Электронная коммерция правовое регулирование и налогообложение

КНИГА Тедеев А.А. «Электронная коммерция (электронная экономическая деятельность): правовое регулирование и налогообложение» ВВЕДЕНИЕ На пороге третьего тысячелетия экономика России оказалась как корабль без руля ч ветрил в бушующем океане... Каждый из нас хороню знает историю России, но никто не мо­жет понять, где желает быть Россия будущего.' Именно поэтому мы никак не можем найти государственную гармонию - полита' ка, право и экономика по-прежнему неадекватны друг другу.

КНИГА

Тедеев А.А. «Электронная коммерция (электронная экономическая деятельность): правовое регулирование и налогообложение»

ВВЕДЕНИЕ

На пороге третьего тысячелетия экономика России оказалась как корабль без руля ч ветрил в бушующем океане... Каждый из нас хороню знает историю России, но никто не мо­жет понять, где желает быть Россия будущего.' Именно поэтому мы никак не можем найти государственную гармонию - полита' ка, право и экономика по-прежнему неадекватны друг другу. Нец необходимо осознать национальную политическую цель, чтобь, знать, какую модель рыночного хозяйства мы хотим разрабаты вать: российскую, американскую, европейскую, китайскую и т. д. В прогнозах правительства, в экономической литературе стро ятся модели развития российской экономики на период до 20/5 года и далее. Однако, к великому огорчению, все эти модели раз­вития строятся с учетом лишь российской действительности без связи с тектоническими переменами, происходящими в ми­ре... Что это за перемены? Мировая экономика приобретает все более виртуальный характер - виртуальные банки, магазины, библиотеки, биржи - все это уже действительность дня... Новые ', телекоммуникационные системы привели не только к качествен- \ ным изменениям в движении финансовых и реальных инвестиций, товаропотоков, в управлении производством, но и в не меньшей степени к интернационализации практически всех сегментов \ рынка, культуры, образования, домашнего хозяйства, общечело- веческих ценностей и отношений. :

...Виртуализация экономики значительно усиливается, ч мы в кон­це концов столкнемся с не представляемым сейчас абсолютным . большинством субъектов рынка хозяйством, ведущимся с помощью Интернет-технологий, виртуальных кредитных учреждений, вир- \ туальных магазинов, ателье ч тому подобных организаций, вирту­альных платежных систем и фондовых ценностей...

Александр Потемкин. Виртуальная экономика ч сюрреалистическое бытие, 2000

В последние годы в зарубежных индустриально развитых странах по­является все больше работ, посвященных исследованию экономических (куда как реже - правовых) аспектов электронного сегмента мировой эко­номики и национальных экономик - назовем его электронной мировой экономикой, экономикой электронных рынков.

Актуальность рассмотрения экономических и правовых (в том числе налогово-правовых) проблем становления и развития этого сегмента экономики сегодня уже не вызывает сомнений. :

В Российской Федерации в научной литературе предпринимаются ! лишь первые попытки анализа отдельных элементов экономических от­ношений, формирующихся в процессе переноса предпринимательской | активности субъектов малого, среднего и крупного бизнеса в информа- j ционную среду глобальных и локальных компьютерных сетей, и в пер-| вую очередь, конечно же, в сеть Интернет. Так, отечественными экономистами и менеджерами рассматриваются практические вопросы ведения электронной торговли: проблемы продвижения товаров на новые рынки и организации системы управления продажами, эффективности рекламы в сети Интернет, управления Интернет-магазинами и т. д.

В книге, которую вы держите в руках, впервые дается комплексная юридическая и налогово-правовая характеристика электронной коммер­ции (или, иначе говоря, электронной экономической деятельности), про­блемы правового регулирования электронной коммерции - электронной экономической деятельности, осуществляемой в информационной среде глобальной компьютерной сети Интернет с использованием электронных средств и налогообложения субъектов электронной коммерции, как в Рос­сийской Федерации, так и в развитых зарубежных странах. Предложены варианты решения многочисленных проблем в гражданско-правовой, уго­ловной, налоговой и банковской сферах, возникающих на практике из-за фактического отсутствия нормативного регулирования данного сегмента рыночной экономики в России и мире.

Утомлять читателя перечислением преимуществ, приобретаемых биз­несменами и компаниями, которые осуществляют свою экономическую деятельность с использованием новейших информационных технологий, нет никакой нужды. Российские предприниматели (как и их западные коллеги) с большим энтузиазмом переносят свои коммерческие интересы в сферу электронной коммерции. В настоящее время отсутствие у уважающей себя компании корпоративного веб-сайта в сети Интернет уже считается признаком дурного тона. С колоссальной скоростью "размножаются" Ин­тернет-компании (электронные компании), Интернет-магазины, электрон­ные биржи и т. д.

Практика часто опережает теорию, особенно когда дело касается боль­шого бизнеса и больших денег. Но и законодательство в этих случаях почти всегда отстает от практики. Между тем право, как ни банально это звучит, является самым эффективным регулятором общественных отношений.

Позволим себе напомнить, что на сегодняшний день правовая база электронной коммерции, а значит, и "правила игры" в данном сегменте экономики рынков лишь формируются, точнее, находятся на стадии за­рождения и выбора правовой концепции регулирования и налогообложе­ния электронного сегмента экономики, приемлемой для всех участников правоотношений (то есть хозяйствующих субъектов и потребителей рас­пределяемых с использованием электронных средств товаров, работ и услуг - с одной стороны и государства - с другой).

Попутно отметим, что в ходе обсуждений отдельные представители так называемого Интернет-сообщества (к которому, безусловно, принад­лежит и автор книги) нередко озвучивают известную идею "о необходи­мости саморегуляции сети Интернет и отношений в этой сети". При этом основой такой саморегуляции, по мнению сторонников указанной точки зрения, должен стать отказ государства от "вмешательства в отношения, формирующиеся в сети Интернет", и в том числе отношения экономическо­го характера.

Как нам представляется, подобные сентенции по меньшей мере не­серьезны. С такой же долей вероятности следует допускать возможность и целесообразность для общества, например, саморегуляции субъектов в сфере дорожного движения или общественного порядка. Любопытно бы­ло бы проследить, решатся ли сторонники "саморегуляции" в этом случае покидать свои дома и передвигаться по улицам.

Установление в Российской Федерации цивилизованного режима го­сударственного регулирования и налогообложения предпринимательской и в целом экономической деятельности, осуществляемой в электронной форме, необходимо всем участникам отношений в этой сфере: и пред­принимателям - для государственной защиты от недобросовестности и мошенничества со стороны контрагентов, и потребителям - для защиты их прав и интересов, нарушаемых недобросовестными предпринимателя­ми, и государству.

На вопрос о том, какие принципы будут заложены в основу государ­ственного регулирования электронной коммерции (электронной эконо­мической деятельности) и налогообложения ее субъектов и какими должны быть правовые основы осуществления предпринимательской деятельности в сети Интернет, и призвана ответить эта книга.

Книга состоит из шести взаимосвязанных частей.

В первой главе последовательно рассматриваются история становле­ния и развития электронной коммерции, понятие и виды электронной экономической деятельности, виды общественных отношений, форми­рующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Ин­тернет. Выявляются пробелы в праве и в налогообложении применитель­но к электронной экономической деятельности.

Вторая глава посвящена рассмотрению особенностей осуществления отдельных видов электронной коммерции, и в частности электронной торговли, электронной банковской деятельности, и проблемам становле­ния и развития электронного государственного предпринимательства.

В третьей главе рассмотрены общеправовые и налогово-правовые ас­пекты концепции государственного регулирования и налогообложения экономических отношений, формирующихся в сети Интернет, в Россий­ской Федерации. Обобщен и структурирован обширный опыт в этой сфере зарубежных государств (причем как демократических индустриаль­ных государств, лидеров мировой электронной экономики - США, Канады, Японии, Великобритании, Франции, Германии и др., так и стран с альтер­нативными экономическими позициями - Китая, Кубы, Ирана и т. д.), а также различных международных организаций.

Четвертая глава посвящена рассмотрению существующего порядка правового регулирования инструментов обеспечения осуществления электронной экономической деятельности. Особое внимание уделено порядку проведения электронных расчетов с использованием банковских карт и систем электронных сетевых денег. Подробно освещены основные аспекты правового регулирования и налогообложения таких электронных безналичных расчетов в зарубежных странах и Российской Федерации, выявлены существенные недостатки законодательства в этой сфере, ука­заны пути их устранения.

В пятой главе определяется наиболее эффективный для государства и бизнеса порядок налогообложения субъектов электронной экономической деятельности в нашей стране: рассмотрены вносившиеся в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законодательные ини­циативы, приведены необходимые в русле предлагаемой автором кон­цепции для установления публичного порядка в этой сфере законода­тельные изменения.

В приложении представлены словарь используемых в этой сфере тер­минов и их нормативных и доктринальных определений и перечень •ре­комендуемой литературы и нормативных источников.

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ЭЛЕКТРОННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ

...Наиболее существенная черта научного метода изучения дей­ствительности состоит в том, что он происходит из meopuii и опыта, а не из традиции, как полагают некоторые. Межд) тем большинству людей лишь с трудом удается приучать ceoii ум к мыииенню, основанному не на традиции. Большинству ученых, особенно молодых, трудно бывает решиться преодолеть устоявшиеся способы составления научных трактатов. Я ме­жду тем говорю им: "Изучая новую среду ч новый экономиче­ский предмет, не бойтесь обвинений в ненаучности формы из­ложения - разложите его по частям, опишите составляющие Так, если предлагаете ввести налог на новый вид чайникм (скажем, на чайники со свистком), сначала опишите чайник, затем свисток, только потом - сам налог. Если сделаете ина­че, ваш вклад в науку признают коллеги - ученые, но вскоре выяснится, что предложенный вами налог уже взимается, но не с тех чайников или не с тех свистков...".

Бертран Рассел. Дух науки, 194')

Общие положения

В настоящее время во всем мире и в нашей стране бурно развивается электронная коммерция (или иначе - электронная экономическая дея­тельность).

В широком смысле электронная экономическая деятельность пред­ставляет собой совокупность процессов, направленных на перераспреде­ление товаров (работ, услуг), формирующихся в ходе осуществления хо­зяйствующими субъектами предпринимательской деятельности, а также процессов, направленных на обеспечение такого перераспределения, формирующихся в ходе осуществления хозяйствующими субъектами не­предпринимательской деятельности, тесно связанной с обеспечением предпринимательской деятельности, в электронной форме с использова­нием современных информационных технологий. При этом в качестве экономического инструмента осуществления названных процессов, как правило, выступает глобальная компьютерная сеть Интернет. Такое транс-фертирование экономических процессов в электронную форму ставит перед юридической наукой особые задачи в сфере общеправового и на-логово-правового регулирования экономики.

Следует помнить, что экономически значимые процессы стали пере­носиться в электронную форму еще до появления и широкого развития глобальной компьютерной сети Интернет. В первую очередь, в процессе совершенствования экономических моделей и автоматизации человеческого труда переход к электронным средствам и технологиям ведения бизнеса начался в тех областях и сегментах экономики, в которых быстрота и точ­ность сбора, обработки и передачи информации являются основными фак­торами предпринимательского успеха. Поэтому форпостом компьютериза­ции (а значит - электронных технологий) стала финансово-банковская сфе­ра. Затем под натиском новых информационных и электронных техноло­гий "пала" собственно сфера распространения массовой информации (ведь не зря до появления глобальных компьютерных сетей телекомпа­нии именовали "электронными средствами массовой информации"), за­одно с ней и сфера развлечений, а также другие области.

В чем же заключается таинственная роль сети Интернет? Что измени­лось с ее появлением? Почему только с развитием этой глобальной сети до определенного уровня стало возможно рассматривать экономические процессы, протекающие в электронной форме, в качестве отдельного вида экономической деятельности? Почему с возникновением сети Ин­тернет в ее сегодняшнем виде экономическая деятельность, осуществляе­мая в электронной форме, получила такой мощный толчок к развитию, в индустриально развитых странах сформировался новый, электронный сег­мент национальной экономики, существенно трансформировалась миро­вая экономика, превратившись в "экономику без границ" или в "эконо­мику новых возможностей" - электронную экономику?

Быть может, потому, что сеть Интернет открыла перед субъектами национальных экономик индустриально развитых стран новые возмож­ности глобального ведения бизнеса, а для хозяйствующих субъектов из стран со слабыми экономиками - новую экономическую среду, в кото­рой, как многим показалось, появился шанс нивелировать преимущества экономически сильных конкурентов из стран Запада и сократить эконо­мическое расслоение современного мирового хозяйства?

Какими бы ни были ответы на эти и другие вопросы, очевидно одно -своим существованием как экономико-общественное явление электрон­ная коммерция (электронная экономическая деятельность) обязана появ­лению и развитию глобальных компьютерных сетей, и в первую очередь

сети Интернет.

Интернет - вот имя той доброй феи, которую удалось встретить на своем пути электронной Золушке. Отметим попутно, что фея эта, вопре­ки положенному в сказках, имеет в своей биографии некоторые пороча­щие ее факты: в первую очередь - американские корни и милитаристское

происхождение...

"Глобальная компьютерная сеть Интернет", "информационное кибер-пространство" или просто "Сеть" - все эти термины обозначают доста­точно простой по своей сути объект: неопределенное количество компь­ютеров, соединенных линиями телекоммуникационной (чаше всего -

телефонной) связи.

Интернет (Internet) - глобальная компьютерная сеть - это открытая мировая коммуникационная инфраструктура, состоящая из взаимосвя­занных компьютерных сетей и обеспечивающая доступ к удаленной ин­формации и обмен информацией между компьютерами.

Официальной датой рождения сети Интернет принято считать 2 янва­ря 1969 года. В этот день были начаты работы над военным проектом

DARPANET - компьютерной сетью американского Управления перепек тивных исследований оборонных программ DARPA (DefenseAdvancResearchProjectsAgency). Между тем еще в начале 60-х гг. американскц ученые по заданию правительства приступили к поискам универсальна способов организации коммуникационной сети, которые позволили 6 i ей успешно функционировать даже в том случае, если в условиях ядер ной войны большая часть такой сети будет утрачена или выведена и строя действиями вероятного противника. Основным разработчиком вы ступала компания RANDCorporation (Research & Development). В это| проекте впервые были заложены основополагающие принципы органк' зации и функционирования сети Интернет: система кодирования ин формации, протоколы работы сети, распределенный характер сети i применение в ее документах гиперссылок.

Принципы работы сети RANDCorporation были сформулированы ис. следовательской группой во главе с Полом Бараном (PaulBaran) и обна­родованы в 1964 г. "Чтобы достичь автономности сети, изначально пред­полагалось, что ее работа будет постоянно нарушаться. Поэтому все е< узлы были сделаны равноправными: "выпадение" любого компьютера не повлияет на работоспособность системы в целом. Каждый пользователь, имеющий доступ в сеть, может создавать, получать и отправлять инфор­мационные текстовые сообщения. Сами сообщения в своем заголовке содержат адресные данные: откуда оно и куда направлено. Путь, который проделывает такое электронное письмо, чтобы попасть на компьютер адре­сата, не имеет значения - сообщение будет пересылаться с узла на узел, пока не найдет нужный компьютер. Даже если большой отрезок сети будет по­врежден, сообщение не пропадет - сеть доставит его через уцелевшие узлы. Так был создан прообраз Интернет - сеть, объединившая независимые ло­кальные компьютерные сети"'.

Благодаря успехам микроэлектроники цифровые компьютеры (ЭВМ) постепенно становились все менее габаритными, затем персональными и даже карманными. Но главное, компьютеры оказались идеальным инст­рументом для создания цифровых систем связи, отличающихся не только, высокой точностью и надежностью в передаче информации, но и воз-J можностью применения современных средств шифровки и дешифровки. ее, а также сжатия (компрессии) и декомпрессии информации.

Уже на первых стадиях промышленного использования электронные;

вычислительные машины стали объединять в сети. Первое время это бы-! ли специальные и локальные сети, объединяющие компьютеры крупных организаций и учреждений. Для этого были созданы специальные сете­вые карты, с помощью которых по соединительным линиям компьютеры ' могли обмениваться информацией.

На этапе создания локальных сетей компьютеры стали подразделять по своему основному назначению. Мощные высокопроизводительные компьютеры, на основе которых делались сети, получили название серве­ров. Некоторые из них - файловые серверы - специально предназнача­лись для хранения огромных массивов информации в виде файлов - бло­ков информации, имеющих свое имя и воспринимаемых как нечто це­лое. А подключаемые к серверам менее мощные компьютеры - чаще все­го персональные компьютеры (ПК) - получили название терминалов.

Локальные сети могут иметь различную структуру. Например, ради­альная сеть образуется, когда к одному мощному серверу подключен от­дельными линиями ряд рабочих терминалов. В последнее время широкое распространение получили одноранговые сети - все компьютеры в них по рангу равны, так что серверов такая сеть не имеет (хотя вполне возможно включение их в нее).

Недостатком локальных сетей является ограниченность расстояний между компьютерами - нередко это расстояние не превышает одного километра (иногда оно даже меньше).

Вскоре были разработаны устройства для модуляции цифровых сиг­налов и их демодуляции - модемы. Они позволили превращать цифровые сигналы компьютеров в аналоговые, передаваемые по телефонной линии связи, и наоборот. В результате появилась возможность обмена инфор­мацией между удаленными на огромные расстояния компьютерами через модемы с помощью уже построенных и довольно распространенных те­лефонных линий.

С этого момента появление Интернет как всемирной транснацио­нальной сети стало неизбежным по самой исторической логике развития

коммуникаций.

Следующим этапом на пути создания глобальной компьютерной сети,

как уже говорилось выше, стал проект DARPANET.

Затем Национальным научным фондом Соединенных Штатов Амери­ки (NSF) была разработана сеть NSFNET, которая оказалась более удач­ной и заменила ARPANET. В 1987 г. было создано ядро этой сети ( Backbone ) из 13 центров в различных штатах США.

Подобные сети появились и в других странах. В условиях свободы распространения информации эти сети стали быстро объединяться, что пре­вратило их в глобальную интернациональную компьютерную сеть Интер­нет - от англ. Interconnected networks (Internet) - "взаимодействующиесети".

В 1988 г. к сети Интернет было подключено около 2 тыс. компьюте­ров, а сейчас их счет идет на десятки миллионов.

Первоначально главными апологетами всемирной компьютерной сети и всемирной глобализации были ученые и преподаватели университет­ских центров, ратовавшие за развитие международных научных контак­тов. Затем к ним присоединились военные, по достоинству оценившие перспективы стратегического использования сети как инструмента неви­данной ранее мобильности передачи информации.

Сеть Интернет приобрела глобальный характер, однако не следует за­бывать, что по своей технологической сути она представляет собой сово­купность множества самых различных сетей с согласованными правила­ми (протоколами) работы.

Кроме того, важно отметить, что в сети Интернет передаются не пол ные сообщения, а пакеты - части сообщений. Они снабжаются адресам] и распространяются по разным направлениям, пока не будут где-то соб раны в одно целое. Один и тот же пакет может распространяться по не скольким ветвям сети с непременным дублированием, что гарантируе его доставку даже при обрыве ряда ветвей. Разумеется, пакеты имею данные, указывающие на то, как их "сшить", чтобы получить исходно сообщение в первоначальном виде.

С технологической точки зрения, в такой сети некий компьютер А посылающий сообщение для компьютера В, на самом деле посылает ег< компьютерам В, С, D, Е и т. д. Сообщение помечается адресатом ка| предназначенное для компьютера В. Все компьютеры, получившие тако< сообщение, по своим каналам связи переправляют это сообщение ком­пьютеру В. Если прямая связь компьютера А с компьютером В прерван.

или невозможна, адресованное В сообщение может прийти от компьюте­ров С, D или Е1 .

По этой причине бесполезно приводить структуру сети Интернет. Н? деле она всегда оказывается совсем не той, что приводят иногда в статья^ и книгах. Конкретная структура сети во многом зависит от региона, в котором живет пользователь, и даже от возможностей конкретных оргач низаций (провайдеров), предоставляющих услуги Интернет... Тем не ме^ нее можно отметить, что Интернет имеет ряд крупных узлов, объединен­ных высокоскоростными каналами связи - в основном оптико­волоконными, кабельными и спутниковыми. Основа узлов - компьюте­ры-серверы, модемные пулы и концентраторы. От них сеть разветвляется и охватывает многие тысячи всевозможных сетей в различных городах и учреждениях. От наиболее крупных узлов идут ответвления к многочис­ленным провайдерам (поставщикам услуг Интернет), а от последних -'уже к отдельным организациям и пользователям. Все это весьма разветв­ленное и впрямь напоминающее паутину сетевое хозяйство функциони­рует как единое целое благодаря применению специальных протоколов (правил передачи информации)2 .

Следующий важный этап развития сети был ознаменован представ­ленным в начале 1989 г. американским исследователем Тимом Бернисом-Ли (TimBemerst-Lee) проектом глобальной телекоммуникационной среды для проведения совместных исследований в области физики высоких энергий. В этом проекте впервые были сформулированы идеи, послу­жившие основой формирования составной части сети Интернет, име­нуемой Всемирной паутиной - или сокращенноWWW (WorldWide Web).

В 1991 г. Европейская лаборатория практической физики - CERN (Швейцария) объявила о создании Всемирной паутины (WWW). Период начиная с 1995 г. становится временем бурного развития сети Интернет, и в первую очередь технологий коммерческой направленности. Сегодня

специалисты называют его эрой "глобальной коммерциализации Сети Интернет" (Интернет-банкинг, Интернет-трейдинг, Интернет-страхование, электронные расчеты в сегменте В2В и т. д.).

На сегодняшний день к основным информационным ресурсам (служ­бам) Интернет следует отнести: собственно WorldWideWeb (WWW или Web); электронную почту ( E - mail ); службы FTP хранения файлов и их пре­доставления пользователям; телеконференций и службы интерактивного общения пользователей; дискуссионные группы Usenet, FidoNet и др.

Материальным (визуальным) способом фиксации информации в сети Ин­тернет являются так называемые страницы (или сайты), создаваемые на осно­ве языка разметки гипертекстовых ссылок HTML - сокр. от англ. HyperText Mark up Language (язык гипертекстовой разметки). HTML-страницы разме­щаются на так называемых HTML- или Web-серверах, то есть на достаточно мощных компьютерах с жесткими дисками большой емкости. На них каждо­му пользователю отводится определенное место для размещения своих саитов (обычно объемом от 1 до 4 Мб). Web-серверы создаются в крупных организа­циях и учреждениях, например органах государственной власти (министерст­вах, ведомствах) или на базе компьютерного оборудования компаний-провайдеров, осуществляющих на возмездной основе подключение к сети Интернет иных пользователей (физических и/или юридических лиц).

На 2002 г. к глобальной компьютерной сети Интернет подключены пользователи из более 120 государств мира. По некоторым оценкам, в 1996 г. экономическую деятельность в информационной среде глобаль­ной компьютерной сети Интернет осуществляли более 111 тыс. компа­ний, в 2001 г. их число превысило 500 тыс., а количество Web-сайтов в сети Интернет превышает 5 млн'.

Являясь по сути глобальной, децентрализованной информационной средой, имеющей коммуникационную основу, компьютерная сеть Интер­нет представляет собой идеальный инструмент ведения экономической, в том числе предпринимательской, деятельности с использованием новых информационных технологий. При этом в качестве основной несущей конструкции экономического потенциала формирующегося в настоящий момент нового, электронного сегмента мировой экономики рынков (ми­рового хозяйства) выступает возможность переноса основных элементов производственно-сбытовой цепочки большинства хозяйственных процес­сов (то есть развития как отдельных производств, отраслей экономики, так и регулирующих процессов в рамках всей экономики страны, группы стран и экономик рынков целых регионов) в электронную экономиче­скую и юридическую среду, функционирующую в режиме реального времени (on-line)2 . "Другими словами, реклама, производство, закупка сырья, осуществление платежей, поставка товаров и осуществление услу| могут осуществляться электронным способом через глобальную инфор­мационную магистраль сети Интернет и сопряженные с ней специальные частные сети. Сейчас такая степень автоматизация процесса извлечения прибыли только становится правилом, но этот пример демонстрирует огромный потенциал сети Интернет для развития электронной коммер­ции. Сдерживающим фактором развития данного процесса является сложность регулирования вопросов правового, таможенного, налогового и иного характера в отношении таких сделок"', а также вопросов инфор­мационной безопасности и защиты прав на интеллектуальную собствен­ность.

Понятие электронной экономической деятельности

. Общеизвестно, что основополагающими условиями эффективности применения права в качестве регулятора тех или иных общественных отношений являются определенность и должная унификация (единооб­разие применения) понятий, терминов и институтов, составляющих ос­нову подлежащего регулированию сегмента общественных отношений (используемых участниками общественных отношений). Применительно к налоговым правоотношениям сказанное, в частности, находит свое подтверждение в том обстоятельстве, что норма об институтах, понятиях и терминах, используемых Налоговым кодексом РФ (далее - НК РФ) (ст. 11) помещена разработчиками первой части НК РФ в гл. 1 разд. I "Общие положения".

Определенность понятий и терминов также важна в практических целях -юристам, экономистам и менеджерам, работающим в компаниях и органи­зациях сферы электронного сегмента экономики, необходим понятный и универсальный "единый язык общения", общая система координат.

Значение унификации понятийной базы в данной сфере для учебно-методических целей также понятно - новой экономике нужны новые специалисты. Поэтому задача учебных заведений, и в первую очередь -юридических и экономических вузов, заключается в том, чтобы подгото­вить таких специалистов, а затем совершенствовать их знания и квали­фикацию. Для этого в подавляющем большинстве зарубежных универси­тетов на экономических факультетах, факультетах (школах) коммерции и факультетах (школах) экономики с середины 90-х гг. постепенно вводится преподавание соответственно курсов "Электронная коммерция", "Субъекты экономики в условиях информационной революции", "Мировая элек­тронная экономика", "Национальная электронная экономика" и др. Соот­ветствующие коррективы вносятся и в учебные планы юридических факуль­тетов ведущих западных университетов - школ права. Наиболее передовые российские учреждения высшей школы следуют этим же курсом.

В Российской Федерации на сегодняшний день макро- и микроэко­номическое значение цивилизованного развития электронного сегмента российской экономики не вызывает никаких сомнений. Однако, как справедливо отмечают В.М. Попов, Р.А. Маршавин и С.И. Ляпунов, "в настоящее время среди ученых и специалистов нет единого мнения о том, какие области человеческой деятельности следует включать в поня­тие "электронная коммерция'4 .

Названный термин ("электронная коммерция" - от англ. electronic commerce , e - commerce , EC ) получил широкое применение сначала в зару­бежных, а затем и в российских средствах массовой информации и от­дельных практических работах авторов-экономистов.

Однако использование данного термина в качестве базового при раз­работке актов российского законодательства в сфере регулирования (в том числе налогово-правового регулирования) электронного сегмента российской экономики не оправдано ввиду наличия существенных не­достатков названного термина, круг которых очерчен будет ниже. Сопос-тавимым по отношению к термину "электронная коммерция" является понятие "экономическая деятельность, осуществляемая с использованием глобальной компьютерной сети Интернет", или кратко "электронная эко­номическая деятельность". Поэтому на него мы с вами, уважаемый чита­тель, в дальнейшем и будем опираться. При этом следует учитывать, что профессиональное понимание экономической деятельности, осуществляе­мой с использованием сети Интернет практикующими специалистами (в том числе и юристами) обыкновенно базируется на определении элек­тронной коммерции в качестве "совокупности действий, направленных на извлечение прибыли, на процесс осуществления и результаты которых не распространяется действие российских (да и никаких других) законов"2 .

Доктринальное (научное) понимание экономической деятельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Ин­тернет для целей выявления надлежащего порядка государственного регу­лирования такой экономической деятельности и установления режима налогообложения результатов такой деятельности российским налоговым правом, безусловно, требует синтетического {интегративного) определения.

На сегодняшний день глобальная компьютерная сеть Интернет прак­тически "не исследована с точки зрения юридической специфики отно­шений, возникающих в связи с ее существованием и практическим при­менением"3 . Поэтому, скажем, М.А. Якушев не грешит против истины, утверждая, что "общепризнанных определений понятий, используемых в "Интернет", как легко догадаться, пока нет. Безусловно, их выработка необходима во избежание неоднозначного толкования нормативных ак­тов, в которых они будут применяться"'.

Следует отметить, что зарубежными и российскими исследователями-экономистами понятие электронной коммерции наиболее часто раскрывав ется через определения электронного обмена данными (ряа. авторов в каче­стве синонима используют термин "электронный документооборот")^ электронного перевода денежных средств и электронной торговли. <

В методических и практических работах экономистов определение электронной коммерции, как правило, выглядит следующим образом:

"Электронная коммерция представляет собой экономический процесс обмена товарами и услугами на базе существующих партнерских связей с помощью электронных средств коммуникации"2 .

В свою очередь, специалисты Российской ассоциации документаль­ной электросвязи (АДЭ) предлагают следующее определение понятия электронной коммерции:

"Электронная коммерция или электронное ведение бизнеса представля­ет собой сферу деловой деятельности, включающую электронный доку­ментооборот, электронную систему платежей и электронную торговлю"3 .

Следует отметить, что отдельные авторы рассматривают термин "элек­тронное ведение бизнеса" в качестве эквивалента (синонима) по отноше­нию к понятию "электронная коммерция". При этом под электронным обменом данными (документами) ( Electronic Data Interchange , EDI ), как правило, понимается "электронный обмен деловыми документами (таки­ми? как заказы на покупку, биржевые котировки, накладные на различ­ные товары и счета-фактуры) между компьютерными программами раз­личных компаний в стандартизированной форме. Обычно электронный обмен документами используется при ведении дел с поставщиками"4 .

В.М. Попов, Р.А. Маршавин и С.И. Ляпунов определяют электрон­ный обмен документами как "передачу стандартизированных сообщений, заменяющих документы"5 .

Таким образом, под электронным документооборотом большинство ис­следователей понимают "перемещение в компьютерной сети Интернет структурированной информации, создаваемой и интерпретируемой по определенным правилам".

В свою очередь, под электронным переводом денежных средств ( elec ­ tronic funds transfer ( EFT ), electronic transfer of funds ( ETF ) или electronic trans ­ action ), как правило, понимается "система, оптимизирующая электронные платйжи и перевод денег по защищенным частным сетям или сети Интер­нет между банками'4 , либо "перевод денежных средств, инициируемый с терминала, телефона или магнитного носителя (пленки или дискеты), осуществляемый посредством передачи инструкций или полномочий фи­нансовому учреждению, касающихся дебетования или кредитования счета пользователя"2 , либо "перевод денег с одного банковского счета на другой с использованием средств электронного документооборота"3 .

Под электронной торговлей, как правило, понимаются "сделки купли-продажи, совершенные с использованием средств электронного документо­оборота"^ или "совокупность действий, направленных на их заключение"5 .

Однако отдельные авторы (Р.А. Маршавин, С. И. Ляпунов, Н. Соло-вяненко) считают понятия "электронная коммерция" и "электронная тор­говля" эквивалентными (равными по объему).

Авторы проекта Федерального закона "Об электронной торговле в Российской Федерации", который должен был ввести в правовой оборот ряд новых понятий, понимают под электронной торговлей "заключение с использованием электронных средств (но не ограничиваясь им) следую­щих договоров, предусмотренных Гражданским кодексом РФ: купли-продажи, поставки, возмездного оказания услуг, перевозки, займа и кре­дита, финансирования под уступку денежного требования, банковского вклада, банковского счета, расчетов, хранения, страхования, поручения, комиссии, агентирования, доверительного управления имуществом, ком­мерческой концессии, простого товарищества, а также приобретения и осуществления с использованием электронных средств иных прав и обя­занностей в сфере предпринимательской деятельности"6 .

Как нам представляется, такой подход неверен. Понятие "торговля" значительно более узко, чем понятия "коммерция" и "экономическая (пред­принимательская) деятельность". Поэтому необходимо различать эти по­нятия и рассматривать электронную торговлю как частный случай элек­тронной коммерции.

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать вывод о необхо­димости скорейшего разрешения проблемы научной разработки и практи­ческой унификации терминологии в сфере глобальной компьютерной сети Интернет, а также установления единообразного толкования основных понятий и институтов в рассматриваемой сфере как для целей выявления надлежащего порядка государственного регулирования данного сегм^та экономики и установления режима налогообложения экономических результатов предпринимательской деятельности в этой сфере российским налоговым правом, так и с точки зрения развития теории налогового права и учебно-практических целей. Как разрешить эту проблему?

Как установлено нами выше, понятие "электронная коммерция" часто употребляется в экономической литературе и в средствах массовой ин­формации, однако, во-первых, не имеет общепризнанного определения (то есть не имеет юридического содержания и различно трактуется в экономической теории и на практике) и, во-вторых, перспективы при­менения данного термина в качестве юридического понятия, опреде­ляющего какой-либо вид (совокупность видов) деятельности, осуществ­ляемой с использованием сети Интернет (то есть в электронной форме), представляются не бесспорными. Почему?

С одной стороны, как мы помним, при разработке и принятии Граж­данского кодекса РФ (далее - Г К РФ) законодатель принципиально отка­зался от использования для определения деятельности, направленной на из­влечение прибыли, термина "коммерция". Для обозначения базового поня­тия в сфере имущественных и связанных с ними личных неимуществен­ных отношений, на основе которого во многом и строится правовое ре­гулирование, в отличие от гражданского и торгового законодательства большинства зарубежных стран континентальной системы права! в рос­сийском гражданском законодательстве используется понятие "предпри­нимательская деятельность" и производные от него правовые конструк­ции: предпринимательская деятельность гражданин без организации юридического лица, несостоятельность (банкротство) индивидуального предпринимателя, незаконное предпринимательство, предприниматель­ские риски и т. д.

С другой стороны, установление эффективного государственного регу­лирования в Российской Федерации всех имеющих экономический характер видов деятельности, осуществляемых с использованием глобальной ком­пьютерной сети Интернет физическими лицами (гражданами РФ, лица­ми без гражданства и иностранными гражданами - налоговыми резиден­тами РФ), а также организациями (российскими юридическими лицами и созданными в Российской Федерации филиалами (представительства­ми) иностранных юридических лиц, компаний и других корпоративных образований, обладающих гражданской правоспособностью, созданных в соответствии с законодательством зарубежных стран, а равно российски­ми филиалами и представительствами международных организаций), в том числе и для целей определения порядка применения к субъектам такой деятельности норм российского законодательства о налогах и сбо­рах, видимо, будет невозможно на основе правовых конструкций, в качест­ве несущих элементов которых выступят, к примеру, понятия "коммерция", "электронная коммерция" (а равно, заметим, и используемое российским гражданским правом определение понятия "предпринимательская дея­тельность"), так как подлежащие регулированию общественные отноше­ния в сфере использования глобальной компьютерной сети Интернет содержат как предпринимательские, так и некоммерческие отношения, тесно связанные с предпринимательскими; а значит, объем "искомого" нами понятия априорно должен быть шире понятия "предприниматель­ская деятельность, осуществляемая с использованием глобальной компь­ютерной сети Интернет".

Таким образом, исходя из вышеизложенного целесообразным являет­ся использование в качестве юридического эквивалента зарубежного экономического термина "электронная коммерция" понятия "электронная экономическая деятельность" (экономическая деятельность, осуществляе­мая в электронной форме с использованием глобальной компьютерной сети Интернет). Следовательно, эти термины могут использоваться в ка­честве синонимов для учебно-методических (например, в процессе препо­давания студентам экономических и юридических факультетов вузов спецкурсов по электронной экономике) и межнаучных целей (например, в рамках смешанных экономико-правовых исследований).

Конституция РФ закрепляет термин "экономическая деятельность" в ч. 1 ст. 8: "В Российской Федерации гарантируется единство экономиче­ского пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансо­вых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельно­сти" (курсив мой. - А. Т.) - и ст. 34: "1. Каждый имеет право на свобод­ное использование своих способностей и имущества для предпринима­тельской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. 1. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монопо­лизацию и недобросовестную конкуренцию")'.

При этом анализ норм ст. 34 Конституции РФ позволяет сделать вы­вод о том,что:

- понятия "предпринимательская деятельность" и "экономическая дея­тельность" различаются по своему объему;

- понятие "экономическая деятельность" шире понятия "предпринима­тельская деятельность", ибо последняя рассматривается Конституцией в качестве одного из видов экономической деятельности.

Вместе с тем следует учитывать, что в Конституции РФ впервые за­крепляется право свободного ведения экономической деятельности каж­дого гражданина России и иных лиц, законно находящихся на ее терри­тории, а также специально выделяется предпринимательская деятель­ность в качестве главного ее вида.

Кроме того, вспомним степень исследованности юридической наукой вопроса о соотношении понятий "предпринимательская деятельность" и "хозяйственная деятельность"1 .

Следует напомнить также то обстоятельство, что Налоговый ко деке РФ закрепляет термин "экономическая деятельность" в ст. 3, содер­жащей основные начала законодательства о налогах и сборах. В соответ­ствии с п. 4 названной статьи Налогового кодекса РФ "не допускается устанавливать налоги и сборы, нарушающие единое экономической про­странство Российской Федерации и, в частности, прямо или косвенно ограничивающие свободное перемещение в пределах Российской Феде­рации товаров (работ, услуг) или финансовых средств, либо иначе огра­ничивать или создавать препятствия не запрещенной законом экономиче­ской деятельности физических лиц и организаций"2 (курсив мой. - А. Т.).

Вместе с тем общеизвестно, что сам термин "экономика" происходит от древнефеческого "экономос" ( oikos - хозяйство; nomos - закон, правило) и означает "правила ведения хозяйствования" или "хозяйствование"3 . В связи с этим нельзя не отметить, что в отдельных отраслях российского законо­дательства термины "хозяйственная деятельность" и "экономическая дея­тельность" в ряде случаев используются в качестве импомоментных. Так, например, действующий Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ4 (далее - УК РФ) (в ред. Федерального закона от 19 июня 2001 года) содержит гл. 22 - "Преступления в сфере экономической деятельно­сти". Аналогичная (сопоставимая) глава Уголовного кодекса, РСФСР, при­нятого 27 октября 1960 года5 (с изм. и доп.) именовалась "Хозяйственные преступления" (гл. 6).

В актах законодательства о бухгалтерском учете в качестве базовых (основных) также используются понятия "хозяйственная деятельность" и "экономическая деятельность"1 .

Кроме того, названные термины нашли свое широкое применение в различных подзаконных актах. Так, например, определение видов эконо­мической деятельности содержится в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК-004-93, утв. постановлением Госстандарта России от 6 августа 1993 года № 17.

Таким образом, подэлектронной экономической деятельностью (эко­номической деятельностью, осуществляемой в электронной форме, в том числе с использованием глобальной компьютерной сети Интернет), сле­дует понимать предпринимательскую деятельность, а также тесно связан­ную с ней непредпринимательскую деятельность (иную, не запрещенную законом экономическую деятельность), осуществляемую в принципиаль­но новой, электронной форме - с использованием современных коммуни­кационных средств, в том числе в информационной среде глобальной

компьютерной сети Интернет (см. схему 1).

Схема 1

При этом электронная коммерция (электронная экономическая дея­тельность) может пониматься в двух смыслах - широком и узком. Споры о соотношении этих подходов приобрели наибольшую остроту в зару­бежных странах в процессе обсуждения вопроса о том, "какие виды чело­веческой деятельности относятся к электронной коммерции и в случае принятия специальных законодательных актов о ее регулировании и взимании с нее налогов должны особо регулироваться, а какие будут ре­гулировать существующие традиционные законы"2 .

Электронная экономическая деятельность в узком смысле - экономическая деятельность указанного вида, осуществляемая в информационной среде глобальной компьютерной сети Интернет и с использованием этой сети.

Электронная экономическая деятельность в широком смысле - эконо{ мическая деятельность указанного вида, осуществляемая как в информа» ционной среде глобальной компьютерной сети Интернет и с использова­нием этой сети, так и в иных электронных формах, при помощи иных электронных средств (например, электронных терминалов, соединенных локальными и специальными компьютерными сетями). Особенность ц значение такого подхода заключаются в этом случае в том, что во второе случае в объем понятия электронной экономической деятельности вклю-. чается, например, вся электронная банковская деятельность (а не только Интернет-банкинг).

Обратим внимание читателя на то обстоятельство, что основными критериями, по которым и различаются указанные подходы к определе­нию круга сфер экономической деятельности, составляющих в совокуп­ности электронную экономическую деятельность (электронную коммер­цию), являются технология и технологические инструменты осуществления такой деятельности. В настоящее время не существует каких-либо юридиче­ски значимых принципиальных различий между узкой и широкой формами электронной коммерции. Правоотношения, формирующиеся при осуще­ствлении экономической деятельности и формирующиеся и осуществ­ляющиеся как с помощью сети Интернет, так и с помощью иных электрон­ных средств, идентичны (схожи до степени смешения) по своему составу, правовой природе, экономическим и юридическим целям и т. д. Более того, на практике в ряде случаев они технологически неразделимы - например, ко­гда то или иное правоотношение возникает в глобальной компьютерной сети, а завершается с использованием иных электронных средств и на­оборот либо когда для осуществления электронной экономической дея­тельности систематически параллельно используются оба "информаци­онно-электронных канала", скажем, локальная и глобальная компьютер­ная сеть. Поэтому правовое регулирование таких отношений должно осуществляться' на основе единой системы координат, в рамках одной системы правовых норм, принципов и методов. Иными словами, для обще­правовых и налогово-правовых целей государственного регулирования и законотворческой деятельности, а также в учебно-методических и общена­учных целях вернее всего выбрать за точку отсчета понятие электронной экономической деятельности электронной коммерции в его широком смысле.

Поэтому в дальнейшем на страницах этой книги, за исключением прямо оговоренных случаев, под электронной коммерцией (электронной экономической деятельностью) понимается электронная коммерция в ее широком смысле.

Виды общественных отношений, формирующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет

Как уже говорилось выше, предметной областью нашего внимания являются общественные отношения в сфере информационного, а также экономического использования глобальной компьютерной сети Интер­нет, то есть в сфере экономической (хозяйственной) деятельности, осу­ществляемой с использованием этой глобальной компьютерной сети.

Для целей формирования эффективной концепции государственного (и в первую очередь налогово-правового) регулирования названных об­щественных отношений необходимо провести классификацию видов обще­ственных отношений, формирующихся, возникающих и прекращающихся в ходе использования глобальной компьютерной сети Интернет. При этом в качестве основных критериев такой классификации выступает целевая на­правленность интересов и деятельности пользователей глобальной компью­терной сети Интернет и иных участников отношений в данной сфере (на­пример, государства и его органов), их субъектный состав, а также социаль­но-экономические характеристики таких отношений. В этом случае в струк­туре общественных отношений, формирующихся в процессе использования гло­бальной компьютерной сети Интернет, следует выделять:

- неэкономические информационные отношения;

- экономические отношения, возникающие в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет в качестве электронного инструмента ведения экономической деятельности;

- отношения в сфере государственного регулирования общественных отношений, формирующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет (см. схему 2).

Рассмотрим каждый из этих сегментов в отдельности. 1. Неэкономические информационные отношения, возникающие в про­цессе использования глобальной компьютерной сети Интернет для целей открытого, безвозмездного (основанного на принципах свободного дос­тупа) создания, сбора, обработки и распространения информации, а так­же получения доступа к поиску открыто, безвозмездно (на принципах свободного доступа) распространяемой информации.

К этому сегменту относится совокупность общественных отношений, имеющих неэкономический характер и формирующихся в процессе использо­вания глобальной компьютерной сети Интернет в качестве инструмента творческой самореализации пользователей сети.

Схема 2

Следует отметить, что на первоначальных этапах развития глобальной компьютерной сети (в 1992 - 1996 гг.) такие отношения доминировали в объеме названной информационной среды, а сама сеть Интернет, как уже говорилось выше, создавалась и рассматривалась исследователями только в качестве технологического инструмента научного и личного не­коммерческого информационного обмена. Как отмечал авторитетный голландский специалист в области компьютерного права и автоматизи­рованных систем управления Н. Матеус (N. Mathias): "Internet предостав­ляет многочисленные возможности для проявления инициативы энтузиа­стам, которые хотели бы проявить себя, предоставляя в сети для всеоб­щего обозрения и доступа интересную, а иногда и полезную кому-либо из их собратьев информацию... С точки же зрения права и публичного правопорядка Internet должен рассматриваться нами: А. В качестве ново­го уровня развития демократии и эталона информационной открытости и терпимости, где сеть выступает моделью общества. Б. В смысле соци­ально-правового громоотвода для уголовных (криминальных) наклонно­стей маргинальных элементов - как "великая кирпичная стена в подво­ротне демократии", на которой каждый может нарисовать поедающих его душу "бесов" и, выставив их на всеобщее рассмотрение в виртуальной форме, избавиться от своей реальной агрессии по отношению к обществу и его устоям. Проблемой станет, если кто-либо попробует брать деньги с желающих приобщиться к лицезрению его "бесов"...'4 .

В последние годы, как известно, происходит резкое изменение в со­отношении объема сегментов рассматриваемых общественных отноше­ний в сфере использования глобальной компьютерной сети Интернет в пользу отношений экономического характера.

Легальное юридическое определение понятия "информация" содержится в ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 года № 24-ФЗ "Об информа­ции, информатизации и защите информации"2 : "Информация - сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления". Кроме того, названный Закон вводит термин "документированная информация (документ)": "зафиксированная на мате­риальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее иден­тифицировать". В рассматриваемом контексте под информацией такого вида может пониматься электронный документ - любая значимая для ее создателя (хранителя) информация, с использованием определенных тех­нических средств размещенная на так называемой "веб-странице" в режи­ме свободного доступа в глобальной компьютерной сети Интернет.

Кроме того, следует отметить, что указанные общественные отношения, складывающиеся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет для целей открытого (основанного на принципах свободного дос­тупа) создания, сбора, обработки и распространения информации, а также получения доступа к поиску открыто (на принципах свободного доступа) распространяемой информации, в совокупности с информацией, инфор­матизацией, коммуникацией информации по иным различным типам сетей и отношениями в этой связи, составляют предметную область пра­вового регулирования информационного права3 .

В качестве правовой основы регулирования рассматриваемого сегмен­та общественных отношений, формирующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет, помимо упомянутого Феде­рального закона "Об информации, информатизации и защите информа­ции" могут рассматриваться: Конституция РФ, Федеральный закон от 4 июля 1996 года № 85-ФЗ "Об участии в международном информацион­ном обмене". Федеральный закон от 16 февраля 1995 года № 15-ФЗ "О связи"5 и ряд других.

2. Экономические отношения, возникающие в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет в качестве электронного инст­румента ведения экономической деятельности (предпринимательской деятельности и иной не запрещенной законом экономической деятель­ности). При этом такие экономические отношения, в свою очередь, де­лятся на две группы:

а) предпринимательские отношения, то есть отношения, возникающие | в процессе осуществления предпринимательской деятельности в принци­пиально новой, электронной форме - с использованием глобальной ком­пьютерной сети Интернет. Общеправовое определение предприниматель­ской деятельности, как известно, содержится в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Пред­принимательской признается самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой страх и риск, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Предпринимательская деятельность, как правило, осуществляется юридическими лицами - коммерческими организациями, преследующими извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, кого-i рые в соответствии с п. 2 ст. 50 ГК РФ создаются в форме хозяйственным обществ и товариществ, производственных кооперативов, государствен-1 ных и муниципальных предприятий, а также физическими лицами бся организации юридического лица (индивидуальными предпринимателями) (ст. 23 ГК РФ).

При этом среди отличительных признаков, содержащихся в легальном определении предпринимательской деятельности, необходимо особо под­черкнуть признак государственной регистрации, который не является внутренне присущим самому понятию предпринимательской деятельно­сти, а представляет собой юридическое (формальное, внешнее) требование, предъявляемое к предпринимательству со стороны законодателя'. Вместе с тем следует отметить, что в российском законодательстве о налогах и сборах закреплен особый подход к названному критерию. Так, в соответствии с ч. 3 п. 2 ст. 11 НК РФ "...физические лица, осуществляющие предпринима­тельскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегист­рировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них настоящим Кодексом не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными пред­принимателями".

Следовательно, понятие "индивидуальный предприниматель", используе­мое в Налоговом кодексе РФ применительно к налоговым правоотношени­ям, шире по своему объему, чем аналогичное понятие, введенное Граждан­ским кодексом РФ2 . С практической точки зрения, важность такого подхода (в том числе применительно к определению налогово-правового статуса субъектов электронной экономической деятельности, осуществляемой с исполь­зованием глобальной компьютерной сети Интернет) заключается в том, что физические лица, уклоняющиеся от государственной регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей, не вправе при исполнении (или винов­ном неисполнении) фискальных обязанностей, предусмотренных россий­ским законодательством о налогах и сборах, ссылаться на отсутствие у них официального предпринимательского статуса.

Таким образом, в п. 2 ст. 11 НК РФ закреплена основополагающая юридическая презумпция, согласно которой нарушение закона не долж­но повлечь за собой для такого нарушителя благоприятные налоговые последствия.

Кроме того, следует обратить внимание, что в российским граждан­ском законодательстве в качестве предпринимательских правоотношений называются два вида отношений:

- гражданско-правовые отношения, в которых на обеих сторонах участ­вуют предприниматели (например, по ст. 310 ГК РФ);

- гражданско-правовые отношения, в которых предприниматель участ­вует только на одной стороне (например, по ст. 410 ГК РФ)1 .

В гражданском и торговом законодательстве большинства зарубежных стран, а также в международной экономической практике, и в первую очередь в сфере электронной коммерции, используется аналогичная классификация:

- коммерческие отношения в сегменте рынка "В2В' (" business - to - business "), то есть правоотношения, в которых на обеих сторонах участвуют пред­приниматели (бизнесмены, коммерсанты);

- коммерческие отношения в сегменте рынка "В2С' (" business - to - consumer "), то есть правоотношения, в которых на одной стороне выступает пред­приниматель (бизнесмен, коммерсант), а на другой - потребитель (то­варов, работ, услуг)2 ;

б) некоммерческие отношения, тесно связанные с предпринимательски­ми. Здесь мы в первую очередь имеем в виду предпринимательскую дея­тельность юридических лиц - некоммерческих организаций, не имеющих в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющих полученную прибыль между участниками, которые осу­ществляют такую деятельность лишь постольку, поскольку это служит Достижению их уставных целей, а также деятельность товарных и фондо­вых бирж, осуществляемую в принципиально новой, электронной форме -с использованием глобальной компьютерной сети Интернет.

Как отмечают многие авторы3 , такая деятельность носит некоммерческий, в отдельных случаях - вспомогательный характер, но создает основу и является необходимым условием для будущей предпринимательской деятельно­сти. Кроме того, как, в частности, указывает В.В. Лаптев, осуществляю­щие данную деятельность организации должны рассматриваться в каче­стве "...субъектов предпринимательской деятельности, основная цель ко­торых - ведение нехозяйственной, некоммерческой деятельности. Однако для достижения своих основных задач подобные организации имеют право вести и предпринимательскую деятельность. Осуществляя такую. деятельность, они вступают в предпринимательские отношения, действуя как субъекты предпринимательского права. Можно сказать, что это не­типичные субъекты предпринимательского права"'.

Перечень некоммерческих организаций, как известно, содержится в п. 3 ст. 50 ГК РФ, а также в специальном законодательстве о некоммер­ческих организациях. Например, к некоммерческим организациям отно-j сятся потребительские кооперативы, общественные и религиозные органи-ч зации (объединения), финансируемые собственником учреждения, благо­творительные и иные фонды, а также некоммерческие партнерства, авто­номные некоммерческие организации, объединения юридических лиц (фи­нансово-промышленные группы, торгово-промышленные палаты, саморегу-, лируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг;

(товарные и фондовые биржи). 1

Поскольку перечень некоммерческих организаций, содержащийся в п. 3 ст. 50 ГК РФ, носит открытый характер, такие организации могут создаваться и в иных формах. Деятельность некоммерческих организаций регулируется целым рядом специальных нормативных актов, центральное место среди которых занимают: Федеральный закон от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (с изм. и доп.)2 , Федеральный закон от 12 января 1996 года № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (с изм. и доп.)3 , Федеральный закон от 11 августа 1995 года № 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" (с изм. и доп.)4 . Закон РФ от 19 июля 1992 года № 3085-1 "О потреби­тельской кооперации в Российской Федерации" (в ред. Федерального закона от 28 апреля 2000 года № 54-ФЗ)5 , Федеральный закон от 22 ап­реля 1996 года № 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (с изм. и доп.)6 . Феде­ральный закон от 30 ноября 1995 года № 190-ФЗ "О финансово-промышленных группах" (с изм. и доп.)7 , Закон РФ от 7 июля 1993 года № 5340-1 "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации" (с изм. и доп.)8 . Закон РФ от 20 февраля 1992 года № 2383-1 "О товар­ных биржах и биржевой торговле" (с изм. и доп.)9 и др.;

Применительно к правоотношениям, формирующимся в процессе ис­пользования глобальной компьютерной сети Интернет, нам представля­ется возможным относить рассматриваемую некоммерческую (вспомога­тельную) деятельность (иную не запрещенную экономическую деятель­ность) к одному из видов экономической деятельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет (наравне с предпринимательской деятельностью, осуществляемой с использованием сети Интернет).

3. Государственное регулирование общественных отношений, форми­рующихся в сфере использования глобальной компьютерной сети Ин­тернет. Как уже указывалось выше, названные отношения неоднородны как по своей структуре, так и по степени и форме необходимого регуля­тивного воздействия со стороны публичной власти, а также допустимых (целесообразных, то есть соответствующих стратегическим направлениям государственной политики в данной сфере, которые, заметим, предстоит определить) инструментов и методов такого воздействия.

При этом в качестве одного из главных отличий информационных (не­экономических) и экономических отношений по поводу использования сети Интернет выступает их разная природа. Неэкономические (информаци­онные) отношения, как указывалось выше, формируются в процессе ис­пользования глобальной компьютерной сети Интернет для целей откры­того, безвозмездного (основанного на принципах свободного доступа) создания, сбора, обработки и распространения информации, а также по­лучения доступа к поиску открыто, безвозмездно (на принципах свобод­ного доступа) распространяемой информации. В свою очередь, экономи­ческие отношения формируются в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет в качестве электронного инструмента ве­дения экономической деятельности (предпринимательской деятельности и иной не запрещенной законом экономической деятельности).

Кроме того, в вопросе основных принципов, начал, которые могут быть положены в основу концепции государственного регулирования общественных отношений, формирующихся в сфере использования гло­бальной компьютерной сети Интернет, должен возобладать двухсегмент­ный дифференцированный подход. Оптимальные пропорции так назы­ваемых "жестких" и "мягких" методов государственного регулирования1 различны для информационного (неэкономического) и экономического сегментов общественных отношений, в сфере использования глобальной сети Интернет. Это означает, что выбор тех или иных принципов и ме­тодов такого регулирования необходимо ставить в зависимость от вида Подлежащих регулированию отношений.

Основные цели, методы и инструменты государственного регулирования информационного (в неэкономической его части) сегмента общественных отношений, формирующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет, в будущем должны стать предметом специального исследования в рамках науки Информационного права. Цель правового ре­гулирования экономических отношений, формирующихся в электронной форме, - формирование экономического публичного порядка.

Виды электронной экономической деятельности

Рассматривая и раскрывая для целей последующего рассмотрения поряд­ка правового и налогового регулирования отношений в сфере экономиче­ского использования глобальной компьютерной сети Интернет правовые особенности различных видов общественных отношений, формирующихся в сети Интернет, а также объем и содержание понятия экономической дея­тельности, осуществляемой в электронной форме с использованием гло­бальной компьютерной сети Интернет (электронной экономической дея­тельности или электронной коммерции), невозможно оставить в стороне и проблему видов электронной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что технологии осуществления элек­тронной экономической деятельности постоянно меняются, то есть на­ходятся в состоянии перманентного совершенствования. Названное об­стоятельство ставит перед государством, в лице его законодательных и контролирующих (регулирующих) органов, особые задачи. В связи с этим нельзя не согласиться с мнением Р.А. Маршавина, указывающего на то, что экономическая деятельность, осуществляемая в электронной форме с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, в первую очередь представляет собой "общую концепцию, покрывающую любые формы деловых операций, проводимых электронным способом, используя коммуникационные сети... Кроме того, электронная коммер­ция объединяет широкий спектр коммуникационных технологий, вклю­чая электронную почту, факс, технологию электронного обмена данны­ми, электронные платежи и многие другие инструменты. Каждая из тех­нологий может быть использована для поддержки электронной коммер­ции в подходящем для нее контексте. Все это ясно показывает необхо­димость существования определенной, юридически обоснованной и ре­гулирующей структуры, благоприятствующей развитию электронной коммерции, способствуя электронному способу ведения бизнеса"1 .

Среди основных сфер распространения (использования технологий) экономической деятельности, осуществляемой в электронной, форме (электронной коммерции), большинство зарубежных и российских ис­следователей2 называют:

- новые формы организации корпораций, предприятий и финансовых

институтов (банков), в частности с использованием оборотных фон­дов, выраженных в цифровой форме, и так называемых "виртуальных компаний";

- сфера оптовой и розничной торговли, электронного маркетинга, пред- и послепродажной поддержки потребителей (содействия продажам), пред­варительной договорной работы; оптовые и розничные электронные фи­нансовые услуги, в том числе кредитование и страхование;

- коммерческие исследования надмаркетингового типа; электронная реклама; коммерческие операции (интерактивный электронный заказ, получение, оплата); совместная разработка продукта (товаров, услуг);

- распределенное совместное производство электронных товаров;

- сфера администрирования бизнеса (в том числе сфера налогового ад­министрирования);

- автоматическая торговля электронными товарами;

- сфера бухгалтерского учета;

- безналичные расчеты, осуществляемые в электронной форме;

- заключение сделок в электронной форме;

- сфера коллизионного администрирования (то есть разрешения спор­ных моментов)и др.

Таким образом, классификация видов экономическая деятельность, осуществляемая в электронной форме с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, может быть проведена по следующим ос­нованиям:

- в зависимости от функционально-производственных и экономических признаков такой электронной деятельности;

- в зависимости от степени легальности такой деятельности;

- в зависимости от юрисдикции участников такой деятельности;

- в зависимости от публично-правового или частноправового статуса субъектов такой деятельности;

- критерием классификации также может выступать субъектный состав отношений в сфере осуществления электронной экономической дея­тельности.

При классификации видов экономической деятельностью, осуществ­ляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, в зависимости от функционально-производственных и экономических призна­ков названной деятельности основой являются положения Общероссий­ского классификатора видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК 004-93 (утв. постановлением Госстандарта России от 6 августа 1993 года № 17, в ред. изменений 1/94, 2/95, 3/96 ОКДП,' далее - ОКДП) и Международной стандартной отраслевой классификации Организации Объединенных Наций - ISICUNO( International Standard Industrial Classi ­ fication of all Economic Activities of United Nations Organisation ).

В соответствии со ст. 9 Методических рекомендаций Международное стандартной отраслевой классификации ООН с производственно-функии' ональной точки зрения "экономическая деятельность как процесс есть сочета­ние действий, приводящих к получению определенного перечня продукции"'. При этом происходит объединение ресурсов (оборудование, рабочая сила, технологии) и производственного процесса для создания конкретных товаров (работ, услуг) и их перераспределения между участниками тако деятельности в пределах определенного (национального или междун родного) рынка.

В связи с этим следует различать электронную экономическую деятеЛ ность, связанную с перераспределением товаров, и электронную экономическ) деятельность, связанную с перераспределением работ, услуг.

Рассмотрим названные категории электронной экономической деи тельности подробнее.

1. Электронная экономическая деятельность, связанная с перераспред лением товаров.

Следует отметить, что Гражданский кодекс РФ не содержит опред ления товара. Более того, например, в ст. 454 ГК РФ товар трактуется качестве синонима вещи. В свою очередь, в соответствии с п. 3 ст. :

НК РФ для целей налогообложения товаром признается любое имущее во, реализуемое либо предназначенное для реализации. Как извести под имуществом в законодательстве о налогах и сборах понимаются вид объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), о носящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом РФ.

Применительно к экономическим отношениям, формирующимся процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет, зар' бежные авторы выделяют два вида товаров: "мягкие" ( soft ) и "жестки ( hard ). При этом под "мягкими" товарами понимаются товары, перера< пределение (поставка) которых возможно в электронной форме: информ! ционные и звуковые файлы, программные продукты (программное обесгк чение), - а под "жесткими" - все остальные недвижимые и движимые вещ1 Следует отметить, что в определенных случаях в форме "мягких" товаре могут выступать представленные в электронной форме ценные бумаги (без документарные ценные бумаги - ст. 149 ГК РФ) и безналичные денеж ные средства (так называемые "электронные деньги").

Таким образом, основным видом рассматриваемой категории элек тронной экономической деятельности являетсяэлектронная торговл ( Electronic trading или Internet trading ).

2. Электронная экономическая деятельность, связанная с перераспреде лением работ и услуг.

В соответствии с п. 4 ст. 38 Н К РФ работой для целей налогообложени признается деятельность, результаты которой имеют материальное выраже ние и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организа ций и (или) физических лиц.

Под услугой понимается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осу­ществления этой деятельности.

Представляется, что в качестве основных видов электронной эконо­мической деятельности рассматриваемой категории могут рассматриваться:

а) электронная банковская деятельность (данный вид электронной экономической деятельности традиционно именуется зарубежными авто­рами-экономистами Electronic banking или Internet banking ), то есть дея­тельность в области предоставления кредитно-банковскими институтами электронных финансовых услуг, в том числе деятельность кредитных организаций в области осуществления электронных расчетов с использова­нием банковских карт и систем электронных денег, а также биржевые опе­рации с фондовыми ценностями и финансовое посредничество иных участников электронной экономической деятельности (группировки 651, 659 по ОКДП);

б) электронная страховая деятельность, в том числе все виды деятельно­сти, связанные с долгосрочным и краткосрочным распределением рисков с элементом или без элемента сбережения (группировка 661 по ОКДП);

в) электронная консультационная деятельность ( Electronic consulting или Internet consulting ), в том числе осуществление консалтинга по вопросам правового регулирования, налогообложения, бухгалтерского учета, ауди­та, стратегий и систем управления экономической деятельностью третьих лиц (группировки 721 - 731, подгруппировки 7411, 7412, 7414 по ОКДП);

г) электронная маркетинговая деятельность ( Electronic marketing или Internet marketing ), в том числе исследование конъюнктуры рынка, дея­тельность в области рекламы и деятельность по выявлению общественно­го мнения (подгруппировка 7413 и группировка 743 - по ОКДП);

д) электронная образовательная деятельность, в том числе деятель­ность в области осуществления программ дистанционного образования с использованием глобальной компьютерной сети Интернет (группировки 801 - 841 по ОКДП);

е) электронная издательская деятельность, в том числе деятельность в области издания средств массовой информации в глобальной компью­терной сети Интернет ("электронных сетевых газет") (группировки 221 -223 по ОКДП);

ж) деятельность по предоставлению услуг электронной связи ( Internet service providing ), в том числе деятельность по предоставлению услуг дос­тупа к глобальной компьютерной сети Интернет, осуществляемых юри­дическими лицами - провайдерами ( Internet service providers - ISP ), (груп­пировка 642 по ОКДП).

При этом следует отметить, что с точки зрения налогово-правового регу­лирования нас в первую очередь интересуют такие виды экономической деятельности, осуществляемой в электронной форме с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, как электронная торговля и электронная финансовая деятельность.

При классификации -видов экономической деятельности, осуществ ляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет зависимости от степени легальности такой деятельности, следует разде:

лять: правомерную (законную) деятельность, неправомерную деятельност и преступную деятельность в электронной сфере.

В последние годы в глобальной информационной среде компьютер ной сети Интернет сложилось устойчивое мнение о том, что "действую шее российское законодательство не распространяется на Интернет i отношения в сети Интернет находятся вне юрисдикция Российской t^ дерации, как, впрочем, и вне юрисдикции любого другого государства". '

Вместе с тем существует и иная точка зрения. Так, отдельные авторь справедливо акцентируют наше внимание на том обстоятельстве, что н сегодняшний день российское законодательство не содержит указания, чт на отношения, возникающие и формирующиеся в глобальной компью терной сети Интернет, в том числе отношения по поводу осуществлени экономической деятельности с использованием электронных инструмент тов ведения такой деятельности, а также порождаемые названной эконо мической деятельностью обязанности фискального (налогового) характе ра, нормы российского законодательства не распространяются1 .

Нам также представляется, что рассмотрение глобальной сети Интер нет и правоотношений, формирующихся в процессе ее использования, l отрыве от права как универсального социального регулятора недопустим исходя из интересов как государства, так и общества в целом.

Различая виды экономической деятельности, осуществляемой в элек тронной форме с использованием глобальной компьютерной сети Ин тернет, под правомерной (законной) экономической деятельностью хозяй ствующих субъектов в электронной сфере мы понимаем любую экономи ческую деятельность, не запрещенную действующим российским законе. датсльством, осуществляемую надлежащим лицом при наличии необхо димого для осуществления деятельности такого вида в традиционно( (неэлектронной) форме государственного разрешения (лицензии) в слу­чаях, когда требование о наличия такой лицензии установлено законом.

Под неправомерной электронной экономической деятельностью пони мается ситуация, когда не запрещенная действующим российским зако­нодательством экономическая деятельность осуществляется в электрон­ной форме с несоблюдением отдельных требований закона, устанавли­вающего, например, особые условия осуществления такой деятельности в традиционной (неэлсктронной) форме, как то:

а) осуществление электронной экономической деятельности (предпри­нимательской деятельности и связанной с ней непредпринимательской) лицами, не зарегистрированными в установленном порядке (например, физическими лицами, не зарегистрированными в качестве индивидуаль­ных предпринимателей);

б) осуществление электронной экономической деятельности (пред­принимательской и связанной с ней непредпринимательской деятельно­сти) без специального разрешения (например, ведение через глобальную компьютерную сеть Интернет банковской деятельности физическим ли­цом либо ведение такой деятельности юридическим лицом, не имеющим соответствующей лицензии).

Кроме того, отметим, что бурное развитие информационных техноло­гий помимо позитивного общеэкономического потенциала порождает и новую криминологическую проблему. Как справедливо указывают специа­листы ФСНП России и Генеральной прокуратуры РФ, "необходимо при­знать, что Интернет находится в настоящее время в какой-то мере вне контроля государственных органов, что порождает различные правонару­шения и преступления и существенно влияет на криминогенную обста­новку, сложившуюся вокруг глобальной компьютерной сети Интернет"'.

Так, И.Н. Соловьев приводит следующую типологию преступной эко­номической деятельности в электронной среде глобальной компьютерной сети Интернет:

а) мошенничество при заключении сделок через Интернет, хищение из виртуальных магазинов, хищение денежных средств с банковских сче­тов и персональных сведений (коммерческой информации) физических и юридических лиц - пользователей сети Интернет, а также создание вир­туальных финансовых пирамид;

б) совершение сделок и операций, скрытых от налоговых органов;

в) нарушение авторских и патентных прав, а также незаконное ис­пользование различных информационных баз данных правоохранитель­ных и контролирующих органов;

г) совершение различных уголовных преступлений в сфере компью­терной информации - например, неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ), создание, использование и распростране­ние вредоносных программ для ЭВМ (ст. 273 УК РФ), нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сетей (ст. 274 УК РФ).

Добавим сюда совершение в электронной форме сделок с объектами, изъятыми из оборота, а также с объектами, нахождение которых в оборо­те допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), когда сделки с такими объектами совершаются с нарушением норм уголовного закона.

Таким образом, под преступной экономической деятельностью в элек­тронной среде глобальной компьютерной сети Интернет следует пони­мать виновное совершение в электронной форме с использованием гло­бальной компьютерной сети Интернет общественно опасных деяний, запрещенных действующим уголовным законом под угрозой наказания. В соответствии с ч. 2 ст. 14 У К РФ, под общественной опасностью имеется в виду причинение вреда либо угроза причинения вреда личности, обществу или государству. При этом не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо уго­ловного деяния, предусмотренного Уголовным кодексом РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу и государству.

При классификации видов экономической деятельности, осуществ­ляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, в зависимости от юрисдикции участников названной деятельности в качест­ве основного классифицирующего признака принимается наличие факта резидентства всех участников названной деятельности в какой-либо рас­сматриваемой стране или соответственно наличие противоположного, юридического факта, указывающего на нерезидентский статус части уча­стников электронной экономической деятельности в рассматриваемой стране. В этом случае, как нам представляется, следует различать элек­тронную внешнеэкономическую деятельность (ЭВЭД) и внутринациональ­ную электронную экономическую деятельность (ВНЭЭД).

, При этом с точки зрения налогообложения следует учитывать, что при ведении электронной внешнеэкономической деятельности структура правоотношений, а значит, и процесс их правового регулирования суще­ственно усложняются. Данное обстоятельство вызвано наличием в таких правоотношениях иностранного элемента и является одним из следствий экстерриториальности сети Интернет.

Кроме того, как известно, законодательство большинства стран мира содержит существенные различия правил регулирования налогового ре­жима для своих резидентов, осуществляющих экономическую или иную законную предпринимательскую деятельность за пределами их государственных границ (вне их юрисдикции), и для иностранных налогоплатель­щиков, осуществляющих экономическую или иную законную предпри­нимательскую деятельность в данной стране. Различия подходов отдель­ных государств к тем или иным вопросам налогообложения не только порождают сложности в оформлении необходимой налоговой отчетно­сти, исчислении и уплате налогов и сборов, но и могут приводить к та­ким международным экономическим и юридическим феноменам, как двойное (многократное) налогообложение и пробелы налогообложения.

Необходимо отметить, что происходящее в последние годы в основ­ных индустриально развитых странах обострение названных проблем -многократного налогообложения и пробелов налогообложения - в пер­вую очередь вызвано нарастанием процессов глобализации межнацио­нальных и транснациональных хозяйственных отношений и процессов, а, также мировой экономической системы в целом. В то же время частно-экономические интересы отдельных хозяйствующих субъектов в сфере снижения затрат за счет экономии на фискальных отчислениях при осу­ществлении международного обмена товарами, работами, услугами (меж­дународного товарообмена) и перелива капитала получили новый мощ­ный импульс для развития в условиях постоянного совершенствования технологий осуществления электронной экономической деятельности, на сегодняшний день практически не контролируемой государственными публичными институтами и не регулируемой правом.

При этом следует учитывать, что если вопросы типологии причин возникновения и способов устранения двойного налогообложения (или "многократного налогообложения", как именуют его В. В. Полякова и С.П. Котляренко') освещаются в работах многих российских и зарубеж­ных специалистов в области налогов, налогообложения и налогового права2 , то проблема пробелов налогообложения (и антиналогообложе­ния), по сути, еще только ждет своего исследователя. (Из современных российских авторов, пожалуй, лишь В.М. Зарипов, рассматривая право­вые особенности международного налогообложения, освещает отдельные аспекты международных пробелов налогообложения, определяя их тер­мином "антиналогообложение"3 ).

Специалисты различают двойное (многократное) экономическое налого­обложение - ситуацию, когда с одного и того же дохода налог уплачивают несколько его последовательных получателя, и двойное юридическое налого­обложение - когда один и тот же налогоплательщик облагается в отноше­нии одного и того же дохода одинаковыми или сопоставимыми налогами.

Под пробелами налогообложения мы понимаем ситуацию, при которой какие-либо правоотношения (группы правоотношений) оказываются вне сферы налогово-правового регулирования. Представляется, что данная проблема также может рассматриваться как под экономическим, так и под юридическим углом зрения. Кроме того, следует отметить, что от­дельные аспекты проблемы пробелов налогообложения не теряют своей ак­туальности не только применительно к правоотношениям с участием ино­странного элемента (международным экономическим отношениям), но и в условиях внутринациональной экономической деятельности, и в первую очередь применительно к экономической деятельности, осуществляемой

в электронной форме с использованием глобальной компьютерной сети Интернет.

Основные причины возникновения пробелов налогообложения сводятся к совокупности двух обстоятельств.

Во-первых, как и двойное (многократное) налогообложение, пробелы в налогообложении могут возникать вследствие несоответствия налого­вых систем различных государств, когда ни одно из государств не при­знает какой-либо объект либо субъект налогообложения относящимся к его налоговой юрисдикции.

Во-вторых, существование таких изъятий в случаях, когда поражение юридической базы рассматриваемых правоотношений не инициировано

законодателем, как правило, указывает на наличие пробелов позитивного права.

Как известно, пробелом в праве именуется полное или частичное отсут- , ствие норм, необходимость которых обусловлена развитием общественных отношений и потребностями практического решения дел, содержанием дей­ствующего законодательства и смыслом законодательства, акты которого. только предстоит разработать, а также иными проявлениями государствен­ной воли, направленной на регулирование жизненных факторов в сфере правового действия'.

Так как в международных экономических отношениях двойное (мно­гократное) экономическое и юридическое налогообложение осуществля­ется на основе национального налогового законодательства суверенных, государств, то международные пробелы налогообложения порождаются несовершенством этого законодательства и разрешение названных про­блем может быть осуществлено путем согласования многочисленных и сложных вопросов на межгосударственном уровне. На сегодняшний день процесс разработки международных правовых актов в сфере общеправового и налогово-правового регулирования рассматриваемого вида экономической деятельности находится на стадии генерации идей, которые могли бы быть положены в основу концепции таких международных соглашений.

При классификации видов экономической деятельности, осуществляе­мой с использование^ глобальной компьютерной сети Интернет, в зависи­мости от публично-правового или частноправового статуса субъектов такой деятельности следует различать экономическую деятельность частных субъек­тов - индивидуальных предпринимателей и организаций, осуществляемую в электронной форме, и осуществляемую в электронной форме экономическую деятельность государства и его публичных институтов.

В этом случае экономическая деятельность первого вида именуется нами частной электронной экономической деятельностью. Экономическую дея­тельность государства (в лице его органов) вернее всего именовать не "пуб­личной электронной деятельностью", как того, казалось бы, требует фор­мальная логика, а электронным государственным предпринимательством.

При классификации видов экономической деятельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, по субъектному составу участников отношений современные зарубежные' и российские2 авто­ры-экономисты различают электронную экономическую деятельность в пяти сегментах экономики рынков: В2В (от англ. " Business - to - Business " - бизнес-биз­нес), В2С (от англ. " Business - to - Consumer " - бизнес-потребитель), В2А (от англ. " Business - to - Administration "- бизнес-администрация), С2А (от англ. " Consumer - to - Administration "- потребитель-администрация), С2С (от англ. "Consumer-to-Consumer' - потребитель-потребитель).

При этом на сегодняшний день первые два сегмента являются наибо­лее освоенными и представляют собой соответственно сферу заключения электронных предпринимательских сделок между хозяйствующими субъ­ектами, в первую очередь заключение договоров купли-продажи (постав­ки, контрактации, продажи недвижимости) (сегмент В2В), и осуществле­ния предпринимателем (индивидуальным предпринимателем либо орга­низацией) электронной розничной реализации потребителям товаров, работ либо услуг (например, торговля через размещенные в глобальной компьютерной сети Интернет на специальных сайтах интерактивные витрины с образцами товаров, именуемые Интернет-магазинами, кото­рые дают возможность заказывать те или иные товары и оплачивать заказ в режиме реального времени с помощью банковской карты либо системы электронных денег) или предоставления потребителям электронных бан­ковских услуг (открытие и ведение счетов с использованием размещен­ного на специальном сайте в глобальной компьютерной сети Интернет интерактивного операционного окна) (сегмент В2С).

Таким образом, под правоотношениями, формирующимися в сегмен­те В2В (" Business - to - Business "), следует понимать правоотношения, в кото­рых на обеих сторонах участвуют предприниматели (бизнесмены, ком­мерсанты). В свою очередь, под правоотношениями, формирующимися в сегменте рынка В2С (" Business - to - Consumer "), следует понимать правоот­ношения, в которых на одной стороне выступает предприниматель (биз­несмен, коммерсант), а на другой - нспрсдприниматель - потребитель товаров, работ, услуг.

Под отношениями в сегменте В2А понимаются, с одной стороны, от­ношения, формирующиеся в процессе осуществления государственного регулирования предпринимательской и в целом - экономической деятель­ности в глобальной сети Интернет, а с другой - отношения, формирую­щиеся в процессе заключения в электронной форме государственных кон­трактов на поставку товаров для государственных нужд и в целом - в сфере;

электронного государственного предпринимательства.

Формирование отношений в сегментах С2А ^' Consumer - to - Administra ­ tion " - потребитель-администрация), С2С (" Consumer - to - Consumed - по­требитель-потребитель) еще только предстоит. Представляется, что в сегменте С2А должны формироваться, например, отношения между' пользователями (потребителями) услуг и работ, а также приобретателями товаров, перераспределяемых в процессе осуществления хозяйствующи­ми субъектами (организациями и индивидуальными предпринимателями) электронной экономической деятельности, и государством в лице соот­ветствующих его органов по поводу защиты государством прав потреби­телей электронных товаров (работ, услуг). В свою очередь, к отношениям \ сегмента С2С относят аналогичную деятельность различных ассоциаций и иных неправительственных (негосударственных) объединений потреби- i телей электронных товаров (работ, услуг), направленную на представле- ;

ние и защиту членов таких объединений. |

Электронная экономическая деятельность: пробелы • в праве и пробелы налогообложения

Общетеоретическая проблема пробелов в праве, причины возникновения таких пробелов и методология их преодоления находятся в центре внимания юридической науки в течение достаточно продолжительного времени. Краткое рассмотрение данной проблемы не обходит стороной ;

практически ни один современный вузовский учебник по теории государ­ства и права'. Более того, исследователями нередко указывается на исто­рическую неминуемость возникновения и существования пробелов в праве, так как "ни одно законодательство не в состоянии учесть все мно­гообразие общественных отношений, которые требуют правового регули­рования"'. Вместе с тем следует отметить, что особенности возникновения и специфика влияния пробелов права на подлежащие регулированию (не­урегулированные) экономические отношения в рамках отраслевых юри­дических наук, в частности, применительно к правоотношениям, состав­ляющим предметное ядро таких отраслей права, как банковское, налого­вое, информационное, пока изучены недостаточно.

В русском языке, как отмечает доктор юрид. наук проф. В. В. Лазарев, слово "пробел" как правило, понимается в двух значениях.

В прямом смысле под пробелом имеется в виду пустое, не заполненное место (например, пропуск в печатном тексте), в переносном - упущение, недостаток. При этом упущение характеризуется как неисполнение должного, недосмотр, ошибка по небрежности, а недостаток - как изъян несовершенства, погрешность.

Таким образом, пишет В. В. Лазарев, "о пробеле можно говорить как в случаях, когда имеется намеренно не заполненное пространство, не подле­жащее заполнению в силу специфики самого предмета, так и в случаях, ко­гда пустое место является изъяном, упущением в его формировании"2 .

При этом о пробелах в праве возможно вести речь только примени­тельно к позитивному праву. Естественное право, право в философском его смысле по сути своей беспробельно3 . Поэтому при различении права и закона, а точнее, при той посылке, что закон есть одна из форм во­площения права, логичным является говорить о пробелах в законода­тельстве. При этом последнее будет пониматься предельно широко - как совокупность всех нормативных актов, изданных компетентными право-устанавливающими органами4 .

Отдельные авторы выделяют в праве так называемые "преднамерен­ные" пробелы - "сознательное нежелание законодателя (и в целом всех субъектов правоустановительной деятельности) регулировать какие-либо обстоятельства"5 . Так, исследуя основные виды пробелов в праве, проф. С.А. Комаров пишет, что мнимыми пробелами являются пробелы, когда "определенный вопрос, конкретная сфера общественных отношений не регулируется правом, хотя, по мнению того или иного лица, группы лиц, Должны быть урегулированы нормами права. Возможно, что законода­тель не считает целесообразным регулирование данного вопроса право­выми средствами"6 .

Вместе с тем имеет право на существование и противоположная точка зрения, сторонники которой полагают, что "выделение "преднамеренных", "умышленных" пробелов запутывает проблематику, так как под одним понятием объединялись бы разные явления"'.

Таким образом, в общетеоретическом смысле под пробелами права следует понимать отсутствие такой нормы позитивного права, которая по смыслу действующего права и характеру регулируемых им обществен­ных отношений необходима для регулирования данного конкретного фактического обстоятельства (фактических отношений), находящегося i сфере сложившейся правовой регуляции. В связи с этим нельзя не согла! ситься с мнением А.С. Комарова, указывающего, что "пробелы в прав* представляют собой дефекты в изложении государственной воли и е< оформлении"2 .

Анализируя причины возникновения пробелов права, акад. РАН, д-р юрид. наук, проф. B.C. Нерсесянц указывает, что "пробелы в праве мо­гут быть либо следствием неизбежного отставания законодательства оч более динамично развивающихся общественных отношений, либо ре­зультатом ошибок и упущений самого законодателя..."3 .

На сегодняшний день областью едва ли не наиболее динамично раз­вивающихся общественных отношений стала сфера новых информаци­онных технологий и электронных экономических отношений - экономи­ческих отношений, формирующихся в процессе использования или с :

использованием глобальной компьютерной сети Интернет.

Проведенный анализ содержания электронной экономической дея­тельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, позволяет нам сделать выводы:

- с одной стороны - о наличии сформировавшихся (или находящихся на одной из решающих стадий формирования) общественно значимых и со­циально-экономически значимых отношений, характерной особенностью которых является наличие специфического предмета (объекта) таких отношений, а также участников отношений (субъектов названных от­ношений), а значит, - о наличии объективной необходимости регули­рования этих отношений со стороны государства для целей формиро-, вания и поддержания экономического публичного порядка;

- с другой - о наличии нормативно-правового и научно-юридического ва­куума в сфере рассматриваемых отношений. Наблюдается отсутствие не только системного государственного регулирования рассматриваемого сегмента экономической деятельности как такового, но и каких-либо' ориентиров, воззрений, ясного представления об общественных и го­сударственных интересах, а также основных направлениях государст­венной политики и регулирования названных экономических процес­сов как у государства в лице его правотворческих органов, так и у;

большинства представителей юридической и экономической науки.

Таким образом, представляется, что в части правового регулирования электронной экономической деятельности имеет место системный пробел позитивного права.

Как справедливо указывает А. Трофименко, принципиально возмож­ны четыре направления разрешения проблемы устранения такого сис­темного пробела позитивного права в сфере электронной экономической деятельности и в целом общественных отношений, формирующихся в информационной среде глобальной компьютерной сети Интернет:

"а) отказ от законодательного регулирования с упованием на саморе-улирование. Очевидно, фактически этот путь уже невозможен, так как действующие нормативные акты, хотя бы и по аналогии, все же распро­страняются на "сетевые" отношения;

б) особое (специальное) правовое регулирование рассматриваемых отношений. Такой путь вряд ли продуктивен, так как связан с необходи­мостью дублирования значительного числа норм действующего законода­тельства (например, в сфере охраны интеллектуальной собственности);

в) изменение действующего законодательства и принятие новых нор­мативных актов с учетом специфики "сетевых" общественных отношений. Данный путь в принципе возможен, но его результатом может явиться "разбросанность" соответствующих норм законодательства по различным нормативным актам;

г) принятие "рамочного" нормативного акта (закона), закрепляющего основы правового регулирования рассматриваемых отношений, с после­дующим претворением в жизнь п. "в". Именно такой путь представляется наиболее предпочтительным..."1 .

Применительно к электронной коммерции наиболее эффективным является деверсирование двух последних направлений.

Единственным способом эффективного устранения таких пробелов, как справедливо отмечает канд. юрид. наук В.Н. Синюков, является принятие соответствующим полномочным органом недостающей нормы или группы норм2 . При этом такие нормы или нормативный акт общего характера ("Рамочный закон об Интернете", как именует его А. Трофи­менко), видимо, должны быть комплексными, то есть содержать нормы различных отраслей права.

В свою очередь, разработка такой нормы или группы норм невозмож­на без теоретического осмысления структуры и особенностей предмета регулирования в рамках юридической науки. Заметим, что достижению и этой цели также отчасти призвана способствовать настоящая книга.

Кроме того, отметим, что, как уже указывалось выше, влияние суще­ствующих пробелов права на формирование и развитие подлежащих ре­гулированию общественных отношений приобретает особое значение в рамках процессов, формирующихся в ходе осуществления экономической деяч тел ьн ости. •

Иными словами, на практике наличие пробелов можно обнаружить л регулятивном полотне практически любой отрасли права. При этом выяв-д ленный пробел позволит нам говорить о наличии юридической проблемьи дефекта изложения государственной воли в сфере таких недостаточно полно урегулированных общественных отношений, v

Однако особенностью отношений экономического характера является| то, что наличие таких пробелов в сфере регулирования экономической деятельности позволяет говорить не только о юридической проблеме де­фекта государственной воли, но и о порождаемых им не контролируемых государством, ускользающих из-под государственного регулирования но­вых экономических явлениях и процессах.

Возникающая вследствие этого проблема должна нами характеризо­ваться не как сугубо юридическая, но как экономико-правовая.

Поскольку важнейшими экономико-правовыми категориями совре­менной экономики выступают налоги и налогообложение, то в сфере налоговых правоотношений в качестве примеров таких острейших эко­номико-правовых проблем выступают проблемы международного эконо­мического и юридического двойного (многократного) налогообложения, а также проблема пробелов налогообложения в целом. Смешанная, эко­номико-правовая сущность таких явлений является обстоятельством,. порождающим необходимость их комплексного рассмотрения.

Поэтому, исходя из дуалистичной, экономико-правовой природы на­логов и налогообложения', под пробелами налогообложения мы понима-i ем ситуацию, когда в результате наличия пробелов права, иных юридиче­ских или экономических обстоятельств какие-либо экономические отноше­ния (группы правоотношений) оказываются вне сферы налогово- правового. регулирования и налогообложения. :

При этом представляется, что в зависимости от внутриэкономическо-, го либо внешнеэкономического характера таких отношений следует раз-;

личать два основных вида пробелов налогообложения:

а) пробелы налогообложения, встречающиеся на практике достаточно часто, когда в процессе осуществления внешнеэкономической деятельно­сти и в иных отношениях с иностранным элементом, вследствие несоот-) ветствия налогового законодательства и налоговых систем различных | стран мира, какой-либо субъект налогообложения (налогоплательщик) ( или объект (экономические отношения того или иного вида) не относят-.;

ся к национальной налоговой юрисдикции ни в одном из этих государств . и не признаются в качестве подлежащих налогообложению ни в одной из ;

стран (либо не подлежат налогообложению ввиду отсутствия основанно­го на законе механизма такого налогообложения). Далее мы будем име-', новать такую проблему международным пробелом налогообложения;

б) пробелы налогообложения, возникающие в случаях, когда в резуль­тате несовершенства национального законодательства какой-либо субъ­ект налогообложения (налогоплательщик) или объект (экономические отношения того или иного вида) фактически не признаются в качестве подлежащих налогообложению (либо не подлежат налогообложению ввиду отсутствия основанного на законе механизма такого налогообло­жения) в этом государстве и выпадают из сферы национального государ­ственного и (или) налогово-правового регулирования. Такую проблему будем считать внутренним пробелом налогообложения.

Применительно к электронной экономической деятельности в ряде слу­чаев мы вправе говорить о наличии пробелов налогообложения обоих видов.

Для начала обратимся к рассмотрению налогово-правовых аспектов осу­ществления хозяйствующими субъектами электронной внешнеэкономической деятельности с использованием глобальной компьютерной сети Интернет.

В качестве примера рассмотрим один из наиболее распространенных и в то же время простых экономических процессов, протекающих в элек­тронной форме в глобальных компьютерных сетях: осуществление физи­ческими лицами или организациями, являющимися налоговыми рези­дентами РФ, через сеть Интернет операций по возмездной реализации гражданам и организациям различных стран мира программного обеспе­чения или иных программных продуктов.

Как известно, в настоящее время при осуществлении такой электрон­ной экономической деятельности какие-либо юридически и фискально значимые документы сторонами не составляются. Заключение сделки осуществляется в электронной форме, как правило, путем акцепта поку­пателем публичной оферты, размещенной на специальном интерактив­ном веб-сайте продавца (в так называемом "Интернет-магазине"). Обыч­но в знак принятия оферты покупатель нажимает курсором на необходи­мую зону на сайте продавца, оформленную в виде кнопки, и заполняет открывшуюся на экране электронную заявку.

Поставка реализованного товара после оплаты его покупателем осу­ществляется в режиме реального времени непосредственно через сеть Интернет. При этом оплата приобретенного товара может также быть осуществлена в электронной форме - с помощью систем электронных расчетов, технологии которых основаны на использовании банковских карт либо принятой в данной зоне сети Интернет системы электронных денег. Используемые сегодня технологии таких электронных расчетов (особенно в сфере электронных денег), а также отсутствие практически во всех индустриально развитых странах мира унифицированной адек­ватной нормативной базы делает их юридически и фактически "незри­мыми" для налоговых органов.

Остается добавить, что вышесказанное равно справедливо и по отно­шении к более сложным экономическим процессам, протекающим в глобальной компьютерной сети Интернет, таким, например, как осуще­ствление в электронной форме банковской и биржевой деятельности.

Вместе с тем правомерен вопрос: должна ли такая возмездная реали­зация товаров (работ, услуг) признаваться подлежащей налогообложению (например, по налогам с оборота, скажем, по налогу на добавленную стоимость), и если да, то каков практический механизм такого налогооб­ложения и в какой стране оно должно осуществляться?

Отметим, что на сегодняшний день ни в одной стране мира не суще­ствует основанного на законе механизма налогообложения такой элек­тронной экономической деятельности и не разработаны унифицирован­ные международные критерии (правила) отнесения субъектов электрон­ной внешнеэкономической деятельности к налоговой юрисдикции того или иного государства. Таким образом, представляется, что примени­тельно к электронной внешнеэкономической деятельности, с учетом рас­смотренного примера, мы вправе вести речь о наличии международного пробела налогообложения в данной сфере.

Следует признать наличие рассматриваемой проблемы и при осущест­влении электронной экономической деятельности, не обремененной иностранным элементом, - скажем, когда в качестве и продавцов и по­купателей электронных товаров (работ, услуг) выступают российские фи­зические лица и (или) российские организации, признаваемые таковыми в соответствии с положениями ст. 11 части первой НК РФ.

Видимо, неоспоримо наличие в данном случае внутреннего пробела нало­гообложения.

Вопрос о том, должна ли такая возмездная реализация товаров (работ, услуг) признаваться подлежащей налогообложению и каким должен быть механизм такого налогообложения - например, с учетом экстерритори­альности сети Интернет, как должно определяться место реализации та­ких товаров (работ, услуг), и в этом случае, к сожалению, остается от­крытым...

Таким образом, как мы видим, разрешение этих и иных юридических (налогово-правовых) проблем, устранение выявленных пробелов налогооб­ложения в сфере электронной экономической деятельности, осуществляе­мой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, видимо, невозможно без устранения соответствующего системного пробела в пози­тивном праве.

В свою очередь, для устранения выявленных пробелов в позитивном праве и в налогообложении необходимо системное рассмотрение право-вых проблем установления государственного регулирования электронной экономической деятельности и в целом отношений, как экономических, так и неэкономических (информационных), формирующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет.

ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ЭЛЕКТРОННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

...Существует два сектора, в которых осуществляется эконо­мическая деятельность. Частный сектор - это часть экономи­ки, контролируемая правительством, а государственный сек­тор - часть экономики, не контролируемая никем.

Джеймс Голдсмит. Из интервью лондонской газете "Тайме", 1964

Электронная торговля и электронная банковская деятельность (Интернет-банкинг)

По различным оценкам, к концу 2001 г. количество постоянных поль­зователей сети Интернет в Российской Федерации составило около 3,1 -3,4 млн человек; хотя бы раз выходили в сеть Интернет примерно 19 млн человек. В конце апреля 2001 г. были опубликованы результаты ежегод­ных исследований, проводимых авторитетным американским изданием ComputerIndustryAlmanac, согласно которым Российская Федерация вошла в число первых 15 стран в мире по количеству пользователей сети Интернет. В ближайшие годы высокая динамика развития сети Интернет в Российской Федерации, видимо, сохранится: к концу 2002 г. прогнози-' руется увеличение числа постоянных пользователей до 3,9 млн человек, к 2005 г. - до 5 млн человек, а в 2010 г., по данным Минсвязи России, по­стоянно пользоваться сетью Интернет будут до 26,1 млн россиян.

При этом следует отметить, что рост числа пользователей Интернет был бы невозможен без развития инфраструктуры российской всемирной компьютерной сети: по данным на начало 2001 г., в сети Интернет на­считывалось более 40 тыс. русскоязычных сайтов. Ежедневно появляется около 200 новых; причем среди вновь появляющихся преобладают веб-сайты, ориентированные на тот или иной вид предпринимательской дея­тельности. Так, к началу 2001 г. в сети Интернет действовало около 700 Интернет-магазинов, функционировали десятки торговых площадок и электронных бирж. Каждый день растет объем услуг, предоставляемых с использованием сети Интернет (от электронных межбанковских расчетов до оплаты счетов за услуги сотовой и пейджинговой связи, спутникового телевидения и т. п.).

Согласно различным исследованиям, в 2000 г. покупки в российских Интернет-магазинах совершали около 225 тыс. пользователей, тогда как в 1999 г. число Интернет-покупателей не превышало 53 тыс. человек. По некоторым оценкам, среднемесячная выручка Интернет-магазинов во втором полугодии 2000 г. выросла по сравнению с первым полугодием почти вдвое. Таким образом, в настоящее время около 10% активных пользователей сети Интернет являются клиентами Интернет-магазинов. С ростом числа постоянных пользователей сети Интернет и развитием электронной торговли число Интернет-покупателей будет расти. В немалой степени росту оборота Интернет-торговли способствует развитие систем электронной оплаты товаров (работ, услуг), в том числе систем оказания электронных финансовых (в том числе - банковских) услуг.

В настоящее время наиболее интенсивно развивающимися видами электронной экономической деятельности являются электронная торгов­ля и электронная банковская деятельность (ч в частности ее составная часть - Интернет-банкинг).

Вместе с тем основной правовой проблемой регулирования и налого­обложения субъектов любого нового для той или иной системы законо­дательства экономического явления (экономической деятельности), как правило, становится отсутствие юридически обоснованной теоретической и научной базы (основы) такого регулирования и налогообложения.

В частности, основными проблемами в сфере регулирования и налогооб­ложения субъектов электронной торговли и электронной банковской дея­тельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, следует признать совокупность следующих обстоятельств:

- неопределенность правового статуса самой сети;

- затрудненность на настоящем этапе разрешения вопросов государст­венной юрисдикции;

- отсутствие даже на доктринальном уровне правового понимания струк­туры подлежащих регулированию общественных отношений и отсутст­вие устоявшейся системы юридически однозначно определяемых тер­минов и устойчивых, юридически взвешенных определений тех эконо­мических понятий (терминов), которые используются участниками пра­воотношений, возникающих в процессе осуществления экономической деятельности в сети Интернет (с использованием сети Интернет).

Поэтому сразу условимся о значении терминов. Как уже говорилось выше, в отличие от ряда зарубежных и отдельных отечественных авторов мы не склонны трактовать термин "электронная торговля" предельно широко. Использование этого термина в качестве синонима термина "электронная коммерция" нелогично, ибо последняя не ограничивается собственно торговлей. Здесь нелишне напомнить, что схожая терминоло­гическая проблема уже вставала перед юридической наукой в конце XIX в. Тогда, как мы помним, ученые (пусть и после известных колеба­ний) в результате стремительного развития промышленности и кредитно-финансовой сферы и капитализма в целом были вынуждены отказаться от становившегося "тесным" термина "торговое право" в пользу термина "коммерческое право".

Под электронной торговлей нами понимается экономический процесс возмездной реализации товаров одним лицом (продавцом) другому лицу (покупателю), когда такая реализация осуществляется с использованием электронных средств или в электронной форме.

В свою очередь, под электронной банковской деятельностью понима­ется осуществление банковской деятельности в электронной форме (на­пример, с использованием глобальной компьютерной сети Интернет) либо с использованием других электронных средств (например, локаль­ных и специальных компьютерных сетей). При этом, строго говоря, Ин-{пернет-банкингом юридически корректно именовать лишь ту электрон­ную банковскую деятельность, которая осуществляется в информацион­ной среде глобальной компьютерной сети Интернет. При таком подходе в объем понятия "электронная банковская деятельность" (а значит, и в объ­ем понятия "электронная экономическая деятельность") входит и вся дея­тельность кредитных организаций по осуществлению безналичных расче­тов. Ведь на сегодняшнем этапе компьютеризации банковской деятельно­сти подавляющее большинство безналичных расчетов в банковской систе­ме осуществляется в электронной цифровой форме:

1) через локальные компьютерные сети (например, при использова­нии в расчетах системы "Банк-Клиент");

2) через специальные компьютерные сети (например, при использовании расчетных систем SWIFT, расчетных сетей центральных банков и т. д.);

3) и наконец, собственно через глобальную компьютерную сеть Ин­тернет (Интернет-банкинг).

При этом причины экономической взаимосвязанности двух рассмат­риваемых сегментов электронной экономики (электронной торговли и электронной банковской деятельности) не составляют большой загадки.

В традиционной (неэлектронной экономике) эти сферы также взаи­мосвязаны. Люди хотят покупать и продавать товары. Для того чтобы этот процесс перераспределения товаров осуществлялся, если контрагенты не могут урегулировать взаимные требования использованием наличных денег (то есть в тех случаях, когда покупатель и продавец разведены в про­странстве), необходим финансовый посредник - кредитная организация (банк), через которую и будет проводиться окончательный расчет. При этом такой расчет будет осуществляться в безналичный электронной форме.

В связи с изложенными выше обстоятельствами становятся понятны ак­туальность и острота проблемы выбора (создания) наиболее эффективного инструмента оплаты потребителем товаров (работ, услуг) в сети Интернет.

На сегодняшний день на практике оплата приобретенных через Ин­тернет (с использованием сети Интернет) товаров и услуг осуществляется одним из нижеследующих способов:

а) путем осуществления расчетов в наличной форме (денежные сред­ства передаются курьеру, доставившему приобретенные ,с использованием сети Интернет товары);

б) в безналичной электронной форме (например, с помощью почтового перевода или платежным поручением);

в) путем осуществления расчетов в безналичной форме, с использова­нием услуг субъектов Интернет-банкинга:

- оплата товаров (работ, услуг) через сеть Интернет, осуществляемая с ис­пользованием в качестве инструмента расчетов банковской пластиковой карты (как правило, кредитового типа);

~ оплата товаров (работ, услуг) через сеть Интернет с использованием различных систем электронных денег (Интернет-платежных систем и Интернет-систем электронных денег);

- оплата товаров (работ, услуг) путем получения доступа и управленш через сеть Интернет своим банковском счетом (системы типа Интер нет-Банк - Клиент).

По различным оценкам, в 2001 г. большая часть платежей за приобре тенные через Интернет товары и услуги (70 - 75%) была осуществлен! внесетевыми способами (способы "а" и "б") и лишь 30 - 25% всех расчв тов было осуществлено с использованием сети Интернет (с использова нием различных систем Интернет-банкинга, способом "в").

Между тем по сравнению с 1999 г. доля Интернет-платежей замети увеличилась, а в будущем, по оценкам специалистов, продолжит сво| рост и постепенно будет вытеснять внесетевые способы расчетов. Эт обусловлено несомненными для пользователя преимуществами расчета в режиме реального времени, наиболее значимыми среди которых следуй ет признать экономию времени и денежных средств, так как перевод де-| нег внесетевыми способами (способы "а" и "б") может существенно уве­личивать издержки покупателя (по некоторым оценкам, на 20 - 30%).

Понятие Интернет-банкинга (юридический и экономический аспекты)

В настоящее время рассматриваемый здесь термин "Интернет-' банкинг" полностью завоевал просторы сети, однако, как известно, пока не имеет легального юридического определения. Более того; ни в юриди-' ческой, ни в экономической науке объем данного понятия не определен' даже на теоретическом уровне.

Для устранения данного пробела в знании, а также для целей совершен­ствования действующих, унификации (гармонизации) разрабатываемых и подлежащих разработке (необходимых в будущем) актов законодательства" попробуем впервые сформулировать общие подходы к определению объема' этого понятия. ;

Как нам представляется, понятие Интернет-банкинга как в юридиче- '• ском, так и в экономическом его аспектах следует рассматривать в ши­роком и в узком смысле. При этом необходимо помнить, что с понятием "электронная банковская деятельность" рассматриваемое понятие соот­носится как частное с общим, что наиболее наглядно может быть выра­жено следующим образом (см. схему 3).

С юридической точки зрения под Интернет-банкингом в широком' смысле формально следует понимать деятельность по предоставлению клиенту (физическому или юридическому лицу) удаленного доступа к его счету, открытому в российской либо иностранной организации, осуществ­ляемую данной (кредитной) организацией непосредственно либо через представителей (например, через Интернет-систему электронных расче­тов) в режиме реального времени с использованием сети Интернет. По сути Интернет-банкинг - это электронная банковская деятельность, осу­ществляемая в информационной среде глобальной компьютерной сети Интернет.

Схема 3

В узком смысле Интернет-банкинг представляет собой особый вид банковской деятельности, порядок правового регулирования которой рос­сийским банковским законодательством и законодательством о налогах и сборах еще не сформирован, по предоставлению и (или) обеспечению ис­пользования клиентом (физическим или юридическим лицом, являющим­ся налоговом резидентом или нерезидентом РФ) инструментов удаленного управления его банковским счетом (счетами), открытым(и) в установлен­ном законом порядке (в соответствии с положениями гл. 45 ГК РФ) в российской кредитной организации, осуществляющей свою деятельность на основании выданного в установленном законом порядке специального раз­решения (лицензии) Центрального банка РФ (Банка России) (в соответствии с положениями Закона РФ от 2 декабря 1990 года № 395-1 "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"'), или иностранном банке (или его филиале, открытом в установленном порядке на территории РФ), то есть банке, признаваемом таковым по законодательству иностранного государства, на территории которого он зарегистрирован, осуществляе­мому данной кредитной организацией с использованием сети Интернет, как правило, в режиме реального времени.

Практическое правовое и налогово-правовое значение предлагаемого подхода к определению объема понятия Интернет-банкинга заключается в том, что экономическая деятельность, направленная на извлечение прибыли, при таком угле зрения оказывается за пределами предложенно­го юридического определения Интернет-банкинга в его узком смысле и в соответствии с действующим российским законодательством должна рас­сматриваться как неправомерная - например, ведение банковской дея­тельности оператором Интернет-банкинга без лицензии Центрального банка РФ (Банка России), выдаваемой в соответствии со ст. 58 Закона рф "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)".

При этом сформировавшееся в последние годы в глобальной инфор­мационной среде устойчивое мнение о том, что "действие российского банковского законодательства (и законодательства вообще) на Интернет не распространяется", представляется юридически ошибочным.

На сегодняшний день российское банковское законодательство (как. следует заметить, и российское законодательство о налогах и сборах) не содержит указания на то, что на отношения, возникающие в сети Интер­нет, в том числе отношения между лицами, осуществляющими предпри­нимательскую деятельность с использованием сети Интернет, нормы на­званного законодательства не распространяются. Именно этот принцип положен нами в основу всех практических и теоретических рекоменда­ций, изложенных в настоящей книге.

Поэтому, как нам представляется, впредь до введения такого изъятия (путем внесения соответствующих изменений в действующее законода­тельство) вышеизложенное обстоятельство мы рекомендуем в первую очередь учитывать в ходе проведения финансового и налогового плани­рования юридическими и физическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность с использованием сети Интернет (в том числе - в сфере Интернет-банкинга).

В свою очередь, с экономической точки зрения Интернет-банкинг (в широком толковании данного понятия) представляет собой систему осуществления с применением того или иного программного обеспече­ния различных услуг банка (кредитной организации либо оператора Ин­тернет-банкинга) по предоставлению доступа к счету клиента через Ин­тернет (с использованием сети Интернет) и осуществлению расчетов в режиме реального времени.

Таким образом, одной из услуг, входящих в объем экономического понятия Интернет-банкинга, является возможность осуществлять плате­жи в сети Интернет. Для осуществления этой возможности клиент Ин­тернет-магазина должен иметь счет в банке, на котором должны быть депонированы денежные средства, а Интернет-магазин - иметь на свое». сайте опцию безналичного счета. В оговоренном случае процедура оплЯ ты товаров (услуг) выглядит следующим образом: покупатель "заходит" HI веб-сайт Интернет-магазина в сети, выбирает товар, а в качестве способ оплаты указывает безналичный расчет. После этого покупатель "перехо­дит" на сайт банка и формирует платежное поручение в пользу Интер^ нет-магазина. Деньги переводятся на счет Интернет-магазина, а покупа тель получает товар или услугу.

При рассмотрении Интернет-банкинга в широком смысле данной понятия, как уже говорилось выше, другими составляющими объем! экономического понятия Интернет-банкинга (способами осуществления платежей в сети Интернет) являются электронные расчеты в сети Интер-| нет с использованием банковских карт (их реквизитов) и платежных по-" средников (различных электронных Интернет-платежных систем и сие-, тем электронных денег), осуществляемые как кредитными организациями, так и нефинансовыми компаниями, не имеющими статуса банка по законодательству страны своей регистрации.

Кроме того, представляется, что при рассмотрении экономических аспектов Интернет-банкинга в его узком смысле в качестве предмета (объ­екта) исследования будет выступать определенный круг экономических мо­дулей (например, способов осуществления платежей в сети Интернет), в совокупности определяющих какой-либо один из видов финансовой дея­тельности (по своим экономическим характеристикам) или банковской деятельности (в соответствии с ее юридическим пониманием - см. ст. 5 Закона РФ "О банках и банковской деятельности", направленной на из­влечение прибыли и осуществляемой с использованием сети Интернет.

Виды Интернет-банкинга (электронной банковской деятельности, осуществляемой с использованием сети Интернет)

Как известно, на сегодняшний день управление банковскими счетами с использованием сети Интернет (через Интернет) является наиболее динамично развивающимся сегментом электронного банковского бизне­са. Настоящее обстоятельство обусловлено, во-первых, наличием широ­кого спектра видов финансовых (в данном случае банковских) услуг, предоставляемых в системах Интернет-банкинга, и, во-вторых, - техно­логической многофункциональностью рассматриваемого сегмента элек­тронной деятельности. Различные системы Интернет-банкинга могут высту­пать, например, в качестве основы систем дистанционной работы на рынке ценных бумаг и удаленного страхования, так как они достаточно эффектив­но обеспечивают проведение расчетов и контроль над порядком прохожде­ния платежей со стороны всех участников финансовых отношений.

Следует отметить, что юридического определения понятия банков­ской деятельности действующее российское банковское законодательство не содержит. Вместе с тем закрытый перечень банковских операций и банковских сделок, осуществление которых в совокупности и составляет банковскую деятельность, определен ст. 5 Закона РФ "О банках и бан­ковской деятельности".

Системы Интернет-банкинга, как правило, включают в себя полный набор банковских услуг, предоставляемых клиентам - физическим лицам в обычных офисах кредитных организаций (за исключением, естествен­но, операций и сделок с наличными денежными средствами).

Нам представляется возможным провести следующую классификацию "идов банковской деятельности, осуществляемой с использованием сети Интернет (Интернет-банкинга).

На сегодняшний день все виды банковской деятельности, осуществ­ляемой с использованием сети Интернет, в зависимости от их доли (рас­пространенности) на рынке соответствующих банковских услуг подраз­деляются на основные и дополнительные. При этом классификация ви­дов электронной банковской деятельности может осуществляться как по юридическим, так и по технологическим основаниям.

1. С юридической точки зрения, с учетом норм действующего межд] народного и российского банковского законодательства, к основным el дам банковской деятельности, осуществляемой с использованием сети Щ тернет, относятся следующие банковские операций и сделки:

1) открытие и ведение банковских счетов с использованием в качеств инструмента осуществления данной операции сети Интернет;

2) осуществление безналичных расчетов по поручению физических | юридических лиц по их счетам с использованием в качестве инструмет осуществления данной операции сети Интернет, i

3) купля-продажа иностранной валюты в безналичной форме с и< пользованием в качестве инструмента осуществления данной операци сети Интернет.

К дополнительным видам банковской деятельности, осуществляемой использованием сети Интернет, относятся следующие банковские опера ций и сделки:

1) привлечение через сеть Интернет безналичных денежных среде! физических и юридических лиц во вклады;

2) размещение привлеченных средств от своего имени и за свой счет использованием в качестве инструмента осуществления данной операци сети Интернет;

3) оказание информационных и консультационных услуг с использо ванием сети Интернет.

Следует отметить, что банковские операции и банковские сделки, от несенные нами к дополнительным видам банковской деятельности, пок,1 не нашли широкого применения в кредитных организациях, являющихся субъектами Интернет-банкинга. Однако, как нам представляется, именно эти виды банковских услуг в недалеком будущем, после окончательною ^законодательного (юридического) определения правового статуса Интер нет-банкинга и общих "правил игры" (то есть нормативного закрепленИ порядка осуществления данного вида предпринимательской деятельности, i также прав, обязанностей и ответственности участников отношений), бу;

дут определять стратегию кредитных организаций (банков) на рынке элек тронных банковских услуг.

2. С технологической точки зрения все виды банковской деятельно сти, осуществляемой с использованием сети Интернет, в зависимости 01 используемой технологии присоединения клиента к системе Интернет банкинга подразделяются:

1) на Интернет-банкинг, осуществляемый с использованием подклю' ченного к сети Интернет персонального компьютера;

2) Интернет-банкинг, осуществляемый с использованием мобильно» телефона либо иного устройства удаленного доступа (например, Мондекс-телефона или POS-терминала).

Таким образом, с использованием такого универсального и эффективно­го инструмента удаленного управления банковским счетом (ИУУБС), как компьютер, подключенный к глобальной сети Интернет, с помощью систем Интернет-банкинга, предлагаемых различными банками, можно по-'/пать и продавать безналичную валюту, оплачивать коммунальные услу-1, платить за доступ в Интернет, оплачивать счета операторов сотовой и •йджинговой связей, проводить безналичные внутри- и межбанковские ючеты, переводить средства по своим счетам и, конечно, отслеживать все шковские операции по своим счетам за любой промежуток времени.

Использование систем Интернет-банкинга предоставляет пользовате­лям целый ряд преимуществ: во-первых, существенно экономится время за счет исключения необходимости посещать банк лично; во-вторых, клиент имеет возможность 24 часа в сутки контролировать собственные счета и, в соответствии с изменившейся ситуацией на финансовых рын­ках, мгновенно реагировать на эти изменения (например, закрыв вклады в банке, купив или продав валюту и т. п.).

Системы Интернет-банкинга незаменимы и для отслеживания опера­ций, осуществляемых с использованием банковских пластиковых карт -любое списание средств с карточного счета оперативно отражается в вы­писках по счетам, подготавливаемых системами, что также способствует повышению контроля со стороны клиента за своими операциями.

Возможность работать со счетами банковских пластиковых карт -специальными карточными счетами (СКС) - позволяет пользоваться ус­лугами Интернет-магазинов как в России, так и за рубежом на достаточ­но безопасном уровне: достаточно перевести с помощью системы Интер­нет-банкинга требуемую сумму средств на карту, а затем с помощью этой карты оплатить какую-либо услугу или товар в Интернет-магазине на веб-сайте последнего. При этом в системе будут доступны выписки по карточному счету, из которых можно определить, какая сумма средств списана с карты, что куплено и т. п.

Растущая популярность Интернет-банкинга как в зарубежных индуст­риально развитых странах, так и в Российской Федерации лишний раз подтверждает наличие устойчивого и платежеспособного спроса на этот нетрадиционный (новый) вид банковских услуг.

Высокий интерес к Интернет-банкингу со стороны клиентов обуслов­лен прежде всего более привлекательными условиями по сравнению с предлагаемыми в традиционных банках. Поскольку затраты на организа­цию банковского обслуживания через Интернет считались несоизмеримо малыми, онлайн-банки (виртуальные банки) большинства индустриально развитых зарубежных стран изначально предложили своим будущим кли­ентам очень высокие процентные ставки по депозитам.

Российские банки избрали принципиально иной путь наращивания Клиентской базы - постепенное снижение тарифов по основным банков­ским операциям. Однако на сегодняшний день российские кредитные организации не уступают банковским организациям зарубежных стран в освоении и скорости внедрения самых современных (новейших) финан­совых технологий. Кроме того, характеризуя российский рынок финан-GQBbix Интернет-услуг, следует отметить, что по состоянию на 1 июля 2001 года в российских банках инсталлированы (установлены) 268 систем Интернет-банкинга1 . Наибольшее распространение имеют разработки компаний "Банк'с Софт Системе", БИФИТ, ИНИСТ.

В свою очередь, Интернет-банкинг, осуществляемый с использованием мобильного телефона, в соответствии с нашей классификацией подразде-i ляется на WAP-банкинг и SMS-банкинг.

WAP-банкинг представляет собой удаленное управление банковским» счетами пользователя, осуществляемое с помощью мобильного телефона оснащенного специальным программным обеспечением на базе протоко' ла беспроводной передачи данных.

На настоящий момент банки не выделяют WAP-банкинг в отдельны! вид услуг. Поэтому клиенту, желающему проводить банковские операции только по мобильному телефону, все же придется подключиться к систе­ме Интернет-банкинга. '

Здесь следует заметить, что, к сожалению, на сегодняшний день рос­сийские компании мобильной связи, предлагая своим клиентам мобиль­ные телефоны стандарта GSM с возможностью выхода в Интернет, не всегда могут поддерживать необходимую степень защиты передаваемых или получаемых сведений на том уровне, как это организовано в сети Интернет. Следовательно, банки не могут взять на себя ответственность за конфиденциальность платежей клиентов и пока предлагают им при помощи мобильного телефона лишь просматривать остаток на счете и список последних операций.

Однако представляется, что данная проблема вскоре будет успешно раз­решена. Продолжается разработка более современного программного обес­печения, призванного повысить надежность систем WAP-банкинга. В на­стоящее время для обеспечения безопасности платежей в системах WAP-банкинга ряд банков (например, "Гута-банк" в Москве) прибегают к коди­рованию расчетов - оговаривают с клиентом список операций и присваива­ют каждой из них соответствующий код. При проведении какой-либо из операций пользователю WAP-банкинга достаточно ввести код, который при подтверждении банком активизирует необходимую транзакцию. При этом комиссия за операции по счету банком не взимается.

Как уже говорилось выше, другой финансовой услугой, предостав­ляемой банками владельцам мобильных телефонов, является так назы­ваемый SMS-банкинг. При помощи служб коротких сообщений (SMS), которые есть у любого оператора сотовой связи, клиенту будет доступна вся информация о состоянии его расчетных счетов (остатков по счету), а также получение выписок по счету за требуемый период. По мнению специалистов, эта услуга имеет гораздо больше перспектив, чем WAP-банкинг: во-первых, из-за дешевизны, а во-вторых, за счет более высо­кой скорости передачи данных.

Учитывая все преимущества взаимодействия с клиентом через гло­бальную компьютерную сеть Интернет, некоторые банки предлагают усеченный вариант систем Интернет-банкинга - например, только про­смотр выписок по счету. Эта бесплатная услуга предоставляется клиен­там через веб-сайт банка, размешенный в сети Интернет. Если же клиент не имеет доступа в Интернет, банк может за сумму, существенно мень­шую по сравнению с тарифами обычных провайдеров, предоставить кли­енту возможность посещения сайта банка, а также подключить к элек­тронной почте.

Электронное государственное предпринимательство

В качестве одного из наиболее эффективных и социально-экономически значимых методов государственного регулирования экономики на совре­менном этапе во многих странах мира используется регулирование эконо­мики посредством государственного сектора экономики и его институтов.

Основным организационно-экономическим инструментом такого ре­гулятивного участия государства в развитии национального хозяйства выступает государственное предпринимательство.

В течение всей мировой истории, практически во всех странах мира, переход от одной модели экономического и политического развития к другой сопровождается изменением роли государства в регулировании экономики в сторону усиления либо ослабления, а также доли и значения государственной собственности в национальном хозяйстве'. Так было при переходе от феодализма к капитализму, от капитализма к социализму, от индустриального общества к постиндустриальному и информационному обществу. Как отмечает В. Б. Студенцов, "государство везде одним из первых прокладывало путь новым экономическим отношениям, торило дорогу и приходило на помощь частным хозяйственным агентам"2 .

Вообще государство во все времена, во всех странах выступало в ка­честве важного участника хозяйственного оборота. В нашей стране, по­сле развала СССР, по справедливому замечанию И.В. Дойникова, с лег­кой руки "реформаторов-псевдорыночников" созданы мифы о саморегу­лируемом рынке и о главном краеугольном камне рыночной экономики -частной собственности. Вместе с тем история XX в., в том числе инфор­мационного периода развития мировой цивилизации (1994 - 2000 гг.), показала и обратную тенденцию - возрастание значения государственно­го регулирования экономики, а также возникновение государственного предпринимательства.

В настоящее время в Российской Федерации достаточно пристальное внимание изучению феномена государственного предпринимательства уделя­ется преимущественно экономической наукой. Среди ученых-экономистов, обращающихся к изучению экономических проблем и научных аспектов государственного предпринимательства, имена М.В. Климова, А. Шулуса, В. Савченко, А.В. Пикулькина, А.В. Бусыгина, В.Б. Студенцова и др. Тем не менее, как отмечает д-р экон. наук, акад. РАЭН В.В. Иванов, "переченв проблем в части государственного предпринимательства российскими эко-^ номистами далеко не исчерпан, многие вопросы еще ждут своих присталь­ных исследователей... другие вопросы освещены, но освещены мало и оттого требуют дальнейшей проработки"'.

В юридической науке, в силу взятого после 1991 г. курса на развитие частного сектора, который согласно сакральным предсказаниям "прива-тизаторов" должен был спасти Россию, правовые аспекты государствен­ного предпринимательства и в целом государственного управления эко номикой были искусственно выведены на второй план.

Однако развитие юридической науки в этой части не замирало. Так весомый вклад в разработку научных основ государственного предпри нимательства в нашей стране внесли работы д-ра юрид. наук И.В. Дои никова. В учебнике "Государственное предпринимательство" (2000 г.) | учебно-методическом пособии "Правовое регулирование государственно го предпринимательства" (2001 г.) автор - известный специалист в облас;

ти предпринимательского (хозяйственного) права - не только едва ли Н( впервые в юридической литературе системно исследовал и изложил виде учебного курса правовые проблемы этого нового для российскот правоведения государственно-правового и социально-экономическог явления, но и обозначил круг первоочередных проблем в сфере госудад ственного предпринимательства, нуждающихся в дальнейшей разрабо"п< и исследовании:

- понятие и сущность государственного предпринимательства; i

- признаки государственного предпринимательства; i

- причины возникновения государственного предпринимательства; i

- субъекты государственного предпринимательства;

- правоспособность субъектов государственного предпринимательства; <

- организационно-правовые формы государственного предпринимательства

- задачи, решаемые государственным предпринимательством2 , j

Кроме того, еще одним вопросом в этой сфере, исследование которо го также необходимо, является проблема видов и целей государственног предпринимательства.

На современном этапе одним из видов государственного прсдпринима тельства, формирование которого обусловлено стремительным развитие] новых информационных технологий, является электронное государсТ венное предпринимательство.

Электронное государственное предпринимательство представляет собо один из видов электронной экономической деятельности (электронной кол мерции) и проявляется в форме осуществления предпринимательской деятельности и связанной с ней непредпринимательской деятельности пуб­лично-правовыми хозяйствующими субъектами - субъектами электронного государственного предпринимательства. В качестве таких субъектов могут выступать:

- государство (как непосредственно, так и в лице своих органов);

- регионы страны (как непосредственно, так и в лице своих органов);

- муниципальные образования (как непосредственно, так и в лице сво­их органов);

созданные государством, регионами либо муниципальными образова­ниями коммерческие и некоммерческие организации.

Экономической основой такого вида электронной экономической дея-: льности и в целом предпринимательской деятельности указанного ха-1ктера выступает публичная собственность - государственная собствен-эсть и муниципальная собственность.

Вспоминая проведенную нами выше классификацию видов электрон-

•>й экономической деятельности (электронной коммерции), отметим, о отношения в сфере электронного государственного предпринима-льства, формирующиеся, с одной стороны, в процессе осуществления 'сударственного регулирования предпринимательской и в целом эконо-|ической деятельности в глобальной сети Интернет, а с другой - в про-

•ссе заключения в электронной форме государственных контрактов на

••ставку товаров для государственных нужд, осуществляются в так назы-емом сегменте В2А мировой электронной экономики. При этом в на-оящее время формирование отношений в этом сегменте еще только начинается.

Основными целями осуществления электронного экономического предпри­нимательства могут выступать следующие цели:

1) регулятивные, и в первую очередь осуществление государственного регулирования и корректирование электронной экономической деятель­ности (как напрямую, так и опосредованно) для достижения публичного правового и экономического порядка;

2) охранительные, в том числе:

обеспечение внешней и внутренней экономической безопасности;

обеспечение стабильности финансово-кредитной (банковской) и на­логовой систем государства;

обеспечение информационной безопасности, в том числе, возможно, и через организацию государственной системы предоставления поль­зователям услуг доступа в сеть Интернет или создание единой госу­дарственной компании - провайдера услуг Интернет;

3) социальные, в том числе через создание некоммерческих (в том числе бесплатных) информационных ресурсов общего пользования, пуб­личных электронных библиотек, вертикально интегрированных элек-'Фонных государственных образовательных учреждений, электронных Учреждений социальной помощи, систем социального поиска и защиты информации и т. д.;

4) обеспечение государственных нужд, в том числе:

- фундаментальные научные и научно-практические исследования -в результате которых, собственно, в свое время в недрах госсектора США и родилась глобальная компьютерная сеть Интернет;

- организация и обеспечение конкурсного управления государственной собственностью;

- организация электронных систем конкурсного размещения государст­венных заказов - например, систем открытых торгов, конкурсов и аук­ционов в соответствии с п. 5 ст. 3 Федерального закона от 3 декабря 1994 года № 60-ФЗ' "О поставке продукции для федеральных государ­ственных нужд" (в ред. от 6 мая 1999 года);

Таким образом, в условиях информационно-технической революции и бурного развития Интернет-технологий и электронной экономической деятельности (электронной коммерции) именно государственное пред­принимательство может и должно стать одним из наиболее важных и потенциально едва ли не самых эффективных форм государственного регулирования электронной экономики и государственного вмешательст­ва в экономику в целом.

ГЛАВА III. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ЭЛЕКТРОННОЙ КОММЕРЦИИ)

...Одной из основных задач юридической науки является выра­ботка рекомендаций по использованию всех позитивных воз­можностей государства ч права для продвижения в направле­нии, признанном магистральным для всего человечества.

Борис Николаевич Топорнчн, акад. РАН, проф., д-р юрид. наук, ректор Академического правового университета при Институте государства и права Российской академии наук. Доклад на Всероссийской научной конференции "Российское государство ч право на рубеже тысячелетий", 2000

Концепция государственного регулирования электронной экономической деятельности в Российской Федерации: общеправовые и налогово-правовые аспекты

По справедливому замечанию проф. Т.Р. Ореховой, проблема соотноше­ния экономического и юридического имеет многовековую историю. На сегодняшний день российские ученые-экономисты, обосновывая эконо­мические теории, охотнее оперируют приемами, родственными скорее естественным наукам; однако едва ли следует забывать, что исправное функционирование экономического механизма любого государства невоз­можно, если субъекты экономики этого государства не ориентируются в своей деятельности на требования права. Массовое пренебрежение пра­вовыми нормами со стороны субъектов экономической деятельности и невыполнение (ненадлежащее выполнение) со стороны государства своих функций в сфере законодательного определения экономических "правил игры" (пробелы в позитивном праве и пробелы налогообложения) приводят к разрушению экономических связей, затем - к ослаблению и разрушению национальной экономики - экономической основы такого государства (налоговой, банковской и прочих систем), а в наиболее запущенных случаях -и самого государства как носителя публичного суверенитета. Сегодня в Российской Федерации это ощущается с особой остротой'.

При этом предлагаемый в большинстве работ отечественных эконо­мистов "канонический набор" причин перманентного системного кризи­са российской экономики представляется нам построенным на принци­пах изначально порочного упрощения: "Имеют место ошибки в деталях, но в целом необходимость дальнейшего развития открытой, свободной, саморегулирующейся рыночной экономики и интеграции в мировую ры­ночную экономику безусловна и не должна вызывать сомнения".

Главная причина кризиса экономики Российской Федерации - стратеги­ческая неэффективность (неприменимость в России) экономической моде­ли, реализуемой в ходе "демократических реформ", по сути являющейся раз­граблением страны, - модели открытой экономики, ориентированной на внешний рынок, а не на защиту национальных экономических интересов и приоритетов. Рассмотрение причин установления в России именно такой, не отвечающей национальным интересам экономической модели находится за пределами предметной области настоящей книги. Однако следует особо подчеркнуть, что на сегодняшний день мир в экономическом смысле находится на начальном этапе формирования уже новых аспектов миро­вой экономики, нового экономического миропорядка.

Поэтому одним из путей достижения устойчивого развития нацио­нальной экономики и нивелирования негативных последствий реализа­ции на протяжении ряда лет указанной экономической модели в Россий­ской Федерации (как именуют ее С. И. Мельников и А. Паршев - "само­едской экономики"') в сложившихся условиях является разработка кон­цепции государственного регулирования (в том числе - налогово-правового регулирования и налогообложения) субъектов электронной экономической деятельности и общественных отношений, формирующихся в информаци­онной среде глобальной компьютерной сети Интернет, отвечающей целям национальной экономической безопасности страны, восстановления на­циональной экономики.

В связи с этим нельзя не согласиться с мнением Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, д-ра юрид. наук, проф. В.Ф. Яковлева, который также, в частности, отмечает, что в настоящий момент "в нашем обществе происходит формирование новой общественной технологии взаимоотно­шений государства, экономики и общества, единственно возможной осно­вой которой должно быть законодательное регулирование экономических отношений. К сожалению, формирование системы нормативно-правового регулирования идет стихийным образом, без опоры на тщательно отрабо­танную теоретическую концепцию"2 . Поэтому одной из основных целей нашего исследования мы видим способствование устранению негативных последствий указанного "стихийного" регулирования.

Как справедливо указывает известный специалист в области банков­ского права Российской Федерации, д-р юрид. наук, канд. физ.-мат. на­ук, проф. Г.А. Тосунян в отношении роли государства в экономике, "бу­дучи формой государственного управления общественными процессами, система государственного регулирования призвана создавать благоприят­ные экономические, правовые и организационные условия для функцио­нирования учреждений, предприятий и организаций"'. Применительно к концепции государственного регулирования электронной экономической дея­тельности это означает, что такая система государственных мер в первую очередь должна быть направлена на развитие регулируемых обществен­ных отношений. Необходимо избрать те меры и формы государственного воздействия на электронный сегмент российской экономики, которые будут способствовать улучшению его функционирования в интересах всех участников электронной экономической деятельности.

Кроме того, применительно к технологиям осуществления электронной экономической деятельности нельзя не отметить мнение ведущих специа­листов Комитета по политике информатизации при Президенте РФ, кото­рые убеждены, что необходимо в скорейшее время принять "срочные ме­ры, направленные на создание единого информационного пространства страны и его интеграции в мировое информационное пространство. При этом... потеря контроля за информационными потоками на федеральном уровне означает то же самое, что и разрушение единой энергетической, транспортной и иных систем жизнеобеспечения государства"2 .

Следует также учитывать то обстоятельство, что дальнейшее распро­странение и развитие информационных сетей, в том числе глобальной компьютерной сети Интернет, неизбежно зависит не только от решений отдельных государств в данной сфере. Трансграничность глобальной ком­пьютерной сети Интернет, которая, по замечанию американского экономи­ста Б.М. Фридмана, должна рассматриваться в качестве слепка, прообраза нового информационного общества будущего, вызывает необходимость уме­лого сочетания национального и наднационального регулирования правоот­ношений, возникающих в данной информационной среде3 .

По мнению известного специалиста в области информационного пра­ва проф. В.А. Копылова, перед Россией тоже стоят задачи вхождения в информационное общество, несмотря на то, что имеет место отставание в развитии информационной инфраструктуры страны и в развитии пра­вового фундамента информационного общества.

Отставание же в подготовке национальной экономики к вхождению в информационное общество, как представляется специалистам, приведет как к потерям общегуманистического плана, так и к прямым экономическим потерям, связанным с несовершенством российского банковского зако­нодательства и законодательства о налогах и сборах (невозможностью адекватно защитить экономические интересы Российской Федерации на основе норм действующего законодательства).

Кроме того, как считают ведущие российские специалисты в области информации и информатизации, утеря правового контроля за экономической деятельностью, осуществляемой с территории РФ через глобаль­ную компьютерную сеть, и "неконтролируемое распространение по Рос­сии таких трансграничных сетей, как Интернет, может привести к "выка­чиванию" важнейших сведений из информационных ресурсов, состав­ляющих достояние Российской Федерации, нарушению конфиденциаль­ности персональных данных и ко многим другим отрицательным послед­ствиям, создающим угрозу независимости и суверенитету России"'.

В связи с этим важнейшим направлением государственной политики Российской Федерации в сфере информации, информатизации, а равно и в сфере обеспечения (укрепления) экономической безопасности Россий­ской Федерации является поэтапное глубокое научное и практическое ис­следование юридической и экономической природы, а также тенденций развития новых информационных технологий, процессов глобализации мировой экономики в целом и в первую очередь основных тенденций развития электронной экономической деятельности.

На основе теоретической научной базы, сформированной в процессе и в результате такого исследования, необходимо определить основные прин­ципы, цели и методы реализации соответствующей государственной кон­цепции в сфере регулирования и налогообложения субъектов электронной экономической деятельности. Реализация такой государственной политики должна быть направлена как на обеспечение общегосударственных интере­сов, так и на защиту прав и законных интересов граждан (физических лиц), организаций (юридических лиц) и всего общества в целом.

При этом следует учитывать, что, как уже указывалось выше, общест­венные отношения в сфере использования глобальной компьютерной сети Интернет неоднородны как по своей структуре, так и по степени и форме необходимого регулятивного воздействия со стороны публичной власти, а также допустимых (целесообразных, то есть соответствующих стратегическим направлениям государственной политики в данной сфе­ре, которые, заметим, предстоит определить) инструментов и методов такого воздействия. В качестве одного из главных отличий информаци­онных (неэкономических и экономических) отношений, формирующих­ся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет, выступают их разная природа и разные цели. Неэкономические (инфор­мационные) отношения, как указывалось выше, формируются в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет для целей от­крытого, безвозмездного (основанного на принципах свободного досту­па) создания, сбора, обработки и распространения информации, а также получения доступа к поиску открыто, безвозмездно (на принципах сво, бедного доступа) распространяемой информации. В свою очередь, экс номические отношения формируются в процессе использования глобал1 ной компьютерной сети Интернет в качестве электронного инструмет ведения электронной экономической деятельности (предприниматель ской деятельности в информационной среде глобальной компьютерной сети Интернет и иной не запрещенной законом электронной экономиче­ской деятельности).

Поэтому нам представляется, что в вопросе основных принципов, на­чал, которые могут быть положены в основу концепции государственно­го регулирования общественных отношений, формирующихся в сфере использования глобальной компьютерной сети Интернет, необходимо ориентироваться на разработанный нами двухсегментиый дифференциро­ванный подход.

Цель правового регулирования формирующихся в электронном виде эко­номических отношений - выработка экономического публичного порядка. Следовательно, актуальным представляется рассмотрение путей регули­рования таких отношений, в том числе определение порядка налогооб­ложения субъектов электронной экономической деятельности в русле формирования несущих конструкций публичного порядка в сфере ис­пользования сети Интернет в целом, на основе механизмов обеспечения экономического правопорядка в этой области. При этом необходимость осуществления такого государственного регулирования данной сферы экономической деятельности, которая в силу своей специфики располо­жена на стыке частных и публичных отношений, в интересах устойчиво­го развития всего российского общества, в русле реализации на практике концепции сильного правового государства сегодня уже не должна вызы­вать сомнений.

Основным инструментом такого государственного регулирования ста­нет право, как наиболее эффективный и универсальный регулятор обще­ственных отношений.

На сегодняшний день, как указывалось выше, основной неразрешенной проблемой на пути развития электронной экономической деятельности, вытекающей из юридической неурегулированности статуса экономиче­ской деятельности (пробелов в праве и пробелов налогообложения) сле­дует признать отсутствие правового механизма защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан - приобретателей (пользователей) товаров и услуг, реализуемых в процессе осуществления электронной экономической деятельности.

Представляется бесспорным, что дальнейшая фактическая самоустра-ненность Российской Федерации от социально-экономических процес­сов, изменений экономического миропорядка, происходящих в настоя­щее время в результате развития новых информационных технологий и глобализации:

а) с одной стороны - влечет ослабление экономической, информаци­онной и бюджетной безопасности Российской Федерации, а также может привести к существенному ослаблению, а при определенных обстоятель­ствах даже к разрушению финансово-кредитной и налоговой систем Рос­сийской Федерации;

б) с другой - может повлечь за собой массовые нарушения прав, сво­бод и законных интересов как хозяйствующих субъектов, осуществляюших электронную экономическую деятельность с использованием гло­бальных компьютерных сетей, так и физических лиц - потребителей то­варов, работ, услуг, предоставляемых в электронной форме с использо­ванием глобальной компьютерной сети Интернет.

Важнейшим концептуальным обстоятельством следует признать то, что наличие указанных выше пробелов позитивного права и пробелов нало­гообложения в сфере регулирования общественных отношений экономиче­ского характера, формирующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет (электронной экономической деятельно­сти), наряду с общеправовыми проблемами порождает и так называемые правовые проблемы отраслевого характера.

При этом качественным обстоятельством таких, на первый взгляд, су­губо отраслевых проблем является невозможность их разрешения в рам­ках только какой-то одной отрасли российского права, без комплексного подхода. Так, в связи с развитием глобальной компьютерной сети Ин­тернет (электронной экономической деятельности) актуальными пробле­мами, например, авторского права становятся:

а) проблема защиты средств индивидуализации (товарный знак, фир­менное наименование, знак обслуживания и т. д.) от незаконного ис­пользования в глобальной компьютерной сети Интернет;

б) правовая неразрсшенность вопроса об отнесении или неотнесснии . к средствам индивидуализации доменного имени в сети Интернет;

в) правовые проблемы защиты исключительных прав на программы для ЭВМ в глобальной компьютерной сети Интернет и прав автора веб-сайта;

г) юридические проблемы, порождаемые неопределенностью правово-| го статуса электронных (цифровых) версий традиционных средств массо­вой информации (журналов, газет, телеканалов) и электронных СМИ, распространяемых (размещаемых на веб-сайтах) в глобальной компью­терной сети Интернет, и т. д.'

В рамках трудового права актуальными вопросами, порождаемыми! развитием электронной экономической деятельности и экономических отношений в глобальной компьютерной сети Интернет, являются про­блемы, связанные с таким новым правовым феноменом, как дистанци­онная трудовая деятельность, регулирование трудовых отношений в вир­туальном коллективе, внутренний трудовой распорядок электронной (виртуальной) компании и т. д. I

Острой проблемой уголовного права становятся выявление и фиксация факта совершения преступления в сфере электронной экономической деятельности.

Среди проблем гражданского процессуального права, уголовного процес­суального права и арбитражного процессуального права отметим: .

а) проблемы подсудности споров, возникающих в процессе осуществ­ления электронной экономической деятельности;

б) вопросы отражения в процессуальной деятельности по доказыва-нию развития электронной экономической деятельности и в целом об­щественных отношений, формирующихся в процессе использования гло­бальной компьютерной сети Интернет, и в частности вопросы использо­вания электронных документов в качестве доказательств в суде.

Отметим, что отдельные аспекты названных проблем поднимались советскими учеными-юристами и задолго до возникновения электронной экономической деятельности2 .

Вот далеко не исчерпывающий перечень примеров отраслевых право­вых проблем в сфере электронной экономической деятельности, который вполне может быть нами продолжен при обращении к актуальным про­блемам таких отраслей российского права, как конституционное, избира­тельное, гражданское, предпринимательское (хозяйственное), админист­ративное, банковское, страховое право и т. д.3

Поэтому разрешение указанных отраслевых проблем невозможно иначе как путем разработки комплексной концепции государственного регулирования электронной экономической деятельности, а значит - об­щественных отношений в сфере использования компьютерной сети Ин­тернет в целом.

Справедливости ради следует отметить, что, как по отношению к эконо­мической деятельности в целом, так и относительно перспектив правового регулирования общественных отношений, формирующихся в процессе ис­пользования глобальной компьютерной сети Интернет, существуют разные точки зрения, в том числе недооценивающие роль государства в этой сфере.

Так, лейтмотивом проекта Федерального закона "О государственной политике Российской Федерации по развитию и использованию сети Интернет", разработанного М.В. Якушевым (текст законопроекта в тече­ние ряда лет представлялся для обсуждения на различных веб-сайтах), Рекомендаций по организации деятельности лиц в сфере Интернет-коммерции в Российской Федерации, представленных на слушаниях и Государственной Думе Федерального Собрания РФ 22 мая 2000 года (за­тем также размещенных для обсуждения на различных веб-сайтах в сети Интернет), и ряда других документов и воззваний, размещаемых в сети, выступают призывы так называемого "Интернет-сообщества" (опреде­ленной групп лиц - пользователей глобальной компьютерной сети Ин­тернет) о "возможности и целесообразности развития механизмов само­регуляции и общественного самоуправления в сфере Интернет-коммерции и отношений, связанных с использованием сети Интернет в Российской Федерации".

Отметим, что, во-первых, аналогичные точки зрения высказываются как в России, так и в зарубежных странах; во-вторых, такие позиции в целом близки исследователям, недооценивающим роль государственного управления в экономике. Как справедливо указывает Г.А. Тосунян, мно­гими зарубежными учеными-экономистами ошибочно утверждается (в рамках концепции Экономикса), например, что по мере углубления рыночных отношений государственное регулирование в экономике не только теряет свое значение, но и начинает выполнять негативную роль.

При этом сторонники этих суждений не учитывают то обстоятельство, что цивилизованный рынок, способный на саморегуляцию, необходимо еще организовать. В наших условиях решение задачи такого масштаба невоз­можно без участия государства, поскольку, при определенных обстоятельст­вах, придется использовать все формы государственного управления, в том числе, при необходимости, - его самые жесткие виды. Как отмечает приме­нительно к экономике в целом Г.А. Тосунян, "само нормальное функциони­рование рынка не может быть обеспечено только стихийными регуляторами Стихийные регуляторы сами по себе не могут оградить рынок, например, от возможных эгоистических действий субъектов естественных и иных монополий или обезопасить рынок от пагубной внешней экономической экспансии".

Кроме того, представляется, что опыт последних десяти лет реформ наглядно показал: государственная политика в сфере регулирования эко­номических отношений, основанная на признании целесообразным для государства "уйти из экономики" и во всем положиться на "невидимую регулирующую руку рынка", который "сам все расставит на свои места", приводит на практике к не менее разрушительным и дестабилизирую­щим последствиям для национального хозяйства, нежели пресловутая "плановая экономика".

В связи с этим нельзя не согласиться с мнением незаинтересованных наблюдателей (например, австралийских экономистов Г. Ньюмана и К. Брауна - известных исследователей экономик новых демократических государств Восточной Европы) о том, что "в отличие от большинства российских экономистов, запутавшихся в американских теориях Эконо­микса, наскоро переведенных для них на русский язык заботливыми "брутами" на деньги различных иностранных "фондов поддержки науки", на сегодняшний день передовая российская юридическая наука не до­пускает и тени указанных заблуждений"'.

Как указывает акад. РАН Б.Н. Топорнин, "сильное государство долж­но играть важную роль в организации и развитии цивилизованных ры­ночных отношений... Мы до сих пор страдаем от ослабления государства, произошедшего по различным причинам, например из-за чрезмерного распространения концепций, пропагандирующих ограничение роли госу­дарства в условиях действия саморегулирующегося рынка (зачастую без учета реальных потребностей экономических реформ), тогда как реаль­ное реформирование невозможно без сильного, эффективного государст­ва. Авторитарное прошлое нашей страны также послужило причиной известного отторжения и противопоставления государства и гражданско­го общества... Пассивное отношение государства к переделу собственно­сти уже послужило причиной многих наших сегодняшних социальных бед. А в тех случаях, когда требуется защита прав человека, вмешательст­во государства является его святой и прямой обязанностью"2 .

При этом представляется, что понятие "сильное государство", пред­ложенное Б.Н. Топорниным в качестве ориентира современной теории государства и права, применительно к проблемам рассматриваемой сфе­ры экономической деятельности нуждается в серьезной разработке в рамках как юридической, так и экономической науки, поскольку сегодня в это понятие нередко вкладывается разное содержание. Между тем, по нашему мнению, концепция государственного регулирования электрон­ной экономической деятельности в Российской Федерации должна стро­иться именно на ценностных характеристиках сильного государства, ис­ходя из конструкции "сильное право - для сильной страны". При этом под сильным государством должно пониматься не государство, основан­ное на полицейской силе, а на сильной рыночной экономике, сильном гражданском обществе, сильной демократии'.

Что касается соотношения сторонников "саморегуляции Интернета" и здравого смысла, отметим, что разрешение названного противоречия нам видится в использовании указанного выше дифференцированного двухсег­ментного подхода к определению правовых основ регулирования отноше­ний, формирующихся в сети Интернет.

Так, например, в рамках такого подхода отдельные элементы саморе­гуляции допустимы преимущественно в сфере информационных (неэко­номических) отношений.

Таким образом, основными налогово-правовыми аспектами концепции государственного регулирования электронной экономической деятельности в Российской Федерации является совокупность следующих обстоятельств.

1. Для целей налогово-правового регулирования в Российской Феде­рации электронной экономической деятельности необходимо разработать общую универсальную систему мер по регулированию всех сфер как су­ществующих на сегодняшний момент, так и прогнозируемых видов элек­тронной экономической деятельности, с учетом особенностей неэконо­мических общественных отношений, формирующихся в информацион­ной среде глобальной компьютерной сети Интернет. Регулирование эко­номических и неэкономических отношений, формирующихся в процессе использования глобальной компьютерной сети Интернет, должно осуществ­ляться комплексно, исходя из недопустимости разрывов правового поля.

1. Как известно, с точки зрения налогово-правового регулирования важнейшим фактором выступают инструменты расчетного обеспечения электронной экономической деятельности. Именно применение новых механизмов осуществления электронных расчетов усложняет налоговый контроль за субъектами такой деятельности, фактически делая такую экономическую деятельность "скрытой от налоговых органов"2 . Или, как образно выражаются П. Сиэгл и К. Браун, "с наступлением эры Интер­нета электронные безналичные расчеты превращают тыкву в карету, -словно из вакуума появляется новый вид коммерции"3 .

Поэтому особое внимание должно быть уделено уточнению механиз­мов правового регулирования как относительно традиционных, но фраг­ментарно регулируемых российским банковским правом и слабо изучен­ных юридической наукой расчетных инструментов, получивших "новую жизнь" в рамках информационной среды глобальной компьютерной сети Интернет (и в первую очередь - банковских карт), так и абсолютно но­вых для российского права и юридической науки так называемых сете­вых расчетных инструментов ("электронные деньги", "сетевые деньги" и системы электронных денег).

3. При этом для целей эффективности реализации налогово-правовых аспектов концепции государственного регулирования электронной эконо­мической деятельности представляется необходимым системное сочетание двух групп правовых мер: общеорганизационных и налогово-регулятивных.

По справедливому замечанию Б.Н. Топорнина, "Юридическая наука не должна играть роль "пожарной команды", вызываемой каждый раз для разрешения критических ситуаций: она должна усилить свою методоло­гическую, прогностическую функцию"'. На сегодняшний день перед рос­сийским правом открывается, быть может, уникальная возможность не только установить (корректировать) правовые рамки и основы уже сфор­мированных общественных отношений, но и юридического конструирова­ния долженствующего быть (необходимого в перспективе, исходя из целей устойчивого развития российского общества) будущего экономического и публичного правопорядка в сфере использования информационной сре­ды глобальной компьютерной сети Интернет.

Поэтому первую группу правовых мер должны составить правовые механизмы организационного характера, призванные конституциониро-вать систему осуществления электронной экономической деятельности и в целом отношений, формирующихся в процессе использования гло­бальной компьютерной сети, с учетом двухсегментного подхода, то есть с учетом особенностей и информационных (неэкономических) и экономи­ческих отношений в информационной среде сети. Основной целью пра­вовых мер этой группы является установление общих принципов легаль­ного (законного) осуществления и правового регулирования электронной экономической деятельности, правового статуса такой деятельности, ее субъектов и т. д.

Вторую группу составят правовые меры, направленные на устранение пробела налогообложения в сфере электронной экономической деятельности.

4. Нельзя не согласиться с утверждением Р.А. Маршавина о том, что "Россия пока не принадлежит к кругу стран, задающих тон в формирова­нии основных принципов регулирования электронной коммерции в ме­ждународном масштабе, поэтому особое внимание нам следует уделить изучению того опыта, который накоплен к настоящему времени другими государствами... Изучение уже существующих наработок в данной облас­ти позволит нашей стране быстрее адаптировать свою законодательную базу для решения многих актуальных проблем, а иногда и избежать оши­бок и просчетов, допущенных другими государствами"2 .

Вместе с тем безусловно необходимой является выработка на основе такой концепции государственного регулирования общественных отношений, формирующихся в процессе использования глобальной компькм терной сети Интернет, отвечающей интересам национальной экономичен ской и информационной безопасности внешнеполитической линии Рос-' сийской Федерации в сфере установления наднациональных основ ocy-i ществления электронной экономической деятельности.

Правовые подходы к разрешению проблемы . регулирования экономических отношений в глобальной компьютерной сети Интернет и налогообложения субъектов электронной экономической деятельности в зарубежных странах

Правовая проблема выбора механизма регулирования электронной эко­номической деятельности и в целом информационных отношений, форми­рующихся в процессе использования с использованием глобальной компью­терной сети Интернет, а также налогово-правовые проблемы в этой сфере становятся все более актуальными как для большинства индустриально развитых государств мира (в том числе в лице их фискальных органов) и международных организаций, так и для потребителей различных услуг, ока­зываемых с использованием сети Интернет, а также физических и юридиче­ских лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность с использо­ванием сети Интернет, - потенциальных налогоплательщиков. ;

На сегодняшний день не существует не только наработанной и при­знанной в различных странах мира практики регулирования и налогооб­ложения названной деятельности, но и значимых исследований данной проблемы в юридической науке (в частности, в теории налогового пра­ва). Вместе с тем глобальная компьютерная сеть Интернет достигла тако­го уровня развития и способна оказывать воздействие на жизнь общества в такой степени, что можно предполагать неминуемый переход от само­развития к государственному регулированию деятельности, связанной с этой глобальной сетью, и в первую очередь - регулированию экономиче­ских отношений в сети. Например, по оценкам специалистов, неучтен­ные обороты по реализации товаров, работ и услуг только в российском, сегменте глобальной компьютерной сети Интернет в 2000 г. составили порядка 0,5 млрд долл.

Решение проблемы налогообложения результатов экономической дея­тельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, осложняется во всем мире тем, что действующее нацио­нальное налоговое законодательство всех стран ориентировано на регу­лирование традиционных правоотношений. Поэтому при использовании в качестве инструмента извлечения прибыли глобальных компьютерных сетей большинство его норм оказываются неприменимыми.

Кроме того, необходимо решать проблему юрисдикции, которая обу­словлена прежде всего экстерриториальностью сети Интернет, что не позволяет в полной мере осуществлять налоговый контроль в пределах конкретного государства. Движение информации в Интернете в силу специфики этой сети зачастую не может быть регламентировано законо­дательством только какой-либо одной страны, в связи с чем возникает необходимость подготовки международно-правовых актов. Следует отме­тить, что решение названной проблемы на международном уровне, без­условно, заслуживает поддержки, однако это не исключит для Россий­ской Федерации необходимость разработки адекватного национального

законодательства.

Еще в 1998 - 1999 гг. экспертами Нью-йоркской правительственной рабочей группы по электронной торговле (США) и ОЭСР разработаны несколько проектов Международных конвенций по электронным сдел­кам и Директив по налогообложению сделок, осуществляемых в глобаль­ной компьютерной сети Интернет. Авторы проектов исходят из привязки "электронных услуг" к фактическому месту нахождения компьютерного сервера, который предлагается признавать постоянным представительст­вом. При этом, так как большая часть существующих в сети веб-сайтов (в том числе и принадлежащих хозяйствующим субъектам, являющимся налоговыми резидентами РФ и стран Европейского Союза) размещена на серверах, физически расположенных на территории США, то при ис­пользовании данной правовой конструкции и соответствующее налого­обложение будет осуществляться в этом государстве, что грубо противо­речит как национальным интересам Российской Федерации и большин­ства индустриально развитых стран мира, так и общепризнанным прин­ципам международного права.

Следует отметить, что европейские государства, чьи источники нало­говых поступлений оказались под угрозой в результате агрессивного про­ведения Соединенными Штатами через контролируемые международные организации проамериканской налоговой политики в сфере электронной коммерции, заинтересованы в поиске иных правовых конструкций регу­лирования и налогообложения субъектов электронной экономической дея­тельности'.

Таким образом, на сегодняшний момент в мире можно выделить три

основных подхода к разрешению проблемы регулирования и налогооб­ложения субъектов электронной экономической деятельности.

1. Политические элиты Соединенных Штатов и поддерживающих США государств, занимающих лидирующие позиции в области новых инфор­мационных технологий (Япония, Канада, Южная Корея, Австралия и др.), полагают необходимым установление в мире режима невмешатель­ства (или минимального вмешательства) государств в электронный сег­мент мировой экономики и национальных экономик (принцип саморегулирования электронной коммерции), а также моратория на введение налогообложения субъектов электронной экономической деятельности с целью максимизации выгод от использования экономического потенциа­ла сети для национальных экономик только названных стран.

2. Государства, занимающие позиции в области новых информацион­ных технологий "вслед за лидерами" - в основном члены Европейского Союза, заинтересованные в скорейшем устранении пробела налогообло­жения в сфере электронной экономической деятельности, строят внут­реннюю и внешнюю политику на понимании необходимости максималь­ного государственного регулирования электронных экономических от­ношений исходя из примата фискальных интересов.

3. Третью группу составляют государства, политические системы ко­торых не являются демократическими (или могут считаться таковыми лишь отчасти). Это в первую очередь Куба, Китай, Монголия, Иран, Аф­ганистан. По вполне понятным причинам политические элиты назван­ных государств в первую очередь стремятся к максимальному контролю над информационными (а не над экономическими) отношениями в гло­бальной компьютерной сети Интернет. Электронные экономические от­ношения рассматриваются не с точки зрения фискальных интересов, а сквозь призму общегосударственной политики моноидеологичности'.

Как справедливо указывает Президент РФ В.В. Путин, инициатором установления качественно иного подхода к правовому регулированию и налогообложению субъектов электронной экономической деятельности, направленного на защиту государственных интересов, а также с учетом экономических интересов российских организаций и индивидуальных ' предпринимателей, должна выступить Российская Федерация. Решение ;

названной проблемы может быть осуществлено путем изменения дейст­вующего национального законодательства. В последующем на основе та- ;

ких изменений национального законодательства и накопленного право- \ применительного опыта должны формироваться соответствующие между- .. народно-правовые инициативы Российской Федерации. ;

В связи с этим важным является изучение существующего зарубежного опыта в данной сфере и выявление основных подходов различных стран мира и международных организаций к разрешению проблем правового регулирова­ния и налогообложения экономической деятельности, осуществляемой с ис­пользованием сети Интернет. При этом следует учитывать то обстоятель­ство, что выбор преобладающего подхода к разрешению названных нало-гово-правовых и общеправовых проблем существенным образом зависит от уровня развития экономики и формы политического режима в рас­сматриваемом государстве (рассматриваемой группе государств), д

Как уже указывалось, подходы ведущих стран к проблемам общепра- | нового и налогово-правового статуса электронной экономической лея- •д тсльности неоднозначны.

Государства первой группы (США, Япония, Канада, Южная Корея, Австралия и др.), по словам Р.А. Маршавина, "при всех нюансах в под­ходах этих стран к созданию глобальных правовых рамок для электрон­ной коммерции... едины в понимании того, что частному сектору надо принять на себя ведущую роль в развитии Интернета и электронной тор­говли. По мнению перечисленных стран, система саморегулирования этой индустрии (особенно в таких областях, как установление стандартов, защита информации и контроль за ее содержанием) должна стать нормой, за ис­ключением тех случаев, когда... возникает потребность в реализации госу­дарственных мер или... международных соглашений. С этой целью потребу­ется наладить координацию деятельности правительств по линии междуна­родных организаций (ОЭСР, ВТО, ВОИС, ЮНСИТРАЛ и др.) по адапта­ции существующих торговых законов и положений"1 .

Речь, таким образом, должна идти о переносе центра тяжести с функ­ций государственного регулирования на функции "облегчения" и "упроще­ния" порядка осуществления электронной экономической деятельности.

В 1992 г. решением Верховного Суда Соединенных Штатов Америки в США был введен мораторий на введение налогообложения субъектов электронной экономической деятельности, осуществляемой с использовани­ем глобальной компьютерной сети Интернет. В соответствии с этим ре­шением компании, продающие товары в сети Интернет по каталогу (Ин­тернет-магазины), были отнесены к льготной категории.

В последние годы правительства многих штатов стали высказывать все большую озабоченность тем, что по мере развития электронной ком­мерции из-за наличия моратория в первую очередь страдают бюджетные интересы штатов. В свою очередь представители компаний, осуществляю­щих экономическую деятельность в сети Интернет (назовем их электрон­ными компаниями, или Интернет-компаниями), уверяют, что ужесточение в данной части налоговых законодательств и отмена моратория будут пре­пятствовать дальнейшему развитию этого важного для США сектора эконо­мики. Тех же соображений придерживаются и федеральные власти.

В 2000 г. Конгресс США принял решение о продлении действующего моратория до октября 2001 г. Комментируя это решение, конгрессмен от штата Техас Ллойд Доггетт (LloydDoggett) отметил, что "данный морато­рий был принят с целью поощрения роста индустрии электронной ком­мерции и защиты молодого бизнеса от различных федеральных и мест­ных налогов в США. Электронная коммерция все еще переживает пери­од детства и может не реализовать весь свой потенциал, если попадет под

налоговый пресс"2 .

В настоящее время "налоговый мораторий" продлен до 2006 г., то есть на 5 последующих лет после истечения срока действия текущего моратория в октябре 2001 г. В ходе рассмотрения вопроса о моратории на налогообложение электронной коммерции были отметены поправки, оговаривавшие право одиннадцати штатов не вводить в действие такой мораторий на их территории.

Администрация США настоятельно рекомендует политическому py-j ководству и других индустриально развитых государств последовать при-f меру Соединенных Штатов:

Однако американские экономисты - противники моратория - отме­чают, что отсутствие налогообложения электронной коммерции оборачива­ется для США существенными бюджетными потерями. Так, в соответствии с исследованиями, проведенными проф. Университета Теннесси Дональдом Брюсом (DonaldBmce) бюджеты каждого из штатов США будут недополу­чать до миллиарда долларов ежегодно. Исследования проводились по запро­су Сети по управлению государственным долгом Национальной ассоциации министров штатов (StateDebtManagementNetworkoftheNationalAssociationofStateTreasurers)'.

Вместе с тем, как указывалось выше, еще в 1998 - 1999 гг. экспертами Нью-Йоркской правительственной рабочей группы по электронной тор­говле США и ОЭСР были разработаны несколько проектов международ­ных конвенций по электронным сделкам и директив по налогообложе­нию сделок, осуществляемых в Интернете. Авторы проектов исходят из привязки "электронных услуг" к фактическому месту нахождения компь­ютерного сервера, который предлагается признавать постоянным пред­ставительством. Так как большая часть существующих в сети Интернет веб-сайтов размещена на серверах, физически расположенных на терри­тории США, то и соответствующее налогообложение в будущем, при общемировом признании американского подхода к рассмотрению данной проблемы, будет осуществляться в этом государстве. В этом случае, как предполагается, бюджетные потери, вызванные сегодня действующим мораторием, в недалеком будущем могут быть легко восполнены. В свою очередь, "задачей сегодняшнего дня" администрация США именует реа­лизацию концепции "Глобальной Информационной Безналоговой Ин­фраструктуры" (G1AI).

Следует особо отметить, что наиболее близкие к американским пози­ции в своей национальной и международной политике занимает админи­страция Канады3 .

В июле 2001 г. в Канаде объявлено о начале сбора предложений граждан по реформе законодательства в сфере охраны авторских прав, интеллекту­альной собственности и налоговых льгот. Ожидаемая реформа законодатель­ства призвана прояснить правовой статус Интернет-компаний, осуществ­ляющих сетевые теле- и радиотрансляции. Кроме того, предполагается определить степень применимости данного законодательства к деятель­ности компаний-провайдеров, предоставляющих третьим лицам услуги по подключению к сети Интернет.

Действующие на сегодняшний день в стране нормы по охране автор­ских прав во многом соответствуют стандартам Всемирной организации по интеллектуальной собственности (ВОИС), однако, как отмечает пер­вый вице-директор Института сравнительного права и мировых эконо­мических процессов (г. Монреаль) Ален Пашканица (AlenPashkuniza), "Канаде необходимо законодательство, ориентированное на регулирова­ние быстроменяющихся не статических глобальных экономических про­цессов, учитывающее все наши национальные микроэкономические осо­бенности". Так, новое законодательство "должно учесть такой канадский феномен, как правовая неопределенность с онлайновым телевидением"1 . Наиболее значимым примером в данной сфере был назван канал iCraveTV и его правопреемник JumpTV.

В частности, остается неразрешенным вопрос, должны ли распро­страняться налоговые льготы, предусмотренные канадским законодатель­ством для телекомпаний и других средств массовой информации, функ­ционирующих вне сети Интернет, на компании, осуществляющие свою деятельность исключительно или преимущественно в сети2 . Данная про­блема в последние годы приобретает особое значение в связи с тем, что действующее законодательство как Канады, так и других государств (в том числе и действующее законодательство РФ) не содержит юридиче­ских критериев отнесения таких "телекомпаний" и других информацион­ных источников, распространяемых с использованием сети Интернет (так называемых "электронных печатных изданий" и "электронных газет"), к сред­ствам массовой информации, а также порядка их отчетности по налого­вым льготам.

Государства второй группы во главу своей внутренней и внешней по­литики в области электронной экономической деятельности ставят по­нимание того, что взимание налогов с оборотов коммерческих сделок, осуществляемых в глобальной сети Интернет, может стать в перспективе важной, а на определенной стадии развития мировой электронной эко­номики - важнейшей статьей пополнения как национального бюджета этих государств, так и консолидированного интеграционного бюджета

Европейского Союза.

При этом для достижения поставленных задач предлагаются различ­ные налогово-правовые конструкции.

Например, эксперты Эшмановского института (Бельгия) предлагают ввести так называемый "побитовый налог" - поставить счетчики и взи­мать деньги за объем переданной информации (трафик), точнее "перекачанных битов", независимо от того, какие сведения они предоставляют и предоставляют ли вообще. По сделанной в свое время оценке бельгий­ского Министерства коммуникаций, при ставке такого налога 1 доллар за 100 мегабит налоговые поступления этой страны могли бы составить по­рядка 10 млрд долл. в год (что составляет 4% от валового национального продукта Бельгии)'.

Во Франции в июне 2001 г. для целей последующего налогообложе­ния субъектов электронной экономической деятельности рассматривает­ся возможность обязательной государственной сертификации торговых Интернет-компаний. В докладе комиссии по финансам Национального собрания Франции предлагается ввести специальный "опознавательный знак", которым отмечались бы те торговые Интернет-компании, которые предлагают достаточные гарантии налоговой прозрачности и технологи­ческой безопасности при осуществлении платежей с использованием банковских карт2 . Вместе с тем еще в мае 2000 г. французским пользова­телям сети Интернет было запрещено совершать сделки по приобрете­нию товаров в Интернет-магазинах и аукционах, организаторы которых не получили в установленном порядке разрешение на ведение торговли и проведение аукционов и не встали на налоговый учет для целей учета оборотов и уплаты налога на добавленную стоимость. Правовым основа­нием введения такого запрета послужило решение муниципального суда г. Парижа от 5 мая 2000 года № 456/7/А7 "По делу о налогообложении Интернет-аукционов, осуществляемых в режиме реального времени". Судебное разбирательство было начато после того, как компания Nart.com приступила к продаже произведений французской живописи через веб-сайт своего американского представительства.

В сентябре 2001 г. во Франции введены в оборот специальные небан­ковские пластиковые карты Easysmartcodes стоимостью 50, 100 и 200 франков, предназначенные для оплаты стоимости приобретенных с по­мощью сети Интернет товаров (услуг). Такие небанковские пластиковые карты имеют индивидуальный номер и 25 кодов, которые указываются при оплате товаров (услуг), приобретаемых с использованием сети Ин­тернет. При каждой покупке используется один из этих кодов. Достоин­ством такой системы электронных расчетов специалисты называют ее анонимность - использование карты не связано с личностью покупателя и не требует создания специального банковского счета. Владелец систе­мы, компания SEP-Tech, заключила соглашения о введении такой сис­темы оплаты с рядом сайтов порнографического содержания. С другой стороны, внедрение таких карт, по оценкам налоговых органов Франции, осложнит установление общеправового (в том числе налогово-правового) контроля над электронной экономической деятельностью, и, кроме того, развитие подобных предоплаченных финансовых продуктов в будущем может существенно ослабить стабильность банковской системы и эмис­сионной политики Франции.

В Германии с мая 2000 г. рассматривается возможность дополнения действующей системы налогов новым фискальным платежом - "налогом на использование сети Интернет в деловых целях". При этом для целей обложения названным налогом сеть Интернет с экономической точки зрения предполагается рассматривать в качестве средства производства. В качестве плательщиков налога (субъектов налогообложения) могут вы­ступать только юридические лица - налоговые резиденты Германии, ис­пользующие глобальную сеть Интернет для извлечения прибыли ("в де­ловых целях"). В этом случае объектом налогообложения будет выступать время, в течение которого компьютер юридического лица был подклю­чен к сети Интернет и использовался для осуществления предпринима­тельской деятельности. Предполагается, что при составлении соответст­вующей налоговой декларации сотрудники финансовых подразделений компаний будут дополнительно заполнять графу "Интернет". В назван­ной графе будет указываться время, проведенное в сети, - "продолжи­тельность работы в Интернет", тематика посещаемых сайтов и т. д. При этом важнейшим обстоятельством становится неразрешенная пока про­блема порядка осуществления соответствующего налогового контроля за достоверностью предоставляемых сведений'.

Аналогичные идеи были заложены и в основу ряда законопроектов в Швейцарии. Однако в июле 2000 г. парламент этой страны категорически выступил против "введения общенационального налогообложения эко­номической деятельности (электронных банковских услуг и Интернет-банкинг), осуществляемой в Интернете"2 . Кроме того, было заявлено, что реализация нематериальных товаров (информации о курсах валют, биржевых котировках, новостей и т. д.), приобретаемых через сеть Ин­тернет, не будет облагаться налогом на добавленную стоимость.

Напротив, в Турции преобладают сторонники более жесткого подхода к правовому регулированию электронного сегмента национальной эко­номики. В соответствии с законом, принятым в Турции 7 июня 2001 го­да, в качестве базовой схемы, по аналогии с которой предполагается осуществление правового регулирования и налогообложения информа­ционных обменов (электронной экономической деятельности. - А. Т.), в рамках турецкого сегмента глобальной компьютерной сети Интернет из­брана правовая конструкция, используемая сегодня для регулирования деятельности печатных изданий. То есть Интернет приравняли к средст­вам массовой информации и пригрозили штрафами. Упомянутый закон Турции предусматривает штрафы размером до 100 млрд турецких лир (около 85 тыс. долл. США) за публикацию на веб-сайте, собственником которого является юридическое или физическое лицо - налоговый резидент Турции, неверных новостей делового характера, оскорблений и дру-1 гих подобных материалов. Однако правительство отказалось утвердить положения закона, требующие разрешения местных властей на открытие веб-сайта (по аналогии с процедурой создания и государственной регист­рации обычного печатного издания или электронного СМИ (юридиче­ского лица)). Избран более мягкий - уведомительный порядок открытия веб-сайтов1 . Кроме того, следует отметить, что в первоначальном проекте закона предусматривалась обязанность владельцев веб-сайтов ежедневно предоставлять печатный вариант сайта соответствующему органу власти, наделенному соответствующими контрольными полномочиями. Предпо­лагалось, что такой контроль в будущем позволит безболезненно перейти к распространению действующего турецкого налогового законодательства на хозяйствующих субъектов, осуществляющих электронную экономическую деятельность. В этом случае основные контрольные функции в этой сфе­ре постепенно предполагалось перераспределять в пользу налоговых ор­ганов страны.

Существует достаточно распространенное мнение, что широкое пре­доставление доступа к информации, распространяемой с использованием сети Интернет, ведет к развитию свободы слова и демократии. Поэтому большинство американских политологов предрекали неминуемый крах политических режимов государств третьей рассматриваемой нами группы (Куба, Иран, Китай, Афганистан при талибах и др.) по мере "проникнове­ния" новых информационных технологий на территорию таких государств.

Вместе с тем авторитарные политические элиты названных государств, нашли способы контролировать политические дебаты в сети Интернет в пределах своих стран2 . При этом используются различные стратегии для контроля над информационными и экономическими процессами в гло­бальной компьютерной сети Интернет, i

Так, в Китае правительство поощряет желание своих граждан выхо-' дать в сеть, при этом тщательно контролируя чаты и веб-страницы. Предсе- , датель Народного Собрания КНР Цзянь Цзе-Минь (JiangZemin) 12 июля| 2001 года призвал ужесточить контроль за использованием сети Интернет, на территории Китая3 . В настоящее время в китайском сегменте гло-1 бальной компьютерной сети "возведена" так называемая "Огненная Ки-1 тайская Стена", блокирующая доступ к нежелательным веб-сайтам. Спи­сок закрытых сайтов определяется специальной комиссией Центрального комитета Коммунистической партии Китая. Кроме того, несколько "ки-бердиссидентов", разместивших в сети критические замечания в адрес правительства, были приговорены к различным срокам тюремного за­ключения4 . Вместе с тем проблема выбора механизмов правового регули­рования и налогообложения субъектов электронной экономической дея­тельности в Китае пока не решена. Министерство финансов Китая с апре­ля 2000 г. приступило к рассмотрению вопроса о возможности налогообло­жения субъектов электронной экономической деятельности китайских ком­паний'.

На Кубе, наоборот, доступ к сети Интернет имеют только универси­теты и некоторые государственные учреждения. Таким образом, в связи с ограниченным доступом к сети Интернет электронная экономическая деятельность с территории Кубы практически не ведется.

В Афганистане запрет на использование сети Интернет был отменен с падением власти талибов.

В Исламской Республике Иран правительство страны не выступает за запрет глобальной компьютерной сети Интернет в принципе, однако пытается обезопасить себя и население от появления в рамках границ Ирана опасных для исламистской партии материалов, а также неконтро­лируемой государственными органами внутренних доходов (налоговыми органами Ирана) экономической (в первую очередь торговой) деятельности. До 1997 г. в Иране Интернет был запрещен. После его легализации в стране стали чрезвычайно популярными заведения, где иранцам предос­тавляется возможность пользования сетью Интернет. Однако с мая 2001 г. в стране развернута общественная кампания, направленная на усиление контроля над использованием сети Интернет и регулирования деятельности единственной в стране провайдерской службы. С этой це­лью в настоящий момент в Иране, как и в Китайской Народной Респуб­лике, полностью блокирован доступ на некоторые иностранные веб-сайты, в первую очередь безнравственного и финансово-экономического содержания. Иранская телекоммуникационная компания, которая явля­ется монополистом в сфере услуг подключения к сети Интернет, в соот­ветствии с решением правительства страны постоянно фильтрует опас­ные для национальной безопасности Ирана материалы, публикуемые в глобальном информационном пространстве, и призвана пресекать ком­мерческие поползновения иранцев в сети Интернет3 .

Кроме того, особо следует отметить, что возрастающее значение элек­тронной экономической деятельности и нарастающая острота проблем, порождаемых пробелами, существующими в праве и в сфере налогооб­ложения, становятся предметом пристального внимания международных организаций: Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Всемирной торговой организации (ВТО), Комиссии ООН по международному торговому законодательству (ЮНСИТРАЛ), Междуна­родной торговой палаты (МТП), Организации экономического сотрудни­чества и развития (ОЭСР), Международной ассоциации электронной коммерции (ИАЕК), Международной ассоциации финансового законода­тельства (ИАФЛ) и др.

Под эгидой Европейского центрального банка и ИАЕК в июне 2001 г. в г. Гааге (Голландия) прошла международная конференция стран Евро-| пейского Союза, участники которой попытались определить принципы, которыми нужно руководствоваться при разработке международных межправительственных актов в области налогообложения субъектов элек-., тронной экономической деятельности (электронной коммерции). Однако о единой законодательной в области электронной коммерции догово­риться пока не удалось.

Вопрос, в суде какого государства и в соответствии с законодательством какой страны должен рассматриваться иск, в случае, если истец и ответчш зарегистрированы в качестве юридических лиц или предпринимателей в раз­личных странах, всегда являлся одним из наиболее важных аспектов между­народного частного права. Развитие электронной экономической деятельно­сти (электронной коммерции) предельно обострило названную правовую' проблему. Поэтому основными темами обсуждения на конференции ста­ли проблемы юрисдикции, подведомственности и подсудности дел по спо­рам, возникающим в процессе осуществления электронной экономической деятельности с использованием глобальной компьютерной сети Интернет.

Кроме того, большое внимание было уделено разработке основных параметров проекта первого международного межправительственного со­глашения (конвенции) в сфере электронной экономической деятельности с использованием глобальной компьютерной сети Интернет. Предложения, непосредственно затрагивающие электронную коммерцию, касаются ре­гулирования секторов В2В, В2С, отношений с работодателями и интел­лектуальной собственности.

В соответствии с предложениями участников Гаагской конференции' рассмотрение споров, вытекающих из сделок в так называемом секторе-В2В, предполагается отнести к подсудности суда любой оговоренной в контракте страны. Если страна юрисдикции не определена, по умолча­нию действует законодательство страны местонахождения поставщика товара (услуг). Сделки в секторе В2С предложено относить к юрисдикции суда государства, в котором постоянно (или преимущественно) про­живает покупатель.

Однако следует заметить, что такой подход де-факто признан лишь Европейском Союзом. Против такой правовой конструкции выступают Соединенные Штаты Америки.

Европейская конвенция в области регулирования электронной эко­номической деятельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет (электронной коммерции), должна быть принята не позднее чем в 2003 г.

При этом важным шагом на пути к унификации подходов к правово­му регулированию и налогообложению данной сферы экономической дея­тельности следует признать продолжающуюся работу Европейского Союза по созданию единой правовой базы заключения гражданско-правовых сде­лок в названном сегменте экономики, и в частности согласованной полити­ки в области применения электронно-цифровой подписи.

ГЛАВА IV. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНСТРУМЕНТОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ЭЛЕКТРОННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ СУБЪЕКТОВ ЭЛЕКТРОННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

...Новые технологии делают жизнь лучше, но почему тогда лифт ломается гораздо чаще, чем лестница ?

Станислав Ежи Леи. Афоризмы, 1957

Инструменты обеспечения эффективного осуществления электронной экономической деятельности

Общеизвестным является то обстоятельство, что юридическая и эко­номическая сущность любых экономических процессов и видов экономи­ческой деятельности не может рассматриваться иначе как сквозь призму системы расчетных правоотношений, существующих или формирующихся и сфере деятельности такого вида. Поэтому рассмотрим сначала сущест­вующие в настоящее время элементы правового регулирования отдельных инструментов обеспечения осуществления электронной экономической дея­тельности и проблемы налогообложения субъектов такой экономической

деятельности.

Как уже указывалось выше, важными технологическими составляющи-

ли электронной экономической деятельности, обусловливающими необхо-шмость специального регулирования такой деятельности правом, являют-я: электронная форма заключения сделок и электронные расчеты, которые и являются инструментами обеспечения осуществления экономической дея­тельности с использованием глобальной компьютерной сети Интернет.

Таким образом, мы вправе говорить о наличии следующих трех групп инструментов обеспечения эффективного осуществления электронной экономической деятельности:

- технологических;

- правовых;

расчетных.

При этом основными инструментами первой группы являются техни­ческие средства (программное обеспечение и специальные технические средства), необходимые либо достаточные для эффективного ведения хо­зяйствующими субъектами предпринимательской и иной экономической деятельности в электронной форме.

Ко второй группе инструментов относится необходимая нормативно-правовая база в области правового регулирования основ осуществления

-•лектронной экономической деятельности, налогообложения субъектов такой деятельности, а главное - защиты и обеспечения их прав, свобод и законных интересов. В частности, концептуально можно сказать, что к"| этой группе следует отнести нормативные акты в сфере законодательного ' закрепления, в самом широком смысле, - "права на электронную сделку". Например, закрепление принципов осуществления электронной экономи­ческой деятельности (такие документы только предстоит разработать и. принять), принципов законности формы электронной сделки (требования! к ее форме), вопросы применения электронной цифровой подписи и т. д. |

Третью группу составляют едва ли не важнейшие инструменты - рас-] четные инструменты. Ниже в основных параграфах настоящей главы рас-я смотрению этой группы инструментов обеспечения электронной эконо­мической деятельности как с экономических позиций, так и с позиций права нами будет уделено особое внимание. В первую очередь это обу­словлено тем, что именно от темпов, тенденций и направлений развити расчетных инструментов электронной экономической деятельности зави сят перспективы и приоритеты развития электронной коммерции (элек тронной экономической деятельности) в целом.

Способы и правовые конструкции регулирования электронной формы сделт верификации заключенных в такой форме юридически значимых документа не составляют секрета, а потому названная проблема представляется н имеющей существенного значения для целей установления порядка налоге обложения субъектов электронной экономической деятельности и поэтому большей части оставлена нами за рамками настоящего издания. Кратко от метим лишь, что правовым способом разрешения названной проблем! выступают закрепленные законом технологии верификации (подтвер ждения подлинности) таких электронных документов с использование» электронно-цифровой подписи'. Нормативно-правовой базой использо­вания таких технологий, как известно, являются нормы п. 2 ст. 160 ГК РФ ("Использование при совершении сделок факсимильного воспро­изведения подписи с помощью средств механического или иного копиро­вания, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственной, подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон") и положения Феде-, рального закона от 10 января 2002 года № 1-ФЗ "Об электронно-цифровой подписи"2 .

Электронно-цифровая подпись призвана стать одним из важных меха­низмов защиты прав и законных интересов контрагентов в процессе осуществления ими электронной экономической деятельности. Как от­мечает Н. Соловяненко, процедуры создания и проверки электронной подписи юридически подтверждают действительность договорных обяза­тельств, обеспечивают защиту от их одностороннего изменения или не­выполнения, а также символизируют необходимую письменную форму сделки, заключенной контрагентами посредством глобальной компьютер­ной сети Интернет. В 2001 г. Модельный закон "Об электронно-цифровой подписи" принят Межпарламентской Ассамблеей стран - членов Содружест­ва Независимых Государств. Этот Модельный закон должен стать основой свода унифицированных правил и процедур, при помощи которых страны СНГ смогут разрешать в национальных законодательствах главные пробле­мы, связанные с правовым режимом электронно-цифровой подписи'.

Следует отметить, что в соответствии с решениями Парламента Ев­ропейского Союза начиная с середины июля 2001 г. нормативные акты, закрепляющие юридическую силу электронной подписи, приняты (или находятся на последних стадиях законодательного процесса) во всех странах Евросоюза. Кроме того, в настоящее время аналогичные норма­тивные акты введены в действие в большинстве индустриально развитых ;тран мира (США, Великобритании, Канаде, Японии, Австралии, Герма­ми и многих других)2 .

В свою очередь, существующие в Российской Федерации и основных ^рубежных странах особенности регулирования порядка осуществления и основных форм безналичных расчетов как инструмента обеспечения экономи­ческой деятельности, осуществляемой с использованием глобальной компыо-герной сети Интернет, требуют самого пристального рассмотрения.

Напомним, что сложившийся в настоящее время в мире механизм внутринациональных и международных (транснациональных) расчетов представляет собой продукт длительной исторической эволюции. Финан­совые и платежные системы различных стран существенно отличаются друг от друга в связи с различиями в уровнях экономического и полити­ческого развития данных государств, особенностями банковского и нало­гового законодательства, сложившимися обычаями делового оборота и т. д. Вместе с тем банковское законодательство большинства индустриально развитых стран строится на унифицированном понимании правовой и экономической природы механизма осуществления и единой юридиче­ской классификации форм безналичных расчетов, разработанной в сере­дине прошлого века на основе исследований швейцарского Банка меж­дународных расчетов (г. Базель).

В соответствии с данной классификацией, в зависимости от экономи­ческой сущности осуществляемых расчетов и инициатора их проведения, псе виды расчетов делятся на дебетовые трансферты (расчеты чеками, банковскими картами, почтовыми переводами и т. д.) и кредитовые трансферты (поручения о кредитных перечислениях в системах "жиро", переводы в системе СВИФТ (SWIFT) и т. д.).

В настоящее время в Российской Федерации формы и общие правила осуществления безналичных расчетов, как известно, определяются в соответствии с положениями гл. 46 ГК РФ "Расчеты", а конкретизируются банковским законодательством: банковские правила в области расчетных правоотношений применяются постольку, поскольку они не противоречат ГК РФ. Среди недостатков норм Гражданского кодекса РФ в данной части необходимо особо выделить отсутствие юридического определения самого, понятия "безналичные расчеты". При этом в положениях гл. 46 ГК РФ зако-| нодатель нашел место лишь четырем формам безналичных расчетов -платежные поручения, расчеты по аккредитиву, чеками и по инкассо. „j

Кроме того, отметим, что в последние годы предметом непрекра-^ щаюшихся споров среди специалистов в области финансового и банков-;

ского права остается вопрос о том, обязательственно-правовой либо i вещно-правовой является природа безналичных денег'. Однако, как ука- - f зывает Л. Г. Ефимова, "правовая природа безналичных денег до сих nopJ продолжает оставаться загадкой"2 , несмотря на существенный объем про-,' веденных сторонами научных изысканий, а также количество поднимав­шихся на щит, а затем низвергавшихся теорий и правовых конструкций.

Формулируя тезисно, следует отметить, что, как нам представляется, ответ на этот вопрос возможно получить, лишь синтетически соединив удачные, научные построения, выработанные в процессе этого спора обеими сторона­ми, с учетом таких важных обстоятельств, как информационная природа безна- I личных расчетов, безналичных электронных расчетов и в целом денежных средств (в том числе выраженных в наличной форме), а также бесперспектив- • ность попыток перекраивания экономического содержания тех или иных ot-jношений под желаемую юридическую форму (конструкцию)3 , i

Представляется очевидной также верность тезиса о том, что в на­стоящее время практически все необходимые для обеспечения электрон­ной экономической деятельности хозяйствующих субъектов безналичные расчеты осуществляются ими в электронной форме.

Впрочем, наше утверждение равно верно и для прочих случаев осуществ­ления расчетов в безналичной форме. Нельзя не согласиться с замечани--ем О.С. Рудаковой о том, что "из всех областей человеческой деятельно­сти компьютер получил наиболее широкое применение именно в бан­ковской деятельности".

Поэтому/учитывая известные технологические последствия повсемест­ной компьютеризации банковской системы, на сегодняшний день нам представляется уместным использовать применительно к расчетным от­ношениям такого вида термин "безналичные электронные расчеты".

При этом следует учитывать сложившийся в результате бессистемной разработки и принятия актов гражданского и банковского законодатель­ства, а также актов законодательства о налогах и сборах в Российской Федерации, по определению Г. Ньюмана и К. Брауна, "юридический нонсенс - налицо попытка строить дом без фундамента и крыши, из од­них стен"'. Действующее российское законодательство не содержит ле­гальных определений большого количества базовых понятий финансового и банковского права, широко используемых в банковской практике, как на­пример: "расчеты", "расчетные правоотношения", "наличные расчеты", "без­наличные расчеты", "электронные расчеты", "электронные банковские услу­ги", "банковская система России" и многие другие. Поэтому при рассмотре­нии терминологических проблем российского банковского права нельзя не согласиться с точкой зрения Г.А. Тосуняна, А.Ю. Никулина и А.М. Экмаля-на: "Бесперспективно создавать правовые нормы, тем более целые законы, в условиях, когда, пользуясь математической терминологией, не определе­на система координат, в которой данная норма выступает в роли кирпи­чика, используемого в качестве материала при строительстве нового за­конодательства. Если система координат размыта, непрерывно меняется, четко не определена на концептуальном уровне, то это равносильно строи­тельству дома без фундамента на зыбкой почве, без соответствующего ут­вержденного проекта. Такой дом, еще не будучи построен, начнет рассы­латься"2 . Здесь же отметим близость позиций и оценок ведущих российских ;пециалистов и их зарубежных коллег. Кроме того, как нам представляется, изложенное верно и по отношению к "системам координат" смежных с бан­ковским отраслей российского права.

Мы полагаем, что терминологические проблемы банковского права и i целом вопросы, порождаемые высокой степенью пробельности и под-шконности (на уровне нормотворчества Центрального банка РФ) право­вого регулирования в области финансов и кредита в Российской Федера­ции, могут быть сняты и в конечном итоге будут сняты с принятием единого кодифицированного акта в данной сфере - Банковского кодекса РФ. По нашим оценкам, задача разработки и принятия такого акта мо-*сет быть поставлена на заключительном этапе кодификации законода-гельства РФ о налогах и сборах.

Названные обстоятельства и проблемы, с одной стороны, в известной степени затрудняют достижение стоящих перед настоящим исследованием задач разработки унифицированных общетеоретических (в том числ< терминологических) основ электронной экономической деятельности дл)| целей выявления порядка ее регулирования и налогообложения, с дру-| гой - отражают их научную ценность.

Исходя из общей экономической и юридической логики правоотно­шений, сложившихся в сфере финансов и кредита в Российской Федера­ции, под электронными расчетами следует понимать совокупность безна-4 личных расчетов, осуществляемых в электронной форме субъектами эконо-it мической деятельности. |

При этом следует отметить, что расчетные отношения в электронной! форме, а значит, и электронные экономические процессы существовали в банковских системах индустриально развитых стран и до возникнове­ния и развития глобальной компьютерной сети Интернет. Отношения названного вида преимущественно формировались в сфере осуществле­ния безналичных расчетов с использованием инструментов удаленного управления банковским счетом (далее - ИУУБС)'. До середины 90-х гг. XX в. такими инструментами выступали только банковские карты.

Как указывалось выше, одной из проблем юридической техники в ис­следуемой сфере является отсутствие четкой, унифицированной терми­нологической базы. Так, в актах российского банковского и налогового законодательства на сегодняшний день используются различные термины: _ "пластиковые карты", "расчетные и платежные карточки", "предоплаченныс карты" и т. д. Для обозначения рассматриваемого инструмента удаленного управления банковского счета с учетом многообразия его экономических видов наиболее удачным нам представляется термин "банковская карта".

С развитием новых информационных технологий и так называемо^ "коммерциализацией" глобальной компьютерной сети Интернет произо-шел качественный скачок в сфере технологий удаленного управления банковскими счетами, которым и обусловлена сегодняшняя необходи­мость пересмотра государственной политики в рассматриваемой сфере в сторону существенного увеличения степени урегулированное™ назван­ных экономических процессов нормами права.

Таким образом, можно выделить два основных этапа правовой эволю­ции и развития электронных экономических процессов и соответственно расчетных правоотношений, формирующихся в электронной форме (форм безналичных электронных расчетов):

а) досетевой этап - это временной отрезок примерно с 70-х гг. до се­редины 90-х гг.;

б) сетевой этап - начиная с середины 90-х гг. i При этом следует особо подчеркнуть, что на досетевом этапе развил тия электронных экономических процессов, то есть до возникновения гло­бальной компьютерной сети Интернет, инструментами осуществления электронных расчетов при определенных условиях (если такие расчеты осуществлялись в электронной форме) могли выступать практически все разрешенные законом в данной стране формы безналичных расчетов, но в первую очередь - банковские карты. Однако, несмотря на наличие электронных расчетных инструментов и высокий уровень развития в ин­дустриальных зарубежных странах международных досетевых платежных систем, функционирующих на основе банковских карт (Visa, MasterCard, JTBCard, AmericanExpress и др.), по понятным причинам говорить о существовании на этом этапе электронной экономической деятельности не корректно.

, В свою очередь, на втором этапе, когда с появлением информацион­ной среды глобальной компьютерной сети Интернет и начинается фор­мирование основных институтов электронной экономической деятельности (электронной коммерции), из традиционных форм безналичных расчетов в качестве инструментов осуществления электронных расчетов в сети Интернет сохраняют свое значение лишь отдельные виды банковских карт, и в первую очередь кредитные и дебетные банковские карты с маг­нитной полосой и смарт-карты (банковские карты со встроенным мик­ропроцессором). Инструментом удаленного управления банковскими счета­ми, по сути, становится сама глобальная компьютерная сеть Интернет, а точнее, подключенные к ней компьютер и иные специальные устройства, например различные электронные терминалы (электронные контрольно-кассовые машины).

Кроме того, важнейшим обстоятельством, в корне изменившим тех­нологические, экономические и юридические аспекты безналичных рас­четов, осуществляемых в электронной форме, и в целом общественное значение электронной экономической деятельности, на данном этапе становится появление экономического феномена так называемых "элек­тронных денег" или "систем электронных денег" (англ. electronic money , или е-топеу). Зарубежные авторы именуют их также е-топеу (электрон­ные деньги), e - cash (электронная наличность), digital money / cash (цифро­вые деньги/наличность), computer money (компьютерные деньги).

На сегодняшний день системы электронных денег являются главным расчетным инструментом обеспечения электронной экономической дея­тельности.

Под электронными деньгами мы понимаем безналичные денежные средства, выраженные в электронной цифровой форме.

При этом следует учитывать, что, выступая основным инструментом осуществления электронных расчетов в информационной среде глобаль­ной компьютерной сети Интернет, электронные деньги обращаются в рамках платежных систем двух видов:

а) систем, функционирующих на базе банковских карт,

б) систем, функционирующих на базе компьютерных сетей. Поэтому, как уже указывалось выше, здесь представляется необходи­мым особо обратиться к рассмотрению правовых особенностей развития Расчетных инструментов обеспечения электронной экономической деятельности, и в первую очередь правовых аспектов эволюции, и особенностей регулирования в зарубежных странах и в Российской Федерации элек­тронных расчетов, осуществляемых в досетевую и сетевую эпохи с ис­пользованием банковских карт и систем электронных денег,

Правовое регулирование и налогообложение J электронных расчетов, осуществляемых q с использованием банковских карт как расчетных • инструментов обеспечения электронной я экономической деятельности v

Как справедливо отмечает известный английский юрист и экономист А. Оперкент, "специфика рассмотрения правовых аспектов банковских пластиковых карт для целей изучения электронной коммерции заключа­ется в том, что этот платежный инструмент есть порождение традицион­ных экономических отношений, регулирование которого формировалось в» докомпьютерную эпоху банковским законодательством, не знавшим расчеД тов в режиме реального времени. Но это единственный из созданных дГ Интернета платежных инструментов, который оказался достаточно npof грессивным, чтобы использоваться в глобальных компьютерных сетях"'. •

Впервые идея кредитных карт, используемых в качестве платежног^И средства, была выдвинута в 1880 г. в книге англичанина Джеймса Белла-» ми "Глядя назад" (J. Bcllami. Lookingbackwards).

Первая кредитная карта выпущена в 1914 г. компанией GeneralPetroleumCorporationofCalifornia (сегодня правопреемником данной корпорации является MobilOil). Карточки использовались для оплаты в процессе торговли нефтепродуктами. "В 1928 г. Бостонской компанией^ FarrugtonManufacturing были выпущены первые металлические пластинД ки, на которых выдавливался (эмбоссировался) адрес и которые выдавав лись кредитоспособным клиентам. Продавец вкладывал такую пластинкД в специальную машинку, называемую импринтером, и буквы, выдавлсн^ ные на ней, отпечатывались на торговом чеке. В последующие годы былиЯ придуманы такие элементы финансовой кредитной схемы, как мини-^ мальное ежемесячное погашение долга, период отсрочки, то есть беспро­центного кредитования, и многое другое"2 .

Первые карты, являвшиеся полноценным платежным средством, бы­ли выпущены небанковскими организациями. Эмитентами данных карт стали компании DinersClub (Дайнсрс Клаб), AmericanExpress (Амсрикан Экспресс) и HiltonCredit (Хилтон Кредит). В 1950 г. компания DinersClub ввела в обращение платежные карточки, принимаемые в оплату за обслуживание в ресторанах, отелях и туристических агентствах. Это бы­ла, по существу, первая полномасштабная схема трехстороннего согла­шения с участием элемента карточки торговых предприятий и держате­лей карточек. В 1958 - 1959 гг. с аналогичными проектами на рынок вы­шли и другие небанковские организации.

Первая банковская карта была выпущена в 1951 г. маленьким нью-йоркским банком LongIslandBank (впоследствии он был поглощен кон­курентами), и с тех пор началось бурное развитие этого вида банковских услуг. В 1951 - 1958 гг. некоторые американские банки начали создавать собственные карточные системы, но масштабы их были невелики и но­сили локальный характер.

В конце 50-х гг. к выпуску карточек приступили ведущие коммерческие банки. Первая универсальная карта крупного банка (BankofAmerika) прошла испытания в г. Сан-Франциско в 1956 г. Затем на рынок много­функциональных кредитных карт вышли другие американские и не­сколько европейских банков. Так, в 1967 г. первым клиентам крупных французских банков была предложена "Голубая карточка" для облегчения расчетов с примкнувшими к этой сети предпринимателями'.

С 1966 г. банк BankofAmerika приступил к реализации лицензий на ис­пользование карточной технологии другим банкам. Для этой цели было уч­реждено дочернее предприятие банка - BankofAmerikaServiceCorporation.

На востоке и северо-востоке США в 60-х гг. возник ряд независимых региональных ассоциаций по выпуску и обращению банковских карт. На их основе в 1967 г. была учреждена InterbankCardAssociation - ICA. В 1969 г. ассоциацией были приобретены права на выпуск в обращение карт MasterCharge.

Таким образом, к 1973 г. в Соединенных Штатах Америки сформиро­вались два основных конкурента на рынке универсальных банковских карт: BankAmeriCard, с 1977 г. - Visa (Виза), и ICA - ассоциация, которая в 1980г. обрела свое сегодняшнее название - MasterCard (Мастер Кард). Обе платежные системы с момента учреждения внесли в устав нормы о запрете приема в свои ряды банков - участников платежной системы конкурента. Потребовалось 10 лет (с 1966 по 1976 г.) и несколько судеб­ных процессов, чтобы двойное членство было разрешено.

Параллельно с развитием американского рынка шла и интернациона-. лизация карточных операций. В 1951 г. компания DinersClub выдала первую лицензию на использование своей торговой марки, технологий и расчетных схем в Великобритании. Примерно в это же время Британская ассоциация отелей и ресторанов приступила к эмиссии небанковской кредит­ной карты BHR. В 1965 г. данная платежная система объединилась со своим шведским конкурентом Rikskort. Так была создана компания EUROCARDInternational (Еврокард). Впоследствии сотрудничество EUROCARD и амери­канской Межбанковской карточной ассоциации ICA завершилось слия­нием этих двух компаний.

Ассоциации играют большую роль в организации и функционирова­нии систем безналичных расчетов с использованием банковских карт. Ими разрабатываются общие правила проведения расчетов, проводится анализ и корректировка деятельности системы. Кроме того. Головные компании платежных систем аккумулируют ресурсы для внедрения но­вых технологий, а также создания и развития информационных комму­никаций. :

Расходы ассоциаций покрываются за счет взносов банков - участников платежной системы пропорционально объему их карточных операций. г

Ассоциации выполняют следующие функции: ;

- выдача лицензий на выпуск карточек с логотипом ассоциации;

- охрана патентов и прав;

- разработка стандартов и правил ведения операций;

- обеспечение надлежащего функционирования национальных и меж дународных систем автоматизации и расчетов;

- обмер финансовой информацией и перевод комиссионных выпла участниками системы; '

- исследования и анализ;

- разработка новых платежных продуктов; ,

- маркетинг, реклама и продвижение продукта на рынок.

К числу важных операционных функций, выполняемых ассоциациями дги своих членов, относятся автоматизация, то есть получение от банка-эмитенп разрешения на осуществление сделки, если сумма покупки превышает разо­вый лимит или если у торговца существуют сомнения в личности клиен­та и законности использования его карточки.

Запрос поступает по телефону (off-line) или через специальный элек­тронный терминал, именуемый POS-терминалом (в режиме on-line). Банк-эмитент дает разрешение, если общий лимит счета не превышен и карточка не числится в стоп-листе. Операции присваивается автоматиза-ционный код, который фигурирует затем в отчетности. В банках сущест­вуют специальные центры автоматизации, работники которых отвечают на звонки торговцев. Если запрос поступает через электронный терми­нал, банковский компьютер принимает кодированное сообщение и дает разрешение или запрещает сделку.

Другой важнейшей функцией карточных ассоциаций является органи­зация процесса окончательного урегулирования и погашения задолжен­ности по карточным операциям ( settlement ).

Правовые особенности регулирования электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт в зарубежных странах

По мере развития банковских дела, совершенствования технологий осуществления безналичных расчетов и оказания электронных банков­ских услуг появились различные виды пластиковых карт, различающихся назначением, способами защиты от подделки, функциональными и тех­ническими характеристиками, а также технологией проведения расчетов с их использованием.

В настоящее время в мире действует несколько международных пла­тежных систем, или, как их называют в странах англосаксонского права, - международных карточных ассоциаций. Крупнейшимиизнихявляются Visa International, Master Card International, American Express, Diners Club International и JCB Card.

Международная платежная система Виза Интернешнл ( Visa International ). Банковские карты международной платежной системы Visa широко из­вестны во всем мире. На сегодняшний день это самая распространенная банковская карточка, принимаемая к оплате практически в любой стране мира. Как и любая банковская карточка, Visa это прежде всего карточка для осуществления безналичных расчетов.

Подробно излагать здесь историю создания и развития ведущей на се­годняшний день международной платежной системы, видимо, нет необ­ходимости. Коротко отметим лишь, что проект Visa стартовал в 1956 г., когда Банк Америки (BankofAmerika) приступил выпуск в Калифорнии кредитных карт BankAmericard. В 1970 г. американские банки, поддер­жавшие данный проект, сформировали Национальную ассоциацию эмитен­тов банковских карт BankAmericard. В 1974 г. была создана Международная компания IBANCO (InternationalBankCompany), основной задачей кото­рой стало развитие системы карточных расчетов с использованием бан­ковских карт BankAmericard за пределами США. В 1976 г. Международ­ная компания IBANCO превратилась в компанию VisaInternational, a американская Ассоциация эмитентов банковских карт BankAmericard стала называться VisaUSA.

Сегодня банковские карты Visa - наиболее широко используемая и принятая во всем мире форма безналичных карточных расчетов. В 2001 г. во всем мире миллионы товаров и услуг (более чем на 1,6 трлн долл.) были приобретены с использованием банковских карт Visa. Это позволя­ет компании прочно удерживать звание мирового лидера в области элек­тронных расчетов с использованием банковских карт. Сейчас доля Визы на рынке предоплаченных финансовых продуктов вновь увеличилась и составляет до 56%. В обращении сегодня находится более миллиарда (!) банковских карт Visa, Interlink, PLUS и VisaCash. Банковские карты с эмблемой Visa принимаются к оплате более чем в 22 млн предприятиях торговли и услуг в 300 странах и территориях, что позволяет руководству компании без тени ложной скромности называть банковские карты Visa "универсальной валютой".

Всемирная сеть обработки платежей, проводимых держателями бан­ковских карт Visa, представляет собой сложную систему финансовых ин­ститутов, а также линий коммуникаций, которыми, выражаясь образно, при желании можно опоясать земной шар почти 400 раз. Сеть обработки платежей с использованием банковских карт Визы, именуемая VisaNet, позволяет платежной системе обрабатывает более чем 3700 сделок в се-^унду, осуществляемых в 160 различных валютах мира.

Сегодня Международная платежная система VisaInternational пред­ставляет собой ассоциацию более чем 21 тыс. банковских учреждений;

основные функции собственно компании VisaInternationalCo. состоят в том, чтобы наращивать конкурентоспособность платежной системы и увеличивать ее рентабельность. Компания VisaInternational (как, впро­чем, и головные компании большинства иных существующих междуна­родных и национальных платежных систем) непосредственно банковской деятельностью не занимается, но фактически осуществляет продвижение на рынок новых финансовых инструментов оказания электронных бан­ковских услуг от имени участников (принципиальных членов - members ). Поэтому большое значение для успешного функционирования платеж­ной системы имеет использование общей для всех участников системы торговой марки Visa, которая помещается на лицевой стороне банков­ской карты рядом с логотипом (торговой маркой) банка - участника пла­тежной системы Виза, непосредственно эмитировавшего данную карту.

На сегодняшний день организационная структура платежной системы VisaInternational включает 6 региональных обособленных подразделений -организаций-операторов ( regional operating organizations ), зонами ответст­венности которых соответственно являются: Тихоокеанская Азия; Кана­да; Центральная и Восточная Европа, Ближний Восток и Африка (СЕМЕА); Европейский Союз; Латинская Америка и страны Карибского бассейна; Соединенные Штаты (здесь, кроме того, действует и новый филиал соответствующей организации-оператора - Inovant).

Российские банки - участники данной международной платежной сис­темы, как правило, эмитируют четыре основных вида пластиковых карточек Visa - Gold, Business, Classic и Electron. Выбор конкретного типа карточ­ки зависит от того, для чего клиент собирается ее использовать.

VisaGold может быть как дебетовой, то есть клиент проводит опера­ции по карточке в пределах текущего остатка на карточном счете, так и кредитной, когда клиент проводит операции по карточке в пределах не­которого лимита кредитования. Среди карточек Visa эта - наиболее пре­стижная. К этой карточке прилагается ряд страховых программ. Некото­рые предприятия торговли и сервиса предоставляют скидки при оплате товаров этой карточкой.

VisaBusiness - корпоративная карта. Такая карта также может быть как дебетовой, так и кредитной. Держатель такой карты проводит опера­ции в пределах своего расходного лимита по счету юридического лица -клиента банка. К карточке VisaBusiness, как и к карточке VisaGold, прилагаются страховые программы.

VisaClassic - наиболее широко распространенная пластиковая карта. Она значительно дешевле в обслуживании, нежели более "престижные" карты. Эта карточка оптимальна с точки зрения отношения це­на/качество в случае, если клиент привык тщательно следить за своими расходами и не испытывает необходимости в дополнительном сервисе.

VisaElectron, как следует из ее названия, предназначена исключи­тельно для электронных транзакций, что несколько сужает число точек, принимающих ее к оплате. Операции по карточке осуществляются ис­ключительно в пределах остатка по карточному счету. Часто эта карточка используется для выдачи заработной платы или других регулярных за­числений. Зачисление на карту Electron исключительно удобно для лю­дей, работающих по контракту вдали от предприятия-работодателя, по­этому такая карта имеет большие перспективы по мере развития и вне­дрения идеи Интернет-офисов.

Международная платежная система ЕВРОКАРД - Мастер Кард ( EUROCARD - Master Card ). Как известно, проект MasterCard стартовал в конце 40-х гг., когда несколько американских банков начали выдавать своим клиентам особый платежный документ, который мог использо»-ваться, подобно современным банковским картам, как гарантия банка оплаты стоимости сделанных его предъявителем в местных магазинах покупок. В 1951 г. FranklinNationalBank в Нью-Йорке разработал более совершенную для тех лет технологию расчетов, которая позволила при­ступить к эмиссии первых кредитных карточек, схожих по схеме обслу­живания с современными.

Следующие десятилетия прошли под знаком развития мелкой, или, как назвал ее американский адвокат Энди Дук, "деревенской монополи­зации", когда единственный (отдельный) банк в каждом населенном пункте выпускал свои карты и формировал небольшую сеть их обраще­ния с несколькими предприятиями торговли и услуг, расположенными самое дальнее - на соседней улице. Своеобразный перелом произошел 16 августа 1966 года, когда группа таких банков сформировала InterbankCardAssociation - Межбанковскую ассоциацию эмитентов кредитных карт (ICA), которая позже станет называться MasterCard International.

В отличие от других подобных организаций ICA не зависела в своих действиях и решениях от индивидуальной воли какого-либо одного, пусть даже очень крупного, банка - участника Ассоциации. Ассоциацией управлял коллегиальный орган - Комитет членов, устанавливавший условия вступ­ления в Ассоциацию новых участников, а также общие принципы ее функционирования. Кроме того, этот орган отвечал за маркетинг, службу безопасности бизнеса и юридические аспекты управления платежной системой.

Как только организация встала на ноги, пришло время расширяться -и том числе до глобальных масштабов.

В 1968 г. ICA вступает в альянс с мексиканским BancoNacional (г. Мехико), позже был сформирован союз в Европе - с EUROCARD. Затем в платежную систему ICA вступают первые японские участники.

К концу 70-х гг. ICA уже имела в числе своих членов банки Австра­лии и нескольких стран Африки. Чтобы соответствовать обозначившейся тенденции к международному росту, ICA была переименована в MasterCard International. В 80-х гг. продолжилась дальнейшая "экспансия" в Азию и Латинскую Америку. В 1987 г. MasterCard стала первой пла­тежной системой, банковские карты которой стали эмитироваться (вы­пускаться в обращение) в Китайской Народной Республике. Следует заметить, что это было не только политически эффектным, но и эффек­тивным с экономической точки зрения решением. К 1993 г. Китай стал второй страной в мире по объемам электронных безналичных расчетов с использованием банковских карт MasterCard.

В 1988г. Мастер Кард Интернешнл подписала историческое соглаше­ние о сотрудничестве с ЕВРОКАРД Интернешнл, переименованной впо­следствии в Европей Интернешнл. Этот шаг позволил Мастер Кард зна­чительно расширить количество участников системы и сферу примене­ния карточек, что усилило ее конкурентные позиции в европейском ре­гионе и других частях мира.

Европей Интернешнл была образована в сентябре 1992 г. в результате слияния трех компаний - ЕВРОКАРД Интернешнл, Еврочек Интер­нешнл и Еврочек Интернешнл Холдинге. В капитале компании участву­ют финансовые институты 22 стран Европы. Она специализируется на. предоставлении участникам платежных услуг по расчетам банковскими карточками и еврочеками.

Соглашение с Мастер Кард создало объединенную платежную инфра­структуру, включающую в себя банки, предприятия торговли, банковские автоматы и электронные терминалы.

Мастер Кард Интернешнл полностью принадлежит капитал Сиррус-систем, которая обладает 184 тыс. банковских автоматов по снятию денег в 74 странах мира. Далее, Мастер Кард принадлежит 50% акционерного капитала компании Маэстро Интернешнл, контролирующей всемирную систему электронных терминалов в торговых точках, работающих в авто­матическим режиме. Наконец, Мастер Кард владеет 12,5% капитала Ев­ропей Интернешнл и 15% капитала Европейской системы платежных услуг (ЕСПУ) - EuropeanPaymentSystemsServices - EPSS.

В свою очередь Европей Интернешнл контролирует ЕСПУ, которая выполняет для Европей те же функции информационного обмена, что и Банкэт для Мастер Кард (86% капитала), а также Маэстро Интернешнл (50% капитала).

На сегодняшний день компания MasterCard имеет свои постоянные представительства и офисы более чем в 40 странах и прочно занимает второе место по основным финансово-экономическим показателям среди международных платежных систем расчетов с использованием банков­ских карт (вслед за Визой).

Международная платежная система Дайнерс Клаб ( Diners Club ). DinersClubInternational (DCI) - одна из старейших платежных систем в мире и один из лидеров по выпуску карточек для путешествий и развлечений (карточки Т & Е - Travel and Entertainment ). Термин Т & Е подразумевает определенную сферу использования карточки: транспорт, гостиницы, рестораны, индустрия развлечений, прокат автомобилей. Держатель кар­точки DinersClubInternational гарантированно получает удобства, приви­легии и скидки в указанной сфере. Помимо оплаты товаров и услуг, по карточке можно получать наличные средства в банкоматах, отделениях банков и представительствах DinersClub по всему миру. Каждому держа­телю предоставляется набор сервисных услуг, который включает в себя всевозможные страховки, организацию туристических и деловых поездок, бесплатный доступ в бизнес-центры и салоны (залы ожидания) в круп­нейших аэропортах мира, услуги международной телефонной связи, раз­личные системы бонусов и круглосуточную информационную поддержку. Карточка рассчитана на людей, занимающихся профессиональной дея­тельностью, имеющих стабильный, выше среднего, доход и достаточно часто совершающих деловые или туристические поездки.

По данным зарубежной статистики, о держателях карт DinersClub можно сказать следующее: •

- в основном это люди с высшим образованием в возрасте от 45 до 60 лет;

- более 60% держателей имеют годовой доход свыше 50 тыс. долл. США;

- как правило, это служащие крупных компаний, руководство компа­ний и люди, занимающиеся профессиональной частной практикой;

- 98% - совершают более одной поездки (деловой или туристической) в год;

- 68% - мужчины.

Существует два основных типа карточек DinersClub: частная и корпо­ративная. При выпуске частной карточки необходима надежная система проверки клиента - его кредитной истории; информации, содержащейся в заявлении, и др. Наиболее оправданным с точки зрения безопасности и риска неплатежа будет выпуск карточек DCI уже существующим посто­янным клиентам Банка (с учетом, что рекомендуемый минимальный размер расходного лимита составляет 3 тыс. долл. США).

Потенциальный держатель карточки DCI, возможно, уже имеет кар­точки Visa или Euro/Mastercard, которые используются в основном для получения наличных и оплаты товаров и услуг в России и за рубежом. Предлагаемая карточка DCI в меньшей степени рассчитана на получение по ней наличных средств (комиссия за снятие наличных составляет 4% от суммы операции, в какой бы стране мира она ни производи riacb).

В данном случае клиенту предлагается больше, чем простое платеж­ное средство. В его распоряжении находится "сервисная корзина", при­званная оградить клиента от любых неожиданностей во время деловых поездок и отдыха, включая любого рода поддержку в представительствах DinersClubInternational по всему миру. С 1995 г. представителем DinersClubInternational в Российской Федерации является Общество с ограни­ченной ответственностью (000) "Дайнерс Клаб". К сожалению, в нашей стране подавляющее большинство людей, совершающих частые деловые поездки по стране и за рубеж, мало знакомы с самим понятием Т & Е, что не позволяет им оценить предлагаемые DinersClubInternational выгоды. В России карточки Т & Е еще не получили должного распространения.

Кроме того, компания Дайнерз Клаб, как правило, предоставляет до­полнительный комплекс услуг, специально разработанный для крупных корпоративных клиентов. Например, ежемесячную и годовую сводную информацию о произведенных по карточкам корпоративных расходах сотрудников с соответствующей разбивкой: по видам расходов (авиабилеты, гостиницы, рестораны, снятие наличных средств и т. д.); по местам их осуществления в разрезе стран и регионов; по подразделениям, фи­лиалам и дочерним предприятиям. .

Такая сводная статистика, потребовавшая бы значительных ресурсов для ее составления и обобщения на центральном уровне, позволяет усо­вершенствовать механизм планирования, анализа и учета соответствую­щих расходов, что в конечном итоге способствует усилению контроля за корпоративными расходами персонала и их оптимизации.

Карточки DinersClub International также могут предлагаться руководству и сотрудникам небольших компаний, имеющих стабильное финансовое положение (что, безусловно, требует соответствующей проверки). Кстати, тот факт, что сотрудникам выпущены корпоративные карточки DinersClubInternational, благоприятно сказывается на имидже самой компаний в глазах зарубежных партнеров, так как свидетельствует о ее финансовой стабильности.

Компания 000 "Дайнерз Клаб" осуществляет выпуск карточек через банки-сублицензиаты. В соответствии с сублицензионным соглашением банку-сублицензиату предоставляется право выпускать карточки DinerClubInternational стандартного дизайна с логотипом международной сис^ темы DinersClubInternational, при этом существует возможность нанесс ния на карточку собственного логотипа банка.

В случае назначения сублицензиатом банк приобретает следующи потенциальные выгоды. Во-первых, утверждение данного банка в качест ве банка-сублицензиата подтверждает его высокую репутацию и надеж ность со стороны одной из ведущих мировых платежных систем, что н может быть не замеченным деловым финансовым сообществом. Вс вторых, размещение логотипа банка на карточке повышает престиж данно го банка. Банк приобретает право на эмиссию надежной элитной между народной карты как для корпоративных клиентов, так и для физически лиц. Это положительным образом может отразиться на взаимоотношения с клиентами банка и послужит стимулом к расширению корпоративной ] индивидуальной базы за счет привлечения новых клиентов.

При этом Банк самостоятельно определяет тип карточки и режж расчетов с владельцами карточки, то есть:

- рассчитывает лимиты расходования средств и депозитные суммы»:

привлекаемые с клиентов в качестве гарантийного покрытия;

- устанавливает сроки погашения клиентской задолженности и опредс ляет процент по просроченной задолженности, который полность» удерживается Банком;

- устанавливает и начисляет соответствующий кредитный процент, кото рый также удерживается банком в случае работы по кредитной схеме;

- устанавливает комиссии при открытии и ведении счетов СКС (специ альных карточных счетов).

Имея гарантированный пакет сервисных услуг высокого класса, ка1 внутренних (действующих на территории СНГ), так и международных разработанных и поддерживаемых 000 "Дайнерз Клаб" и DinersClubInternational, банк может удерживать часть взносов клиентов в виде возна­граждения от продажи карт. Банк удерживает с 000 "Дайнерз Клаб" по-транзакционную комиссию по карточкам, выпущенным банком. Приоб­ретая право на эмиссию карточек, банк автоматически наделяется пол­номочиями распространять их через сеть своих банков-агентов, взаимо­отношения с которыми устанавливает самостоятельно.

Если банк - новый участник платежной системы имеет свою торговую сеть по обслуживанию карт, то возможно наделение банка правом за­ключения договоров об обслуживании держателей карточек DinersClubInternational в торговых и сервисных предприятиях.

В 1998 г. к исполнению обязанностей расчетного банка платежной системы DinersClubInternational в России приступил АКБ "Славянский Банк" (г. Москва). Тогда же АКБ "Славянский Банк" стал крупнейшим эмитентом карточек DinersClubInternational в Российской Федерации.

Международная платежная система Джэи-Си-Би Кард ( JCB Card ). Японская компания JCB (Джэй-Си-Би) была основана в 1961 г. С пер­вых же лет существования данная платежная система стала оказывать экономическое сопротивление попыткам международных платежных систем Visa и MasterCard завоевать японский рынок банковских услуг, осуществляемых с использованием банковских карт. Сегодня компания JCB является лидером на рынке кредитных карт Японии и активно раз­вивает уже в качестве международной платежной системы. На конец марта 2000 г. (то есть на конец финансового года в Японии) количество карт в обращении составило 187,6 млн, количество ассоциированных предпри­ятий торговли и услуг (то есть принимающих карты JCB в качестве пла­тежного средства) - 4,9 млн, в том числе 860 тыс. в 139 странах мира.

В Японии JCB ориентируется главным образом на высший и высший средний класс потребителей с высоким уровнем дохода и дифференци­рованным спросом.

JCB - единственная в Японии компания, чьи карты являются между­народными. При этом JCB отличается от других международных платеж­ных систем (Визы, Мастер Кард - все они гораздо крупнее JCB) усилен­ным акцентом на развитие своих карт не только и не столько в качестве средства платежа, сколько в качестве средства доступа к услугам в облас­ти туризма и развлечений.

Ассоциации играют большую роль в организации и функционирова­нии систем электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт. Основное правовое значение этого влияния заключает­ся в том, что именно ассоциациями разрабатываются обязательные пра­вила проведения расчетов, проводится анализ и корректировка деятель­ности участников всей системы. Исторически сложилось, что такие пра­вила после должной унификации в большинстве стран были положены в основу национальных законодательных актов в области регулирования порядка осуществления электронных банковских услуг и электронных расчетов.

На сегодняшний день в зависимости от особенностей национально^ правовой системы и механизмов регулирования банковской деятельности в зарубежных индустриально развитых странах сформировались три od новных правовых подхода к порядку осуществления регулирования в зару< бежных странах отношений, возникающих в сфере выпуска и обращений банковских карт: английский, американский и французский1 . ;

В большинстве стран англосаксонской системы права правоотноше-i ния в сфере осуществления операций с банковскими картами, как пра« вило, регулируются специальным законодательством- В Великобритании главным нормативным актом, регулирующим порядок осуществленш электронных расчетов с использованием банковских карт, является За' кон 1974 г. "О потребительском кредите" (ConsumerCreditAct, 1974).

В качестве объекта регулирования в данном Законе вводится понятие "соглашения о кредитных инструментах" (Credit-tokenagreements), кото­рые рассматриваются как вид потребительского кредита. Поэтому нормы о потребительском кредите применяются в Великобритании и к кредит­ным инструментам предоплаченного характера. При этом под кредитными инструментами правоприменительная практика понимает банковские кар­ты, чеки, ваучеры, купоны или другие документы, выданные физическому лицу (держателю) эмитентом. Предметом регулирования Закона о потре­бительском кредите являются расчеты с использованием банковских и тор­говых (то есть не банковских, эмитированных не банками) карт.

Поскольку в Великобритании основным источником регулирования операций с банковскими картами является Закон "О потребительском кредите", банковские кредитные карты рассматриваются как один из способов предоставления потребительского кредита.

Вместе с тем Закон "О потребительском кредите" определяет: права и обязанности участников карточных соглашений, порядок рассылки кар­точек будущим владельцам, общий порядок осуществления налогообло­жения деятельности банков в сфере выпуска в обращение и обслужива­ния банковских карт, содержание и форму соглашения между владельцем (держателем) карточки и банком-эмитентом, порядок начисления про­центов и фискальных (налоговых) сборов, содержание и форму соглаше­ния между банком и торговым предприятием и т. д.2

В силу ряда исторических причин первоначально операции с дебетовыми картами не регулировались английским законодательством. В 70-е гг., когда разрабатывался и принимался Закон "О потребительском кредите", дебето­вых карт не было, они появились в Великобритании гораздо позднее. По­этому значительный объем регулирования сегодня приходится на сферу прецедентного правоустановления. Кроме того, в развитие основного закона (Закона 1974 г. "О потребительском кредите") в 80 - 90-х гг. был принят ряд законодательных актов, конкретизирующих отдельные правовые аспекты оказания электронных банковских услуг с использованием банковских карт.

В свою очередь, налоговое законодательство в Великобритании не ко­дифицировано, поэтому правовое регулирование порядка налогообложе­ния участников расчетов, проводимых с использованием банковских карт, осуществляется на основе ряда налоговых законов общего и специ­ального характера. Таковыми являются: Закон 1970 г. "О налоговом ад­министрировании" (с изм. 1986 и 1997 гг.) (TaxesManagementAct), Закон 1968 г. "О предварительном сборе налогов" (с изм. 1986 г.) (ProvisionalCollectionofTaxesAct), Закон 1988 г. "О подоходном и корпоративном налогах" (IncomeandCorporationTaxesAct), Закон 1992 г. "О налоге на прирост капитала" (TaxationofChargeableGainsAct), Закон 1990 г. "Об основных налоговых скидках" (CapitalAllowancesAct) и Закон 1978 г. "О толковании налогового права" (InterpretationofTaxLawAct).

Специальный налоговый режим для целей регулирования электрон­ных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт, зако­нодательством Великобритании не предусмотрен'.

В Соединенных Штатах Америки операции, осуществляемые с ис­пользованием банковских карт, регулируются нормативными актами, принятыми в 1968 - 1978 гг. Это прежде всего Закон "О достоверной ин­формации при кредитовании" (TruthinLendingAct), Закон "О справед­ливом кредитном биллинге" (FairCreditBillingAct), Закон "О равных кредитных возможностях" (EqualCreditOpportunityAct) и принятая на его основе Инструкция "Z" Совета Федеральной резервной системы. За­кон "О справедливой практике инкассирования долгов" (FairDebtCollectionPracticesAct), Федеральный кодекс банкротств (FederalBankruptcyAct), а также Инструкция "Е" Совета Федеральной резервной системы "О переводе денежных средств электронным путем" и др.

Названные нормативные акты создают необходимую правовую основу для заключения соглашений о выпуске и обращении банковских карт, недопущения злоупотреблений и ущемления прав участников расчетов.

Законом "О переводе денежных средств электронным способом" и Инст­рукцией "Е" регулируются сделки, совершенные с использованием (дебето­вых) карт или других средств доступа к банковскому счету (ИУУБС). Ука­занные средства доступа (инструменты удаленного управления банков­ским счетом) должны позволять осуществлять перевод денежных средств электронным способом со счета или на счет, получать наличные денеж­ные средства, оплачивать товары или услуги. В данном определении бан­ковская карта рассматривается как средство доступа к счету (средство управления счетом) наряду с другими техническими устройствами, кото­рыми могут быть, например, системы удаленного управления банков­скими счетами по телефону или компьютеру, с использованием глобаль­ной компьютерной сети Интернет. Переводом денежных средств элек­тронным способом считается любой перевод денежных средств (кроме сделки, осуществленной по чеку, переводному векселю или аналогично­му бумажному платежному документу), который начинается при посред­стве электронного терминала, телефона или компьютера либо магнитной ленты, для того чтобы дать кредитной организации поручение зачислите деньги на счет или перечислить их со счета. Получение наличных денеям ных средств либо оплата товаров или услуг с использованием банковски» карт входят в объем понятия электронного перевода, так как происходив перемещение денежных средств со счета держателя на счет соответствен­но банка-эквайрера или торговой организации. '

Следует заметить, что американское законодательство относит к элек­тронному переводу средств транзакции, совершенные с использованием дебетовых карт, начатые с использованием исключительно бумажного) носителя (слипа) при условии, что впоследствии такой перевод совершай ется через электронную систему. Основной целью детальной регламента­ции всех прав и обязанностей участников отношений, характерной для американской концепции регулирования электронных расчетов, является обеспечение защиты прав потребителей электронных банковских услуг. Кроме того, нельзя не отметить "практичность" американского законода­теля, избравшего крайне универсальную правовую схему определения объекта регулирования. Правовая конструкция, построенная на регули­ровании отношений, связанных со "средствами доступа к счету" (инстру­ментами удаленного управления счетом), позволяет практически без вне­сения изменений в принятые четверть века назад акты законодательства распространять его действие на правоотношения в сфере вновь создавае­мых передовых финансовых инструментов оказания электронных бан­ковских услуг, в том числе к электронным расчетам, осуществляемым в процессе осуществления электронной экономической деятельности.

Кроме того, особое внимание в законодательстве США, регулирую­щем порядок оказания электронных банковских услуг, уделяется вопросу об ответственности участников правоотношений за различные наруше­ния американского банковского, административного, налогового и граж­данского законодательства.

Порядок налогообложения прибыли банков, а также процессинговых и торговых компаний, участвующих в функционировании системы расче­тов с использованием банковских карт, на федеральном уровне регла­ментируется Разделом 11 Кодекса внутренних доходов США (InternalRevenueCodeofUSA). Головные компании международных платежных систем, как правило, расположены в штатах, освобождающих компании, ведущие международный бизнес, от местных налогов. В случае если опе­рации с использованием банковских карт осуществляются в процессе электронной экономической деятельности, участники такой деятельности полностью освобождаются от уплаты налогов в соответствии с так называемым "мораторием на налогообложение электронной коммерции".

Правовое регулирование выпуска и обращения банковских карт во' э Франции осуществляется на основе ряда нормативных актов, в частности ,j Декрета от 30 октября 1935 года "Об унификации права в области чеков и о расчетных картах" (UnifiantIedroitenmatieredechequeesetrelatifauxcartesdepaiment) (в ред. Закона от 30 декабря 1991 года № 91-1382) и нормами Закона от 22 октября 1940 года "О расчетах чеками и посредст­вом переводов" (Relativeauxreglamentsparchequesetvirements) (вред. от 23 февраля 2000 года).

Нормы французского банковского законодательства устанавливают два основных вида банковских карт: расчетные карты ( carte de paiment) и карты снятия наличных ( carte de retrait ). Расчетная карта определяется как "платежное средство, эмитированное кредитной организацией и по­зволяющее ее держателю получать наличные денежные средства и осуще­ствлять денежные переводы". Под денежными переводами в данном слу­чае понимаются переводы банку-эквайреру, выдавшему держателю карты наличные денежные средства, или торговой организации, осуществляе­мые банком-эмитентом по поручению держателя карты. Картой снятия наличных является карта, эмитированная кредитной организацией и по­зволяющая ее держателю только получать наличные денежные средства в банкоматах или кассе банка'.

Закон Франции от 24 января 1984 года № 84-46 "О банках, деятельно­сти кредитных организаций и банковском контроле" (далее - Закон о банках) относит электронные расчеты к банковским операциям. В соот­ветствии с положениями данного нормативного акта одним из видов банковских операций называется управление средствами платежа. Под указанными средствами понимаются любые инструменты, независимо от используемых технических процедур, позволяющие осуществлять перево­ды денежных средств. Закон прямо не определяет банковские карты как средство платежа, однако указание на то, что карта позволяет осуществ­лять перевод средств, содержится в определениях видов применяемых во Франции банковских карт. Эмиссия карт небанковскими организациями осуществляется в соответствии с п. 5 ст. 12 Закона о банках2 .

Недостатком французской модели регулирования операций с банков­скими картами следует признать фрагментарный характер регулирования и некодифицированность норм права в данной сфере. Поэтому француз-скос законодательство лишь частично выявляет состав участников и структуру регулируемых правоотношений, что изрядно усложняет кон­троль за полнотой уплаты банками - участниками расчетов налога на прибыль и налога на добавленную стоимость.

Специальный налоговый режим для целей регулирования электрон­ных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт, и на­логовый режим электронной коммерции Общим кодексом о налогах Франции (Codegeneraldesimpots) не предусмотрены.

Правовые особенности регулирования и налогообложения электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт

в Российской Федерации :

Необходимо отметить, что в бывшем СССР банковские карты между< народных платежных систем появились лишь в 1969 г., после подписания первого соглашения о расчетах пластиковыми картами на территории г. Москвы с компанией DinersClubInternational. Тогда же в Советском Союзе была создана сеть предприятий торговли и услуг, принимающих такие карты в качестве платежного средства (в основном это были мага­зины "Березка" и международные гостиницы).

В 1974 г. аналогичные соглашения были подписаны с AmericanExpress, в 1975г. - с Visa (тогда еще BankAmeriCard) и EUROCARD, а в 1976г. -с японской платежной системой JCB. С советской стороны от имени государства,-, как субъекта публичного права, указанные соглашения под­писывались Всесоюзным акционерным обществом (ВАО) "Интурист". При этом основные функции по контролю за организацией и функцио­нированием системы электронных расчетов, осуществляемых на террито­рии СССР с использованием банковских карт иностранных платежных систем, были возложены на специальный отдел Госкоминтуриста СССР'. Как практически любая операция, связанная с валютными ценностями, по­рядок осуществления расчетов регламентировался на ведомственном уров-, не - Инструкцией Госкоминтуриста СССР от 3 августа 1970 года № 252-И2 .

В свою очередь, "первым советским эмитентом международных карт был Внешэкономбанк СССР, выпустивший в 1989 г. "золотые" карты EUROCARD. Однако до сих пор неизвестно, сколько их было выпущено и кому именно они были выданы. Ясно только, что их было очень огра­ниченное количество и предназначались они для узкого круга лиц"3 . Возможно - руководителей государства и членов их семей.

Первым российским коммерческим банком, эмитировавшим в конце 1991 г. собственные карты международной платежной системы Visa, стал Коммерческий банк "Кредо-Банк". На сегодняшний день число россий- , ских банков, участвующих в осуществлении расчетов с использованием банковских карт, насчитывается сотнями. Кроме того, в настоящее время ,, в Российской Федерации осуществляется эмиссия банковских карт трех \ российских платежных систем: STB Кард, "Золотая Корона" и UnionCard. \

Платежная система Юнион Кард ( Union Card ) создана в 1993 г. и дей­ствует в организационно-правовой форме закрытого акционерного обще­ства (ЗАО). Головной офис ЗАО "Процессинговая компания Юнион Кард" расположен в Москве (тел.: (095) 947-91-96, e-mail: bgroup@uc.ru).

Общее число банков - участников системы, по данным на 1 марта 2002 года, достигло 491. Оборот системы в 2001 г. составил 134,7 млрд руб., число выпущенных в обращение карт - 4,67 млн. В работе данной пла­тежной системы участвуют более 480 банков (вместе с филиалами), в качестве оплаты банковские карты системы принимаются более чем в 7 тыс. торговых точках в г. Москва и в 10 тыс. - по регионам. Количест­во POS-терминалов в системе - 8850, количество банкоматов - 1900.

Ведущими эмитентами платежной системы Юнион Кард, по состоя­нию на 1 июля 2000 года являются Газпромбанк (г. Москва), Нижего-родПромстройбанк (г. Нижний Новгород) и Уралвнешторгбанк (г. Ека­теринбург).

В число первых 10 крупнейших эмитентов системы входят также бан­ки Девон-Кредит (г. Альметьевск), Кедр (г. Красноярск), Богородский му­ниципальный банк (г. Ногинск, Московская обл.), Дзержинский (г. Пермь), Юганскнефтебанк (г. Нефтеюганск), Восточно-европейский сибирский банк (г. Нижневартовск) и Международный промышленный банк (г. Москва).

По данным на июль 2001 г., в десятку крупнейших банков-эмитентов входили московские Альфа-банк, Автобанк, Внешторгбанк, Связь-банк и

ГУТА-банк.

Видимо, уместным будет проследить специфику построения договор­ных связей вновь вступающего в платежную систему участника в услови­ях российского рынка электронных банковских услуг на примере Пла­тежной системы Юнион Кард.

Процедура вступления новой кредитной организации в Платежную

систему Юнион Кард состоит из нескольких этапов.

Сначала банк, вступающий в систему, выбирает технологическую схему взаимодействия с платежной системой Юнион Кард. Схема взаи­модействия определяется из набора типовых схем, используемых данной платежной системой, исходя из потребностей банка и его перспективных планов по созданию и развитию собственного проекта выпуска и обслу­живания пластиковых карт.

Новый участник платежной системы вправе проводить взаиморасчеты

с другими участниками платежной системы через Центральный расчет­ный банк системы или через Уполномоченный банк, а может осущест­вить создание собственного процессингового центра. В таком случае ве­дение авторизационной базы будет осуществляться либо этим банком самостоятельно, либо будет поручено стороннему процессинговому цен­тру (юридическому лицу, на которое ляжет обязанность по осуществле­нию итогового процессинга).

На практике на данном этапе в платежной системе Юнион Кард сто­роны закрепляют свои взаимоотношения заключением следующих дого­воров:

- договор между ЗАО "Процессинговая компания Юнион Кард" и уча­стником, выступающим в качестве эмитента/эквайрера платежной системы Юнион Кард о порядке взаимодействия;

- соглашение о соблюдении "Правил платежной системы "Юнион Кард";

- договор участника с выбранным сервис-центром о предоставлении

услуг сервис - центра (если сервис-центр не является внутренним подразделением нового участника);

- соглашение, обеспечивающее расчеты между участниками платежной системы (между новым членом системы и Центральным расчетным

банком или между участником и Уполномоченным расчетным банком (Расчетным агентом));

- договор между ЗАО "Процессинговая компания Юнион Кард" и уча­стником, выступающим в качестве эмитента/эквайрера платежной' системы Юнион Кард о порядке электронного документооборота.

На втором этапе новый банк - участник системы выбирает необходи­мый программно-аппаратный комплекс. Основным поставщиком про­граммного обеспечения для участников платежной системы Юнион Кард выступает ЗАО "Программные системы и технологии", с которым и за­ключаются необходимые договоры:

- лицензионный договор о предоставлении в неисключительное поль­зование копий программного обеспечения, позволяющего выполнять эмиссию и/или обслуживание пластиковых карт;

- договора о техническом сопровождении копий программного обеспе­чения;

- лицензионный договор о предоставлении в неисключительное поль- , зование копий программного обеспечения терминального оборудова- ;

ния для обслуживания пластиковых карт;

- договор о предоставлении в пользование программного обеспечения

коммуникационного узла доступа в процессинговую сеть Юнион Кард - UNICOMM.

Затем будут организованы каналы связи с сервис-центром системы,

периферийным оборудованием, а также установлено необходимое обору­дование.

Завершением этапа должна стать эмиссия собственных карт Юнион Кард и обслуживание всех карт системы Юнион Кард.

Третьим этапом вхождения в систему станет субэмиссия карт с со- ' вмещенным логотипом Юнион Кард-Cirrus/Maestro, которые, оставаясь относительно дешевым продуктом для пользователей этих карт, позволят им пользоваться услугами банка по всему миру, используя сеть Europay. Любопытным обстоятельством следует признать то, что данные карты обращаются как карты Юнион Кард (без выхода на сеть Europay). Хож­дение карт на международном рынке обеспечивается соглашением с од­ним из принципиальных участников платежной системы Europay.

Сегодня банки - участники Платежной системы Юнион Кард эмити­руют (выпускают в обращение) следующие виды карт:

- карты с магнитной полосой;

- комбинированные карты с отечественным или иностранным микро­процессором и магнитной полосой;

- дебетные карты;

- кредитные карты;

- карты с одним или несколькими "электронными" кошельками;

- личные карты;

- корпоративные карты;

- предоплаченные одноразовые карты.

Платежная система Золотая Корона. Общероссийская межбанковская платежная система Золотая Корона была создана в 1994 г.

Основные офисы компании находятся в г. Новосибирске (630055, Россия, г. Новосибирск, ул. Шатурская, д. 2, тел.: +7 (383-2) 39-92-46, 39-92-43, тел./факс: +7 (383-2) 32-50-19) и г. Москве (103045, Россия, г. Москва, Даев пер., д. 20, Бизнес-центр Даев-Плаза, тел.: +7 (095)

204-81-43, тел./факс: +7 (095) 204-82-57).

В настоящий момент система объединяет более 170 банков-участников в 71 регионе страны. К системе подключились более 800 промышленных предприятий и свыше 7 тыс. торговых организаций. В обращении нахо­дится более 864 тыс. микропроцессорных и 60 тыс. магнитных карточек. На 1 января 2001 года ежемесячный оборот в Системе составлял более 1,57 млрд руб., количество операций более 1,8 млн в месяц. В течение 2001 г. было совершено более 17,5 млн операций (прирост составил 26%), а оборот в системе составил более 15,5 млрд руб. (прирост 46%).

К концу 2000 г. инфраструктура данной платежной системы насчиты­вала более 7 тыс. торговых терминалов, 1130 пунктов выдачи наличных и

270 банкоматов.

По результатам 2000 г. лидерами по оборотам среди участников систе­мы стали: Сургутнефтегазбанк (г. Сургут), Омскпромстройбанк (г. Омск), Запсибкомбанк (г. Тюмень), Челин-банк (г. Челябинск) и Нерюнгрибанк

(г. Нерюнгри).

Технологию системы Золотая Корона используют более 800 крупней­ших предприятий России, среди которых ОАО "Сургутнефтегаз", Запад­но-Сибирская железная дорога, Южно-Уральская железная дорога, Дальневосточная железная дорога, ОАО "Тюменьэнерго", АО "Магнезит", ГУП "Якутуголь", ОАО Горьковский автомобильный завод, Моторо­строительный завод им. Баранова, ЗАО "Экспоцентер" и многие другие.

Золотая Корона является единственной в России межбанковской пла­тежной системой, использующей микропроцессорные карты, что автома­тически делает их самыми перспективными в части использования для осуществления расчетов в информационной среде сети Интернет и в це­лом в процессе осуществления электронной экономической деятельно­сти. Для вступления в систему новому банку-участнику, как правило, необходимо заключить с Общероссийской межбанковской платежной системой Золотая Корона следующие договоры:

- договор о присоединении к системе Золотая Корона;

- соглашение, именуемое специалистами системы "лицензионным" -о приобретении соответствующего программного обеспечения.

Поставляемые для работы в платежной системе технологии и про­граммное обеспечение позволяют обеспечить комплексную автоматиза­цию предоставления розничных банковских услуг как физическим, так и юридическим лицам.

Кроме того, участники платежной системы Золотая Корона могут ис­пользовать единый программно-аппаратный комплекс системы для об­служивания собственных локальных карточных проектов, так называе­мых "систем лояльности" и т. д., а также для обслуживания карт Золотая Корона и карт международных платежных систем.

Основой успешного развития данной системы следует признать высо­кий уровень безопасности. В течение 2000 - 2001 гг. не было ни одного случая мошенничества с пластиковыми картами Золотая Корона. Общее управление средствами обеспечения безопасности осуществляется Глав­ным процессинговым центром системы. Используемые в системе защит­ные механизмы не накладывают существенных ограничений на функ­циональность и скорость обслуживания.

Кроме того, в системе Золотая Корона создан собственный консалтин­говый центр поддержки новых проектов банков - участников системы.

Принципиальным отличием банковских карт Юнион Кард и Золотая корона от аналогичных финансовых продуктов международных платеж­ных систем является их низкая стоимость по сравнению с международ­ными картами. Тем не менее качество и количество услуг, которые дер­жатель карт получает в любом банке - участнике данных платежных сис­тем или торгово-сервисном предприятии, принимающем в оплату карты данных российских платежных систем, ничем не отличаются от между­народных. Низкая стоимость карты объясняется тем, что платежная сис­тема является полностью отечественной и, следовательно, стремится предложить своим банкам-участникам недорогие (по сравнению с ино­странными технологиями) решения, которые ни в чем не уступают по качеству финансовым инструментам оказания электронных банковских услуг, предлагаемым международными платежными системами.

Правовые основы осуществления расчетов с использованием банковских карт в Российской Федерации

Конституционной основой осуществления выпуска и обращения бан­ковских карт, а также проведения расчетов с их использованием являют­ся положения ст. 8 и 34 Конституции РФ, гарантирующие свободу любой не запрещенной законом экономической деятельности.

Кроме того, следует отметить, что гражданское законодательство РФ до­пускает осуществление безналичных расчетов в "любых формах, установлен­ных в соответствии с законом банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота" (ст. 862 ГК РФ).

На практике расчеты с использованием банковских карт в Российской Федерации осуществляются, как правило, на основе соглашений между участниками расчетов и локальных актов (правил платежных систем и инструкций, разрабатываемых самими участниками расчетов).

Единственным специальным нормативно-правовым актом, устанавли­вающим общие принципы регулирования названных отношений, являет­ся подзаконный акт Банка России - Положение Центрального банка РФ от 9 апреля 1998 года № 23-П "О порядке эмиссии кредитными организа­циями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совер­шаемым с их использованием" (далее - Положение № 23-П)'.

С точки зрения налогообложения значение названного правового акта заключается в том, что впервые признается (констатируется) существова­ние отношений в сфере выпуска и обращения банковских карт, а главное, впервые закреплена единая терминология и даны устойчивые определения юридических понятий банковской карты, видов банковских карт, операций с ними, трансграничных платежей с использованием банковских карт, ос­новных участников расчетов, основных финансовых операций и состав­ляемых при этом юридически значимых документов.

Кроме того, устанавливается нормативно-правовая основа межбан­ковских комиссий (денежных средств, взимаемых кредитной организаци­ей с контрагента в соответствии с условиями заключенного договора, в том числе комиссионных вознаграждений участников расчетов). Немало­важно и возложение на кредитные организации обязанности по контро­лю за соблюдением клиентами валютного законодательства, в особенно­сти при совершении трансграничных платежей с использованием бан­ковских карт.

При этом следует отметить, что высказывавшиеся в 1998 г. надежды

специалистов на то, что "принятие Положения № 23-П будет способст­вовать последующей унификации соответствующей сферы налогового законодательства, а также практики применения данного законодательст­ва налоговыми и судебными органами", к сожалению, не оправдались. Подтверждение тому - положения отдельных статей гл. 21 "Налог на до­бавленную стоимость" и гл. 27 "Налог с продаж" части второй НК РФ, вступивших в силу с 1 января 2002 года. Не в первый раз мы вынуждены отмечать, что названные акты разрабатывались законодателем так, слов­но законодательство о налогах и сборах является единственной отраслью российского законодательства (то есть без учета регулятивного потенциа­ла смежных отраслей).

Основным же недостатком самого Положения № 23-П следует при­знать то обстоятельство, что его положения не выявили структуру регу­лируемых отношений - полную правовую схему взаимосвязей участников карточных платежных систем. Безусловно, это усложняет разработку но­вых актов законодательства РФ, призванных установить порядок регули­рования и налогообложения субъектов электронной экономической дея­тельности.

Иные ведомственные акты Банка России, содержащие упоминание об операциях, осуществляемых с использованием банковских, платежных и расчетных карт (указания Центрального банка РФ (Банка России) от 3 июля 1998 года № 276-У, от 3 июля 1998 года № 277-У, от 2 декабря 1997 года № 48-У, от 9 апреля 1999 года № 536-У и письмо Центрально­го банка РФ (Банка России) от 19 декабря 1997 года № 48-Т)1 не содер­жат норм значимых для правового регулирования операций с банковски-^ ми картами и налогообложения участников названных отношений.

Представляется, что необходимую правовую базу для эффективной разработки и применения соответствующих актов смежных отраслей за­конодательства в рамках комплексного подхода к решению проблемы обеспечит принятие Федерального закона "О банковских пластиковых^ картах в Российской Федерации" либо дополнение гл. 46 ГК РФ пара­графом 5 "Расчеты с использованием банковских карт" и ст. 5 Закона РФ от 2 декабря 1990 года № 395-1 "О банках и банковской деятельности"^ (в ред. Федерального закона от 8 июля 1999 года № 136-ФЗ). s

Предлагаемые изменения действующего законодательства должны устранить существующие сегодня пробелы в праве. '

Кроме того, следует отметить, что отдельные элементы регулирования порядка налогообложения операций, совершаемых с использованием банковских карт, заложено в положениях нескольких федеральных зако­нов. Так, идентичные по духу нормы содержались в двух нормативных актах, принятых в один день, 31 июля 1998 года: в Федеральном законе . "О едином налоге на вмененный доход для отдельных видов деятельно­сти" № 148-ФЗ2 и в новой редакции Закона РФ "Об основах налоговой системы Российской Федерации" № 150-ФЗ3 (этими изменениями нало­говая система России была дополнена новым региональным налогом -был установлен налог с продаж). В соответствии с данными положения-1 ми безналичные электронные расчеты, осуществляемые с использовани­ем банковских карт, для целей налогообложения приравнивались к на­личным (признавались наличными). Впоследствии эти положения были репринтированы в законах ряда субъектов РФ (о введении на их терри­тории соответствующего налога). Юридическая некорректность такой нормы, смешивающей различные формы расчетов, была подтверждена в постановлении Конституционного Суда РФ от 30 января 2001 года № 2-П "По делу о проверке конституционности положений подп. "д" п. 1 и п. 3 ст. 20 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" (в ред. Федерального закона от 31 июля 1998 года "О внесении изменений и дополнений в статью 20 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", а также положений Закона Чуваш­ской Республики "О налоге с продаж", Закона Кировской области "О •;

налоге с продаж" и Закона Челябинской области "О налоге с продаж" в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами 000 "Русская тройка" и ряда граждан"'). Формально, указанная право­вая позиция Конституционного Суда была учтена разработчиками новой редакции налога с продаж. Однако выявленная проблема не была снята в принципе. В соответствии с положениями ст. 349 гл. 27 ("Налог с продаж") части второй НК РФ, "...операции по реализации товаров (работ, услуг) при­знаются объектом налогообложения (по на/югу с продаж. - А. Т.) в том слу­чае, если такая реализация осуществляется за наличный расчет, а также с использованием расчетных или кредитных банковских карт".

Кроме того, следует заметить, что положения, регулирующие налого­вые обязательства отдельных участников карточных расчетов, содержатся и в положениях части второй НК РФ (например, пп. 4 и 5 ч. 3 ст. 149 и ст. 349 части второй НК РФ)2 .

Правовой статус участников электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт

Действующее российское законодательство называет следующих уча­стников расчетов: расчетных агентов, эмитентов и эквайреров (разд. 1

Положения № 23-П).

Между тем, как нам представляется, в качестве субъектов правоотно­шений, складывающихся в сфере совершения операций с банковскими картами и являющихся в последующем субъектами соответствующего нало­гообложения, необходимо выделять следующих юридических и физиче­ских лиц: процессинговую компанию, процессинговый центр, расчетного агента; банк-эмитент, банк-эквайрер, предприятие торговли (услуг) и кли­ента (держателя банковской карты).

Последовательно рассмотрим правовой статус и основные функции участников электронных расчетов, осуществляемых с использованием

банковских карт.

В финансовом, банковском и налоговом законодательстве ряда зару­бежных стран участник расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт, выступающий в качестве процессинговой компании, именуется также "головной компанией платежной системы" или "пла­тежной организацией".

Действующее российское законодательство не дает легального опре­деления понятия "процессинговая компания". Данное обстоятельство имеет большое как теоретическое, так и практическое значение, так как отсутствие устойчивого правового определения какого-либо участника тех или иных предпринимательских отношений существенно затрудняет правильное применение к данному субъекту правоотношений норм рос­сийского законодательства, и в первую очередь норм законодательства о налогах и сборах.

В качестве процессинговой компании платежной системы (головной-' компании международной платежной системы) может выступать юриди--ческое лицо, являющееся в соответствии с действующим законодательств вом как налоговым резидентом, так и нерезидентом РФ. Между тем про-цессинговая компания платежной системы представляет собой юридиче­ское лицо, обладающее исключительным правом на использование то­варного знака данной платежной системы, устанавливающее правил;

платежной системы, а также осуществляющее функции процессингового центра данной платежной системы, за исключением случаев, когда ис­полнение названных функций в соответствии локальными актами данной платежной системы передано третьему лицу (участнику расчетов, высту­пающему в качестве процессингового центра).

Как показывает история развития банковских карт, а также систем их эмиссии и оборота, при создании и организации функционирования практически всех существующих международных платежных систем про-цессинговые компании либо формировались на основе специализиро­ванного подразделения банка, удачно развившего свою программу оказа­ния электронных банковских услуг, либо при создании использовали наработки какого-либо банка. В качестве примера можно привести меж­дународную карточную систему Visa, родоначальником которой был BankofAmerica, и его платежную систему BankAmeriCard. В Российской Фе­дерации процессинговая компания "Мультикарта" была создан при уча-, стии Мост-банка, а учредителем процессинговой компании STBCard являлся московский банк "Столичный банк сбережений" (СБС).

Как указывалось выше, если процессинговая компания (или ее струк­турные подразделения - региональные и локальные процессинговые цен­тры и палаты) в силу организационных, либо технологических причин не может осуществлять весь комплекс мероприятий, охватываемых понятием "процессинг", функции по проведению итогового процессинга в рамках данной платежной системы передаются процессинговому центру.

В соответствии с Положением № 23-П под процессингом следует по-' нимать деятельность, включающую в себя "сбор, обработку и рассылку участникам расчетов информации по операциям с банковскими картами, осуществляемым процессинговым центром. Процсссинговый центр -юридическое лицо или его структурное подразделение, обеспечивающее информационное и технологическое взаимодействие между участниками расчетов", д

Участвующие в осуществлении электронных расчетов с использовани­ем банковских карт кредитные организации могут выступать в качестве расчетного агента, банка-эквайрера ( bank - acquirer ) либо банка-эмитента банковских карт ( bank - issuer ).

В соответствии с Положением № 23-П расчетным агентом является "кредитная организация, осуществляющая взаиморасчеты между участ­никами расчетов по операциям с использованием банковских карт".

Роль расчетного банка платежной системы является экономически привлекательной для кредитных организаций. Вместе с тем к кредитным организациям, претендующим на получение такого статуса, как правило, предъявляются достаточно жесткие требования по выполнению обяза­тельных нормативов, устанавливаемых в целях обеспечения устойчивости кредитных организаций в соответствии со ст. 61 Закона РФ от 2 декабря 1990 года № 394-1 "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (в ред. Федерального закона от 8 июля 1999 года № 139-ФЗ).

Все участники системы обязаны иметь корреспондентские счета в расчетном банке, и поскольку расчетный банк осуществляет расчеты ме­жду участниками системы, то деньги практически не покидают расчет­ный банк. Исключение составляют случаи, когда банки-эквайреры отзы­вают часть средств из расчетного банка. Такая ситуация складывается, если в торговых предприятиях и пунктах выдачи наличных (ПВН) банка совершается большое количество транзакций по картам других банков, а объем транзакций по его собственным картам в сети "чужих" ПВН и тор­говых организаций невелик. Общая сумма возмещений, поступающих банку-эквайреру, может значительно превышать остаток, необходимый для работы банка в системе, поэтому в случае необходимости банк может отозвать часть средств со своего корреспондентского счета.

По вполне понятным причинам экономического характера расчетный агент заинтересован в ведении корреспондентских счетов участников платежной системы и участии в проведении расчетов между ними, а так­же расчетов с предприятиями торговли (услуг). Поэтому в ряде платежных систем в соответствии с условиями заключенных договоров часть расходов по организации функционирования платежной системы может переклады­ваться с процессинговой компании на расчетного агента.

Кроме того, как указывалось выше, банки - участники платежной системы вправе участвовать в осуществлении расчетов с использованием банковских карт в качестве банков-эмитентов и банков-эквайреров.

Впервые устойчивое правовое определение понятия "эмитент" введено в оборот рекомендательными актами Европейского Союза. В частности, в соответствии с положениями ст. 2 Рекомендаций Комиссии Европей­ского Союза от 17 ноября 1988 года № 88/590/ЕЭС "О сделках, проводи­мых с использованием платежных устройств, их эмитентах и держателях" эмитентом "признается лицо, которое в рамках своей профессиональной деятельности предоставляет в распоряжение своему клиенту платежное устройство (инструмент) на основании подписанного с ним соглашения"1 .

В свою очередь, в Российской Федерации Положение № 23-П содер­жит следующие легальные определения эмитента и эмиссии: "Эмитент -кредитная организация (филиал), осуществляющая эмиссию банковских карт. Эмиссия банковских карт - деятельность по выпуску банковских карт, открытию счетов и расчетно-кассовому обслуживанию клиентов при совершении операций с использованием выданных им банковских карт".

При этом необходимо выделить две категории кредитных организ») ций, являющихся эмитентами: ,

- банки, имеющие статус участника (принципиального члена) платеж^ ной системы, то есть получившие право на осуществление эмиссии банковских карт на основании договора с процессинговой компанией (головной компанией) платежной системы;

- банки, не имеющие статуса участника (принципиального члена) пла-;

тежной системы, то есть получившие право на осуществление эмис­сии банковских карт непосредственно на основании договора с кре­дитной организацией, обладающей статусом принципиального член^ ства платежной системы.

Определение понятия "эквайрер" в Положении № 23-П дается через понятие эквайринга. "Эквайринг - деятельность кредитной организации, включающая в себя осуществление расчетов с предприятиями торговли (услуг) по операциям, совершаемым с использованием банковских карт, и осуществление операций по выдаче наличных денежных средств дер--жателям банковских карт, не являющимся клиентами данной кредитной организации. Эквайрер - кредитная организация, осуществляющая эк-вайринг". Таким образом, эквайрерами являются кредитные организа­ции, которые в соответствии с заключенными в данной платежной сис­теме договорами занимаются кассовым обслуживанием и обслуживанием расчетов держателей банковских карт, выпущенных в обращение другими участниками (банками-эмитентами) этой платежной системы.

При этом необходимо выделить две категории кредитных организа­ций, являющихся эквайрерами: '

- банки, имеющие статус участника (принципиального члена) платеж­ной системы, то есть получившие право на осуществление эквайринга банковских карт на основании договора с процессинговой компанией ' (головной компанией) платежной системы; ,,

- банки, не имеющие статуса участника (принципиального члена) пла­тежной системы, то есть получившие право на осуществление эквай­ринга банковских карт непосредственно на основании договора с кре­дитной организацией, обладающей статусом участника данной платеж­ной системы.

Легальное определение понятия "предприятие торговли (услуг)" для ' целей регулирования электронных расчетов содержится в ч. 14 п. 1 По­ложения № 23-П. Под предприятием торговли (услуг) понимается "юри­дическое лицо, которое, в соответствии с подписанным им соглашением с эквайрером, несет обязательства по приему документов, составленных с использованием банковских карт в качестве оплаты за предоставляемые ';

товары (услуги). В качестве предприятия торговли (услуг) может высту- ;

пать физическое лицо - индивидуальный предприниматель". Следует от­метить, что, несмотря на свою экономическую допустимость, с юридиче- ;

ской точки зрения данное определение, к сожалению, несколько некор­ректно. Так, норма, устанавливающая, что предприятие торговли (услуг) "несет обязательства по приему документов, составленных с использова­нием банковских карт в качестве оплаты за предоставляемые товары (ус­луги)", противоречит действующему законодательству, в соответствии с которым единственным законным платежным средством в Российской федерации является рубль и выпуск денежных суррогатов запрещен'. Следовательно, документы, составленные с использованием банковской карты, не могут рассматриваться в качестве платы за предоставленные товары, выполненные работы или оказанные услуги. Такие документы являются юридическим свидетельством права предприятия торговли (ус­луг), в соответствии с имеющимися договорами обслуживающего держа-гелей банковских карт данной платежной системы, требовать от соответ­ствующего банка - участника платежной системы (обычно - эквайрера, но в ряде случаев - эмитента банковской карты) безусловного возмеще­ния стоимости предоставленных держателю карты товаров, выполненных работ или оказанных услуг. Вместе с тем сама банковская карта не явля­ется и юридическим свидетельством долга или права требования, како­вым являются, например, вексель или чек. Это, скорее, материальный символ юридических отношений, возникающих между участниками рас­четов, осуществляемых с ее использованием.

С правовой точки зрения сущность операции с банковской карточ­кой по приобретению товаров (услуг) состоит в том, что держатель кар­точки и предприятие торговли (услуг) после предварительного открытия счетов в банке и банк-эквайрер договариваются, что любая сделка между держателем карточки и предприятием торговли (услуг) будет урегулиро­вана путем кредитования счета торговца и дебетования счета владельца

карточки.

При этом следует заметить, что отношения между держателями бан­ковской карты, торговым предприятием и кредитной организацией, вы­давшей в пользование клиенту банковскую карту, не следует рассматри­вать в качестве отношений по исполнению обязательства третьим лицом в соответствии со ст. 313 ГК РФ. С момента заключения соглашения между торговым предприятием и кредитной организацией - эквайрером о принятии документов, составленных с использованием данных банков­ских карт, торговое предприятие и кредитная организация - эквайрер фактически определяют способ исполнения обязательства, возникающего из факта заключения сделки между держателем банковской карты и тор­говым предприятием по реализации товаров, работ и услуг. С момента получения автоматизации от кредитной организации - эмитента банков­ской карты и составления документов с использованием карты, в соот­ветствии с установленными правилами данной платежной системы, по­требитель товаров, работ и услуг данного торгового предприятия, одно­временно являющийся держателем банковской карты, признается исполнившим соответствующее обязательство в надлежащем порядке. В соот-, ветствии с частью первой ст. 408 ГК РФ надлежащее исполнение пре­кращает обязательство.

В соответствии с положениями Рекомендации Комиссии Европейско­го Союза от 17 ноября 1988 года № 88/590/ЕЭС "О сделках, проводимых с использованием платежных устройств, их эмитентах и держателях" держателем банковской карты "признается лицо, которое на основании подписанного с эмитентом договора обладает платежным устройством (инструментом)"'.

Положение № 23-П определяет держателя банковской карты как "фи­зическое лицо, использующее банковскую карту на основании договора с эмитентом, или физическое лицо - уполномоченный представитель клиен­та эмитента". При этом уполномоченный представитель клиента эмитента является держателем так называемой "дополнительной карты".

Кроме того, Положение № 23-П содержит определение клиента бан­ка - эмитента данной банковской карты. "Клиент - физическое или юри­дическое лицо, заключившее договор с кредитной организацией-эмитентом (договор банковского счета, банковского вклада, кредитный договор и пр.), предусматривающий осуществление операций с использованием банковских карт".

Таким образом, под клиентом подразумевается "юридическое или фи­зическое лицо, являющееся владельцем счета в банке-эмитенте, расход­ные операции по которому совершаются на основании документов, со­ставляемых с использованием банковских карт"2 .

То есть выданная клиенту банковская карта, по сути, представляет собой инструмент управления счетом, открытым в банке - эмитенте дан­ной карты. Исходя из предложенных законодателем определений следует вывод о частичном совпадении объема понятий "клиент" и "держатель" (в отношении держателя карты - физического лица). Однако в случае, когда держателем карты является уполномоченный представитель клиен­та эмитента (дополнительная карта) или в случае применения в расчетов корпоративных карт, держателем карты и клиентом эмитента могут яв­ляться разные лица.

Кроме того, следует отметить юридическую некорректность используе­мого в современной теории банковского дела и авторами-экономистами термина "владелец пластиковой карты"3 . Владельцем (собственником) бан­ковской карты в соответствии с действующим законодательством являет­ся банк-эмитент, выпустивший ее в обращение. При выдаче карты кли­енту последняя передается ему в пользование - на основании договора о выдаче и использовании банковской карты.

Влияние норм о договорах гражданского законодательства на структуру договорных связей и перспективы налогообложения субъектов электронной экономической деятельности, осуществляемой с использованием банковских карт

Правильное применение актов действующего российского законода­тельства о налогах и сборах к субъектам расчетов, осуществляемых с ис­пользованием банковских карт, в том числе в части выявления и учета основных объектов налогообложения, а также выявления правовых осо­бенностей электронных расчетов для целей последующего определения порядка налогообложения субъектов электронной экономической дея­тельности в Российской Федерации, видимо, невозможно без выявления самой структуры регулируемых отношений в сфере электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт, формирующихся в про­цессе электронной экономической деятельности.

В настоящее время отношения, складывающиеся в сфере совершения операций с банковскими картами, преимущественно строятся на дого­ворной основе. Современная банковская практика знает более 12 видов таких договоров. При этом с точки зрения налогообложения одной из проблем становится то обстоятельство, что в соответствии с п. 2 ст. 421 ГК РФ сторонами заключаются договоры, как предусмотренные, так и не предусмотренные действующим гражданским законодательством.

Выявленная нами основная структура договорных связей участников правоотношений (в последующем - налогоплательщиков соответствую­щих налогов) в сфере электронных расчетов, в том числе осуществляемых в процессе электронной экономической деятельности, в настоящее время будет выглядеть следующим образом.

1. Процессинговая компания и расчетный агент заключают договор, в соответствии с которым кредитная организация - расчетный агент при­нимает на себя обязанность по обеспечению проведения взаиморасчетов между участниками расчетов по операциям с использованием банковских карт данной платежной системы. Для целей налогообложения нам инте­ресны следующие аспекты взаимоотношений данных сторон договора:

- предоставление со стороны процессинговой компании платежной сис­темы права на возмездной основе в пользу кредитной организации по выполнению последним функций расчетного агенты;

- возмездное оказание кредитной организацией - расчетным агентом банковских услуг в виде открытия и ведения банковских счетов процессинговой компании.

2. Процессинговая компания и банк-эмитент, получивший статус уча­стника платежной системы, заключают соглашение, в соответствии с ко­торым эмитенту предоставляются права на эмиссию банковских карт и/или на осуществление деятельности по эквайрингу в отношении данных банковских карт. Для целей налогообложения нам интересны сле­дующие аспекты взаимоотношений данных сторон договора: ;

- осуществление со стороны кредитной организации в пользу процес-синговой компании платежной системы платежей, взимаемых ,на по-.1 стоянной основе в соответствии с правилами, действующими в дан-1 ной платежной системе;

- предоставление на возмездной основе со стороны процессинговой компании платежной системы в пользу кредитной организации прав осуществлять эмиссию и эквайринг банковских карт;

- совершение со стороны кредитной организации в пользу процессии . говой компании платежей за право пользования товарным знако» данной платежной системы.

3. Процессинговая компания и юридическое лицо, осуществляющее итоговый процессинг по операциям с банковскими картами, заключаю' соглашение, в соответствии с которым данное юридическое лицо прини мает на себя обязанность по сбору, обработке и передаче в пользу про цессинговой компании платежной системы информации для участнике! расчетов платежной системы по операциям с банковскими картами. Дл» целей налогообложения нам интересны следующие аспекты взаимоотно­шений сторон договора:

- предоставление на возмездной основе со стороны процессинговой компании платежной системы в пользу соответствующего юридической лица права осуществлять деятельность по итоговому процессингу 1 отношении операций с банковскими картами данной платежной сис­темы;

- оказание возмездных услуг по сбору, обработке и передаче в польза процессинговой компании платежной системы информации для участ­ников расчетов по соответствующим операциям с банковскими кар­тами.

4. Процессинговая компания и банк-эквайрер, получивший статус участника платежной системы, заключают соглашение, в соответствии с которым эквайреру предоставляется право на осуществление деятель­ности по обслуживанию банковских карт без права проведения их эмис­сии. Для целей налогообложения нам интересны следующие аспекты взаимоотношений данных сторон договора:

- предоставление на возмездной основе со стороны процессинговой компании платежной системы в пользу кредитной организации права осуществлять эквайринг банковских карт;

- совершение со стороны кредитной организации в пользу процессин­говой компании платежной системы платежей, взимаемых на посто­янной основе в соответствии с правилами, действующими в данной платежной системе.

5. Расчетный агент и банк-эквайрер (или банк-эмитент), имеющий статус участника платежной системы, заключают договор в соответствии с которым расчетный агент принимает на себя обязанность по открытию и ведению корреспондентских счетов эквайрера (или эмитента), а также но принятию депозитов, размещаемых эквайрером (эмитентом) у расчет­ного агента в порядке обеспечения исполнения ими своих обязанностей перед процессинговой компанией платежной системы. Для целей нало­гообложения нам интересны следующие аспекты взаимоотношений дан­ных сторон договора:

возмездное оказание расчетным агентом банковских услуг по откры­тию и ведению корреспондентских и депозитных счетов эквайрера;

- платежи со стороны расчетного агента за пользование денежными средствами эквайрера, размещенными на счетах эквайрера, открытых у расчетного агента.

6. Банк-эмитент, являющийся или не являющийся участником данной платежной системы, и лицо, приобретающее банковскую карту, заключают договор, в соответствии с которым эмитент обязуется предоставить клиен­ту банковскую карту и проводить обслуживание операций клиента, совер­шаемых с использованием банковской карты, в том числе путем проведе­ния операций по счету клиента, открытому в кредитной организации -эмитенте банковской карты. Для целей налогообложения нам интересны следующие аспекты взаимоотношений данных сторон договора:

- возмездное предоставление банковских услуг по открытию и ведению банковских счетов клиента;

изготовление и передача в безвозмездное пользование клиента бан­ковской карты;

совершение со стороны клиента платежей в пользу кредитной органи­зации в качестве оплаты услуг кредитной организации, содержание которых не подпадает под определение банковских операций;

осуществление платежей в пользу клиента кредитной организации за пользование деньгами клиента, находящимися на банковских счетах, открытых в данной кредитной организации.

7. Банк-эмитент, осуществляющий деятельность по эквайрингу (или банк-эквайрер, не занимающийся эмиссией банковских карт), и пред­приятие торговли (услуг) заключают договор об обслуживании держате­лей банковских карт, предусматривающее обязанность предприятия тор­говли (услуг) принимать документы, составленные с использованием оп­ределенного типа банковских карт, в качестве надлежащего исполнения обязательства держателя банковской карты, возникшего в результате приобретения товаров, работ, услуг, обязанность эквайрера по возмеще­нию предприятию торговли стоимости реализованных товаров, работ, Услуг. Для целей налогообложения нам интересны следующие аспекты взаимоотношений данных сторон договора:

- предоставление в пользу предприятия торговли со стороны эквайрера банковских услуг на возмездной основе;

- предоставление в пользу предприятия торговли со стороны эквайрера услуг, связанных с установкой, обучением персонала и обслуживани­ем специальных устройств (POS-терминалов) на возмездной основе.

8. Банк-эмитент - участник платежной системы и банк-эмитент, не имеющий статуса участника платежной системы, заключают договор в соответствии с которым эмитент, не имеющий статуса участника систе­мы, приобретает право на эмиссию банковских карт данной системы и право на получение услуг по процессингу и клирингу. Для целей налого­обложения нам интересны следующие аспекты взаимоотношений данных сторон договора:

- предоставление эмитентом - участником платежной системы в пользу эмитента, не имеющего статуса участника платежной системы, услуг на возмездной основе по открытию и ведению корреспондентских и депозитных счетов;

- предоставление услуг в пользу эмитента, не имеющего статуса участ­ника платежной системы, по изготовлению банковских карт и пере­даче последних во временное пользование;

- оказание услуг, не подпадающих под определение банковских опера-- ций, в пользу эмитента, не имеющего статуса участника платежной системы;

- совершение платежей в пользу эмитента, не имеющего статуса участ­ника платежной системы, за пользование денежными средствами по­следнего, находящимися на счетах, открытых у эмитента, обладающе­го статусом участника платежной системы.

9. Банк-эквайрер - участник данной платежной системы и банк-эквайрер, не имеющий статуса участника системы, заключают соглаше­ние, в соответствии с которым эквайрер, не имеющий статуса участника системы, принимает на себя обязанность осуществлять выдачу наличных денежных средств по требованию держателей банковских карт, не яв­ляющихся клиентами кредитной организации - эквайрера, не имеющего статуса участника данной платежной системы, а эквайрер - участник данной платежной системы обязуется возместить соответствующей кре­дитной организации денежную сумму в размере предоставленных держа­телю банковской карты наличных денежных средств. Для целей налого­обложения нас интересует оказание банковских услуг на возмездной ос­нове по открытию и ведению корреспондентских счетов эквайрера, не имеющего статуса участника платежной системы.

Как известно, банковские карты - продукт англоамериканской банков­ской системы. Исторически сложилось так, что в начале 90-х гг. россий­ские кредитные организации при внедрении систем электронных расче­тов и осуществлении рассматриваемых операций руководствовались сво­дами правил и инструкциями международных платежных систем, сфор­мированными на основе норм национального законодательства зарубеж­ных стран. Как уже говорилось выше, отношения между собой россий­ские участники систем электронных расчетов, как правило, строят на основе принятой в банковской практике этих зарубежных стран системы "генеральных соглашений", "соглашений о сотрудничестве" и прочих со­глашений, прямо не предусмотренных нормами о договорах Гражданского кодекса РФ. Сложилось мнение, что это "печать" особой специфики операций с банковскими картами.

Но не является ли такое усложнение (иногда сознательное) абсолютно неоправданным? Видимо, нет нужды пояснять, какие дополнительные трудности при разработке нового, а главное, для правильного примене­ния налоговыми органами уже действующего законодательства в части выявления для целей налогообложения структуры взаимоотношений сто­рон по операциям с банковскими картами вызывает частое использова­ние в повседневной практике новых, не урегулированных законом видов соглашений. Между тем порождаемые указанными обстоятельствами проблемы не ограничиваются названными правоприменительными труд­ностями в сфере, назовем их так, "традиционных" операций, осуществ­ляемых с использованием банковских карт (то есть расчетов, осуществ­ляемых вне глобальной компьютерной сети Интернет). В настоящее вре­мя при использовании банковских карт в качестве инструмента обеспе-(чения электронной экономической деятельности данная правовая про­блема усложняется, а потому ее разрешение представляется еще более [актуальным и важным.

| Для целей устранения указанной правовой проблемы представляется [возможным предложить построение механизма регулирования правоот­ношений в сфере электронных расчетов в рамках договоров, известных [российскому гражданскому законодательству, - естественно, с учетом | специфики названых электронных экономических отношений. В этом [случае приводившаяся выше структура договорных связей участников (электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт, [будет выглядеть следующим образом.

| 1. Отношения между расчетным агентом и процессинговой компани­ей платежной системы будут строиться на основе заключенного в соот­ветствии с гл. 45 ГК РФ договора банковского счета, но с учетом осо-[бенностей взаимоотношений сторон, таких, как возмездное предоставле­ние расчетному агенту права проводить расчеты между участниками сис­темы, и уплаты им своеобразного вступительного взноса.

2. Между процессинговой компанией и юридическим лицом, осуще­ствляющим итоговый процессинг, заключается договор возмездного ока­зания услуг (гл. 39 ГК РФ). Отношения между субъектами полностью соответствуют заложенной в гражданском законодательстве правовой схеме распределения прав и обязанностей сторон по такому договору.

3. Между процессинговой компанией и банком-эмитентом, получаю­щим статус участника платежной системы, заключается договор коммер­ческой концессии (гл. 54 ГК РФ). При этом в соответствии со ст. 1029 ГК РФ договор может содержать право банка-эмитента разрешать третьим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав на условиях субконцессии.

4. Между процессинговой компанией и банком-эквайрером, полу­чающим статус участника платежной системы, также заключается договор коммерческой концессии (гл. 54 ГК РФ), на основе которого банку-эквайреру на возмездной основе передается: право осуществлять обслужи­вание банковских карт, а также охраняемая коммерческая информация знак обслуживания и соответствующие компьютерные технологии. Такой договор может содержать право эквайрера разрешать использование на­званных исключительных прав третьим лицам на условиях субконцессии.

5. Отношения между расчетным агентом и банком-эквайрером (или банком-эмитентом), имеющими статус участников данной платежной сис­темы, строятся на основе договора банковского счета (гл. 45 ГК РФ).

6. Между банком-эмитентом, являющимся (или не являющимся) уча­стником платежной системы, и лицом, приобретающим банковскую кар­ту, заключается договор банковского счета (гл. 45 ГК РФ).

7. Отношения между банком-эмитентом, осуществляющим деятель­ность по эквайрингу, и предприятием торговли (услуг) заключается сме­шанный договор (ст. 421 ГК РФ), содержащий отдельные элементы дого­вора банковского счета (гл. 45 ГК РФ) и договора возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК РФ) (когда предприятие торговли за вознаграждение об­служивает (принимает к оплате) определенный тип банковских карт), а также элементы предусмотренных гражданским законодательством дого­воров, регулирующих возмездное предоставление банком в аренду или собственность предприятию торговли (услуг) необходимого оборудования (POS-терминалов), их наладку и обслуживание.

В качестве другого варианта возможно предложить заключение между банком и предприятиями торговли (услуг) договора о совместной дея­тельности (договора простого товарищества) (гл. 55 ГК РФ) с учетом пе­речисленных выше условий.

8. Между банком-эмитентом, имеющим статус участника платежной системы, и банком-эмитентом, не имеющим статуса участника системы, заключается договор субконцессии (ст. 1029 ГК РФ), выплачивающего весь стандартный для такого вида договоров набор условий.

9. Отношения между банком-эквайрером, имеющим статус участника платежной системы, и банком-эквайрером, не имеющим такого статуса, могут закрепляться договором банковского счета (гл. 45 ГК РФ).

В качестве иного варианта нам представляется возможным заключе­ние между участниками платежной системы электронных расчетов, осу­ществляемых с использованием банковских карт, договора простого то­варищества (о совместной деятельности) в соответствии с положениями гл. 55 ГК РФ. С одной стороны, такой договор не создает нового юриди­ческого лица (это специфика российского гражданского законодательст­ва). Но с другой - замыкает участников расчетов в единую организаци­онную производственную структуру. В этом случае схема правовых свя­зей самоорганизации электронной платежной системы будет выглядеть следующим образом.

Договор о совместной деятельности устанавливает общие принципы взаимодействия участников расчетов, закрепляет их правовую связь, упо­рядочив функционирование международной (в российской ее части) или отечественной платежной системы.

Затем между участниками платежной системы заключаются договоры, Необходимые для проведения конкретных операций - составляющих эле­ментов системы расчетов (например, договоры об открытии банковских счетов, договоры о размещении банковских вкладов и пр.). Между бан­ком-эмитентом и лицом, приобретающим банковскую карту (клиентом), заключается договор о выдаче банковской карты, носящий в соответст­вии со ст. 421 ГК РФ смешанный характер. По нашему мнению, такой договор должен содержать элементы договора банковского счета, преду­смотренного Гражданским кодексом РФ, и договора об осуществлении расчетов по операциям, совершаемым с использованием банковской кар­ты, предусмотренного Положением № 23-П.

В случае применения предлагаемой схемы договорных связей налого­обложение совместной деятельности участников расчетов с использова­нием банковских карт осуществляется с учетом следующих особенностей.

Обязанность по уплате налогов в случае наличия объектов обложения возникает у каждого участника исходя из установленной договором доли ,в реализуемых товарах (работах, услугах), подлежащих налогообложению.

При этом следует помнить, что в соответствии с п. 10 ст. 2 Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций"' (с изм. и доп.), утратившим силу в данной части с 1 янва­ря 2002 года в связи с введением в действие гл. 25 ("Налог на прибыль организаций") части второй НК РФ, устанавливалось, что прибыль, по­лучаемая в результате совместной деятельности, облагалась налогом на прибыль у участника платежной системы, действующего на основе дого­вора о совместной деятельности, после ее распределения.

Вступившей в силу с 1 января 2002 года гл. 25 части второй НК РФ предусматриваются следующие особенности определения налоговой базы по доходам, полученным участниками договора о совместной деятельно­сти (простого товарищества).

Для фискальных целей по налогу на прибыль организаций передача налогоплательщиками имущества, в том числе имущественных прав, в качестве вкладов участников простого товарищества не является реализа­цией товаров (работ, услуг).

В случае если хотя бы одним из участников простого товарищества является российская организация либо физическое лицо, являющееся налоговым резидентом РФ, ведение учета доходов и расходов такого то­варищества для целей налогообложение должно осуществляться россий­ским участником простого товарищества независимо от того, на кого в соответствии с договором о совместной деятельности возложено ведение дел простого товарищества. Участник простого товарищества, осуществ­ляющий учет доходов и расходов этого товарищества для целей налого­обложения, обязан определять нарастающим итогом по результатам каж­дого отчетного (налогового) периода доход каждого участника простого товарищества пропорционально доле соответствующего участника това­рищества, установленной соглашениями, в доходе всего простого това­рищества, полученном за отчетный (налоговый) период от деятельности всех участников в рамках товарищества. О суммах причитающихся (рас­пределяемых) доходов каждому участнику простого товарищества участ­ник, осуществляющий учет доходов и расходов, обязан сообщать каждо­му участнику этого простого товарищества в срок до 15-го числа месяца, следующего за отчетным (налоговым) периодом.

В соответствии с п. 4 ст. 278 части второй НК РФ, доходы, получен­ные от участия в простом товариществе, включаются в состав внереали­зационных доходов налогоплательщиков - участников товарищества и подлежат налогообложению в общем порядке.

Следует отметить, что при прекращении действия договора о совмест­ной деятельности (простого товарищества) его участники при распреде­лении дохода от деятельности простого товарищества не корректируют ранее учтенные ими при налогообложении доходы на доходы, фактически полученные ими при распределении дохода от деятельности простого товарищества.

Кроме того, при прекращении действия договора о совместной дея­тельности (простого товарищества) и возврате имущества участникам этого договора отрицательная разница между оценкой возвращаемого имущества и оценкой, по которой это имущество ранее было передано по договору о совместной деятельности (простого товарищества), для целей налогообложения не признается убытком.

Что касается налога на добавленную стоимость, то п. 9 Инструкции ГНС России от 11 ноября 1995 года № 39 "О порядке исчисления и упла­ты налога на добавленную стоимость" предусматривалось, что товары (работы и услуги), созданные (приобретаемые) и реализуемые в рамках совместной деятельности, подлежат обложению НДС в установленном порядке. Вместе с тем нормами гл. 21 ("Налог на добавленную стои­мость") части второй НК РФ, каких-либо особенностей налогообложения при выполнении договора о совместной деятельности не устанавли­вается.

Вместе с тем в соответствии со ст. 26 НК РФ участники договора простого товарищества могут исполнять обязанность по уплате налогов и сборов через одного уполномоченного ими участника платежной системы (уполномоченного представителя). В этом качестве, например, может выступать участник, являющийся процессинговой компанией (головной компанией платежной системы).

При определении порядка уплаты участниками платежной системы налога на имущество следует руководствоваться ст. 2 Федерального зако­на от 13 декабря 1991 года № 2030-1 "О налоге на имущество предпри­ятия" (с изм. и доп.). Каждый из субъектов расчетов с банковскими кар­тами в целях налогообложения будет учитывать имущество, внесенное в качестве вклада, а также долю в имуществе, созданном в ходе совместной деятельности, и уплачивать налог самостоятельно исходя из стоимости принадлежащего ему имущества1 .

(Кроме того, в договоре должно быть оговорено, что в соответствии со ст. 1043 ГК РФ продукция, создаваемая в процессе деятельности просто­го товарищества, не является общей долевой собственностью его участ­ников.

Правовые проблемы налогообложения участников электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт в процессе

(электронной экономической деятельности

Последовательно выявим и рассмотрим основные правовые проблемы Недостатки действующих актов законодательства РФ о налогах и сборах в части налогообложения электронных расчетов осуществляемых с ис­пользованием банковских карт. Представляется, что в качестве основных налогов, обязанность по уплате которых возникает у субъектов правоот­ношений в сфере электронных расчетов, следует рассматривать: налог на прибыль организаций, налог на доходы физических лиц, налог на добавленную стоимость (НДС) и налог с продаж (НсП).

Как известно, до введения в действие соответствующей главы части второй Налогового кодекса РФ порядок налогообложения прибыли (дохо­да) организаций определялся в соответствии с Законом РФ от 27 декабря 1991 года № 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций" (с изм. и доп.)2 .

В соответствии со ст. 1 и 13 Федерального закона от 6 августа 2001 года № 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) зако­нодательства Российской Федерации о налогах и сборах"3 с 1 января 2002 года налогообложение прибыли юридических лиц (организаций) осуществляется в соответствии с гл. 25 ("Налог на прибыль организаций") час­ти второй НК РФ.

Названная глава Налогового кодекса РФ следующим образом опреде­ляет круг фискально-обязанных лиц по данному налогу: "Налогопла­тельщиками налога на прибыль организаций (далее в настоящей главе -налогоплательщики) признаются: российские организации; иностранные организации, осуществляющие свою деятельность в Российской Федера­ции через постоянные представительства и (или) получающие доходы от источников в Российской Федерации" (ст. 246).

Применительно к электронным расчетам, осуществляемым с исполь­зованием банковских карт, обязанность по уплате налога на прибыль возникает у участников расчетов, выступающих в качестве: процессинго-вой компании, процессингового центра (юридического лица, осуществляю­щего итоговый процессинг по поручению процессинговой компании), участвующих в организации функционирования платежной системы кре­дитных организаций (расчетный агент, эквайрер, эмитент), а также орга­низаций и индивидуальных предпринимателей, участвующих в функцио­нировании платежной системы электронных расчетов, осуществляемых с использованием банковских карт в качестве предприятия торговли (услуг).

В соответствии со ст. 247 части второй НК РФ объектом обложения по данному налогу для них будет выступать вся "прибыль, полученная налогоплательщиком". При этом в соответствии с положениями назван­ной статьи части второй Налогового кодекса РФ, объем понятия прибы­ли для целей налогообложения рассматриваемым налогом различается в зависимости от страны регистрации (происхождения) юридического ли­ца. Так, прибылью признается:

- для российских организаций - полученный доход, уменьшенный на величину произведенных расходов, определяемых в соответствии с положениями ст. 252 - 252 части второй НК РФ;

- для иностранных организаций, осуществляющих свою деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства, - полу­ченный через эти постоянные представительства доход, уменьшенный на величину понесенных данным постоянным представительством расходов, определяемых в соответствии с гл. 25 части второй НК РФ;

- для иностранных организаций, получающих доходы от источников в Российской Федерации, - доход, полученный от источников в Рос­сийской Федерации. При этом доходы данной категории налогопла­тельщиков определяются в соответствии со ст. 309 части второй НКРФ.

Применительно к участникам электронных расчетов это, в частности, позволяет выявить следующие правовые проблемы.

Как известно, в силу трансграничности глобальной компьютерной се­ти Интернет и в целом систем электронных расчетов отношения, форми­рующиеся в процессе осуществления электронной экономической дея­тельности, как правило, отягощены наличием в них так называемого "иностранного элемента". Между тем проблема юрисдикции в рамках глобальной компьютерной сети Интернет на данный момент является неразрешенной и, как справедливо указывают К. Браун и С. Кайа, "не ^ожет быть урегулирована самостоятельно ни в одном государстве, исхо­дя только из существующих норм национального законодательства. Ре­шение этой проблемы возможно лишь принятием соответствующей меж­дународной конвенции"'.

Так, например, в случае, если в качестве юридического лица, осуще­ствляющего итоговый процессинг, выступает нерезидент РФ, действую­щий на основании договора с процессинговой компанией, являющейся нерезидентом РФ, то каких-либо налоговых обязательств данного юри­дического лица в связи с осуществлением названной деятельности перед российской Федерацией не возникает.

При ситуации, когда головной компанией платежной системы выступа­ет нерезидент РФ, а юридическим лицом осуществляющим итоговый про­цессинг, является резидент РФ, необходимо обращать внимание на сле­дующие основные положения порядка налогообложения резидента РФ.

В случае получения резидентом РФ дохода от осуществления деятель­ности по проведению итогового процессинга и при обложении данных доходов в иностранном государстве сумма налога на такой доход, выпла­ченная в названном иностранном государстве, должна зачитываться при уплате налога на данный доход резидента в Российской Федерации.

С формально-юридической точки зрения, действующими нормами российского банковского законодательства данная проблема снята в от­ношении участвующих в функционировании систем электронных расче­тов кредитных организаций, выступающих в качестве расчетных агентов, эквайреров либо эмитентов банковских карт. В соответствии с пп. 2.3 и 2.10 Положения № 23-П эмиссия и эквайринг банковских карт на терри­тории РФ осуществляются исключительно кредитными организациями, являющимися резидентами РФ. Однако на практике в процессе осущест­вления электронной экономической деятельности с использованием гло­бальной компьютерной сети Интернет названное положение не соблюда­ется (нарушается в массовом порядке). Это обусловлено тем обстоятель­ством, что, пока эффективный правовой механизм государственного регули­рования экономических отношений, формирующихся в информационной среде глобальных компьютерных сетей, не разработан, в настоящий момент госу­дарство не обладает правовыми инструментами контроля за соблюдением в данной сфере российского законодательства и пресечения его нарушения. Следует особо подчеркнуть, что вышесказанное так же верно и в отно­шении соблюдения (а точнее, массового несоблюдения) норм других от­раслей российского законодательства. Как справедливо отмечали еще римские юристы, отсутствие правового контроля порождает беззаконье.

Основная особенность порядка налогообложения операций по изго­товлению самих банковских карт заключается в следующем. В том слу­чае, если лицом, выполняющим работы, является нерезидент РФ и право собственности на банковские карты переходит к резиденту РФ за преде­лами России либо если передача банковских карт от нерезидента в поль­зу резидента будет рассматриваться как операция, связанная с экспортом в Российскую Федерацию товаров, то у соответствующего нерезидента не возникает налогового обязательства перед Российской Федерацией по уп­лате налога на доходы от источника в Российской Федерации и получение данного дохода налогообложению у источника выплат не подлежит.

Более того, если участвующая в электронных расчетах процессинговая компания не является налоговым резидентом РФ, механизм налогообло­жения должен будет определяться отдельно для нерезидента, действую­щего через постоянное представительство или осуществляющего деятель­ность без образования постоянного представительства. Плательщиками налога на прибыль являются иностранные юридические лица, осуществ­ляющие предпринимательскую деятельность на территории России ис­ключительно через постоянное представительство. Иностранное юриди­ческое лицо, получающее доход, не связанный с их деятельностью в Рос­сийской Федерации, через постоянные представительства, в соответствии со ст. 309 НК РФ признается плательщиком налога с дохода, получаемого от источника в Российской Федерации. На практике процессинговые ком­пании международных платежных систем могут содержать на территории РФ "постоянные места деятельности" исключительно в целях осуществления работ подготовительного или вспомогательного характера (к примеру, про­стой подготовки контрактов).

Обобщая вышесказанное, важной практической и теоретической пра­вовой проблемой следует признать невозможность исходя из норм дейст­вующего законодательства установления факта резидентства (или нерези-дентства) в конкретном государстве субъектов электронной экономической деятельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютерной сети Интернет, в силу неэффективности применения для этих целей тради­ционной правовой конструкции "постоянного представительства". Названный вывод следует из анализа норм действующего российского законодательства о налогах и сборах, а также самой специфики подлежащих регулирова­нию общественных отношений и технологических возможностей сети Интернет. Например, примем допущение, что внесением соответствую­щих изменений в акты налогового законодательства к постоянным пред­ставительствам для целей налогообложения приравнены веб-сайты органи­заций и физических лиц, осуществляющих электронную экономическую деятельность, размещенные в сети Интернет. Тогда местом осуществления экономической деятельности должно признаваться место физического нахождения компьютерного сервера, на котором размещен данный сайт. В настоящее время в зарубежных странах приведенная схема, впервые предложенная в 1999 г. экспертами американской правительственной рабочей группы по электронной торговле и ОЭСР, является единствен­ной реализуемой идеей в данной сфере.

Между тем не является секретом тот факт, что уже в настоящее время веб-сайты многих российских организаций и физических лиц размещены на серверах, физически расположенных в различных зарубежных странах (в основном - в США). Мобильность адресации в глобальной компью­терной сети Интернет, то есть быстрота, с которой любой веб-сайт в рамках сети может быть перемещен с сервера, расположенного на терри­тории РФ, скажем, на компьютерный сервер, расположенный на терри­тории какого-либо низконалогового (офшорного) региона мира, также общеизвестна.

Поэтому эффективность предлагаемой правовой конструкции представ­ляется нам крайне сомнительной, а сама такая схема - не отвечающей ин­тересам экономической безопасности России.

Таким образом, названная проблема, видимо, неразрешима в услови­ях отсутствия адекватных изменившимся в последнее время экономиче­ским обстоятельствам, формирующимся в процессе внедрения новых информационных технологий, актов российского законодательства, а также отсутствия научно разработанной с учетом комплексного подхода концепции государственного регулирования электронной экономической деятельности, осуществляемой с использованием глобальной компьютер­ной сети Интернет, на основании положений которой и должны прини­маться такие акты.

Налогообложение доходов физических лиц до недавнего времени, как известно, осуществлялось на основе Закона РФ от 7 декабря 1991 года № 1998-1 "О подоходном налоге с физических лиц" (с изм. и доп.)1 . С 1 января 2001 года налогообложение осуществляется в соответствии с положениями гл. 23 ("Налог на доходы физических лиц") части второй НК РФ2 . Применительно к электронным расчетам, осуществляемым с использованием банковских карт, плательщиком данного налога является физическое лицо, выступающее в рассматриваемых правоотношениях в качестве клиента.

При этом плательщиками налога на доходы физических лиц, как из­вестно, признаются физические лица, являющиеся налоговыми резиден­тами РФ, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами РФ. Объектом обложения по налогу на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками:

а) от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами РФ - для физических лиц, являющихся налоговыми резиден­тами РФ;

б) от источников в Российской Федерации - для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами РФ.

Поэтому в данном случае также актуальна указанная выше проблема невозможности определения исходя из норм действующего законодательст­ва места получения физическим лицом дохода, связанного с экономическими отношениями, формирующимися в информационной среде глобальной компь­ютерной сети Интернет.

Следующим сложным правовым обстоятельством с точки зрения применения к данному субъекту актов законодательства о налогах и сбо­рах является правильное налогообложение материальной выгоды в виде процентов.

Как мы помним, в соответствии с Законом РФ "О подоходном налоге с физических лиц" (далее - Закон о подоходном налоге) объектом налогооб­ложения являлся совокупный доход. Аналогичная норма содержится в ст. 209 части второй НК РФ.

Закон о подоходном налоге к материальной выгоде относил, среди прочего, проценты и выигрыши по банковским депозитам, когда они превышают установленный уровень - по вкладам в рублях, выплачивают­ся из расчета ставки выше ставки рефинансирования; в иностранной валюте - из расчета свыше 15% годовых. В соответствии с подп. "н" п. 1 ст. 3 Закона сумма материальной выгоды подлежит налогообложению у источника выплаты по ставке 15% отдельно от других видов дохода. Кроме того, подробная регламентация обложения этого и двух других видов материальной выгоды была представлена в подл. "н", "ф", и "я 13" п. 5 Инструкции ГНС России от 29 июня 1995 года № 35 "О применении Закона РФ "О подоходном налоге с физических лиц"1 .

Следует заметить, что положения второй части Налогового кодек­са РФ (ст. 212) прямо не относят получение завышенных доходов в виде процентов по банковским вкладам (депозитам) к доходам, полученным в виде материальной выгоды. Нормами этой статьи устанавливается закры­тый перечень видов материальной выгоды: экономия на процентах за пользование налогоплательщиком заемными средствами, приобретение товаров (работ, услуг) у юридических и физических лиц, являющихся взаимозависимыми по отношению к налогоплательщику, выгода от при­обретения ценных бумаг.

Однако, как нам представляется, новелла п. 2 ст. 224 НК РФ, уста­навливающая в отношении еще пяти видов дохода повышенную ставку налогообложения (35%), фактически расширяет этот список. В соответствии с этой нормой процентный доход по вкладам в банках в части превыше­ния суммы, рассчитанной исходя из 3/4 ставки финансирования Цен­трального банка РФ (Банка России) по рублевым вкладам и 9% годовых по валютным, среди прочих, облагается у источника выплаты по ставке 35%. (Заметим, что такая повышенная ставка (с 15 до 35%) по замыслу законодателя должна была сделать невыгодным для недобросовестных налогоплательщиков такие способы минимизации налогообложения, как, например, "зарплатные проекты" с использованием банковских карт. Не­ эффективность этого хода оказалось наиболее наглядной именно в сфере электронной экономической деятельности.)

Анализ содержания гл. 44 (в частности, ст. 836) и 45 (в частности, ст. S52) ГК РФ дает основание сделать вывод о различии понятий выпла­ты процентов по вкладу и выплаты процентов за пользование банком денежными средствами, находящимися на счете клиента (держателя бан­ковской карты). Необходимо отметить, что ни Законом о подоходном налоге, ни вступившей в силу с 1 января 2001 года частью второй Нало­гового кодекса РФ не установлен специальный порядок налогообложе­ния доходов физических лиц, возникающих при получении процентов, выплачиваемых кредитными организациями за пользование денежными средствами физического лица, размещенными на счете клиента в данной кредитной организации.

Кроме того, по уже указывавшимся выше причинам действующее за­конодательство о налогах и сборах не содержит эффективного правового механизма налогообложения доходов с выигрышей физических лиц, выплачен­ных им организаторами различных лотерей и иных основанных на риске игр, а также стоимости иных выигрышей и призов, разыгрываемых в информа­ционной среде глобальной компьютерной сети Интернет, и налогообложения других форм материальной выгоды (например, при приобретении ценных бу­маг), когда такие подлежащие налогообложению доходы получены с исполь­зованием глобальной компьютерной сети Интернет.

Рассмотрим основные правовые проблемы определения порядка обло­жения налогом на добавленную налогом кредитных организаций - субъек­тов электронной экономической деятельности, осуществляющих электрон­ные расчеты с использованием банковских карт.

Как мы помним, до недавнего времени порядок взимания НДС опре­делялся Законом РФ от 6 декабря 1991 года № 1991-1 "О налоге на до­бавленную стоимость" (в ред. изм. и доп.)'. С 1 января 2001 года налого­обложение осуществляется в соответствии с гл. 21 "Налог на добавленную стоимость" части второй НК РФ). В соответствии со ст. 143 части второй НК РФ (в ред. Федерального закона от 29 декабря 2000 года № 166-ФЗ) плательщиками налога на добавленную стоимость признаются: организа­ции, индивидуальные предприниматели, а также лица, признаваемые плательщиками налога на добавленную стоимость в связи с перемещени­ем товаров через таможенную границу РФ, определяемые в соответствии с Таможенным кодексом РФ.

Как известно, в соответствии со ст. 3 НК РФ "акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы)... он должен платить". Между тем основным недостатком уже называвшихся выше актов законодательства о налогах и сборах применительно к электронным расчетам с использованием' банковских карт следует признать отсутствие ясности в вопросе, являются ли плательщиками НДС кредитные организации (расчетные агенты, бан­ки-эмитенты и банки-эквайреры). Единого мнения по этому вопросу среди специалистов нет. Представляется, что для разрешения в будущем данной коллизии необходимо учитывать следующие обстоятельства.

В соответствии с подп. "е" п. 1 ст. 5 Закона об НДС к числу освобож­даемых от НДС относились "банковские операции (за исключением ин­кассирования)". Это позволило ряду авторов указывать на освобождение от НДС деятельности по "...осуществлению расчетов пластиковыми кар­точками и... выдаче пластиковых карточек"'. Другие авторы, в том числе сотрудники налоговых органов, полагали, "что дополнительная плата взимаемая банком с клиентов за изготовление пластиковых карт, должна включаться в оборот, облагаемый НДС"2 . Кроме того, отдельные авторы полагают, что освобождение от НДС на операции с банковскими карта­ми вообще не распространяется3 .

Недостатком Закона об НДС в данной части стало отсутствие в тексте подпункта перечня освобождаемых от налога банковских операций. В соответствии с п. 1 ст. 11 Н К РФ термин "банковская операция" дол­жен применяется в значении, используемом банковским законодательст­вом, которое в данной части также несовершенно. Легального определе­ния понятия "банковская операция" банковское законодательство не содержит. Однако в ст. 1 и 5 Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - ЗоБД) (с изм. и доп.)4 различаются понятия: "банковские операции" (дается их закрытый перечень: привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады; размещение привлеченных средств от своего имени и за свой счет; открытие и ведение банковских счетов; осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам; инкассация и кассовое об­служивание физических и юридических лиц; купля-продажа иностран­ной валюты в наличной и безналичной формах; привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов; выдача банковских гарантий; осуще­ствление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов)), "банковские сделки" (при водится закрытый перечень сделок: выдача пору--. чительств за третьих лиц, предусматривающих исполнение обязательств в денежной форме; приобретение права требования от третьих лиц испол­нения обязательств в денежной форме; доверительное управление денеж­ными средствами; осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями; предоставление в аренду специальных помеще­ний или находящихся в них сейфов для хранения документов и ценно­стей; лизинговые операции; оказание консультационных и информаци­онных услуг) и "иные сделки". Операции с банковскими картами нигде прямо не указываются.

Для целей налогообложения операций с банковскими картами это оз­начает следующее. По смыслу Закона об НДС рассматриваемые опера­ции, видимо, должны были освобождаться от налогообложения, но в случае применения приведенного выше толкования на практике это не происходило. Нормы Закона не содержали перечня освобождаемых от НДС банковских операций. Такой перечень приводился в подп. "е" п. 12 Инструкции ГНС от 11 октября 1999 года № 39 "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость"', в котором разделяются поня­тия "банковская операция" (приводится их закрытый список) и "банковская сделка" (приводится их закрытый перечень). Положения Инструкции уста­навливали, что прямо перечисленные банковские операции не облагаются НДС, а осуществление банковских сделок от НДС не освобождается.

Однако режим налогообложения электронных расчетов с использова­нием банковских карт Инструкцией не был установлен - названные рас­четы отсутствовали и в перечне банковских операций и в списке банков­ских сделок.

Проблема не разрешена и второй частью Налогового кодекса РФ, за­менившей Закон о НДС. Первоначальная редакция подп. 3 п. 3 ст. 149 НК РФ освобождала от налогообложения "...осуществление банками бан­ковских операций (за исключением инкассации), в том числе: привлече­ние денежных средств физических и юридических лиц во вклады; раз­мещение привлеченных средств от своего имени и за свой счет; открытие и ведение банковских счетов; осуществление расчетов по поручению фи­зических и юридических лиц, в том числе банков корреспондентов, по их банковским счетам; купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах; привлечение во вклады и размещение драгоцен­ных металлов; выдача банковских гарантий; кассовое обслуживание (банковские операции. - Примеч. авт.), выдача поручительств за третьих лиц, предусматривающих исполнение обязательств в денежной форме;

осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями (банковские сделки. - Примеч. авт.), а также установка и экс­плуатация системы "банк-клиент".

Федеральным законом от 29 декабря 2000 года № 166-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации" данный подпункт был переработан, а перечень не облагае­мой НДС банковской деятельности изложен в следующей редакции:

"...привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады; размещение привлеченных средств от своего имени и за свой счет; открытие и ведение банковских счетов; осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам; кассовое обслуживание ор­ганизаций и физических лиц; купля-продажа иностранной валюты в на­личной и безналичной формах (в том числе оказание посреднических услуг по операциям купли-продажи иностранной валюты); привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов; выдача банковских га­рантий (те же банковские операции. - Примеч. авт.), а также осуществ­ление банками следующих операций: выдача поручительств за третьих лиц, предусматривающих исполнение обязательств в денежной форме (следует заметить, что выдача поручительств в соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 5 ЗоБД является банковской сделкой. - А. Т.); оказание услуг, связан­ных с установкой и эксплуатацией системы "банк-клиент", включая пре­доставление программного обеспечения и обучение обслуживающего указанную систему персонала".

В приведенных списках нет упоминания об операциях с банковскими картами, зато наряду с банковскими операциями включены банковские сделки.

Таким образом, специальная часть НК РФ смешивает понятия "бан­ковская операция" и "банковская сделка" которые разделяются банков­ским законодательством, и называет отдельные сделки операциями. На практике это ведет к усложнению применения и снижению эффективности налогового законодательства. Например, новелла подл. 5 п. 3 ст. 149 Н К РФ освобождает от уплаты НДС "осуществление отдельных банковских опе­раций организациями, которые в соответствии с законодательством РФ вправе их совершать без лицензии Центрального Банка РФ". Между тем действующее банковское законодательство прямо запрещает осуществле­ние каких-либо банковских операций без соответствующей лицензии Центрального банка РФ.

Однако при желании положение этого подпункта можно применить и к электронным расчетам с банковскими картами, ведь для их осуществ­ления также не требуется специальной лицензии Банка России.

Вышеперечисленное лишний раз подтверждает необходимость устра­нения разночтений между положениями законодательства о налогах и сборах и нормами смежных отраслей законодательства.

Кроме того, важной особенностью порядка налогообложения участ­ников расчетов с использованием банковских карт по НДС следует считать следующее обстоятельство. Подпункт 4 п. 3 ст. 149 Н К РФ посвящен опера­циям, осуществляемым "организациями, обеспечивающими информацион­ное и технологическое взаимодействие между участниками расчетов, вклю­чая оказание услуг по сбору, обработке и рассылке участникам расчетов информации по операциям с банковскими картами". Впервые прямым указанием законодательства освобождаются от уплаты НДС субъекты электронных расчетов, выступающие в качестве расчетного агента. Одна­ко данная норма сформулирована недостаточно четко и допускает трак­товку, при которой освобождение от налогообложения может распро­ страняться и на процессинговую компанию и/или юридическое лицо, осуществляющее итоговый лроцессинг (проиессинговый центр).

Кратко остановимся на правовых проблемах обложения налогом с про­даж в сфере электронной экономической деятельности. Как уже говори­лось выше, до 1 января 2002 года для целей налогообложения НсП элек­тронные безналичные расчеты приравнивались к наличным, а с вступле­нием в силу гл. 27 ("Налог с продаж") части второй НК РФ, не изменив сути, законодатель устранил эту юридическую некорректность. Вместе с тем на практике в связи с рассмотренными выше системными пробелами в налогообложении в сфере электронной экономической деятельности (в том числе в сфере электронной торговли) в настоящее время данный налог фактически не уплачивается. Оставив в стороне вопросы пределов налогового планирования, обратим внимание на следующие обстоятель­ства.

Общеизвестно, что нормами ст. 19 Конституции РФ гарантируется равенство прав и свобод лиц независимо, в том числе, и от их социаль­ного статуса и имущественного положения. Кроме того, принцип равен­ства всех перед налогом закреплен не только в ст. 57 Конституции, но и в ст. 3 части первой НК РФ. Аналогичные нормы, закладывающие осно­вы конституционного принципа равенства всех перед законом и налогом, содержатся в конституциях и иных основных законах (ордонансах) прак­тически всех демократических государств мира.

В связи с этим по меньшей мере заслуживающей внимания представ­ляется существующая точка зрения о том, что фактическое отсутствие налогообложения операций по реализации товаров (работ, услуг), осуществ­ляемых в сети Интернет через специальные веб-сайты (Интернет-магазины или, как их именовали зарубежные экономисты на заре развития сети, -интерактивные Интернет-витрины), и в первую очередь отсутствие нало­гообложения такой реализации косвенными налогами (налогом с продаж и налогом на добавленную стоимость), является прямым нарушением консти­туционных принципов равенства.

Не секрет, что с экономической точки зрения налоговое бремя по на­логу с продаж лежит на покупателе товаров (работ, услуг). Например, разве неверно, что, покупая в розницу какой-либо товар у организации либо предпринимателя в обычном магазине, два человека с различным - имущественным (а равно - социальным) статусом (скажем, владелец за­вода и безработный), как правило, должны будут уплатить за этот товар одну и ту же цену (его потребительскую стоимость и включенную в цену товара сумму налога с продаж)? Разве неверно также то, что если один из них приобретет этот же товар через компьютерную сеть Интернет, упла­ченная им цена товара, как правило, будет ниже, так как в нее не будет включен налог? Услуга пользования сетью Интернет не является бес­платной, кроме того, для подключения к сети необходимы определенные технические средства (как минимум: компьютер, телефонная линия, мо­дем)... Поэтому с высокой долей вероятности можно утверждать, что в приведенном примере через Интернет товар сможет приобрести владелец завода, а вот у второго нашего героя - безработного скорее всего такой возможности нет.

Любопытным здесь следует признать следующее обстоятельство: при­веденная проблема верна и для государств с более ровным, нежели в Российской Федерации, социально-имущественным составом населения. В ноябре 2001 года аналогичная проблема (применительно к налогу с продаж) поднималась в ходе слушаний в Конгрессе США.

Правовые проблемы регулирования систем электронных денег как расчетных инструментов обеспечения электронной экономической деятельности

Как уже указывалось выше, электронные деньги, обращаясь в рамках платежных систем, функционирующих на основе банковских карт и компьютерных сетей, являются главным расчетным инструментом обес­печения электронной экономической деятельности.

Общеизвестно, что уровень постепенной коммерциализации глобаль­ной компьютерной сети Интернет начал достигать экономически значи­мых величин в середине и во второй половине 90-х гг.

Примерно в этот же период между основными компаниями компью­терной индустрии начинается борьба за создание и внедрение междуна­родного стандарта так называемых электронных денег, которые стали бы быстрым, гибким и универсальным средством оплаты. Денежные средства, в качестве материального выражения (носителя) которых в настоящее вре­мя преимущественно используются банкноты и монеты, к сожалению, недолговечны, подвержены естественным процессам износа (старения), а значит, их обращение сопряжено с большими издержками для эмитента. Наличные денежные знаки в отличие от информационно-цифровых им­пульсов приходится периодически изымать из обращения и заменять но­выми того же достоинства. Каждая банкнота и монета имеют определен­ную себестоимость, причем себестоимость производства денежных знаков более низкого достоинства относительно дороже (по сравнению с номина­лом), чем себестоимость банкнот и монет более высокого достоинства. К тому же для пересчета, инкассирования, перевозки и хранения налич­ных денежных средств требуются дополнительные расходы. •

Электронные деньги представляют собой юридически значимые инфор­мационно-цифровые импульсы и потому лишены большинства названных недостатков. Себестоимость расчетов, осуществляемых в электронной форме, как известно, ничтожно мала.

Следует заметить, что работа над созданием опытных систем и стандар­тов электронных денег ведущими компьютерными корпорациями - разра­ботчиками систем программного обеспечения осуществлялась в тесном сотрудничестве с банками и небанковскими финансовыми группами.

Американский банк FirstVirtualHoldings стал первым легальным кре­дитным учреждением, приступившим к осуществлению банковской дея­тельности в сети Интернет (то есть первым виртуальным банком). В ок­тябре 1994 г. банк приступил к использованию электронной почты для осуществления операций с небольшими денежными суммами. Специалисты компьютерной империи Microsoft и международной платежной системы банковских карт Visa совместно разработали систему оплаты товаров (ус­луг) в компьютерных сетях с использованием банковских кредитных карт.

Британские банки NationalWestminster и Midland реализовали на прак­тике систему электронных (цифровых) денег Mondex на основе смарт-карт со встроенным микропроцессором, хранящим информацию о владельце { smart card ). Корпорация Netscape Communications Corp. (США) совместно с ком­паниями Microsoft, Mastercard, BankofAmerica и американской телеком­муникационной компанией MCI одними из первых разработали про­граммное обеспечение для финансовых операций в деловой части сети Интернет - WorldWideWeb1 .

В феврале 1995 г. английский BarclaysBank стал первым крупным ев­ропейским банком, который приступил к осуществлению предпринима­тельской деятельности с использованием сети Интернет. На специальном веб-сайте банка был открыт магазин (Интернет-витрина) по продаже вин, игрушек, а также железнодорожных билетов. Клиенты банка смогли просматривать каталоги и использовать номера своих банковских кре­дитных карт для оплаты товаров, доставляемых им курьером на дом. Проект банка Barclays позволил от рекламы впервые перейти к осущест­влению полноценных банковских операций в сети Интернет. Покупатели просматривали электронные каталоги товаров и заполняли электронные бланки заказов. Бланк с указанием сведений о кредитной карточке поку­пателя шифровался и учитывался банком. На первоначальном этапе по соображениям безопасности информации банк не стал предоставлять доступ к банковским счетам клиентов и они не могли осуществлять уда­ленное управление своими банковскими счетами. Затем данное техноло­гическое ограничение было преодолено.

В то время как традиционная компьютеризация в банках продолжа­лась, возникали и новые стратегии автоматизации. Первыми проектами в области кредитных услуг, при предоставлении которых в качестве ИУУБС выступала сеть Интернет, стали разработки корпораций InternetCorp. (программа домашних банковских услуг - Homebankingservice), Microsoft (программа Money - электронные расчеты и управление лич­ными финансами) и банков - партнеров NationsBankofAmerica (про­граммное обеспечение для управления личными финансами - Managing

yourMoney).

На сегодняшний день при осуществлении электронной экономиче­ской деятельности хозяйствующими субъектами одновременно может использоваться несколько вариантов систем электронных денег.

Технологически упрощая, можно сказать, что современные электрон­ные деньги представляют собой определенную последовательность цифр, символизирующих (заменяющих) банкноты и монеты, и в этом заключается их информационная природа. С их помощью можно приобретать товары (услуги) в режиме реального времени с использованием инструментов удаленного управления банковским счетом, как то: компьютер, подклю­ченный к сети Интернет, Мондекс-телефон (Интернет-банкинг), мо­бильный телефон, поддерживающий стандарт WAP (мобильный бан-кинг), банковские пластиковые карты (карточные электронные банков­ские услуги или карточный банкинг). По прогнозам специалистов, в пер­спективе электронные деньги, в случае определенного развития ситуа­ции, могут потеснить, а затем и частично вытеснить денежные знаки, материально зафиксированные в традиционных формах".

Как уже говорилось выше, первый виртуальный банк, осуществляю­щий банковскую деятельность исключительно в сети Интернет, был соз­дан в 1994 г. в рамках американского сетевого кредитно-карточного про­екта FirstVirtualHoldings. Технологической основой осуществления FirstVirtualHoldings банковских операций стало использование электронной почты. В соответствии с технологией функционирования данной системы электронных расчетов номера банковских кредитных карт клиентов за­носятся в защищенную компьютерную систему и никогда не выходят за пределы сети. Вместо них выдается идентификационный номер, переда­ваемый для оплаты электронных покупок.

Сегодня в глобальной компьютерной сети Интернет, по различным оценкам, функционируют более 620 виртуальных банков. При этом важ­ным с точки зрения налогового права и законодательства о защите прав потребителей становится то обстоятельство, что предпринимательскую деятельность в сети Интернет осуществляют виртуальные банки, как имеющие специальное разрешение (лицензию) на ведение банковской деятельности, полученное в соответствии с порядком, установленном законодательством страны их фактического резидентства или регистра­ции, так и различные квазибанковские системы, нигде не зарегистриро­ванные и не имеющие банковских лицензий.

При сохранении сегодняшних темпов развития электронных расчетов и электронных финансовых услуг электронные деньги способны, во-первых, изменить наше представление о правовой и экономической природе де­нежных знаков, во-вторых, привести к изменению статуса и роли банков как финансовых институтов и, в-третьих, существенно подорвать нацио­нальные финансовые системы (особенно в государствах со слабой рыноч­ной экономикой, к которым относится и Российская Федерация) и пози­ции центральных банков как регуляторов банковской системы страны. Кроме того, важным, а возможно, определяющим перспективы электрон­ных денег станет ответ на вопрос, смогут ли цифровые денежные знаки выполнять такие основные функции традиционных денег, как обмен и накопление. Кроме того, на сегодняшнем уровне развития информационных технологий специалистам пока не удается найти решение проблемы анонимности денежных знаков, выраженных в электронной форме.

Все изложенное лишний раз подтверждает правильность мнения о том, что выпуск и обращение электронных денег требуют жесткого пра­вового регулирования в интересах самих участников рассматриваемых отношений (пользователей систем электронных денег).

Касательно возможных путей дальнейшей эволюции электронных де­нег, следует заметить, что данная проблема практически мало изучена российскими и зарубежными экономистами и юристами. За рубежом большой вклад в изучение природы и перспектив электронных денег внес известный уэльский специалист в области банковского налогообло­жения и электронных расчетов А. Оперкент (A. Operkent). В 1994 г. в одной из своих работ он отмечал, что электронные деньги "...скорее все­го будут предлагаться как банками, так и небанковскими организациями. Если последние смогут выдавать электронные деньги непосредственно потребителям, то существенно подорвут клиентскую базу традиционных банков. Тогда банки сами будут вынуждены выпускать в обращение соб­ственные электронные деньги. Но может случиться, что рынок уже будет занят аналогичными решениями небанковских фирм... Важной пробле­мой станет психологическое недоверие потребителей к новому продукту. Представляется, что, для того чтобы электронным деньгам верили как бумажным банкнотам, они должны по первому требованию обменивать­ся на национальную валюту. Но тогда каждой единице электронных де­нег должна соответствовать единица обычных денег, подкрепленная ста­бильным состоянием экономики этой страны. Или, если взглянуть на ситуацию с другой стороны, в реальном мире должно быть соответст­вующее денежное покрытие электронных денег, используемых для элек­тронных платежей. Поэтому в такой системе не должно существовать электронного кредита, ведь он увеличивает массу электронных денег без соответствующего роста количества обычных денежных знаков, а это

вызывает инфляцию.

Однако, с другой стороны, это уменьшает для банков выгодность

сделок с электронными деньгами. Они станут не интересным банку и даже вредным явлением. Конечно, банки могут брать комиссию за кон­вертацию электронных денег или за лицензирование их выпуска, но кон­куренция наверняка сделает такой бизнес малоприбыльным. Все это ста­вит банки перед довольно сложной дилеммой. И потом, государство обычно жестко регулирует рынок перемещения и обмена иностранных валютных ценностей. Стремление создать с помощью электронных денег некий новый рынок валют заставит государства мира принимать ответ­ные меры, направленные на укрепление национальной финансовой сис­темы. Поэтому на ранних стадиях внедрения электронных денег важно приравнять их к какой-либо условной единице (или валюте) и обмени­вать по обычному рыночному курсу наравне с другими валютами.

В то же время можно предположить, что в обход законов рынка и денежного обращения, а возможно, и законов государства, банки или небанковские (что скорее) структуры все же рискнут выдавать электрон­ные деньги в кредит. В этом случае такой кредит будет иметь цену. То­гда, если это разрешат государства мира, конвертируемость в традицион­ные валюты перестанет быть необходимым условием существования электронных денег. Они могут стать не отличимыми по функциям от обычных банкнот.

С одной стороны, с точки зрения общечеловеческих ценностей это будет прорыв в иное измерение свободы. Но с другой, такие деньги пе­рестанут быть привязаны к земле, к государству, станут наднациональ­ными, станут, по определению К- Маркса "мировыми деньгами". Это может, при определенной пассивности государства, размыть его финан­совые основы, а при самом пессимистичном сценарии привести к краху существующие сегодня банковскую и налоговую системы (если будут на­рушены регулирующие функции государства по отношению к экономи­ке, утрачен контроль за денежной массой и расчетами, могущество цен­тральных банков и налоговых ведомств обрушится, как замок из песка, -данные органы будут похожи на сильных, но слепых великанов).

В то же время, возможно, государство вмешается в процесс развития электронных платежей, и некоторые электронные деньги будут поддержи­ваться правительством, другие - частными лицами... В любом случае по­тенциал электронных денег огромен и до сих пор в точности не изучен'4 .

Понятие электронных денег

Следует отметить, что действующее российское законодательство не содержит упоминания об электронных деньгах и поэтому, естественно, не содержит и легального определения данного понятия. Кроме того, данное понятие не рассматривается и доктриной финансового права. На сегодняшний день в Российской Федерации термин "электронные день­ги" используется лишь в экономических и публицистических работах.

В зарубежных странах понятие "электронные деньги" было введено в научный оборот относительно недавно.

В начале 90-х гг. начались исследования Европейского института де­нег (впоследствии на его базе был создан Европейский центральный банк), основной задачей которых стала попытка спрогнозировать воз­можные пути развития платежных систем в странах Европейского Союза. В 1994 г. по результатам проведенных исследований рабочей группой Европейского института денег (EuropeanMonetaryInstitute) был опубли­кован доклад "О предоплаченных картах", в котором были затронуты и проблемы электронных денег2 .

Одним из важнейших положений данного доклада стал вывод о необ­ходимости ограничить круг эмитентов предоплаченных карт только крердитными учреждениями. Данный тезис нашел отражение в проекте Ди-грективы, опубликованном в 1998 г. в виде предложения Комиссии Евро­пейского Союза'. В окончательном же тексте Директивы указанное тре­бование было усилено введением нормы (ст. 1, п. 4), рекомендующей государствам - участникам Европейского Союза "запрещать проведение эмиссии электронных денег лицам или предприятиям, которые не явля­ются кредитными учреждениями". Как отмечают специалисты, введение прямого запрета на эмиссию электронных денег прочими эмитентами свидетельствует о стремлении европейских законодателей ввести в сфере электронных денег достаточно жесткое регулирование - аналогичное то­му, которое осуществляется в сфере банковской деятельности.

Следует заметить, что в Соединенных Штатах Америки аналогичные исследования были проведены Министерством финансов в 1996 г.2 . Од­нако в части введения запрета на эмиссию электронных денег прочими эмитентами в США возобладал более либеральный подход и до настоя­щего времени подобный запрет не установлен.

Кстати, в странах Европейского Союза в связи с указанными выше обстоятельствами было существенно расширено легальное определение по­нятия "кредитное учреждение", содержащееся в Директиве 2000/12/ЕС от 20.03.2000 о регулировании деятельности кредитных учреждений (Directive 2000/12/ЕС oftheEuropeanParliamentandoftheCouncil of20.03.2000 relatingtothetakingupandpursuitofthebusinessofcreditinstitutions)3 . Следуетзаметить, чтоданноеизменениебыловнесеноодновременносприняти­емДирективы 2000/28/ЕСобучрежденияхвсфереэлектронныхденег (Directive 2000/28/ЕС of the European Parliament and of the Council of 18.09.2000 amending Directive 2000/12/ЕС relating to the taking up and pur­suit of the business of credit institutions4 ).

Если ранее кредитное учреждение определялось как "предприятие, деятельность которого состоит в принятии депозитов или других подле­жащих возврату денежных средств от неограниченного круга лиц и пре­доставлении кредитов за свой счет" (п. 1 ст. 1 Директивы о кредитных учреждениях - в первоначальной редакции), то в настоящее время - как:

"(а) предприятие, деятельность которого состоит в принятии депози­тов или других подлежащих возврату денежных средств от неограничен­ного круга лиц и предоставлении кредитов за свой счет; или

(Ь) учреждение в сфере электронных денег в соответствии с Директи­вой 2000/46/ЕС от 18.09.2000" (п. 1 ст. 1 Директивы о кредитных учреж­дениях - в текущей редакции).

В свою очередь, в Директиве 2000/46/ЕС понятие "учреждение в сфе­ре электронных денег" формулируется следующим образом (п. 3(а) ст. I): "предприятие или любое другое юридическое лицо (иное, нежели кре­дитное учреждение, указанное в п. 1(а)-ст. 1 Директивы 2000/12/ЕС), которое выпускает средства платежа в форме электронных денег".

Таким образом, теперь организации - эмитенты электронных денег включены в состав кредитных учреждений наряду с классическими кре­дитно-денежными институтами (деятельность классических кредитных учреждений (банков) в сфере электронных денег регулируется п. 5 При­ложения 1 Директивы 2000/12/ЕС от 20.03.2000).

Кроме того, большой вклад в исследование теоретических аспектов фе­номена электронных и цифровых денег в зарубежных странах внесли: проф. Лондонской школы экономики Чарльз Гудхарт (С. Goodhart), проф. отделе­ния экономики Принстонского университета Майкл Д. Вудфорд (M.D. Wood-ford), проф. Кардиффской школы права Алэн Оперкент (A. Operkent), проф. отделения международной политической экономики Калифорнийского университета Бенджамин Дж. Коэн (B.J. Cohen), проф. Гарвардской шко­лы права Марко Джованоли (М. Giovanoli), проф. Университета Теннесси Дональд Брюс (DonaldBruce), проф. отделения экономики Гарвардского университета Бенджамин Фридман (В. Friedman), а также специалисты Департамента исследований Международного валютного фонда (МВФ) и Европейского центрального банка (ЕЦБ).

Одно из первых определений понятия "электронные деньги" было предложено в публикациях экономистов Департамента новой финансо­вой политики и Департамента экономических исследований Европейско­го центрального банка. Так, в "Докладе об электронных деньгах" ("ReportonElectronicMoney"), опубликованном в августе 1998 г., дается следую­щее доктринальное определение электронных денег: "электронные день­ги в широком смысле определяются как электронное хранение денежной стоимости с помощью технического устройства, которое может широко применяться для осуществления платежей в пользу не только эмитента, но и других фирм и которое не требует обязательного использования банковских счетов для проведения транзакций, а действует как предоп-лаченный инструмент на предъявителя"'.

Позднее, в сентябре 2000 г., была принята Директива Европейского Союза 2000/46/БС "О деятельности в сфере электронных денег и пруден-циальном надзоре над институтами, занимающимися этой деятельностью" (Directive of the European Parliament and of the Council 2000/46/EC of 18.09.2000 "On the taking up, pursuit of and prudential supervision of the business of electronic money institutions")2 . В целом Директива Европейско­го Союза 2000/46/EC устанавливает лишь рамочные рекомендации для стран Европейского Союза по регулированию деятельности других юри­дических лиц (не банков), занимающихся выпуском электронных денег.

Деятельность кредитных организаций в этой сфере регламентируется, ||ак уже сказано, Директивой 2000/46/EC, в которой дается следующее уточненное определение электронных денег:

"Электронные деньги есть денежная стоимость, представляющая со-

бои требование к эмитенту, которая:

1) хранится на электронном устройстве;

2) эмитируется после получения средств в размере не менее чем эми­тируемая денежная стоимость (следует заметить, что в первоначальной редакции проекта данной Директивы, разработанной Комиссией Европей­ского Союза, вместо данного критерия фигурировал другой: "создается для предоставления в распоряжение пользователей в качестве заменителей мо­нет и банкнот и для осуществления переводов денежных средств электрон­ным способом в ограниченном размере". -А. Т.);

3) принимается в качестве средства платежа не только эмитентом, но и другими фирмами" (п. ЗЬ ст. 1 Директивы).

Закрепленный в Директиве подход к понятию "электронные деньги" имеет большое научное и практическое значение. Так, по мнению А. Шамраева, ключевым признаком в этом определении является поня­тие "требование к эмитенту". Следует подчеркнуть, что правовая природа данного требования отлична от правовой природы банковского вклада. Основной критерий различия (он указан в п. 3 ст. 2 Директивы) - времен­ной (сколько времени проходит между получением традиционных денеж­ных средств эмитентом и их обменом на электронные деньги, причем в Директиве используется именно термин "обмен", а не "эмиссия"). Неза­медлительный обмен исключает применение положений Банковской ди­рективы относительно вкладов в кредитные учреждения (эти положения действуют только при обмене по истечении определенного периода)'.

Таким образом, как уже говорилось выше, на сегодняшний день в индустриально развитых странах определение понятия "электронные деньги" и основных видов не вызывает разногласий среди исследовате­лей-экономистов. Наиболее подробная дефиниция электронных денег дана в работе О. Иссинга "Новые технологии платежей - введение в мо­нетарную политику": "Электронные деньги есть электронное хранение де­нежной стоимости с помощью технического устройства для осуществления платежей не только в адрес эмитента, но и в адрес других участников"^. Как нам представляется, при устранении в будущем выявленных нами пробелов российского позитивного права и пробелов налогообложения в сфере регулирования и налогообложения субъектов электронной эконо­мической деятельности приведенное определение понятия "электронные деньги" может рассматриваться в качестве базового.

Виды электронных денег и систем электронных денег

Представляется юридически важным разделять следующие два основ­ных вида электронных денег:

а) электронные деньги, обращающиеся в рамках систем электронных денег, функционирующих на базе банковских карт;

б) электронные деньги, обращающиеся в рамках систем электронных денег, функционирующих на базе компьютерных сетей.

К первому виду электронных денег относится денежная стоимость, вы­раженная в электронной форме, хранимая на банковских пластиковых картах, имеющих встроенный микропроцессор с записанным на нем в ре­зультате предоплаты денежным эквивалентом: смарт-картах ( smart cards ), картах с хранимой стоимостью ( stored - value cards , SVC - то же самое, что предоплаченные ( prepaid ) карты), электронных кошельках ( e - purses ).

Строго говоря, к электронным деньгам такого вида следует относить лишь многоцелевые карты, то есть карты, используемые для платежей в

пользу не только самих эмитентов карт, но и других юридических и фи­зических лиц.

Самыми распространенными электронными деньгами на базе пласти­ковых карт следует признать Mondex и VisaCash. Эмитентами и пла­тельщиками по этим картам выступают банки, а основа хранимого и пе­ремещаемого с их помощью денежного эквивалента - банковские депо­зиты. Принципиально новое явление в этой группе - карты или иные платежные средства, выпускаемые телефонными, транспортными и дру­гими компаниями, то есть не банками, и принимаемые к оплате как эмитентами, так и другими компаниями (например, карты Управления городского транспорта Нью-Йорка или карты некоторых телефонных компаний в Российской Федерации и Японии, а также российские карты e - porf ). Если в будущем такие карты будут приниматься многими фирма­ми, то клиринг и расчеты по ним будут проводиться уже не через банки, а через бухгалтерские документы компаний-эмитентов. При этом, как отмечают специалисты, "банковские" (то есть поддающиеся регулирова­нию со стороны центральных банков) деньги используются только как исходное звено стоимостной цепочки: покупатель карты платит за нее либо наличностью, либо банковским чеком. При дальнейших же тран­закциях необходимость в поддержании соответствующих остатков на банковских счетах (и даже просто в информировании финансовых учре­ждений о совершении операций) отпадает и, следовательно, сокращается потребность коммерческих банков в средствах, хранимых на резервных или расчетных счетах в центральных банках'.

Системы электронных денег

Основными Интернет-платежными системами, функционирование которых построено на базе расчетов с использованием банковских карт, на российском рынке электронной экономической деятельности следует признать платежные системы ASSIST, Instant, InterRussia, RussianshoppingClub, ЭлИт и др.

Рассмотрим эти платежные системы подробнее.

Российская Интернет-платежная система ASSIST представляет собой платежный интерфейс Интернет-системы сетевых денег КиберПлат, за­пущенный в коммерческую эксплуатацию 12 апреля 1999 года.

Система ASSIST разработана и эксплуатируется Коммерческим бан­ком "Платина" (г. Москва) и Обществом с ограниченной ответственно­стью (000) "Рексофт" (г. Санкт-Петербург). Наименование и логотип являются торговыми марками владельцев системы.

Ближайшими западными аналогами платежной системы ASSIST в части работы с кредитными картами можно считать Authorize.Net, IBill и

CyberCash.

В качестве платежного средства в системе используются кредитные карты (Visa, EuroCard/MasterCard, DinersClub, JCB, AmericanExpress), выданные любыми российскими и зарубежными банками, и лицевые счета клиентов у Интернет-провайдеров.

Платежи на счет Интернет-магазина всегда поступают в рублях. По­купатель может расплачиваться любой валютой. Магазин может выстав­лять счет в рублях или долларах США (в этом случае происходит конвер­тация по текущему курсу Центрального банка РФ (Банка России)). В систему заложена возможность выставления счета в любой валюте.

Благодаря использованию в качестве платежного средства кредитных карт и остатков на счетах клиентов у Интернет-провайдеров диапазон транзакций в системе обширен.

В качестве клиентского программного обеспечения используется лю­бой web-броузер. Никакого дополнительного программного обеспечения не требуется. В качестве серверного программного обеспечения исполь­зуется DynaSite. Все расчеты проводятся через бэк-офис КиберПлат.

Для обеспечения безопасности передаваемых данных от покупателя в ASSIST используется SSL-протокол. Сертификат сервера выдан компа­нией Verisign. Система неанонимна, но конфиденциальная информация о кредитной карте клиента (реквизиты) в магазин не передаются.

Как уже указывалось выше, расчетным банком системы является КБ "Платина" (г. Москва), вопросы технологического взаимодействия участ­ников системы разрешает 000 "Рексофт". Процессинг кредитных карт осуществляется компанией UCS (г. Москва). По состоянию на 28 апреля 1999 г. к системе было подключено 15 магазинов.

Основные схемы работы системы с лицевыми счетами у Интернет-провайдеров и авторизации банковских карт подробно изложены на сай-те системы в глобальной компьютерной сети Интернет (см.: http:

//www. assist. ru/about/clearing/cards).

Российская Интернет-платежная система Instant ! по своей экономической сущности является дебетовой. Рассматриваемая система позволяет клиен­там банков производить взаиморасчеты в режиме on-line с использовани­ем сети Интернет.

Технологически платежная система Instant! состоит:

- из процессинговой подсистемы, обрабатывающей операции по вирту­альным счетам клиентов и обеспечивающей клиентов информацией по проведенным операциям;

- предпроцессинговой подсистемы, регистрирующей держателей пластико­вых карт и генерирующей безопасные транзакции по операциям с пластиковыми карточками для передачи в процессинговый центр;

- CyberMall (электронного магазина), позволяющего продавцам товаров и услуг полностью автоматически продавать их в режиме on-line;

- программного интерфейса, реализующего взаимосвязь между Платеж­ной системой Instant! и автоматизированной банковской системой;

- клиринговой подсистемы, реализующей межбанковские взаиморасче­ты в случае, если Платежная система Instant! используется совместно несколькими банками.

На сегодняшний день платежная система Instant! обеспечивает кон­фиденциальный доступ клиента к его банковскому счету, безопасные расчеты по пластиковым карточкам в сети Интернет, исключая пересыл­ку данных о пластиковых карточках непосредственно от клиентов. Кроме того, система Instant! позволяет оплачивать в режиме реального времени любые услуги и товары со счета покупателя ( Customer Account ) на счет продавца ( Merchant Account ), проверять поступление платежа продавцу услуг или товаров в режиме реального времени.

Использование рассматриваемой системы удобно для компаний, раз­вивающих сферу своих коммерческих интересов в сети Интернет (в пер­вую очередь - провайдеров мобильной связи, информационных агентств, компаний - разработчиков программного обеспечения и т. д.). Назван­ные организации и индивидуальные предприниматели используют сис­темы Instant! для того, чтобы в режиме реального времени получать пла­тежи от своих клиентов и автоматически предоставлять им свои товары (услуги) немедленно после оплаты. Кроме того, каждая компания - про­давец Интернет-услуг, а также других телекоммуникационных услуг либо информационных продуктов может разместить их описание и ссылку ( link ) аля их получения в CyberMall. Электронный магазин CyberMall функционирует по принципу DVP( Delivery Versus Payment - Поставка Против Оплаты) - ссылка на продукт предоставляется после его оплаты.

Кредитные организации используют платежную систему Instant! на условиях outsourcing (покупки процессинговых услуг) либо осуществляют собственный процессинг.

Функционирование платежной системы Instant! базируется на исполь­зовании персональных счетов покупателя ( Customer Account ), карт поку­пателя ( Customer Card ) и счетов продавца ( Merchant Account ), доступных только при предъявлении идентификатора счета ( Account Id ) и пароля ( Password ). Кредитные организации, развивающие спектр оказываемых элек­тронных банковских услуг, вступают в систему (присоединяются к сис­теме) в качестве регистратора банковских карт-в платежной системе Instant! В этом случае клиенты этих банков - держатели банковских пла­стиковых карт - получают возможность осуществлять расчеты в сети Ин­тернет через рассматриваемую платежную систему. В свою очередь кли­енты банков - организации, осуществляющие реализацию товаров и ус­луг, получают возможность принимать оплату через Интернет (с использо­ванием сети Интернет).

Покупателю для оплаты товаров или услуг в платежной системе Instant! необходимо открыть так называемый виртуальный счет покупате­ля в платежной системе ( Customer Account ), обязательно записав при этом идентификатор счета ( Account Id ) и пароль ( Password ). Это можно сделать, • воспользовавшись функцией "Открыть счет" на сайте системы в сети Ин­тернет. Далее необходимо открыть в банке счет физического лица. Вир­туальный счет покупателя в платежной системе будет соответствовать счету в банке, и, таким образом, покупатель будет управлять своим бан­ковским счетом, используя в качестве инструмента управления сеть Ин­тернет. Сумма, внесенная на банковский счет, на следующий день отра­зится на виртуальном счете покупателя в платежной системе, и появится возможность оплачивать товары и услуги в режиме реального времени. Для оплаты с международной банковской пластиковой карточки (в на­стоящее время это Eurocard/Mastercard, в ближайшем будущем также Visa) необходимо зарегистрировать пластиковую карточку в платежной системе Instant!, обязательно записав при этом идентификатор карты ( Card Id ) и пароль ( Password ). Это можно сделать, воспользовавшись функцией "Регистрация карты" на сайте системы в сети Интернет. После регистрации необходимо будет подтвердить регистрационные данные, предъявив карточку и паспорт в банке или у продавца, зарегистрирован­ного в системе Instant! После этого покупатель может оплачивать товары и услуги в режиме реального времени.

В свою очередь, продавцу товаров или услуг необходимо открыть вир­туальный счет продавца ( Merchant Account ), воспользовавшись функцией "Открыть счет" на сайте системы в сети Интернет, обязательно записав при этом идентификатор счета ( Account Id ) и пароль ( Password ). После это­го необходимо заключить с банком договор, в соответствии с которым банк будет принимать платежи от участников платежной системы в адрес продавца товаров или услуг и перечислять полученные средства на его счет в банке. В случае если продавец собирается принимать оплату как от вла­дельцев счетов, так и от держателей пластиковых карт, то также необходи­мо заключить договор с банком-эквайрером, который будет обрабатывать транзакции продавца товаров или услуг по пластиковым карточкам.

В случае если вы уже имеете право приема пластиковых карточек, вы | можете использовать платежную систему для препроцессинга ваших операций с кредитными карточками, обеспечивая безопасный прием карто­чек и генерацию транзакций для вашего банка.

Каждый владелец счета покупателя или счета карты может в режиме реального времени:

- получать выписки с балансом счета и детальной историей проведен­ных операций;

- переводить деньги на счета продавцов товаров и услуг;

- переводить деньги со счета покупателя на свой счет в своем банке (например, на счет своей пластиковой карты);

- получать услуги и товары немедленно после оплаты через Интернет.

Особое внимание в системе Instant! (как и иных аналогичных систе­мах) уделяется безопасности расчетов. По утверждению разработчиков системы, счет продавца является полностью безопасным - с него невоз­можно снять деньги через Интернет. Данный счет предназначен только для сбора платежей от клиентов.

Для получения выписки необходимо указать 4-символьный префикс пароля (первые 4 символа). Полный 8-символьный пароль необходим только тогда, когда вы переводите деньги со своего счета покупателя на счет продавца. Для пополнения счета необходимо указать 6-символьный префикс идентификатора счета (первые 6 символов). Полный 10-символьный идентификатор счета необходим только тогда, когда вы переводите деньги со своего счета покупателя на счет продавца либо по­лучаете выписку, 6-символьный префикс идентификатора счета полно­стью его идентифицирует. Каждый открытый и не использующийся в течение 30 дней счет покупателя автоматически закрывается.

После 4 попыток доступа к счету, использующих неправильный пароль, доступ к данному счету блокируется на 24 часа. После 8 попыток доступа к счету, использующих неправильный идентификатор счета, доступ для дан­ного удаленного IP-адреса блокируется на одну неделю.

Российская Интернет-платежная система InterRussia представляет со­бой адаптацию и локализацию известной платежной системы Cybercash.

Система InterRussia разработана в 1997 г., запущена в коммерческое эксплуатирование в феврале 1998 г.

Система InterRussia обеспечивает прием платежей по кредитным кар­там. Принципиально (технологически) в системе возможно использова­ние любых валют, однако на сегодняшний день расчеты производятся только в долларах США.

Сами разработчики InterRussia основное достоинство рассматривае­мой платежной системы видят "именно в том, что система стандартная, принятая большинством участников электронной коммерции" (см.: http:

//Interru ssia.com/E-Commerce).

Диапазон транзакций: от 1 рубля, от 1 долл. США и далее до 500 долл. США (по словам разработчиков действующей адаптации системы, такой потолок вызван не технологическими параметрами системы, а со­ображениями безопасности расчетов).

ЦТ-Стоимость транзакций в системе InterRussia составляет 3 - 5% от объ­ема платежа плюс еще 0,5 долл. США. Как и в большинстве аналогич­ных платежных систем, большое внимание уделяется вопросам безопас­ности и анонимности участника расчетов, выступающего в качестве по­купатель товаров (услуг) через сеть Интернет.

Расчетным центром системы InterRussia является Cybercash, расчет­ный банк - HumboldBank. Кроме того, в расчетах могут участвовать все банки, являющиеся эмитентами кредитных карт Visa и MasterCard.

По состоянию на 1 апреля 2001 года в работе системы задействованы 106 участников. Следует отметить, что список участников системы рас­сматривается ее разработчиками как сугубо конфиденциальный.

Официальный сайт системы в сети Интернет расположен по адресу: Inter-russia.com - http: //www.interrussia.com/E-Commerce. E-mail: sales® Inter-nissia.com, mailto: drouk@lnterrussia.com drouk@Interrussia.com.

ОфициальныйадресвСША: Interrussia.com, 330 Fort Lee Rd, #D7, Leonia, NJ 07605, USA.

Адрес в Российской Федерации: 142292, г. Пущине, Московской обл., а/я 128. Официальный телефон: 1-201-461-45-48.

Российская Интернет-платежная система Russian shoping Club имеет свой официальный сайт. *"

Официальный сайт Ассоциации российских магазинов RussianshopingClub в Интернете расположен по адресу: http: //www.RussianShopping.com.

В качестве инструмента расчетов в рассматриваемой Интернет-платежной системе используются банковские пластиковые карты международных систем (Visa, MasterCard, AmEx, Discover, EuroCard), а также корпора­тивные или персональные чеки. При этом перевод денег возможен как в момент покупки, так и в дебетовом режиме.

Стоимость транзакций: для покупателя - бесплатно. Для магазина -специально оговоренный процент с продаж. Вступительный взнос при вступлении в систему на данный момент не предусмотрен.

Все расчеты в системе производятся в рублях. Открытие счета поку­пателя осуществляется бесплатно. На остаток по счету покупателя начис­ляются проценты в соответствии с текущими процентными ставками банка для вкладов физических лиц до востребования. Регистрация пластиковой карты в системе осуществляется бесплатно. Комиссия с покупателя за операции не взимается. Комиссия с продавца составляет 2% с суммы

операции.

2. Ко второй группе относятся так называемыесетевые деньги ( network money ), при обращении которых денежная стоимость сохраняет­ся в памяти компьютеров на жестких дисках. Они представляют собой различное программное обеспечение, осуществляющее перевод средств по электронным коммуникационным сетям, в том числе через глобаль­ную компьютерную сеть (с использованием сети) Интернет.

Следует заметить, что схожую классификацию видов и форм элек­тронных денег предлагают и зарубежные исследователи-экономисты'.

Известный английский юрист, проф. Лондонской школы права Ч. Фридмэн (С. Freedman) добавляет к указанным формам электронных денег еще "устройства доступа" ( access devices ), к. которым он относит автоматические кассовые машины ( Automated teller machine - ATM ) и сис­темы дистанционных банковских услуг по телефону или через компьютер ( home banking ). Однако Фридман подчеркивает, что такие электронные деньги концептуально ничем не отличаются от традиционных средств платежа.

В то же время зарубежные экономисты считают, что со временем электронные деньги первой группы могут начать вытеснять традицион­ную наличность и чеки, тогда как электронные деньги второй группы придут на смену банковским картам, а также возьмут на себя расчетные функции в обход центральных банков2 .

На сегодняшний день на мировом рынке электронные деньги на базе сетей представлены такими системами, какDigiCash , CyberCash , NetCash , First Virtual . Крупнейшими системами на рынке электронных финансовых услуг Российской Федерации следует признать электронные Интернет-платежные системыPayCash , КиберПлат и WebMoney .

До тех пор пока сетевые деньги работают на основе принципа пред­оплаты, их воздействие на объем денежной базы состоит главным обра­зом в увеличении скорости оборота денег и снижении потребности в расчетных операциях через центральные банки.

Вместе с тем названное обстоятельство не снимает, а только обостря­ет проблемы правового регулирования порядка обращения электронных денег такого вида.

Кроме того, по мнению известного американского экономиста, проф. Калифорнийского университета Б. Коэна, "в этой группе развиваются потенциально опасные для монополии центральных банков и контроль­ных функций налоговых органов денежные суррогаты, именуемые "пода­рочные деньги" ( gift money ). Сегодня они используются для приобретения товаров в Интернет-магазинах. В США такие подарочные деньги исполь­зуются в системах Hooz, Beenz, Cybergold, в Великобритании - в системе iPoints"3 .

В Российской Федерации такими деньгами являются так называемые |"гвозди" в системе Molotok.rn. С юридической точки зрения важным обстоя-|тельством является то, что "клиенты получают эти "деньги" не после пред­оплаты и не на основе средств, внесенных на банковский счет (депозит), а в качестве награды за покупку товаров/услуг в определенных входящих в ту или иную систему электронных расчетов Интернет-магазинах"'.

Таким образом, при определении порядка регулирования систем элек­тронных денег следует различать системы электронных расчетов, функ­ционирующие на основе сетевых денег, и системы электронных расчетов, функционирующие на основе пластиковых карт.

В настоящий момент ведущими Интернет-платежными системами, функционирование которых построено на основе расчетов, осуществляе-. мых в той или иной мере с использованием так называемых сетевых денег, в том числе денежных суррогатов, являются международные системы элек­тронных денег eCASH компании DigiCash, Mondex, а также российские Ин­тернет-платежные системы КиберПлат, PayCash, WebMoney и др.

Рассмотрим указанные электронные платежные системы, функциони­рующие на основе сетевых (цифровых) денег, более подробно.

Международная Интернет-система сетевых денег eCASH. Собственни­ком и Интернет-оператором международной системы сетевых денег eCASH является голландская компания DigiCash, разработавшая целый ряд систем с использованием цифровых наличных, например систему оплаты проезда по платным дорогам Европы. Основной продукт компа­нии - цифровые наличные ( e - cash ) - полностью анонимная система сете­вых (цифровых) квазиденежных единиц. По лицензии этой компании из Голландии уже действуют два банка - MarkTwainBank в США и MeritaBank в Финляндии, с помощью которых можно проводить любые опера­ции с кибербаксами ( cyberbacks ), включая их конвертацию в уже реаль­ные соответственно доллары США и финские марки.

Транзакции в системе осуществляются бесплатно. Однако продавец платит за лицензию от 5 до 25 долл. и 2 - 3% в месяц.

Компания DigiCash была основана в Нидерландах в 1989 г. Она явля­ется одним из ведущих в мире производителей оборудования для обра­ботки смарт-карт. В 1994 г. DigiCash объявила о создании системы eCASH, которая служит альтернативой наличным деньгам и доступна через Интернет. В октябре того же года начались испытания в районе западного побережья США.

Деньги eCASH отличаются от аналогичных продуктов (например, CyberCoin) тем, что они сами представляют собой электронную сумму, а не являются инструментами предоплаты. Так же, как и электронные деньги Mondex, они способны циркулировать вне банковских сетей.

В декабре 1995 г. американский банк MarkTwainBancshares, штаб-квартира которого расположена в Миссури, принял в эксплуатацию систему eCASH компании DigiCash и в первый же год сумел привлечь к рабо­те с системой около 1000 клиентов и 90 магазинов розничной торговли. В 2000 г. о внедрении этой системы объявил DeutscheBank (Германия).

При использовании системы eCASH компании DigiCash электронная сумма не загружается на смарт-карту в подлинном смысле, а существует исключительно в сети Интернет. Денежной единицей системы служит "кибердоллар", и в случае с MarkTwainBancshares его номинал связан с курсом американского доллара.

Обмен денег между частными лицами возможен. Первостепенное значе­ние отдается анонимности. "Даже при незначительных платежах регистрация того, кто, когда и за что заплатил деньги, является нарушением права на конфиденциальность", - считает создатель DigiCash д-р Д. Чаум.

Однако, в отличие от Mondex, после того как электронные деньги eCASH выпущены в обращение, номинал денежной единицы не может быть разделен на более мелкие суммы, что ограничивает возможности непрерывного осуществления переводов. Следова-ельно, во многих слу­чаях продавцы вынуждены переводить полученные электронные деньги на свой счет в MarkTwainBancshares.

Для предотвращения повторного использования eCASH каждой элек­тронной сумме присваивается закодированный номер серии (так назы­ваемая слепая подпись). Когда электронная сумма поступает в банк, но­мер серии проверяется. Сумма принимается лишь в том случае, если ее но­мер не был использован ранее. Иными словами, если электронная сумма с одним и тем же серийным номером поступает в банк более чем один раз, она отвергается. Если пользователь сразу же переправляет полученную элек­тронную сумму в банк, ее подлинность может быть проверена.

Российская Интернет-система сетевых денег PayCash , разработанная московским Банком "Таврический", существует около 3 лет, однако ее активное развитие началось в 2000 г.

PayCash основывается на технологии электронных денег, позволяет совершать покупки и производить платежи через так называемый собст­венный "электронный кошелек", представляющий собой специальное программное обеспечение. Кошелек устанавливается на персональный компьютер пользователя и имеет специальный ключ для выработки элек­тронной цифровой подписи под всеми электронными документами, от­правляемыми при помощи кошелька. Ключ связан только с кошельком и никак не связан с компьютером, на котором он запущен. Владелец ко­шелька без каких-либо ограничений может переносить его с одного ком­пьютера на другой.

Для того чтобы воспользоваться услугами системы, клиент должен открыть счет в банке - партнере Интернет-платежной системы PayCash и осуществить конвертацию денежных средств в электронную наличность. Ввод денег в систему осуществляется путем почтового или телеграфного перевода или перечисления через банк.

По своей экономической сути Интернет-платежная система PayCash является дебетовой: платеж осуществляется цифровыми наличными (носитель - персональный компьютер), предварительно переведенными со своего счета на платежную книжку. Стоимость транзакции зависит от конкретной реализации. Комиссия может взиматься на любом этапе.

Характеризуя в общих чертах порядок функционирования Интернет-платежной системы PayCash, следует отметить следующие обстоятельст­ва. Участниками платежной системы, как указывается на сайте системы в сети Интернет, являются банк (точнее, компания - оператор платежной .системы) и клиенты (пользователи). В качестве стороны отношений, именуемой разработчиками системы "Банком" фактически выступает Оператор платежной системы - Закрытое акционерное общество (ЗАО) ."Алкор Телеком", которое не является кредитной организацией с точки зрения российского банковского законодательства и законодательства о налогах и сборах. В качестве клиентов могут выступать физические или юридические лица.

На официальном сайте системы в сети Интернет в качестве клиентов называются также "роботы, то есть автономно функционирующие компью­терные программы, выполняющие роль Интернет-магазинов, Интернет-казино, Интернет-дилинговых центров, Интернет-букмекерских контор и т. д.". Однако данное утверждение представляется юридически неверным. Действующее гражданское законодательство не содержит оговорку о том, что его нормы не распространяются на отношения между лицами, осу­ществляющими предпринимательскую деятельность в сети Интернет (или с использованием сети). "Роботы" (автономно функционирующие компьютерные программы) представляют собой имущественный ком­плекс (то есть недвижимость), используемый для осуществления пред­принимательской деятельности, и в соответствии со ст. 132 ГК РФ долж­ны признаваться предприятием.

Таким образом, такие автономно функционирующие компьютерные ' программы являются объектами гражданских прав, а не субъектами граж­данских правоотношений и не могут рассматриваться в качестве участ­ников платежной системы. В качестве участников правоотношений, в том числе в качестве клиентов (пользователей) платежной системы, вы­ступают не "роботы" (автономно функционирующие компьютерные про­граммы), "выполняющие роль Интернет-магазинов, Интернет-казино, Интернет-дилинговых центров, Интернет-букмекерских контор и т. д.", а компании (юридические лица) (гл. 4 ГК РФ) или физические лица, осу­ществляющие предпринимательскую деятельность без организации юри­дического лица (ст. 23 ГК РФ), - собственники данных имущественных комплексов (предприятий).

"Для целей налогообложения" - это означает, что и фискальные (на­логовые) обязанности в установленных законом случаях также возникают не у "роботов", а у участников настоящих правоотношений - юридиче­ских лиц (организаций) или физических лиц (индивидуальных предпри­нимателей) - собственников данных имущественных комплексов (пред­приятий).

При этом следует отметить, что, как нам представляется, в соответст­вии с п. 2 ст. 132 ГК РФ в состав такого предприятия (Интернет-предприятия) как имущественного комплекса входят не только автоном­но функционирующие компьютерные программы ("роботы"), но и иные виды имущества, предназначенного для его (предприятия) деятельности, включая необходимое компьютерное оборудование (сервер, модемы и т. д.), здание (помещение в котором данное оборудование установлено), инвентарь, права требования, долги, а также права на обозначения, ин­дивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором, заключенным в установленном законом порядке.

Одним из существенных декларируемых принципов функционирова­ния платежной системы PayCash является равноправие участников пла­тежной системы. В частности, чтобы иметь возможность принимать пла­тежи, клиенту не требуется никакого особого статуса "магазина". Все свои операции в рамках системы PayCash клиент проводит при помощи специального программного обеспечения, именуемого "электронным ко­шельком" (далее - ЭК). Участники системы взаимодействуют между собой посредством пересылки электронных сообщений по сети Интернет.

Схема работы системы выглядит следующим образом. Будущий кли­ент при помощи ЭК по сети Интернет с любого персонального компью­тера открывает счет в Банке (компании, операторе платежной системы) и одним из используемых системой способов переводит на этот счет день­ги. Перевести деньги на свой счет клиент может разными способами:

внесением наличных в кассу Банка, банковским или почтовым перево­дом, при помощи кредитной карты и, наконец, другой клиент может за­платить ему в рамках системы PayCash. Именно с этого момента он при­обретает статус клиента системы. Чтобы иметь возможность расплачи­ваться в рамках системы PayCash, клиент создает у себя в компьютере при помощи специального программного обеспечения (ЭК) одну или несколько платежных книжек. Затем опять же при помощи электронного кошелька переводит некоторую сумму денег со своего счета на одну из книжек, то есть в свой компьютер. При этом Банк не может определить, на какую книжку переводятся деньги. Кроме того, Банк не знает, кому принадлежат конкретные платежные книжки. Теперь клиент готов рас­плачиваться в Интернете, причем анонимно, теми деньгами, которые лежат на его платежных книжках. Каждый платеж авторизуется Банком. Цепочка сообщений во время платежа имеет следующий вид: продавец -покупатель - продавец - Банк - продавец - покупатель. На первом шаге продавец просит деньги у покупателя, причем в запрос включен подпи­санный контракт сделки. На втором шаге покупатель отсылает продавцу данные платежа. Далее продавец отсылает данные платежа в Банк для авторизации. Банк проводит необходимые проверки и отправляет про­давцу квитанцию, а также квитанцию для покупателя. Продавец сообщает покупателю свое решение и пересылает ему данные, зашифрованные

Банком на имя покупателя.

Следует иметь в виду, что в системе PayCash клиент получает в свое распоряжение электронные деньги (в юридическом смысле - квазидень­ги, или денежные суррогаты), которые, как и обычные бумажные деньги, можно потерять. Например, если компьютер клиента будет поврежден, то клиент лишится всех денег, которые он перевел в свой компьютер и не успел потратить. Однако если у благоразумного клиента сохранились резервные копии параметров ЭК для последнего перевода денег со счета и компьютер, то электронные деньги можно восстановить. Таким обра­зом, система PayCash - это система анонимных электронных денег, а не , просто система "Клиент - Банк". Это выражается еще и в том, что Банк технологически не может воспрепятствовать использованию клиентом электронных денег, которые тот успел перевести в свой компьютер, ина­че как прекратив все платежи в системе.

Если клиенту требуется вывести свои деньги за пределы системы PayCash, он подает команду перевести часть или все средства со своего счета в Банке системы на счет в какой-либо кредитной организации (виртуальной либо реальной, то есть существующей и функционирующей вне сети Интернет).

В общих чертах функциональное взаимодействие пользователя с сис­темой строится следующим образом. Будущий клиент получает с сайта платежной системы PayCash инсталляционный пакет электронного ко­шелька и устанавливает его на своем компьютере. При установке кошелька на персональном компьютере создается уникальная битовая последова­тельность, используемая для создания электронных ключей, необходи­мых для управления счетами в банке и совершения операций в системе PayCash. После этого при помощи кошелька клиент открывает один или несколько счетов в банке. Управление этими счетами возможно только при помощи того кошелька, с помощью которого был(и) открыт(ы) счет(а) в банке. На них могут распространяться правила, действующие для обыкновенных банковских счетов, например могут начисляться бан­ковские проценты как на депозитные и вкладные счета. Размер процент­ных ставок по счетам, а также комиссионных сборов за совершение опе­раций самостоятельно устанавливается конкретным банком - партнером Интернет-платежной системы PayCash.

После зачисления денег на счет системы PayCash владелец кошелька может производить платежи через Интернет. Для этого ему необходимо открыть у себя в кошельке одну или несколько платежных книжек и пе­ревести на них электронные деньги со счета, то есть получить на пла­тежную книжку банковские квазиденежные обязательства, выпущенные в электронной форме. Использование оригинальных особенностей систе­мы PayCash позволяет пользователю кошелька получить эти обязательст­ва анонимно. Под анонимностью предполагается, что ни банк, выпус­тивший эти обязательства, ни контрагент владельца кошелька, получивший эти обязательства в оплату, не могут узнать владельца кошелька и номер счета, с которого были сняты деньги.

Система PayCash позволяет перечислять через Интернет точно затре­бованную сумму независимо от того, какая сумма находится на платеж­ной книжке. То есть денежные обязательства, находящиеся на книжке, могут легко делиться и объединяться на книжке совершенно незаметно для владельца кошелька. Для него остается известной только информа­ция об общей сумме денег, находящейся на платежной книжке.

Как уже указывалось выше, цепочка сообщений во время правильно­го платежа имеет следующий вид: продавец - покупатель - продавец - Банк -продавец - покупатель.

В технологическом смысле данный порядок функционирования сис­темы обеспечивается определенной последовательностью сообщений систе­мы, формируемых при проведении платежей в системе PayCash:

а) электронный кошелек продавца отсылает кошельку покупателя требо­вание заплатить, содержащее подписанный электронной цифровой под­писью текст договора;

б) электронный кошелек покупателя предъявляет своему хозяину текст договора. Если покупатель соглашается платить (при достаточном коли­честве денег у покупателя), то кошелек покупателя отправляет кошельку продавца электронные деньги и подписанный электронной цифровой подписью покупателя договор.

Электронный кошелек принимает платежи только на основании со­глашений, переданных потенциальным покупателям. Для электронного кошелька можно определить период, в течение которого он будет при­нимать платежи по отосланным договорам. Таким образом, магазин мо­жет удалять из своей базы данных устаревшие неоплаченные заказы. По­сле проверки этих условий он отсылает электронные деньги в банк для авторизации;

в) банк, получив электронные деньги от продавца, проводит их авто­ризацию и в случае успеха зачисляет соответствующую сумму денег на счет продавца в системе PayCash. Сообщение об этом передается ко­шельку продавца вместе с электронным чеком для покупателя;

г) получив ответ из банка, кошелек передает магазину данные автори­зации и сообщение об успешном зачислении денег на счет продавца. Электронный чек из банка пересылается кошельку покупателя.

Основными технологическими характеристиками Интернет-платежной системы PayCash ее разработчики называют: мультивалютность, диапазон возможных платежей, дискретность платежа, продолжительность операций, "время жизни" электронных денег в компьютере клиента, симметричность (равноправность), анонимность платежей, безопасность, (не)связность пла­тежей, устойчивость по отношению к обрывам связи, защищенность, под­держку электронной почты, масштабируемость.

Рассмотрим основные технологические характеристики Интернет-платежной системы PayCash подробнее.

Система может поддерживать до 255 различных валют одновременно. Для каждой валюты вводится понятие минимальной единицы съема (ME), которая примерно эквивалентна 10 (новым) российским копейкам. Например, для долларов США ME = 0,01 USD, для японской йены ME = 1 JPY. Все вычисления в системе, например при конвертациях или начислениях процентов, проводятся с точностью до 0,000 1 ME. Банк выбирает набор валют, с которыми он будет работать, и совместно с дру­гими данными помещает его на официальном сайте системы в сети Интернет.

Диапазон возможных платежей выглядит следующим образом. За один прием любой клиент может заплатить любому другому клиенту сумму начиная от 0,000 1 ME (например, для рублей - от 0,001 коп. и выше, для долларов США - от 0,000 1 цента и выше). Верхняя граница платежа практически не ограничена. Нижняя граница реальных платежей определяется следующими внешними обстоятельствами. Во-первых, одна минута работы в Интернете для рядового пользователя стоит 2-4 цента. Следовательно, если платеж длится несколько секунд, то уже поэтому он обходится каждой стороне не меньше чем в 0,1 цента, и, соответственно, стороне, принимающей деньги, нет особого смысла получать меньшие суммы. Во-вторых, Банк может брать с получателя денег комиссионные с каждого платежа. Например, Банк может удерживать 1 ME + 1% от пла­тежа, поэтому при сумме платежа 1,010 101 ME получатель денег (прода­вец) ничего не получит, а при меньших суммах Банк отвергнет платеж.

Важным обстоятельством является вопрос о степени дискретности платежей. Сумма платежа может быть выражена любым числом с точно­стью до 0,000 1 ME в пределах описанного выше диапазона. Например, платеж в долларах может быть выражен числом 87 364,123 456, а платеж в рублях - числом 1 234,567 89.

За один прием клиент может перевести со своего счета на одну из своих платежных книжек любую сумму от 1 ME до 16 000 000 ME, выра­женную целым числом. Платежная книжка за время своей жизни может пропустить сквозь себя около 2,610 9 ME.

Если в Банке используется компьютер типа Pentium-200, то любую операцию, инициированную клиентом, он выполняет за время от 0,1 сек до 0,5 сек. Общее время проведения операции складывается из следую­щих составляющих: времени обработки сообщения Банком, времени формирования и обработки сообщений компьютерами других участников операции, времени прохождения сообщений между участниками по сети и времени, предоставленного клиентам на "размышление".

Время обработки сообщений клиентом зависит от мощности его ком­пьютера и вида сообщения. Поэтому важным вопросом является "время жизни" электронных денег в компьютере клиента. Переведенные в ком­пьютер клиента электронные деньги сохраняют оперативную платеже­способность до момента прекращения функционирования программного обеспечения платежной книжки, которая происходит в момент смены шифров Банка. Периодичность смены шифров может составлять не­сколько лет. В середине периода действия одной группы шифров начи­нается период действия другой группы. Таким образом, в каждый момент времени существуют две группы правильных шифров: одна - устареваю­щая, другая - новая. Вновь создаваемая платежная книжка всегда ис­пользует новую группу шифров и поэтому живет не меньше чем половину периода действия группы шифров. Таким образом, у клиента достаточно времени, чтобы потратить электронные деньги или чтобы перейти на бо­лее свежие шифры. Если по каким-либо причинам клиент не сделал ни того, ни другого, то он сможет восстановить потерявшие свою платеже­способность электронные деньги, следуя более длительной процедуре.

Анонимность платежей в системе PayCash обеспечивается на двух уровнях. Во-первых, при открытии счета в Банке клиент может не пре­доставлять никакой достоверной информации о себе. Во-вторых, для любого платежа Банк не имеет даже теоретической возможности устано­вить, с какого счета были сняты деньги, которыми производился расчет, так как при переводе электронных денег со счетов на платежные книжки клиенты используют технологию слепой подписи.

Хотя Банк не может своими средствами установить, с какого счета пришли участвующие в конкретном платеже деньги (даже в кооперации с их получателем), тем не менее Банк имеет принципиальную возможность указать все платежи, осуществленные с одной платежной книжки (неиз­вестно кому принадлежащей). Это свойство связанности платежей пред­ставляет некоторую угрозу для анонимности клиента, так как если один из платежей клиента будет атрибутирован внешними по отношению к системе средствами, то тогда и вся платежная история клиента, связан­ная с данной платежной книжкой, может быть раскрыта. Для уменьше­ния этой угрозы клиент может прерывать свою платежную историю, от­крывая новые платежные книжки и прекращая использовать старые. Кроме того, при естественном умирании книжки ее платежная история заканчивается. Как часто следует клиенту прерывать свою платежную историю и сколько их иметь одновременно, зависит от его мнительности и от расценок на открытие платежных книжек, которые установит Банк.

При пересылке по сети все данные шифруются криптографическими методами. По словам разработчиков платежной системы, при этом ис­пользуются открытые ключи не короче чем 1024 бита и симметричные ключи не короче чем 128 битов.

При реализации системы предусмотрены также меры предосторожно­сти, ограждающие клиента от попыток похитить деликатную для него информацию непосредственно с его компьютера: а) целостность программ­ного обеспечения и баз данных контролируется электронным кошельком; б) базы данных хранятся на жестком диске компьютера в зашифрованном ви­де; в) имеется возможность сохранять на дискету в зашифрованном виде копии данных, достаточных .для восстановления статуса клиента после краха его компьютера; г) запуск электронного кошелька обусловлен па­ролем и т. д.

Характеризуя данный технологический принцип функционирования

•^стемы, ее разработчики на официальном сайте системы в сети Интер-^•вт используют следующую формулировку: "Все участники системы за-^ВНИШены друг от друга и от внешних злоумышленников в том смысле, ^уго они имеют в своем распоряжении технические средства для доказа-Нрльства своей правоты и изобличения нечестного партнера".

^к Устойчивость по отношению к обрывам связи: если какой-либо про-И^жол обмена сообщениями, который обслуживает финансово значимую

•операцию, не был успешно доведен до конца, то ни одна из сторон не Дрискует потерять деньги.

• Несмотря на то что система PayCash в основном предназначена для

•Ьсушествления электронных финансовых услуг в режиме реального вре-

•мени, в систему может быть введена поддержка электронной почты с ^некоторыми ограничениями. При получении электронных денег по элек-

•тронной почте клиент должен понимать, что моментом получения денег Р является момент их зачисления на его счет (момент авторизации). В частно­сти, приход электронного письма, в котором якобы содержатся элек­тронные деньги, еще не означает, что клиент получил деньги. Следует иметь в виду также и то, что Банк не авторизует слишком старые плате­жи и, кроме того, у плательщика есть возможность аннулировать платеж, который еще не был предъявлен в Банк для авторизации.

Сервер Банка, функционирующий на базе компьютера Pentium 200/64MB/5GB, может проводить до 150 тыс. транзакций (платежей и других операций) в сутки. Объединяя такие или более мощные серверы в локальную сеть, можно пропорционально увеличивать число транзакций в сутки. Возможно также такое расширение системы, в котором имеется множество независимых банков. При определенной договоренности ме­жду банками о клиринговых процедурах клиенты разных банков смогут рассчитываться друг с другом.

В соответствии с устоявшейся практикой формальной правовой осно­вой осуществления расчетов в платежной системе PayCash (как и в большинстве других платежных систем) считается акцептирование поль­зователем публичной оферты, распространяемой оператором системы PayCash (Закрытое акционерное общество (ЗАО) "Алкор Телеком") путем помещения текста оферты на сайтс данной Интернет-платежной системы.

На сайте Интернет-платежной системы PayCash по адресу: http:

//www.paycash.ru в качестве публичной оферты1 - предложения заклю­чить договор об использовании системы электронных расчетов PayCash, выложен документ следующего содержания:

"Вашему вниманию предлагаются УСЛОВИЯ (публичная оферта) ис­пользования системы электронных расчетов PayCash, в соответствии с которыми Вы можете заключить договор об ее использовании. Данный договор заключается путем совершения Пользователем действий, преду­смотренных настоящими Условиями.

Для целей настоящих Условий используются следующие понятия:

Оператор - Закрытое акционерное общество "Алкор Телеком", а также его региональные представители, юридические и физические лица, ин­формацию о которых можно узнать на сайте системы электронных рас­четов http: //www.alkor.ru/www.paycash.ru (далее - Сайт), действующие в качестве агентов третьих лиц (Поставщиков), предлагающих товары и услуги к продаже через сеть Интернет;

Пользователь - любое физическое или юридическое лицо, путем со­вершения предусмотренных настоящими Условиями действий заклю­чившее с Оператором Договор об использовании системы электронных расчетов PayCash;

Поставщик - физическое или юридическое лицо, предлагающее к продаже через своего агента - Оператора, товары или услуги, описание которых содержится в Интернете, на условиях, обычных для договоров розничной купли-продажи по образцам и с предварительной оплатой, если иное прямо не предусмотрено в описании соответствующего товара или услуги;

Договор - Договор об использовании системы электронных расчетов PayCash;

Система PayCash (далее - Система) - система электронных расчетов, описание которой содержится на Сайте www.paycash.ru, состоящая из клиентской (пользовательской) и операторской частей программного обеспечения, позволяющего осуществлять открытие виртуальных счетов,' присвоение каждому открытому виртуальному счету уникального номера счета, управление виртуальным счетом путем составления и передачи по сети Internet документов (клиентских распоряжений), подписываемых электронно-цифровой подписью;

Электронный Кошелек (далее - Кошелек) - клиентская часть про­граммного обеспечения системы, устанавливаемая на компьютере Поль­зователя

Правила пользования Системой - текущие рекомендации и указания по использованию Системы, размещенные на Сайте.

Виртуальный счет - учетная запись (записи) в базе (базах) данных Системы, содержащая сведения о сумме денежных средств, перечислен­ных Пользователем Оператору в качестве Авансового платежа с учетом последующих движений этих средств;

Электронный эквивалент денежных средств (ЭЭДС) - учетная запись (записи) в базе (базах) данных Системы, описывающая сумму денежных средств, перечисленных Пользователем Оператору в качестве Авансового платежа;

Товары (услуги) - товары и услуги, описание которых содержится на Сайте, предлагаемые Пользователям Оператором в качестве агента треть­их лиц (Поставщиков);

Авансовый платеж - денежные средства, перечисленные Пользовате­лем Оператору в качестве предоплаты за Товары (услуги).

Оператор обязуется принимать от Пользователя Авансовые платежи с »' целью последующей оплаты полученными денежными средствами Това-' ров (услуг), приобретаемых Пользователем, и зачислять на Виртуальный

счет Пользователя соответствующий Электронный эквивалент денежных средств.

При использовании Системы PayCash Пользователь обязуется соблю­дать настоящие Условия и Правила пользования Системой PayCash, а при заключении договоров купли-продажи Товаров (услуг) исходить из условий, обычных для договора розничной купли-продажи по образцам и с предварительной оплатой, если иное прямо не предусмотрено в описа-Е нии соответствующего Товара (услуги).

| Заключение Пользователем Договора с Оператором осуществляется | путем последовательного совершения следующих действий (акцепт пуб-f личной оферты):

- установление клиентской (пользовательской) части программного обеспечения Системы PayCash путем ее загрузки с Сайта и выполне­ние необходимых действий для подключения к Системе PayCash в со­ответствии с указаниями, содержащимися на указанном Сайте;

- открытие посредством программного обеспечения Системы PayCash Виртуального счета и присвоение ему уникального номера счета;

- перечисление на расчетный счет Оператора, указанный в настоящих ' Условиях, Авансового платежа с указанием в поле платежного докумен-? та "Назначение платежа": перечисление авансового платежа на УНС ; или получение ЭЭДС посредством платежной Системы PayCash.

При установлении клиентской (пользовательской) части программно­го обеспечения Системы PayCash и выполнении необходимых действий для подключения к Системе PayCash посредством программного обеспе­чения Системы PayCash генерируются уникальные идентификаторы и электронно-цифровые подписи, аутентифицирующие Пользователя при использовании Системы PayCash, в том числе при заключении договоров купли-продажи Товаров (услуг).

Сумма Авансового платежа, принимаемого Системой PayCash, должна быть не менее 50 и не более 100 000 руб.

Догоцор считается заключенным с момента получения Оператором денежных средств, перечисленных в качестве Авансового платежа. За­ключение Договора означает, что Пользователь в необходимой для него степени ознакомился с функционированием Системы и признает безус­ловную пригодность Системы для совершения действий, описанных на Сайте и в настоящих Условиях.

Пользователь оплачивает выбранный Товар (услугу) из Авансового платежа, давая указание Оператору посредством операции "Оплата" про­граммного обеспечения Системы PayCash. Товар (услуга) может быть опла­чен только в пределах суммы Авансового платежа, покупка Товара (услуги) в кредит невозможна. Пользователь осознает возможности и последствия не­санкционированного доступа к его Кошельку, как к одной из составляющих программного обеспечения на используемом им компьютере, третьими ли­цами и на свою ответственность принимает меры по его избежанию, как то:

защита компьютера паролем, ограничение несанкционированного доступа через сеть Интернет и другие необходимые меры.

Клиентские распоряжения, формируемые программным обеспечени­ем Системы PayCash, подписываются электронно-цифровой подписью Пользователя. Электронно-цифровая подпись Пользователя признается аналогом собственноручной подписи Пользователя и признается Опера­тором и Пользователем в качестве однозначного и бесспорного подтвер­ждения совершенной сделки купли-продажи Товара (услуги).

Договор может быть расторгнут по инициативе Пользователя или Оператора в любое время. Инициатор расторжения Договора направляет другой стороне соответствующее уведомление. Договор считается рас­торгнутым по истечении 10 дней после получения указанного уведомле­ния. При расторжении Договора остаток Авансового платежа, превы­шающий 10 руб., возвращается Пользователю в течение 10 дней после даты расторжения Договора способом, указанным в уведомлении. Оста­ток Авансового платежа, не превышающий 10 руб., не возвращается.

Ответственность Оператора перед Пользователем ограничивается суммой Авансового платежа, документально подтвержденной средствами, иными, чем средства Системы PayCash, в частности квитанцией о банковском переводе или приходным ордером. Оператор не несет ответственности перед Пользователем за убытки в любой форме, возникшие в результате форс-мажорных обстоятельств, несоблюдения настоящих Условий и/или Правил пользования Системой PayCash и/или нарушения условий дого­вора купли-продажи, а также обстоятельств, повлекших за собой порчу программного обеспечения Системы PayCash или утрату хранимых и об­рабатываемых им сведений.

Оператор оставляет за собой право производить модификации Систе­мы, но не ранее чем через 3 (три) дня с момента объявления о пред­стоящей модификации на Сайте.

В части, не урегулированной Условиями и Правилами пользования Системой PayCash, Оператор и Пользователь обязуются руководствовать­ся нормами, обычными для розничной купли-продажи по образцам и с предварительной оплатой.

Система PayCash является системой осуществления расчетов в сети Интернет, поэтому все действия, связанные с доставкой товаров/услуг, куп­ленных при ее помощи, продавец осуществляет самостоятельно, так же, как и доставку чеков, счетов-фактур и иных документов, подтверждающих получение товара/оказание услуги".

В рамках работающей в настоящий момент версии PayCash использу­ется несколько схем работы Интернет-магазина с системой PayCash.

А. Работа Интернет-магазина с PayCash через Центр приема платежей.

В этом случае сайт Интернет-магазина выполняет роль "витрины", демонстрирующей покупателю товары и формирующей заказ. При нажатии покупателем на сайте данного Интернет-магазина кнопки "Платеж через PayCash" сведения о заказе передаются в Центр приема платежей, где связанный с этим магазином электронный кошелек примет платеж и уведомит собственников Интернет-магазина о проведенном платеже элек­тронным сообщением, подписанным электронной цифровой подписью. С | этого момента Центр приема платежей несет финансовые обязательства перед Интернет-магазином и перечисляет деньги на банковский счет магазина в обычном (невиртуальном) банке на сумму проведенного через PayCash платежа.

На сегодняшний день в этом случае взаимодействие с Интернет-магазином осуществляется на основе соглашения о признании электрон­ной цифровой подписи и договора о приеме платежей в пользу Интер­нет-магазина.

Комиссионные выплаты за использование системы PayCash при рабо­те по этой схеме составляют: 1 % от перечисленных магазину средств снимается платежной системой в момент платежа, еще 1% снимается в момент перечисления денег магазину по договору об использовании Центра приема платежей.

Б. Во втором случае Интернет-магазин устанавливается на сайте Ин­тернет-платежной системы. Специалисты системы устанавливают на сай­те системы PayCash Интернет-магазин для торговли товаром клиента (пользователя). По мере продажи система переводит на расчетный счет магазина деньги за оплаченные товары.

Комиссионные выплаты за использование системы PayCash при рабо­те по этой схеме составляют: 1% от перечисленных магазину средств снимается платежной системой в момент платежа, еще 1% снимается в момент перечисления денег магазину по договору об использовании Центра приема платежей и 1% снимается в момент перечисления денег магазину по договору об использовании Центра приема платежей за раз­мещение товаров на сайте платежной системы.

В. Самостоятельная работа магазина по приему платежей через Paycash. Владелец магазина устанавливает у себя кошелек PayCash. Самостоя­тельно или при участии специалистов системы связывает Интернет-магазин с кошельком и получает оплату в электронных деньгах и обра­щается к нам только для перевода из электронных денег в деньги на рас­четный счет магазина в обыкновенном банке. Комиссионные выплаты за использование системы PayCash при работе по этой схеме составляют 1% от перечисленных магазину средств снимается платежной системой в момент платежа.

В заключение необходимо отметить, что в соответствии с информаци­ей, размещенной на сайте рассматриваемой системы в сети Интернет "в настоящий момент продолжается более детальная отработка юридической схемы взаимодействия платежной системы PayCash с продавцами. При ис­пользовании системы PayCash пользователи получают денежные обязатель­ства банка, выпущенные в электронной форме и подтвержденные электрон­ной цифровой подписью банка (электронные деньги). Эти обязательства могут свободно передаваться и делиться в процессе совершения торговых операций между участниками платежной системы PayCash и будут оплачены банком в момент предъявления" (см.: http: //www.paycash.rn).

В целом, юридическое обеспечение функционирования рассмотрен­ной российской Интернет-системы сетевых денег PayCash в настоящее время содержит ряд слабых элементов, наиболее существенным среди которых (в том числе и для целей налогообложения) следует признать использование в качестве монетарной основы системы денежных сурро­гатов ("денежных обязательств банка, выпущенных в электронной фор­ме"), эмиссия которых в Российской Федерации прямо запрещена ч. 1 ст. 75 Конституции РФ и ст. 27 Закона РФ от 2 декабря 1990 года № 394-1 "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (в ред. Федерального закона от 8 июля 1999 года № 139-ФЗ).

Кроме того, не всегда оправданным представляется применение граж­данско-правовой конструкции публичной оферты и электронно-цифровой подписи, порядок регулирования и юридически значимые последствия использования которой пока законодательно закреплены слабо (Феде­ральный закон № 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи" принят лишь 10 января 2002 года) и не сразу будут восприняты правопримени-тельной практикой, в том числе финансово-фискальными органами.

С экономической точки зрения слабым звеном российской Интернет-платежной системы PayCash нам представляется схема ввода денежных средств в систему, в частности осуществляемого посредством авансовых платежей. Как показывает практика, на сегодняшний день денежные средства, переводимые через банк, поступают в систему лишь спустя 6-10 дней, а за почтовый или телеграфный перевод, как известно, взи­мается комиссия в размере от 4 до 7% суммы перевода.

Российская Интернет-система сетевых денег WebMoney ( WM ) (далее -система WebMoney) появилась на российском рынке финансовых Ин­тернет-услуг ранее остальных, поэтому наиболее известна пользователям сети Интернет. В настоящий момент оператором Интернет-системы се­тевых денег WebMoney (WM) является Автономная некоммерческая ор­ганизация (АНО) "ВМ-Центр". Средством расчетов в рассматриваемой системе (как и в системе PayCash) служат денежные суррогаты, именуе­мые разработчиками системы "титульными знаками WebMoney (WM)". Выделяют несколько типов титульных знаков WebMoney (WM), храня­щихся на электронных кошельках их владельцев (так называемых "элек­тронных счетах", правовой режим которых действующим российским банковским и валютным законодательством, а также законодательством о Налогах и сборах в настоящее время не урегулирован): WM-R - эквива­лент RUR - на R-кошельках, WM-Z - эквивалент USD (американских долларов) - на Z-кощельках, WM-C и WM-D - эквивалент USD для кре­дитных операций - на С- и D-кошельках. При переводе средств исполь­зуются однотипные кошельки, а обмен WM-R (эквивалент российских рублей) на WM-Z (эквивалент долларов США) производится в электрон­ном обменном пункте.

Согласно официальным статистическим данным системы WebMoney по состоянию на июль 2001 г. суммарный оборот в сегменте wm-r сис­темы составил 11 031 667,39 титульных знаков, а в сегменте WM-Z - 98 795,68. Число участников системы перевалило за 115 тыс. При этом только в июле 2001 года в сегменте WM-R участниками было совершено более 3300 операций, а в сегменте WM-Z - около 19 100. За месяц в сис­теме зарегистрировалось около 4380 новых пользователей.

Получить титульные знаки WebMoney на электронный кошелек (то есть ввести денежные средства в систему) можно несколькими способами:

- переводом из любого банка, а также почтовым переводом на расчет­ный счет одного из банков - официальных агентов системы (сумма перевода будет автоматически конвертирована в WM и зачислена на указанный вами кошелек);

- с помощью пластиковой WM-карты (для Z-кошельков);

- от других участников системы в обмен на товары, услуги или налич­ные деньги.

Таким образом, WebMoneyExchange представляет собой систему Ин­тернет-расчетов, построенную на основе технологии электронных (циф­ровых) денежных знаков (разработчики системы именуют их "цифровы­ми наличными", что юридически и экономически некорректно). Для ра­боты в системе требуется установить бесплатную программу WMKeeper. От­личительной чертой системы следует признать ее моновалютность. При рабо­те в системе используются только доллары США, которые, как указано на сайге системы WebMoney в сети Интернет (см.: http: //www.webmoney.ru), "хранятся в компании IMTB".

Вместе с тем с юридической точки зрения (в первую очередь исходя из соотнесения норм действующего российского банковского и валютно­го законодательства, а также законодательства о налогах и сборах), функционирование рассматриваемой Интернет-системы сетевых денег на базе офшорного банка IMTB (InternationalMetalTradingBank) и исполь­зование в качестве монетарной основы системы денежных суррогатов следует признать наиболее слабыми элементами правового обеспечения функциони­рования российской Интернет-системы сетевых денег WebMoney. Поэтому совершенствование правовой и технологической базы данной системы, види­мо, будет ориентировано на разрешение названных юридических проблем.

Характеризуя порядок функционирования рассматриваемой системы се­тевых денег, необходимо отметить следующие обстоятельства. По словам самих разработчиков, система WebMoneyTransfer представляет собой "гло­бальную систему трансфера (перевода) имущественных прав, открытую для свободного использования всеми желающими. С помощью WebMoneyTransfer можно покупать любые online-товары и услуги, создавать собствен­ные web-сервисы и сетевые предприятия, проводить расчеты с другими уча­стниками, выпускать и обслуживать собственные платежные инструменты".

Хранящиеся на кошельке пользователя (как и в других системах, электронный кошелек представляет собой специальное программное обеспечение) титульные знаки WebMoney находятся в его полном распоря­жении и в любой момент - круглосуточно и ежедневно - могут быть ис­пользованы для расчетов. При необходимости пользователь может снять WebMoney с кошелька и перевести на указанный им банковский счет с одновременной конвертацией в соответствующую валюту.

С технологической точки зрения WebMoneyTransfer реализует мгно­венные расчеты в режиме реального времени, для проведения которых клиенту системы не нужно открывать банковский счет и сообщать пол­ные сведения о себе. Действующий в системе порядок идентификации позволяет однозначно определять и фиксировать все проводимые поль­зователями операции, а специальный комплекс мер безопасности при­зван исключить несанкционированный доступ к средствам пользователя системы. С помощью встроенной службы конфиденциальных сообщений пользователь может вести переписку с другими участниками, обсуждать детали сделок, комментировать проведение платежей.

Все процессы, совершаемые в системе, - хранение WebMoney на ко­шельках, выписка счетов, WM-расчеты между участниками, обмен сооб­щениями - выполняются с использованием алгоритма кодирования, эк­вивалентного RSA, с длиной ключей не менее 1024 бит. По информации, распространяемой разработчиками системы, для каждой транзакции назна­чаются уникальные сеансовые реквизиты, и попытка их повторного исполь­зования мгновенно отслеживается и пресекается. Если та или иная операция не была успешно завершена, она не учитывается системой.

Тарифная политика системы строится следующим образом. За безна­личный перевод титульных знаков WM с кошелька пользователя IMTB (InternationalMetalTradingBank) могут удерживаться следующие тарифы:

- для безналичных долларов США - в размере 0,3% от суммы платежа, причем минимальная комиссия составляет 30 долл. США, а макси­мальная - 200 долл. США;

- для безналичных российских рублей - в размере 1 долл. США.

За совершение каждой транзакции (за исключением операций с ко­шельками одного участника) системой взимается тариф в размере 0,8% от суммы платежа, но не менее 0,01 WM. За совершение кредитных сде­лок с владельцев кошельков типа D системой взимается комиссия в раз­мере 1% от суммы каждого предоставленного ими кредита, но не менее 0,01 WM-Z. За операции по вводу или выводу денежных средств из сис­темы, взимается комиссия в соответствии с действующими тарифами банков-агентов.

Правовую основу взаимоотношений пользователей и системы WebMoney призвана формировать система соглашений сторон, как нам представля­ется, не всегда соответствующих признакам публичной оферты (см. ст. 437 - 439 и 441 ГК РФ) и требованиям к форме договора, предъявляе­мым п. 2 ст. 434 ГК РФ (в части определенности стороны договора).

Вместе с тем в соответствии с установленным порядком функциони­рования системы такие соглашения "подписываются" пользователями (акцептуются нажатием курсором "мышки" кнопки "Согласен", отображае­мой в окне вместе с текстами соглашений) при регистрации в системе, а также при создании WM-кошельков для расчетов. Подписание соглаше­ний является необходимым условием для использования участниками ' технологии и сервисов WebMoneyTransfer. Важным обстоятельством здесь становится то, что по желанию участников электронные формы соглашений могут быть распечатаны, скреплены "живыми" печатями и подписаны сторонами соглашений. С точки зрения бухгалтерского учета ; и для целей налогообложения такой договор (в обычной письменной форме) обладает необходимой объективной юридической силой и явля­ется документом отчетности и учета, что, как отмечают разработчики системы, позволяет юридическим лицам (организациям) и индивидуаль­ным предпринимателям проводить по своему балансу средства, участ­вующие в пополнении электронных кошельков или списании с элек­тронных кошельков.

В процессе регистрации пользователи подтверждают свое согласие с условиями соглашения о трансферте имущественных прав, соглашения гарантов и соглашения по кредитным операциям. Кроме того, в процессе работы заключается договор купли-продажи прав доступа (WM-R - экви­валент RU-R).

Российская Интернет-система сетевых денег КиберПлат ( CyberPlat ) по своей экономической сущности является дебетовой. Расчеты в рамках системы осуществляются посредством цифрового чека, подписанного электронно-цифровой подписью (далее - ЭЦП).

Система CyberPlat допускает участие в ней неограниченного количества банков, открыта для взаимодействия с любыми другими платежными сис­темами и, в отличие ряда иных систем, обеспечивает поддержку множе­ства процессинговых центров.

Одной из главных отличительных черт системы CyberPlat следует при­знать ее универсальность. Рассматриваемая нами система позволяет ис­пользовать различные платежные инструменты: пластиковые банковские карты международных и российских платежных систем, в том числе Visa, Europay, DinersClub, JCB, AmericanExpress, UnionCard, скретч-карты e-port, а также платежи непосредственно с банковских счетов пользователей сис­темы, открытых в установленном законом порядке в банках - участниках системы, - на любой банковский счет.

Компания Cyberplat.com (оператор российской Интернет-системы се­тевых денег КиберПлат) создана в г. Москве в апреле 2000 г., но платеж­ная система CyberPlat существует уже более 3 лет. Изначально в систему была заложена лишь возможность оплаты через Интернет по банковским кредитным картам, но в настоящее время благодаря совместным проек­там с другими платежными системами CyberPlat реализует возможности оплаты с помощью электронных денег, а также по предоплаченным кар­точкам (скретч-карт). Так, согласно договору с компанией PayCash созда-( стся шлюз между PayCash и CyberCheck с целью использования CyberCheck в качестве инструмента пополнения электронных кошельков PayCash. В перспективе предполагается, что электронные деньги PayCash будут вклю­чены в число платежных инструментов, принимаемых к оплате Интер­нет-магазинами системы CyberPlat. Еще один совместный проект - запуск шлюза по авторизации в системе CyberPlat пластиковых скрэтч-карт e-port компании "Автокард-Холдинг".

На сегодняшний день Cyberplat.com - одна из ведущих российских Интернет-компаний, предоставляющая инфраструктурные услуги для ведения электронной коммерции, включая процессинг платежей и за­крытый документооборот в режиме реального времени.

Главным сегментом бизнеса компании, безусловно, является универ­сальная платежная система (система сетевых денег) CyberPlat. В настоящее время к системе CyberPlat подключено более 150 Интернет-магазинов. Ры­ночная доля системы в сфере онлайновых карточных Интернет-платежей, по некоторым оценкам, составляет до 85%.

Следует отметить, что система CyberPlat используется как стандарт­ный элемент Интернет-магазина рядом ведущих разработчиков специа­лизированного программного обеспечения - Arcadia (1C), Demos, e-TopsConsulting, Exteria, "Гарант-Парк-Интернет".

Кроме того, на сегодняшний день компания осуществляет:

- процессинг платежей и совершение сделок в сегменте рынка элек­тронных финансовых услуг "business-to-business" (B2B) (совершение сделок "предприниматель с предпринимателем") в режиме реального времени;

- процессинг платежей в сегменте "business-to-consumer" (B2C) (совер­шение сделок "предприниматель с потребителем") в режиме реального времени;

- электронные банковские услуги с использованием сети Интернет (Интернет-банкинг).

Стратегической целью компании Cyberplat.com является превращений системы CyberPlat в национальную платежную систему для электронной коммерции и достижение уровня, необходимого для конкуренции на меж­дународных рынках.

Среди основных задач среднесрочного и краткосрочного планирова­ния деятельности компании специалисты Cyberplat.com называют:

- сохранение сегодняшнего положения системы на рынке;

- укрепление торговой марки "CyberPlat"® как ведущего брэнда в сек­торе электронных онлайновых платежей;

- дальнейшее развитие системы как независимой мультибанковской платежной системы национального и транснационального масштаба;

- развитие партнерства с организациями и компаниями, способствую­щими развитию инфраструктуры электронной торговли в российской части всемирной сети Интернет.

В соответствии с официальными статистическими данными, распро­страненными компанией на официальном сайте в сети Интернет, по ре­зультатам первого "самостоятельного года работы компании оборот сис­темы составил 208 млн руб. (7,5 млн долл. США). Количество покупате­лей, воспользовавшихся системой в 2000 г., - 250 тыс. (в том числе зару­бежных - 200 тыс.). Количество клиентов (юридических лиц), подклю­ченных в 2000 г., - 71.

Количество клиентов (юридических лиц), обслуживаемых в системе, - 115".

Кредитными организациями - партнерами системы CyberPlat являют­ся московские банки "Платина", "Мастер Банк", ИМПЕКСБАНК, "Связь-банк" (Калужский филиал), НОВИКОМБАНК, "Инбанкпродукт", "Рус-СлавБанк", "Смоленский Банк" (Московский филиал), "Банк Казанский" (г. Казань, Республика Татарстан), Банк "Юго-Восток" (г. Воронеж) и RietumuBanka (Латвия).

В настоящее время в системе КиберПлат (CyberPlat) предусмотрены два способа оплаты товара или услуги в режиме реального времени (с использованием сети Интернет):

- со счета, открытого пользователю системы, выступающему в рассмат­риваемых отношениях, как правило, в качестве покупателя, - в КБ "Платина";

- по банковской кредитной карте.

Контролировать наличие средств на своем счете в банке или свой те­кущий платежный лимит покупатель может, получая выписку о состоя­нии своего счета в банке "Платина" или выписку о совершенных тран­закциях при пользовании банковской кредитной карты (то есть осущест­вляя процедуру биллинга).

Характеризуя особенности технологии работы системы CyberPlat с от­крытием счета в Коммерческом банке (КБ) "Платина", следует подробнее остановиться на основных этапах осуществления покупки товаров (услуг) в режиме реального времени и проведения платежа:

а) покупатель через Интернет подключается к Web-серверу магазина, формирует корзину товаров и направляет магазину запрос на выставле­ние счета;

б) магазин в ответ на запрос покупателя направляет ему подписанный своей электронной цифровой подписью (ЭЦП) счет, в котором указыва­ет: наименование товара (услуги), стоимость товара (услуги), код магази­на, время и дату совершения операции. С гражданско-правовой точки зрения этот счет должен рассматриваться как предложение заключить договор (офертой);

в) покупатель подписывает своей ЭЦП предъявленный ему счет и от­правляет его обратно в магазин, совершая тем самым акцепт. Соглаше­ние считается заключенным с момента подписания покупателем выстав­ленного ему счета. В системе CyberPlat счет, подписанный покупателем, именуется (считается) "чеком";

г) подписанный двумя ЭЦП (Интернет-магазина и покупателя) чек направляется магазином в банк для авторизации;

д) банк производит обработку подписанного чека: проверяет, зареги­стрированы ли в системе CyberPlat данный Интернет-магазин и покупа­тель, проверяет ЭЦП сторон, остаток и лимиты средств на счете покупа­теля и сохраняет копию чека в базе данных Банка. В результате проверок формируется разрешение или запрет проведения платежа;

е) при разрешении платежа: банк переводит денежные средства со счета покупателя на счет магазина, банк передает магазину разрешение

на оказание услуги (отпуск товара), Интернет-магазин оказывает услугу (отпускает товар);

ж) при запрете платежа: банк передает магазину отказ от проведения платежа, покупатель получает отказ с описанием причины. Покупатель полностью контролирует процесс совершения покупки. В качестве фор­мального подтверждения совершенной сделки у каждой стороны остают­ся подписанные ЭЦП чеки, призванные, по мнению разработчиков сис­темы, удостоверять факт совершения сделки.

Напомним, что п. 2 ст. 160 ГК РФ допускает использование элек­тронно-цифровой подписи "в случаях и порядке, предусмотренных зако­ном, иными правовыми актами или соглашением сторон". Однако на практике следует учитывать то обстоятельство, что в связи с отсутствием необходимой законодательной базы в настоящий момент (впредь до раз­решения данной проблемы законодателем) вопрос о юридической силе документов, подписанных электронно-цифровой подписью, и правовой природе самой электронно-цифровой подписи остается открытым1 .

Следует заметить, что попытка решения данного вопроса делалась при принятии Федерального закона от 20 февраля 1995 года № 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации". В п. 3 ст. 5 данного Закона было установлено, что "юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого, передаваемого с помощью автоматизиро­ванных информационных и телекоммуникационных систем, может под­тверждаться электронной цифровой подписью. Сила такой подписи при­знается при наличии в системе программно-технических средств, обеспе­чивающих идентификацию подписи". Однако в п. 2 ст. 5 Закона указыва­ется, что "полученный из автоматизированной системы документ приоб­ретает юридическую силу после его подписания должностным лицом в порядке, установленном российским законодательством".

Вместе с тем технологической удачей разработчиков системы следует признать предусмотренный CyberPlat порядок осуществления биллинга.

Покупатель запрашивает выписку о состоянии своего счета, подписы­вая запрос своей ЭЦП. Расчетный банк проверяет код покупателя и его ЭЦП. При положительных результатах проверки банк направляет поку­пателю подписанную ЭЦП банка выписку с криптографически преобра­зованным текстом. Покупатель получает сообщение, производит провер­ку подписи банка и обратное криптографическое преобразование выписки. Покупатель сохраняет выписку на своем компьютере. В свою очередь, ин­формация о расчетах, проведенных покупателем, запрашивается в соответст­вующем магазине с указанием индивидуального кода покупателя в системе CyberPlat. На основании полученного кода магазин предоставляет информа­цию о платежах данного участника системы (пользователя системы).

Общая схема функционирования рассматриваемой системы CyberPlat при обслуживании держателей банковских пластиковых карточек также состоит из нескольких этапов.

На первом этапе осуществляется регистрация держателя банковской пластиковой карты, при этом соблюдаются ряд следующих условий.

- держатель банковских кредитных карт (Visa, Eurocard/MasterCard, DinersClub, JCB) регистрируется в платежной системе CyberPlat;

- при регистрации держатель карты указывает: свои персональные дан­ные (фамилию, имя, отчество, паспортные данные, адрес электрон­ной почты, почтовый адрес, телефон), параметры своей карты (назва­ние платежной системы, которой эмитирована данная карта, номер карты, дата окончания действия карты, имя держателя карты в той транскрипции, как оно указано (эмбоссировано) на самой карточке). Информация о карточке передается в защищенном виде только в банк при регистрации пользователя и не предоставляются магазину.

Вторым этапом является осуществление держателем карты покупок в режиме реального времени и проведение окончательного расчета. В со­ответствии с технологическими особенностями системы CyberPlat проце­дура покупки товаров (услуг) в Интернет-магазинах осуществляется сле­дующим образом:

а) покупатель через Интернет подключается к Web-серверу магазина, формирует корзину товаров и направляет Интернет-магазину запрос на выставление счета;

б) Интернет-магазин в ответ на запрос покупателя направляет ему подписанный своей электронной цифровой подписью счет, в котором указывает: наименование товара (услуги), стоимость товара (услуги), код магазина, время и дату совершения операции;

в) покупатель подписывает предъявленный ему счет своей ЭЦП и от­правляет его обратно в Интернет-магазин. С этого момента, как указы­валось выше, в системе CyberPlat счет, подписанный покупателем, ста­новится "чеком";

г) подписанный ЭЦП сторон такой чек направляется магазином в банк для авторизации. В свою очередь банк производит обработку под­писанного чека: проверяет соответствие операции на установленные системные лимиты и сохраняет копию чека в базе данных банка. В результате проверок формируется разрешение или запрет проведения авторизации транзакции в карточную платежную систему. При запрете авторизации банк передает Интернет-магазину отказ от проведения платежа, покупатель полу­чает отказ с описанием причины. При разрешении авторизации: в соот-' ветствии с условиями действующего соглашения между банком и покупате­лем банк увеличивает сумму оплаты на величину собственной комиссии. Запрос на авторизацию передается через закрытые (локальные, или специ­альные) компьютерные сети банку-эмитенту карты покупателя или соответ­ствующему процессинговому центру карточной платежной системы, упол­номоченному банком-эмитентом (процессинговой компанией).

д) при положительном результате авторизации, полученном от кар­точной платежной системы: банк передает Интернет-магазину разреше­ние на оказание услуги (отпуск товара) и Интернет-магазин оказывает услугу (отпускает товар). Банк осуществляет перечисление средств на счет Интернет-магазина в соответствии с существующими договорными отношениями между банком и Интернет-магазином;

е) при отказе в авторизации: банк передает Интернет-магазину отказ от проведения платежа, покупатель (держатель банковской карты) полу­чает отказ с описанием причины.

Третьим этапом рассматриваемой схемы функционирования системы, может является биллинг. Покупатель запрашивает выписку о проведен­ных в системе CyberPlat транзакциях, подписывая запрос своей ЭЦП. Банк проверяет код покупателя (держателя банковской карты) и его ЭЦП. При положительных результатах проверки банк направляет держа­телю карты, выступавшему в рассматриваемых отношениях в качестве покупателя, выписку с криптографически преобразованным текстом, подписанную ЭЦП банка. Покупатель получает сообщение, с помощью специального программного обеспечения системы CyberPlat (ПО "Поку­патель") автоматически производит проверку подписи банка и обратное криптографическое преобразование выписки.

К безусловным экономическим и технологическим достижениям сис­темы CyberPlat следует отнести следующие обстоятельства. Во-первых, по оценкам аналитиков РИА "РосБизнесКонсалтинг", к CyberPlat подклю­чено самое большое количество Интернет-магазинов. Во-вторых, система CyberPlat стала первой в России системой электронных расчетов, серти­фицированной международной платежной системой. В-третьих, система CyberPlat реализует сразу несколько технологий оплаты: с использовани­ем банковских пластиковых карт, предоплаченных небанковских пласти­ковых карт и с помощью электронных денег;

Среди основных технологических недостатков системы CyberPlat спе­циалисты называют необходимость установки (инсталяции) на компью­тер пользователя специального программного обеспечения, необходи­мость первичного физического визита будущего пользователя системы в расчетный банк.

Российская Интернет-система сетевых денег "КредитПилот" объявила о начале своей деятельности в апреле 2001 г. Поэтому на сегодняшний день данная платежная система является самой молодой среди аналогич­ных систем, функционирующих на российском рынке финансовых Ин­тернет-услуг.

Для того чтобы воспользоваться услугами данной платежной системы, клиенту (физическому или юридическому лицу) не требуется установка (инсталяция) специального программного обеспечения (как, например, в системе WebMoney), - достаточно зарегистрироваться на сайте компании, собственника платежной системы, в сети Интернет. При подключения к системе Интернет-магазина специальное программное обеспечение уста­навливается специалистами системы бесплатно.

Для физического (экономического) "ввода" денежных средств в пла­тежную систему пользователь (клиент) может избрать один из следующих способов:

- перевод денежных средств через Сберегательный банк РФ, который является основным партнером компании "КредитПилот" (Интернет-платежная система работает по системе "Эскорт", позволяющей полу­чать в электронном виде информацию обо всех переводах через Сбер­банк в течение 1 - 2 дней);

- покупка специальной небанковской пластиковой карты (на сего­дняшний день в оборот выпущены карты номиналом 550 руб. В даль­нейшем планируется наладить выпуск карт разного номинала от 20 до 500 долл. США. Продолжается работа над созданием дилерской сети по продаже (распространению) карт. В нее среди прочих войдут и кре­дитные организации (банки) с большой филиальной сетью (в частности, Импэксбанк, Банк Москвы), магазины мобильной связи, компьютер­ные магазины, супермаркеты, а также магазины, специализирующиеся на компьютерных приложениях или на продаже пластиковых Интер­нет-карт. В настоящее время пластиковые карты российской Интер­нет-платежной системы "КредитПилот" можно приобрести примерно в 200 торговых точках в г. Москве. В планах компании - внедрение технологии перевода денег в систему с помощью банковских карт).

Кроме того, платежной системой "КредитПилот" заключено согла­шение с компаний "Соник Дуо" в области мобильной коммерции, в пла­нах компании - предоставление услуг по покупке товаров через мобиль­ный телефон. Российская Интернет-платежная "система "КредитПилот" использует современное оборудование в области защиты информации, обеспечивающее защиту от сбоев, хакерских атак в Интернете, шифрова­ние данных, передачу данных по защищенным каналам и т. п.

Важными чертами платежной системы "КредитПилот" следует при­знать: использование оригинальных (в том числе с юридической точки зрения и исходя из налогово-правовых аспектов) решений в области технологии ввода денежных средств в систему (небанковские пластиковые карты), простоту доступа к системе (не требуется установки специально­го программного обеспечения), анонимность для пользователя системы, кроме того, денежные средства со счета практически невозможно украсть (действует специальная система защиты) или потерять (как, к примеру, "электронный кошелек"). Следует отметить, что ввод денежных средств в платежную систему и выход на Интернет-магазины осуществляется с одного сайта, что, безусловно, повышает удобность использования сис­темы клиентом.

К недостаткам платежной системы на сегодняшний день следует от­нести небольшое количество участвующих в платежной системе Интер­нет-магазинов и отсутствие сети распространения небанковских пласти­ковых карт данной Интернет-платежной системы в регионах. Однако заданные темпы развития системы "КредитПилот" позволяют экспертам говорить о ее перспективах. (Так, в апреле 2001 г. подключенных к сис­теме Интернет-магазинов было лишь 12, на 1 июня - уже 61 и еще 27 находились на стадии подключения).

Международная система цифровых денег Mondex . Международные цифровые деньги на базе карт Mondex первоначально не рассматрива­лись разработчиками как инструмент расчетов, осуществляемых в сети Интернет. Mondex предполагалось применять вне тогда только зарож­давшейся сети, для осуществления проектов в области хоум-банкинга (homebanking) с использованием так называемого Mondex-телефона.

В качестве разработчика системы выступил крупнейший коммерческий банк Великобритании NationalWestminsterBank (в дальнейшем -NatWestBank). На сегодняшний день система Mondex считается одной из наибо­лее перспективных международных систем цифровых денег, однако ее внедрение находится лишь на стадии коммерческих испытаний.

В декабре 1993 г. NatWestBank объявил о создании электронной сис­темы расчетов по мелким суммам под названием Mondex. Mondex можно определить как систему замены наличных денег с использованием смарт-карт, которая чем-то напоминает VisaCash, но с несколько иной кон­цепцией.

Система Mondex имеет только один орган, осуществляющий эмиссию электронных денег в валюте страны и являющийся организационным цен­тром. Такой эмитент осуществляет в системе Mondex функции распро­странителя и обеспечивает банки-участники соответствующими элек­тронными суммами Mondex в обмен на оборотные средства, имеющие себестоимость, или наличные. Потребители, являющиеся владельцами карт Mondex, загружают электронные суммы на свои карты через бан­ковские ATM или по телефону Mondex. Затем эти суммы могут быть ис­пользованы как наличные деньги при осуществлении покупок. Исполь­зуя "бумажник", который напоминает карманный калькулятор, клиенты могут осуществлять обмен электронными деньгами между собой. Таким образом, после того как электронная сумма получена от банка, все пере­движения денег становятся известными одному пользователю. Никто другой не имеет возможности их отследить. Кроме того, электронная сумма может быть снята со счета, положена на счет или отправлена от­даленному адресату по частному или общественному телефону, подклю­ченному к системе Mondex - через обычную телефонную сеть. Если за­программировать функции считывания и письма на персональный ком­пьютер, можно будет посылать деньги через Интернет. Иными словами, задача Mondex полностью заменить наличность электронными инстру­ментами оплаты путем обеспечения дополнительных коммуникационных функций. В случае с другими загружаемыми картами содержащиеся на них данные - это всего лишь результат выполненной предоплаты. Элек­тронная сумма, содержащаяся на карте Mondex, - это электронная на­личность, которая может быть передана через сеть. Таким образом, она позволяет решить задачу отправки денег в отдаленные места назначения.

При осуществлении оплаты электронными деньгами Mondex с ис­пользованием "бумажника" или телефона отпадает необходимость прохо­дить через дорогостоящую систему существующих банковских сетей, а следовательно, операционные затраты становятся гораздо ниже. Однако для создания инфраструктуры требуются первоначальные инвестиции, а сети должны быть оснащены недорогими терминалами и пунктами дос­тупа ввода. Mondex осуществляет активную деятельность на глобальном уровне. В июле 1996 г. была основана компания MondexInternational, инвесторами которой выступили несколько крупных финансовых учреж­дений: WellsFargoBank, Hongkong & ShanghaiBankingCorp., Ltd. в Гон­конге (головной офис в Великобритании), NatWestBank и MidlandBank в Великобритании, крупнейшие банки Австралии и Новой Зеландии, а также финансовые подразделения AT & Т. В ноябре 1996 г. фирма MasterCardсогласилась приобрести большую часть долевого участия в Mondex, обеспечив, таким образом, этой новой системе оплаты даль­нейшую поддержку.

Масштабы коммерческих испытаний устойчиво растут. В июле 1995 г. начались испытания в Суиндоне, городе, расположенном к северо-востоку от Лондона. В связи с этими испытаниями несколько японских производителей осуществляют для Mondex разработку и поставку интеграль­ных микросхем, "бумажников" и устройств для считывания баланса на счету. По данным на март 1996 г., число магазинов, участвующих в ис­пытаниях в Суиндоне, достигло 750, а число владельцев карт - 10 тыс. На время испытаний был установлен верхний предел электронной суммы в размере 500 фунтов (около 800 долл.). Это позволило поднять планку для оплаты недорогих покупок и превысить возможности, предлагаемые VisaCash. В качестве эмитентов электронных денег Mondex в британских испытаниях выступают NatWestBank и MidlandBank.

В октябре '1996 г. HongKong-ShanghaiBank начал проведение испы­таний в 3 торговых центрах: в Тайку, на о. Гонконг, и Ша Тин, на полу­острове Коулун. Значительное число услуг предполагается предложить потребителям в начале 1997 г. HongKong-ShanghaiBank приобрел права франшизы в II странах Юго-Восточной Азии в расчете на быстрое пер­спективное развитие этого региона. США и Канада планируют начать испы­тания, подобные проведения в Канаде станет г. Гельф, провинция Онтарио. Список участников включает такие финансовые институты, как RoyalBankofCanada и CanadianImperialBankofCommerce (в дальнейшем -С I ВС). Вдекабре 1996 г. AT & Т (черезсвойфилиал Universal Card Ser­vices), Chase Manhattan, Dean Witter Discover (NOVUIS), First Chicago NBD, MasterCard, Michigan National Bank и Wells Fargo Bank договори­лисьобучреждении Mondex USA. Виюне 1996 г. 4 крупнейшихавстра­лийскихбанка ANZ, Commonwealth Bank, the National Australia Bank и Westpac Banking Corporation объявилиосоздании Mondex Australia. В Новой Зеландии 4 банка объединились с 2 австралийскими банками в качестве их филиалов с целью приобретения прав франшизы. Таким об­разом, при широкой поддержке во всем мире Mondex намеревается стать учредителем мирового стандарта на системы электронных расчетов ма­лыми суммами.

Для обеспечения такого глобального внедрения Mondex будет предла­гать в качестве дополнительной функции возможность выбора валюты в 5 разных "карманах".

Транзакции в системе осуществляются бесплатно. Минимальная пла­та за пользование картой определяется конкретным банком.

Однако на текущем этапе испытания в каждой стране проводятся с использованием ее собственной валюты.

ГЛАВА V. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОРЯДКА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ СУБЪЕКТОВ ЭЛЕКТРОННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Ни один государственный вопрос не требует такого мудрого благоразумного рассмотрения, как вопрос о том, какую часть их доходов следует брать у подданных и какую часть остав­лять им.

Шарль де Монтескье. О духе законов, 1751

Общие положения

В положениях предыдущей главы настоящей книги нами были после­довательно критически рассмотрены и "забракованы", отвергнуты как не отвечающие задачам установления эффективного механизма государст­венного регулирования электронной экономической деятельности и на­логообложения ее участников в Российской Федерации все существую­щие в зарубежных странах конструкции такого регулирования.

Справедливости ради следует отметить, что, несмотря на то что в Рос­сийской Федерации системное научное исследование проблем установ­ления порядка налогово-правового регулирования и налогообложения субъектов электронной экономической деятельности предпринимается впервые, в нашей стране на законотворческом уровне уже предпринима­ются первые попытки поиска отдельных элементов механизма государст­венного регулирования названной деятельности и в целом общественных отношений, формирующихся в сети Интернет.

Так, например, 20 апреля 1999 года депутатом В. В. Жириновским в Государственную Думу Федерального Собрания РФ (далее - ГД РФ) был внесен проект Федерального закона № 99033755-2 "Об информатизации банковской системы Российской Федерации с использованием мировой информационной сети Интернет'4 . Безусловно, уровень научной прора-ботанности данного законопроекта далек от приемлемого, в том числе и в силу низкого юридического качества этого документа, однако анализ его положений представляется не лишенным целесообразности.

Как указывается в пояснительной записке2 к данному законопроекту, его целью является развитие информатизации банковской сети на основе использования новейших информационных технологий, предоставляе­мых мировой информационной сетью Интернет. Одновременно это позволит создать предпосылки для широкой информатизации самой Рос­сии, включения в Интернет широких слоев граждан и предприятий. Важнейшей целью является также предупреждение неправомерных и преступных действий через систему Интернет, угроза каковых уже доста­точно ясно выявилась на Западе. Закон позволяет превратить Интернет в коммерческую среду высокой надежности.

При этом основные затраты возлагаются на сами банки, и никаких бюджетных средств не требуется, за исключением, возможно, строитель­ства межрегиональных информационных магистралей.

Основная идея авторов законопроекта заключается в том, что на кре­дитные организации (в первую очередь банки) предлагается возложить обязанность иметь "подключение к Интернет и организовать собственное представительство (сайт) в Интернете. Такой сайт должны иметь также и иностранные банки или филиалы иностранных банков, которые имеют лицензию на осуществление денежных операций с российскими резиден­тами. Для того чтобы нельзя было создать фальшивый банковский сайт, вводится стандартное Интернет-имя банковского представительства" (ст. 3 и 4 законопроекта)'.

Ответственными за недопущение использования такого имени други­ми пользователями глобальной компьютерной сети Интернет предлагает­ся "назначить" Интернет-провайдеров (фирм, предоставляющих услуги по подключению к сети). По замыслу авторов законопроекта главным "банковским представительством" в глобальной компьютерной сети Ин­тернет будет являться сайт Центрального банка РФ.

При этом еще одной мерой защиты против создания фальшивых бан­ковских сайтов должно стать размещение на этом "представительстве" (веб-сайте) полного перечня зарегистрированных в России банков с воз­можностью с помощью гиперссылки перехода с представительства Цен­трального банка РФ на сайт любого банка и обратно. В свою очередь, веб-сайт остальных банков ("представительство банка в Интернет") дол­жен содержать определенный перечень обязательной информации. При этом разработка стандартов этой информации, по замыслу авторов зако­нопроекта, должна возлагаться не на Центральный банк РФ, а на На­циональный банковский совет, так как "ЦБР слишком подвержен влия­нию чисто профессиональных банковских интересов. Национальный банковский совет может действовать более эффективно в интересах всего общества, а не только банковского сообщества"2 .

В соответствии с положениями ст. 7 законопроекта "банк на своем представительстве должен давать полный список своих клиентов. Эта информация не должна быть секретной, как, к примеру, не является секретной информация о номерах телефонов, об адресах и т. п. К тому же эта информация позволяет наиболее просто осуществить подключе­ние к сети Интернет или электронной почте почти всех жителей России и всех юридических лиц.

Клиент банка может разместить по своему желанию информацию о себе на представительстве собственного банка. Эта информация четко разделяется на информацию с гарантированной достоверностью и рек­ламную информацию. За первую банк несет ответственность. Таким обра­зом, де-факто банк превращается в Интернет-нотариуса. Банк сам заинтере­сован в том, чтобы иметь правдивую информацию о своих клиентах... Благодаря этому любой пользователь Интернет, привлеченный коммер­ческими предложениями фирмы, может легко перейти на страницу фир­мы на представительстве ее банка и проверить истинность тех или иных утверждений фирмы, размещенных на ее представительстве. Этим самым уменьшаются возможности создания на Интернет фальшивых фирм, уменьшаются возможности для афоризма на Интернет, что является ха­рактерным для настоящего времени. Возможно становится заключение договоров непосредственно в Интернет и осуществление коммерческой деятельности через среду Интернет.

Одновременно запрещается использовать банковский сайт для ком­мерческой деятельности клиентов. Коммерческую деятельность, напри­мер прием заказов, поставка продуктов и т. п., клиент банка должен вес­ти через собственный сайт. Это делается для предотвращения сговоров между банком и клиентами и исключения доступа посторонних на банковский сайт...

Если на представительстве, предлагающем какие-то платные услуги, имеется гиперссылка на свой банк, то такое предложение в силу данного закона имеет правовой характер. В противном случае судебная защита от мошеннических действий не предоставляется. Гиперссылка на банк дает полное раскрытие истинного имени владельца представительства. Этим самым мошенничество или иные неправомерные действия, к примеру торговля детской порнографией, резко затрудняются. В случае ущерба от контактов с представительством, на котором нет такой ссылки, судебные иски не принимаются, и пользователь должен сам брать на себя риски сделок с таким представительством..."1 .

Кроме того, авторы законопроекта предлагают полностью запретить использование сети Интернет для межбанковских денежных коммуника­ций, так как "Интернет является незащищенной сетью". По их замыслу "межбанковские электронно-денежные коммуникации должны осуществ­ляться по отдельной специализированной электронной сети, куда вход посторонним запрещен полностью. Создание и функционирование спе­циализированной электронной банковской сети может быть предметом ведения отдельного закона"2 .

Особое внимание разработчиками законопроекта уделяется проблеме правового регулирования инструментов обеспечения электронной экокомической деятельности. "В настоящее время на Западе интенсивно разрабатываются специальные Интернет-деньги. Анализ этих разработок показывает, что целью создания этих денег является, фактически, воз­можность анонимно покупать порнографию, в том числе и те виды, ко­торые запрещены к созданию и распространению почти во всех цивили­зованных странах. Кроме того, создание таких анонимных платежных средств будет способствовать использованию Интернет и в других пре­ступных целях. Вот почему законопроект накладывает полный запрет на использование в Интернет, по крайней мере, в российской ее части, спе­циализированных платежных средств"' - то есть запрет на использование в качестве расчетного инструмента обеспечения электронной экономической деятельности систем электронных денег (функционирующих на основе банковских карт и собственно сетевых денег).

Авторы законопроекта предлагают использовать в качестве расчетных инструментов обеспечения электронной экономической деятельности Интернет-платежные системы, функционирование которых осуществляется на основе сетевых денег и банковских карт, как это происходит сегодня. При этом в качестве единственной допустимой технологии в осуществлении платежей в сети Интернет авторы законопроекта предлагают адаптацию к новым информационным технологиям традиционных форм безналичных расчетов, и в первую очередь - расчеты платежными поручениями.

Кроме того, авторы законопроекта предлагают предусмотреть созда­ние так называемого Интернет-арбитража - системы рассмотрения прямо в сети Интернет имущественных споров, возникающих в процессе осу­ществления электронной экономической деятельности (ст. 18 законопро­екта). Как указывается в пояснительной записке к законопроекту, "ар­битраж работает на основе российских законов. Предлагается, что на решения Интернет-арбитража могут подаваться кассационные жалобы в обычные суды и арбитражи"2 .

При этом по меньшей мере любопытными следует признать предло­жения о порядке определения подсудности и подведомственности таких споров: "Жалобы должны подаваться по месту нахождения стороны, яв­ляющейся противной по отношению к инициатору такой кассации. На­пример, если имеет место спор между московским и камчатским лицами и на решение подает кассацию москвич, то он должен обратиться в суд (арбитраж) Камчатки. Ввиду того что институт Интернет-арбитража вво­дится в сети Интернет впервые, то, возможно, его услугами захотят вос­пользоваться и другие, не российские участники сети. Российский Ин­тернет-арбитраж может принимать к своему производству такие дела, естественно, с оплатой арбитражной пошлины, выносить решения, пуб­ликовать их на своем представительстве, а уж будет ли это решение при­нято к исполнению - будет определяться национальным законодательст­вом стран, под юрисдикцией которых находятся участники спора".

Следует отметить, что приведенные законотворческие инициативы во многом коррелируются с положениями вносившегося 12 января 1999 года депутатами В. В. Жириновским и С. В. Скурихиным в ГД РФ проекта Федерального закона № 98106967-2 "О трансформации денежной систе­мы Российской Федерации" (впоследствии данный законопроект был снят с рассмотрения).

В соответствии с положениями ст. 1 - 3 законопроекта предлагалось "с целью приспособления денежной системы России к новейшим тен-

. денциям в мировом финансовом развитии произвести трансформацию денежной системы России путем преобразования ее из двухкомпонент-ной денежной системы в однокомпонентную... Государственными день-

'• гами Российской Федерации объявляются исключительно счетные день­ги (то есть безналичные денежные средства, выраженные, как правило, в

' электронной форме. - А. Т.). ...Наличные деньги Российской Федерации выводятся из состава государственных денег. Существующим наличным денежным средствам придается финансовый статус суррогатных денег, ко­торым присваивается название "налично-платежные средства". Бумажным элементам платежа присвоить название "платежные билеты", а деньгам в монетной форме - "платежные жетоны"'. ...Налично-платежная система управляется государством. Ее функционирование определяется Федераль­ным законом о наличие-платежной системе Российской Федерации"2 .

По мнению авторов законопроекта, ближайшими результатами трансформации денежной системы России должны были стать: сущест­венное уменьшение общественных и государственных затрат на функ­ционирование денежной системы; повышение прозрачности и контроли­руемости финансовой деятельности физических и юридических лиц и государственных учреждений; подавление наиболее опасных видов пре­ступности, связанных с использованием крупных сумм наличных денег, -коррупции, наркобизнеса, торговли людьми, оружием и антиквариатом, вымогательства, ограбления банков и иных учреждений с большими за­пасами наличности, уклонения от налогов и др.; повышение собираемо­сти налогов; подавление нелегальной экономической деятельности;

уменьшение нелегальной иммиграции; стимулирование внедрения в Рос­сийской Федерации наиболее современных денежных технологий, свя­занных с электронизацией денежной сферы; увеличение кредитных ре­сурсов банковской системы; увеличение денежной массы в платежной системе, ликвидацию бартерных операций и операций с суррогатными деньгами между экономическими субъектами, расшивка кризиса непла­тежей; создание условий для урегулирования взаимоотношений Россий­ской Федерации с Чеченской республикой...

Кроме того, в 2000 - 2001 гг. депутатами Государственной Думы Фе­дерального Собрания РФ выдвигались законодательные инициативы, к со­жалению, только в сфере установления отдельных элементов механизма го­сударственного регулирования электронной экономической деятельности:

- проект Федерального закона "Об использовании платежных карт в Российской Федерации" (внесен в ГД РФ 2 декабря 1997 года депута­тами ГД РФ П.А. Медведевым и Г. И. Лутовским)1 ;

- проект Федерального закона "О предоставлении электронных финан­совых услуг" (внесен 18 сентября 2000 года депутатами ГД РФ А.Н. Шохиным и П.А. Медведевым);

- проект Федерального закона № 11081-3 "Об электронной торговле" (внесен в ГД РФ 10 октября 2000 года депутатами ГД РФ Л.С. Маев-ским, А. В. Шубиным, О.А. Финько и В. И. Волковским 2 , 6 июня 2001 года данный законопроект был принят в первом чтении3 );

- проект Федерального закона "О сделках, совершаемых при помощи электронных средств (Об электронных сделках)" (внесен депутатом С.А. Прощиным, 21 ноября 2000 года принят к рассмотрению4 , но 3 апреля 2001 года отозван автором и снят с рассмотрения);

- проект Федерального закона № 107599-3 "Об электронном документе" (внесен в ГД РФ 10 июля 2001 года депутатами ГД РФ Л.С. Маев-ским, П.В. Анохиным, К.В. Ветровым, В.И. Волковским, B.C. Кат-рснко, О.А. Финько и А. В. Шубиным)5 .

На основе проводящихся на протяжении ряда последних лет, в частно­сти Институтом государства и права Российской академии наук, Восточно-Европейским отделением Международного исследовательского института проблем электронной экономики и другими организациями, теоретиче­ских и практических исследований правовых, налоговых и экономических аспектов осуществления электронной экономической деятельности нам представляется возможным следующий механизм комплексного устране­ния системного пробела позитивного права и в целом разрешения пробле­мы пробелов налогообложения в сфере правового регулирования элек­тронной экономической деятельности и налогообложения ее субъектов.

Правовой режим налогообложения субъектов электронной экономической деятельности

Как уже отмечалось выше, правовая целесообразность установления и введения специального налога или сбора в сфере электронной экономиче­ской деятельности (как мы помним, основными апологетами этой идеи являются политические элиты стран Европейского Союза) либо, наобо­рот, вслед за США, установления "налогового моратория в сфере элек­тронной коммерции" (то есть запрета на принятие и введение актов за­конодательства, устанавливающих налогообложение результатов такой экономической деятельности либо порядок налогообложения ее субъек­тов и т. д.), представляется нам весьма эфемерной. Этому нас и учит анализ зарубежного опыта. Несмотря на внешнею привлекательность и кажущуюся простоту реализации, концепцию "специального налога на Интернет" и механизм установления и правового контроля за исполне­нием такого фискального обязательства не удалось разработать и реали­зовать на практике ни в одной из стран Евросоюза, - включая и юриди­чески примитивную бельгийскую парафискальную идею "установить счетчики перекачанной через Интернет информации'4 .

На основе проведенных нами исследований теоретико-правовых ас­пектов осуществления электронной экономической деятельности, для целей последовательного устранения в Российской Федерации системно­го пробела позитивного права и пробела налогообложения в сфере элек­тронной экономической деятельности и в сфере регулирования общест­венных отношений, формирующихся в информационной среде глобаль­ной компьютерной сети Интернет, а равно реализации национальной внутренней и внешней экономической и налоговой политики Россий­ской Федерации нами предложено осуществление следующей правовой концепции, заключающейся в комплексной системе двух групп правовых мер: общеорганизационных и налогово-регулятивных.

Общеорганизационные правовые меры носят по отношению к подле­жащим государственному регулированию отношениям правоустанавли-вающий и конституирующий характер. Они призваны сформировать (соз­дать) общую правовую основу осуществления хозяйствующими субъектами электронной экономической деятельности и эффективного механизма госу­дарственного регулирования (в том числе для целей реализации второй группы мер - установления режима налогообложения такой экономической деятельности), а в широком смысле - сформировать подлежащие регулиро­ванию правоотношения так, дабы такое правовое регулирование не препят­ствовало развитию экономических процессов в электронном сегменте эко­номики, но способствовало наибольшей эффективности их государственного регулирования в интересах всего общества.

Юридическое закрепление таких предлагаемых правовых мер осуще­ствляется путем принятия нормативного акта комплексного характера (например, федерального закона об общих принципах осуществления и го­сударственного регулирования электронной экономической деятельности), группы актов (например, исходя из двухсегментного подхода, отдельных актов в сферах экономических и неэкономических отношений, форми­рующихся в информационной среде в электронной форме) и (или) соответ­ствующего изменения актов действующего законодательства, в первую оче­редь - банковского и гражданского законодательства. Следует отметить, что в настоящий момент с принятием Федерального закона от 10 января 2002 года № 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи" российский за­конодатель фактически уже вступил на этот путь, однако, как считается, достаточно бессистемно и при отсутствии четких, научно разработанных принципов, механизмов и окончательных целей такого регулирования.

Таким образом, первоначально нормы, закрепляющие элементы пра­вовой основы осуществления хозяйствующими субъектами электронной экономической деятельности и эффективного механизма государственно­го регулирования (в том числе для целей налогообложения) такой эко­номической деятельности, будут системно размещены в различных актах, а впоследствии на основе правоприменительной практики на определен­ной стадии анализа эффективности правового воздействия предлагаемых правовых мер могут быть кодифицированы.

Представляется, что эффективное установление предлагаемых право­вых мер в результате их принятия устранит проблему пробела позитивно­го права в сфере электронной экономической деятельности.

Таким образом, для реализации указанных задач признано необходимым вне­сение в действующее законодательство следующих изменений и дополнений.

1. Необходимо официальное распространение правового режима госу­дарственного регулирования экономических отношений и экономической (предпринимательской) деятельности, установленного нормами россий­ского законодательства (и в первую очередь - гражданского законода­тельства), на экономические отношения, формирующиеся в информаци­онной среде глобальной компьютерной сети Интернет.

Так, в частности, в этом случае ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ будет изложена в следующей редакции: "Гражданское законодательство регулирует отно­шения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятель­ность, в том числе предпринимательскую деятельность, осуществляемую в электронной форме с использованием глобальных компьютерных сетей или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направлен­ная на систематическое получение прибыли от пользования имущества, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегист­рированными в этом качестве в установленном законом порядке".

В свою очередь, например, п. 1 ст. 23 ГК РФ будет изложен в следующей редакции: "Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятель­ностью без образования юридического лица, в том числе предпринима-' тельской деятельностью, осуществляемой в электронной форме с исполь­зованием глобальных компьютерных сетей, с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя".

2. Кроме того, необходимо принятие специального комплексного норма­тивного акта в данной сфере - Федерального закона "Об электронной экономической деятельности", призванного стать основой системы нор­мативных актов в сфере регулирования электронного сегмента нацио­нальной экономики. В данном акте должны быть:

- закреплены понятие и виды электронной экономической деятельности,

- разрешены выявленные нами терминологические проблемы в данной сфере;

- определены задачи, цели и основные принципы государственного регулирования электронной экономической деятельности;

- установлены, в развитие конституционных положений, государствен­ные гарантии осуществления в Российской Федерации электронной экономической деятельности как одного из видов не запрещенной предпринимательской и иной экономической деятельности.

При этом основополагающим принципом концепции государственного регулирования и налогообложения субъектов электронной экономической деятельности в части обеспечения прав и законных интересов участников электронной экономической деятельности и потребителей товаров (ра­бот, услуг), реализуемых в процессе ее осуществления (то есть всех уча­стников экономических отношений, формирующихся в процессе элек­тронной экономической деятельности), должен стать принцип легальности подлежащего государственной защите интереса. Преступная и иная не­правомерная электронная экономическая деятельность, естественно, бу­дет запрещена и должна пресекаться с использованием соответствующих правовых и организационных инструментов. Поэтому на практике реали­зация указанного принципа означает, что участники неправомерных элек­тронных экономических отношений, в случаях, когда о такой противо­правности осуществляемых отношений им было известно (или должно было быть известно), при нарушении их прав в ходе (или в результате) осуществления такой противоправной деятельности не вправе рассчиты­вать на защиту государством этих нарушенных прав или интересов.

Упреждая возможные возражения критиков, отметим, что подобный подход не противоречит действующему российскому законодательству. При этом предлагаемый принцип в переходный период - от "пиратской вольницы в сети Интернет"' к цивилизованной системе государственного регулирования и налогообложения - будет иметь колоссальное практическое значение и призван способствовать включению подлинных механизмов саморегуляции в сфере электронной экономической деятельности.

Физическим лицам (потребителям услуг, предоставляемых в элек­тронной форме) и субъектам, непосредственно осуществляющим элек­тронную экономическую деятельность (индивидуальным предпринимате­лям и организациям), вскоре станет экономически невыгодно заключе­ние рискованных сделок с контрагентами, деятельность которых по той или иной причине находится вне государственного контроля (например, открытие счетов в виртуальных квазибанках, не имеющих соответствую­щей лицензии на ведение банковской деятельности, а равно приобрете­ние товаров, работ или услуг у не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию лиц, торгующих через нелегальные Интер­нет-магазины, и т. д.), что, в свою очередь, сделает незаконную пред­принимательскую деятельность последних не только рискованной (из-за возможности наступления юридической ответственности за незаконное предпринимательство, вплоть до уголовной ответственности), но и эко­номически неэффективной. Кроме того, в условиях отсутствия в зару­бежных странах сопоставимого механизма государственного регулирова­ния электронной коммерции (электронной экономической деятельно­сти), в Российской Федерации предлагаемая система общеправовых и налогово-правовых мер защиты (обеспечения интересов) добросовестных предпринимателей автоматически будет способствовать поддержке россий­ских организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих электронную экономическую деятельность, а также содействовать при­влечению иностранных инвестиций в электронный сектор российской экономики.

В отдельном разделе закона должны быть установлены правовые основы порядка заключения электронных сделок, в том числе путем направления оферты (размещения публичной оферты в сети Интернет) и особенно­стей ее акцепта, осуществляемых с использованием технологий электронно-цифровой подписи в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 10 января 2002 года № 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи".

Отметим, что эффективность введения специального "Интернет-арбитража", как это порой предлагается, представляется условной. При реа­лизации предложенной системы правовых мер разрешение споров, возни­кающих в процессе осуществления электронной экономической деятель­ности, может осуществляться в рамках существующей судебной системы Российской Федерации - соответственно судами общей юрисдикции и арбитражными судами. При этом среди правовых мер, направленных на упрощение процедур именно в данной категории дел, предлагается уста­новление допустимости подачи искового заявления в электронной форме (скрепленного электронно-цифровой подписью) путем направления в суд (точнее, на веб-сайт суда в сети Интернет) по электронной почте.

Кроме того, указанный закон должен содержать максимально простой, а значит, надежный механизм верификации непосредственно в глобальной компьютерной сети Интернет факта законности электронной экономической деятельности, осуществляемой конкретным субъектом.

3. В Качестве такого простого механизма нами предлагается следую­щая конструкция. Так как в интересах публичного экономического и правового порядка электронная экономическая деятельность должна осуществляться только уполномоченными лицами, зарегистрированными в установленном порядке и имеющими необходимые лицензии и специ­альные разрешения, то прямым указанием законодателя должно быть установлено, что в Российской Федерации осуществление электронной экономической деятельности в информационной среде глобальной компью­терной сети Интернет допускается только со специального веб-сайта (на­зовем его официальным веб-сайтом, далее - ОВС), зарегистрированного в российском сегменте глобальной компьютерной сети Интернет (так назы­ваемой зоне .ru). Для целей простоты идентификации потребителями электронных услуг и контрагентами ОВС предпринимателя доменное имя такого сайта, видимо, должно содержать какой-либо специальный знак - например, литеру "с" в начале доменного имени.

Как известно, основной функцией системы доменных имен является преобразование адресов IP в доменные имена для облегчения навигации пользователей в сети Интернет. Так, IP-адресу 194.226.80.160 поставлено в соответствие имя www.gov.ru - доменное имя сервера Правительст­ва РФ. Система доменных имен устроена иерархическим образом: читая доменное имя справа налево, мы переходим от верхнего уровня к ниж­нему. В приведенном примере .ru является доменом верхнего, или перво­го уровня (это национальный домен Российской Федерации); gov.ru -доменное имя второго уровня.

Связанные с введением предлагаемой конструкции технические задачи будут возложены в первую очередь на провайдеров услуг Интернет (ком­пании, предоставляющие доступ к сети). При этом такой официальный сайт организации или индивидуального предпринимателя должен содержать определенный, установленный Законом "Об электронной экономической деятельности", перечень сведений о его владельце - субъекте электронной экономической деятельности. Такими сведениями могут быть: полное и сокращенное фирменное наименование юридического лица, которое должно содержать указание на его организационно-правовую форму, или фамилию, имя и отчество гражданина, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя; место нахождения юридического лица или место жительства индивидуального предпринимателя, идентификаци­онный номер налогоплательщика, почтовый адрес и адрес электронной почты; реестр юридических лиц или иной реестр, в котором зарегистриро-. вано лицо, осуществляющее электронную торговлю, и номер его регистра­ционного свидетельства; наличие лицензии (при соответствующем требо­вании законодательства), номер лицензии, сроки лицензии, наименование государственного органа, выдавшего лицензию, и т. д.

Приведенная правовая конструкция будет способствовать защите ин­тересов участников электронной экономической деятельности и потреби­телей, так как разрешит существующую сегодня проблему невозможности идентификации контрагентов.

Естественно, такая определенность сторон договоров, заключаемыми» процессе электронной экономической деятельности, имеет и существен­ное налогово-правовое значение.

Для открытия ОВС предлагается установить порядок, во многом ана­логичный порядку открытия банковского счета. Для этого положения п. 2 ст. 23 Н К РФ должен быть дополнен обязанностью налогоплатель­щика письменно сообщить в налоговый орган по месту учета "об откры­тии или закрытии специального предпринимательского веб-сайта -в 10-дневный срок".

В этом случае корреспондирующая обязанность будет возложена и на организацию, осуществляющую администрирование и техническое со­провождение размещенного в глобальной компьютерной сети Интернет ОВС. В будущем указанные обязанности, видимо, должны быть возло­жены на Российский научно-исследовательский институт развития общественных сетей (РосНИИРОС) ! и (или) организацию (индиви­дуального предпринимателя)2 - владельца компьютерного сервера, на котором размещен веб-сайт.

Следует учитывать, что российские организации и индивидуальные предприниматели в настоящее время фактически могут открывать (соз­давать) веб-сайты в зонах адресации иностранных государств. Следова­тельно, эффективность предлагаемого правового механизма увеличится с принятием международных актов в сфере электронной экономической деятельности, инициатором разработки которых в рамках рассматривае­мой концепции (компромиссной по отношению к американской и евро­пейской моделям регулирования и налогообложения электронной ком­мерции) должна выступить Российская Федерация.

4. В целях установления правовых основ расчетных инструментов обеспечения электронной экономической деятельности необходимо даль­нейшее совершенствование банковского законодательства (заметим, что в ближайшее время основными задачами в этой сфере, в частности, станет его кодификация и перенос норм правоустанавливающего характера с подзаконного уровня) и (или) расширение регулятивного потенциала гл. 46 ГК РФ "Расчеты".

Технология осуществления электронных расчетов постоянно совер­шенствуется, поэтому для целей установления системы устойчивого к таким изменениям правового регулирования нами предлагается исполь­зование правовой конструкции "инструментов удаленного управления банковским счетом" (ИУУБС). В настоящее время под такими инстру­ментами мы понимаем банковские карты (карты с магнитной полосой, используемые при традиционных расчетах, и с встроенным микрочипом -смарт-карты, использование которых в качестве инструмента обеспече­ния электронной экономической деятельности имеет большие перспек­тивы), Mondex-телефоны и системы электронных денег (в том числе Ин­тернет-платежные системы, основанные на системах электронных денег, функционирующих на базе банковских карт и на базе сетевых денег). Представляется, что предлагаемая правовая конструкция, фундаментиро-ванная на главной технологической сущности системы банковских сче­тов и современных инструментов осуществления расчетов, позволит осу­ществлять такое правовое регулирование технологически меняющихся отношений в течение продолжительного времени.

Правовые основы осуществления электронных расчетов с использо­ванием ИУУБС могут быть установлены путем дополнения гл. 46 ГК РФ параграфом 6 "Расчеты с использованием инструментов удаленного управ­ления банковским счетом" и внесения соответствующих изменений и дополнений в банковское законодательство (например, принятие специ­ального федерального закона в этой сфере, который во многом заменит действующее в настоящее время Положение ЦБ РФ № 23-П).

5. Здесь же (например, в Федеральном законе "Об инструментах уда­ленного управления банковским счетом") будут закреплены следующие принципиальные положения: запрет на осуществление электронной бан­ковской деятельности в информационной среде глобальной компьютер­ной сети Интернет (в том числе в сфере электронных Интернет-платежных систем) лицами, не имеющими соответствующей лицензии Центрального банка РФ, и запрет на осуществление субъектами электронной экономи­ческой деятельности денежных суррогатов (квазиденег), и в первую оче­редь такой разновидности электронных денег, как сетевые деньги (веб-

мани и т. д.), а равно запрет на создание систем частных электронных

денег.

Осуществление субъектами электронной экономической деятельности эмиссии таких денежных суррогатов (а равно создание платежных сис­тем, функционирующих на основе таких денежных суррогатов) должно рассматриваться как фальшивомонетничество.

Эта мера позволит восстановить исключительную прерогативу госу­дарства в сфере денежной эмиссии, защитит банковскую и финансовую системы страны от неконтролируемого увеличения денежной массы и в целом будет способствовать повышению налогового контроля в сфере электронной экономической деятельности.

При этом указанные выше Интернет-платежные системы, как нам представляется, должны создаваться и функционировать в форме небан­ковских кредитных организаций.

Отметим также, что предлагаемые меры упростят в будущем модерни­зацию (трансформацию) денежной системы Российской Федерации, ко­торая, видимо, будет направлена на смещение приоритетов с использования наличных денежных знаков в пользу безналичных электронных расчетов, с полным или частичным вытеснением существующих в настоящее время физических способов фиксации денежной стоимости (банкнот и монет).

Ко второй группе предлагаемых мер нами отнесены правовые меры налогово-регулятивного характера. Они призваны развить собственно нало­говую составляющую (налогово-правовые аспекты) правовых идей, которые будут заложены нормативными актами, юридически закрепляющими право­вые меры первой группы, и должны на основе комплексного подхода спо­собствовать эффективному устранению выявленного нами еще в начале ис­следования системного пробела налогообложения в сфере экономических отношений, формирующихся в информационной среде в электронной форме. То есть такие правовые меры призваны поэтапно сформировать систему налогово-правового регулирования и налогообложения субъектов электронной экономической деятельности.

Юридическим закреплением таких правовых мер должно стать внесе­ние соответствующих таким предлагаемым мерам (реализующих такие меры) изменений в акты действующего законодательства РФ о налогах и сборах, и, в первую очередь, внесение изменений и дополнений в Нало­говый кодекс РФ.

При этом реализация на практике правовых мер налогово-регулятивного характера в сфере электронной экономической деятельности должна осуще­ствляться двумя этапами. Представляется, что с учетом опыта и реко­мендаций, разработанных странами Европейского Союза и США, в ин­тересах национальной экономической безопасности при определении налогово-правового режима электронной экономической деятельности (порядка налогообложения названной деятельности), а также интересов развития (электронного сегмента) национальной экономики Российской Федерации необходимо исходить из принципа (следовать принципу) "зо­лотой середины" между "налогообложением на общих основаниях" и "полным налоговым мораторием".

При этом целью первого этапа (организационного) является разработ­ка и установление налогового контроля в сфере электронной экономической деятельности (устранение эффекта скрытости экономической деятельно­сти, осуществляемой в электронной форме с использованием глобальной компьютерной сети Интернет от налоговых органов). При этом для це­лей стимулирования развития электронного сегмента российской эконо­мики на этом этапе представляется целесообразным широкое использо­вание регулятивных и стимулирующих возможностей инструментов нало­гового администрирования, и в частности налоговых льгот...

Таким образом, для реализации указанных задач первого этапа необхо­димым условием является принятие следующих правовых мер.

1. Проблема определения налогового резидентства субъектов элек­тронной экономической деятельности может быть разрешена путем вне­сения изменений в ст. 11 НК РФ.

Так, ч. 4 п. 2 названной статьи будет изложена, например, в следую­щей редакции: "Физические лица (в том числе - физические лица, осу­ществляющие электронную экономическую деятельность) - налоговые резиденты РФ - физические лица, фактически находящиеся на террито­рии РФ не менее 183 дней в календарном году".

Кроме того, указанный пункт ст. 11 НК РФ должен быть дополнен абза­цем следующего содержания: "Организации, осуществляющие электронную экономическую деятельность, - российские организации, а также иностран­ные организации, осуществляющие в Российской Федерации электронную экономическую деятельность через официальные веб-сайты (ОВС)".

2. Для целей стимулирования развития электронного сегмента рос­сийской экономики на первом этапе системного устранения пробела на­логообложения в сфере электронной экономической деятельности необ­ходимо:

- освободить от налога на доходы физических лиц доходы индивиду­альных предпринимателей, полученные от осуществления ими элек­тронной экономической деятельности, путем дополнения ст. 217 НК РФ соответствующим абзацем;

- в части налога на прибыль организаций представляется целесообраз­ным дополнить ст. 284 части второй НК РФ "Налоговые ставки" пунк­том 6 следующего содержания: "Прибыль, полученная организациями от осуществления электронной экономической деятельности в соответст­вии с Федеральным законом "Об электронной экономической деятель­ности", облагается налогом по ставке 0 процентов". В этом случае п. 6 действующей редакции становится п. 7;

- аналогичным образом, в части налога на добавленную стоимость представляется целесообразным дополнить перечень товаров (работ, услуг), реализация которых облагается по налоговой ставке 0 процен­тов, установленный п. 1 ст. 164 части второй НК РФ "Налоговые ставки", подп. 8 следующего содержания: "Товары (работы, услуги), реализуемые в электронной форме в процессе осуществления элек­тронной экономической деятельности, при условии, что такая элек­тронная экономическая деятельность осуществляется через офици­альный веб-сайт (ОВС)".

Кроме того, тогда ст. 165 "Порядок подтверждения права на получе­ние возмещения при налогообложении по налоговой ставке 0 процентов" будет соответственно дополнена п. 9 следующего содержания: "При реализа­ции товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктом 8 пункта 1 статьи 164 настоящего Кодекса, для подтверждения обоснованности примене­ния налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов в налоговые ор­ганы представляются следующие документы:

- контракт (копия контракта в электронной форме, заверенная элек­тронно-цифровыми подписями сторон) налогоплательщика с ино­странными или российскими лицами на реализацию товаров (выпол­нение работ, оказание услуг);

- выписка банка, подтверждающая фактическое поступление выручки за реализацию товаров (выполнение работ, оказание услуг) на счет налогоплательщика в российском банке с учетом особенностей, пре­дусмотренных подпунктом 2 пунктом 1 и подпунктом 3 пункта 2 на­стоящей статьи". Пункты 9-11 этой статьи становятся соответствен­но пп. 10 - 12.

Таким образом, в указанных случаях по операциям реализации това­ров (работ, услуг), указанных в ст. 164, налогоплательщиками (организа­циями и индивидуальными предпринимателями, осуществляющими электронную экономическую деятельность) будет представляться в нало­говый орган отдельная налоговая декларация, в том числе в электронной форме, как это предусмотрено Федеральным законом от 28 декабря 2001 года № 180-ФЗ "О внесении изменений в статью 80 части первой Нало­гового кодекса Российской Федерации"'.

Налогообложение организаций и физических лиц, осуществляющих электронную экономическую деятельность, по другим налогам (в том чис­ле по налогу с продаж) должно осуществляться на общих основаниях.

Предлагаемые правовые меры позволят государству контролировать объемы электронного сегмента российской экономики и будут способст­вовать скорейшему переходу ко второму этапу налогово-правового регу­лирования (налогообложения) электронной экономической деятельности.

На втором этапе, когда экономические отношения в электронном сегменте российской экономики будут сформированы, а сами отношения "выведены из тени", государство сможет перейти к более активному на­логовому администрированию с преобладающим использованием инст­рументов решения фискальных задач. На этом этапе нам представляется возможным предложить, для целей установления правового порядка на­логообложения субъектов электронной экономической деятельности и устранения выявленного пробела налогообложения, использование пра­вовой конструкции специального налогового режима.

Таким образом, в результате реализации этой системы правовых мер проблемы системного пробела в позитивном праве и пробела налогооб­ложения в сфере электронной экономической деятельности (электронной коммерции) будут устранены. Будут установлены общие, внятные, обяза­тельные для всех участников и основанные на их правах, обязанностях и законных интересах "правила игры" в электронном сегменте российской экономики.