Право и психика человека в творчестве Л Петражицкого

В начале века крупным научным событием не только в русской, но и европейской литературе стало опубликование “Теории права и государства в связи с теорией нравственности” Льва Иосифовича Петражицкого (1867--1931). В гносеологическом и методологическом отношении он следовал началам позитивной философии, но при этом проявил большую самостоятельность и оригинальность в освещении правовых явлений и самой природы права.

Право и психика человека в творчестве Л. Петражицкого.

В начале века крупным научным событием не только в русской, но и европейской литературе стало опубликование “Теории права и государства в связи с теорией нравственности” Льва Иосифовича Петражицкого (1867--1931). В гносеологическом и методологическом отношении он следовал началам позитивной философии, но при этом проявил большую самостоятельность и оригинальность в освещении правовых явлений и самой природы права.

Право определяется и исследуется Петражицким как явление нашей индивидуальной психики. Социальный момент в праве не игнорируется, но воспринимается под углом зрения психологически-правовых переживаний постольку, поскольку социальный элемент в этих переживаниях отражается. Петра- жицкий признает различия между правом и нравственностью, но главное различие между ними он видит и воспринимает как различие между чисто императивным характером нравственных импульсов (и соответствующих им норм) и императивно- атрибутивным характером права. “Императивность” в данном случае предстает в толковании Петражицкого индивидуально- личностным сознанием долга, обязанности, в то время как “атрибутивность”-- это сознание “своего права”, выступающее вовне как притязание. Для нравственности важен императив и момент добровольности в исполнении обязанностей, тогда как для права основное сосредоточено в моменте атрибутивности, т. е. в непременном исполнении обязанности и в связанном с этим удовлетворением. Если в нравственном общении психика участников довольно мирно реагирует на неисполнение обязанностей, то в правовом общении неисполнение обязанностей (в том числе правовых требований, подтвержденных судебным решением) вызывает гнев, влечет оправданные требования принудительного исполнения.

Одним из важных выводов теории стало положение о том, что с точки зрения социальных целеполаганий и достижения твердого порядка роль права в общественной жизни важнее роли нравственности, поскольку пассивная этическая мотивация в этом плане явно уступает активной этической мотивации (сознанию правомочности); в этом отношении “та и другая ветвь человеческой этики” исполняют не просто различные функции, они различны и в силе мотивации, во влиянии на поведение. Правовой психике, сообразно ее природе, свойственно двустороннее мотивационное действие -- “наряду с пассивною этическою мотивациею (сознание долга) имеет место активная (сознание управомоченности), так что получается соответственно координированное индивидуальное и массовое поведение. При этом пассивно-правовая мотивация... оказывает более решительное и неуклонное влияние на поведение”.

На стороне правового актива (“особенное и заслуживающее похвалы поведение”) имеется не только поощрительно-санкционирующая мотивация в пользу осуществления права, но также стремление “добиваться причитающегося”. Последнее осуществляется вне зависимости от усмотрения и воли обязанных -- оно сопровождается требованием, домогательством, тенденцией заставлять обязанных подчиняться с помощью разных средств, в том числе насильственных, и кроме того -- “тенденцией злостных, мстительных и вообще репрессивных реакций по адресу нарушителей”. Все это оказывает добавочное мотиваци- онное давление. “Вообще, указанные две тенденции, влияющие на поведение обеих сторон в пользу неуклонного осуществления требований права, придают упомянутой выше социальной координации поведения особенно крепкий, правильный и прочный характер”.

В итоге действия указанных законов-тенденций правовой психики и ее развития получается прочная скоординированная система вызываемого правом социального поведения, прочный и точно определенный порядок. Недаром в психике публики и юристов имеется прочная ассоциация двух идей -- “права” и “порядка”, так что вместо слова “право” весьма часто применяют выражение “правопорядок”. Для такой ассоциации существует и “научно-причинное объяснение”.

В своем воздействии на социальное поведение особо заметными делаются такие специальные функции права, которые Пет- ражицкий именует “распределительною” и “организационною”. Так, в частности, дистрибутивная (распределительная) функция в области народного (и международного) хозяйства может отличаться от функции распределения частей плодородной почвы, средств и орудий производства, предметов потребления, вообще хозяйственных благ между индивидами и группами. Основной тип и главный базис распределения хозяйственных благ, а вместе с тем и основной базис экономической и социальной жизни вообще представляет явление собственности (в частнохозяйственном укладе, в условиях “капиталистического” социального строя -- индивидуальной собственности, в условиях первобытного или другого коллективистского строя -- коллективной).

К числу несомненных заслуг создателя психологической теории права относят обычно решительное и безусловное освобождение теории права от узкого юридического догматизма. В этом вопросе Петражицкий создал своеобразное учение о многообразии нормативных фактов и видов положительного права. Отказавшись от сложившихся вариантов догматического истолкования источников права и стремясь охватить все известные факты из истории права и современного его состояния, Петра- жицкий насчитал целых 15 видов положительного права* неизвестных, по его оценке, современной науке или же не признаваемых ею.

Среди них он помимо официального права (законодательства) различает книжное право, для которого нормативным фактом служит авторитет книги, преимущественно юридического содержания ( имеются в виду священные книги, сборники обычного права, научные трактаты и Свод законов Юстиниана); далее следует “право принятых в науке мнений”, “право учений отдельных юристов или групп их”, “право юридической экспертизы” ( сюда же отнесены знаменитые “ответы” римских юристов); отдельно выделено “право изречений религиозно-этических авторитетов: основателей религий, пророков, апостолов, святых, отцов Церкви и т. д.” и “право религиозно-авторитетных примеров, образцов поведения”. Своеобразное семейство образуется из “договорного права”, “права односторонних обещаний” ( например, государственных органов и частных лиц), “программного права” (программное заявление органов государственной власти), “признанного права” (признание известных прав я обязанностей одной из сторон юридического отношения). “Прецедентное право” усматривается в деятельности государственных учреждений и в международном праве. Различается также “общенародное право, как везде существующее право” (нормативным фактом для него служат ссылки на то, что “так принято во всем мире”, “у всех народов”). Отсюда становится понятным соседствующее с прецедентным и общенародным “право юридических поговорок и пословиц”.

Петражицкому принадлежит весьма точная и по-своему конструктивная критика юридической ментальности, в которой “власть” и “господство” имеют характер не научно содержательных и фиксированных смысловых терминов, а скорее характер слов для всевозможного и необременительного употребления в различных областях правосознания без ясно определенного смысла. Он писал в своей “Теории права и государства” (1907): “Современное государствоведение... не знает, в какой сфере находятся и какую природу имеют те реальные феномены, которые соответствуют его теоретическим построениям, и как с помощью научных методов можно достигнуть их реального, фактического (наблюдательного, опытного) познания; и, таким образом, вместо изучения фактов... получается фантастическое конструирование несуществующих вещей и незнание действительно существующего”.

Сегодня теория Петражицкого воспринимается как предпосылка таких новейших течений, как правовой реализм, а также соответствующие ответвления бихевиоризма и феноменологии.