Профилактика правонарушений среди осужденных

Московский государственный университет экономики статистики и информатики (МЭСИ) ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Московский государственный университет экономики статистики и информатики

(МЭСИ)

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

«Профилактика правонарушений среди осужденных»

Выполнил:

Научный руководитель:

Рецензент:

Допущено к защите

Зав. кафедрой__________

«___»___________2004г.

ПЛАН

Введение 3

Глава I . Обеспечение правопорядка в местах лишения

свободы как основа уголовно- исполнительной

политики государства 6

Глава II . Структура правонарушений в местах

лишения свободы 29

а) Нарушение и злостное нарушение требований

режима в местах лишения свободы 29

б) Состояние преступности в местах лишения свободы 34

Глава III . Меры по предупреждению правонарушений

в местах лишения свободы 42

Заключение 68
Библиографический список 70

ВВЕДЕНИЕ

Лишение свободы занимает значительное место в системе уголовных наказаний и заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию - поселение или помещения в исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму. Лица, осужденные к лишению свободы, не достигшие к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста, помещаются в воспитательные колонии общего или усиленного режима (ч.1 ст. 56 УК РФ).

Лишение свободы как и любое другое наказание, предусмотренное УК РФ применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч.2 ст. 43 УК РФ). Таким образом лишение свободы направлено еще и на выполнение превентивных функций.

Восстановление социальной справедливости путем наказания осужденного осуществляется применительно к обществу в целом, так и к потерпевшему в частности. Социальная справедливость в обществе восстанавливается в возможных пределах: государство частично возмещает причиненный ущерб за счет штрафа, конфискации имущества, принудительных работ исполняемых осужденными во время отбывания наказания в виде лишения свободы и других видов наказания; граждане убеждаются в том, что государство способно обеспечить наказание преступника, и наказывает его в соответствии с законом, исходя из рациональных и социопсихологических соображений, то есть учитывая начала гуманизма, соразмерности, эффективности. По отношению к потерпевшему социальная справедливость восстанавливается путем защиты его законных интересов и прав, нарушенных преступлением. Реализуя эту цель, наказание (речь идет о лишении свободы) должно обеспечить возможность возмещения причиненного вреда и в возможных пределах - соразмерность лишения или ограничения прав и свобод осужденного страданиям потерпевшего, которые он вынужденно потерпел вследствие совершенного преступления. При том нужно учитывать, что наказание не ставит перед собой цель причинения страдания осужденным.

Исправление осужденного соответствует цели специального предупреждения преступлений. Она достигается, когда осужденный не совершает новых преступлений. По ст. 43 УК РФ цель исправления осужденного не направлена на достижение таких результатов, как перевоспитание осужденного в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам человеческого общежития, хотя и предполагает использование любых законных и разумных средств позитивного изменения личности и социальных связей осужденного.

Для достижения данной цели, то есть специального предупреждения преступлений, наказание должно действовать на осужденного наряду с иными правовыми и не правовыми средствами. Эффективность достижения данной цели выражается в соотношении общего и специального рецидива.

Существуют и другие понятия эффективности наказания, и в частности лишения свободы. Так А.М. Яковлев считал, что эффективность наказания - это степень реального обеспечения безопасности общества.

Кроме того, как указывал М.Д. Шаргородский на эффективность уголовного наказания влияют:

1) соответствие уголовного запрета объективным закономерностям, существующим в обществе;

2) соблюдение принципов уголовного права;

3) неотвратимость наказания, что определяется степенью раскрываемости преступления, обеспечением кратчайшего срока от совершения преступления до наказания за него;

4) стабильностью уголовной политики;

5) законностью и обоснованностью судебных приговоров.

Что же касается предупреждения совершения новых преступлений, то это относится к тем лицам, к которым наказание не применялось. То есть неотвратимость наказания должна удерживать социально-неустойчивых индивидов от попыток совершения преступлений.

Таким образом, эффективность процесса исполнения наказания является залогом достижения наказанием своих целей, значение чего нельзя переоценить.

Целью данного дипломного исследования явилось определение структуры и причинности правонарушений в местах лишения свободы. Достижение поставленной цели опосредовано решением следующих задач :

1) исследование состояния правопорядка в местах лишения свободы;

2) анализ существующих норм УК РФ и УИК РФ, регламентирующих содержание и порядок реализации данного вида наказания, а также норм, определяющих виды правонарушений в местах лишения свободы и меры правового воздействия на правонарушителей;

3) исследование комплекса причин и условий, способствующих совершению правонарушений и преступлений;

4) разработка комплекса рекомендаций и предложений по предупреждению правонарушений в местах лишения свободы.

Представленная работа состоит из введения, трех глав, двух параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

1 ОБЕСПЕ ЧЕНИЕ ПРАВОПОРЯДКА В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ

СВОБОДЫ КАК ОСНОВА УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ

ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА

Процессы демократических преобразований общества, утверждение принципов социальной справедливости побудили ускорить реформирование и серьезно заняться проблемами защиты гражданских прав, законных интересов и безопасности осужденных, созданием нормальных условий отбывания наказания в местах лишения свободы.

Уголовно-исполнительная система осуществляет свою деятельность в относительно нелегких условиях социально-политической и экономической обстановки, характеризующейся невысоким уровнем производства, низким благосостояния значительной части населения, безработицы.

Как следствие этого, объективно ухудшается и социально-правовая характеристика лиц, осужденных к лишению свободы, отличающихся повышенной криминогенностью.

Без определения понятия и сущности правового обеспечения реформирования УИС невозможно сформулировать его цель и задачи на перспективу, что в свою очередь не позволяет эффективно осуществлять реформу уголовно-исполнительной системы, рассчитывая на социально значимые результаты.

Для понимания сущности правового обеспечения принципиальным является общетеоретическое положение о том, что «право» выступает в форме 1) идей, представлений; 2) юридических предписаний (велений или установлений), исходящих от государства, и 3) действий или отношений, в которых реализуются идеи, принципы и предписания права"[1] . И если правовые идеи и представления имеют большее значение на этапе выработки концептуальных подходов к организации правового регулирования, то юридические предписания и действия субъектов правоотношений по их реализации оказывают непосредственное влияние на эффективность правового обеспечения, по сути, формируют его.

В юридической литературе, несмотря на довольно частое применение термина "правовое обеспечение", содержание данного понятия в достаточной степени не разработано[2] . Одним из наиболее значимых трудов, посвященных постановке и рассмотрению данной проблемы, является пособие В.А. Козбаненко[3] . Автор теоретически обосновал разграничение базовых юридических категорий "правовые основы", "правовое регулирование", "правовое обеспечение", выявил сущность и содержание этих терминов, показал особенности их использования в сфере государственного управления. При этом под правовым обеспечением В.А. Козбаненко предлагает понимать систему социально-правовых элементов и юридически значимых мер (средств, приемов и способов), влияющих на формирование и реализацию права. Эта система образуется из таких элементов, как: нормы права и его принципы, объективированные в законах, подзаконных нормативных и иных правовых актах; правовые отношения; акты применения норм права; акты реализации прав и обязанностей; государственно-правовые институты; оргструктуры; организационно-правовые меры, средства, приемы, методы, формы и другие элементы юридического опосредования социально значимых явлений, процессов и отношений[4] . В целом поддерживая высказанный автором подход к определению анализируемого понятия, некоторые его сущностные положения требуют уточнения и дальнейшего развития применительно к различным сферам общественных отношений. С нашей точки зрения, на современном этапе реформирования УИС особое значение приобретает формирование и развитие правового обеспечения в его узком (нормативном) смысле. Правовое обеспечение в таком понимании во многом совпадает с понятием правового регулирования, поэтому правомерно говорить о его нормативной подсистеме. Соответственно правовое обеспечение реформы уголовно-исполнительной системы в узком (нормативном) смысле составляют: международные правовые акты в области прав человека, борьбы с преступностью и обращения с правонарушителями; Конституция РФ; уголовно-исполнительное законодательство и другие федеральные законы, регулирующие отдельные направления деятельности УИС; нормативные правовые акты Президента и Правительства России; межведомственные нормативные правовые акты; ведомственные нормативные правовые акты; решения и разъяснения высших судебных инстанций по вопросам применения нормативных правовых актов в сфере исполнения уголовных наказаний. Нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации могут входить в рассматриваемую систему в случае заключения соответствующих договоров между ними и органами государственной власти Российской Федерации. Международные правовые акты в области прав человека, борьбы с преступностью и обращения с правонарушителями занимают особое место в системе правового обеспечения реформы УИС. Во-первых, они выступают одним из основных факторов, определивших реформирование уголовно-исполнительной системы на современном этапе. Во-вторых, в указанных документах содержатся основные права человека и международные стандарты обращения с различными категориями осужденных, а в соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права[5] . В-третьих, предписания международных договоров, о чем указывает ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, уже сегодня являются частью ее правовой системы и реально обеспечивают реформирование уголовно-исполнительной системы.

В настоящее время имеется достаточно много научной и учебной литературы, посвященной различным международным актам об обращении с осужденными, при этом авторы, как правило, основное внимание уделяют подробной характеристике универсальных или региональных специализированных стандартов и проблемам их реализации в России[6] . Такой подход, безусловно, оправдан, но для настоящего исследования интерес представляют прежде всего обязательные нормы международных правовых актов, определяющие естественные права человека, которые не могут нарушаться при исполнении уголовных наказаний. К таким "абсолютным" правам следует отнести право на жизнь, свободу и безопасность личности, запрет пыток, право на свободу мысли, совести и религии и др.

Правовое обеспечение реформы уголовно-исполнительной системы базируется на положениях международных правовых актов и Конституции Российской Федерации.

Укрепление правопорядка, обеспечение изоляции и дифференцированных ус­ловий содержания осужденных, гу­манизация исполнения наказаний - именно эти направления деятельно­сти являются важнейшими для служб безопасности учреждений и органов УИС.

Обеспечение безопасности и режима исполнения и отбывания наказания является основой деятельности исправительных учреждений России. Именно в этом направлении наиболее ярко проявляется содержание реформы УИС, осуществляемой в России, на принципах законности, гуманизма, строгом соблюдении прав человека, его интересов, гуманном отношении к осужденным.

Практически каждый восьмой из числа отбывающих уголовные наказания, осужден за убийство или умышленное причинение вреда здоровью потерпевшим различной тяжести, каждый десятый – за разбойное нападение или грабеж[7] .

Из числа отбывающих наказание в виде лишения свободы более 64 тысяч и находятся на принудительном лечении от наркомании и алкоголизма. Около 50% осужденных судимы неоднократно.

Но несмотря на это, в основе выбранного курса в первую очередь лежит нацеленность на избавление уголовно-исполнительной системы от характерных черт прошлого и ее преобразование в современную пенитенциарную структуру демократического правового государства. Главный упор сделан на приведение условий отбывания наказания в соответствие с требованиями общепризнанных международно-правовых актов, снятие неоправданных ограничений и укрепление правопорядка.

Исправительные учреждения стали доступнее для общественности, раскрыта пенитенциарная статистика, растут связи с религиозными и иными организациями[8] .

Реформа носит не косметический характер и, конечно же, не несет послабления законных требований, «заигрывания» с правонарушителями, а пересматривает принципиальные позиции взаимоотношения осужденного с государством, персоналом мест отбывания лишения свободы.

Уголовно-исполнительное законодательство России имеет своими целями и задачами исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как самими осужденными, так и другими лицами (превенция), регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осужденных, охрану их прав, свобод и законных интересов, оказание осужденным помощи в социальной адаптации.

Одним из главных средств достижения этих целей является режим в исправительных учреждениях. Конституция России устанавливает основные обязанности осужденных, в частности платить законно установленные налоги (ст. 57) и сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58).

Помимо норм Конституции, закрепляющих правовое положение осужденных, при определении системы правового обеспечения реформы УИС большое значение имеет конституционное положение (п. "о" ст. 71), согласно которому уголовно-исполнительное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. Это обусловлено как важностью регулируемых этим законодательством общественных отношений, их предназначением в деле обеспечения внутренней политики государства, так и заинтересованностью всех субъектов Федерации и самой Федерации в принципиально едином правовом пространстве в сфере уголовной политики, в едином порядке исполнения уголовных наказаний на всей территории страны. Из смысла данной статьи следует, что принятие и реализация законодательных актов в пенитенциарной сфере возлагаются только на федеральные органы государственной власти, перечисленные в ст. 11 Конституции, а именно на Президента Российской Федерации, Федеральное собрание (Совет Федерации и Государственную Думу), Правительство Российской Федерации в лице Министерства юстиции и его структурного подразделения - уголовно-исполнительной системы. Представляется оправданным вывод М.Г. Мойсеенко о том, что "конституционная формула в ведении Российской Федерации находятся" обозначает, таким образом, сферы, области, объекты, прерогативы и т.п., находящиеся под воздействием федеральной государственной власти[9] . Рассмотренные положения исключают возможность не только издания субъектами Федерации основополагающих законодательных актов по регулированию исполнения наказаний, но и "создания на местах" конкретных структур исполнительной власти, к которым относятся органы и учреждения, исполняющие уголовные наказания, в том числе наказания в виде лишения свободы. Соответствующими полномочиями субъектов Федерации, по мнению Г.А. Туманова и С.М. Петрова, наделяет статья 73 Конституции [10] .

Особую значимость в новых условиях реформирования УИС приобретают нормативные правовые акты Правительства России. Целесообразно выделить две группы правительственных решений по вопросам исполнения уголовных наказаний. Одна из них включает постановления, направленные на обеспечение жизнеспособности уголовно-исполнительной системы, ее нормальное функционирование на современном этапе реформы. Другая группа состоит из нормативных актов, принятие которых делегировало Правительству уголовно-исполнительное законодательство.

Нормативные правовые акты первой группы принимаются по текущим вопросам деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, когда требуется решение проблемы на правительственном уровне. Много таких проблем возникло с передачей УИС в Министерство юстиции. Председатель Правительства России в выступлении на Всероссийском совещании руководителей органов юстиции в декабре 1997 года отмечал: "Мы обязаны сохранить кадровый потенциал УИС, а это 300 с лишним тыс. сотрудников, гарантировать им в будущем все льготы и привилегии, которыми они пользуются сегодня. Исключительно важно не растерять по дороге из МВД в Минюст материально-техническую базу системы"[11] . Для того чтобы этого не произошло, следовало найти наиболее эффективные решения, и об этом свидетельствует Постановление Правительства РФ от 30 октября 1998 г. N 1254 "Вопросы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ"[12] , распространившее действие нормативных правовых актов Правительства России, регулирующих деятельность учреждений, органов, предприятий и подразделений уголовно-исполнительной системы МВД РФ, на УИС Минюста. Выполнение данного Постановления, безусловно, сыграло роль стабилизирующего фактора в сложный для системы исполнения уголовных наказаний период. В связи с возложением на учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, функции конвоирования осужденных и лиц, заключенных под стражу, Правительство РФ 5 апреля 1999 г. приняло соответствующее Постановление[13] , которое определило порядок и условия выполнения этой новой для уголовно-исполнительной системы задачи.

29 августа 2001 г. Правительство РФ утвердило Федеральную целевую программу "Реформирование уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации на 2002 - 2006 годы". Выполнение этой программы должно дополнительно ввести 45,7 тыс. мест для подозреваемых и обвиняемых в следственных изоляторах, 1863 места в исправительных колониях, 215 тыс. кв. м жилой площади для сотрудников УИС, привлечь к труду не менее 40 тысяч неработающих осужденных[14] .

Особое значение в период передачи УИС из МВД в Минюст России имели совместные нормативные правовые акты этих министерств. Общий Приказ N 495/90 от 30 июля 1998 г. обязывал руководителей всех уровней на этапе передачи обеспечить надлежащий правопорядок, не допустить массовых беспорядков, групповых эксцессов, роста тяжких преступлений в местах лишения свободы. С этой целью была разработана и введена в действие инструкция МВД и Минюста об организации взаимодействия в сфере оперативно-розыскной деятельности. Утверждены приказы о порядке использования систем связи, автоматизированной обработки и передачи информации МВД и уголовно-исполнительной системы Минюста, о совместном использовании архивов и о реорганизации деятельности уголовно-исполнительных инспекций.

В связи с ухудшением санитарно-эпидемиологической обстановки в исправительных учреждениях, необходимостью принятия более эффективных мер по охране здоровья осужденных принят ряд совместных нормативных правовых актов Министерства здравоохранения РФ и Министерства юстиции РФ. Среди них: Приказ об утверждении перечня медицинских противопоказаний к отбыванию наказания в виде лишения свободы в отдельных местностях Российской Федерации осужденными к лишению свободы[15] и очень важный с точки зрения гуманности и целесообразности исполнения лишения свободы в отношении больных осужденных Приказ об их освобождении от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью[16] . Последний нормативный акт в качестве приложений содержит Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, и Порядок медицинского освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью. Учитывая важность указанных документов для соблюдения прав осужденных, для преодоления ведомственных интересов в вопросах освобождения осужденных от отбывания наказания в виде лишения свободы в связи с тяжелой болезнью в соответствии с ч. 8 ст. 175 УИК РФ[17] предусмотрено их утверждение Правительством Российской Федерации.

По сравнению с ранее действовавшим Исправительно-трудовым кодексом РСФСР новый Уголовно-исполнительный кодекс РФ внес весьма существенные изменения в режим исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы.

Что же представляет из себя режим в современных исправительных учреждениях России и каковы его основные требования?

Ответ на этот вопрос находится в ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, где говорится, что режим в исправительных учреждениях, установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами, – это порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказаний[18] .

Закон возлагает на осужденных строго определенные обязанности, органически вытекающие из требований режима.

Неисполнение осужденными возложенных на них обязанностей, а также невыполнение законных требований администрации исправительных учреждений влекут установленную законом ответственность. Перечень мер взыскания, которые в этом случае могут применяться к нарушителям, четко определен законом.

Наряду с этим уголовно-исполнительный закон наделяет осужденных довольно широким спектром прав.

Сегодня можно констатировать, что в основном исполняется такое требование уголовно-исполнительного законодательства, как отбывание наказания осужденными в пределах территории субъекта Российской Федерации, где они проживали до осуждения или были осуждены, что в значительной мере позволяет регулярному, в рамках закона, общению лиц, отбывающих лишение свободы, со своими родственниками.

Выработалась и закрепляется на практике тактика дифференцированного подхода к исправлению различных категорий осужденных, при которой правонарушители, пытающиеся противостоять администрации, сохранить паразитический образ жизни в колонии, отрицательно влияющие на основную массу осужденных, максимально изолируются от нее и в отношении них значительно сужается круг льгот, предусмотренных законом. Для изоляции таких лиц используются возможности запираемых помещений, штрафных изоляторов, помещений камерного типа, одиночных камер и т.д. Для тех же, кто осознал несостоятельность этой линии поведения, предоставляются все предусмотренные законом льготы, обеспечивается защита от отрицательного влияния нарушителей установленного законом порядка исполнения и отбывания наказания.

Принимаются меры по созданию необходимых условий для осужденных, которым в целях успешной социальной адаптации, за шесть месяцев до освобождения может быть предоставлено право проживать и работать под надзором администрации за пределами исправительной колонии.

Широко практикуется предоставление осужденным выездов за пределы исправительных учреждений, а осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, – проведение вне этих учреждений выходных и праздничных дней.

Аналогичное положение отмечается и в выполнении других нововведений уголовно-исполнительного законодательства России.

Следует отметить, что введение и правильное применение прогрессивных норм в значительной мере оздоровило обстановку в исправительных учреждениях, положительно повлияло на состояние социально-психологического климата среди осужденных, на взаимоотношения последних с персоналом пенитенциарных учреждений.

Четкие перспективы, обозначенные в законе, его демократичность дают понять каждому осужденному, что условия, в которых он будет отбывать наказание, и в конечном итоге срок его пребывания в исправительном учреждении во многом зависят от него самого, от его правопослушности и степени исправления.

Следует отметить, что в течение последних лет не снижается активность уголовно-преступного элемента по противодействию персоналу пенитенциарных учреждений в обеспечении установленного порядка исполнения наказаний. Попытки подкупа, шантажа и запугивания нередко перерастают в угрозы и акты физического воздействия на сотрудниковИУ,активно участвующих в обеспечении правопорядка, и членов их семей. В отношении персонала уголовно-исполнительной системы продолжают совершаться дерзкие преступления. Только в исправительных колониях за 2001 год совершено 52 нападения на сотрудников[19] .

При явном неповиновении осуж­денных сотрудники ИУ в соответствии с Законом РФ[20] «Об учреждени­ях и органах, исполняющих уголов­ные наказания в виде лишения сво­боды» 10573 раза применяли спец­средства против нарушителей. Од­нако количество таких случаев со­кратилось на 11,2%, в том числе при­менение средств типа «Сирень» - на 20,1%.

Вместе с тем, несмотря на наме­тившиеся положительные тенден­ции, в деятельности отдельных тер­риториальных органов УИС имеют­ся существенные недостатки в час­ти комплектования служб безопас­ности, обеспечения правопорядка и организации надлежащего режима. Прежде всего следует иметь в виду, что различаются, хотя и тесно взаимосвязаны, особенные общесоциальные причины и условия наказательной преступности в целом; факторы, влияю­щие на территориальные и временные различия преступности в ИУ, и причины, условия преступного поведения в местах лише­ния свободы, действующие, как уже отмечалось, на личностно-микросредовом уровне.

Государство, проводя свою уголовно-исполнительную политику и стремящееся к обеспечению правопорядка в местах лишения свободы, прежде всего должно выявлять причины и условия способствующие совершению преступлений. В целом причины и условия преступлений можно разделить на внутренние и внешние. Поэтому факторы, воздействующие на состояние преступ­ности в местах лишения свободы, в ряде случаев могут быть отне­сены к внешним условиям преступного поведения. Сюда же отно­сятся факторы, влияющие на различия, порой весьма существен­ные, в структуре и динамике преступности в зависимости от вида колонии, содержания производства, места ее расположения и др.

Причины и условия преступного поведения в местах лише­ния свободы можно разделить, как известно, на внутренние и внешние. Подобное деление означает: внутреннее - это внутри личности преступника, внешнее - значит вне его, т. е. все формы воздействия на преступника извне.

Внутренней причиной преступного поведенияявляется криминогенная мотивация, прежде всего поддержание престижа и завоевание авторитета среди осужденных, переходящая в ряде случаев в насильственную, корыстную и т. п. мотивацию типа преступного поведения.

В местах лишения свободы и при исполнении других видов уголовных наказаний основное значение имеет стремление ук­лониться от их исполнения. Кроме того, выделяется мотивация желания завоевать лидерство, проявляющееся в стремлении про­демонстрировать силу, навязать свою волю другим, используя прежде всего свои организаторские способности (что может при­вести к совершению насильственных преступлений, хулиганству, организации групповых эксцессов и т. п.).

В ценностной ориентации, приводящей к совершению пре­ступлений в ИУ, особую специфику имеет отношение к ряду ценностей. Это:

1) отрицательный настрой на соблюдение режима (около 2/3 привлеченных к уголовной ответственности - нарушители режима, причем большинство из них - злостные);

2) негативное отношение к труду, выражающееся или в откры­том отказе от работы, или в скрытом, когда осужденный выходит на работу, но фактически ничего не делает (напри­мер, 69,6% осужденных за убийство недобросовестно относи­лись к труду)[21] . Это связано с вынужденностью труда в местах лишения свободы, с отсутствием в его содержании творчес­кого начала и т. п.;

3) отрицательное отношение к общеобразовательному и про­фессионально-техническому обучению, поскольку эти ценности связаны прежде всего со свободой, а нереальность ее получения в ближайшее время приводит к обесцениванию учебы, кроме того, учеба воспринимается как вынужденная;

4) неприятие любых форм воспитательной работы, связанное главным образом с их формальным и неумелым проведением; в частности, любой воспитатель, в особенности в ИУ, должен обладать ораторских искусством;

5) лояльное отношение к осужденным, вновь совершающим пре­ступления в местах лишения свободы, если этот тип преступ­ного поведения соответствует обычаям, традициям преступ­ной среды;

6) принятие и соблюдение преступной субкультуры.

Таково отношение рецидивистов к основным ценностям в местах лишения свободы.

Кроме того, в основе процесса мотивации лежат потребности, у преступников извращенные. В условиях лишения свободы у лица продолжает действовать потребность в половом общении, но по­скольку ее удовлетворение ограничено условиями изоляции, однополовым составом осужденных, предоставлением определенного количества длительных свиданий, что, кстати, является внешними условиями половых извращений в ИУ, то на основе негативной ценностно-ориентационной направленности, крайнего примити­визма, цинизма и бездуховности осужденного эта естественная половая потребность может трансформироваться в аномальную и привести к совершению ряда половых эксцессов в ИУ.

В местах лишения свободы большое значение имеет также отношение осужденных к таким ценностям, как свобода, спра­ведливость, наказание, нормы уголовного права и т. п.

Внутренними условиями преступного поведения , как мы по­лагаем, являются особенности психофизиологической и психо­логической среды осужденных, вновь совершающих преступле­ния в ИУ, воздействующие на: а) скорость протекания кримино­генной мотивации; б) тождественность восприятия криминоген­ной ситуации, самого себя; в) адекватность отреагирования на ситуацию.

К внутренним условиям, чаще всего способствовавшим со­вершению преступлений осужденными в условиях изоляции, сле­дует отнести следующие:

1) наличие у значительного количества осужденных тех или иных невротических отклонении (в большей степени истерии, неврозы) и психических аномалий (это и психические болезни, и те или иные психопатии у несовершеннолетних, содержащихся в ВК, акцентуации характера и т. п.). По разным данным, 10 - 80% осужденных за совершенные преступления в ИУ имеют психические аномалии. Эти отклонения затрудняют осужденному возможность в полной мере осознавать значение своих действий, руководить ими и зачастую именно поэтому способствуют совершению ими преступлений.

2) примерно половина всех привлеченных за совершенные преступления в ИУ - это лица до 25-летнего возраста, имеющие уже, с одной стороны, определенный жизненный опыт, сформированные негативные ценностные ориентации, наличие двух или трех судимостей и т. д., но вместе с тем со­храняющие еще элементы инфантилизма, противоречивость и двойственность психики, отражающиеся в характере совер­шаемых ими преступлений.

3) эти лица в большинстве случаев имеют невысокий образовательный уровень (убийцы, например, 5-7 классов, в среднем) и соответственно примитивную структуру потреб­ностей. Недостаточное их интеллектуальное развитие, неспо­собность к абстрактному мышлению, установленные, например, в результате криминологических исследований у всех лиц, и совершивших побеги и убийства в ИУ, сказываются на преобладании у них эмотивных побуждений, т. е. прежде всего эмоций. При совершении же насильственных преступлений (а их в ИУ - не менее одной трети) в мотивации преоблада­ет сложившаяся в течение довольно длительного времени отрицательно-эмоциональная установка к потерпевшему, ссужающая до предела возможности сознания.

4) эмоциональная неустойчивость, несдержанность лица, ограниченные возможности самоуправления в экстремальных условиях, преобладание возбуждения над торможением, эмо­ций над разумом характерны для большинства осужденных, совершающих преступления в ИУ.

5) конформность, зависимость от других осужденных, обус­ловленная ограниченным кругом общения, невозможностью лица сменить по желанию эту среду по своему усмотрению в случае возникновения конфликтов и т. п., вызывает тем не менее подсознательно естественное стремление вырваться иззамкнутого круга; отсюда побеги и иные проявления уклоне­ния от наказания.

6) интровертированность осужденных, т. е. погружение в свои мысли, в свое «я». Как следствие - склонность к самоанализу, необщительность, пессимизм, скрытность и другие свойства, которые способны при отсутствии длительной разрядки раз­решиться в эмоциональном взрыве: хулиганстве, насилии, побеге или просто в злостном нарушении режима.

7) повышенная тревожность, выражающаяся в страхах, осторожности, стремлении к минимальности в контактах, в постоянной погруженности в раздумья, вызывает в конечном счете невротическое или психическое заболевание, если не находит своей разрядки, в том числе и путем совершения преступления, особенно связанного с активными телодвижения­ми, т. е. чаще всего с насилием, половыми эксцессами.

8) повышенное самомнение, упрямство, а у особо опасных пре­ступников в колонии или тюрьме - повышенный самоконт­роль, которые, наряду с организаторскими способностями, со­действуют формированию лидерства, организации и совершению тщательно подготовленных, как правило, тяжких пре­ступлений в условиях изоляции, а потому труднораскрывае­мых. Кроме того, особую роль играют различные психические состояния, как специфические для осужденных (тоска, уны­ние, угнетенность и т. п.), так и общие, типичные, например стрессовые, фрустрационные, аффективные, а также состоя­ние опьянения и другие, кратковременно протекающие, про­являющиеся непосредственно в момент совершения преступ­ления, обычно усиливающие проявление относительно устой­чивых свойств.

Внешней причиной преступного поведения является, по нашему мнению, криминогенная ситуация, под которой понимается относительно длительное состояние отношений, по меньшей мере между двумя сторонами, направленное на всё возрастающее причинение вреда общественным отношениям и действие которой в большей степени как конфликтной проявляется при совершении большинства преступлений в ИУ, причем не только при совершении насильственных (т. е. связанных так или иначе с причинением физического вреда лицам), но и корыстных, при совершении побегов и др.

Под конфликтом обычно понимается одноразовое столкно­вение между субъектами в форме ссоры, драки, скандала и т. п.

Под конфликтной криминогенной ситуацией в местах лишения свободы следует понимать относительно длительное, напряжен­ное состояние обостряющихся отношений между субъектами, вы­ражающееся в возрастании степени тяжести, повторяющихся и окончательно, одноактно, неразрешаемых конфликтов и в фор­мировании негативно-эмоциональной установки друг к другу.

Структуру всякой криминогенной ситуации обычно образуют субъекты, объекты, содержание, методы, стадии.

Субъектами данной конфликтной криминогенной ситуации чаще всего являются: а) с одной стороны - группа осужденных, с другой - администрация ИУ, с третьей - враждебная ей иная группа осужденных, т. е. различные виды межгрупповых ситуа­ций; б) с обеих сторон по одному осужденному, т. е. диадические межличностные ситуации. Сюда также следует отнести конф­ликтную ситуацию между осужденным и сотрудником ИУ; в) с одной стороны - осужденный, а с другой - их группа.

Для деятельности ИУ наиболее опасны диадические меж­групповые конфликтные криминогенные ситуации, так как они приводят к массовым эксцессам с участием большого количе­ства осужденных. Кстати, это могут быть и эксцессы между враж­дующими группировками осужденных.

Объектом криминогенной ситуации является какая-либо цен­ность, из-за которой вообще происходят одноразовые конфлик­ты, возникают проблемы, стрессы и т. п. (общие объекты), вокруг которых концентрируется напряженность отношений, усложня­ется проблема, обостряется стресс и т. д. (концентрирующие объек­ты) и из-за которых в конце концов совершается преступление (предельные объекты).

Объектами конфликтных криминогенных ситуации в местах лишения свободы, причем концентрирующими, чаще всего явля­ются: а) в межгрупповых ситуациях: злоупотребления и произ­вол со стороны сотрудников и активистов - осужденных, права осужденных и т. п.; б) в диадических межличностных ситуациях среди осужденных: проигрыш в азартной игре и необходимость уплаты долга, принуждение к гомосексуальному акту, использо­вание в отношении друг друга оскорбительных выражений и т. д.

Содержание криминогенной ситуации - это характер отноше­ний между субъектами, т. е. какие они по существу, по смыслу, а также тенденции развития связей между ними, иначе говоря, в каком направлении они развиваются, в какую сторону и к како­му результату могут привести.

Содержание конфликтной криминогенной ситуации в ИУ заключается, с одной стороны, в возникновении и поддержании напряженных отношений между субъектами, с другой - в неук­лонном обострении отношений между субъектами, что может протекать и резко, когда отношения между ними только обо­стряются без всяких улучшений, с каждой встречей или цикли­чески, когда контакт между ними то улучшается - отношения «теплеют», то снова ухудшается - отношения обостряются и с каждой встречей становятся все хуже.

Методы данной ситуации - это способы, средства воздействия, направленные на управление отношениями со стороны каждого из субъектов в отношении друг друга.

Методы по характеру, направленности воздействия можно раз­делить на: активно-негативные (например, агрессия вербальная - угрозы, оскорбление, клевета и т. п. или физическая - истязание, мучение, пытки и т. п.), шантаж, взятка и т. п. со стороны одного из субъектов; активно-позитивные, например: обращение за по­мощью к администрации, оказание сопротивления агрессии (не­обходимая оборона), явка с повинной их. п.; пассивные, т.е. бездеятельность, безразличие к развитию конфликтных отноше­ний со стороны субъектов, осужденных или администрации, ког­да не предпринимается никаких мер со стороны одного из субъек­тов, что обычно приводит к отягощению ситуации.

Стадии конфликтной криминогенной ситуации выражаются: 1) в возникновении предкриминогенной ситуации, например про­блемной, стрессовой, конфликтной; 2) в перерастании предкри­миногенной ситуации в криминогенную вследствие постепен­ного обострения отношений между субъектами; 3) в исходе кон­фликтной криминогенной ситуации в совершении преступле­ния в ИУ.

При этом в результате исследований было установлено, что конфликтные криминогенные ситуации, образуемые двумя и более конфликтами, в ИУ составляют 67% из всех случаев совершения преступлений[22] . Кроме того, вторая стадия ситуации до ее завершения в преступлении в 3% случаев длится до 1 часа, в 8% - до 1 суток, в 14% - до 10 суток, в 9% - от 10 до 30 суток, зато в 27% - до 6 месяцев, а в 6% - свыше 6 месяцев.

Таким образом, конфликтная криминогенная ситуация более чем в половине случаев длится свыше 10 суток, т. е. имеет отно­сительно длительный характер, позволяющий позитивно вмешать­ся в ход ее развития.

Такова структура конфликтной криминогенной ситуации в местах лишения свободы.

Внешние условия преступного поведения в местах лишения сво­боды заключаются в особенностях микросреды, содействующих или препятствующих развитию конфликтной криминогенной ситуации, а также непосредственному совершению там преступ­лений. Фактически они отражаются в различных недостатках деятельности ИУ. Вопрос о внешних условиях наиболее полно исследован в криминологической литературе и находит свое от­ражение чуть ли не в любом приказе, обзоре, справке и иных нормативных актах МВД, прокуратуры, так или иначе касающихся деятельности ИУ, борьбы с рецидивной преступностью. Здесь следует выделить прежде всего технические и организационно-управленческие условия:

1) технические условия заключаются в техническом Несовершенстве охранно-тревожной сигнализации, инженер­но-технического оборудования, противобросовых устройств, системы круглосуточного наблюдения за осужденными, в от­сутствии соответствующей аппаратуры для проверки содер­жания посылок и передач, осмотра автомашин, проведения как личных обысков, так и соответствующих обысков и ос­мотров в жилой и производственной зонах мест лишения свободы и т. п.

2) организационно-управленческие недостатки:

а) значительное превышение фактического контингента осужденных над лимитом насыщения некоторых коло­ний, что приводит как к неполной трудовой занятости, к трудностям их бытового устройства, так и к невозможно­сти охватить всех осужденных воспитательной и иной работой по их исправлению и перевоспитанию;

б) неукомплектованность некоторых частей и служб ИУ вы­сококвалифицированными кадрами (в том числе и опе­ративной, безопасности, оперативными дежурными, на­чальниками отрядов и др.), а также упущения в подборе, расстановке, повышении квалификации кадров, их про­фессионального мастерства;

в) низкая исполнительская дисциплина отдельных работ­ников, в том числе руководителей частей, служб, колоний, отделов и управлений по исполнению уголовных наказаний в части организации контроля по выполне­нию приказов, указаний, директив МВД РФ, касающихся безопасности, совершенствования оперативно-розыскной и предупредительной работы;

г) отсутствие постоянной и качественной информации у ад­министрации о негативных явлениях и процессах, проис­ходящих в среде осужденных, а главное - о конфликтных криминогенных ситуациях или неполнота этой информа­ции, а также ненадлежащий ее учет и особенно оценка, проистекающие в основном из незнания должностными лицами показателей криминализации ситуаций, мер, необходимых к принятию в типичных ситуациях на данный момент, и из недостатков организации работы по обеспеч­ению безопасности и оперативной работы;

д) непринятие своевременных мер по выявлению лидеров среди отрицательной части осужденных, авторитетов пре­ступного мира, «воров в законе», враждующих группиро­вок и по разложению их изнутри с целью предупрежде­ния групповых и массовых эксцессов, насильственных преступлений и т. п.

Кроме того, в криминологической литературе внешние усло­вия в зависимости от непосредственных задач частей и служб ИУ, объекта их деятельности делятся тоже на две группы[23] :

1) условия, создающие физическую возможность для совершения преступлений в местах лишения свободы, которые заклю­чаются в основном в недостатках охраны и надзора за осуж­денными как в жилой, так и производственной зонах, что на­ходит проявление в совершении ряда нарушений режима, приводящих в конечном счете к преступному поведению (раз­личные виды обращения с запрещенными веществами и пред­метами, особенно проникновение наркотиков, спиртного, колюще-режущих предметов, оружия, кроме того, пьянство, игра карты и другие азартные игры, установление нелегальных связей с вольнонаемными служащими, администрацией и др.). Эта группа условий, как понятно, проистекает в основном из упущений в деятельности службы охраны, оперативной части, службы безопасности колоний и тюрем.

2) условия, являющиеся следствием недостатков процесса по исправлению и перевоспитанию осужденных, т. е. по искорене­нию у них криминогенных мотиваций (извращенных потреб­ностей, негативных ценностных ориентации, отрицательно-эмоциональных установок и т. п.). В свое время они привели к совершению преступления и осуждению к наказанию в виде лишения свободы, т. е. такие обстоятельства, которые связаны прежде всего с целевым назначением колоний и тюрем. В свою очередь эта группа условий является следствием недостатков деятельности отделов по воспитательной работе.

Таким образом, внутренние причины преступного поведе­ния в ИУ заключаются в криминогенной мотивации поддер­жания престижа в среде осужденных, внутренние условия - в особенностях психической и психофизиологической среды осужденных, прежде всего в их тревожности, интровертированности, эмоциональной нестабильности и т. п., внешние причи­ны - в конфликтной криминогенной ситуации между осуж­денными, администрацией и другими субъектами, а внешние ус­ловия - в особенностях микросреды исполнения наказания при изоляции.

Изучение причин и условий побегов из-под надзора свидетельству­ет о том, что они совершаются, как правило, в результате отсутствия контроля за деятельностью подчи­ненных учреждений со стороны аппаратов территориальных органов УИС, формального или халатного отношения некоторых руководите­лей и их подчиненных к выполнению своих служебных обязанностей, иг­норирования требований нормативных актов, низкого уровня организа­ции и несения службы сотрудника­ми отделов безопасности, отсут­ствия комплексного подхода к осу­ществлению постоянного контроля за осужденными, упущений в орга­низации их трудовой занятости и неудовлетворительного коммуналь­но-бытового обеспечения спецкон­тингента.

Служебные расследования по фактам побегов иногда проводятся на крайне низком профессиональ­ном уровне. В заключениях не дает­ся полная и объективная информа­ция о личностных характеристиках осужденных, их совершивших, не называются конкретные причины, способствующие побегу. Все объяс­нения сводятся к стандартным фра­зам о плохом надзоре и контроле за осужденными и об отсутствии опе­ративной информации. В итоге, как правило, предлагается наказать со­трудников, виновных в их допуще­нии. Меры по устранению причин и условий, способствующих соверше­нию побега, не принимаются.

Отрицательно влияет на эффек­тивность работы оперативно-ре­жимных служб их низкая техничес­кая оснащенность. В свою очередь, это осложняет принятие своевре­менных мер по обнаружению отсут­ствия осужденных и организации их розыска. Обеспеченность носимы­ми радиостанциями составляет 60%, изделиями ПР-73 - 62,2%, спе­циальными средствами типа «Си­рень» - 54,6%. При этом более тре­ти имеющейся техники подлежит списанию. Менее чем на четверть укомплектованы отделы безопасно­сти ИК ручными металлообнаружителями типа «Гамма». Наиболее сложная ситуация с технической ос­нащенностью отмечается в ИК Ныробского, Красноярского, Усольского УЛИУ. Почти во всех колониях нет аудиовизуальных средств надзора, из-за чего значительно снижается эффективность профилактических мероприятий[24] .

В целях дальнейшего укрепления правопорядка в ИУ и совершенство­вания оперативно-служебной дея­тельности службы безопасности не­обходимо осуществить комплекс мер, направленных на неуклонное исполнение уголовно-исполнительного законодательства, ведом­ственных нормативных правовых ак­тов, регламентирующих вопросы режима и надзора.

В первую очередь это:

1) приведение порядка и условий отбывания наказаний осужденными в ИУ в строгое соответствие с дей­ствующим законодательством;

2) обеспечение надежной профи­лактики преступлений и иных право­нарушений со стороны осужденных;

3) изоляция лидеров преступной среды от основной массы спецкон­тингента, дифференцированный подход к осужденным в зависимос­ти от их поведения и социально-нравственной запущенности;

4) комплектование и оснащение службы безопасности, совершен­ствование системы первоначально­го обучения и профессиональной подготовки личного состава;

5) усиление требований к организа­ции службы по надзору и дальней­шее совершенствование взаимо­действия всех служб ИУ по предотв­ращению побегов и других правона­рушений;

6) принятие мер по организации ЕПКТ в каждом территориальном органе УИС;

7) обеспечение выполнения режим­ных требований на территориях, прилегающих к ИК.

Особое внимание с учетом реаль­но складывающейся оперативной обстановки следует уделить реали­зации Федерального закона от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголов­ный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Рос­сийской Федерации» и в первую очередь обеспечению постоянного наблюдения и контроля за осужден­ными за счет правильного перерас­пределения имеющейся численнос­ти персонала надзора в исправи­тельных учреждениях[25] .

Хотелось бы отметить что, несмотря на возникающие трудности, такие общеевропейские принципы деятельности пенитенциарных учреждений, как нормализация, открытость, ответственность, безопасность, адекватное реагирование и оптимальное использование ресурсов, все больше и больше находят свое применение в работе исправительных учреждений России.

2 СТРУКТУРА ПРАВОНАРУШЕНИЙ В МЕСТАХ

ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

2.1 Нарушение и злостное нарушение требований режима в местах лишения свободы

В принятом в декабре 1996 г. Уголовно-исполнительном кодексе РФ перечислены нарушения порядка отбывания наказания (режима), относящиеся к кате­гории злостных. В соответствии с ч. 1 ст. 116 УИК к ним относятся: употребление наркотиков; мелкое ху­лиганство; угроза, неповиновение представителям ад­министрации исправительного учреждения или их ос­корбление; мужеложство; лесбиянство; организация забастовок или, иных групповых неповиновений, а равно активное участие в них; организация группиро­вок осужденных, направленных на совершение ука­занных нарушений или активное участие в них[26] .

Употребление осужденным наркотиков – является нарушением только в том случае, если данный факт имел место без назначения врача. Следует обратить внимание практических работников на необходимость медицинского освидетельство­вания осужденного, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии наркотического опьянения. К обследованию целесообразно привлекать специалиста-нарко­лога. В случае невозможности провести освидетельст­вование при доставлении (обнаружении) нарушителя (например, ночное время) его необходимо провести в самое ближайшее время. Полученные результаты приобщаются к материалам проверки по факту нарушения.

Если действия осужденного содержат признаки мелкого хулиганства, необходимо иметь в виду диспо­зицию ст. 20.1 КоАП РФ, определяющую указан­ное правонарушение как нецензурную брань в обще­ственных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок, и спокойствие граждан. На первый взгляд складывается впечатление об отсутст­вии в исправительных учреждениях такого объекта посягательства мелкого хулиганства, как общественный порядок. Однако его анализ как системы общест­венных отношений, урегулированных правовыми и моральными нормами, позволяет сделать вывод о на­личии указанного объекта правонарушения в учреж­дениях, исполняющих уголовные наказания. По об­щему правилу, каждая из указанных форм объективной стороны мелкого хулиганства образует самостоятельный состав правонарушения. Если вопрос, свя­занный с квалификацией нецензурной брани, пред­ставляется ясным, то квалификация иных форм мел­кого хулиганства нуждается в пояснениях.

Принимая во внимание специфику взаимоотноше­ний между, осужденными (деление на "касты" и т.п.), отмечу, что оскорбительное приставание может, например, выражаться в требовании одного заключенного к другому совершить акт мужеложства, лесбиянства, оказать различного рода услуги (как правило, не­законные) вопреки желанию осужденного, к которому обращено требование, совершить те или иные действия в пользу другого осужденного. Внешними прояв­лениями, "других подобных действий" являются азартные игре в камерах во время отдыха других осужденных, просмотра телепередач и т.д.

При квалификации указанных действий как хули­ганства следует иметь в виду, что отдых может иметь место не только в ночное, но и в дневное время, если бригада работала в ночную смену. Здесь необходимо принять во внимание требования распорядка дня, ко­торый составляется в каждом исправительном учреж­дении исходя из местных условий, продолжительнос­ти светового дня, времени года[27] .

Игра в карты и другие азартные игры образуют самостоятельное нарушение. Картежная игра во время, отведенное для отдыха, должна квалифициро­ваться, во-первых, как самостоятельное нарушение, не относящееся к категории злостных, во-вторых, как мелкое хулиганство, т.е. злостное нарушение режима. Соответственно, за каждое нарушение на осужденно­го налагается отдельное дисциплинарное взыскание (например, выговор за картежную игру и штраф за мелкое хулиганство); принцип поглощения или сло­жения здесь не применяется.

Анализ нарушения, связанного с угрозой предста­вителям администрации учреждения, позволяет вести речь о конкуренции ч. 1 ст. 116 УИК со ст. 321 УК, устанавливающей уголовную ответственность за дез­организацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Данный вывод основан, во-первых, на граммати­ческом толковании ч. 1 ст. 321 УК, предусматриваю­щей ответственность, за угрозу применения насилия в отношении сотрудника места лишения свободы, во-вторых, на, изучении судебной практики. Так, из оп­ределений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делам о преступлениях, свя­занных с угрозами по поводу осуществления правосу­дия, усматривается, что целью угрозы является месть за правоприменительную деятельность или оказание психологического давления с целью воздействия на принятие решений, «…в которых заинтересовано дан­ное лицо». При этом необходимо, чтобы должностное лицо, в отношении которого имела место угроза, вос­принимало ее как реальную[28] .

Возникает вопрос отграничения угрозы, наказуемой в дисциплинарном порядке, от уголовно наказуемой. Вновь обратимся к материалам судебной практики. В определений Судебной коллегии по уголовным делам верховного Суда РФ от 30 сентября 1998г. от­мечается: «…высказывание осужденного во время совершения хулиганства, что он всех порежет, в том числе и себя, не свидетельствует о прямом умысле на убийство, поскольку кому-либо убийством он не уг­рожал»[29] . Приведенная выдержка из судебного решения дает основание для вывода, о том, что если угроза представителям администрации исправительного учр­еждения носила абстрактный характер, то за ее вы­сказывание наступает дисциплинарная ответствен­ность в соответствии с положениями уголовно-ис­полнительного законодательства. Угроза, высказанная адрес конкретного сотрудника уголовно-исправительной системы, подлежит квалификаций по ст. 321 УК.

Аналогично, на наш взгляд, должен решаться во­прос и об ответственности за оскорбление представи­теля администрации. Умышленное унижение чести и достоинства, выраженное публично в отношении кон­кретного представителя администрации, подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 319 УК. Отсутствие конкретики при оскорблении расце­нивается как дисциплинарный проступок и наказыва­ется в соответствии со ст. 116 УИК.

Под неповиновением представителям администра­ции (по аналогии с неповиновением сотруднику ми­лиции) следует понимать открытый отказ от выполне­ния законных требований указанных лиц. Если же неповиновение вызвано неправомерными действиями сотрудников исправительного учреждения, то осуж­денный не несет дисциплинарную ответственность.

В колониях-поселениях осужденными в 2002 году совершено 10 684 злостных нарушений, т.е. каждое третье (33,8%) - злостное нарушение, хотя количество лиц, содержащихся в этих учреждениях, составило лишь 5,7% от общей численности осужденных в местах лишения свободы. Уровень злостных нарушений на 1000 человек в колониях-поселениях составил 337,9 и превысил средний по России в 7,2 раза.

Уровень злостных нарушений среди лиц, которым предоставлено право передвижения без конвоя, в расчете на 1000 человек превышает средний по России в 1,7 раза и составляет 80,9. Доля употребления спиртных напитков в структуре злостных нарушений, допущенных данной категорией осужденных, сократилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 19%, но осталась еще высокой и составляет 78%.

В соответствии с Федеральным Законом "О порядке разрешения коллективных трудовых споров" под за­бастовкой понимается временный добровольный отказ работников от выполнения трудовых обязан­ностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора[30] . Принимая во внима­ние, что ч. I ст. 103 и ч. 1 ст. 106 УИК обязывают осужденных трудиться, можно сделать вывод, что осужденные лишены права на забастовку. Поэтому организация или активное участие в забастовках на­казываются в дисциплинарном порядке.

Под организацией забастовки или иного группового неповиновения следует понимать выработку проти­воправных решений, подбор соучастников, распреде­ление ролей и т.д. Активное участие в совершении указанных нарушений может выражаться в подстре­кательстве осужденных, поддержании связи между организатором и другими участниками, сборе инфор­мации для "лидеров" и иных подобных действиях, на­правленных на доведение правонарушения до логи­ческого конца. Аналогично следует решать вопрос о квалификации организации группировок осужденных, направленных на совершение указанных нарушений или активное участие в таких группировках.

В перечне злостных нарушений режима отсутству­ют такие правонарушения, как употребление осуж­денными спиртных напитков, а также веществ, обла­дающих одурманивающим действием, тогда как ст. 166 УПК РФ относит эти нарушения к категории злостных. Принимая во внимание опасность соверше­ния осужденными такого рода действий, считаю не­обходимым внести в ныне действующий перечень злостных нарушений режима соответствующие до­полнения.

Осужденные, не достигшие шестнадцати лет, под­лежащие дисциплинарной ответственности за мелкое хулиганство, а также за оказание неповиновения, т.е. по существу за административные правонарушения, поставлены в несправедливое положение по сравне­нию с их сверстниками, находящимися на свободе. Последние в соответствии со ст. 2.3 КоАП РФ не несут ответственности за административные проступ­ки. Нe настаивая на исключении этих проступков из числа злостных нарушений в отношении указанной категории осужденных, представляется целесообраз­ным сделать в УИК специальную оговорку относи­тельно исключения мелкого хулиганства и оказания неповиновения осужденными, не достигшими шест­надцати лет, из категории злостных нарушений.

2.2 Состояние преступности в местах лишения свободы

Примерно 12 лет назад лишение свободы назнача­лось за 2/3 преступлений, сейчас немногим более чем за каждое 3-е (в 1999г., например, 39,5%, в 2003 - 36,4%). На втором месте по частоте назначения после лишения свободы стоят не ограничение свободы, как логически должно было бы быть, а отсрочка исполнения приговора и условное осуж­дение, назначаемые практически за каждое пятое преступле­ние (в 1999 г., например, 17,9 и 17,7%, а в 2003 - 19,2 и 22,6%).

Особенность лишения свободы состоит в том, что при его исполнении должна достигаться двоякая цель: предупреж­дение совершения нового преступления как в период его реализации, так и после освобождения. Подобные цели пре­следуют и другие наказания, особенно срочные, т. е. назнача­емые на определенный срок.

На основе анализа материалов переписи осужденных 2003 г. можно заключить, что лишение свободы почти в каждом 2-м случае отбывается за совершение насильственных преступ­лений, в каждом 3-м — корыстных, в каждом 9-м — корыс­тно-насильственных и в каждом 20-м — неосторожных. По­этому при исполнении лишения свободы можно было ожи­дать совершения прежде всего насильственных преступле­ний, во всяком случае, до половины из всех преступлений, что на самом деле и происходило.

Чтобы получить представление о состоянии преступности в местах лишения свободы необходимо рассмотреть структуру пенитенциарной системы РФ (данные на 01.01.2003г.):

1) Всего СИЗО, ИК, ВК, тюрем и колоний-поселений - 945, из них:

2) СИЗО - 185;

3) тюрем - 12;

4) ИК общего режима для мужчин - 189 (257 047 человек);

5) ИК общего режима для женщин - 38 (34 154 человек);

6) ИК строгого режима для мужчин - 220 (298 927 человек);

7) ИК строгого режима для женщин - 2 (3 667 человек);

8) ИК особого режима - 43;

9) ИК для содержания лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы - 4 (1 245 человек);

10)ИК-поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности - 11 (1 499 человек);

11)ИК-поселения для лиц, совершивших умышленные преступления - 38 (8 590 человек);

12)ИК-поселения для лиц, положительно характеризующихся - 106 (23 775 человек);

13)ИК для больных туберкулезом - 56 (50 856 человек);

14)ИК для содержания наркоманов - 11 (8 678 человек);

15)больницы и ТПП - 35 (26 050 человек);

16)ВК - 64.

Кроме того, в УИС имеется 157 ПФРСИ (подразделения, функционирующие в режиме следственных изоляторов, специальные участки, созданные при колониях, в которых находятся осужденные, приговор в отношении которых не вступил в законную силу).

Численность персонала УИС – 331 343 человека, из них:

  • средний и старший начсостав – 123 192 человека;
  • рядовой и младший начсостав – 136 783 человека;
  • гражданский персонал – 71 368 человек;
  • Некомплект – 17 823 человека или 5,1 %.

В системе работают 110,5 тыс. сотрудников молодежного возраста (42,4 % от списочной численности).

Количество осужденных по характеру составов преступлений представим в виде таблицы:

Таб. №1. Характеристика осужденных по составам преступлений

На 01.01.02 % На 01.01.03 %
Убийство 99 867 13,3 103 767 14,4
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 75 139 10,0 78 350 10,9
Изнасилование 24 580 3,3 22 573 3,1
Разбой 82 905 11,1 87 041 12,1
Грабеж 66 432 8,8 64 072 8,9
Кража 262 007 35,0 226 250 31,4
Вымогательство 8 296 1,1 7 185 1,0
Преступления в сфере экономической деятельности 1 781 0,2 1 551 0,2
Хулиганство 19 260 2,6 17 947 2,5
Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков 68 634 9,2 69 874 9,7
Воинские преступления 2 023 0,3 1 896 0,3
Бандитизм 1 131 0,1 1 295 0,2
Другие преступления 37 433 5,0 39 255 5,4

По состоянию на 01.01.2003 г. на одного человека в СИЗО приходилось 3,89 кв. м жилой площади.

Общее число заключенных – 866 185 человек.

Общее число осужденных – 720 798 человек (на 28 690 человек меньше, чем на 01.01.02).

Численность лиц, содержащихся в СИЗО – 134 941 человек (на 65 798 человек меньше, чем на 01.01.02) или 117,1 % от установленного лимита наполнения.

Численность лиц, содержащихся в ПФРСИ - 6542 человека (на 402 человека меньше, чем на 01.01.02) или 35,3 % от установленного лимита наполнения.

В ИК в 2002 г. поступило 346 442 человека (в 2001 г. – 414 792), из которых вновь осужденных 261 443 (в 2001 г. – 315 968).

Численность осужденных, содержащихся в ИК особого режима – 54 803 человек (на 12 627 человек больше, чем на 01.01.02) или 123,3 % от установленного лимита наполнения.

Численность осужденных, содержащихся в ИК-поселениях – 33 828 человек (на 1 114 человека меньше, чем на 01.01.02) или 51,7 % от установленного лимита наполнения.

Численность осужденных, содержащихся в тюрьмах – 3 904 человека (на 1144 человека меньше, чем на 01.01.02) или 51,6 % от установленного лимита наполнения.

Содержится осужденных в лесных ИК – 47 337 человек.

Содержится женщин в ИК – 40 808 человек (в 2001 г. – 47 719), из них: впервые осужденных 29 097 человек (71,3 %), неоднократно судимых – 11 711 (28,7 %).

Содержится женщин в СИЗО – 9 370 человек.

В результате проведения амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин, освобождено от наказания в виде лишения свободы 11,5 тысяч несовершеннолетних и 9 тысяч женщин.

В УИС насчитывается почти 700 группировок осужденных отрицательной направленности, содержится почти 5 тысяч активных участников организованных преступных сообществ, около 1,3 тыс. лидеров уголовной среды, в том числе 51 "вор в законе".

Преступность в местах лишения свободы является составной частью преступности при исполнении уголовных наказаний[31] , куда входят преступления, совершаемые при исполнении исправитель­ных работ лишенными права занимать определенные должнос­ти или заниматься определенной деятельностью и др., что мож­но назвать преступностью наказательной.

При анализе преступности в местах лишения свободы и при исполнении иных уголовных наказаний следует выделять специфи­ческие типы преступного поведения, имеющие именно криминоло­гическое значение, а не просто вычлененные из уголовного права виды преступлений, как например убийство, побег и др. Выделяется несколько типов пенального (от роеnа - ср. лат. наказание) пре­ступного поведения (при исполнении наказания): уклонение от на­казания, насильственное преступное поведение, воспрепятствование деятельности уголовно-исполнительных учреждений и их сотрудни­ков, «массовое» преступное поведение, половые эксцессы осужден­ных, выражающиеся в: а) сексуальных преступлениях (изнасилова­ние и др.), б) половых извращениях, в) проституции легальной, гомо­сексуальной, среди сотрудников; обращение с наркотическими или другими запрещенными веществами или предметами.

Рассмотрим сравнительную динамику структуры преступности в ИУ Россиина основе самых многочисленных, территориальных, пре­ступлений в период с 2001г. по 2003 г.[32] . Следует иметь в виду, что если определенные изменения характерны для динамики со­стояния, уровня преступности в ИУ и некоторых видов преступле­ний, то в динамике структуры преступности изменения весьма кар­динальны. В 2001 г. 1-е место занимали кражи (36,7%), в 2003 у также 1-е место, хотя и с небольшой тенденцией к снижению (31,4%). На втором месте убийства – соответственно 13,7% и 14,4% в 2001 и 2003гг. Уровень рецидивной преступности составил 0,3 % (в 2001 г. - 0,7 %). В 2001 г. в учреждениях УИС совершено 723 преступления (на 37,7 % меньше, чем в 2001 году), из них совершено:

  • в ИК - 634;
  • в СИЗО и тюрьмах - 59;
  • в ВК - 30.

По составу:

  • убийства (ст. 105 УК РФ) - 26 (на 21,2 % меньше, чем в 2001 году);
  • дезорганизация нормальной деятельности учреждений (ст. 321 ч. 3 УК РФ) - 4 (на 33,3 % меньше, чем в 2001 году);
  • умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) - 43 (на 27,1 % меньше, чем в 2001 году);
  • захват заложников (ст. 206 УК РФ) - 0;
  • побеги (ст. 313 УК РФ) - 202 (на 40,1 % меньше, чем в 2001 году);
  • другие преступления - 448.

Предотвращено преступлений – 108 029 (на 14,3 % меньше, чем в 2001 году).

В 2002 г. продолжался рост количества осужденных при особо опасном рецидиве преступлений. Общая численность (мужчин и женщин) выросла на 27,1 % и составила 68 198 человек (в 2002 г. – 53 653 человек). Для их размещения в 2002 г. было открыто 9 ИК особого режима и многочисленные изолированные (локальные) участки в ИК общего и строгого режимов.

В 2002 г. переведено из ИК особого в ИК строгого режима 2 604 человека (в 2001 г. – 2 240 человек).

В 2002 г. сократилась численность осужденных, переведенных в колонии-поселения для лиц, положительно характеризующихся (в порядке поощрения) с 20 946 в 2001 г. до 17 911 в 2002 г.

Всего по разным причинам из ИК выбыло 374 874 человека (в 2001 г. - 336705), в т.ч. освобождено 279 793 человека (в 2001 г. – 224 535).

Более 60 тысяч человек, или каждый третий из тех, кто подлежит в соответствии с законом обязательному основному общему обучению и обязательному профессиональному начальному обучению, не учится.

В 24 средних и высших учебных заведениях организовано заочное или дистанционное обучение осужденных.

В 2002 г. по выявленным фактам нарушений законности и прав человека прокурорами вынесено около 2,5 тысяч постановлений, протестов и представлений, возбуждено 21 уголовное дело, а также 2 производства об административном правонарушении.

В 2002 году уровень нарушений установленного порядка отбывания наказаний в исправительных колониях (далее - ИК) по сравнению с 2001 годом снизился на 8,6% и составил 800 случаев в расчете на 1000 осужденных. Сократились на 25,7% уровень употребления спиртных напитков либо наркотических средств или психотропных веществ (20 случаев на 1000 осужденных), на 20,4% снизился уровень злостных нарушений (46,8 на 1000 осужденных, абсолютный показатель которых составил 31565 случаев). Употребление спиртных напитков, наркотических средств или психотропных веществ среди осужденных продолжает оставаться одной из основных причин, отрицательно сказывающихся на обстановке в ИК, и составляет в структуре злостных нарушений 42,9%.

Наркотики и другие сильнодействующие веще­ства всегда занимали в жизни осужденных значительное место, ибо они в условиях изоляции остаются чуть ли не единствен­ным средством, используемым для снятия стрессов, смягчения тревожности, характерных для осужденных. Другие же способы менее доступны - это, например, нормальный секс, спорт и т. п. С другой стороны, наркотический «подогрев» поощряется пре­ступной субкультурой, а потому увеличение обращения с нарко­тиками в структуре преступности в ИУ может служить показате­лем усиления влияния криминальных обычаев и традиций.

В структуре преступности в учреждениях с особыми условия­ми хозяйствования (лесных) особых изменений не произошло; если же по вышеуказанным основаниям сложить уклонения и побеги, то тогда в 2000г. они составляли 76,4%, в 2002 г. – 74,2%, занимая 1-е место. 2-е место занимало причине­ние тяжкого вреда здоровью, составляя в 2000 г. 6,5%, в 2002 г. - 4,5%, снизившись по уровню в 2001г. По другим видам преступлений наблюдаются изменения в динамике структуры, как правило, потому что они составляют незначительный удельный вес. Так, 4-е место в 2000 г. занимало хулиганство (7%), затем оно переместилось на 6-е место, соста­вив всего 1,6% в 2001 г. и 1,9% - в 2002 г., что, кстати, характерно для всех ИУ. 4-е место в 2001г. заняли кражи (1,5%), а 5-е - сопротивление (1,1% в 2001 и 1,2% в 2002 г.), заменив злостное неповиновение, которое в 2000 г., занимая 5-е место, составляло вместе с тем 3,9%. Эти изменения обусловлены и некоторыми переменами в уголовном законодательстве.

Подводя итоги рассмотрения вопроса о показателях преступно­сти в местах лишения свободы, приведем данные корреляционного измерения в качестве одного из образцов криминогенологического анализа преступности. Измерение корреляционных связей между раз­личными видами преступлений в ИУ с 1995 по 2003гг. г. дало лишь один результат: в динамике между хулиганством и побегами во всех ИУ на протяжении последних 8-9 летсуществует четко просматривающаяся обратно пропорциональная зависимость, когда с увеличением числа побегов хулиганство неизменно умень­шается, и наоборот[33] . Это можно объяснить следующим образом.

Во-первых, можно предположить, что это два основных пре­ступления в ИУ. И вероятно, это подсознательное проявление мо­тивации несогласия с изоляцией, с узкими рамками общения, что отражается или в стремлении к расширению этого круга (побег и другие формы уклонения), или несогласии с ним (хулиганство, тяж­кое насилие и др.), что, кстати, с другой стороны, объясняет наличие прямой связи, хоть и не явно выраженной, между хулиганством и тяжким насилием в условиях ограничения свободы. Во-вторых, по­беги вытекают из самой природы наказания, предполагающей уклонение от него. И наконец, в-третьих, хулиганство по своей приро­де органично связано с сужением пространства и времени обще­ния, что характерно для мест лишения свободы, ибо в этих услови­ях нарушить общественный порядок не составляет труда.

В заключение анализа данного вопроса следует подчеркнуть, что: в местах лишения свободы следует выделять типы преступного поведения в отличие от видов преступлений; во всех ИУ России в среднем совершается от 3 до 5 тыс. преступлений в год; уро­вень преступности на 1 тыс. осужденных составляет в среднем от 4 до 20 преступлений в зависимости от вида исправительного уч­реждения. Употребление спиртных напитков, наркотических средств или психотропных веществ среди осужденных продолжает оставаться одной из основных причин, отрицательно сказывающихся на обстановке в ИК, и составляет в структуре злостных нарушений 42,9%.

3 МЕРЫ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕН ИЮ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Профилактика это не только деятельность, направленная на выявление и устранение (или нейтрализацию) причин и условий преступлений, но и на их компенсацию, за­мену причинами и условиями нормотипического, во всяком случае, правомерного поведения[34] . Поэтому методы микросредовой (общей) профилактики преступлений в ИУ можно разде­лить на: а) методы выявления и б) методы устранения и компенсации причин и условий преступлений.

Важным фактором в воспитательной работе с осужденными, стимулирующим их правопослушное поведение, является условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (УДО). В истекшем году условно-досрочно было освобождено 116 489 осужденных или 49,1% от общего числа освобожденных из мест лишения свободы. Зачастую материалы на осужденных, представляемых к условно-досрочному освобождению, готовятся некачественно, без всестороннего и глубокого изучения личности осужденных, их поведения за весь период отбывания наказания, совершенных ими преступлений. В результате в 2002 году на 15,5% возросло количество случаев отказов судами осужденным в УДО. В течение года в 5 048 случаях инициаторами отказа в УДО осужденных были суды, что составило 4,2% от общего числа представленных к условно-досрочному освобождению.

В ряде территориальных органов УИС воспитательная работа с осужденными не стала одним из основных средств исправления, в ней много формализма, неконкретности. Несмотря на неоднократные указания руководства ГУИН МЮ РФ, в деятельности администраций многих ИУ просматривается тенденция усиления карательных мер воздействия, которые зачастую не дают положительных результатов. В ИУ 46 территориальных органов УИС количество водворений осужденных в штрафные изоляторы (ШИЗО) по отношению к общему количеству нарушений порядка отбывания наказания превышает средний показатель по России (64,5%). Необоснованное применение к осужденным жестких мер воздействия, не соответствующих тяжести и характеру совершенного проступка, нередко является нарушением действующего законодательства и приводит к конфронтации между осужденными и администрацией, увеличивает поток жалоб в различные инстанции. В 2002 году по протестам работников прокуратуры на незаконные действия администрации освобождено 485 осужденных, необоснованно водворенных в ШИЗО, 114 - переведенных в помещения камерного типа (ПКТ) и 36 - в единые помещения камерного типа (ЕПКТ).

Методы выявления внешних условий преступлений в ИУ обычно делятся на:

1) проверка деятельности различных подразделений ИУ вы­шестоящими и контрольно-надзорными управлениями, по службам (оперативная, безопасности, воспитательная, производственная, медицинская и др.), а также надзор со стороны прокуратуры, различные инспекции и инвента­ризации и т. п.;

2) криминологическое исследование и выявление: а) «кри­миногенных зон» в ИУ, где наиболее часто и в опреде­ленные периоды времени совершаются преступления и злостные правонарушения; б) наиболее типичных и се­рьезных и в то же время специфичных для каждого ИУ недостатков по различным направлениям их деятельно­сти (оперативная, безопасности, воспитательная, произ­водственная, бытовая, медицинская, досуговая и т. д.), ко­торые чаше всего способствуют развитию конфликтных ситуаций в криминогенные и непосредственному совершению там преступлений; в) технических несовершенств надзора, охраны, воспитания, труда, быта, досуга и других сторон жизнедеятельности осужденных; г) количествен­ных и качественных изменений состава осужденных; д) преступной субкультуры осужденных, ее особенностей в каждой колонии и тюрьме; е) кадровых упущений с точки зрения профессионального отбора, подготовки и переподготовки, повышения квалификации и др.

3) оперативные приемы деятельности, которые также могут быть направлены на выявление криминогенных зон, группировок осужденных с их лидерами, авторитетами, «ворами в законе» и т. п.

4)выход на место, рейды по всей территории ИУ.

Приемы, при помощи которых осуществляется выявление - это обычно различные исследовательские методы: анализ доку­ментов и наблюдение, отдельные виды опросов (интервью, бесе­да, анкетирование), эксперимент, тестирование, социометричес­кие измерения и др.

Методы устранения, нейтрализации или компенсации внешних условий преступлений в ИУ:

1) конструктивная технологическая разработка принципи­ально новых средств компьютерного сбора, обработки, ис­пользования информации о конкретных ИУ по направ­лениям их деятельности; внедрение современных технических средств охраны и надзора за осужденными, в час­тности технически возможно введение средств повсеме­стного круглосуточного наблюдения за осужденными или только в криминогенных зонах; усовершенствование тех­нических средств проверки посылок, передач, писем, осмотра автомашин, обысков и осмотров осужденных и вообще внедрение современной спецтехники[35] ;

2) укомплектование ИУ высококвалифицированными кад­рами, их подбор, расстановка, повышение квалификации;

3) комплексные профилактические операции в ИУ, связанные с мобилизацией всех подразделений, сил и средств колонии, управления, привлечение сил из других колоний для решения наболевших вопросов, например для пресе­чения групповой голодовки и забастовки с целью предупреждения массового преступного поведения; для перекры­тия каналов проникновения запрещенных веществ и др.;

4) организация оперативного обмена информацией между различными подразделениями ИУ, о группировках, лиде­рах, криминогенных ситуациях, показателях их кримина­лизации, постановки на учет субъектов ситуации;

5) недопущение превышения фактического контингента осужденных над лимитом насыщенности некоторых колоний за счет перераспределения осужденных между колониями, расширения действующих и строительства новых, современных ИУ;

6) повышение дисциплинированности среди сотрудников ИУ за счет правильной дисциплинарной практики, орга­низации контроля, высокой зарплаты, максимально-мини­мальных пределов зарплаты, продвижения по службе, поощрений и взысканий вплоть до увольнения и привле­чения к уголовной ответственности сотрудников - преступ­ников.

Обеспечение личной безопасности осужденных, персонала и в целом исправительного учреждения является одной из основных задач оперативно-розыскной деятельности и выражается главным образом в профилактике правонарушений.

При осуществлении данных мероприятий важную роль играют профилактические учеты, на которые ставятся осужденные, склонные к правонарушениям. С ними проводится целенаправленная индивидуальная работа по их склонению к отказу от противоправных намерений, устанавливается усиленный контроль и надзор без какого-либо ущемления их законных прав и свобод. В настоящее время на профилактических учетах в исправительных учреждениях России состоит свыше 12 тысяч осужденных, в том числе около 1,5 тысяч лидеров группировок отрицательной направленности и других так называемых «авторитетов» уголовно-преступной среды.

Одновременно проводятся мероприятия по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению правонарушений, особенно таких, как:

– конфликтные ситуации в среде осужденных;

– неправомерные действия сотрудников ИУ;

– нарушения законности;

– необеспечение условий размещения и порядка отбывания наказания в ИУ и некоторых других[36] .

Как результат этой работы, в исправительных учреждениях России предотвращено более 46 тысяч преступлений[37] .

Групповая профилактика преступлений - это направленное са­мовнушение в специально созданных или в стихийно образо­вавшихся группах людей с целью управления развитием крими­ногенной ситуации[38] . Актуальность групповой профилактики пре­ступлений в ИУ определяется следующим: а) поскольку ИУ пред­ставляет собой концентрацию огромной массы преступников, то это уже сама по себе криминогенная ситуация, которая не может не порождать преступлений в ИУ; б) кроме того, в ИУ чаще все­го действуют, как это уже известно, конфликтные криминоген­ные ситуации, порождающие и насильственное и корыстное пре­ступное поведение, и уклонение от наказания; в) вместе с тем в ИУ распространена управленческая криминогенная ситуация, встречается и экстремальная криминогенная ситуация, порож­дающая корыстные и технические неосторожные преступления; функционирует и виктимно-криминогенная ситуация. Поэтому организация в ИУ групповой профилактики преступлений весь­ма необходима.

Структуру групповой профилактики преступлений можно представить следующим образом: субъекты, объекты, направле­ния деятельности, методы и приемы. В качестве ведущих субъек­тов групповой профилактики преступлений в ИУ должны выс­тупать психологи. Именно от них зависит концентрация усилий различных специалистов в работе с группами и психиатров, и сексопатологов, и психотерапевтов, и других специалистов узко­го профиля.

В ИУ могут применяться все типы групповой профилактики преступного поведения:

1) межличностный или внутригрупповой - работа с группой лиц, между которыми сложилась криминогенная ситуация;

2) межгрупповой как направленное взаимовлияние групп людей с однотипными криминогенными ситуациями;

3) коллективный - это направленное самовоспитание через спе­циально созданный для этих целей сплоченный, педагогичес­ки целесообразный коллектив, требующий длительной многолетней работы;

4) массовый - это сплошное воздействие через полубессозна­тельное на всех осужденных.

Образцом коллективной профилактики преступлений может служить коммуна (колония), созданная в свое время А. С. Мака­ренко, реализованная у нас в стране в Вологодском эксперименте (И. П. Зайцев, В. Ф. Клюкин и другие ученики А. С. Макаренко), а также в Швеции, в некоторых штатах США и других странах.

Идею внутригрупповой профилактики преступлений несовершеннолетних и женщин осуществила А. С. Новоселова[39] (груп­пы по 10 - 15 чел.) в программе педагогического аутотренинга, включающей и массовый вариант. Программа выдержала мно­жество редакций. Она существует более 10 лет. Сейчас в стране по этим программам проводится крупномасштабный экспери­мент. Применяется направленное внушение и самовнушение, вос­питание и самовоспитание, психогигиена и психопрофилактика.

При исполнении лишения свободы могут применяться раз­личные направления групповой профилактики (воспитание, ле­чение, регуляция напряженности, повышение квалификации и др.), а также самые разнообразные методы - и групповая пси­хотерапия, социогигиена и психогигиена, совместные занятия, проповеди и т. п. с использованием различных приемов: психо­драма и социодрама, совместное участие в творческой деятель­ности, ролевые и спортивные игры, групповые упражнения, гип­ноз, аутотренинг, йога и т. д. Чем разнообразнее, тем лучше.

Разработка новых конкретных методик групповой профилак­тики преступлений, кроме уже применяющихся у нас в стране и за рубежом, крайне необходима.

Поскольку в ИУ наиболее актуальна конфликтная кримино­генная ситуация, рассмотрим разработанные в литературе мето­ды ее выявления, предупреждения, разрешения.

Методы выявления конфликтных криминогенных ситуаций:

1)криминолого-психологическое исследование в ИУ;

2)оперативные приемы выявления;

3)выход на место, обход жилых и производственных зон, рейды
и иные способы.

При этом следует обращать особое внимание на[40] : а) ранее враж­довавших между собой либо родственников, друзей враждующих; б) склонных к занятию запрещенной деятельностью (азартные игры, запрещенные связи) и т.п.; в) склонных к употреблению спиртного, суррогатов, наркотиков; г) обладающих повышенной агрессивнос­тью, например истерических и возбудимых психопатов; д) презирае­мых основной массой осужденных, скомпрометировавших себя (пас­сивные гомосексуалисты, «крысятники», т. е. ворующие у «своих» же и др.); е) лиц, страдающих слабоумием, крайне несамостоятельных, конформных, лишенных психологической активности, легко попа­дающих в зависимость от других, например тормозимых психопатов.

Методы предупреждения конфликтных ситуаций:[41]

1) формирование у осужденных навыков правильных взаимо­отношений, общения;

2) создание различных советов бригад, бригадиров, профилакти­ки правонарушений и т. д., которые должны умерять пыл от­ дельных «активистов»;

3) контроль за деятельностью актива со стороны администрации и самих осужденных;

4) дальнейшая дифференциация осужденных, в частности, по типам мотивации - агрессивной и корыстной;

5) изучение в карантине вновь прибывших осужденных и их распределение по отрядам и бригадам;

6) разложение отрицательных группировок осужденных как не­устойчивых, так и устойчивых. Неустойчивые разлагаются пу­тем развенчания лидера, авторитета; перераспределения осуж­денных как внутри колонии, так и в другие учреждения, а также применение иных приемов. Устойчивые группировки можно разложить путем сосредоточения с максимальной кон­центрацией различных «воров в законе», авторитетов, лидеров в одной колонии, едином помещении камерного типа, в тюрьме, например так называемый «Белый лебедь»[42] ; постоянного их этапирования, смены мест отбывания наказания;

7) организация оперативных игр с группировками осужденных с целью управления ими, решения ряда проблем колонии и пр.;

8) поддержка, развитие и использование существующих груп­пировок осужденных положительной направленности, «семей»;

9) создание «режимных» отрядов и бригад колоний из злостных нарушителей;

10) социотехника: а) «рассечение» малой группы, создающей очаг напряженности; б) «прививка» — введение в состав группы осужденного, способного предотвратить возможные разногла­сия ее членов; в) объединение двух противостоящих групп путем постановки общей цели, для достижения которой не­ обходимо взаимодействие.

11) создание ситуации, в которой лица, не пользовавшиеся авто­ритетом, могли бы проявить качества, способствующие фор­мированию уважительного к ним отношения.

Методы разрешения конфликтных криминогенных ситуаций в ИУ путем внедрения в качестве субъекта[43] :

1) переориентирование субъектов ситуации путем инфор­мирования о действительном положении дел, беседа с субъек­тами ситуации;

2) сдерживание субъектов ситуации под угрозой принуж­дения к обоим;

3) разобщение субъектов ситуации - это ограничение или лишение возможности общения путем: а) перевода на отда­ленные рабочие и спальные места, другое звено, бригаду, от­ ряд; б) изоляции в штрафной изолятор или помещение ка­мерного типа; в) этапирования в другое ИУ.

Рассмотрим методы индивидуальной профилактики преступле­ний в ИУ, которые можно разделить на методы: изучения осуж­денных, выявления «отклоняющихся» от определенных, принятых в ИУ норм осужденных, учета, контроля и воздействия на них[44] .

Методы изучения осужденных - это различные исследовательские приемы, имеющие определенную специфику при­ложения: а) анализ документов - уголовных и личных дел, переписки; б) опрос лиц, хорошо знающих осужденного; в) наблюдение окружающей микросреды, группировки, в ко­торую он входит; г) тестирование; д) эксперимент; е) беседа с иными осужденными и др.

Методы выявления «отклоняющихся» осужденных можно подразделить на: а) оперативные способы, б) приемы изуче­ния окружающей микросреды, в) средства проведения кри­минально-психологического, криминопенологического иссле­дования и др.

Они направлены на выявление, постановку на учет, контроль за поведением осужденных: склонных к совершению побегов и иных уклонений; совершивших преступления в ИУ; системати­чески или злостно нарушающих режим отбывания наказания; подпадающих под административный надзор; имеющих психические аномалии; склонных к употреблению спиртного, наркотиков, токсических веществ; склонных к азартным иг­рам; не занимавшихся до осуждения трудом, не имевших по­стоянного места жительства; переведенных в ИК из ВК; проявляющих к администрации ИУ и другим осужденным агрессивный стереотип поведения, вообще склонных к насилию; гомосексуалистов и др.

Методы учета «отклоняющихся» от норм осужденных в исправительных учреждениях можно подразделить на картотечный, встречающийся еще во многих учреждениях, осо­бенно с особыми условиями хозяйственной деятельности (лес­ных), в связи с недостатками госбюджетного финансирова­ния, разорения колоний и пр.; компьютерный учет, заключа­ющийся в собрании всей информации на «отклоняющихся» в исправительном учреждении осужденных, который внедрен в экспериментальных учреждениях, а также в тех колониях, которые нашли свое место в новой экономической системе и могут позволить себе приобретение компьютеров для этих целей; перфорационный учет в наше время в колониях прак­тически уже не встречается.

Распространенные методы контроля над осужденными, стоящими на учете:

1) контроль при помощи оперативных приемов;

2) монографическое, лонгитюдное, повторяющееся обсле­дование на протяжении длительного периода времени одними и теми же методами «отклоняющихся» от норм осужденных при работе в колонии какой-либо исследо­вательской группы или осуществляемого по специаль­ному заказу, например в колониях для пожизненно осужденных;

3) осмотр, обыск, перлюстрация корреспонденции, провер­ка посылок и передач, прослушивание телефонных пере­говоров осужденных, которые осуществляются в обязательном порядке относительно всех осужденных незави­симо от их поведения;

4) беседа, опрос иных осужденных, сотрудников, интервью и др.

Рассмотрим некоторые методы воздействия (коррекции) на осужденных:

1) аудио- и видеозапись индивидуального приема осужден­ного с выдачей ему кассеты для работы над собой;

2) внушение, гипноз, аутотренинг под руководством психо­лога учреждения, направленное самовоспитание;

3) индивидуальные спортивные занятия под руководством тренера, обычно реализуемые только в некоторых воспи­тательных колониях для несовершеннолетних мужского и женского пола;

4) «хобби» в процессе производства и досуга с целью сня­тия тревожности. Занятия в колониях весьма распрост­ранены, ибо это еще и путь заработка, занятия какого-либо привилегированного положения в колонии.

5) приобщение к творческим занятиям путем издания га­зет, журналов осужденных, проведения конкурсов автор­ской песни, чтения собственных стихов и др. Во многих колониях сейчас возродилось издание газет и журналов осужденных;

6) беседы;

7) перевод в другой отряд, бригаду, место исполнения нака­зания;

8) помещение в штрафной изолятор, помещение камерно­го типа и другие средства взыскания;

9) задержание и применение специальных средств (наруч­ники, дубинка, газовое воздействие и др.);

10) просмотр специально ориентированных видеозаписей со встроенными кадрами, визуально невоспринимаемыми;

11) использование общественного мнения осужденных с це­лью выдвижения кого-нибудь или, наоборот, для дискре­дитации и др.

Таким образом, методы профилактического воздействия на осужденных в местах лишения свободы весьма разнообразны и необходимо четко различать методы микросредовой профилак­тики, например по выявлению внешних условий преступлений (проверки, инспекция, надзор и т. п.), их устранения и компенсации (комплексные профилактические операции, вне­дрение современных достижений спецтехники и др.). Кроме того, методы групповой профилактики (групповая психотерапия, уп­ражнения, игры, проповедь и т. п.) и индивидуальной, разделяе­мые на методы выявления (анализ документов, опросы и т. п.), изучения (тестирование, наблюдение и т. д.), учета (компьютер­ный, перфорация и др.), контроля (перлюстрация корреспонден­ции, обыски и т. п.), воздействия (средства поощрения и взыскания, приобщение к творческим занятиям и т. д.).

Организация взаимодей­ствия структурных под­разделений исправитель­ных колоний (ИК) и его осуществле­ние всегда занимали важное место в управленческой деятельности лю­бого подразделения. Ряд приказов и других нормативных правовых ак­тов Минюста России ориентирова­ны на необходимость обеспечения качественного улучшения взаимо­действия всех без исключения служб учреждений и органов уголов­но-исполнительной системы в ис­полнении наказаний в виде лишения свободы, профилактики соверше­ния преступлений и других правона­рушений осужденными. Главной це­лью и основной задачей подобной профилактики является разработка путей и способов планомерного воздействия на причины и условия, способствующие их совершению, а также искоренение этих причин и условий. Отсюда определяется ос­новная задача непосредственно самого взаимодействия, а именно взаимодополнение тех сторон деятельности различных отделов и служб, которые ограничивают свое воздействие спецификой своего назначения. Решение этой задачи позволит создавать последова­тельное осуществление профилак­тической деятельности по «цепочке воздействий», в сумме составляю­щих комплекс[45] .

Кроме того, следует констатиро­вать, что взаимодействие - есть де­ятельность на основе объединения сил, средств и методов работы не подчиненных друг другу различных отделов и служб, направленная на эффективное и рациональное раз­решение в соответствии с действу­ющими нормативными актами ком­плексных проблем по профилактике и пресечению преступлений и дру­гих правонарушений со стороны лиц, отбывающих наказание.

Из определения взаимодействия видно, что работа по профилактике преступлений и различных правона­рушений может быть эффективной и достичь определенных положи­тельных результатов лишь при тесном контакте между всеми служба­ми подразделения.

Необходимо подчеркнуть, что от­делам и службам исправительных колоний предопределено взаимо­действие, ибо вся их практическая деятельность направлена на выпол­нение главной цели - исправление осужденных и предупреждение но­вых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

К сожалению, совершение пре­ступлений в местах лишения свобо­ды еще не редкость. Так, в ИК Ново­сибирской области из-за отсутствия надлежащего взаимодействия меж­ду службами по профилактике пра­вонарушений стало возможным подготовить и осуществить побег группы осужденных через прорытый ими 43-метровый подкоп[46] .

В помещении карантина ИК Свер­дловской области были убиты трое осужденных. Орудием убийства по­служил топор, украденный накануне со стройплощадки.

И таких примеров можно привес­ти достаточно много. Только за 2002 год в исправительных колониях за­регистрировано 1003 преступления, в том числе: дезорганизация нор­мальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от об­щества (ст. 321 УК РФ) - 84, захват заложников (ст. 206 УК РФ) - 2, убий­ства и покушения на убийство (ст. 105 УК РФ) - 23, умышленные при­чинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) - 42, побеги из мест ли­шения свободы (ст. 313 УК РФ) - 322, уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 314 УК РФ) - 87, хулиганство (ст. 213 УК РФ) - 31.

Следует отметить, что в тех реги­онах, где организации взаимодей­ствия отделов и служб ИК по профи­лактике правонарушений уделяется должное внимание, количество пре­ступлений со стороны осужденных из года в год остается незначитель­ным. Это относится к исправитель­ным учреждениям Краснодарского и Ставропольского краев, Астраханс­кой, Белгородской, Владимирской, Омской, Ростовской, Самарской и Саратовской областей.

Первооснова эффективного вза­имодействия - это, с одной сторо­ны, четкое распределение и правовое закрепление за каждой службой зон ответственности, с другой - оп­ределение круга проблем, требую­щих объединения усилий, согласо­ванных и скоординированных дей­ствий по их решению. Нарушение баланса между этими составляющи­ми способно привести к снижению опроса за положение дел на том или ином направлении служебной дея­тельности, перекладыванию ответ­ственности друг на друга. Все это в конечном счете приводит к ослабле­нию служебной активности в реше­нии как частных, так и общих задач, что влечет за собой совершение осужденными различных преступле­ний и правонарушений, создание групп отрицательной направленно­сти и вовлечение в них других осуж­денных. Так как профилактическая работа по предупреждению пре­ступлений и правонарушений в уч­реждениях предусматривает объе­динение усилий оперативно-режим­ных аппаратов, инженерно-технического персонала, воспитательной, и других служб, организовывать дан­ную деятельность должен непосредственно сам руководитель подразделения. Эта работа предполагает строго рассчитанную систему мер по устранению обстоятельств, способ­ствующих совершению преступлений и правонарушений осужденны­ми, целесообразность которых обусловлена состоянием, структурой и динамикой преступности, спецификой контингента и конкретными условиями деятельности учреждения.

Руководитель, организующий по­добное взаимодействие, должен иметь в виду, что параметры дея­тельности служб регламентируются нормативными и правовыми актами, Следовательно, организация пред­полагает совместную деятельность при строгом разграничении компе­тенции, форм и методов работы, ус­тановленных для каждой службы соответствующей нормативной базой. Основными принципами организации взаимодействия являются: систематичность; оперативность при принятии и осуществлении ре­шений; конкретность; комплексное использование сил и средств; опе­ративная и тактическая целесооб­разность применения сил и средств, с учетом их предназначения и возможностей, характера и особенно­стей конкретной обстановки; взаи­модействие служб в пределах сво­ей компетенции и их ответствен­ность за выполнение поставленных задач; соблюдение законности.

Многообразие форм взаимодей­ствия объясняется многограннос­тью решаемых оперативно-служеб­ных задач, динамикой и множеством конкретных условий, в которых про­текает деятельность того или иного подразделения. Поэтому формы взаимодействия условно можно разделить на следующие категории:

1) обмен информацией. Здесь следует иметь в виду доведение соответствующей информации до взаимодействующих служб и подразделений. Для активизации совместной деятельности целесообразно каждой службе проявлять инициативу и предоставлять своим коллегам ин­формацию, которая может быть им полезна, не ожидая с их стороны формальных просьб или запросов.

2) совместное обсуждение имеющейся информации. Оно может проходить на совместных оперативных совещаниях, в системе служебной подготовки, на инструктажах дежурного наряда и т.д. По результатам обсуждения начальник подразделения принимает соответствующее решение, которое и является основой дальнейшей деятельности отделов и служб. Здесь необходимо учитывать, что очень важным фактором является адекватность в оценке самой информации. Этот аспект также является заботой руководителя. Кроме того, он должен лично разъяснить начальникам служб наиболее важные положения нормативных правовых документов, дать оценку оперативной обстанов­ки, познакомить с документами, имеющими принципиальное значе­ние для успешного выполнения за­дач, стоящих перед подразделени­ем. Затем эти сведения должны быть доведены до сотрудников каждой службы.

3) выполнение отдельных ме­роприятий по просьбе иной службы. Эта форма взаимодействия используется в тех случаях, когда необходимо провести специфические для соответствующей службы мероприятия. При этом следует четко и конкретно определить круг задач, которые необходимо ей решить в ходе проведения такого мероприятия, а после его заверше­ния сообщить результаты заинтере­сованным лицам.

4) совместное планирование мероприятий. Оно достигается путем составления самостоятельных планов взаимодействующих служб, исходя из конкретной обстановки, и в конечном итоге обобщается еди­ным совместным планом меропри­ятий, утверждаемым руководителем подразделения.

5) оказание содействия в вып­олнении мероприятий другой службой. Такое содействие может осуществляться самыми разнообраз­ными способами. Например, это ин­формационное обеспечение прово­димого мероприятия. Кроме того, содействие может оказываться посредством выделения в помощь иной службе сотрудников и средств, кото­рые задействуются для проведения мероприятия, а также создания необ­ходимых условий для его выполнения.

6) совместное проведение мер­оприятий. Эта форма применяет­ся при решении задач, стоящих перед всеми взаимодействующими службами. В таких случаях создается временная группа, состоящая из сотрудников взаимодействующих служб. При этом ставится конкретн­ая задача каждому участнику такой группы, совместно вырабатывается тактика проведения мероприятия, уточняются способы обмена инфор­мацией и т.д. Рассмотренные выше формы взаимодействия, разделенные на условные категории, в практической деятельности имеют ряд проблем, которые необходимо решать. Обо­значим некоторые из них.

В связи со значительным ростом компьютеризации современного общества, в том числе и подразде­лений УИС, возникла острая необхо­димость в создании единого банка данных, с помощью которого появ­ляется возможность значительного упорядочения информационного обеспечения УИС[47] .

Важными источниками для сбора накопительной информации в еди­ный банк данных являются исправи­тельные колонии, так как здесь фиксируется вся первичная информа­ция, которая затем обобщается. Она дает общую картину о социальных явлениях в масштабе области, края и страны в целом. Исходя из этого, к учетно-регистрационной дисципли­не предъявляются высокие требова­ния, ибо любая неточность приводит к искаженному представлению о дей­ствительном положении дел, в ре­зультате чего могут приниматься необоснованные решения.

Потребителями информации яв­ляются и сами исправительные коло­нии. Но именно они зачастую не обеспечивают своевременного и квалифицированного пополнения су­ществующего информационного банка данных, что, на наш взгляд, яв­ляется одной из основных причин низкой эффективности использова­ния автоматизированных информа­ционных систем.

Одним из основных элементов взаимодействия в организации про­филактической деятельности под­разделений уголовно-исполнитель­ной системы является ее планиро­вание, которое призвано упорядо­чить сложный многогранный про­цесс профилактической деятельно­сти. Планирование мероприятий по предупреждению правонарушений в исправительных колониях способ­ствует своевременному разреше­нию наиболее актуальных задач, со­здает условия для более эффектив­ного использования сил и средств, своевременного маневрирования ими, облегчает изучение и обобще­ние передового опыта работы ИК по организации взаимодействия служб, а также учета, контроля и проверки исполнения мероприятий, проводи­мых в процессе такого взаимодей­ствия.

Вся собранная и проанализиро­ванная информация, характеризу­ющая обстановку в исправительной колонии, является базой для плани­рования мероприятий по профи­лактике правонарушений. В коло­ниях уголовно-исполнительной си­стемы на основании данной инфор­мации составляются годовые, полу­годовые или квартальные планы.

Использование той или иной фор­мы внутреннего взаимодействия определяется спецификой каждого подразделения, складывающейся оперативной обстановкой, особен­ностями служб, участвующих во вза­имодействии, имеющимися в нали­чии силами, средствами, поставлен­ными целями и задачами, на реше­ние которых и направлено осуще­ствляемое взаимодействие.

Необходимым условием органи­зации взаимодействия является не­допущение конфликтов между служ­бами, а также их руководителями, причины которых нередко коренят­ся в незнании проблем деятельнос­ти иных служб, трудностей их рабо­ты, точек соприкосновения. Поэто­му целесообразно на совместных совещаниях регулярно заслушивать тех, кто возглавляет то или иное под­разделение, или наиболее опытных специалистов других служб о про­блемах решения задач по профилак­тике преступлений и правонаруше­ний со стороны осужденных, а так­же проводить совместное обсужде­ние какой-либо общезначимой про­блемы. Полезно, например, участие начальников разных служб в отчет­ном совещании по результатам опе­ративно-служебной деятельности. Руководитель подразделения дол­жен всемерно поощрять любые формы изучения стоящих перед уч­реждением задач, побуждать своих подчиненных к планированию по­добных мероприятий. Ознакомле­ние с информацией такого рода рас­ширяет профессиональный круго­зор сотрудников, дает возможность понимать сослуживцев и оказывать им осмысленное содействие.

Хотелось бы обра­тить внимание на особенности вза­имодействия службы безопасности с другими отделами и службами ис­правительных колоний и органами внутренних дел по профилактике преступлений и других правонару­шений со стороны осужденных, в частности, на:

1) во взаимодействии со всеми от­делами и службами ИК обеспечива­ет выполнение осужденными правил поведения и распорядка дня;

2) совместно с сотрудниками опера­тивного отдела выявляет и разобла­чает организаторов и активных учас­тников группировок отрицательной направленности, подстрекателей и иных лиц, намеревающихся совер­шить правонарушение, готовит и представляет начальнику ИК матери­алы о необходимости их изоляции от основной массы осужденных;

3) ставит (снимает) на профилакти­ческий учет осужденных на основа­нии собранных материалов;

4) систематически проводит вне­плановые обыски осужденных, мест их проживания и работы по опера­тивной информации сотрудников;

5) совместно с сотрудниками отде­ла воспитательной работы осуще­ствляет правовую пропаганду, разъ­ясняет осужденным требования уго­ловно-исполнительного законода­тельства и Правил внутреннего рас­порядка исправительных учрежде­ний;

6) обеспечивает взаимодействие всех отделов и служб ИК по предуп­реждению правонарушений со сто­роны осужденных, склонных к совер­шению противоправных действий, путем анализа материалов о право­нарушениях и результатов служеб­ных расследований; выявляет кана­лы проникновения к осужденным предметов, запрещенных к исполь­зованию в ИК, принимает меры по их перекрытию;

7) совместно с сотрудниками ОВД осуществляет патрулирование на территории, прилегающей к испра­вительным учреждениям;

8) участвует в розыске осужденных, совершивших побег из мест лише­ния свободы;

9) участвует в ликвидации чрезвы­чайных происшествий.

Это далеко не полный перечень направлений взаимодействия струк­турных подразделений по профи­лактике преступлений и других пра­вонарушений со стороны осужден­ных, ибо процесс организации и поддержания взаимодействия осу­ществляется, как правило, диффе­ренцированно, с учетом специфики решаемых задач, привлекаемых к действиям сил и средств, и он пред­ставляет особую линию деятельно­сти отделов и служб по предупреж­дению правонарушений, которая должна постоянно планироваться и контролироваться.

В данном дипломном исследовании нами был изучен опыт различных субъектов Российской Федерации по профилактике правонарушений в местах лишения свободы. В каждом регионе свои специфика работы со спецконтингентом - не всегда можно применить положительный опыт одного региона в другом, однако все же необходимо внимательно прорабатывать идеи и новшества, уже внедренные в практику. В этой связи хотелось бы остановиться на примере работы уголовно-исполнительной системы Тверской области.

В состав уголовно-исполнительной системы Тверской области вхо­дят территориальное Управле­ние исполнения наказаний и 15 учреждений, в том числе: 7 ис­правительных колоний (ПК); ле­чебно-исправительное учрежде­ние (ЛИУ) для содержания и ам­булаторного лечения больных наркоманией и для больных ту­беркулезом, в составе которого имеется больница для их стаци­онарного лечения; областная больница для осужденных; цен­тральная база материально-тех­нического и военного снабже­ния; 7 изолированных участков в составе действующих колоний (особого режима - 1) и 6 участ­ков колоний-поселений. Кроме того, на базе ИК-4 функциониру­ет ЕПКТ с лимитом наполнения 44 места.

По состоянию на 1 января 2003 года в учреждениях УИН Минюста России по Тверской области содержались 11 023 че­ловека. Из них: в трех колониях общего режима при лимите на­полнения 2 916 человек – 2 986 заключенных, в четырех колони­ях строгого режима при лимите 4 169 – 3 943 человека, в ЛИУ-3 (все виды режима) для содер­жания и лечения больных тубер­кулезом при лимите 650 - 695 человек, в ЛИУ-8 (общий и стро­гий режим) при лимите 510 -719 человек, на 7 изолирован­ных участках при общем лимите 320 мест - 370 осужденных, в областной больнице при лимите 170 - 145 человек, в трех изоля­торах при лимите наполнения 940-2165 человек.

Кроме того, в 2002 году по уче­там уголовно-исполнительной инспекции области прошли 14 106 осужденных, а на начало 2003 года на учете состоят 6 517 подопечных, из их числа 321 че­ловек осужден к исправитель­ным работам.

Основные организацион­ные мероприятия, направ­ленные на профилактику правонарушений и пре­ступлений в учреждениях Анализ причин и условий пре­ступлений, совершенных за пос­ледние годы в учреждениях об­ласти, показывает, что их мож­но условно разделить на три ос­новные группы:

1) преступления против жизни и здоровья спецконтингента и личного состава;

2) преступления с участием лиц или в отношении лиц, относя­щихся к неформальным «низ­шим» слоям осужденных;

3) покушения на побеги.

С учетом этого Управлением исполнения наказаний Минюста России по Тверской области в 1995 году была разработана, а в последующие годы переработа­на и дополнена “Программа опе­ративно-режимных и воспита­тельных мероприятий по профи­лактике преступлений среди спецконтингента".

В соответствии с ней все службы постоянно участвуют в реализации комплекса опера­тивно-режимных и воспитатель­ных мероприятий, направленных на профилактику правонаруше­ний и преступлений среди спецконтингента, обеспечение пре­емственности работы между следственными изоляторами, исправительными колониями, лечебно-исправительными уч­реждениями.

Программой предусмотрен постоянный сбор информации от различных служб и конкрет­ных людей о:

1) лицах, поступивших в след­ственный изолятор - первичная информация от территориаль­ного органа внутренних дел (уча­сткового, сотрудника уголовно­го розыска, следователя) об осо­бенностях их поведения при со­держании в ИВС;

2) негативных процессах, проис­ходящих среди обвиняемых за время их содержания в СИЗО;

3) взаимоотношениях между со­участниками преступления;

4) отношениях спецконтингента к представителям администра­ции;

5) намерениях осужденных на период отбывания наказания, их склонностях к азартным играм, побегам и т. д.;

6) выявлении осужденных, пред­ставляющих оперативный инте­рес, и т. п.

Полученная информация ло­жится в основу дел оперативно­го учета или является основани­ем для постановки спецконтин­гента на профилактический учет.

Далее, при этапировании осужденного, представляющего оперативный интерес, из СИЗО в исправительное учреждение, к личному делу приобщается справка-ориентировка, содер­жащая указанные и прочие ха­рактеризующие его сведения. Дела оперативного учета также направляются по месту дальней­шего отбывания наказания. По прибытии осужденного данной категории в исправительное уч­реждение его ставят на профи­лактический учет.

Методы и формы работы с подучетными лицами, а также орга­низация взаимодействия раз­личных частей и служб учрежде­ний УИС в работе по профилак­тике преступлений среди спец­контингента предусмотрены Ин­струкцией, объявленной прика­зом ГУИН Минюста России от 27 мая 2002 г. № 117 «О порядке проведения профилактики пра­вонарушений, замышляемых и подготавливаемых лицами, со­держащимися в учреждениях уголовно-исполнительной сис­темы Министерства юстиции Российской Федерации»[48] .

В настоящее время на профи­лактическом учете в исправи­тельных учреждениях области состоят 1710 осужденных. Со­гласно данной Инструкции на профилактический учет в учреж­дениях УИН по Тверской облас­ти взяты следующие лица:

1) готовящиеся совершить по­бег, ранее их совершавшие (143 осужденных);

2) лидеры группировок отрица­тельной направленности (8 осужденных);

3) организующие и провоцирую­щие групповые эксцессы (98);

4) склонные к употреблению, сбыту или приобретению нарко­тических веществ, сильнодей­ствующих медицинских препа­ратов (615);

5) признанные судом нуждаю­щимися в лечении от алкоголиз­ма (170);

6) занимающиеся поборами и притесняющие других осужден­ных (65);

7) организующие или активно участвующие в картежных либо других азартных играх с целью извлечения материальной или иной выгоды (125);

8) склонные к мужеложству (лес­биянству) (329);

9) имеющие психические рас­стройства (89);

10)отбывающие наказание за де­зорганизацию нормальной дея­тельности исправительных уч­реждений (1);

11)склонные к нападению на представителей администрации (21).

Программой предусмотрено выполнение следующих мероп­риятий:

1) исключать случаи направле­ния в одно исправительное уч­реждение лиц, проходящих по одному уголовному делу и име­ющих неприязненные отноше­ния;

2) назначать наиболее подготов­ленных сотрудников для работы с лицами, содержащимися в ка­рантине, на строгих условиях от­бывания наказания, в отрядах хозяйственного обслуживания ПК, а также с осужденными, пользующимися правом пере­движения без конвоя;

3) в следственных изоляторах области и областной больнице УИН проводить ОРМ с целью по­лучения информации об опе­ративной обстановке в ИК, СИЗО области;

4) в период нахождения осуж­денных в карантине выявлять лиц, стремящихся занять лиди­рующее положение в колонии, придерживающихся "воровских традиций”, принимать меры к их развенчиванию и привлечению к общественно полезному труду;

5) целенаправленно работать по компрометации лидеров и авто­ритетов, оказывающих противо­действие администрации, нейт­рализации их влияния на основную массу осужденных, изоли­ровать таких лиц в ПКТ и ЕПКТ, переводить на строгие условия содержания, направлять на тю­ремный режим;

6) обеспечивать надежное опе­ративное прикрытием лидеров, лиц, состоящих на профилакти­ческих и оперативных учетах, осужденных, пользующихся пра­вом передвижения без конвоя, брать на особый контроль их вхо­дящую и исходящую переписку. Результаты этой работы рас­сматривать ежемесячно на опе­ративных совещаниях;

7) проводить мероприятия по выявлению, проведению профи­лактической работы и изоляции организаторов азартных игр.

В работе, направленной на пре­дупреждение преступлений, ис­пользуются различные методы гласного сотрудничества, такие как получение информации от на­чальников отрядов, сотрудников отделов безопасности, отделов специального учета, производ­ственных и других служб, инфор­мация, получаемая при проведе­нии личных приемов осужденных.

В работе по профилактике правонарушений нельзя не учи­тывать влияние неформальных лидеров спецконтингента на ос­новную массу осужденных.

В случае негативного влияния лидера на других осужденных к нему принимаются меры пре­вентивного характера, направ­ленные на его развенчание, изо­ляцию, перевод в другое подраз­деление и т. п.

Например, при проведении длительных и краткосрочных свидании данной категории лиц осуществляются оперативно-технические мероприятия. При необходимости такие меропри­ятия проводят при водворении данных осужденных в ШИЗО, ПКТ и ЕПКТ.

В обязательном порядке на всех “лидеров” ведутся дела оперативного учета.

Немаловажное значение для профилактики правонарушений имеет создание баз данных на различные категории лиц, пред­ставляющих оперативный инте­рес. В УИН создана компьютер­ная программа “Лидер", разра­ботанная ЦНИР ГУИН Минюста России, в которую внесены дан­ные на лидеров отрицательной направленности и лиц, осужден­ных по ст. 209 УК РФ.

Для обмена информацией между учреждениями УИС и органами внутренних дел сведе­ния на осужденных лидеров от­рицательной направленности, содержащихся в подразделени­ях области, своевременно вно­сятся в автоматизированную базу данных “Кронос” УБОП при УВД.

В подразделениях ведутся алфавитно-справочные картотеки на лиц, склонных к различным противоправным проявлениям. За данной категорией осужден­ных установлен гласный и не­гласный надзор.

Своевременно проводятся мероприятия по обеспечению безопасности осужденных при выявлении конфликтных ситуа­ций (помещение в безопасное место в соответствии со ст. 13 УПК РФ (в 2002 году - 53 чело­века). Положительно сказалась на динамике преступности вве­денная новым УИК РФ норма, предусматривающая перевод осужденных, которые являются злостными нарушителями режи­ма содержания, на строгие усло­вия.

Роль индивидуальной воспитательной работы в профилактике преступле­ний и правонарушений

Важную роль в профилактике преступлений и правонаруше­ний играет индивидуальная вос­питательная работа с осужден­ными, которую проводят 109 на­чальников отрядов и 765 членов советов воспитателей, шефству­ющих над 1 710 осужденными, поставленными на профилакти­ческий учет. Активно проводится работа по стимулированию правопослушного поведения осуж­денных: 1 561 человек содержит­ся на облегченных условиях со­держания, освобождены условно-досрочно 1 440 осужденных, 188 - переведены в колонию-по­селение.

Из года в год увеличивается численность членов самодея­тельных организаций, которая за три последних года выросла с 46,5 до 64,6%. Обобщен, рас­пространен и внедряется опыт ЛИУ-8 по созданию отрядных общественных фондов и практи­ке привлечения осужденных и их денежных средств к благоуст­ройству отрядов (в течение двух лет произведен качественный ремонт всех жилых и бытовых помещений отрядов).

Большое значение придается вопросам получения осужден­ными основного общего образо­вания и специальности. Во всех ИК области и СИЗО-1 работают шесть вечерних (сменных) обще­образовательных школ и четыре УКП. В соответствии с постановлением Законодательного Со­брания Тверской области от 30 октября 2001 г. № 590-П-2 «Об областной целевой Программе по усилению борьбы с преступ­ностью в Тверской области на 2001-2003 годы» - в 2001 году восстановлены три УКП, в 2002 году открыта средняя школа в женской колонии. Администра­ция области в 2001-2003 годах выделила на их организацию и оснащение 300 тыс. рублей[49] .

Уделяется большое внимание религиозно-нравственному вос­питанию спецконтингента. За каждым подразделением зак­реплен православный священ­нослужитель. Руками осужден­ных построены два храма и де­сять домовых церквей. В 2002 году священнослужители прове­ли 278 обрядов крещения, 263 вероисповедания, 176 причащений. Отмечено, что верующие осужденные, доля которых со­ставляет 10-15% от общей чис­ленности, не допускают наруше­ния режима содержания.

Особо важен вопрос органи­зации свободного времени осужденных и их досуга. Во всех подразделениях проведены зимняя и летняя спартакиады. В рамках областной спартакиады, посвященной 200-летию обра­зования Министерства юстиции, проведен областной турнир по мини-футболу. Команда-побе­дитель ЛИУ-8 награждена пере­ходящим кубком, а каждый ее игрок - именной медалью обла­стного спорткомитета.

Проведен областной смотр-конкурс самодеятельного на­родного творчества осужден­ных, посвященный 123-й годов­щине образования УИС. В рам­ках Всероссийского конкурса “Калина красная” прошел областной смотр-конкурс художе­ственной самодеятельности среди осужденных всех видов режима, посвященный 200-ле­тию образования Минюста Рос­сии.

Большинство культурно-мас­совых и спортивных мероприя­тий были организованы при под­держке Комитета по делам мо­лодежи администрации Тверс­кой области. После их проведе­ния появилась мысль о создании целевой областной программы воспитательного воздействия на лиц, находящихся в местах ли­шения свободы, и их реабилита­ции после освобождения. Эту идею поддержал губернатор Тверской области. В ноябре 2002 года была утверж­дена областная целевая про­грамма “Молодежь Верхневол­жья. 2002-2004 годы”, которая включает раздел “Воспитатель­ная работа с молодежью, нахо­дящейся в местах лишения сво­боды, и создание условий для ее реабилитации после освобождения”. Для этих целей из област­ного бюджета предусмотрено выделить в 2003-2004 годах 1 605 тыс. рублей.

Результаты проводимых профилактических мероприятий

Реализация перечисленных мероприятий позволила значи­тельно сократить уровень пре­ступности и правонарушений в учреждениях УИН Минюста Рос­сии по Тверской области.

Для наглядности сравним ста­тистические данные. В 1995 году было допущено 20 преступлений (общий уровень преступности -2,32), особоучитываемых - 7 (уровень ОУП - 0,93), из них тяжких против личности (ст. 111 УК РФ) - 3, побегов (ст. 313 УК РФ) - 4 (3 - из-под охраны, 1 - из-под надзора).

В 1996 году, после принятия “Программы оперативно-ре­жимных и воспитательных ме­роприятий по профилактике преступлений среди спецкон­тингента", осужденными было совершено 15 преступлений, особо учитываемых - 6, из них тяжких против личности (ст. ст. 105,111 УК РФ) - 4, побегов (ст. 313 УК РФ) - 2 (1 - из-под охраны, 1 - из-под надзора).

В 1997 году в исправительных учреждениях допущено 6 пре­ступлений, особо учитываемых - 2 (уровень ОУП - 0,23), все случаи связаны с причинением тяж­кого вреда здоровью.

В 1998 году было допущено 1 преступление, в 1999-2000 го­дах - по 3, в 2001 году - 2, в 2002 году - 4 преступления.

За последние 5 лет в учрежде­ниях области не было зафикси­ровано тяжких, особо тяжких преступлений и побегов.

Количество злостных наруше­ний в расчете на 1000 осужден­ных сократилось на 22% и соста­вило 52 случая. Употребление спиртных напитков уменьшилось на 30% (21 случай).

В ИК, СИЗО области за 2002 год предотвращено всего 1 082 преступления, из них 51 побег.

Данная линия работы остает­ся приоритетной для всех частей и служб УИС области.

ЗАКЛ ЮЧЕНИЕ

Итак, проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что на законодательном уровне порядок отбывания лишения свободы, разработанность видов мест лишения свободы, защищенность как работников учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, так и самих заключенных относительно улучшились.

Лишение свободы, как и любое другое наказание, предусмотренное УК РФ применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Однако в реальности, на практике все выглядит немного иначе. Нестабильное экономическое положение нашего государства не позволяет надлежащим образом обеспечивать материальными ресурсами и поддерживать в надлежащем состоянии места отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы.

В настоящее время практически полностью изношена материальная база 40% колоний; каждый шестой следственный изолятор находится в аварийном состоянии; более половины переполнены в два-три раза. По состоянию на 1 января 2003 г. в 185 следственных изоляторах содержался – 134 941 человек (на 65 798 человек меньше, чем 01.01.02) или 117,1 % от установленного лимита наполнения

Таким образом, очевидно что, несмотря на проводимые реформы, государственная система исполнения наказания в виде лишения свободы в настоящее время еще не достаточно эффективно выполняет возложенные на нее задачи.

От эффективности наказаний во многом зависит жизнь всех граждан общества. Новшество в виде увеличения срока лишения свободы за преступления имеющие высокую социальную опасность к видимым положительным результатам не привело. Более того: увеличение срока содержания осужденных к лишению свободы приведет к еще большему осложнению обстановки в колониях, что в конечном итоге способно сделать многие из этих учреждений неуправляемыми. Подобная ситуация подтверждает сомнения относительно целесообразности увеличения в УК РФ максимальных сроков наказания в виде лишения свободы до 30 лет.

Итак приходим к выводу, что многие прогрессивные разработки законодателя направленные на обеспечение эффективного и безопасного функционирования системы мест лишения свободы часто не получают практического применения. Между тем, несовершенство системы наказаний в виде лишения свободы вызванное нестабильностью экономики и отсутствием материальных средств в свою очередь вызывает не достижение наказанием своих целей. Это ведет в свою очередь к росту преступности, что подрывает экономику и нормальное функционирование государства, как сложного социо-политического института. Получается замкнутый круг, разорвать который можно только путем наделения соответствующими полномочиями действительно компетентных в области исполнения уголовного наказания людей.

Первоочередной задачей любого государства, проводящего уголовно-исполнительную политику и стремящегося к обеспечению правопорядка в местах лишения свободы, является, прежде всего, выявление причин и условий способствующих совершению преступлений, а также проведение профилактики правонарушений. Но это не только деятельность по выявлению и устранению (или нейтрализации) причин и условий преступлений, но и их компенсация, за­мена причинами и условиями нормотипического, во всяком случае, правомерного поведения.

Важную роль в профилактике преступлений и правонаруше­ний играет индивидуальная вос­питательная работа с осужден­ными, активно проводимая работа по стимулированию правопослушного поведения осуж­денных путем содержания на облегченных условиях, освобождения условно-досрочно, переведения в колонии-по­селения. Необходимо большое значение придавать вопросам получения осужден­ными основного общего образо­вания и специальности, уделять внимание религиозно-нравственному вос­питанию спецконтингента. Особо важен вопрос органи­зации свободного времени осужденных и их досуга.

БИБЛИО ГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты:

1. Конституция РФ от 12.12.1993.

2. УК РФ от 13.06.1996. № 63-ФЗ.

3. УИК РФ от 08.01.1997. №1-ФЗ.

4. ФЗ РФ от 09.03.2001. №25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголов­ный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Рос­сийской Федерации».

5. ФЗ РФ от 23.11.1995 №175-ФЗ «О порядке разрешения коллективных трудовых споров».

6. ФЗ РФ от 21.07.1993 №5473-1 «Об учреждениях и органах исполняющих уголов­ные наказания в виде лишения сво­боды».

7. Постановление Правительства РФ от 05.04.1999 N 366 "О порядке и условиях выполнения учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации функции конвоирования осужденных и лиц, заключенных под стражу" / СЗ РФ. 1999. N 15. Ст. 1818.

8. Приказ Минздрава РФ N 311, Минюста РФ N 242 от 9 августа 2001 г. (ред. от 01.11.2002) "Об освобождении от отбывания наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью" (вместе с Перечнем заболеваний, который может быть использован в качестве основания для представления к освобождению от отбывания наказания осужденных к лишению свободы, Порядком медицинского освидетельствования осужденных к лишению свободы и их представления к освобождению от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью)/ БНАФОИВ. 2001. N 44.

9. Приказ Минздрава РФ N 346, Минюста РФ N 254 от 28 августа 2001 г. "Об утверждении перечня медицинских противопоказаний к отбыванию наказания в отдельных местностях Российской Федерации осужденными к лишению свободы"/ БНАФОИВ. 2001. N 46.

10. Инструкция ГУИН МЮ РФ от 27.05.2002г. №117 «О порядке проведения профилактики пра­вонарушений, замышляемых и подготавливаемых лицами, со­держащимися в учреждениях уголовно-исполнительной сис­темы Министерства юстиции Российской Федерации».

11. Постановление ЗС Тверской области 30 октября 2001 г. № 590-П-2 «Об областной целевой Программе по усилению борьбы с преступ­ностью в Тверской области на 2001-2003 годы».

12. Бюллетень Минюста. 2002. №.12

13. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 12.

14. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6.

Литература:

1. Абрахманова Е.Р. Уголовно-правовая охрана деятельности исправительно-трудовых учреждений. Ульяновск: УлГУ.1999.

2. Антонян Ю.М. Проблемы индивидуальной профилактики преступлений/ Пути совершенствования мер по профилактики преступлений. Москва. 1988.

3. Антонян Ю.М., Бойко И.Б., Верещагин В.А. Насилие среди осужденных. Москва. 1994.

4. Бабаян С. Меры поощрения и взыскания в практике работы мест лишения свободы/ Ведомости УИС. 2002. №8.

5. Баранов П.Г. Правосознание и правовое воспитание/ Общая теория права: Курс лекций/ Под общ. ред. д.ю.н., прф. В.К. Бабаева. Н.Новгород. 1993.

6. Бахтин А. Организация и осуществление надзора за осужденными/ Ведомости УИС. 2002. №5.

7. Герасимов С. Проблемы преступности в современных условиях / Закон и право. 1999. №4.

8. Гойса В.С. Практика работы администраций исправительных учреждений по обеспечению личной безопасности при исполнении наказаний /Российская юстиция. 2003. №7.

9. Гришанов Д. Режим только для послушных/ Преступление и наказание. 1993. №8-9.

10. Дементьев С.И. Лишение свободы: тюрьмы, лагеря, колонии, тюрьмы. Краснодар. 1996.

11. Долгова А. Изменения преступности в реформируемой России и борьба с преступностью /Уголовное право. 2002. №3

12. Ежегодный доклад Минюста РФ о состоянии работы по исполнению наказаний, а так же по обеспечению содержания/ Бюллетень Минюста РФ. 2002. №2.

13. Елеонский В.А., Лухтин Ю.А. Борьба с хулиганством в ИТУ. Рязань. 1981.

14. Елесьнин М.В. преступность в исправительных учреждениях – как форма девиантного поведения/ Следователь.2002. №2.

15. Золотарев А. Выявление подкопов на объектах охраны УИС/ Ведомости УИС. 2003. №8.

16. Зубков А.И. Реализация европейских норм в области лишения свободы. Краткая характеристика УИС. – 2000 - №11.

17. Козбаненко В.А. Правовое регулирование и правовое обеспечение государственного управления: сущность и содержание: Учебно-метод. пособие. М.: ИПК госслужбы, 2002.

18. Комментарий к Уголовно-Исполнительному кодексу РФ. Под редакцией А.И. Зубкова. М.1997.

19. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М.: Фонд "Правовая культура", 1996.

20. Комментарий к УК РФ/ Под общей редакцией Скуратова Ю.И. М.1998.

21. Криминология. Учебник для юридических вузов/Под ред. д.ю.н., проф. А.И. Долговой. Москва. 1997.

22. Лебедев В. Расширение доступа к правосудию одна из целей судебной реформы / Российская юстиция. 1999. № 9.

23. Максимов В.А. Применение специальных технических средств в деятельности уголовно-исполнительной системы по предупреждению и пресечению ЧП. Москва. Академия МВД. 1996.

24. Минеев И. Квалификация злостных нарушений порядка отбывания уголовного наказания/ Российская юстиция. 2000. №5.

25. Михлин А.С., Яковлева Л. Специальная перепись осужденных/ Российская юстиция. 2003. №4.

26. Наумов С.С. Предупреждение преступлений в местах лишения свободы с помощью технических средств/ Бюллетень Минюста. 2000. №12

27. Новоселова А.С. Педагогический аутотренинг в системе средств нравственного перевоспитания осужденных женщин, содержащихся в ИТК. Ч.1. Пермь, 1985.

28. Осипов С.В. Предупреждение преступного рецидива: отечественный и зарубежный опыт / Бюллетень Минюста РФ. 2002. №5.

29. Павлухин А.П. Умышленные убийства и борьба с ними. Рязань. 1980.

30. Петров С.М., Туманов Г.А. Конституция Российской Федерации и реформирование уголовно-исполнительной системы / Совершенствование законодательства и практики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции РФ. М., 1995.

31.Пономарев П.Г. Международно-правовые стандарты обращения с осужденными и национальные варианты их реализации. Рязань, 1994.

32. Правовое обеспечение предпринимательства. Учебное пособие / Под ред. М.П. Ринга. М.: МИЭПП, 1996.

33. Савихин А. Предупреждать преступность, взаимодействуя по всем направлениям / Ведомости УИС. 2003. №3.

34. Сафронов А.Д, Никоноров М.Г. Криминологическая характеристика и меры профилактики хулиганства в ИТУ. Москва. 1983.

35. Селиверстов В., Шмаров И. Уголовно-исполнительный кодекс: концепция и основные понятия / Законность. 1997. № 5.

36. Снырцев В.И. Строго по закону/ Воры - кто они? Москва. 1983.

37. Собрание законодательства РФ. 1998. N 45.

38. Смирнов В.В. Предупреждение побегов из исправительных учреждений. Москва. ВНИИ МВД России. 1999.

39. Сысоев А. Психологические и организационные аспекты предупреждения аутоагрессивного поведения осужденных. Ведомости УИС. 2002. №3.

40. Теория права и государства: Учебник/ Под ред. В.В. Лазарева. М.: Право и закон, 1996.

41. Теория государства и права / Под редакцией В.М. Карельского и В.Д. Перевалова. М.1999.

42. Уголовно-исполнительное право: Учебник / Под ред. В.И. Селиверстова. М.: Юриспруденция, 2003.

43. Уголовно-исполнительное право России: Учебник / Под ред. А.И. Зубкова. Москва. Норма. 2001.

44. Уткин В.А. Европейские тюремные правила и проблемы их реализации. Томск: ТГУ. 1996.

45. Уткин В.А. Международные стандарты обращения с осужденными и проблемы их реализации. Томск. ТГУ. 1998.

46. Усс А.В. Конфликты между осужденными, сопровождающиеся насильственными посягательствами. Красноярск. 1984.

47. Устьянцев В.Т. Профработа по предупреждению правонарушений / История государства и права. 2001. №3.

48. Федоров В. Грани сотрудничества/ Ведомости УИС. 2002. №5.

49. Хомлюк В. О ходе реализации Концепции воспитательной работы с осужденными. Ведомости УИС. 2002. №2.

50. Чайка Ю. Министерство юстиции и российская государственность - понятия неразделимые / Хозяйство и право. 2002. N 9.

51. Черномырдин В.С. Новый статус и задачи Минюста России / Бюллетень Министерства юстиции РФ. 1998. N 1.

52. Чучаев Л.И., Абрахманова Е.И. Лишение свободы и проблемы его реализации. Ульяновск: УлГУ, 1996.

53. Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. Л. 1973.

54. Шитова И.С. Правовое обеспечение деятельности акционерного общества: Монография. М., 2001.

55. Яковлев А.М. Об эффективности исполнения наказания/ Советское государство и право. 1964. №1.


[1] Теория права и государства: Учебник /Под ред. В.В. Лазарева. М.: Право и закон, 1996. С. 101.

[2] Большинство авторов определяют его как совокупность юридических норм, предназначенных регламентировать какую-то отдельную сферу деятельности (например: Правовое обеспечение предпринимательства. Учебное пособие / Под ред. М.П. Ринга. М.: МИЭПП, 1996; Шитова И.С. Правовое обеспечение деятельности акционерного общества: Монография. М., 2001.)

[3] Козбаненко В.А. Правовое регулирование и правовое обеспечение государственного управления: сущность и содержание: Учебно-метод. пособие. М.: ИПК госслужбы, 2002.

[4] Там же. С. 20.

[5] Конституция РФ от 12 декабря 1993г., ч 1. ст. 17.

[6] Например: Пономарев П.Г. Международно-правовые стандарты обращения с осужденными и национальные варианты их реализации. Рязань, 1994; Уткин В.А. Европейские тюремные правила и проблемы их реализации. Томск: ТГУ, 1996; Уткин В.А. Международные стандарты обращения с осужденными и проблемы их реализации. Томск: ТГУ, 1998; Уголовно-исполнительное право: Учебник / Под ред. В.И. Селиверстова. М.: Юриспруденция, 2003; Уголовно-исполнительное право России: Учебник / Под ред. А.И. Зубкова. М.: Норма, 2001.

[7] Гойса В.С. Практика работы администраций исправительных учреждений по обеспечению личной безопасности при исполнении наказаний. Российская юстиция. 2003. №7. с.67.

[8] Бахтин А. Организация и осуществление надзора за осужденными. Ведомости УИС. 2002. №5. С. 12

[9] Комментарий к Конституции Российской Федерации / Общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М.: Фонд "Правовая культура". 1996. С. 296.

[10] Туманов Г.А., Петров С.М. Конституция Российской Федерации и реформирование уголовно-исполнительной системы / Совершенствование законодательства и практики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции РФ. М. 1995. С. 4.

[11] Черномырдин В.С. Новый статус и задачи Минюста России // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 1998. N 1. С. 9.

[12] СЗ РФ. 1998. N 45. Ст. 5516.

[13] Постановление Правительства РФ от 05.04.1999 N 366 "О порядке и условиях выполнения учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации функции конвоирования осужденных и лиц, заключенных под стражу" // СЗ РФ. 1999. N 15. Ст. 1818.

[14] Чайка Ю. Министерство юстиции и российская государственность - понятия неразделимые / Хозяйство и право. 2002. N 9. С. 7 - 9.

[15] Приказ Минздрава РФ N 346, Минюста РФ N 254 от 28 августа 2001 г. "Об утверждении перечня медицинских противопоказаний к отбыванию наказания в отдельных местностях Российской Федерации осужденными к лишению свободы" // БНАФОИВ. 2001. N 46.

[16] Приказ Минздрава РФ N 311, Минюста РФ N 242 от 9 августа 2001 г. (ред. от 01.11.2002) "Об освобождении от отбывания наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью" (вместе с Перечнем заболеваний, который может быть использован в качестве основания для представления к освобождению от отбывания наказания осужденных к лишению свободы, Порядком медицинского освидетельствования осужденных к лишению свободы и их представления к освобождению от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью) // БНАФОИВ. 2001. N 44.

[17] Введена ФЗ от 11 июня 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ" // Российская газета. N 115. 17 июня 2003 г.

[18] УИК РФ от 8 января 1997г. №1-ФЗ, ст.82.

[19] Гойса В.С. Практика работы администраций исправительных учреждений по обеспечению личной безопасности при исполнении наказаний. – Российская юстиция 7’2003г. с.69

[20] ФЗ РФ от 21.07.1993 №5473-1 «Об учреждениях и органах исполняющих уголов­ные наказания в виде лишения сво­боды»

[21] Чучаев Л.И., Абрахманова Е.И. Лишение свободы и проблемы его реализации. Ульяновск: УлГУ. 1996.

[22] Усс А.В. Конфликты между осужденными, сопровождающиеся насильственными посягательствами. Красноярск, 1984. С. 36.

[23] Елеонский В.А., Лухтин Ю.А. Борьба с хулиганством в ИТУ. Рязань, 1981.

[24] Савихин А. Предупреждать преступность, взаимодействуя по всем направлениям. Ведомости УИС. 2003. №3. С. 33

[25] ФЗ РФ от 09.03.2001г. №25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголов­ный кодексРоссийской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодексРоссийской Федерации и другие законодательные акты Рос­сийской Федерации»

[26] УИК РФ от 08.01.1997 №1-ФЗ, ч.1.

[27] Минеев И. Квалификация злостных нарушений порядка отбывания уголовного наказания. – Российская юстиция 5’2000 г., с. 44

[28] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 12, с. 4-5

[29] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6, с. 15

[30] ФЗ РФ от 23.11.1995 №175-ФЗ «О порядке разрешения коллективных трудовых споров»

[31] Герасимов С. проблемы преступности в современных условиях. Закон и право. 1999. №4. C.7

[32] Михлин А., Яковлева Л. Специальная перепись осужденных. Российская юстиция. 2003. №4. С. 34

[33] Елесьнин М.В. Преступность в исправительных учреждениях – как форма девиантного поведения. Следователь. 2002. №2. с.41

[34] Устьянцев В.Т. Профработа по предупреждению правонарушений. История государства и права. 2001. №3. с. 29

[35] Максимов В.А. Применение специальной техники в деятельности уголовно-исполнительной системы по предупреждению и пресечению чрезвычайных происшествий. Москва. 1996.

[36] Сысоев А. Психологические и организационные аспекты предупреждения аутоагрессивного поведения осужденных. Ведомости УИС. 2002. №3. С.41

[37] Гойса В.С. Практика работы администраций исправительных учреждений по обеспечению личной безопасности при исполнении наказаний. Российская юстиция. 2000. №7. С.69

[38] Хомлюк В. О ходе реализации Концепции воспитательной работы с осужденными/ Ведомости УИС. 2002. №2. С.42-43

[39] Новоселова А.С. Педагогический аутотренинг в системе средств нравственного перевоспитания осужденных женщин, содержащихся в ИТК. Ч.1. Пермь. 1985. С. 5.

[40] Сафронов А.Д., Никоноров М.Г. Криминологическая характеристика и меры профилактики хулиганства в ИТУ. Москва. 1983. С. 58.

[41] Бабаян С. Меры поощрения и взыскания в практике работы мест лишения свободы. Ведомости УИС. 2002. №8. с. 66

[42] Снырцев В.И. Строго по закону. Воры - кто они? Москва. 1983. С.14-16.

[43] Усс А.В. Конфликты между осужденными, сопровождающиеся насильственными посягательствами. Красноярск. 1984. С. 47-48

[44] Савихин А. Предупреждать преступность, взаимодействуя по всем направлениям. Ведомости УИС. 2003. №3. С.31-32

[45] Федоров В. Грани сотрудничества. Ведомости УИС. 2002. №5. С.16

[46] Золотарев А. Выявление подкопов на объектах охраны УИС. Ведомости УИС. 2003. №8. С. 33-36

[47] Наумов С.С. Предупреждение преступлений в местах лишения свободы с помощью технических средств. Бюллетень Минюста. 2002. №12. С. 106-109

[48] Инструкция ГУИН МЮ РФ от 27.05.2002г. №117 «О порядке проведения профилактики пра­вонарушений, замышляемых и подготавливаемых лицами, со­держащимися в учреждениях уголовно-исполнительной сис­темы Министерства юстиции Российской Федерации»

[49] Постановление ЗС Тверской области 30 октября 2001 г. № 590-П-2 «Об областной целевой Программе по усилению борьбы с преступ­ностью в Тверской области на 2001-2003 годы»