иностранных государств при наличии ряда условий, основным из которых является условие о том, что иностранное государство не признает решений судов Грузии.

3. Российское процессуальное законодательство устанавливает следующий порядок принудительного исполнения решений иностранного суда. Ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или судом автономного округа по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации, а в случае, если должник не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо место его нахождения неизвестно, по месту нахождения его имущества (ст. 410 ГПК РФ).

Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда должно содержать:

- наименование взыскателя, его представителя, если ходатайство подается представителем, указание их места жительства, а в случае, если взыскателем является организация, указание места ее нахождения;

- наименование должника, указание его места жительства, а если должником является организация, указание места ее нахождения;

- просьбу взыскателя о разрешении принудительного исполнения решения и об указании, с какого момента требуется его исполнение.

В ходатайстве могут быть указаны и иные сведения, в том числе номера телефонов, факсов, адреса электронной почты, если они необходимы для правильного и своевременного рассмотрения дела.

К ходатайству прилагаются документы, предусмотренные международным договором РФ, а если это не предусмотрено международным договором, прилагаются следующие документы:

- заверенная иностранным судом копия решения иностранного суда, о разрешении принудительного исполнения которого возбуждено ходатайство;

- официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, если это не вытекает из текста самого решения;

- документ об исполнении решения, если оно ранее исполнялось на территории соответствующего иностранного государства;

- документ, из которого следует, что сторона, против которой принято решение, которая не принимала участие в процессе, была своевременно и в надлежащем порядке извещена о времени и месте рассмотрения дела;

- заверенный перевод части документов на русский язык.

Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается в открытом судебном заседании с извещением должника о времени и месте рассмотрения ходатайства. Неявка без уважительной причины должника, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению ходатайства. В случае если должник обратился в суд с просьбой о переносе времени рассмотрения ходатайства и эта просьба признана судом уважительной, суд переносит время рассмотрения и извещает об этом должника.

Выслушав объяснения должника и рассмотрев представленные доказательства, суд выносит определение о принудительном исполнении решения иностранного суда или об отказе в этом.

На основании решения иностранного суда и вступившего в законную силу определения суда о принудительном исполнении этого решения выдается исполнительный лист, который направляется в суд по месту исполнения решения иностранного суда.

В случае если у суда при решении вопроса о принудительном исполнении возникнут сомнения, он может запросить у лица, возбудившего ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда, объяснение, а также опросить должника по существу ходатайства и в случае необходимости затребовать разъяснение иностранного суда, принявшего решение.

4. Вопрос о признании иностранных судебных решений обладает определенной спецификой. В одних случаях признание решений суда одной страны на территории другой страны - это необходимая предпосылка для его принудительного исполнения. В других - признание носит самостоятельный характер. Признание в России решения иностранного суда означает, что оно обладает такой же юридической силой, какую имеют решения российских судов. Поэтому вынесение иностранным судом решения, подлежащего признанию в России, является основанием либо для отказа в принятии в России искового заявления по спору между теми же сторонами, по тому же основанию и о том же предмете, либо для прекращения дела.

В ГПК РФ содержится перечень оснований для отказа в принудительном исполнении решения иностранного суда, причем этот перечень является исчерпывающим.

Отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда допускается в случае, если:

- решение по праву страны, на территории которой оно принято, не вступило в законную силу или не подлежит исполнению;

- сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела;

- рассмотрение дела относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации;

- имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской Федерации, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве суда в Российской Федерации имеется дело, возбужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде;

- исполнение решения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации либо противоречит публичному порядку Российской Федерации;

- истек срок предъявления решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен судом в Российской Федерации по ходатайству взыскателя (ст. 412 ГПК РФ).

В свою очередь, в отношении признания решений иностранных судов российское законодательство признает две категории, в зависимости от содержания решения. К первой категории отнесены случаи, когда для признания решения иностранного суда вообще не требуется дальнейшего производства. Согласно ст. 415 ГПК РФ в Российской Федерации признаются не требующие вследствие своего содержания дальнейшего производства решения иностранных судов:

- относительно статуса гражданина государства, суд которого принял решение;

- о расторжении или признании недействительным брака между российским гражданином и иностранным гражданином, если в момент рассмотрения дела хотя бы один из супругов проживал вне пределов Российской Федерации;

- о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации;

- в других предусмотренных федеральным законом случаях.

В соответствии со ст. 160 СК РФ признается решение иностранного суда о расторжении брака между российскими и иностранными гражданами, если оно было вынесено с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака и о подлежащем применению законодательстве при расторжении брака.

Признание иностранных решений такого рода не ставится в зависимость от наличия международного договора; не выдвигается требование взаимности.

Ко второй категории следует отнести случаи, когда возникает необходимость вынести решение о признании.

Российское гражданское процессуальное законодательство в отношении признания решений иностранных судов предусматривает следующие основные правила:

- решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого;

- заинтересованное лицо по месту его жительства или месту нахождения в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, может заявить в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа возражения относительно признания этого решения;

- возражения заинтересованного лица относительно признания решения иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с извещением этого лица о времени и месте рассмотрения возражений. Неявка без уважительной причины заинтересованного лица, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению возражений;

- после рассмотрения судом возражений относительно признания решения иностранного суда выносится соответствующее определение;

- определение суда может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке и в сроки, которые установлены ГПК РФ.

Отказ в признании решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, допускается при наличии оснований, предусмотренных ГПК РФ в отношении отказа в принудительном исполнении решения иностранного суда. Однако в данном случае истечение срока предъявления решения к принудительному исполнению в качестве основания для отказа в признании решения применяться не должно.

5. В отношении производства в российских арбитражных судах по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений действуют следующие правила:

- признание и приведение в исполнение решения разрешаются арбитражным судом по заявлению стороны в споре, рассмотренному иностранным судом, или стороны третейского разбирательства;

- заявление о признании и приведении в исполнение решения подается взыскателем, под которым понимается сторона в споре, в пользу которой состоялось решение, в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника;

- заявление о признании и приведении в исполнение решения подается в письменной форме и должно быть подписано взыскателем или его представителем.

К заявлению о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда прилагаются:

- удостоверенная надлежащим образом копия решения, о признании и приведении в исполнение которого ходатайствует взыскатель;

- документ, удостоверенный надлежащим образом и подтверждающий вступление решения иностранного суда в законную силу, если это не указано в тексте самого решения;

- документ, удостоверенный надлежащим образом и подтверждающий, что должник был своевременно и в надлежащей форме извещен о разбирательстве дела в иностранном суде, о признании и приведении в исполнение решения которого ходатайствует взыскатель;

- доверенность или иной документ, удостоверенные надлежащим образом и подтверждающие полномочия лица, подписавшего заявление в арбитражный суд;

- документ, подтверждающий направление должнику копии заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда;

- заверенный надлежащим образом перевод соответствующих документов на русский язык.

Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения рассматривается в судебном заседании судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления в арбитражный суд.

При рассмотрении дела арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения, предусмотренных АПК РФ, путем исследования представленных в арбитражный суд доказательств, обоснования заявленных требований и возражений.

Принципиально важное положение содержится в п. 4 ст. 243 АПК РФ. Согласно этому пункту при рассмотрении дела арбитражный суд не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу.

Арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда полностью или в части в случае, если:

- решение по закону государства, на территории которого оно принято, не вступило в законную силу;

- сторона, против которой принято решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела или по другим причинам не могла представить в суд свои объяснения;

- рассмотрение дела в соответствии с международным договором РФ или федеральным законом относится к исключительной компетенции суда в Российской Федерации;

- имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской Федерации, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;

- на рассмотрении суда в Российской Федерации находится дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, производство по которому возбуждено до возбуждения производства по делу в иностранном суде, или суд в Российской Федерации первым принял к своему производству заявление по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;

- истек срок давности приведения решения иностранного суда к принудительному исполнению, и этот срок не восстановлен арбитражным судом;

- исполнение решения иностранного суда противоречило бы публичному порядку Российской Федерации (ст. 244 АПК РФ).

По результатам рассмотрения заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения арбитражный суд выносит определение по правилам, установленным в АПК РФ для принятия решения.

Определение арбитражного суда по делу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения.

Принудительное исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения производится на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом, вынесшим определение о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения, в порядке, предусмотренном АПК РФ и Законом об исполнительном производстве.

Решение иностранного суда или иностранное арбитражное решение может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня вступления его в законную силу. В случае пропуска указанного срока он может быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству взыскателя по правилам, предусмотренным АПК РФ.

6. Страны СНГ пошли по пути создания в пределах СНГ упрощенного механизма исполнения решений как судов общей юрисдикции, так и арбитражных (хозяйственных, экономических) судов.

Согласно Киевскому соглашению о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г., государства - участники СНГ взаимно признают и исполняют вступившие в законную силу решения компетентных судов (не действует для Грузии). Решения, вынесенные компетентными судами одного государства - участника СНГ, подлежат исполнению на территории других государств - участников СНГ.

Решения, вынесенные компетентным судом одного государства - участника СНГ в части обращения взыскания на имущество ответчика, подлежат исполнению на территории другого государства - участника СНГ органами, назначенными судом либо определенными законодательством этого государства (ст. 7 Соглашения).

В приведении в исполнение решения может быть отказано по просьбе стороны, против которой оно направлено, только если эта сторона представит компетентному суду по месту, где испрашивается приведение в исполнение, доказательства того, что: 1) судом запрашиваемого государства - участника СНГ ранее вынесено вступившее в силу решение по делу между теми же сторонами в споре, о том же предмете и по тому же основанию; 2) имеется признанное решение компетентного суда третьего государства-участника либо государства, не являющегося членом Содружества, по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию; 3) спор в соответствии с названным Соглашением разрешен некомпетентным судом; 4) другая сторона не была извещена о процессе; 5) истек трехгодичный срок давности предъявления решения к принудительному исполнению (ст. 9). В некоторых государствах - участниках СНГ по-разному стали решаться вопросы о том, кому взыскатель должен направлять предусмотренные ст. 8 Соглашения документы для приведения в исполнение судебного решения и в каком порядке должны приводиться в исполнение судебные решения других государств.

В целях единообразного решения этих вопросов 6 марта 1998 г. в Москве было заключено Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств - участников Содружества. Соглашение подписали Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан. Согласно положениям этого Соглашения ходатайство об исполнении решения взыскатель должен адресовать в соответствующий арбитражный (хозяйственный или экономический) суд, определяемый в соответствии с законодательством государства местонахождения должника. Вступившее в законную силу решение суда одного государства исполняется на территории другого государства в бесспорном порядке. Упрощенная процедура исполнения судебных актов стран СНГ на территории каждой из этих стран заключается в следующем. Во-первых, соответствующие суды государств - участников Киевского соглашения 1992 г. при оказании правовой помощи сносятся друг с другом непосредственно, минуя центральные органы юстиции государств. Во-вторых, при обращении за правовой помощью представляемые документы могут излагаться на общедоступном для стран СНГ русском языке. В-третьих, основанием для исполнения судебного акта суда одного государства - участника Соглашения на территории другого является непосредственно исполнительный документ, данный иностранным судом на основании вынесенного им судебного акта.

С 29 июля 2002 г. вступило в силу двустороннее соглашение от 17 января 2001 г. между Российской Федерацией и Белоруссией о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов РФ и хозяйственных судов Республики Беларусь.

В Минской конвенции 1993 г. и соответственно в Кишиневской конвенции 2002 г. большое внимание уделено вопросам признания и исполнения решений. К числу объектов признания и исполнения отнесены вынесенные на территории других участников конвенции решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам, нотариальные акты в отношении денежных обязательств, а также решения судов по уголовным делам о возмещении ущерба. Имеются в конвенциях правила, посвященные признанию не нуждающихся в исполнении решений, в том числе и решений о расторжении брака и по ряду других вопросов.

Ходатайство о разрешении принудительного исполнения решений подается в компетентный суд страны, где решение подлежит исполнению. Оно может быть подано и в суд, который вынес решение по делу в первой инстанции. Суд не пересматривает дело по существу, а ограничивается установлением того, что условия, предусмотренные соответствующей конвенцией, соблюдены. Порядок принудительного исполнения определяется по законодательству страны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение.

В исполнении может быть отказано в следующих случаях:

- если оно не вступило в законную силу или не подлежит исполнению в соответствии с законодательством страны, на территории которой вынесено решение, за исключением случаев, когда решение подлежит исполнению до вступления в законную силу;

- ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд;

- по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию на территории страны, где должно быть признано и исполнено решение, если было уже ранее вынесено вступившее в законную силу решение или имеется признанное решение суда третьего государства, либо если учреждением этой договаривающейся стороны было ранее возбуждено производство по данному делу;

- согласно положениям соответствующей конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству страны, на территории которой решение должно быть признано и исполнено, дело относится к исключительной компетенции учреждения этой страны;

- отсутствует документ, подтверждающий соглашение сторон по делу договорной подсудности;

- истек срок давности принудительного исполнения, предусмотренный законодательством страны, суд которой исполняет решение.

Признание и исполнение решений в настоящее время в Российской Федерации допускается в соответствии с многосторонними соглашениями стран СНГ и с двусторонними договорами о правовой помощи, заключенными с государствами - участниками СНГ, Албанией, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, КНР, Кубой, Латвией, Литвой, Монголией, Чехословакией, Эстонией, Югославией, а также с Алжиром, Аргентиной, Грецией, Ираком, Испанией, Италией, Кипром, Тунисом и с некоторыми другими странами.

Признание и исполнение решений по отдельным категориям дел могут иметь место в соответствии и с некоторыми многосторонними международными соглашениями.

§ 10. Нотариальные действия и легализация документов

1. Для обеспечения прав и защиты интересов российских граждан и организаций за рубежом, точно так же как и для реализации прав иностранных лиц в России, существенное практическое значение имеет деятельность нотариата. Развитие отношений, регулируемых нормами международного частного права, привело в последние годы к значительному расширению объема нотариальных действий (засвидетельствование документов всякого рода, оформление доверенностей и др.).

Основным нормативным актом, регулирующим деятельность нотариальных органов в России, являются Основы законодательства РФ о нотариате 1993 г. Каких-либо ограничений для иностранных граждан и юридических лиц при их обращении к нотариусам не имеется.

В функции нотариальных контор входят: удостоверение документов, предназначенных для их действия за границей (в частности, доверенностей); принятие документов, составленных за границей; осуществление действий, связанных с охраной находящегося на территории РФ имущества, оставшегося после смерти иностранного гражданина, или имущества, причитающегося иностранному гражданину после смерти гражданина России; обеспечение доказательств, требующихся для ведения дел в органах иностранных государств, и т.д.

В Основах законодательства РФ о нотариате предусмотрена возможность применения нотариусами норм иностранного права. Нотариусы принимают документы, составленные в соответствии с требованиями международных договоров, а также совершают удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам РФ (ст. 104).

Данное положение включено в Основы законодательства о нотариате в интересах развития международного делового сотрудничества, так как принимаемый нотариусом в соответствии с указанной нормой документ, а также порядок совершения им соответствующих удостоверительных надписей могут существенно отличаться по форме и содержанию от документов и порядка, используемых внутри России.

Таким образом, нотариусы осуществляют существенные функции в области наследования, поскольку они выдают свидетельства о праве на наследство, принимают меры по охране наследственного имущества, что особенно важно в случаях, когда наследодателем или наследником является иностранец.

Действия, связанные с охраной находящегося на территории РФ имущества, оставшегося после смерти иностранного гражданина, или имущества, причитающегося иностранному гражданину после смерти гражданина России, а также с выдачей свидетельства о праве на наследство в отношении такого имущества, осуществляются в соответствии с законодательством РФ.

Другое направление деятельности нотариусов связано с ведением дел в судах и в иных органах за рубежом. На нотариуса возложено обеспечение доказательств, необходимых для ведения дел в органах других государств. Совершение данных нотариальных действий должно осуществляться по правилам, действующим в России. Основы законодательства о нотариате 1993 г. не устанавливают каких-либо ограничений в отношении вида иностранного органа, который ведет дело. Поэтому речь в данном случае может идти не только об учреждениях юстиции или арбитражных судах, но и об административных, валютных, финансовых, налоговых, таможенных или иных органах иностранного государства. Не играет роли и существо дела, ведущегося за границей. Оно может касаться наследственных вопросов, продажи недвижимости, находящейся за границей, расторжения брака и др. Доказательства обеспечиваются независимо от стадии рассмотрения дела: до его возбуждения, во время его рассмотрения, во время обжалования решения и т.д.

Порядок сношения российских нотариусов с органами юстиции зарубежных государств определяется законодательством и международными договорами РФ. В соответствии с нормами указанных документов нотариусы обращаются к иностранным органам юстиции с поручениями о производстве отдельных нотариальных действий и исполняют аналогичные поручения, передаваемые им в установленном порядке (как правило, через МИД России) из-за рубежа.

На территории иностранных государств нотариальные действия от имени Российской Федерации осуществляют уполномоченные должностные лица консульских учреждений России.

2. Документы, составленные за границей с участием должностных лиц компетентных органов других государств или от них исходящие, принимаются нотариусами и другими российскими органами при условии их легализации органом Министерства иностранных дел РФ.

Легализация может, например, состоять в том, что консул РФ в соответствующем иностранном государстве делает на документе специальную надпись, которая удостоверяет подлинность подписи должностного лица иностранного государства. Консульские легализации заключаются не только в установлении и засвидетельствовании подлинности подписей, но и в удостоверении соответствия документов и актов законам государства пребывания. Легализация может требоваться и при направлении за границу документов, выданных российскими органами.

Существенное значение имеет на практике решение вопроса о легализации документов (от лат. слова lex - закон). Под легализаций, таким образом, понимается удостоверение составленного в России документа определенным компетентным органом, точно так же как удостоверение документа, составленного в иностранном государстве компетентным органом этого государства. Например, предназначенная для действия за границей составленная в России доверенность должна быть оформлена надлежащим образом (подписана уполномоченным на это лицом от имени юридического лица, снабжена печатью, засвидетельствована нотариусом, легализована Министерством юстиции, а затем Консульским департаментом Министерства иностранных дел). Легализация может потребоваться и для признания действительности документов, составленных за рубежом (например, компания, учрежденная на острове Кипр и имеющая акции в акционерном обществе в России, выдает доверенность для совершения действий своему представителю на территории России для участия в собрании акционеров и совершении иных действий от имени компании).

В этих случаях действует правило Основ законодательства о нотариате, согласно которому документы, составленные за границей с участием должностных лиц компетентных органов других государств или от них исходящие, принимаются нотариусом при условии их легализации органом Министерства иностранных дел РФ. Без легализации такие документы принимаются нотариусом в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством РФ и международными договорами РФ.

Если такой представитель, имеющий право передоверия, уполномочивает, в свою очередь, на совершение определенных действий другое лицо, он должен представить свою доверенность и засвидетельствовать ее при наличии легализации. Требование легализации предъявляется не только к документам, нуждающимся в совершении определенных нотариальных действий, но и к целому ряду других актов государственных органов: свидетельствам о регистрации актов гражданского состояния, судебным решениям, архивным справкам, административным документам и т.д.

Предназначенные для использования на территории России иностранные документы могут быть легализованы как в соответствующем иностранном государстве, так и в России. В первом случае действия по легализации осуществляются работниками консульских учреждений России. В соответствии с Положением о Консульском учреждении РФ (1998 г.) эти учреждения легализуют документы. На территории РФ консульская легализация производится Консульским департаментом МИД России.

Акт консульской легализации имеет два основных последствия. Во-первых, он представляет собой установление и засвидетельствование подлинности подписей иностранных должностных лиц на документе или акте. Во-вторых, легализуя документ или акт, консул устанавливает и свидетельствует его соответствие законам соответствующего иностранного государства.

Консульская легализация заключается в совершении на документе специальной надписи. Во многих случаях такой акт уже несет на себе различные удостоверительные надписи, совершенные властями иностранного государства (судебного работника, мэра города, губернатора штата, префекта округа и т.п.). Однако при рассмотрении российскими властями вопроса о принятии иностранного документа обращается внимание только на легализационную надпись российского консула.

Отмена требования консульской легализации возможна, в частности, в соответствии с предписаниями международных договоров. Наиболее важной является Гаагская конвенция 1961 г., отменяющая требование легализации иностранных официальных документов. В настоящее время участниками этого международно-правового соглашения являются 87 государств мира, включая Россию и другие государства СНГ. Конвенция вступила в силу для России в 1992 г.

Смысл Конвенции заключается в освобождении от легализации официальных документов, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства. К таким документам, согласно ст. 1 Конвенции, относятся:

- документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя;

- административные документы;

- нотариальные акты;

- официальные пометки, такие как отметки о регистрации; визы, подтверждающие определенную дату; заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса.

Вместе с тем Конвенция не распространяется на документы, совершенные дипломатическими или консульскими агентами, а также на административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной деятельности.

В соответствии с Конвенцией 1961 г. единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и в надлежащем случае подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление специальной удостоверительной отметки - апостиля (ст. 3). Таким образом, вместо последовательных операций по оформлению легализации предусматривается выполнение единственной формальности - проставления органами государства, выдавшего документ, так называемого апостиля, являющегося своего рода удостоверительной надписью на документе, единой по форме для всех государств-участников. В Российской Федерации апостиль проставляется Министерством юстиции, МВД, прокуратурой и Архивным ведомством на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом.

Значение Конвенции состоит в том, что она облегчает и упрощает процедуру оформления тех документов, касающихся прав граждан, которые должны представляться в зарубежные организации.

Без легализации документы, составленные за границей, принимаются нотариусом и иными органами в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством РФ и ее международными договорами.

Апостиль предоставляется по ходатайству подписавшего лица или любого предъявителя документа на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом. Образец апостиля, приложенный к Конвенции, представляет собой оттиск специального штампа в форме квадрата со стороной не менее 9 см, текстом из десяти пунктов, а также заголовком на французском языке: "Apostille (Convention de la Haye du 5 octobre 1961)".

Проставление апостиля отнесено Конвенцией к компетенции органов страны места составления документа. В соответствии со ст. 6 Конвенции 1961 г. каждое государство-участник определяет перечень таких органов и уведомляет об этом МИД Нидерландов.

В Российской Федерации право проставления апостиля предоставлено, в частности, органам юстиции, архивной службы, записи актов гражданского состояния, а также органам образования в отношении официальных документов об образовании, выдаваемых в России.

Как указывается в ст. 3 Конвенции 1961 г., проставление апостиля не может быть потребовано, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, в котором представлен документ, либо договоренность между двумя или несколькими договаривающимися государствами отменяют или упрощают эту процедуру или освобождают документ от легализации. Поэтому, например, не требуется легализация документов, передаваемых из одного государства в другое в соответствии с процедурой большинства двусторонних договоров о правовой помощи, заключенных СССР и Российской Федерацией с другими государствами, а также ряда многосторонних соглашений.

Так, в Минской конвенции 1993 г. и в Кишиневской конвенции 2002 г. предусмотрено правило о том, что документы, которые на территории одной из договаривающихся сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территориях других договаривающихся сторон без какого-либо специального удостоверения.

Согласно заключенному сторонами СНГ многостороннему Соглашению о гарантиях прав граждан в области выплат социальных пособий, компенсационных выплат семьям с детьми и алиментов от 9 сентября 1994 г. (вступило в силу для Российской Федерации 12 апреля 1992 г.) соответствующие документы, выданные на территории одной страны, или их заверенные копии принимаются на территории другой стороны без легализации.