Социальные нормы в первобытных обществах

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 1. ФОРМЫ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ 5 2.СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ В ПЕРВОБЫТНЫХ ОБЩЕСТВАХ 15 2.1. Система социального регулирования. 16

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

1. ФОРМЫ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ. 5

2.СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ В ПЕРВОБЫТНЫХ ОБЩЕСТВАХ.. 16

2.1. Система социального регулирования. 16

2.2. Виды социальных норм .. 21

2.3. Мононормы .. 22

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 25

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 27

ВВЕДЕНИЕ

Люди с древних пор вступали в различные отношения друг с другом. По мере цивилизации человечества стали появляться законы, преобразованные из обычаев, для регулирования этих отношений. В дальнейшем развитии, развиваются и отношения, и это требует создания уже специального сложного законодательства, которое бы могло своими правовыми актами обеспечить законную систему общественных отношений. Род (первобытная родовая община) представлял собой первичную ячейку организации первобытно-общинного строя, объединенную кровным родством, совместным коллективным трудом, общей собственностью на продукты производства, равенством социального положения, единством интересов и сплоченностью членов рода.

Актуальность данной темы объясняется многими причинами.

Во-первых, понимание современной власти и социальных норм невозможно без учета опыта предыдущих эпох.

Во-вторых, это позволяет сформировать представление о власти и социальных норм поведения в первобытном обществе.

Целью данной работы является описать сущность власти и социальных норм поведения в первобытном обществе.

Для достижения этой цели в работе решаются следующие промежуточные задачи:

1. показывается власть и социальная организация в первобытном обществе;

2. описывается общая характеристика власти догосударственного периода;

3. показывается общая характеристика социальных норм поведения в первобытном обществе;

Работа состоит из введения, двух параграфов, вывода и списка использованной литературы.

В первом параграфе раскрывается система общественной организации власти в первобытном обществе.

Во втором параграфе раскрывается система социального регулирования в первобытном обществе.

1. ФОРМЫ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ

Социальное управление и нормативное регулирование поведения людей в первобытном обществе - проблемная тема. Существуют различные концепции, рассматривающие закономерности формирования и развития примитивных социальных структур, возникновения в недрах этих структур институтов, способствовавших эволюции.

В эту эпоху не было государства и права, бытие которых исчисляется лишь несколькими тысячелетиями. Но их история берёт своё начало именно в сравнительно развитых социальных структурах первобытности.

В нашей стране было принято делить первобытные общества на раннепервобытные (охотники, собиратели, рыболовы), позднепервобытные (ранние земледельцы и скотоводы и ряд рыболовов) и предклассовые.

Рассмотрим ряд известных концепций по этому вопросу.

Известный американский антрополог Люис Генри Морган выделил две стадии в политической эволюции:

1. социальная организация, основанная на родах, фратриях и племенах

2. организация политическая, основанная на территориальных отношениях и частной собственности.

Переход от родоплеменной организации к государству осуществлялся, согласно Моргану, в форме «военной демократии». На идеи американского антрополога опирался Фридрих Энгельс, который последовательно рассмотрел на примере ряда обществ, как осуществляется переход от родовой организации через «военную демократию» к классовому обществу и государству. Приверженцы этой концепции придавали решающее значение в процессе генезиса государств войнам. Но подобные теории не могли объяснить, откуда и за счет чего возникали те мощные организационные структуры, без которых нет больших армий и войн. Появилась точка зрения, согласно которой войны и завоевания - не причина, а следствие возникновения надобщинных протогосударственных образований, поэтому так называемая «военная демократия» не является универсальной формой перехода к государственности. [1]

В нашей стране было принято делить первобытные общества на

· раннепервобытные (охотники, собиратели, рыболовы)

· позднепервобытные (ранние земледельцы и скотоводы и ряд рыболовов)

· предклассовые.

Функционалисты предлагали очевидную классификацию обществ на акефальные (безгосударственные) и «государственные» (т. е. иерархические). Например, Мэйр в книге «Первобытное правительство»[2] выделила три уровня управления:

· отсутствие власти, но с институтом посредников между кланами;

· наличие авторитетных лидеров вроде вождя в леопардовой шкуре у нуэров;

· система возрастных классов.

Одна из наиболее популярных схем эволюции политических форм была окончательно сформулирована американским антропологом Элманом Сервисом (1915—1996). Она включает пять следующих типов общества:

· локальная группа

· община

· Вождество

· архаическое государство

· государство-нация.

Первой формой объединения людей, по его мнению, были локальные группы. Они имели эгалитарную (от фр. egalite — равенство) общественную структуру, аморфное руководство наиболее авторитетных лиц. С переходом к производящему хозяйству (земледелию и животноводству) возникают общины и племена, появляются институт межобщинного лидерства, возможно, ранние формы системы возрастных классов (дети, подростки, юноши, мужчины, старики). Следующая стадия — вождество (англ, chiefdom). В вождестве возникает социальная стратификация, отстранение масс от процесса принятия решений. Позиции правителей вождеств основываются на контролировании ресурсов и перераспределении прибавочного продукта. С вызреванием государства центральная власть получает монополию на узаконенное применение силы. На этой стадии появляются письменность, цивилизация, города.

Однако далеко не все зарубежные исследователи разделяют взгляды Сервиса.

Концепция другого известного американского исследователя Мортона Фрида (1923—1986) включает четыре уровня, выделяет следующие стадии развития общества:

* Эгалитарное

* Ранжированное

* Стратифицированное

* Государственное

В эгалитарных обществах существуют отношения реципрокации и половозрастная дифференциация. В ранжированных обществах появляются редистрибуция и основанная на престиже дифференциация. В стратифицированных [3] обществах деление на статусы дополняется неравенством доступа к основным экономическим ресурсам. Наконец, на государственной стадии появляются классы, частная собственность и эксплуатация.

Ричард Адаме рассмотрел эволюцию форм власти как последовательное увеличение контроля над энергией. Опираясь на типологию Э. Сервиса и М. Салинза, он создал более глобальную конструкцию, которая включала шесть уровней социальной интеграции:

* Локальные группы

* Вождества или провинции

* Государства или королевства

* Национальный уровень интеграции

* Интернациональный уровень интеграции

* Всемирный уровень интеграции

Каждый из этих уровней был разделен на два параллельных потока — централизованные и согласованные единицы. Централизованные единицы примерно соответствуют уровням интеграции Сервиса — Салинза, а в круг согласованных единиц Адаме включил различные объединения слабой структурированности (от сегментарных линиджей и племен до ООН и международного суда). Уровни соответствуют друг другу. Например, на третьем уровне в разряд централизованных единиц были включены город - государство и королевство, а в группу согласованных единиц попали альянсы, религиозные объединения и формирования крестоносцев Некоторые авторы полагают, что формы политической организации архаических обществ были ненамного разнообразнее и уверенно можно говорить только о разделении на эгалитарные и иерархические общества. Наконец, немалая часть зарубежных исследователей вообще скептически относится к возможности создания универсальных типологий.

Власть в первобытном обществе не была однородной. Во главе семейно-клановой группы стоял отец-патриарх, старший среди более молодых родственников его поколения и следующих поколений. Глава семейной группы еще не собственник, не хозяин всего ее имущества, которое по-прежнему считается общим, коллективным. Но благодаря своему положению старшего и ответственного руководителя хозяйства и жизни группы он приобретает права распорядителя. Именно от его авторитарного решения зависит, кому и сколько выделить для потребления и что оставить в качестве запаса, для накопления и т.п. Он же определяет, как распорядится излишками, использование которых тесно связано с взаимоотношениями в общине в целом. Дело в том, что семейная ячейка, будучи частью общины, занимает в ней определенное место, а место это, в свою очередь, зависит от ряда факторов, объективных и субъективных.

Проблема ресурсов в общине на раннем этапе ее существования обычно не стоит – земли хватает всем, как и прочих угодий. Правда, кое-что зависит от распределения участков, но это распределение производится с учетом социальной справедливости, не редко по жребию. Другое дело – факторы субъективные, столь ощутимо проявлявшие себя в локальной группе и, пожалуй, еще более заметные в общине, хотя и в несколько ином плане. Одни группы многочисленнее и работоспособнее других; некоторые патриархи умнее и опытнее остальных. Все это сказывается на результатах: одни группы оказываются крупнее, зажиточнее, другие – слабее. Менее удачливые расплачиваются тем, что их группы становятся еще малочисленнее, так как на их долю не достается либо достается меньше женщин – следовательно, меньше и детей. Словом, неизбежно возникает неравенство между группами и домохозяйствами. Оно не в том, что одни сыты, другие голодны, ибо в общине надежно функционирует механизм реципрокного обмена, который играет роль страховки.

В общине всегда есть несколько высших престижных должностей (старейшина, члены совета), обладание которыми не только повышает ранг и статус, домогающиеся их претенденты, в основном из глав семейных групп, должны либо приобрести немалый престиж примерно тем же способом, как это делалось в локальных группах, т.е. посредством щедрых раздач излишков пищи. Но если в локальной группе претендент отдавал добытое им самим, то теперь глава группы мог раздать то, что было добыто трудом всей группы, имуществом которой он имел право распорядится.(Васильев Л.С.)

Таким образом, Васильев выделяет то, что старейшина имел право распоряжаться ресурсами общины по своему усмотрению, а это в свою очередь говорит о большом авторитете старейшины. Васильев ставит старейшину над другими обитателями общины, а это уже показатель проявления власти.

Говоря об общественном устройстве, власти и управлении в первобытном обществе, необходимо иметь в виду в основном период зрелого первобытного общества, потому что в период распада первобытнообщинный строй и присущие ему власть и управление подвергаются определенным изменениям.

Для общественного устройства зрелого первобытного общества характерны две основные формы объединения людей - род и племя. Через эти формы прошли практически все народы мира, в связи, с чем первобытнообщинный строй нередко называют родоплеменной организацией общества.[4]

Род (родовая община) является исторически первой формой общественного объединения людей. Это был семейно-производственный союз, основанный на кровном или предполагаемом родстве, коллективном труде, совместном потреблении, общей собственности и социальном равенстве. Иногда род отождествляют с семьей. Однако это не совсем так. Род не был семьей в современном ее понимании. Род - это именно союз, объединение людей, связанных между собой родственными узами, хотя в определенном смысле род может называться и семьей.

Другой важнейшей формой общественного объединения первобытных людей было племя. Племя - более крупное и более позднее общественное образование, которое возникает с развитием первобытного общества и увеличением числа родовых общин. Племя - это основанный опять-таки на родственных связях союз родовых общин, имеющий свою территорию, имя, язык, общие религиозные и бытовые обряды. Объединение родовых общин в племена вызывалось различными обстоятельствами, в том числе и такими, как совместная охота на крупных животных, отражение нападения врагов, нападение на другие племена и т.д.

Кроме родов и племен в первобытном обществе встречаются и такие формы объединения людей, как фратрии и союзы племен. Фратрии (братства) - это или искусственные объединения нескольких связанных родственными узами родов, или первоначальные разветвленные роды. Они являлись промежуточной формой между родом и племенем и имели место не у всех, а только у некоторых народов (например, у греков). Союзы племен - это объединения, которые возникали у многих народов, но уже в период разложения первобытнообщинного строя. Они создавались либо для ведения войн, либо для защиты от внешних врагов. По мнению некоторых современных исследователей именно из союзов племен развивались ранние государства.

Роды, фратрии, племена, союзы племен, являясь различными формами общественного объединения первобытных людей, в то же время мало чем отличались друг от друга. Каждая из них – это лишь более крупная, а значит и более сложная форма по сравнению с предыдущей. Но все они были однотипными объединениями людей, основанными на кровном или предполагаемом родстве.

Теперь посмотрим, как Маркс К. и Энгельс Ф. представляли себе власть и управление в период зрелого первобытного общества.

Власть как способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность и поведение людей с помощью каких-либо средств (авторитета, воли, принуждения, насилия и т.п.) присуща любому обществу. Она возникает вместе с ним и является его непременным атрибутом. Власть придает обществу организованность, управляемость и порядок. Общественная власть - это публичная власть, хотя нередко под публичной властью подразумевают только государственную власть, что не совсем правильно. С публичной властью тесно связано управление, которое является способом осуществления власти, претворения ее в жизнь. Управлять - значит руководить, распоряжаться кем, или чем-либо.

Публичной власти первобытного общества, которую в отличие от государственной власти часто именуют потестарной (от лат. "potestas" - власть, мощь), присущи следующие черты. Во-первых, она не была оторвана от общества и не стояла над ним. Она осуществлялась либо самим обществом, либо выбранными им лицами, которые никакими привилегиями не обладали и в любой момент могли быть отозваны и заменены другими. Какого-либо специального аппарата управления, какой-либо особой категории управляющих, что имеется в любом государстве, у этой власти не существовало. Во-вторых, публичная власть первобытного общества опиралась, как правило, на общественное мнение и авторитет тех, кто ее осуществлял. Принуждение, если оно и имело место, исходило от всего общества - рода, племени и т.д., - и каких-либо специальных органов принуждения в виде армии, полиции, судов и т.п., которые опять же есть в любом государстве, здесь тоже не было.

В родовой общине как первичной форме объединения людей власть, а вместе с ней и управление, выглядели следующим образом. Основным органом и власти, и управления было, как принято считать, родовое собрание, которое состояло из всех взрослых членов рода. Оно решало все важнейшие вопросы жизни родовой общины. Для решения текущих, повседневных вопросов оно выбирало старейшину или вождя. Старейшина или вождь избирался из числа наиболее авторитетных и уважаемых членов рода. Никакими привилегиями по сравнению с другими членами рода он не обладал. Как все, он принимал участие в производственной деятельности и, как все, получал свою долю. Его власть держалась исключительно на его авторитете и уважении к нему со стороны других членов рода. Вместе с тем он в любое время мог быть отстранен родовым собранием от занимаемой должности и заменен другим. Кроме старейшины или вождя родовое собрание избирало военного предводителя (военачальника) на время военных походов и некоторых других "должностных" лиц - жрецов, шаманов, колдунов и т.п., которые тоже никакими привилегиями не обладали.

В племени организация власти и управления была примерно такой же, как и в родовой общине. Основным органом власти и управления здесь, как правило, был совет старейшин (вождей), хотя наряду с ним могло существовать и народное собрание (собрание племени). В состав совета старейшин входили старейшины, вожди, военачальники и другие представители родов, составляющих племя. Совет старейшин решал все основные вопросы жизни племени при широком участии народа. Для решения текущих вопросов, а также на время военных походов избирался вождь племени, положение которого практически ничем не отличалось от положения старейшины или вождя рода. Как и старейшина, вождь племени никакими привилегиями не обладал и считался лишь первым среди равных.

Аналогичной была организация власти и управления во фратриях и союзах племен. Так же как в родах и племенах, здесь встречаются народные собрания, советы старейшин, советы вождей, военные предводители и прочие органы, которые являются олицетворением так называемой первобытной демократии. Никакого специального аппарата управления или принуждения, а также власти, оторванной от общества, здесь еще не существует. Все это начинает появляться лишь с разложением первобытнообщинного строя.

Таким образом, с точки зрения своего устройства первобытное общество являлось достаточно простой организацией жизнедеятельности людей, основанной на родственных связях, коллективном труде, общественной собственности и социальном равенстве всех его членов. Власть в этом обществе носила подлинно народный характер и строилась на началах самоуправления. Никакого специального аппарата управления, который имеется в любом государстве, здесь не существовало, поскольку все вопросы общественной жизни решались самим обществом. Не существовало и специального аппарата принуждения в виде судов, армии, полиции и т.п., что тоже является принадлежностью любого государства. Принуждение, если в нем возникала необходимость (например, изгнание из рода), исходило только от общества (рода, племени и т.д.) и не от кого более. Выражаясь современным языком, само общество было и парламентом, и правительством, и судом. (Маркс К., Энгельс Ф.)[5]

Ниже мы видим интересную форму описания черт власти родовой общины. К сожалению, автор не указан.

Черты власти родовой общины следующие:

1. Власть носила общественный характер, исходила от всего общества в целом (это проявлялось в том, что все важные дела решались общим собранием рода);

2. Власть строилась по кровнородственному принципу, т. е. распространялась на всех членов рода независимо от места их нахождения;

3. Не существовало особого аппарата управления и принуждения (властные функции выполнялись в качестве почетной обязанности, старейшины и вожди не освобождались от производительного труда, а выполняли параллельно и управленческие, и производственные функции - следовательно, властные структуры не были отделены от общества);

4. На занятие каких-либо должностей (вождя, старейшины) не влияли ни социальное, ни экономическое положение претендента, их власть базировалась исключительно на личных качествах: авторитете, мудрости, храбрости, опыте, уважении соплеменников;

5. Выполнение управленческих функций не давало никаких привилегий;

6. Социальная регуляция осуществлялась при помощи особых средств, т. н. мононорм.

2.СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ В ПЕРВОБЫТНЫХ ОБЩЕСТВАХ

2.1. Система социального регулирования.

С переходом первобытного общества к производящей экономике, с возникновением и развитием товарно-рыночных отношений постепенно начинают складываться новые обычаи, обычаи с собственно правовым содержанием. В них, в отличие от первобытных обычаев, уже различаются права и обязанности, т.е. возможность и необходимость определенного поведения. Так возникают правовые обычаи или обычное право. Было ли оно правом в юридическом смысле? Думается, что еще нет, поскольку право в юридическом смысле – это позитивное право, право либо установленное, либо санкционированное государством. Здесь же государства пока не было, а имел место предгосударственный период. Поэтому правовые обычаи этого периода - еще не позитивное право, а протоправо, право, которое не потеряло своего естественного характера, но уже начало приобретать определенные юридические качества. Это выразилось хотя бы в том, что наряду с правами правовые обычаи начали различать и обязанности.

Для системы нормативного регулирования в первобытном обществе характерны следующие черты:

1. Естественно-природный (как и у организации власти ) характер, исторически обусловленный процесс формирования.

2. Действие на основе механизма обычая.

3. Синкретичность, нерасчлененность норм первобытной морали, религиозных, ритуальных и др. норм. (Отсюда их название — «мононормы», которое ввел российский этнограф А. И. Першиц. )

4. Предписания мононорм не имели предоставительно-обязывающего характера: их требования не расценивались как право или обязанность, ибо были выражением социально необходимых, естественных условий жизнедеятельности человека.

5. Доминирование запретов. Преимущественно в форме табу, то есть непререкаемого запрета, нарушение которого карается сверхъестественными силами. Предполагается, что исторически первым табу был запрет инцестов — кровнородственных браков.

6. Распространение только на данный родовой коллектив (нарушение обычая — «родственное дело» ).

7. Нормативно-регулятивное значение мифов, саг, былин, сказаний и иных форм художественного общественного сознания.

8. Специфические санкции — осуждение поведения нарушителя со стороны родового коллектива («общественное порицание» ), остракизм (изгнание из родовой общины, в результате которого человек оказывался «без роду и племени», что практически было равносильно смерти ). Применялись также телесные повреждения и смертная казнь.

Право, как и государство, возникает в результате естественно-исторического развития общества, в результате процессов, происходящих в общественном организме. При этом существуют различные теоретические версии происхождения права. Одна из них весьма обстоятельно изложена в теории марксизма. Примерная схема такова: общественные разделения труда и рост производительных сил — прибавочный продукт — частная собственность -антагонистические классы — государство и право как орудия классового господства. Таким образом, в этой модели на первый план выдвигаются политические причины появления права.

Современные авторы в объяснении генезиса права используют понятие неолитической революции (от слова «неолит» — новый каменный век ), которая происходит примерно в VIII-III вв. до н. э. и заключается в переходе от присваивающей экономики к производящей. Возникает необходимость регулирования производства, распределения и обмена товаров, согласования интересов разных социальных слоев, классовых противоречий, то есть установления общего порядка, соответствующего потребностям производящего хозяйства.

Формирование права проявляется:

а) в записи обычаев, становлении обычного права;

б) в доведении текстов обычаев до всеобщего сведения;

в) в появлении специальных органов (государственных ), отвечающих за наличие справедливых всеобщих правил, их официальное закрепление в ясных и доступных формах, обеспечение их реализации.

В санкционировании обычаев и создании судебных прецедентов важную роль сыграла судебная деятельность жрецов, верховных правителей и назначаемых ими лиц.

Таким образом, возникает принципиально новая регулятивная система (право ), которую отличают содержание правил, способы воздействия на поведение людей, формы выражения, механизмы обеспечения.

Громадное значение в первобытном обществе имели самые первые общественные регуляторы, такие как магия, культовые ритуалы, обряды. Даже право в древнем Риме, особенно на стадиях своего развития, было неразрывно связано и переплетено с религией и традицией.[6]

Современная наука, выделяя способы регулирования организации производства, определявшее поведение людей на этапе производящей экономики, различает шесть таких регуляторов:

1. - биолого-психологический

2. - брачно-семейный

3. - корпоративно-групповой

4. - мифолого-религиозный

5. – правовой

6. – моральный

Моральный фактор лишь с большим трудом выделяется из мифолого-религиозной сферы. По-видимому, его четкое отслоение происходит лишь на более поздних этапах истории, где религиозное мировоззрение, на какое то время вытесняется «светской» моралью. Правовой же регулятор имел множество функции. Он определял организацию производства, перераспледеление производимого и добываемого продукта, нормирование индивидуальных затрат труда и времени на общественные нужды.[7]

Социальные регуляторы первобытного общества выполняли две функции:

1. Первая функция социальных норм состояла в том, что они позволяли первобытным людям освободить свою психическую энергию от страха перед окружающим миром, тревожности и направить ее на производительную деятельность.

2. Социальное регулирование заключается в установлении в обществе стабильных отношении, поскольку именно такие отношения исключают влияние случайностных, чисто субъективных мотивов и обстоятельств, могущих исходить от каждого из сородичей и соплеменников.

На первом этапе, т.е. в первобытном обществе борьба за существование должна быть человеку посильна для того, что бы он не погиб. Таким образом, не только борьба с силами природы, но и борьба между людьми за выживание - необходимый атрибут человеческого общества. Известная стандартность, предсказуемость, надежность и общепонятность поведения окружающих людей давало каждому человеку определенную гарантию безопасности.[8]

СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ - это правила поведения, определяющие взаимные отношения между людьми.[9]

ПРИЗНАКИ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ:

1. Регулируют отношения между людьми

2. Регулируют повторяющиеся ситуации.

3. Рассчитаны сразу на многих людей, причем людей не конкретных и персонально определенных.

4. Создаются разумными существами, которые чаще всего могут предвидеть последствия, связанные с их действием

5. Соц. нормы - это правила поведения, которые имеют определенную форму.

6. Каждая социальная норма имеет санкцию. Санкцией называется предстоящее неблагоприятное последствие, которое настигает нарушителя нормы.

2.2. Виды социальных норм

С развитием общества социальные нормы все более и более усложнялись.

· ОБЫЧАЙ

Регулируют устойчивые общественные отношения. Становятся всеобщими в силу многократного применения. Входит в сознание людей как стереотип поведения. В обычае воплощается авторитет всего общества. Обычай выражает какую-либо жизненную закономерность, нарушение которой грозит серьезными последствиями для человеческого рода. Обычай является универсальным средством регулирования первобытного общества, с помощью которого опосредовались все стороны человеческого бытия.[10]

· РЕЛИГИОЗНЫЕ НОРМЫ.

Силам природы человек приписывал божественную силу. Нормы, укрепляющие духовный союз с божественными силами. В дальнейшем также играет регулятивную функцию, предписывающую правила поведения через призму божественного начала. Особенность религиозных санкций состоит в том, что они зачастую имеют невидимый характер.[11]

· МОРАЛЬНЫЕ НОРМЫ.

Занимали незначительное место в жизни первобытных людей. Этим нормам принадлежит весьма абстрактное представление о добре зле. Не навязывались, в отличии от религии, извне, а основывались на свободном и самостоятельном убеждении. Мораль была основана на разделении всех людей на «своих» и «чужих». Нормы морали исполнялись добровольно.. Контроль за исполнением осуществлялся посредствами духовного воздействия: чувства долга, через оценку и самооценку поступков. Санкции заключались в чувстве вины за содеянное., а так же в осуждении обществом.[12]

2.3. Мононормы

В конце 70х годов в отечественной этнологии были предложены понятия первобытной мононормы и мононорматики.[13]

Особое мнение по поводу эволюции мононорматики высказал крупнейший отечественный историк Ю.И. Семенов. В начале первого этапа он выделил табуитет - совокупность не всегда понятных, но грозных предписаний, карающих смертью за такие тягчайшие преступления, как, например, инцест, нарушение экзогамии. Как известно нарушение экзогамии - одно из проявления половых табу, которым посвящена внушительная литература. Первым кто обратил на них серьезное внимание был английский эволюционист Э. Кроули.

Он видел корни этих запретов в самом факте полового диморфизма. Диморфизм вел к отчужденности полов и целой системе запретов и ограничений. С.А Токарев подчеркнул тесную связь половых запретов с моралью.

Ко второму уже распадному этапу было сделано довольно много дополнений. Внося свои коррективы в предложную краткую схему эволюции монорматики правовед А.Б. Венгеров и археолог Е.Н Черных уточнили экономическую атрибуцию двух основных этапов развития монорматики, определив их как эпохи присваивающего и производящего хозяйства. Рассматривая явления так называемой дотации культурных традиций. Они обратили внимание на то, что основная масса правовых норм не проходит всего цикла, конечным результатом чего становиться феномен биюризма или полиюризма.

Большое внимание совершенствованию концепции мононорматики на распадном этапе ее эволюции уделил А.Б. Венгеров Он справедливо привлек внимание к плюрализму расслаивающейся мононорматики и политических регуляторов систем в эпоху становления классового общества.[14]

И.Ю. Семенов подошел к проблеме монорматики и обычного права, казалось бы иначе. Обычное право, или предправо, - это поведенческие нормы, действующие во взаимоотношениях членов не одной общины , а тех или иных чужих друг другу общин.

По Ю.Семенову, санкции могут быть только там, где поступок совершается не членами собственной общины, а чужаками, членами других общин.[15]

Синкретичность и мононормативность правил поведения в первобытном обществе характеризует их внутреннюю сторону, внешне синкретичная норма проявляется в форме обычая, традиции. В зависимости от того, какую сферу общественной жизни первобытного общества данный обычай регулирует, в каждом конкретном случае его можно условно отнести к религиозному, моральному и т.п. Так же можно говорить о том, что в первобытном обществе с некоторого времени его существования могут функционировать и специфические обычаи первобытного общества, которые можно условно считать юридическими обычаями. К их числу можно отнести обычаи, регулирующие в первобытном обществе те сферы общественной жизни, которые в государственном обществе регулировались бы нормами права. И, в первую очередь, подчеркнуто специфическую юридическую окраску несут обычаи , регулирующие уже на ранних стадиях развития первобытного общества брачно-семейные отношения, наследование, порядок судопроизводства и пр. но постоянно следует учитывать то обстоятельство, что и эти обычаи в классическом первобытном обществе носят инкретичный характер и тесно переплетены с религией, этикой, ритуалом, моралью и пр., а также с модельными поведенческими установками.[16]

В.П. Алексеев, А.И.Першиц считали, что правила поведения в доклассовом, догосударственном обществе не могут быть отнесены не к категориям правовых, ни к категории моральных норм; они имеют характер мононорм, т.е. норм единых, специфических, еще не дифференцированных и не расщепленных на различные нормы социальной регуляции первобытного общества.

Мононормы - нормы не дифференцированные и не расщепленные на различные нормы социальной регуляции первобытного общества, - это научный вымысел, фантазия ученых, а не реальность социальной действительности, как социальные нормы и внесение ясности, более глубокого, дробного их понимания.

Вместе с тем идея о мононормах может работать, если вложить в нее иное понимание, а именно «субъектное» понимание. Мононормы - это различные по своему характеру правила поведения первобытного общества (ритуалы, обряды, обычаи, религиозные нормы и другие), единые для всех его членов.

Едиными нормы для первобытного общества были для всех потому, что общество пока еще не было дифференцированно. Мононормы исчезли тогда, могла начала возникать социальная дифференциация.[17]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение различных концепций, связанных с социальным управлением и нормативным регулированием поведения людей в первобытном обществе, позволило подтвердить, что эта тема проблемная и однозначно правильного разрешения нет.

Мнения ученых по некоторым вопросам этой темы абсолютно противоположны.

Были представлены различные схемы эволюции политических форм, взгляды по поводу регулирования отношений людей в обществах с присваивающей и производящей экономикой, сопоставлены концепции мононормы и дифференциации социальных норм и т.д.

Огромной проблемой остается источниковедческая сторона темы. По поводу затронутых вопросов еще ведутся споры, поэтому каких-то окончательных выводов сделать нельзя.

Стоит обратить внимание на актуальность темы: изучение основ первобытного общества содействует углублению нашего осознания современности.

Особое положение в системе социальных норм занимают обычаи - это такие правила поведения, которые складываются в определенной общественной среде, передаются из поколения в поколение, выступают естественной жизненной потребностью людей, а в результате их многократного повторения становятся привычными для них. Они несколько менее связаны с правом, чем, например, моральные нормы, но тем не менее не являются нейтральными.

Нормы права и обычаи обладают рядом общих признаков, присущих всем социальным нормам: являются общими, обязательными правилами поведения людей, указывая какими должны или могут быть человеческие поступки по мнению определенных коллективов.

Вместе с тем обычаи и нормы права отличаются друг от друга по происхождению, форме выражения, способу обеспечения реализации. Если обычаи появились с возникновением человеческого общества, то нормы права существуют в государственно-организованном обществе; если обычаи не закрепляются в специальных актах, а содержатся в сознании людей, то нормы права существуют в определенных формах; если обычаи обеспечиваются силой общественного мнения, то нормы права могут реализовываться и с учетом возможности государственного принуждения.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Артемова О. Ю. Личность и социальные нормы в раннепервобытной общине/ О. Ю. Артемова.- М.: Наука, 1999

2. Васильев, Л. С. История Востока/ Л. С. Васильев// Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Т. 2./ Сост. С. А. Бердникова.- Красноярск: КГУ, 2002.- С.32-50

3. Графский, В. Г. Всеобщая история государства и права: учебник для вузов/ В. Г. Графский.- М.: Норма, 2000.-С. 40-55

4. Думанов, Х. М. Мононорматика и начальное право/ Х. М. Думанов, А. И. Першиц// Государство и право.-2000.-№1.- С.98-103.

5. Кашанина, Т. В. Социальные нормы первобытного общества/ Т. В. Кашанина // Происхождение государства и права. - М.: Юрист, 1999. - С. 181-216.

6. Крадин, Н. Н. Политическая антропология. - М., 2001.

7. Нагих, С. И. Нормативная система догосударственного общества и переход к государству/ С. И. Нагих// Ранние формы политической организации: от первобытности к государственности.- М., 1995. - С. 32-43.

8. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Хрестоматия:В 2-х т. Т.1. 620 с.

9. Малько А.В., Матузов Н, Теория государства и права: Курс лекций. М.: Юристъ - 2001, 672 стр.

10. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. Учебник. - М.: Проспект, 2001. - 760 с.

11. Радько Т. Н. Методологические вопросы правоведения. Саратов. «Наука», 1998, - 312 с.

12. Черданцев А.Ф. Теория государства и права. Учебник. - М.: Юрайт 2001. 432 с.


[1] Морган Л.Г. Древнее общество. Л., 1935. С. 123-126

[2] Крадин, Н. Н. Политическая антропология. - М., 2001.

[3] Мортон Ф. Политическая антропология. -М., 2002. С. 197-203.

[4] Васильев Л.С. Принципы социальной структуры. Л.,1988. С. 87-105.

[5] К.Маркс. Ф.Энгельс. Основные принципы материалистического учения об обществе. Л.,1888.

[6] С.И.Нагих, «Нормативная система догосударственного общества и переход к государству», Ранние формы политической организации: от первобытности и государственности. М.,1995г. Ст. 38

[7] Х.М Думанов, А.И. Першиц, «Монорматика и начальное право», Государство и право, 2000 №1 ст. 100

[8] Кошанина Т.В. Происхождение государства и права. М: Юрист, 1999г. С. 182 - 185

[9] Там же. С. 195-197

[10] Кошанина Т.В. Происхождение государства и права. М: Юрист, 1999г. Ст.199-202

[11] Кошанина Т.В. Происхождение государства и права. М: Юрист, 1999г. Ст.203-205

[12] Кошанина Т.В. Происхождение государства и права. М: Юрист, 1999г. Ст.207-211

[13] Х.М Думанов, А.И. Першиц, «Монорматика и начальное право», Государство и право, 2000 №1 ст. 98

[14] Там же. С. 98 -100

[15] Там же. С. 98 -101

[16] С.И.Нагих, «Нормативная система догосударственного общества и переход к государству». М.1999г. С. 34

[17] Кошанина Т.В. Указ. соч. С. 214-216