Великая Хартия Вольностей 4

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 Исторические условия появления Хартии Вольностей 5 Общая характеристика Хартии Вольностей 9

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………… 3

1. Исторические условия появления Хартии Вольностей……………………………………………… 5

2. Общая характеристика Хартии Вольностей……………………………………………… 9

3. Историческая судьба Хартии Вольностей……………………………............................ 20

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………… . 23

ЛИТЕРАТУРА……………………………………………….... 24

Введение

Великую хартию вольностей ( Magna Carta ) 1215года можно рассматривать как памятник феодального права Англии и как один из основных, “фундаментальных” законов английской неписаной конституции. Документ 1215г. – продукт исторического развития Англии в XII – начале
XIII вв., политико-правовой мысли крупных феодалов и конфликтной ситуации, возникшей в Англии при короле Иоанне (Джоне) Безземельном в 1213-1215гг.

Хартия как действующий конституционный закон Англии – результат дальнейшей эволюции Англии в эпоху сословно-представительной монархии XIII-XIV вв., толкований и изменений первоначального текста применительно к потребностям этой эпохи, а также эпохи английской буржуазной революции XVII века. Появление Великой Хартии Вольностей 1215 года в Англии по праву считается одним из самых знаменательных событий в развитии средневекового права.

Вопрос о роли и значении Великой хартии вольностей в развитии Англии и средневекового права и по сей день остается спорным. Существуют различные подходы к оценке данного документа и его места в истории государства и права.

Отношение к предпосылкам и последствиям принятия хартии во многом формируется работами известных историков, ученых – правоведов и философов различных времен. Целью моей работы является наиболее полное раскрытие и систематизация содержания одного из известнейших сводов законов средневековой Европы, анализ причин возникновения данного документа и прослеживание дальнейшей судьбы хартии вольности. Достижение данной цели возможно путем выполнения следующих задач:

· Изучение текста Великой хартии вольностей

· Выявление исторических условий, предшествующих созданию документа

· Оценка принятого документа и характеристика его значения для развития страны в целом

· Наблюдение за дальнейшей судьбой данного свода законов

Исторические условия появления Хартии

Великая хартия вольностей (Лат. Magna Charta Libertatum, англ. The Great Charter) – это жалованная королевская грамота, ставшая итогом борьбы феодальной знати (баронов) и примкнувших к ней других социальных сословий и групп против королевского налогового и административного произвола. Хартия была подписана 15 июня 1215 года в долине Темзы. С тех пор Великая хартия стала одним из самых памятных эпизодов в конституционной истории Англии. Этот документ – продукт исторического развития английского государства, закономерный результат политико-правовой мысли крупных феодалов.

Историческое развитие английского государства в XI-XIII вв. как и развитие любого феодального государства, заключало в себе две противоборствующие тенденции. Как указывал Ф.Энгельс, история феодальных государств – это история “длившейся столетия переменчивой игры силы притяжения вассалов к королевской власти как к центру, который один был в состоянии защищать их от внешнего врага и друг от друга, и силы отталкивания от центра, в которую постоянно и неизбежно превращается эта сила притяжения…”.[1] Король представлял собой вершину всей феодальной иерархии, верховного главу, без которого феодалы не могли обойтись и по отношению к которому они одновременно находились в состоянии непрерывного мятежа. Причина этой непрерывной борьбы заключалась в основном отношении всего феодального порядка – в отдаче земли в ленное владение за определённую службу и повинности.

Новейшие исследования до нормандского периода истории Англии позволяют заключить, что ещё в условиях раннефеодальной англосаксонской Англии, накануне нормандского завоевания, здесь сложилась достаточно сильная королевская власть.Нормандское завоевание послужило внешнеполитическим фактором, который укрепил сильную власть короны и воспрепятствовал возможной децентрализации страны.[2]
Используя англосаксонскую политическую традицию, а ещё в большей степени – сам фактор завоевания, необходимость сплочения завоевателей перед лицом массы завоёванных, Вильгельм I утвердил в Англии следующие принципы в отношениях короны с феодалами и другим свободным населением страны:· Во-первых, в руках короля сосредоточился огромный земельный фонд,являвшийся материальной основой его власти.· Во-вторых, все свободные держатели земли являлись вассалами короля, обязанными ему военной службой и иными повинностями. Согласно традиции, возникшей почти сразу после нормандского завоевания и закрепленной в Солсберийской присяге 1085 года, все бароны и рыцари королевства – все землепользователи – находились в вассальной зависимости от короля, главного собственника земли. Бароны и рыцари пришли на смену англосаксонской знати, состоявшей из эрлов и глафордов, т.е. крупных лендлордов (от слова «господин» и «земля»). · В-третьих, завоеватели оказались как бы в стане, окруженном врагами, и были вынуждены сплачиваться вокруг своего военного предводителя — короля,· В-четвертых, сохранением антагонизма между местной англосаксонской знатью и знатью из числа завоевателей.

С середины XII в. указанные факторы централизации, вытекающие в значительной мере из завоевания, стали дополняться глубокими внутренними, экономическими и социальными процессами, которые сами объективно содействовали дальнейшему укреплению государственного единства и сильной королевской власти:

Быстрое развитие товарно-денежных отношений имело ряд важных последствий. Сопутствующее ему обострение классовой борьбы вызвало поддержку государственной централизации, прежде всего со стороны средних и мелких феодалов. В то же время, в условиях Англии, при дальнейшем расширении существовавшего там слоя свободного крестьянства, даже крупным феодалам требовалась в целях эффективной эксплуатации лично свободных крестьян сильная государственная машина.

Далее, можно констатировать быстрое и раннее складывание в Англии единого рынка, происходившее при централистских симпатиях горожан. Поддержка рыцарством и горожанами сильной королевской власти и заинтересованность в ней крупных феодалов играли большую роль в расстановке социально-политических сил.

Развитие товарно - денежных отношений приводило к разложению крупных вотчин, росту прослойки мелких рыцарей, горожан и одновременному подрыву экономического могущества крупных феодалов. Таким образом, происходило постепенное увеличение численности и экономической роли союзников сильной королевской власти, обусловившее известную слабость и непоследовательность позиции феодальной знати.

Основными противниками королевской власти, как было сказано ранее, были феодальные магнаты, которые хотя и не обладали в Англии таким могуществом, как в континентальных странах, но с успехом могли противостоять королевской власти.

При Иоанне Безземельном (1199-1216)борьба баронов приобрела национальный характер и получила поддержку других активных политических сил страны. В конфликте короля с подданными важную роль выполняли две группировки – вооруженная оппозиция мятежных баронов и церковь, оказавшая им негласное сочувствие и поддержку необходимой аргументацией и документами.

Общий перечень злоупотреблений короля Иоанна к моменту вынужденного подписания хартии выглядел следующим образом:

· Король взимал чрезмерные платежи и субсидии (займы) таким способом и под таким предлогами, которые не были ни одобрены обычаем, ни установлены законами

· Без судебного разбирательства король мог конфисковать поместье у своего вассала

· Он произвольно забирал дела из баронских судов, передавал их введение своих судей

· Король ввязался в войну с Францией из-за спора по вопросам престолонаследия со своим племянником Артуром

· Он вошел в конфликт с папой римским

Сохранились предания, что король Иоанн весьма неохотно согласился на подписание Хартии. Его вынуждал к этому ультимативный характер требований баронов, которые записали такое положение (статья 61): «…Если мы (король) не исправим (какого либо) нарушения и если мы будем за пределами королевства, юстициарий наш не исправит (его) в течение 40 дней…то…четыре барона докладывают дело остальным из двадцати пяти баронов и те двадцать пять баронов совместно с общиною земли будут принуждать и теснить нас всеми способами, какими могут…».[3]

Общая характеристика хартии

Среди всех хартий XII-XIII вв. в Англии Хартия 1215г., именуемая Великой,

представляет собой наиболее обширный список не только материальных, но и

отличающихся новизной политических требований, предъявленных королю. Её

юридическим источником можно считать, прежде всего, феодальный обычай , на

соблюдении, которого настаивают многие статьи Хартии, а также Хартию Генриха I. Основным же отправным документом для Хартии 1215г. являлись так называемые Баронские статьи – петиция баронов, датируемая предположительно 10 июня 1215г. и представляющая собой перечень «статей, о которых бароны просят и на которые король даёт согласие». Окончательная редакция Хартии позволяет судить, что Баронские статьи подверглись значительной редакционной обработке и некоторым дополнениям, хотя основное содержание их осталось неизменным. Оригинальный текст Хартии1215г. изложен на латинском языке, без подразделения на статьи, и не имеет чёткой системы изложения.

Хотя хартия и была написана сплошным текстом, однако исследователи сошлись во мнении, что Magna Carta состоит из преамбулы и 63 статей.

Содержание Хартии можно выразить девятью основными идеями:

1. свободная церковь; 2. феодалы держат землю непосредственно от короля; 3. равные права субарендаторов; 4. закрепление правового положения городов, купцов и регулирование торговли; 5. реформа правовой системы и отправления правосудия; 6. контроль за королевскими должностными лицами на местах; 7. статус королевских лесов и охота в них; 8. решение неотложных дел, например, связанных с королевскими иностранными наемниками; 9. гарантии соблюдения Хартии - специальный совет из 25 баронов мог объявить войну любому королю, пришедшему на смену Иоанну в случае грубых нарушений Великой Хартии Вольностей.

Хартия является прежде всего списком требований, выдвинутых оппозицией в ходе конфликта и утверждённых короной в качестве вынужденной меры. Эти требования составили в своей массе детальный свод феодальных прав,
«вольностей», которые уже были признаны ранее за отдельными феодальными сословиями, но не были зафиксированы или конкретизированы, а если и были, то постоянно нарушались английскими королями, несмотря на неоднократные подтверждения в хартиях. Все положения Хартии можно условно разделить на те статьи, которые выражают интересы только баронов, и статьи, выражающие интересы всех свободных.

Однако на основе более детального изучения содержания статей их можно разбить на три основные группы (Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы):
1) статьи, отражающие материальные интересы различных социальных слоёв (2-13, 15, 16, 26, 27, 29, 33, 35, 37, 41, 43, 44, 46, 47, 48, 60);
2) статьи, подтверждающие ранее существовавший или вновь создаваемый порядок работы судебных и административных органов, а также пресекающие злоупотребления королевского аппарата в центре и на местах

(17,18,19,20,21,22,23,24,25,28,31,32,34,36,38,39,40,42,45,54);
3) статьи, претендующие на установление новых политических порядков, в частности на ограничение королевской власти, так называемые конституционные статьи (12,14, 61).

1.Статьи, отражающие материальные интересы различных социальных слоёв

На первом месте Великой Хартии Вольностей находились церковь и бароны. Своим первым параграфом Хартия объявляет свободной английскую церковь инеприкосновенными её права и вольности и подтверждает изданную перед темИоанном хартию о свободе церковных выборов (п. 1). Согласно этому документу,выборы высших и низших иерархов церкви должны были производиться свободно во всех церквях и король должен утверждать их, если только для отказа не будет основательной причины. В этом Хартия была сходна с грамотой Генриха I, которая точно так же раньше всех других уступок обеспечивала права и мирцеркви. Церковь, как самая могущественная часть феодального общества, всегдастоявшая во главе недовольных, естественно, требовала освящения своих правпрежде всего. Непосредственно следующие за этим 7 параграфов (п.п. 2 – 8) заняты исключительно феодальными вопросами (о релифах, которые уплачивали королю вступающие во владение своими ленами наследники его военных держателей, о принадлежащих королю правах опеки над несовершеннолетними наследниками умерших королевских держателей, о правах их наследниц и вдов). Великая Хартия Вольностей устанавливает размер релифа (с графов и баронов – по 100 фунтов стерлингов, с рыцарей – по 100 полновесных шиллингов – п.2), что является продолжением грамоты Генриха I. Хартия требовала, чтобы сюзерен во время опеки держал в хорошем состоянии опекаемые владения, а также подтверждала наставление о вдове вассала, которая должна была получать определённую часть владения после смерти мужа (п.п. 4 – 5; 7 – 8). Чисто феодальными отношениями занято ещё более двенадцати параграфов Хартии, трактующих о повинностях держателей рыцарских ленов, о землях осуждённых преступников, которые оказались во владении короля, о правах феодальной опеки (п.п. 16, 29, 32, 37, 43, 46). Всё это простое констатирование главных пунктов феодального права, необходимое в виду их постоянного нарушения Иоанном Безземельным, но едва ли вносящее в них что-либо новое. Ещё хартия вольностей Генриха I формулировала эти пункты, хоть и с несколько меньшей детальностью.

2.Статьи, подтверждающие ранее существовавший или вновь создаваемый порядок работы судебных и административных органов, а также пресекающие злоупотребления королевского аппарата в центре и на местах

Самую значительную, вторую группу статей Хартии составляют статьи, направленные на пресечение злоупотреблений королевского судебно- административного аппарата. Это неудивительно, ибо эти статьи отражают в основном единодушные и наиболее однозначные требования оппозиции; как в стане крупных земельных собственников, так и в массе более мелких фригольдеров и горожан. Эти статьи также расположены без особой системы, а отсутствие чёткого разделения судебного и административного аппарата короны ещё более затрудняет их систематизацию. И всё же можно попытаться выделить какие-то подгруппы статей, наиболее сходных внутри данной обширной группы по направленности и содержанию.

Ряд статей, например, подтверждает старинные «справедливые» обычаи в области судопроизводства и те порядки, которые утвердились в этой области со врёмен реформ Генриха II, войдя в фонд общего права (18,19,20,22,32,38).
Так, ст.18,19 в целом подтверждают порядок разбора некоторых специальных видов судебных исков по гражданским делам (ассиз) – о новом захвате, о смерти предшественника и др., установленный Генрихом II. Они расследуются королевскими судьями с участием четырёх рыцарей от графства по месту нахождения собственности. Специальное указание на эти ассизы в Хартии отразило борьбу среди крупных феодалов за ренту, доходы, которая велась методами «кулачного» права – в форме захвата и увоза движимого имущества соседа, усиливающегося огораживания общинных земель и т.п. Ст.20 закрепляет принцип штрафования, нашедший отражение ещё в хартии Генриха I, детализируя и развивая его. Именно в этой статье Хартии 1215г. единственный раз упоминается крепостной крестьянин – виллан. Однако это упоминание вряд ли можно рассматривать как отход от принципа «исключения вилланства» и как закрепление права виллана, аналогичного правам перечисленных рядом с ним категорий свободных. В известном трактате английского юриста указывается, что виллан не может иметь никакого имущества, которое не могло бы стать собственностью лорда: господин может отнять всё, когда ему будет угодно, включая и плуговую запряжку виллана.[4] Отсюда можно заключить, что обязательство короля о нераспространении штрафа на плуговую запряжку виллана в ст.20 отражает лишь стремление феодалов оградить своих вилланов от вымогательств центральной власти в интересах самих феодалов. Без этого основного инвентаря виллан не смог бы выполнять повинности.

Статьи 18,19,20,38 кроме прочего, официально закрепляют порядок расследования гражданских и уголовных дел с помощью присяжных в качестве свидетелей или обвинителей. Следовательно, этот институт, введённый
Генрихом II, прочно укоренился в английском судебном процессе, равно как и система судебных приказов(ст.36). Вместе с тем изживший себя «суд божий» с ордалиями и судебным поединком ещё окончательно не исчез из практики. Об этом свидетельствует, правда косвенно, содержание ст.38 и 54. Последняя статья, на первый взгляд весьма странная, имела целью сократить количество поединков, происходящих по жалобе женщин и часто имеющих неблагоприятный для обвиняемого исход: женщины – истицы могли выставить вместо себя на поединок любого рыцаря, в то время, как обвиняемый вынужден был драться самостоятельно.

Несколько статей (17,24,36,39,40,45) устанавливают в декларативной, как правило, форме принципы и гарантии справедливого, бескорыстного, доступного правосудия для всех свободных. В ряде случаев намеченные этими статьями меры идут дальше реформ Генриха II. Так, по ст.17 суд Общих тяжб, находившийся всегда при королевской курии и перемещавшийся вместе с ней во время военных походов, теперь должен был постоянно пребывать в одном определённом месте (им стал Вестминстерский дворец в Лондоне). Ст.24, несмотря на свою краткость, очень многозначительная по содержанию. Указывая на исключительность юрисдикции короны по подсудным ей делам, она подтверждает высшую судебную компетенцию короны, отстраняет королевских чиновников от вмешательства в судебное разбирательство. Ст36,40 обещают не превращать в дальнейшем уголовное и всякое правосудие, права и справедливости в предмет торговли. Ст.45 настаивает на назначении на посты только квалифицированных и добросовестных судей и чиновников.

Самыми же известными статьями данной группы и всей хартии в целом, являются статьи 39 и 40.

Согласно общепринятому взгляду, эти параграфы являются блестящим завершением приведённых сейчас конкретных статей Великой Хартии Вольностей, торжественным провозглашением общих принципов, сохраняющих всю свою жизненность и силу и в настоящее время, являясь фундаментом т. н. гражданских свобод.

Ни один свободный человек не будет арестован и заключён в тюрьму или лишён имущества или каким-либо другим способом обездолен, и мы не пойдём против него и не пошлём на него иначе, как по законному приговору равных его и по закону страны.[5]

Так гласит параграф 39 и его дополняет следующий непосредственно за

ним параграф 40:

Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них.[6]

Статьи 39 и 40 – вероятно, самые известные статьи Хартии 1215г., имеют особое значение. Прежде всего, эти статьи относятся только к свободным людям, и, значит, в эпоху Хартии они не могли являться гарантией неприкосновенности всякой личности, как это утверждают некоторые буржуазные историки. По мнению Д.М.Петрушевского весь контекст ст.39, где устанавливается обязательность сословного суда пэров для наказания «свободного человека», а также слова о том, что король может «идти» на этого человека, указывают именно на крупного феодала – барона[7] . Цель ст.39, по мнению Е.В.Гутновой, заключалась в том, чтобы изъять баронов из-под действия обычных королевских судов, поставив в особо привилегированное положение.

3.Статьи, претендующие на установление новых политических порядков, в частности на ограничение королевской власти, так называемые конституционные статьи

Последняя группа статей немногочисленна, но именно она придаёт Великой хартии особый исторический колорит.

Эти статьи иногда условно называют «конституционными». О них говорят, что они направлены не только против злоупотреблений короля и его аппарата, но претендуют на установление новых политических порядков, в частности, на ограничение политической власти короны.

К «конституционным» статьям Хартии чаще всего относят ст.12,14 и 61
(Хрестомат. памятн.).

Наличие в документе этих статей значительно усложняет оценку Хартии. В литературе единая точка зрения по этому вопросу достигнута в следующем:

1) документ 1215г. следует оценивать без его позднейших модификаций;

2) Хартия – документ чисто феодальный, в котором не могли содержаться положения, приписываемые ему историкам различных направлений. В остальном же оценки Хартии колеблются от документа «феодальной реакции» до «противоречивого документа»[8] (Петрушевский Д.М. Великая хартия вольностей и конституционная борьба в английском обществе во 2-й половине 13в.1918г.).

Группа «конституционных» статей.

Ст.12 ограничивает фискальные права короны в отношении взимания щитовых денег и феодального вспомоществования, особенно часто и произвольно взимавшихся Иоанном. Они должны теперь взиматься только «по общему совету королевства».

Согласно ст.14 этот общий совет состоит из самых крупных духовных и светских феодалов и включает только непосредственных вассалов короля. Однако в окончательной редакции ст.12 и 14 очевидна попытка баронов закрепить ограничение фискальных прав короны в своих, чисто баронских, узко сословных интересах. Традиционно существующий при короле совет феодальной знати, обладающий чисто совещательными функциями, теперь по существу наделяется решающим голосом по финансовому вопросу. А между тем «щитовые деньги», которые бароны упомянули, и талья, которую они опустили из окончательного текста, до середины 13в. составляли основные источники финансовых поступлений в казну.

Узко сословные интересы баронства выражаются в ст.12 и 14 также и потому, что уплата «щитовых денег» входила в обязанности прежде всего непосредственных вассалов короля. Сам институт «щитовых денег» не упразднён, в руках короля остаются и другие финансовые прерогативы, которые он может использовать без всякого обращения к совету – сбор тальи, различных налогов, к которым широко прибегал Иоанн Безземельный и о которых, кстати, ничего не сказано. Можно было бы отметить и тот факт, что бароны волей-неволей «позаботились» в отношении «щитовых денег» и о других слоях населения, ибо на практике к их уплате в 13в. привлекалось и свободное, и даже крепостное крестьянство.

Статья 61, безусловно, внешне самая «олигархическая». Она выступает как гарантия мира и соблюдения Хартии, и имеет чисто политический характер.
Между тем, в ней, как и в материальных статьях Хартии, отразилось чисто вассальное отношение баронов к королю, стремление поставить королевскую власть в рамки феодального обычая. Узаконив возможность мятежа, в котором они вполне оправданно видели единственное средство давления на короля, бароны исходили из феодального обычая, предусматривавшего, что злостное нарушение сеньором своих обязательств в отношении вассалов может освободить последних от клятвы верности.

Историческая судьба Хартии

Главным итогом выработки, принятия и использования текста Великой хартии в политических целях стало содействие ослаблению вассальных связей между лордами (включая главного лорда-короля) и свободными людьми, которое завершилось упразднением феодальной зависимости. Правда, произошло это только четыре с лишним столетия спустя.

Великая Хартия явилась лишь первым и чрезвычайно важным шагом английского общества по пути к свободе. Она юридически формулировала выдвинутую жизнью задачу и тем создала почву для правомерной борьбы и дала в руки обществу широкую и определённую программу, способную объединить самые различные общественные элементы в их стремлении к свободе.

Юридическую силу Хартия 1215г. имела лишь несколько месяцев. В конце августа 1215г. римский папа, примирившийся с Иоанном, аннулировал Хартию папской буллой.

Иоанн Безземельный, уступив перед вооружённой силой своих подданных, впоследствии отказался от Хартии. Снова началась вооружённая борьба, но смерть Иоанна (1216г.) помешала довести её до какого-либо определённого результата. Но Хартия уцелела. Его наследник, малолетний Генрих III, уступая баронам, подтверждает Хартию. Такого рода подтверждения сделались своего рода традицией (44 раза между 1327 и 1422гг.).

В условиях начавшейся баронской войны, после смерти Иоанна в 1216г. от имени малолетнего Генриха III было осуществлено первое переиздание Хартии.
Статьи (10,11,12,14,15,25,27,42,45,48,49,50,51,52,53,55,57,58,59,61,62,63) не были включены в Хартию 1216г.

Второе переиздание документа произошло в 1217г., когда был воспроизведён вариант 1216г. с незначительными изменениями.

Последнее переиздание Хартии 1215г. состоялось в 1225г. Феодалам удалось добиться включения в текст 1225г. некоторых уступок. В последней статье
Хартии 1225г. говорилось, что соблюдение Хартии зависит от воли короля, взамен чего ему гарантируются субсидии со стороны большого совета феодальных магнатов. Такой совет действительно созывался Генрихом III до
1258г. Однако в своей политике король совершенно не считался с ним, и при отказе в субсидиях пополнял казну за счёт различных налогов и поборов.

Текст 1225г. был окончательно подтверждён королём Эдуардом I в парламенте и стал законом, который в латинской редакции получил название
«Статус о неразрешении налогов» (1297г.). В этом акте было, в частности, провозглашено, что никакие налоги, пособия и поборы не будут налагаться и взиматься без воли и общего согласия архиепископов, епископов, графов, баронов, рыцарей, горожан и иных свободных людей королевства. Из всех статей Хартии 1215г. в него вошли с изменениями ст.1,9,13,20,21,22,23,33,39,40,41,47, причём они были сведены в 9 статей.

В дальнейшем Хартия постоянно модифицировалась, её содержание толковалось и изменялось применительно к новым условиям. Особое внимание привлекала ст.39. Между 1331 и 1363г. парламент много раз интерпретировал эту статью, придав ей почти современное звучание. Так, «законный приговор равных» получил трактовку «судебная процедура с участием жюри присяжных»; термин «закон страны» приобрёл вид «надлежащей правовой процедуры»; слова
«ни один свободный человек» были сначала заменены словом «никто», а затем словами «ни один человек, какого бы сословия или состояния он ни был…».

Своё подлинно новое существование она начнёт в период, предшествующий английской революции, в XVII веке, когда знаменитый судья Кок извлечёт её из архива, отряхнув «пыль веков», истолкует в интересах ликвидации абсолютизма, расширения парламентских и судебных полномочий. Общие формулировки Хартии, продиктованные социальным составом коалиции 1215г., в особенности постоянное упоминание «свободных людей», облегчило дело, за которое ратовал Кок. Признанная официальной политической доктриной послереволюционного правительства, Хартия становится символической частью неписаной английской конституции.

Историки воспринимают Великую хартию первым документом конституционного назначения в Англии наряду с Петицией о правах 1628 года, Хабеас корпус актом 1679 года и другими документами.

«Спросите у англичанина, в чем ее главные выводы? Он скажет: « я живу, где хочу; уверен в том, что имею; не боюсь ничего, кроме законов. Разогните Магну Харту: в ней король утверждал клятвенно сии права для англичан – и в какое время? Когда все другие европейские народы были еще погружены в мрачное варварство».[9]

Заключение

Таким образом, можно сказать, что роль Хартии в становлении английского права трудно переоценить, она, бесспорно, является феодальным документом, намного опередившим своё время. Несмотря на признание этого факта, исследователи расходятся в оценке Великой Хартии Вольностей.Часть историков склонна считать Хартию первым шагом средневекового общества к демократии, документом, впервые провозгласившим неотъемлемость естественных прав человека и попытавшимся эти права закрепить. Другая оценка значения Великой Хартии Вольностей более умеренна. Историки, придерживающиеся её (в частности, Д. М. Петрушевский) http://works.tarefer.ru/33/101381/index.html - _ftn1 , полагают, что Хартия не выполнила поставленных перед ней задач, так какпредоставляла реальную полноту прав лишь высшему сословию английскогогосударства – крупным феодалам и духовенству. Согласно данному мнению, Хартияявлялась лишь первым шагом на пути к становлению в Англии правового государстваи реорганизации государственного строя на началах народного представительства.

Цель работы достигнута на столько, насколько позволяли это сделать существующие известные монографические источники и учебные пособия.

В заключение подчеркнем, что значение Великой хартии вольностей весьма неоднозначно. Великая Хартия Вольностей явилась конституционной

грамотой, выходящей далеко за пределы феодальных форм и идей. Параграфы

Хартии 1215 года имеют принципиальное важное значение и для авторов Хартии того времени и для современного законодательства сейчас.

Данная тематика будет оставаться актуальной в любой исторический период, пока существует такой институт как государство и право.

ЛИТЕРАТУРА

1. Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии.- М.: Омега-Л, 2006. – 300с.

2. Савелло К.Ф. Раннефеодальная Англия.- М.: Норма, 2002. – 600с.

3. Великая хартия вольностей 1215 .- . – М.: Проспект, 2003. – 90с.

4. Карамзин Н.М. Письма русского путешественника Л.,1987. 500с.

5. Петрушевский Д.М. Великая хартия вольностей и конституционная борьба в английском обществе во 2-й половине 13в.1918г.-М.: Норма, 2002. – 616 с.

6. Очерки из истории английского государства и общества в средние века.- М.: Новый юрист, 1998. –589с.

7. Документы по истории зарубежного права, Москва, 1987г.-М.:2005.-423с.

8. Барг М.А. Исследования по истории английского феодализма в XI-XIII вв.,1962г.-М.:2004.-740с.

9. Гутнова Е. В. Возникновение английского парламента.- М.: Прогресс, 1960.-282с.

10. Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / под ред. проф. А.Я. Сухарева. – М.: ИНФРА-М, 2009. – VI, 858 с.

11. История: учебное пособие для абитуриентов / под ред. Ю.Ю. Петрунина. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: КДУ, 2008. – 655 с.

12. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2005.-752с.

13. История государства и права зарубежных стран: учеб./К.И. Батыр, И.А. Исаев, Г.С. Кнопов; под ред. К.И.Батыра.-4-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.-496с.

14. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права/ Под ред. К. И. Батыра.-М.: Юристъ, 2000.-Ч.1.-392с.15. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов: в 2ч./ Под ред. О. А. Жидкова.- М.: Издательство НОРМА, 2001.-Ч.1.-609с.

[1] Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии.- М.: Омега-Л, 2006. – С. 159

[2] Савелло К.Ф. Раннефеодальная Англия.- М.: Норма, 2002. – С. 346.

[3] Великая хартия вольностей 1215 . – М.: Проспект, 2003. – С.15.

[4] Брактон Г. О законах и обычаях Англии XIIIв.-М.: Юрайт, 1998. – С.416.

[5] Великая хартия вольностей 1215 . – М.: Проспект, 2003.

[6] Великая хартия вольностей 1215 . – М.: Проспект, 2003.

[7] Очерки из истории английского государства и общества в средние века.-М.: Новый юрист, 1998. –С.175.

[8] Петрушевский Д.М. Великая хартия вольностей и конституционная борьба в английском обществе во 2-й половине 13в.1918г.-М.: Норма, 2002. – С.316 .

[9] Карамзин Н.М. Письма русского путешественника Л.,1987. С.248