Принципы права 3

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Воронежский Государственный университет

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Воронежский Государственный университет

Юридический факультет

Кафедра теории и истории государства и права

Принципы права

Курсовая работа

студентки 1 курса

1-й группы заочного отделения(6 лет)

юридического факультета

Митрушовой Полины

Научный руководитель –

проф. Ячевский В.В.

Воронеж 2010

План работы:

1. Понятие принципов права.(с.2-9)

2. Общеправовые принципы права.(с.10-19)

3. Межотраслевые и отраслевые принципы права.(с.20-28)

4. Использованные источники.(с.29-30)


1. Понятие принципов права.

В основе любой осознанной деятельности человека лежат определенные принципы. Смысловое значение слова “принцип” в русском языке - “руководящее начало” или “основополагающая идея”. Законодательство, будучи социальным явлением, создаваемым людьми с целью юридического закрепления нормативно- правовых предписаний, направленных на урегулирование общественных отношений, также основано на определенных принципах.

Принципы права не являются произвольными по своему характеру, а объективно обусловлены экономическим, социальным, политическим строем общества, существующим в той или иной стране, социально-классовой природой государства и права, характером господствующего в стране политического и государственного режимов, основными принципами построения и функционирования политической системы того или иного общества.

В юридической литературе предметом научного исследования обычно становятся принципы права. Например, С.С. Алексеев под принципами права понимает выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его создание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни.

Принципы права — это руководящие идеи, характеризующие содержание права, его сущность и назначение в обществе. С одной стороны, они выражают закономерности права, а с другой — представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов. Эти нормы либо прямо сформулированы в законе, либо выводятся из общего смысла законов.

Принципы права определяют пути совершенствования правовых норм, выступая в качестве руководящих идей для законодателя. Они являются связующим звеном между основными закономерностями развития и функционирования общества и правовой системой. Благодаря принципам, правовая система адаптируется к важнейшим интересам и потребностям человека и общества, становится совместимой с ними.

Таким образом, важная роль правовых принципов заключается в том, что они:

1) позволяют уяснить смысл законодательства и его связи с экономикой и моралью;

2) определяют общую направленность и тенденции развития правовых систем и их частей;

3) помогают практическим органам в применении норм и в решении вопросов, не урегулированных нормами права;

4) обеспечивают единство норм отрасли.

Можно сказать, что правовые принципы представляют собой исходные начала, основные положения, которые определяют взаимосвязь и внутреннюю согласованность правовых норм в пределах отдельной отрасли и ее институтов.

Принципы права представляют собой основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса его формирования, развития и функционирования. Отражаясь, прежде всего в нормах права, принципы пронизывают всю правовую жизнь общества, всю систему страны. Они характеризуют не только сущность, но и содержание права, отражают не только его внутреннее строение, статику, но и весь процесс его применения, его динамику. Принципы права оказывают огромное влияние на весь процесс подготовки нормативных актов, их издания, установления гарантий соблюдения правовых требований.

Принципы права выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на которой покоятся и реализуются не только его нормы , институты или отрасли, но и вся его система. Принципы служат основным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов. От степени их соблюдения в прямой зависимости находится уровень слаженности, стабильности и эффективности правовой системы. Имея общеобязательный характер, принципы права способствуют укреплению внутреннего единства и взаимодействия различных его отраслей и институтов, правовых норм и правовых отношений, субъективного и объективного права.

Исследование принципов не может ограничиваться формально-юридическими вопросами. Нормы права - это лишь одна из абстрактных форм его бытия, к которым принадлежит и правосознание. Конкретным проявлением права, главным свидетельством его существования выступают не они, а правоотношения. Поэтому, не отрицая значимости воплощения принципов в содержании юридических норм и их законодательной фиксации, нельзя оставить без внимания их связей с правосознанием и правоотношениями.

Принципы права пронизывают все правовые нормы, являются стержнем всей системы права государства. Отсюда их определяющее значение для регулирования общественных отношений, для юридической практики. Строгое и точное осуществление требований права означает одновременно и последовательное воплощение в жизнь заложенных в нем принципов. Поэтому при решении конкретных юридических дел необходимо в первую очередь руководствоваться принципами права. Это служит основой правильного применения юридических норм, принятия обоснованных и законных решений.

Принципы претворяются в нормы , то есть воплощаются в них. Закон можно считать правовым в той мере, в какой в нем воплощены принципы права. Правовые принципы как исходные начала, основные идеи, выражающиеся в отдельных общих положениях — нормах, закрепляются в Конституции, декларациях, законах (нормы-принципы), либо в скрытом виде отражены в содержании многих норм (например, в главе III КЗоТ РФ "Трудовой договор" отражен принцип свободы труда и свободы трудового договора).

Правовые принципы, отраженные в законодательстве, сами приобретают регулирующее воздействие. И при применении законов, и при восполнении пробелов в правовом регулировании, и в судебной практике правовые принципы служат своего рода указателями в правоприменительной деятельности. Но если принципы выражены в законодательстве, то, возможно, они не отличаются от правовых норм? На этот вопрос следует ответить отрицательно.

Отличие заключается в том, что принципы не определены столь конкретно (не содержат конкретный образец поведения), не имеют они, как правило, и присущей нормам структуры: гипотезы, диспозиции и санкции. Поэтому с помощью принципа нельзя всесторонне урегулировать то или иное общественное отношение, однако принцип дает возможность правильно понять сущность правовых норм, которые это отношение регулируют.

Кроме того, правовые принципы более долговечны, они определяют сущность и содержание не только действующих, но и будущих правовых норм.

Они помогают соответствующим органам в правильном применении норм права на практике и в решении вопросов, еще не урегулированных нормами права (восполняют пробелы законодательства).

Принципы права могут специально закрепляться в общих юридических нормах (нормах-принципах) — в конституциях, преамбулах законов, кодексах — или составлять саму материю права, проникая во внутреннее содержание правовых норм.

Принципы права не всегда лежат на поверхности. Однако они присущи праву любой страны. Как правило, они или же закрепляются прямо в законодательных актах (статьях, преамбулах конституционных и обычных законов) или же вытекают из содержания конкретных правовых норм.

В качестве одного из примеров прямого закрепления принципов права в законодательстве можно сослаться на провозглашение принципа народовластия в конституциях многих современных стран. Так, Конституция Китайской Народной Республики 1982 г. провозглашает, что власть в стране «принадлежит народу… Народ в соответствии с полномочиями закона различными путями и в различных формах управляет государственными, хозяйственными, культурными и общественными делами» (ст. 2). Конституция Швеции 1974 г. закрепляет, что «вся государственная власть в Швеции исходит от народа. Правление шведского народа основывается на свободном формировании мнений и на всеобщем и равном избирательном праве. Правление осуществляется посредством государственного строя, основанного на представительной и парламентской системах, и посредством коммунального самоуправления» (т. I, 1).

Принципы права объективно обусловлены характером общественных отношений, на которых базируется определенная система права. Это значит, что каждая система общественных отношений регулируется не произвольно, а в соответствии с объективными требованиями, которые отражаются в системе права и составляют ее сущность. Характер принципов той или иной правовой системы нельзя определять в отрыве от социально-экономических условий, структуры и содержания государственной власти, принципов построения и функционирования всей политической системы общества.

Ученые практически единодушны в общей характеристике правовых принципов, отмечая, что это не результат субъективного усмотрения законодателей, а объективно присущие праву качества. Однако когда дело доходит до установления конкретного перечня общеправовых принципов, то каждый автор имеет здесь собственное мнение.

С. С. Алексеев выделяет принципы законности, справедливости, юридического равенства (всеобщности правосубъектности), социальной свободы, социального, гражданского долга (дисциплины), объективной истины, ответственности за вину. (Алексеев С.С. Теория права. - М.: Издательство БЕК, 2000. )

В. К. Бабаев видит в праве генеральные принципы справедливости и свободы, которые получают свое развитие в иных принципах права: демократизма в формировании и реализации права, законности, национального равноправия, гуманизма, равенства граждан перед законом, взаимной ответственности государства и личности.( Бабаев В. К. Теория современного советского права. Н. Новгород, 1991)

По мнению В. Н. Синюкова, российскому праву свойственны принципы народовластия, верховенства права, федерализма в устройстве государства и строении правовой системы, юридического равенства граждан перед законом, политического, идеологического и экономического плюрализма, гуманизма, незыблемости и неотчуждаемости прав человека, законности, справедливости, ответственности за вину.( Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. - М.: Юристъ)

Еще один перечень правовых принципов предложен О. И. Цыбулевской. Это социальная справедливость, равноправие граждан, единство прав и обязанностей, гуманизм, сочетание убеждения и принуждения в праве, демократизм. ( Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. - М.: Юристъ).

Приведенных мнений достаточно, чтобы убедиться в существенных расхождениях во взглядах различных ученых. Причем субъективизм при решении данной проблемы представляется труднопреодолимым. Не случайно в некоторых учебниках вопрос о принципах права вообще не рассматривается.

И все-таки есть еще один автор, мнение которого необходимо учитывать. Это законодатель. Правовые принципы закреплены в Конституции Российской Федерации. Правда, здесь надо учитывать два момента: во-первых, не все принципы, сформулированные в Конституции России, являются правовыми (например, принцип разделения властей), во-вторых, Конституция РФ не дает полного перечня общеправовых принципов, которые могут быть закреплены в других нормативных актах или выводиться из общего смысла законов.

Содержание действующей Конституции РФ позволяет выделить следующие принципы права: демократизм, федерализм, уважение прав и свобод человека, непосредственное действие общепризнанных принципов и норм международного права, верховенство Конституции и законов, равноправие, равенство всех форм собственности, правосудие.

В ст. 6 ГК РФ говорится о возможности применения при наличии пробелов в законодательстве не только общих начал и смысла гражданского законодательства, но и требований добросовестности, разумности и справедливости. Указанные требования имеют общеправовую значимость, а потому логично предположить, что они вытекают из правовых принципов добросовестности, разумности и справедливости.

Понятие принципов права является одной из актуальных проблем современной юридической науки. И это не случайно, так как именно в принципах права наиболее ярко отражена его сущность во всем многообразии составляющих ее сторон и закономерностей. Кроме того, важность данной проблемы определяется тем, что сложившееся в отечественной науке представление о принципах сформировалось в основном на базе узконормативного правопонимания и имеет существенные недостатки.

Во-первых, под принципами права обычно подразумевают лишь те основополагающие идеи, которые получили официальное закрепление в нормах законодательства. Логическим следствием стали утверждения, что принципы могут обнаруживаться только в содержании указанных норм и к их числу нельзя отнести руководящие идеи правосознания, получившие общественное признание и реализуемые в правоотношениях, но не зафиксированные в нормативно-правовых актах.

Во-вторых, негативным моментом является сужение значимости принципов и ограничение сферы их действия рамками правотворчества и правоприменения, причем в правотворчестве им отводится роль теоретической базы, определяющей содержание конкретных норм, а в правоприменении их функция ограничивается лишь потребностью в толковании все тех же норм.

Можно сделать вывод о том, что принципами права являются не только те, которые закреплены в законодательстве и иных источниках правовых норм, но и основополагающие идеи правосознания, получившие общее признание в деятельности органов правосудия, иных субъектов внутригосударственного и международного права, несмотря на отсутствие их формальной фиксации в объективном праве.

2. Общеправовые принципы права.

Известный ученый в области трудового права Н.Г.Александров считал невозможным довольствоваться только анализом конкретного содержания различных норм права и считал необходимым характеризовать содержание права также в обобщенных категориях. Такой категорией, которая служит для обобщенной характеристики содержания всей данной системы права или отдельных его отраслей (либо отдельных институтов в этих отраслях), являются, по его мнению, соответствующие (общие, межотраслевые, внутриотраслевые) принципы права.

Другой ученый в области трудового права, В.С. Андреев, также различал: а) принципы права в целом; б) межотраслевые принципы, свойственные нескольким отраслям права; в) отраслевые принципы; а кроме того принципы отдельных институтов отрасли права.( Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. - М.: Юристъ, 2000)

Существуют и несколько иные подходы к решению вопросов о системе правовых принципов и о месте межотраслевых принципов, которые порой вовсе не выделяются как таковые.

Между тем вряд ли можно отрицать наличие принципов, выражающих особенности нескольких отраслей права, например, трудового, гражданского и отчасти административного, в сфере применения труда. Представитель науки трудового права Л.А. Сыроватская справедливо говорит о выделении межотраслевых и соответствующих отраслевых принципов правового регулирования труда не только в их традиционном понимании, но и исходя из того, как они определены в Конституции Российской Федерации.

Принципы, права в целом (общие или общеправовые) пронизывают всю систему права (все отрасли), отображают то существенное, что присуще всему праву и закреплено в законодательстве, связанном со всеми или с большинством отраслей (принцип законности, демократизма, защиты прав человека и др.).

Основополагающие начала и положения о существенном в нескольких отраслях права выступают как межотраслевые принципы (например, принцип свободы труда присущ не только трудовому, но и административному, и гражданскому праву в той части, где они связаны с трудом).

В юридической науке сложилось деление принципов права на общие(общеправовые), межотраслевые и отраслевые.Общие принципы права характеризуются тем, что относятся к праву в целом, распространяются на все его отрасли, объединяют и как бы цементируют их, способствуют единству и стабильности действующей системы права. Вопрос об общеправовых принципах поднимался в отечественной правовой науке начиная с 40-50-х годов. Однако его разработка с тех нор по существу мало продвинулась вперед, если не считать замену некоторых принципов, связанных со спецификой существования советского прошлого (закрепление политической власти трудящихся во главе с рабочим классом, закрепление общественной собственности на средства производства; закрепление руководящей роли Коммунистической партии, пролетарский интернационализм и т. д.), на принципы, отражающие условия развития современного российского общества. При этом наряду с объективной обусловленностью в выявлении общеправовых принципов значительная роль принадлежит субъективному фактору. В результате в подходе к отбору принципов права сложился определенный стереотип. Особенно наглядно он ощущается в учебной литературе, где от учебника к учебнику по теории государства и права различными авторами вкачестве общеправовых принципов называются демократизм, гуманизм,социальная справедливость, законность и т. д. Разумеется, в том нет какой-либо крамолы, т.к. данные принципыдействительно важны и в самом деле существуют. Недостаток же такого подхода видится в известном упрощении вопроса об общеправовых принципах, в том, что его рассмотрение сводится в основном к перечислению этих принципов без обоснования их системы, без опоры на определенную концептуальную основу их выделения. Поэтому представляется необходимым внести в исследование этоговопроса новый момент, основанный на признании концепции единства и взаимопроникновения естественного и позитивного права. Согласно данной концепции общеправовые принципы можно подразделить на морально-этические, или нравственные, и организационные. Первые из них образуют нравственную основу права, его духовный фундамент. Эта группа принципов непосредственно воздействует на нормативное содержание права. Вторая группа общих принципов, тесно взаимосвязанная с первой, составляет организационно-процедурную основу права, ориентированную на обеспечение его роли как особого, государственного регулятора общественных отношений, выполнение правом его специфически юридических функций.Сообразно этому право любого государства, в том числе нынешней России, отличающееся демократическим характером, наряду с определенными, конкретно- историческими обусловленными особенностями (например, в зависимости от унитарного или федерального устройства государства) характеризуется также общими чертами сходства, присущими всякому праву, основанному на международно-признанных, общечеловеческих демократических принципах. Принципы права выражаются в международных и внутригосударственныхдекларациях, получают закрепление в исходных (отправных, учредительных) нормах конституций и законов демократических государств, но могут также выводиться из общего содержания и духа права той или иной страны.Согласно концепции единства естественного и позитивного права морально- этические (нравственные) принципы современного российского права составляют естественные законы, символизирующие основные фундаментальные права человека и гражданина, закрепленные в провозглашенной Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Всеобщей декларации прав человека и развивающих ее последующих международных и внутригосударственных документах, в том числе в Конституции РФ 1993 г. К этим принципам относятся: свобода, равенство, право на жизнь, право частной и других форм собственности, безопасность, достоинство, справедливость, семья, народ - источник власти, человек- высшая ценность, охрана прав человека - цель иобязанность государства. Закрепив основные неотчуждаемые и прирожденные права и свободы человека и гражданина, Конституция РФ (гл. 1 и 2) признала и гарантировала также целый ряд проистекающих из них и их конкретизирующих политических, экономических, социальных, культурных и иных духовных, а также личных прав граждан согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Предлагаемое выше понимание общих нравственных принципов права имеет большое теоретическое и практическое значение. Ибо оно, во-первых, оказывает прямое воздействие на развитие современного российского права в направлении углубления и обогащения его нравственных начал, оптимально возможного сближения права и морали; во-вторых, позволяет определить соответствие отдельных норм, изданных различными государственными органами праву как государственной воле общества, Конституции РФ как наиболее общему и, по сути, высшему критерию такого соответствия; в-третьих, призвано помогать в деятельности Конституционного Суда РФ по разрешению им дел осоответствии федерального и регионального законодательства Конституции РФ и при толковании Конституции РФ; в-четвертых, дает судам общей юрисдикции и арбитражным судам необходимые ориентиры для неприменения при разрешении конкретных дел норм, которые, по их убеждению, влекут нарушение прав и свобод граждан, и для принятия в таких случаях решений на основе непосредственно действующих норм Конституции РФ.

1. Общие принципы — это основные начала, которые определяют наиболее существенные черты права в целом, его содержание и особенности как регулятора всей совокупности общественных отношений. Они распространяются на все правовые нормы и с одинаковой силой действуют во всех отраслях права в независимости от характера и специфики регулируемых ими общественных отношений.

К числу общих принципов права относятся:

1) Принцип социальной свободы. Основным началом правового регулирования в цивилизованном государстве является предоставление его участникам максимальной свободы в выборе форм трудовой деятельности, профессии, места жительства, возможности пользоваться различными социальными услугами государства и частных лиц, свободно распоряжаться своими трудовыми доходами, участвовать в распределении общих социальных благ, иметь право на свою долю совокупно произведенного продукта, быть защищенным от безработицы и других социальных конфликтов. Данный принцип обеспечивает социальную защищенность личности, предоставляет реальные гарантии дня свободной и обеспеченной жизни. Все государственные органы, подчеркивается в Декларации прав и свобод человека, обязаны обеспечивать и охранять права и свободы человека как высшие социальные ценности.

2) Принцип социальной справедливости. Этот принцип имеет морально-правовое содержание. Он обеспечивает соответствие между практической ролью индивидов в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами человека и их общественным признанием. Посредством права достигается наиболее оптимальная соразмерность между возможным и должным поведением и оценкой его результатов. Справедливость является также одним из ведущих начал в практике правового регулирования, при решении конкретных юридических дел (например, при назначении размера пенсии, выделении жилья, определении меры уголовного наказания).

Принцип справедливости имеет особую значимость. Он в наибольшей степени выражает общесоциальную сущность права, стремление к поиску компромисса между участниками правовых связей, между личностью и обществом, гражданином и государством. Справедливость требует соответствия между действиями и их социальными последствиями. Должны быть соразмерны труд и его оплата, нанесение вреда и его возмещение, преступление и наказание. Законы отражают эту соразмерность, если отвечают принципу справедливости.

3) Принцип демократизма. В правовом государстве этот принцип пронизывает всю систему права. Непосредственное выражение он находит в правовых нормах, регулирующих порядок организации и деятельности органов государственной власти, определяющих правовое положение личности, характер ее взаимоотношений с государством.

4) Принцип гуманизма. Начала гуманизма свойственны всем цивилизованным правовым системам. Они раскрывают одну из важнейших ценностных характеристик права. Право закрепляет и реально гарантирует естественные и неотъемлемые права и свободы каждого человека: право на жизнь, здоровье, личную свободу и безопасность, право на охрану своей чести и репутации, защиту от любого произвольного вмешательства в сферу личной жизни и другие.

Гуманизм правовых установлений выражается и в том, что они гарантируют неприкосновенность личности: никто не может быть подвергнут аресту или незаконному содержанию под стражей иначе, как на основании судебного решения или с санкции прокурора; каждый человек имеет право на защиту, на справедливое и открытое разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом; все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение их достоинства; никто не должен подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство наказанию.

5) Принцип равноправия (равенство всех перед законом). Этот принцип закреплен во Всеобщей декларации прав человека, международных пактах о правах человека, в конституционных законах большинства стран мирового сообщества. Эти нормативно-правовые акты провозглашают равенство всех граждан перед законом, их равное право на защиту закона независимо от национального или социального происхождения, языка, пола, политических и иных убеждений, религии, места жительства, имущественного положения или иных обстоятельств. Никакие лица, социальные спои и группы населения не могут пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону.

Принцип равноправия закрепляет равный правовой статус всех граждан, т. е. их равные конституционные права и единую для всех правосубъектность. В ч. 2 ст. 19 Конституции РФ говорится: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». В соответствии с принципом равноправия обеспечивается равенство возможностей граждан во всех сферах их жизнедеятельности. Степень реализации этих возможностей зависит от социально-правовой активности самого человека.

6) Единство юридических прав и обязанностей. Суть данного принципа выражается в органической связи и взаимообусловленности юридических прав и обязанностей участников общественных отношений: государства в цепом, его органов, должностных лиц, граждан и различных объединений. При такой организации общественных отношений праву пользоваться определенным социальным благом соответствует обязанность совершать общественно полезные действия в интересах других. Говорить о реальности какого-либо права можно лишь при наличии соответствующей ему юридической обязанности. Так, право гражданина на судебную защиту реализуется через обязанность судов осуществлять такую защиту; право гражданина на социальное обеспечение в старости, в случае болезни или утраты трудоспособности обеспечивается государством в лице его специальных органов, которые обязаны выплачивать им пенсии или пособия. В то же время законом устанавливается, что осуществление прав гражданином не должно противоречить правам других людей.

7) Принцип ответственности за вину. В соответствии с этим принципом юридическая ответственность может быть возложена на лицо лишь в том случае, если оно виновно в нарушении требований правовой нормы. Вина является ведущим началом, определяющим основания юридической ответственности. При отсутствии вины в деянии лица к последнему не могут быть применены меры юридической ответственности.

8) Принцип законности. Этот принцип имеет наиболее общий, всеобъемлющий характер. Его содержание выражается в требовании строгого и полного осуществления предписаний правовых норм всеми субъектами права. Обеспечивая реализацию норм права, указанный принцип одновременно содействует воплощению в практике правового регулирования других общих правовых принципов: справедливости, социальной свободы, гуманизма.

Содержание принципа законности заключается в том, что, как гласит ст. 15 Конституции РФ, «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».

На примере законности особенно наглядно проявляется связь между общимипринципами права и его межотраслевыми и отраслевыми принципами, каждый из которых, обладая известной самостоятельностью, вместе с тем является производным от общеправовых принципов, развивает и конкретизирует их применительно к двум или нескольким отраслям права или к какой-либо одной из них. Так, например, в УК РФ в качестве отраслевых принципов законности закреплено, что «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» (ч. 1 ст. 3); «применение уголовного закона по аналогии не допускается» (ч. 2 ст. 3); «лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежатуголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств» (ст. 4). Или другой пример: согласно отраслевым принципам законности, выраженным в ГПК РФ, всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (ст. 3); правосудие по гражданским делам осуществляется толькосудом и на началах равенства перед законом и судом всех граждан (ст. 5);при осуществлении правосудия по гражданским делам судьи и народные заседатели независимы и подчиняются только закону (ст. 7); решение суда должно быть законным и обоснованным, суд основывает решения лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 192), и т. д. 9) Принцип федерализма. Он отражает федеральное устройство России. Основным Законом государства (ст. 4) закреплено, что Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. Вместе с тем четко определены соотношение различных нормативных актов, издаваемых в Российской Федерации, и юридическая сила выражаемых в них правовых норм. Согласно ст. 76 Конституции РФ:1) по предметам ведения РоссийскойФедерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации; 2) по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации; 3) федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам; 4) вне пределов ведения РоссийскойФедерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов;5) законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а в случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон;6) в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, действует региональный нормативный правовой акт. Упорядочивая соотношение и взаимодействие федеральных и региональных нормативных актов и содержащихся в них правовых норм, принцип федерализмаслужит предупреждению и разрешению возможных коллизий между ними, преодолению имеющихся в настоящее время многочисленных расхождений между федеральным (включая Конституцию РФ) и региональным законодательством, обеспечению стабильного и гармоничного функционирования единой для всей Федерации системы права. Одним из принципов, фундаментирующих выполнение правом своей специфической социальной роли, практическую реализацию его функций, является сочетание убеждения и принуждения. Следует, однако, иметь в виду, что сами убеждение и принуждение, равнокак и их сочетание, не являются специфически юридическими явлениями и категориями. Убеждение и принуждение - универсальные методыфункционирования любой разновидности общественной власти, осуществления всякого социального управления. Их использование свойственно всем известным разновидностям социальных регуляторов - обычаям, нравственным, корпоративным, религиозным и другим социальным нормам. Отличительная особенность убеждения, принуждения и их сочетания вправе состоит в том, что они связаны с регламентируемой правовыми нормами деятельностью государства, правовыми формами выполнения им своих функций.Лишь тогда убеждение и принуждение становятся государственными, т.е.такими, за которыми стоит аппарат государства, и приобретают вследствие этого юридический характер, когда они используются в качестве средства, метода осуществления правом своей роли официально-властного регулятора общественных отношений. (Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. профессора В.Г. Стрекозова. - М.: «Дабахов, Ткачев, Димов», 2002.) В этой ипостаси убеждение и принуждение выступают как двуединый метод, основное средство охраны норм права от нарушений, достижения поставленных перед ними целей - не в отдельности, не порознь, не в случайной, произвольной связке, а в органическом, внутренне согласованном, разумном сочетании. Только в этом случае они будут действенными, эффективными. Трудно согласиться с давно бытующим мнением некоторых ученых, согласно которому правовые нормы «охраняются силою общественного убеждения и мерами государственного принуждения» ( Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 81.). Приведенное утверждение исходит из предположения, будто в средствах, способах охраны права существует некое искусственное разграничение прерогатив: убеждение - компетенция лишь общественных организаций, принуждение - только государства. В действительности же меры убеждения, воспитания, организации так же, как и меры принуждения, применяются в целях охраны норм права от нарушений и государственными органами, и общественными организациями. Однако различие состоит в том, что в первом случае убеждение и принуждение выступают как принципы права, специфически-юридические методы правового регулирования, а во втором - как общесоциальные, моральное этические, корпоративные и т. п. методы (способы, приемы) регулирования общественных отношений. Особенность государственного принуждения в отличие от принуждения, осуществляемого той или иной общественной организацией, состоит в том, последнее не нуждается в правовом урегулировании и включает в себя, различные меры общественного воздействия, тогда как первое осуществляется на основе соответствующих юридических норм специально управомоченным на то государственным аппаратом. В различных по характеру государствах (демократических илитоталитарных) и соответствующих правовых системах соотношение между убеждением и принуждением в праве существенно различается. В различной исторической обстановке данное соотношение может быть не вполне одинаковым и у демократических государств. Для права современной России, развивающейся в направлении формирования цивилизованного гражданского общества и правового государства, характерны, с одной стороны, выдвижение на первый план убеждения, с другой некоторое сужение сферы применения государственного принуждения. Однако это ни в коей мере не означает ни какой-либо недооценки или умаления значения принужденияв праве, ни какого-либо сокращения сферы правового регулирования вообще. Напротив, как показывает опыт последнего времени, круг общественных отношений (в частности, имущественных, финансово-налоговых, жилищных, семейных, экологических и др.), охватываемых регулирующим воздействием юридических норм, возрастает. Сообразно этому повышается роль права в реформировании различных сторон жизни общества, особенно в сферах развития и охраны прав и свобод граждан, рыночных отношений и другом. Тесно связанным с рассмотренным выше и столь же распространенным в праве является принцип сочетания стимулирования и ограничений. Этот принцип ориентирует на парное использование для обеспечения действия («работы») права, достижения целей правового регулирования таких специфически-юридических средств, как, с одной стороны, правомочия, дозволения, охраняемые законом интересы, льготы и иные виды поощрения и т. д., с другой - ограничения, запреты, приостановления, наказания и другие виды юридической ответственности. Данный принцип пронизывает всю правовую материю. Как справедливо замечено, «правовые стимулы должны разумно сочетаться с правовыми ограничениями, ведь для законодателя важно не только побуждать к социально-полезному поведению, но и сдерживать поведение социально- вредное, которое может причинить урон интересам личности, коллектива, государства, общества» ( Малько Л.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994.). Проблема правовых стимулов и правовых ограничений в виде парныхюридических категорий - сравнительно новое и перспективное направление в юридической науке. Один из важных и вместе с тем на сегодня наименее исследованных аспектов этой проблемы - сочетание стимулирования и ограничений в праве как общий организационный правовой принцип.

За многовековую историю развития права постепенно сложились также принципы, свойственные форме права, которые в юридической науке получили наименование правовых аксиом. В их числе можно назвать следующие: закон обратной силы не имеет; все, что законом не запрещено, дозволено; никто не может быть судьей в собственном деле; нельзя осуждать дважды за одно и то же правонарушение. Большинство правовых аксиом закреплено в законе.

К числу принципов, прямо не сформулированных в законе, относятся принципы ответственности за вину, неразрывной связи прав и обязанностей.


3. Межотраслевые и отраслевые принципы права.

Отрасль права существует лишь тогда, когда кроме своего предмета и метода характеризуется положениями — специфическими, общими, принципиальными для данной системы норм. Внешне это выражается в выделении внутри каждой отрасли права так называемой общей части, охватывающей общие черты содержания конкретных норм данной отрасли права. Эти черты отражают специфику данной отрасли права по сравнению с другими отраслями.

Наряду с общими принципами права, изучение которых относится кпредмету теории государства и права, существуют также межотраслевые и отраслевые принципы, специально изучаемые отдельными юридическимидисциплинами. Сказанное не исключает того, что межотраслевые принципы, действие которых распространяется на две или несколько отраслей права, и отраслевые принципы, действующие в пределах одной отрасли, представляют определенный интерес и для общей теории государства и права. В качестве примеров межотраслевого принципа можно сослаться напринципы гласности и состязательности (в гражданско-процессуальном или уголовно-процессуальном праве), неотвратимости юридической ответственности за совершение правонарушения (практически для всех отраслей права), «закон обратной силы не имеет» (для уголовного и административного, гражданского и некоторых других отраслей права). Примерами отраслевых принципов могут служить принципы равенства сторон и свободы договора - в гражданском праве, принцип субординации (соподчиненности) - в административном праве, принцип презумпции невиновности - в уголовном праве и др. Отраслевые и межотраслевые принципы тесно взаимосвязаны с общими нравственными и организационными принципами права, фундаментируют, обогащают и конкретизируют их содержание. Значение некоторых отраслевых и межотраслевых принципов столь велико, что они оказывают существенное влияние на действующее право в целом, имеют принципиальное значение для определения и обеспечения его демократического характера, дальнейшего прогрессивного развития. Таков, например, принцип презумпции невиновности, согласно которому, как гласит п. 1 ст. 49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность небудет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Логическим следствием данного принципа являются закрепленные Конституцией РФ положения о том, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (п. 2 ст. 49), а неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (п. 3 ст. 49). Есть все основания утверждать, что официальное признание иконституционное закрепление принципа презумпции невиновности,проистекающего из учения естественной школы права, уходящего своими корнями в Декларацию прав человека и гражданина (ст. 9) и Всеобщую декларацию прав человека 1948 г. (ст. 11) можно считать одним из поворотных моментов перехода от тоталитарного советского права к формируемому ныне демократическому российскому праву. В связи с этим заслуживают быть упомянутыми добрым словом М. С. Строгович и другие известные ученые - правоведы, в течение десятилетий советского прошлого последовательно и мужественно отстаивавшие в отечественной юридической науке идею презумпции невиновности.( Якушев А.В. Теория государства и права. Конспект лекций. Москва, «Издательство ПРИОР») Знаменательно, что конституционное закрепление данного принципаявляется одним из наглядных проявлений того, как современное российское право, опираясь на естественные законы, может служить действенным инструментом их реального осуществления. С учетом весьма важной роли некоторых межотраслевых и отраслевых принципов права в формировании и функционировании права, их реального влияния на процесс правового регулирования общественных отношений представляется целесообразным конституционно придать им статус общих принципов российского права. В частности, это относится, на наш взгляд, к принципу «закон обратной силы не имеет» (ст. 54 Конституции РФ). Советским законодательством данный принципрассматривался не иначе, как уголовно-отраслевой. Им предусматривалось, что лицо, совершившее преступление, несет за него ответственность (за несколькими исключениями) по закону, действовавшему в момент совершения преступления.( Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, Закон и право, 2000.) Конституция РФ 1993 г. преобразовала данный принцип в межотраслевой; распространив его на ответственность не только за преступления, но и за любые иные совершенные правонарушения (административные, имущественные и др.). Как записано в ст. 54 Конституции, «1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. 2. Никто не может нестиответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон». Однако при всем положительном значении приведенных нормрассматриваемый принцип и в настоящее время используется в российском праве далеко не в полную меру, ибо его приложение официально ограничивается сферой отношений, связанных с правонарушениями, неоправданно не распространяясь на регулирование правомерного поведения субъектов права.

Межотраслевые правовые принципы охватывают собой две или более отраслей права, преимущественно смежных, весьма близко соприкасающихся между собой отраслей (конституционное и административное, уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное и др.). На межотраслевые принципы полностью налагаются и общие правовые принципы. В каждой отдельной отрасли права или же в группе отраслей они приобретают свою специфику.

2. Межотраслевые правовые принципы. Это такие руководящие начала, которые выражают особенности нескольких родственных отраслей права (например, уголовно-процессуального и гражданско-процессуального). Общими принципами указанных отраслей права являются, например, коллегиальность в рассмотрении уголовных и гражданских дел, гласность судебного разбирательства. В то же время на родственные (смежные) отрасли права в полной мере распространяются и общие правовые принципы. Они проявляются отдельно в каждой отрасли и интегрируются в межотраслевые принципы.

Отраслевые правовые принципы . Они характеризуют наиболее существенные черты конкретной отрасли права (например, административного или гражданского). Принципами гражданского права являются равенство сторон в имущественных отношениях, обеспечение договорной дисциплины и другие. Более подробно содержание отраслевых принципов рассматривается при изучении соответствующих отраслевых юридических дисциплин.

Отраслевые принципы права распространяются лишь на конкретные отрасли права - конституционное, гражданское, уголовное, земельное, трудовое и др. Соответственно на их основе создаются и реализуются нормы, составляющие только данную отрасль права.

Например, для земельного права России свойственны такие правовые принципы, как принцип множественности и правового равенства форм собственности на землю, принцип нахождения земли в гражданском обороте, принцип государственного управления землей, принцип самостоятельного хозяйствования на земле и равенство всех субъектов землепользования, принцип целевого характера использования земли, платности ее использования и др.

Для арбитражного процессуального права России свойственны такие принципы, как принцип выборности судей, их независимости и подчинения их только закону, принцип сочетания коллегиального и единоличного рассмотрения дел, принцип гласности в разрешении дел, процессуального равноправия сторон, принципы состязательности, устности и непосредственности при рассмотрении споров и др.

Каждая отрасль права, помимо общих и межотраслевых, строится на основе своих собственных, присущих лишь ей правовых принципов. Вместе они образуют фундамент, на котором создаются и функционируют не только отрасли, но и все право.

Значимость отраслевых принципов и принцип их функционирования, я хотела бы показать на примере принципов уголовного права.

Принципы уголовного права в российском законодательстве

В принятых за последние годы многочисленных законах Российской Ф едерации большое значение придается правовым принципам.

Общеизвестно значение, которое имеет уголовное право в деле охраны свободы личности и прав человека, охраны свободы предпринимательства и институтов гражданского общества, обеспечения диктатуры Закона. Вместе с тем, чтобы в полной мере оправдать ожидания общества, уголовное право должно адекватно отражать его социально-экономические реалии, быть максимально справедливым, ибо только тогда оно может выполнить свое предназначение - защитить общество, государство и его граждан от преступных посягательств, прибегая лишь к мерам, достойным гуманистических направлений развития человечества в XXI в.

Принципы уголовного права как его основные, исходные положения отражаются в законодательстве в трех основных формах : в нормах Особенной части УК; через посредство понятий и институтов, закрепленных в нормах общей части УК; через нормы, специально им посвященные.

Первая форма их отражения в уголовном праве как раз и связана со всей множественностью установленных законодателем разновидностей конкретных преступлений. Через правосознание законодателя уравнивающая и распределяющая стороны справедливости оказывают существенное влияние на формирование содержания диспозиций и санкций всякой нормы Особенной части Уголовного кодекса применительно к каждому виду общественно опасного и уголовнонаказуемого поведения человека. Эту форму (как и соответствующую ей форму отражения общественно опасного поведения в уголовном праве) можно условно назвать конкретно-юридической и охарактеризовать в качестве основной, имея в виду не только ее историческое первородство, но и фундаментальное значение для реализации других форм отражения принципов уголовного права.

Принципы уголовного права, будучи элементом его достаточно высокой культуры, на этапах становления уголовного права могут непосредственно и не восприниматься законодателем. В таких ситуациях они влияют на законодателя как идеи, коренящиеся в общественном правосознании, которые он использует применительно к конкретным видам общественно опасного поведения. При этом необходимо только помнить, что понимание справедливости, равенства и гуманизма в разные исторические периоды не было одинаковым и в целом соответствовало уровню социально-экономического развития российского общества.

Так, уже самый ранний законодательный акт Древней Руси - Русская правда в большинстве из своих 43 статей содержала меру ответственности за совершение запрещенных ею деяний, что свидетельствует о наличии весьма отчетливой тенденции, связанной с соблюдением соответствия меры наказания тяжести содеянного преступником, а значит, и приверженности древнерусского законодателя идеям справедливости в уголовном законе.

Понятно, что при том социальном устройстве Древней Руси (наличие князя и его слуг, свободных людей и холопов - по существу рабов) не могло быть полного равенства граждан перед законом. Между тем само появление Русской правды уравнивало членов общества (отчасти в пределах соответствующих социальных групп) как по требованиям соблюдения определенных правил, к ним обращенным, так и по единым основаниям ответственности, в ней сформулированным.

Охрана личности по Русской правде имела приоритетное значение, что выражалось как в количестве и строгости норм, этому посвященных, так и в месте, которые занимали в ней эти нормы. Самые суровые наказания согласно Русской правде назначались за убийства, телесные повреждения и оскорбления.

Приоритетная уголовно-правовая охрана личности - это и есть не что иное, как проявление гуманизма в уголовном праве.

Вина прежде всего находила свое выражение в круге деяний, наказуемых по Русской правде, большинство из которых предполагало отчетливое понимание их социального значения. Так, человек в здравом уме и тогда ясно осознавал, что ударяя другого батогом, мечом в ножнах, укрывая раба (ст. 3, 4, 11 Российское законодательство X-XX веков. М., 1984. Т.1.) либо используя без спроса чужого коня, похищая зерно из закрытого помещения, поджигая гумно или двор и т.п., он тем самым причиняет ущерб потерпевшему и нарушает правила поведения в обществе, санкционированные князем.

Разумеется тогда законодатель вряд ли разбирался в нюансах разграничения форм и видов вины, не всегда придавал такому разграничению должное (подчеркнем, лишь с позиций сегодняшнего дня) значение (жизнь на самом деле была проще и суровее, а юридическая техника низка). Однако, то что называется содержанием вины, т.е. выраженное в деянии отрицательное отношение к обществу (зачастую в лице потерпевшего), почти всегда составляло необходимый элемент уголовной ответственности по древнерусскому законодательству. Потому есть все основания считать принцип вины одной из его исходных предпосылок.

То же самое можно сказать и в отношении принципа законности .

Законность в теории права определяют как «принцип, метод и режим строгого, неуклонного соблюдения, исполнения норм права всеми участниками общественных отношений» (Афанасьев В.С. Законность и правопорядок // Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1997. ), «систему реально действующего права» (Витрук Н.В. Законность: понятие, защита и обеспечение // Общая теория права / Под ред. В.К.Бабаева, Н. Новгород, 1993, ).

Более чем 400-летнее (XI-XV вв.) применение Русской правды - неоспоримое свидетельство ее реального действия, а обусловленность Русской правды принципами справедливости, равенства, гуманизма и вины не менее весомый аргумент в пользу ее правового характера.

Отражение принципов уголовного права в нормах Особенной части уголовного законодательства четко прослеживается на всех этапах развития российского государства и права. В целом же значение этих принципов в разные эпохи возрастало тем более, чем более крепкий социальный мир и спокойствие царили в обществе, и, наоборот, их значение падало в периоды обострения социальных противоречий и конфликтов.

Вторая форма отражения уголовно-правовых принципов (абстрактно-юридическая) через посредство норм Общей части начала складываться еще до того, как уголовное законодательство было разделено на 2 части. Это было обусловлено в первую очередь потребностями практики в отграничении виновных и невиновных (а следовательно, несправедливых и справедливых) поступков людей, в связи с чем некоторые нормы, определявшие составы конкретных преступлений, дополнялись указаниями общего характера либо для этого создавались отдельные нормы. К примеру, именно так в Соборном уложении 1649 г. проводилось разграничение между умыслом, неосторожностью и казусом в случаях уничтожения чужого имущества при пожаре (ст. 223-228 гл. X).

Понятно, что с развитием уголовного законодательства, появлением его Общей части эта форма отражения приобретала все более адекватное и точное выражение.

Необходимость третьей формы отражения принципов уголовного права, связанной с непосредственным выражением их содержания в нормах уголовного законодательства, обусловлена прежде всего возрастанием значения общечеловеческих ценностей в социуме, а следовательно, и обязанностью государства в предоставлении максимальных уголовно-правовых гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Поскольку эта форма отражения принципов уголовного права предполагает самый высокий уровень абстрагирования и влияния соответствующих норм на содержание уголовного законодательства в целом, она обладает несомненным социально-методологическим значением и потому может быть охарактеризована как абстрактно-социолого-правовая.

Система принципов уголовного права в теории уголовного права.

Принципы уголовного права как его исходные, основополагающие, фундаментальные идеи естественным образом соотносятся с принципами права и его отдельных отраслей.

В целом же признанное разделение принципов уголовного права на общие и специальные, основные и неосновные, общеправовые (общие) и регулятивные, безусловно, способствуют познанию структуры всей правовой системы, уяснению места в ней уголовного права, значения его принципов. Однако такие классификации (даже абстрагируясь от их иногда весьма произвольных оснований) носят преимущественно доктринальный, достаточно оторванный от законодательной практики характер и потому не могут быть непосредственно в ней использованы.

Поскольку речь идет о системе принципов уголовного права как «основной», «вечной» отрасли российского права, то проблема ее выявления по крайней мере включает в себя следующие аспекты. Это система действительно принципов уголовного права, а не названных таковыми принципов уголовного законодательства. Потому она должна отражать минимум три уровня принципов: уголовного права, уголовного законодательства, отдельных категорий и институтов уголовного права (законодательства).

Данная система существует лишь в связи с предметом уголовного права, ибо в противном случае такие принципы (основополагающие начала) не будут обладать собственным уголовно-правовым содержанием. Поскольку система принципов уголовного права входит в структуру общественного и правового сознания, ее схема должна отражать не только внутреннюю структуру и содержание таких принципов, но и внешние связи между ними и указанными формами общественного сознания.

Принципы уголовного права - это и есть принципы правосознания, ибо «правосознания вообще» не существует. Правосознание (подчеркнем, в обеих его формах: идеологии и психологии) формируется лишь на основе конкретных явлений общественной жизни. Среди таковых заботы и тревоги об охране от преступных посягательств личности, собственности, порядка в обществе и т.д. всегда занимали и занимают одно из первых (если не первое) мест для каждого человека. Соответственно велико значение и уголовно-правового сознания правосознания в целом, а принципов уголовного права - для принципов правосознания. Отсюда и исключение принципов уголовного права из числа принципов правосознания означает не что иное, как лишение последних существенной части своего содержания.

Содержание социальной справедливости как одной из центральных категорий общественного сознания в конечном счете зависит от конкретных социальных условий реального общества (как раньше говорили: от его экономического базиса), поведения людей и тех социальных (духовных и материальных) ценностей, которые создаются таким поведением, отношений членов общества между собой по поводу указанных ценностей. Иными словами, содержание категории «социальная справедливость» обусловливается социальными ценностями и поведением людей реального общества.

Потому и содержание справедливости как принципа уголовного права (правосознания) обусловливается содержанием категории «социальная справедливость» применительно к предмету уголовного права: предмету уголовно-правовой охраны и общественно опасному поведению, ибо последние являются не чем иным, как наиболее важными социальными ценностями и разновидностью поведения людей реального общества.

Поэтому и принцип справедливости - наиболее насыщенный и широкий в социальном плане - по своим уравнивающей и распределяющей сторонам предопределяет содержание принципов равенства и гуманизма. Принцип равенства в свою очередь обусловливает основания принципа вины. Ведь последний есть не что иное, как субъективное (внутреннее, психологическое) основание равенства граждан в уголовном праве. Поскольку уголовно-правовое содержание справедливости может быть и не исчерпанным в принципах равенства и гуманизма, не исключается и прямое влияние справедливости на принцип законности. Между тем так или иначе (прямо или опосредованно) все содержательные принципы уголовного права (справедливости, равенства, вины и гуманизма) воздействуют на содержание уголовного законодательства только через посредство формального (служебного, функционального) принципа законности. Чтобы выступать основными, фундаментальными идеями уголовного законодательства, принципы уголовного права как минимум должны получить в нем свое отражение. Следовательно, без предусмотренности, закрепления в уголовном законе (что и образует сущность принципа законности) принципы уголовного права попросту не могут состояться как принципы уголовного законодательства.

Создаваемое для охраны наиболее важных общественных отношений (предмета уголовно-правовой охраны) от общественно опасного поведения людей уголовное законодательство именно поэтому и вбирает в себя содержание этих двух социальных феноменов. Вместе с тем формирование содержания уголовного законодательства происходит при безусловном влиянии на данный процесс идей общественного правосознания: справедливости, равенства и гуманизма, вины и законности. Потому и принципы уголовного законодательства не могут не отражать содержание указанных идей применительно к предмету уголовно-правовой охраны и общественно опасному поведению. Не могут они также находиться и вне границ уголовного законодательства.

Следует отметить, что все общие принципы права тесно взаимосвязаны между собой. Если действует принцип социальной справедливости, то устанавливаются и гуманные отношения между людьми. И наоборот, реализация принципа гуманизма означает в то же время установление справедливых отношений в общественной жизни. Еще Аристотель отмечал, что справедливость тесно связана с понятиями законности и равенства людей, так как справедливость выступает как законное и как равное, а несправедливость — как противозаконное и неравное отношение к людям(См.: Этика Аристотеля. СПб., 1908. С. 83. ).

4. Использованные источники.

1. Конституция Российской Федерации. М., Инфра - М., 2003.2. Гражданский кодекс. М., Инфра - М., 2003.3. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., Инфра - М., 2003.4. Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Юридическая литература, 1982. -382 с. 5. Алексеев С.С. Теория права. - М.: Издательство БЕК, 2000. -325 с.6. Бабаев В. К. Теория современного советского права. Н. Новгород, 1991. 374 с.7. Васильев А. М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976. 216 с.8. Венгеров А. Б. Теория государства и права. Ч. 2. Теория права. Москва, 2002 г. Т. 2. 391 с.9. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961.10. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. М.: Юрайт, 2000. 387 с.11. Малько Л.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994. 98 с.12. Марченко М.Н. Теория государства и права. Москва, 1999 г. 375 с.13. Недбайло П.Е. Объективное и субъективное в праве (К итогам дискуссии) / Правоведение. 1974. № 1.14. Основы государства и права: Учебное пособие для поступающих в вузы / Под ред. О.Е. Кутафина - 2-е изд., переработанное и дополненное - М.: Юрист, 2002 г. 296 с.15. Общая теория государства и права / Под ред. В.В. Лазарева. - М.:Юристъ, 2002. - 376 с.16. Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. - М.: Юристъ, 2000. - 512 с.17. Сырых В.М. Теория государства и права. Учебник для вузов. - М.:Былина, 2000. - 534 с.18. Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова иА.В. Малько. - М.: Юристъ, 2003 г. 720 с.19. Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М.Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. - М.: ЮНИТИ - ДАНА, Закон и право, 2000. - 693 с.20. Теория права и государства: Учебник / Под редакцией проф. В.В.Лазарева - М.: Право и Закон, 2000. - 424 с.21. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. профессора В.Г. Стрекозова. - М.: «Дабахов, Ткачев, Димов», 2002. -427 с.22. Якушев А.В. Теория государства и права. Конспект лекций. Москва, «Издательство ПРИОР», 2000 г. 366 с.23. Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. - М.: 1999. – С. 183. 24. Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. - М.: Юристъ, 2000. – С. 344-347.25. Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. А.С. Пиголкина,- 2-е изд., исправленное и дополненное изд-во МГТУ им Н.Э. Баумана, 2000. С. 278.26. Марченко М.Н. Теория государства и права. Москва, 1999 г. С. 245.27. Основы государства и права: Учебное пособие для поступающих в вузы / Под ред. О.Е. Кутафина - 2-е изд., переработанное и дополненное - М.: Юрист, 2002 г. С. 197 28. Бабаев В. К. Теория современного советского права. Н. Новгород, 1991. С. 24.29. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. М.: Юрайт, 2000. С. 291.30. Теория права и государства: Учебник / Под редакцией проф. В.В.Лазарева - М.: Право и Закон, 2000. – С. 322.31. Венгеров А. Б. Теория государства и права. Ч. 2. Теория права. Москва, 2002 г. Т. 2. 391 с.32. Якушев А.В. Теория государства и права. Конспект лекций. Москва, «Издательство ПРИОР», 2000 г. С. 263-265.33. Малько Л.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994. С.6.34. Афанасьев В.С. Законность и правопорядок // Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1997. , «систему реально действующего права» 35. Витрук Н.В. Законность: понятие, защита и обеспечение // Общая теория права / Под ред. В.К.Бабаева, Н. Новгород, 1993.