Убийство в состоянии аффекта 4

Содержание. Введение … ...Стр.3-4 Глава 1. Понятие и виды аффекта ..Стр. 5-12 §1. Отличие физиологического аффекта от патологического…Стр.12-16

Содержание.

Введение………………………………………………….......Стр.3-4

Глава 1. Понятие и виды аффекта ……………………..Стр. 5-12

§1. Отличие физиологического аффекта от патологического…Стр.12-16

Глава 2. Объективные признаки убийства, совершенного в состоянии физиологического аффекта………………Стр. 17-25

Глава 3. Субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения…………..Стр. 26-32

Заключение………………………………………………..Стр. 33-34

Список использованной литературы………………….Стр.35-36

Приложения.

Введение

Убийство - наиболее тяжкое преступление против личности, однако степень его тяжести зависит от целого ряда обстоятельств, либо сопутствующих ему, либо послуживших поводом его совершения.

Эффективность действия уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за умышленное убийство, во многом зависит от правильного разграничения преступлений с отягчающими и смягчающими обстоятельствами.Борьба с этими опасными и наиболее тяжкими преступлениями является приоритетной задачей правоохранительных органов как в нашем государстве, так и в других странах.

Уголовный Закон вводит разграничение преступлений со смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Такое разграничение отвечает основным принципам защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленным в Конституции Республики Беларусь; а также отвечает принципу справедливости при назначении наказания, закрепленному в новом Уголовном кодексе Республики Беларусь , в соответствии с которым наказание, применяемое к лицу, должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

С учетом этого Уголовный кодекс Республики Беларусь выделяет виды умышленного убийства при смягчающих обстоятельствах.

Данная тема “Убийство, совершённое в состоянии аффекта” является актуальной в теоретическом и практическом плане и дискуссионна, особенно в вопросе касающегося установления состояния аффекта.

Задачей данной работы является:

1). Дать понятие аффекта и раскрыть его сущность;

2).Выделить объективные признаки убийства, совершенного в состоянии физиологического аффекта.

3).Определить субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения.

4). На основе анализа различной литературы выявить различие физиологического аффекта от патологического.

В данном исследовании я предприняла попытку анализа и сравнения различных теорий, точек зрения различных авторов по вышеперечисленным вопросам, а также синтеза (позволяют обобщить наиболее общие и основополагающие факты и делать выводы), системно-функциональный метод.

Вопросы аффектов, аффективных убийств затрагивали в своих работах такие учёные как Мухин Г.Н., Подольный Н.А., Фицук Т.М., Якобсон П.М., Якушин В.А., а также многие другие деятели юридической науки.

Глава 1. Понятие и виды аффекта

Аффект- это кратковременная, бурно протекающая , интенсивная реакция, возникающая в ответ на сильный раздражитель.

Ключевое слово анализируемого понятия – «волнение». В обычном словоупотреблении оно означает «сильная тревога, душевное беспокойство».

При толковании рассматриваемого понятия в учебниках и практических пособиях по уголовному праву едва ли не основное внимание долгие годы уделялось признаку «внезапности возникновения», трактуемому сугубо хронологически. Наличие «внезапности» за душевным волнением признавалось лишь тогда, когда разрыв во времени между неправомерными действиями потерпевшего и спровоцированным ими преступлением либо отсутствовал, либо был крайне невелик.

Слово «сильное» служит показателем того, что возникающее у виновного волнение должно быть выраженным, интенсивным и нарушать нормальную психическую регуляцию поведения. Вместе с тем дезорганизация психической деятельности не должна быть столь глубокой, чтобы полностью исключать способность лица к осознанию своих поступков и к руководству ими. Этим сильное душевное волнение, являющееся не болезненным состоянием вменяемого человека, отличается от болезненных психических расстройств, обуславливающих невменяемость.

Позднее в трудах по уголовному праву категорию внезапно возникшего сильного душевного волнения все чаще стали соотносить с психологическим понятием «аффект», которому свойственны такие признаки, как внезапность возникновения, взрывной характер эмоциональной разрядки, специфические и глубокие психические изменения, остающиеся, тем не менее в пределах вменяемости.

В итоге ко второй половине 70 годов, во многих юридических и судебно-психологических работах «внезапно возникшее сильное душевное волнение» по своей содержательно-психологической стороне стали фактически отождествлять с «физиологическим аффектом». Слово «физиологический» было призвано привести разграничение между двумя разновидностями юридически значимых аффектов – патологическим и непатологическим.[1]

Наконец, сам законодательный термин «аффект» вызвал разногласия среди специалистов. Некоторые из них не считают его строгим научно психологическим понятием. Появление в Уголовном кодексе слова «аффект» есть, по их мнению, результат замены устаревших законодательных наименований современными, но не более.[2] Так что законодательный термин «аффект» - понятие юридическое.

Физиологический аффект характеризуется как эмоциональная вспышка высокой степени. Он выводит психику человека из обычного состояния, тормозит сознательную интеллектуальную деятельность, затрудняет самоконтроль, лишает человека возможности твердо всесторонне взвесить последствия своего поведения.

От физиологического аффекта следует отличать патологический аффект, который представляет собой временное болезненное расстройство психики. При нем наступает глубокое помрачение сознания и человек утрачивает способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо в таких случаях признается невменяемым, значит и не может нести уголовной ответственности.[3]

Социальная сущность убийства в состоянии аффекта кроется в причинах и условиях, который способствуют совершению данного преступного деяния. Порождают такие причины и условия конкретные жизненные ситуации. Поэтому, оценивая его действия, приведшие к преступному результату, следует выяснить, предвидел ли он заранее такое стечение обстоятельств или оно явилось для него неожиданностью. Давая оценку неправомерным поступкам, следует также учитывать, что поведение человека вообще, а тем более в сложной ситуации, зависит не только от природных особенностей нервной системы, но и от его нравственных качеств, убеждений, наклонностей, индивидуального опыта, тренированности в преодолении трудностей. В обстановке конфликтной ситуации лицо часто не имеет возможности тщательно и всесторонне обдумать свое поведение, соразмерить его с соответствующими нравственными принципами и понятиями.

К внешним факторам, обуславливающим совершение преступления, относится неблагоприятные условия нравственного формирования личности преступника, а также те особенности ситуации, которые способствуют возникновению преступного намерения, заключая в себе объективные возможности для совершения преступления.[4]

Внутренние факторы – это социально отрицательные взгляды, интересы, отношения, ориентация. И только внутренние факторы в конечном итоге являются причиной совершение конкретного преступления.

Нередко поведение человека, даже преступное, является неустойчивым временным состоянием, а мотивация поступков – нехарактерной для данной личности. Такое положение часто встречается у лиц, совершивших убийство в состоянии сильного душевного волнения.

По некоторым данным, приводимым в разных источниках, более чем в 50% случаев совершения убийств в состоянии аффекта возникновению последнего предшествовала длительная психотравмирующая обстановка.

Аффект – сложный психологический процесс.

Наиболее существенное свойство аффекта заключается в его способности оказывать влияние на сознание человека, на всю его психическую деятельность. Поэтому под влиянием аффекта человек под час совершает поступки, о которых в дальнейшем сожалеет, и которых не позволил бы себе в спокойном состоянии.[5]

Однако неверно считать, что в состоянии аффекта человек совершенно не понимает и не осознает того, что делает. Своеобразие действий, совершенных под влиянием аффекта заключается не в полной бессознательности их, а в том, что отсутствует достаточно ясное осознание цели действия и затрудняется сознательный контроль над своим поведением.

Действие в состоянии аффекта беспорядочны, возникают как следствие общего возбуждения; они вырываются у человека, а не регулируются им, как бы «проходят через него», а не исходят от него. Под аффектами в общей психологии обычно понимают сильные и относительно эмоциональные кратковременные переживания, которые являются ответной реакцией на мощный эмоциональный раздражитель, на уже фактически наступившую ситуацию.[6] Самая главная особенность аффектов - это нарушение сознательного волевого контроля собственных действий. Именно это обстоятельство позволяет приобретать противоправным поступкам обвиняемых, совершенным в состоянии аффекта, специфическое юридическое значение.

Всё сказанное выше определяет и объём понятия “аффект”, позволяя включить в него все эмоциональные реакции и состояния, которые существенным образом ограничивают способность обвиняемого при совершении преступления в полной мере осознавать характер и значение своих действий и осуществлять их произвольный волевой контроль.

На сегодняшний день в судебной психологии изучен и описан ряд таких эмоцио­нальных состояний, которые с учетом некоторой их терминологи­ческой противоречивости (что служит основанием для дискуссий между авторами), можно свести к следующим:

1. Классический физиологический аффект. Стремительно и бурно протекающая эмоциональная реакция взрывного характера, сопровождающаяся резкими, но не психотическими (как при патологическом аффекте) изменениями психической деятельности. Состоит из трех очерченных фаз. Основные признаки первой фазы, обычно наступающей у обвиняемых в ответ на противоправные действия потерпев­шего, - "ощущение субъективной безвыходности" из сложившейся ситуации, а также "субъективная внезапность" и "субъективная неожиданность" наступления аффектив­ного взрыва. Фаза аффективного взрыва характеризуется двумя основными призна­ками: частичным сужением сознания и нарушениями деятельности (снижение контроля).

2. Кумулятивный аффект. Основное отличие от классического физиологического аффекта состоит в том, что первая фаза обычно растянута по времени (от нескольких дней до месяцев и даже лет), в течение которого развивается более или менее длительная психотравмирующая ситуация, обусловли­вающая накопление эмоционального напряжения у обвиняемого. Чаще всего такие аффекты возникают у возбудимых личностей с высоким компенсаторным самоконтролем и у тормозимых с домини­рованием "отказных" реакций. Кумулятивный аффект у психопатических личностей описан в литературе как "физиологический аффект" и как "аномальный аффект".

3. Аффект на фоне алкогольного опьянения. В настоящее время практически не дискутируется вопрос о правомерности диагностики аффекта у лиц, находящихся в легкой степени алкогольного опьянения, но одни авторы считают его "физиологическим", другие – «аномальным».[7] Влияние алкогольной интоксикации на динамику аффекта обычно можно проследить на первой стадии развития эмоцио­нальной реакции - состояние опьянения обусловливает изменения субъективного восприятия и осмысления ситуации (в частности, она может восприниматься как более агрессивная), а так же изменения регуляции поведения, что является одним из условий, облегчающих возникновение аффекта. Вторая и третья фаза протекают как и при физиологическом аффекте. Средняя и особенно тяжелая степень алкогольного опьянения у обвиняемого практически исключают квалифика­цию аффекта, т.е. его поведение детерминируется уже расстройствами психических процессов под влиянием алкоголя.

Таким образом, понятие аффекта является родовым по отношению к таким его видовым разновидностям, как физиологический аффект, кумулятивный аффект и аффект на фоне простого алкогольного опьянения.

4. Эмоциональное возбуждение , оказывающее существенное влияние на сознание и поведение. Здесь наблюдается известная вариативность возникновения и развития эмоциональной реакции, но, как правило, на первой стадии происходит кумуляция эмоционального напряжения. Среди таких индивидуально-психологических особенностей можно назвать исходный низкий уровень эмоциональной устойчивости, нетипичность форм реагирования в конфликтных ситуациях, высокий уровень опосредованности поведения, робость, нерешительность, склонность выражать агрессию (когда это необходимо). Указанные личностные особенности обусловливают в условиях затяжного течения конфликтной ситуации и в ситуациях, блокирующих прямые проявления агрессии (например, в сфере семейных отношений), накопление эмоционального напряжения длительностью до нескольких лет.

5. Эмоциональное напряжение , оказывающее существенное влияние на сознание и поведение. Первая стадия протекает аналогично первой фазе эмоционального возбуж­дения - происходит кумуляция эмоциональной напряженности. Однако эмоциональ­ное напряжение после каждого воздействия не сбра­сывается, а все более нарастает и переходит во вторую фазу, которая не носит взрывного характера, а представляет собой как бы "плато" интенсивного эмоционального напряжения. Третья стадия характеризуется выраженным физическим и психическим истощением.

Общепризнанным является деление аффектов на физиологический и патологический, у каждого из которых существуют свои, характерные только этому виду аффекта симптоматические проявления. (См. приложение №1).[8] Но, несмотря на общепризнанность данного деления пред­метом дискуссий до настоящего времени являются критерии подобного разграничения. Так, некото­рые авторы в основу приведенной классификации ставят личностные особенности субъекта, пережи­вающего аффективный взрыв. Предполагается, что физиологический аффект может возникнуть в си­туации конфликта у психически здорового человека, а патологический - у лица, имеющего психоти­ческие нарушения различной степени тяжести.[9] В связи с тем, что подобные нарушения могут иметь слабо выраженный характер, правомерным признается выделение так называемого аномального аф­фекта (аффекта на патологической почве), субъектом которого являются лица, страдающие психопа­тией, истерией, алкоголизмом.[10] Таким образом, сторонники данного подхода, по существу, сводят установление состояния, в котором находился субъект во время совершения преступления, к выясне­нию его психической полноценности

§1. Отличие физиологического аффекта от патологического

Для того чтобы понять природу аффекта, а значит и сущность самого убийства, совершенного в этом состоянии необходимо рассмотреть физиологический аспект в сопоставлении с иными явлениями психической деятельности человека.

В психологии и психиатрии общепризнанным считается деление аффектов на патологический и физиологический. Критерий их разграничения зависит не от того, у кого он возник, а от того, насколько выражены симптомы аффекта, имеются ли нарушения сознания, истощение и другие признаки, характеризующие качественное отличие патологического аффекта от физиологического. И тот, и другой вид аффекта развиваются по трем основным стадиям: подготовительной, стадии активных аффективных действий (взрыва) и заключительной. Однако за внешним сходством динамических особенностей двух видов аффекта стоят различные механизмы возникновения и развития этих состояний.

Итак, начнем с первой стадии - подготовительной. Патологический аффект возникает в ответ на неожиданный сильный раздражитель,[11] а в некоторых случаях - без повода. В то время как физиологический аффект возникает в ответ на сильный раздражитель или в результате аккумуляции аффективных переживаний.

В стадии взрыва для патологического аффекта характерно сумеречное состояние сознания, происходит полное помрачнение сознания не на реальных травмирующих переживаниях, а на замещающих представлениях. При патологически суженом сознании вся психологическая деятельность субъекта концентрируется не на действительно окружающих его людях и объектах, а на представлениях, имеющих бредовую окраску. Болезненные переживания, как правило, сводятся к ощущению преследования и большой опасности для жизни. Отсюда возникают агрессивные, субъективно защитные действия лица. В то время как для физиологического аффекта характерно лишь сужение сознания, которое концентрируется на реальных травмирующих переживаниях, а не на представлениях о них, как при патологическом аффекте.

В заключительной стадии патологический аффект приводит к истощению нервной системы, т.е. связан с огромным внутренним напряжением, значительной тратой сил. У лица появляется вялость, общая расслабленность при безразличном отношении к содеянному и окружающему, т.е. состояние близкое к прострации. Для состояния физиологического аффекта не является характерными столь выраженные истощение и прострация, для него в большей степени свойственны чувства облегчения, раскаяния, вялость.

Однако основное и наиболее существенное различие этих состояний заключается, прежде всего, в степени их воздействия на сознание человека, переживающего аффект, поэтому именно анализ сознательной сферы является важным основанием для разграничения патологического и физиологического аффектов.

Таким образом, патологический аффект представляет собой кратковременное психическое расстройство, для которого характерны частичная или полная амнезия и полное помрачение сознания. Физиологический аффект не является временным болезненным расстройством психики, его возникновение не связано с психическим заболеванием, а протекание определяется психологическими законами развития нормальных психических процессов. В основе сужения сознания при этом лежат физиологические, а не патологические механизмы.[12]

Волевой характер аффективных действий служит субъективной предпосылкой уголовной ответственности лица за эти действия в той степени, в какой в них проявилась его свободная воля. К тому же состояние физиологического аффекта сохраняет способность осознания, оценки значения собственного поведения и руководства им в границах нормального течения эмоциональных процессов здорового человека. Проявляясь внешне как импульсивные, автоматизированные движения, аффективные действия сохраняют свою сознательно-волевую основу и с полным основанием могут быть отнесены к разряду волевых поведенческих актов».

Поэтому лицо, совершившее преступление в состоянии физиологического аффекта, признается вменяемым и подлежит уголовной ответственности.

В связи с этим наличие только объективных признаков «особой жестокости», «мучений или истязания» при совершении аффектированного убийства, не исключает применение статьи 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Вопросы разграничения аффектированного убийства и убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, вызывают еще более серьезные затруднения в судебной практике, чем рассматривавшиеся до этого вопросы разграничения преступлений. К сожалению, суды не всегда обращают должное внимание на эти вопросы.

Нередко случается так, что преступление, начавшееся в состоянии необходимой обороны (или с ее превышением) перерастает в преступление в состоянии аффекта и требует квалификации по статье 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь. А также встречаются случаи, когда насилие со стороны нападающего, носящее характер опасный для жизни и здоровья обороняющегося или другого лица, способно вызвать и вызывает состояние аффекта и приводит к превышению пределов необходимой обороны.

Все это свидетельствует о сложности разграничения данных составов, поэтому этот вопрос в юридической литературе вызывает к себе большое внимание и в настоящее время достаточно хорошо изучен учеными.

Насилие со стороны потерпевшего - наиболее распространенный повод аффектированных убийств, в то время как в преступлениях, связанных с превышением пределов необходимой обороны, оно выступает в качестве обязательного условия. Поэтому тщательная и глубокая оценка этого насилия играет важную, если не основную роль в установлении истинных целей ответных действий виновного.

Насилие потерпевшего - это непосредственный повод аффектированного убийства, оно выглядит как «провокация» преступления. Само же убийство в состоянии аффекта является результатом фактически учиненного и уже оконченного насилия.[13]

При совершении преступлений с превышением пределов необходимой обороны в содержание мотива входят такие побуждения, как сознание морального долга, жалость и сочувствие жертве нападения, чувство самосохранения. В содержание мотива при совершении аффектированного убийства входят чувство обиды, оскорбленной чести и достоинства и т.п.

Это далеко не все отличия между рассматриваемыми преступлениями

Как уже отмечалось мною, понятие аффекта в рассматриваемой уголовно-правовой норме является центральным понятием, которое определяет содержание всех элементов состава преступления, поэтому установление аффективного состояния в момент совершения преступления имеет решающее значение по делам данной категории.

Проблемы, возникающие при квалификации преступного деяния, во многом объясняются несовершенством той или иной уголовно-правовой нормы. Поэтому задача законодателей при написании (составлении) Уголовного Закона заключается в том, чтобы сделать эти нормы более совершенными в плане их применения на практике. Однако, стремление законодателя сделать закон более удобным для его применения практическими работниками следствия и суда, стремление перевести норму закона на более понятный для широкого круга язык, играет не положительную, а наоборот, подчас затрудняет правильное и единообразное применение таких норм. Такое стремление упростить уголовно-правовую норму привело к неточному истолкованию известного психологического понятия - аффекта практическими работниками. В связи с этим в теории уголовного права и судебной практике нет единства в понимании физиологического аффекта, хотя последний представляет конкретное психологическое понятие, которое имеет свои ощутимые границы, присущие только этому психическому состоянию признаки. Понятие физиологического аффекта достаточно хорошо разработано в психологии известными учеными в этой области.

Глава 2. Состав преступления, совершенного в состоянии аффекта

Объектом всякого убийства, в том числе и аффективного убийства, является жизнь человека. Однако в рассматриваемом случае объектом посягательства является жизнь ни какого-нибудь человека, а человека, который играет в структуре преступного деяния отнюдь не последнюю роль. Такая роль, которую уголовный закон (ст.141 Уголовного кодекса Республики Беларусь) отводит поведению потерпевшего как обстоятельству, вызывающему состояние «оправданного» аффекта виновного в процессе совершения преступления, обязывает более глубоко, чем по любой другой категории дел, исследовать личность самого потерпевшего. Именно на жизнь этого субъекта посягает виновный, причиняя ему смерть.

Аффект, в состоянии которого совершается данное преступление, непосредственно связывается с определенным неправомерным или аморальным поведением потерпевшего: насилием, издевательством или тяжким оскорблением либо другими противоправными или аморальными действиями, а также длительной психотравмирующей ситуацией, которая возникает в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Такие действия должны быть совершены лицом, на жизнь которого посягает преступник, именно такие действия потерпевшего являются необходимым обязательным условием возникновения аффекта виновного в рассматриваемом преступлении.

Из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что в рассматриваемом преступлении имеется особый потерпевший, ни какой-нибудь случайный по своему характеру или выбранный в качестве такого преступником по каким-либо своим соображениям, а субъект, который из-за своего определенного поведения в отношении виновного становится потерпевшим (жертвой) преступного посягательства.

Именно потерпевший, вернее его неправомерное или аморальное поведение, провоцируют ответные действия виновного, который в аффективном состоянии причиняет первому смерть.

Соответствующее поведение потерпевшего в таких ситуациях снижает степень вины преступника, так как оно инициирует состояние аффекта, в котором виновный совершает убийство.

Другими словами можно сказать, что лицо, которому причиняется смерть, в рассматриваемых случаях становится жертвой своего же злонамеренного и провокационного поведения. Подводя итог, можно отметить, что преступление, предусмотренное статьёй 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь имеет в качестве объекта посягательства - жизнь человека, схожего по своей природе с объектами остальных преступлений против жизни; однако лицо, на жизнь которого посягает преступник и которому в результате этого посягательства причиняется смерть (потерпевший) отличается от других категорий потерпевших тем, что сам провоцирует преступное посягательство своим противоправным (или аморальным) поведением.

Объективная сторона убийства - это процесс общественно опасного и противоправного посягательства на жизнь человека, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата (смерти потерпевшего).

При изучении объективной стороны преступления, принято рассматривать такие аспекты:

а) общественно опасное деяние субъекта (действия или бездействие);

б) преступные последствия (результат);

в) причинная связь между деянием и преступным результатом;

г) место, время, способ, обстановка, орудия совершения преступления.

Рассмотрим данные вопросы применительно к аффектированному убийству.

Особенность объективной стороны убийства в состоянии аффекта заключается в том, что оно может быть совершено только путем активных действий. Совершить убийство в состоянии аффекта путем бездействия невозможно, т.к. психологическая природа аффекта такова, что ему в любом случае требуется немедленная «разрядка в действиях».

Действия, совершаемые виновным в состоянии аффекта, имеют особую характеристику. Специфика таких действий состоит в том, что они ограничены во времени продолжительностью состояния аффекта.

Говоря о таком качестве аффекта, как его внезапность возникновения. Внезапность при возникновении аффекта не следует рассматривать только как немедленную ответную реакцию на отрицательное поведение потерпевшего. Разрыв во времени между возникновением аффекта и моментом убийства возможен, но при непременном условии сохранения в этот период времени состояния аффекта у виновного. Внезапность является одним из основных, неотъемлемых признаков, характеризующих аффект, а не начало совершения преступных действий.

Если говорить о характере действий, совершаемых в состоянии аффекта, то по этому вопросу нет единого мнения среди ученых. Одни авторы утверждают, что рассматриваемые действия носят вполне осознанный, волевой (целенаправленный) характер. Отрицают наличие в них импульсивности. Сторонники этой позиции утверждают также, что при совершении убийства в состоянии аффекта виновный не только предвидит наступление преступного результата, но и направляет свою волю на его достижение. Свою позицию по этому вопросу они основывают на том, что человек может преодолеть аффект в начальной его стадии.[14]

В случаях, если действия виновного в отношении потерпевшего были совершены с особой жестокостью, но непосредственно в состоянии аффекта, то такие действия следует квалифицировать как действия, совершенные в состоянии аффекта, но не как действия, совершенные с особой жестокостью.

Таким образом, совершить убийство в состоянии аффекта можно только путем активных противоправных действий. Такие действия обычно носят импульсивный, беспорядочный характер, т.е. во многом определяются эмоциями лица, их совершающего, а также нередко совершаются с особой жестокостью, что является отражением необычайно сильного возбуждения и крайнего озлобления лица в таком состоянии.

Преступные действия лица порождают преступный результат - следующее звено в объективной стороне преступления.

Под преступным последствием принято понимать предусмотренный уголовным законом материальный (нематериальный) вред, причиненный преступным деянием (действием или бездействием) объекту посягательства - охраняемым законом общественным отношениям и их участникам.

Преступным результатом при совершении убийства в состоянии аффекта является смерть человека.

Из всех вредных последствий, причиняемых посягательством на жизнь человека, только одно, а именно наступление смерти человека, является элементом объективной стороны убийства. Не наступление такого последствия исключает признание убийства оконченным.

Третий обязательный признак объективной стороны убийства - это причинная связь между преступными действиями и наступившим общественно опасным последствием.

При совершении убийства в состоянии аффекта, неправомерные (аморальные) действия (бездействие) потерпевшего являются необходимым условием возникновения аффекта у виновного.

Состояние аффекта и последующие действия виновного являются ответной реакцией на неправомерное поведение потерпевшего. Именно поэтому последнее является необходимой причиной для возникновения у преступника аффекта, под действием которого он совершает преступное посягательство на жизнь другого лица, т.е. потерпевшего.

Таким образом, в рассматриваемом преступлении только неправомерные действия (бездействие) потерпевшего являются необходимой причиной для возникновения состояния аффекта, а не какие-то другие действия или явления окружающей действительности.

Однако возникает вопрос любые ли действия (бездействие) потерпевшего могут вызвать состояние аффекта у виновного, как элемента состава преступления, предусмотренного статьёй 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь? Ответ на этот вопрос содержится в самом уголовном законе, который говорит, что убийство, совершённое в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством, тяжким оскорблением или иными противозаконными или грубыми аморальными действиями потерпевшего либо длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.[15] Из этого следует, что речь идёт только о противоправных или аморальных действиях (бездействии) потерпевшего.

В качестве основного и непосредственного повода для возникновения аффекта, закон указывает на насилие со стороны потерпевшего. Характерной чертой такого насилия является неправомерность действий потерпевшего. Однако, нельзя считать таковым, например, насилие, примененное в состоянии необходимой обороны, при задержании преступника, крайней необходимости или выполнении приказа.[16] Применять в таких ситуациях статью 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь, которая требует неправомерного насилия со стороны потерпевшего, неправильно. Это обстоятельство в полной мере относится и к другим действиям (бездействию) потерпевшего.

В большинстве своем насилие со стороны потерпевшего носит характер физического воздействия на виновного (физическое насилие). Под таким насилием следует понимать нанесение ударов, побои, истязание, причинение вреда здоровью разной степени тяжести, насильственное ограничение свободы, изнасилование. Однако может быть применена и психическая форма насилия, под которой понимается угроза причинить вред здоровью и жизни.

Насилие со стороны потерпевшего должно быть противоправным. Однако виновный в таких случаях не должен находиться в положении необходимой обороны. В противном случае правовая оценка содеянного будет даваться по правилам о необходимой обороне. Состояние аффекта у виновного может быть вызвано издевательством со стороны потерпевшего. Издевательство подразумевает злую насмешку, глумление над виновным. Таковы, например, насмешки над физическими недостатками человека или другой его ущербностью. Издевательство может быть растянутым во времени.

Под тяжким оскорблением, которое может вызвать состояние аффекта, понимается глубокое, циничное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Вопрос о том, какое оскорбление считать тяжким - это вопрос факта, решаемый в каждом отдельном случае с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Таково, например, оскорбление родственных, национальных, религиозных чувств.

Под иными противоправными действиями (бездействием) потерпевшего следует понимать такие поведенческие акты, которые хотя и не являются насилием, издевательством и оскорблением, но вместе с тем характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов виновного. Это может быть дерзкое самоуправство, повреждение или уничтожение имущества, злоупотребление должностными полномочиями.

Под аморальными действиями (бездействием) потерпевшего понимается противоречащие нормам морали поступки, которые могут оказаться поводом для возникновения аффекта. Например, очевидный факт супружеской измены.

В результате систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего может возникнуть длительная психотравмирующая ситуация, вызывающая порой состояние аффекта. В таких условиях повторения ситуаций, отрицательно влияющих на виновного, происходит аккумуляция аффекта, что может привести к аффективной вспышке в ответ даже на незначительный повод. В таком случае непосредственным поводом для возникновения аффекта могут оказаться очередное или повторное насилие, издевательство, тяжкое оскорбление или другое противоправное или аморальное действие потерпевшего. Длительная психотравмирующая обстановка воздействует на психику, истощает ее вследствие затяжки в разрешении конфликта, что отрицательно влияет на сдерживающую силу коры головного мозга и облегчает возникновение аффективного состояния. По мнению психологов, именно такие длительные травмирующие психику человека ситуации способны вывести из строя любую до этого вполне здоровую нервную систему, в том числе принадлежащую к сильному типу. В таких случаях, когда неправомерные действия (бездействие) потерпевшего продолжались непрерывно в течение какого-то промежутка времени до возникновения аффекта, оценка характера и серьезности непосредственного повода, вызвавшего это состояние, не может даваться в отрыве от предшествующего поведения потерпевшего . Например, практике известен такой случай, когда отказ медицинского работника оказать необходимую медицинскую помощь вызвал у виновного состояние аффекта, под влиянием которого он совершил убийство первого. Однако, необходимо отметить, что как и действие потерпевшего, бездействие должно носить противоправный (или аморальный) характер.[17]

В приведенном выше примере, бездействие медицинского работника будет противоправным лишь в том случае, если он мог совершить то действие, которое от него требовалось, учитывая его знания, квалификацию, опыт, состояние здоровья, которые он мог применить в данной конкретной обстановке.

Итак, непосредственным поводом возникновения аффекта у виновного может быть противоправное или аморальное поведение (действия или бездействие) потерпевшего в отношении первого.

Следует подробнее рассмотреть вопрос о времени возникновения ответных действий виновного на противоправное поведение потерпевшего. В теории уголовного права принято считать по этому поводу, что преступление в состоянии аффекта совершается внезапно, как непосредственная реакция на вызвавшее его событие. Ответные действия виновного в таких случаях следуют в виде непосредственной реакции на неправомерное поведение потерпевшего.

Установление по уголовным делам места, времени, способа, средств, обстановки совершения преступления, помимо обязательных признаков объективной стороны (преступное деяние, преступный результат, причинная связь между ними) имеет особое доказательственное значение. Всесторонний и полный анализ этих обстоятельств по каждому делу рассматриваемой категории позволяет установить с полной достоверностью наличие юридически значимого признака данного преступления, а именно состояние аффекта виновного, либо, наоборот, исключать наличие такого состояния.

Особую значимость при установлении состояния аффекта виновного играет обстановка, т.е. условия, при которых было совершено убийство потерпевшего. Как уже говорилось не раз, аффект как элемент состава преступления возникает под воздействием особой обстановки, которую можно определить как конфликтную ситуацию, в которой, в свою очередь, особое место занимает противоправное (аморальное) поведение потерпевшего.

Глава 3. Субъективные признаки убийства совершенного в состоянии сильного душевного волнения

Содержание и степень вины в преступлении, предусмотренном статьёй 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь, во многом зависят от особенностей конфликтной ситуации, обусловленных ими особенностей состояния виновного в момент возникновения и до реализации преступного умысла, характера и особенностей преступного поведения, поскольку вызванный неправомерными действиями (бездействием) потерпевшего аффект накладывает отпечаток на всю деятельность виновного

Таким образом, состояние аффекта должно сопровождать как формирование, так и реализацию преступного умысла. Формирование мотива и умысла на совершение преступления протекает всегда, непредвиденно и быстро, хотя и не так стремительно, как возникает аффект, но непременно вслед за неправомерным (или аморальным) поведением потерпевшего и непосредственно под влиянием возникшего аффекта. Психологическая деятельность виновного (мотивация, избрание цели поведения, принятие решения) в таких условиях никак не может быть «результатом холодного помысла и следствием приготовлений»,

Когда за предполагаемым аффектом скрывается продуманная подготовка к заранее продуманному убийству, такое преступление не может квалифицироваться по статье 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Отличительной особенностью аффектированного умысла является то, что он возникает под непрерывным, все возрастающим до критической точки переживания давлением эмоций и в этом смысле носит вынужденный характер.

Сужение сферы восприятия и ослабление самоконтроля, собственно, и служат основаниями смягчения уголовной ответственности за преступление, совершенное в состоянии аффекта. При этом аффектированный умысел может рассматриваться как смягчающее ответственность обстоятельство не сам по себе, не самостоятельно, а как элемент субъективной стороны преступления, которое задумано и выполнено в состоянии «оправданного» аффекта. Решающее значение, таким образом, имеет не столько внезапный, сколько аффективный характер этого умысла и вызвавшие его обстоятельства.

По поводу особой природы умысла, возникающего непосредственно под воздействием аффекта в теории уголовного права особых разночтений и позиций нет. Положение о том, что рассматриваемое убийство совершается с аффектированным умыслом, является в литературе общепризнанным. Однако вопрос о том, какой вид умысла характерен для аффектированного убийства, остается в уголовно-правовой литературе до сих пор неразрешенным, поскольку мнения ученых по этому вопросу разнообразны и каждая позиция достаточно аргументирована с точки зрения психологии.[18]

Причиняя какой-либо вред потерпевшему, виновный в момент аффективной вспышки, преследует цель получить удовлетворение оттого, что он отомстит обидчику за причиненное ему или его близким «зло». В таких случаях виновного полностью поглощает аффект гнева (ярости)[19] .

Однако при этом виновный не думает о тех последствиях, которые наступят от его действий. Это подтверждает тот факт, что он смутно понимает характер самих действий, совершаемых в порыве гнева, злости на обидчика и тем более не может ясно и отчетливо понимать, что наступит от таких его действий. В состоянии аффекта виновному просто безразлично то, что наступит потом, ему важен сам факт нанесения ударов или раненый потерпевшему как месть за причиненную обиду. Судебной практике известен такой случай: Судебная коллегия Верховного Суда 22 декабря 1998 года, рассмотрев дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда, указала следующее: Судом с достоверностью установлено, что убийство Ц-ча совершила осужденная, однако вывод о квалификации её действий сделан судом без надлежащего учёта фактических обстоятельств совершённого преступления. Осужденная Ц. показала , что её муж Ц-ч последнее время нигде не работал,злоупотреблял спиртными напитками , устраивал дома скандалы. 27 октября 1997года пришёл домой в состоянии алкогольного опьянения . устроил скандал . стал избивать её ногами. Не выдержав очередного насилия над собой, опасаясь за судьбу ребёнка (была беременна) она ударила его ножом. Показания осуждённой об обстоятельствах происшедшего, поведение потерпевшего согласуются с материалами дела Судом на основании показаний потерпевшей, свидетеля Г, установлено, что Ц-ч не работал, пьянствовал и на почве этого жестоко относился к осуждённой.27 октября 1997года Ц-ч причинил осужденной телесные повреждения, что подтверждается заключением судебно- медицинского эксперта. Все эти данные в их совокупности дают основания для вывода о том,что насилие со сиороны Ц-ча вызвало у осуждённой состояние сильного душевного волнения. Которое возникло внезапно и явилось непосредственной реакцией на насилие к ней со стороны потерпевшего. При изложенных обстоятельствах действия Ц, подлежат переквалификации со статьи 101 на статью 102 Уголовного Кодекса как умышленное убийство, совершённое в состоянии сильного душевного волнения.[20] (состав данного преступления по Уголоному Кодексу 1960 года регулировался статьёй 102). Говорить о желании смерти потерпевшего в таком состоянии представляется неверным. Поэтому относительно последствий умысел виновного может быть не иначе как косвенный.

О нежелании смерти потерпевшего во многом свидетельствует послеаффективное состояние виновного. В таких случаях лицо, совершившее преступление, испытывает сожаление, досаду, глубокое раскаяние, порой доходящее до отчаяния.

Однако если бы виновный желал и стремился причинить смерть потерпевшему, даже находясь при этом в состоянии аффекта, после его окончания он бы не предпринимал попыток спасти потерпевшего, не сожалел бы о случившимся.

Таким образом, можно сказать, что для убийства в состоянии аффекта характерен косвенный умысел, т.к. именно этот вид умысла определяет отношение виновного к последствиям в виде смерти потерпевшего: виновный не желает и относится безразлично к такому последствию.

Психическое состояние виновного влияет не только на умысел в момент совершения преступления, но и определяет мотив и цель аффектированного убийства.

Мотив рассматриваемого преступления носит ситуационный, неустойчивый, скоротечный характер. Доминирующим мотивом при совершении убийства в состоянии аффекта является мотив мести, который предполагает «намеренное причинение зла, неприятностей с целью отплатить за оскорбление, обиду или страдания».

Мотив мести порождается самой конфликтной ситуацией между виновным и потерпевшим, он вытекает из неправильного разрешения такого конфликта.

Цель, как и мотив данного преступления, носит сугубо ситуационный характер. Виновный, находясь в состоянии аффекта, преследует цель - причинить вред обидчику, отомстить за причиненное ему зло, обиду. Такая преступная цель порождается непосредственно самим аффектом и под его воздействием.

Особое правовое и психологическое значение имеет в таких случаях эмоциональное состояние виновного. Оно имеет особенную психологическую природу и в науке психологии такое состояние принято называть «физиологический аффект». Понятие аффекта в рассматриваемой категории уголовных дел является центральным понятием, поскольку именно это эмоциональное состояние определяет и направляет всю интеллектуально-волевую сферу деятельности виновного, в том числе мотив, цель, умысел последнего во время совершения преступления.

Как и всякое другое психическое состояние человека, аффективное состояние, имеющее бурный эмоционально окрашенный характер, накладывает свои отпечатки на внешнее поведение человека. Такое поведение в состоянии аффекта имеет множество характерных признаков, которые проявляются во вне и достаточно хорошо изучены психологами. Именно поэтому для установления аффективного состояния виновного в момент совершения им убийства следует прибегать к помощи специалистов, а именно психологов. Аффект - категория психологическая, и диагностика его в сложных случаях доступна лишь представителям науки, обладающим специальными знаниями об особенностях возникновения, развития и специфике аффективных реакций.

Субъектом любого преступления, в том числе и убийства в состоянии аффекта может быть лицо, которое совершило общественно опасное деяние и должно в соответствии с уголовным законом нести за него уголовную ответственность.

Субъект преступления должен обладать следующими признаками:

1) субъектом может быть только физическое лицо, т.е. человек;

2) вменяемость лица;

3) достижение определенного законом возраста.

Эти наиболее существенные и основные признаки всех субъектов преступлений составляют научное понятие общего субъекта преступления. Такие общие признаки субъекта являются обязательными для всех составов преступлений и необходимыми для квалификации любого уголовно наказуемого деяния.

Такими признаками должен обладать и субъект преступления, предусмотренного статьёй 141 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность для лица за убийство в состоянии аффекта, определяется законом в 16 лет.[21]

Наиболее важным признаком в рассматриваемом преступлении является категория вменяемости. По национальному уголовному законодательству только вменяемое лицо подлежит уголовной ответственности и может нести наказание.

Вменяемое лицо в момент совершения преступления способно сознавать характер своего поведения и руководить им.

Невменяемое лицо во время совершения общественно опасного деяния не может сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Такое лицо в соответствии с законом не подлежит уголовной ответственности.

Однако чтобы ответить на вопрос: можно ли признать лицо, совершившее убийство в состоянии аффекта вменяемым надо обратиться к психологической природе аффекта. Одной из наиболее важных и существенных характеристик аффекта является влияние его на способность человека в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими. Это объясняется тем, что при аффекте происходит сужение сознания, концентрация его на аффективно значимых переживаниях. Тоже можно сказать и о характере действий, совершаемых в состоянии аффекта. Такие действия беспорядочны, возникают как следствие общего возбуждения. Действия в состоянии аффекта во многом носят импульсивный характер, со сравнительно малой степенью их сознательности.[22]

Все это позволяет прийти к выводу о том, что лицо в момент совершения аффектированного убийства, не может в полной мере отдавать отчет своим действиям, способность руководить своими действиями (поступками) значительно ослаблена. На основании этого, можно сказать, что виновный в совершении рассматриваемого преступления не обладает всеми признаками, достаточными для того, чтобы признать его вменяемым в полной мере, как того требует закон.

Таким образом, субъектом убийства в состоянии аффекта может быть лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-ти летнего возраста и характеризующееся особым состоянием психики, носящего промежуточный характер между вменяемостью и невменяемости, т.е лицо, находящееся в состоянии аффекта.

Заключение. .

Подводя итог, можно сделать вывод, что причиной совершения аффективного убийства является конкретная жизненная ситуация, а точнее конфликт между виновным и потерпевшим.

Следует отметить, что такой конфликт может принять затяжной характер и в таком случае он принимает форму длительной психотравмирующей ситуации при определенных условиях. А может носить кратковременный характер, в основе которого лежат единичные противоправные действия потерпевшего в отношении виновного либо его близких. Иными словами, в основе преступного поведения лежит конфликтная ситуация и объясняется в основном одними эмоциями. Так как виновный в момент совершения убийства охвачен эмоциями и действует под их непосредственным влиянием. Ведь в этот момент им движет гнев, ярость, чувство оскорбленного достоинства. Этим можно объяснить стремление виновного отомстить потерпевшему за причиненное «зло».Отличительным признаком данного убийства является внезапно возникшее сильное душевное волнение, являющейся обязательным признаком вменения ст.141 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Необходимо отметить то, что аффект приводит к ослаблению способности человека сознавать значения своих действий, уменьшает возможность самоконтроля и управления своим поведением. Неправомерное (или аморальное) поведение потерпевшего должно быть направлено либо в отношении самого виновного, либо в отношении его близких, что, по-моему мнению, должно быть отображено в уголовно-правовой норме, ибо незакрепление этого обстоятельства в законе влечет за собой расширительное толкование данной статьи.

В процессе исследования данной категории умышленных преступлений я применяла следующие методы:

1). Исторический метод, который заключается в рассмотрении данной проблемы с момента ее зарождения, обследования изменений вплоть до ее исчезновения.

2). Метод всесторонности, который заключается в том, что убийство в состоянии аффекта должно рассматриваться не только с уголовно-правовой точки зрения, но и с духовной, социально-культурной, медицинской стороны данного аспекта.

3). Метод объективности. Состоит в четком разграничении фактов и обстоятельств, отличающих убийство в состоянии аффекта от других преступлений со смежными составами.

4). Статистический метод, состоит в использовании статистических данных при рассмотрении данной проблемы.

Итак , для применения ст.141 необходимо: сильное душевное волнение, возникшее внезапно, состояние сильного душевного волнения вызвало решение совершить убийство, умысел на убийство был реализован немедленно, до прекращения физиологического аффекта, состояние физиологического аффекта было вызвано противоправным или аморальным поведением потерпевшего , наличие обстоятельств, вызывающих сильное душевное волнение: насилие, издевательства, тяжкое оскорбление , иные аморальные действия, либо длительная психотравмирующая ситуация. Конечно, в объеме одной курсовой работы трудно полностью осветить такую глубокую и обширную тему как «УБИЙСТВО, СОВЕРШЁННОЕ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА», однако, фундаментальные понятия и базовые положения в указанной работе приведены.

Всесторонне раскрыть понятие и специфику убийства, совершенного в состоянии аффекта, возможно лишь при изучении изменений, которые происходят в психике человека под влиянием этих процессов.

Список использованной литературы

1.Конституция Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями, принятая на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.). – Мн., 2006 г.

2.Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 года с изменениями и дополнениями по состоянию на 5 января 2008 г.- Мн.: Национальный центр правовой информации Республики Беларусь, 2005.

3. Уголовный кодекс Республики Беларусь утверждён Законом Республики Беларусь от 29 декабря 1960 года, введён в действие с 1 апреля 1961 года. (СЗ БССР, 1961 год , №1. ст. 4).(с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 января 1998 года).Мн.: Амалфея, 1998 год.- 208 с.(утратил силу).

4. Пленум о судебной практике по делам об убийствах : Постановление Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 17 декабря 2002года №9 // Консультант Плюс : Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] /ООО «ЮрСпектр».- Минск, 2007.

5. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь /Н.Ф.Ахраменка и Д.Р..,под общ. ред. А.В.Баркова, ГИУСТ БГУ , 2007.-1007 с.

6. Сафуанов Ф.С. Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе. Психологический журнал, 1994, Т.18. №2.

7. Советское уголовное право. Особенная часть (под ред. П.И. Гришаева, Б.В.Здравомыслова). - М., Юр.Лит., 1998.

8. Уголовное право. Особенная часть. Отв. Ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнакомова, Г.П. Новоселов. М.-НОРМА ИНФРА. 1998.

9. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть. Под общ. ред. А.И. Лукашева.- Мн. Тесей, 2001г.

10. Подольный Н.А. Понятие «аффект» в уголовном праве.// Государство и право, 2003, №4.

11. Сафуанов Ф.С. О проблеме аффектных состояний.//Советская юстиция. 1991, №21-2.

12. Фицук Т.М. Уменьшенная вменяемость и аффект: некоторые дискуссионные теоретико-прикладные аспекты соотношения.//Вестник Академии МВД Республики Беларусь. 2006. №2 (12).

13. Фицук Т.М. О классификации аффектов. //Вестник Академии МВД Республики Беларусь. 2006. №1 (11). Стр. 207

14. Шишков с. Установление «внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта)». //Законность, №11. 2002г.

15. Кудрявцев И.А. Судебная психология – психиатрическая экспертиза. М., 1988.

16.Мамайчук И.И. Экспертиза личности в судебно-следственной практике. СПб., 2002.

17. Касьянова Г.В. Уголовное право (особенная часть).Учебно-методическое пособие. Изд. УО «ВГУ им. Машерова».Витебск 2006.

18.//Судовы веснiк №2 С-26. 1999г.


[1] Шишков с. Установление «внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта)». //Законность, №11. 2002 г. Стр. 25.

[2] Шишков с. Установление «внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта)». //Законность, №11. 2002 г. Стр. 27.

[3] Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 года с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 января 2008.- Мн.: Национальный центр правовой информации Республики Беларусь, 2005. ст. 28, Стр. 41.

[4] Кудрявцев И. А., Сафуанов Ф. С., Голев А.с. Нарушение поведения лиц в состоянии алкогольного опьянения – психологические механизмы и аспекты профилактики.// Психологический журнал. 1986 год.Т.7, №5. Стр. 78.

[5] Кудрявцев И. А Судебная психология – психиатрическая экспертиза. М., 1988. Стр. 112.

[6]Сафуанов Ф. С. Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе. Психологический журнал, 1994, Т.18. №2. Стр. 52.

[7] Сафуанов Ф. С. Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе. Психологический журнал, 1994, Т.18. №2. Стр. 53.

[8] Фицук Т.М. О классификации аффектов. //Вестник Академии МВД Республики Беларусь. 2006. №1 (11). Стр. 207

[9] Мамайчук И.И. Экспертиза личности в судебно-следственной практике. СПб., 2002. Стр. 85.

[10] Барышева В. Уголовно-правовое значение «аномального аффекта.//Законность. 2003. № 12. Стр. 35-36;

[11] Кудрявцев И. А Судебная психология – психиатрическая экспертиза. М., 1988. Стр. 212

[12] Сафуанов Ф. С. Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе. Психологический журнал, 1994, Т.18. №2. Стр. 53.

[13] Уголовное право. Особенная часть. Отв. Ред.И. Я. Казаченко, З. А. Незнакомова, Г. П. Новоселов. М.-НОРМА_ИНФРА. 1998. Стр. 320

[14] Уголовное право. Особенная часть. Отв. Ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнакомова, Г.П. Новоселов. М.-НОРМА ИНФРА. 1998. Стр. 43

[15] Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 года с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 сентября 2005 года.- Мн.: Национальный центр правовой информации Республики Беларусь, 2005. ст. 141, Стр. 108.

[16] Уголовное право. Особенная часть. Отв. Ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнакомова, Г.П. Новоселов. М.-НОРМА ИНФРА. 1998. Стр. 46

[17] Сафуанов Ф. С. Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе. Психологический журнал, 1994, Т.18. №2. Стр. 55.

[18] Кудрявцев И. А Судебная психология – психиатрическая экспертиза. М., 1988. Стр. 123.

[19] Сафуанов Ф. С. О проблеме аффектных состояний.//Советская юстиция. 1991, №21-2. Стр. 4.

[20] //Судовы веснiк 1999, №2 C-26

[21] Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть. Под общ. ред. А.И. Лукашева.- Мн. Тесей, 2001 г. Стр. 72.

[22] Кудрявцев И. А Судебная психология – психиатрическая экспертиза. М., 1988. Стр. 13.