Механизм правового регулирования военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государств

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО “УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ – УПИ имени первого Президента России Б.Н.Ельцина”

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО “УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ – УПИ имени первого Президента России Б.Н.Ельцина”

Реферат

Механизм правового регулирования военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами

Руководитель: Пойлов О. А.

Выполнил: Гулько Д. Я.

гр. Мт-36092

2008

Введение

Начало формированию системы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами (далее – военно-техническое сотрудничество или ВТС) было положено Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 1992 г. № 507 "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с зарубежными странами"[1].

Десять лет реализации государственной политики в этой сфере сопровождались перманентными преобразованиями как институциональной структуры, так и законодательства в области военно-технического сотрудничества, отражающими две тенденции: борьбу различных политических групп российского общества за контроль над специфичной сферой экспорта продукции военного назначения (далее – ПВН) и поиск наиболее оптимальных путей реализации государственных интересов в области военно-технического сотрудничества.

1. Принципы внешнеторговой деятельности и сделок в отношении продукции военного назначения

В системе военно-технического сотрудничества внешнеторговая деятельность в отношении продукции военного назначения (экономические отношения военно-технического сотрудничества) относится к управляемой подсистеме, в силу чего управляющая подсистема (государственного управления) определяет существенные условия хозяйственного оборота продукции военного назначения. Такая правовая диспозиция внешнеторговой деятельности в этой сфере предопределена специфическими свойствами продукции военного назначения и исключительными интересами любого государства в государственном контроле ее имущественного оборота.

Внешнеторговая деятельность в отношении продукции военного назначения основана на внутренней правовой логике, закономерностях субъектно-объектных зависимостей, которые в совокупности образуют принципы внешнеторговой деятельности в этой сфере.

Принципы внешнеторговой деятельности и сделок не имеют нормативного закрепления, однако анализ действующего законодательства позволяет выявить наиболее общие закономерности, определяющие исходные начала полномочий государственных органов в сфере экономических отношений военно-технического сотрудничества, а также правила поведения субъектов внешнеторговой деятельности в процессе международного хозяйственного оборота вооружений и военной техники.

К принципам внешнеторговой деятельности и сделок в отношении продукции военного назначения следует отнести:

1) принцип исключительной компетенции Президента РФ;

2) принцип правительственной контрассигнации;

3) принцип обеспечения равных условий участия в осуществлении военно-технического сотрудничества для субъектов военно-технического сотрудничества;

4) принцип недопустимости конкуренции на внешнем рынке нескольких субъектов военно-технического сотрудничества;

5) принцип ограниченной автономии воли субъектов военно-технического сотрудничества при совершении внешнеторговых сделок в отношении продукции военного назначения и осуществлении субъективных прав, вытекающих из них.

2.Международно-договорная система в области военно-технического сотрудничества

Международные договоры о военно-техническом сотрудничестве подписываются в соответствии с решением Президента РФ на основании представления Правительства РФ. Федеральные органы исполнительной власти могут заключать международные договоры межведомственного характера по вопросам военно-технического сотрудничества в целях реализации международных договоров РФ о военно-техническом сотрудничестве при условии, что возможность заключения таких договоров предусмотрена международными договорами Российской Федерации о военно-техническом сотрудничестве. Решения о проведении переговоров о заключении международных договоров межведомственного характера по вопросам военно-технического сотрудничества принимает Правительство РФ.

По предмету регулируемых отношений международные договоры о военно-техническом сотрудничестве можно разделить на следующие виды: 1) двусторонние соглашения между Правительством РФ и правительствами иностранных государств о военно-техническом сотрудничестве; 2) соглашения между Правительством РФ и правительствами государств-участников СНГ о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности; 3) двусторонние соглашения между Правительством РФ и правительствами иностранных государств по отдельным вопросам военно-технического сотрудничества; 4) внешнеполитические соглашения по контролю над поставками обычных вооружений, товаров и технологий двойного назначения в иностранные государства.

В настоящее время во исполнение решений Президента РФ Правительство РФ заключило международные договоры о военно-техническом сотрудничестве с Анголой (1996г.), Болгарией (1997г.), Венгрией (1996г.), Гамбией (1997г.), Германией (1996г.), Грецией (1995г.), Италией (1996г.), Индией (1994г.), Йеменской Республикой (1996г.), Камбоджей (1995г.), Катар (1996г.), Кипром (1996г.), Китаем (1992г.), Колумбией (1996г.), Кувейтом (1993г.), Лаосом (1997г.), Малайзией (1997г.), Монголией (1997г.), Намибией (1996г.), Объединенными Арабскими Эмиратами (1993г.), Перу (1996г.), Польшей (1996г.), Сирией (1994г.), Словакией (1997г.), Словенией (1996г.), Францией (1994г.), Эквадором (1997г.), Эритреей (1997г.), Эфиопией (1995г.), ЮАР (1994г.), Белоруссией (1993г.), Казахстаном (1994г.), Молдавией (1997г.), Таджикистаном (1994г.), Туркменистаном (1995г.), Узбекистаном (1995г.), Украиной (1993г.), Хорватией (1998 г.), Зимбабве (1999 г.), Алжиром (1999 г.), Конго (1999 г.), Чад (2000 г.), Кабо-Верде (2000 г.), Нигерией (2001 г.), Гвинея (2001 г.) и др.

В заключенных международных договорах определены основные направления военно-технического сотрудничества между Правительством РФ и соответствующим иностранным государством. Так статьей 1 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Французской Республики от 4 февраля 1994г. предусмотрено, что стороны в соответствии со своим национальным законодательством будут оказывать содействие российским и французским предприятиям, организациям и учреждениям в области военно-технического сотрудничества по следующим направлениям: подготовка предложений и выработка рекомендаций по совместному проведению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в военно-технической области; подготовка предложений и рекомендаций по организации совместного производства новых и модернизации ранее разработанных систем вооружений; определение потребностей и организация при необходимости взаимных поставок вооружения, военной техники и услуг; координация действий по совместной реализации в третьих странах произведенной на основе кооперации военной продукции.

Существенными условиями международных договоров о военно-техническом сотрудничестве являются обязательства сторон: по защите информации, полученной в ходе реализации соглашений, и что она не будет использоваться в ущерб интересам сторон; отказ от передачи и реэкспорта третьим странам военной продукции, полученной в ходе сотрудничества; разрешению споров по толкованию и выполнению соглашений путем переговоров между сторонами; соблюдение процедуры прекращения действия соглашения.

В области производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности Российская Федерация присоединилась к Соглашению о принципах обеспечения вооруженных сил государств-участников СНГ вооружением, военной техникой и другими материальными средствами, организации научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (1992г.). Правительство РФ заключило двусторонние соглашения[244] о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности с Белоруссией (1994г.), Казахстаном (1994г.), Украиной (1995г.), и Кыргызстаном (1992г.). Названными соглашениями предусмотрен более упрощенный порядок совершения внешнеторговых сделок в отношении продукции военного назначения, чем с другими иностранными государствами, без применения мер нетарифного регулирования и специальных решений Правительства РФ.

К международным договорам, регулирующим отдельные направления военно-технического сотрудничества, можно отнести Соглашение Правительства РФ с Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве по военно-техническим вопросам и в области оборонной промышленности (1994г.); с Финляндией Соглашение о поставках специмущества в 1996-98г.г. и расчетах за это имущество (1996г.).

Необычно Соглашение между Правительством РФ и Правительством США об экспорте огнестрельного оружия и боеприпасов из Российской Федерации в Соединенные Штаты Америки. В силу наличия мощного военно-промышленного комплекса, в США существует значительные ограничения на импорт военной продукции из иностранных государств. Этим обстоятельством обусловлен ограниченный характер названного соглашения. Соглашением предусмотрен запрет на экспорт в США любого огнестрельного оружия и боеприпасов, кроме указанных в приложении.

Российская Федерация является участником многостороннего соглашения в области контроля над экспортом обычных вооружений и товаров двойного назначения - специального международного режима: Вассенаарские договоренности, который объединяет 33 государства. 12 июня 1996г. на встрече государств-участников Вассенаарских договоренностей по экспортному контролю за обычными вооружениями, товарами и технологиями двойного назначения принято решение о введении в действие Вассенаарских договоренностей по контролю за экспортом обычных вооружений, товаров и технологий двойного назначения с сентября 1996г.[245].

Цель Вассенаарского соглашения - не допустить дестабилизирующих накоплений обычного оружия и конкретных технологий двойного назначения и тем самым содействовать укреплению региональной и международной безопасности и стабильности. В рамках данного соглашения страны-участницы обмениваются информацией и обсуждают политические подходы. Однако они не имеют права принятия коллективных решений. Решения принимаются государствами-членами самостоятельно и реализуются на основе национальных процедур[246].

В соответствии с этим режимом регламентируется передача информации государствам - участникам Вассенаарских договоренностей о поставках обычных вооружений, определенных Регистром обычных вооружений ООН, в государства, не являющиеся участниками Вассенаарских договоренностей. Государства-участники обмениваются информацией о поставках каждые 6 месяцев. На первоначальном этапе развития Вассенаарских договоренностей эта информация включает в себя название государства-импортера, данные о количестве поставленных в указанное государство за отчетный период обычных вооружений по категориям Регистра обычных вооружений ООН и сведения о моделях и типах этих вооружений. Информация передается по дипломатическим каналам с учетом требований, установленных в РФ для передачи такой информации, а также при обязательном согласии импортеров на предоставление такой информации. Информация о поставках является конфиденциальной на всех этапах ее сбора, обработки и передачи. В пределах РФ информация о поставках регистрируется под грифом "секретно"[247].

2.1. Особенности порядка заключения международных договоров в области военно-технического сотрудннчества

Статьей 14 Закона о ВТС установлен порядок заключения международных договоров в области военно-технического сотрудничества.

Указанный порядок имеет определенные отличия от порядка, установленного Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации"[248].

Так, частью 1 статьи 14 Закона о ВТС определено, что только Президент Российской Федерации принимает решения о проведении переговоров о заключении международных договоров Российской Федерации в области военно-технического сотрудничества по представлению Правительства РФ. Т.е. принятие решения Правительством РФ о проведении переговоров в области ВТС не допускается[249]. Такой подход является отражением принципа исключительного ведения Президента РФ в области военно-технического сотрудничества.

Статьей 11 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" установлен принцип, что решение о подписании международного договора принимает государственный орган, принимающий решение о проведении переговоров. В области военно-технического сотрудничества установлен иной порядок. Решение о проведении переговоров о заключении международных договоров в области ВТС принимает Президент РФ, а решение о подписании указанных договоров – Правительство РФ.

Отличается также порядок заключения международных договоров межведомственного характера. Частям 3 и 4 статьи 11 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" установлено, что решение о проведении переговоров о заключении международных договоров межведомственного характера принимает Правительство РФ, а решение о подписании указанных договоров – руководитель соответствующего федерального ведомства. Правительство РФ принимает такое решение только по вопросам, имеющим важное значение для государственных интересов Российской Федерации. Именно важность вопросов военно-технического сотрудничества обусловило применение вышеназванного порядка в отношении международных договоров межведомственного характера в области военно-технического сотрудничества. В соответствии с частью 4 статьи 14 Закона о ВТС международные договоры межведомственного характера по вопросам военно-технического сотрудничества заключаются только, если возможность заключения таких договоров предусмотрена международными договорами в области военно-технического сотрудничества. Речь идет о международных договорах, заключаемых, как Президентом РФ, так и Правительством РФ по вопросам, относящимся к его ведению. Решения о проведении и о подписании указанных договоров принимаются Правительством РФ.

2.2. Унифицированные нормы международного частного права

Международно-правовыми источниками международного частного права в сфере военно-технического сотрудничества являются международные договоры Российской Федерации, которые в соответствии со статьей 15 Конституции являются частью ее правовой системы.

Основным международным договором, регулирующим сделки в этой сфере, является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (подписана в Вене 11 апреля 1980г., ратифицирована СССР 23 мая 1990г., после распада СССР участницей конвенции стала Россия в результате международного правоприемства). При совершении внешнеторговых сделок в отношении продукции военного назначения Венская конвенция:

1) дает юридическое понятие международной купли-продажи товаров;

2) порядок заключения таких контрактов между отсутствующими сторонами (здесь необходимо сделать существенную оговорку, что данный порядок касается исключительно процедурных аспектов порядка совершения таких сделок - оферты, акцепта, момента заключения договора и т.д. и не касается предмета таких договоров, их субъектов, правоспособности и правомочий при совершении сделок, которые определяют действительность указанных сделок и регулируются применимыми нормами национального права);

3) определяет форму контрактов;

4) основное содержание прав и обязанностей продавца и покупателя, возникающие непосредственно из сделки;

5) определяет ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение контрактов и средства правовой защиты в случае недобросовестного выполнения одной из сторон своих обязательств.

Венская конвенция не касается:

1) действительности самого договора в отношении продукции военного назначения или каких-либо его положений или любого обычая;

2) последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на продукцию военного назначения.

Конвеция применяется к договорам купли-продажи военной продукции между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:

1) когда эти государства являются участниками Конвенции (например, к ним относится Китай, являющийся крупнейшим импортером российской военной продукции);

2) когда согласно нормам международного частного права применимо право страны-участницы Конвенции (к примеру, если сделка совершена с Индией, Алжиром, Ираном, Вьетнамом, имеющие тесные связи в сфере военно-технического сотрудничества с Россией и не являющиеся участниками Венской Конвенции).

2.3. Международные обычаи

Наравне с международными договорами РФ, формирующиеся в межгосударственной жизни международные обычаи, которым следует Российская Федерация, определяют общность исходных начал международного публичного и международного частного права в российской доктрине и практике[259]. Согласно статьи 38 Статута Суда ООН международный обычай - “доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы”. В соответствии со ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью российской правовой системы. Существенную роль играют кодифицированные международные обычаи, к наиболее значимым из которых относятся Международные правила толкования торговых терминов ИНКОТЕРМС 1990 и ИНКОТЕРМС 2000 - документ Международной торговой палаты[260]. Правила, содержащиеся в ИНКОТЕРМС, являются факультативными и применяются при наличии ссылки на них в контракте, предметом которой является продукция военного назначения.

Другим примером международного обычая, применимого факультативно к внешнеторговым сделкам в отношении продукции военного назначения, являются “Принципы международных коммерческих договоров”, разработанные Международным институтом унификации частного права в Риме (“УНИДРУА”)[261].

К общим положениям “Принципов...”, применимым при регулировании внешнеторговых сделок в сфере военно-технического сотрудничества, относятся:

1) свобода сторон вступать в договор и определять его условия (последнее действует с определенными ограничениями по предмету договоров, субъектам и их правоспособности);

2) обязательность договора и возможность его изменения или прекращения только в соответствии с его условиями или по соглашению сторон;

3) приоритет императивных норм применимого права (национального, международного, наднационального) перед положениями “Принципов”;

4) право сторон, кроме прямо оговоренных в “Принципах” случаев, исключить применение “Принципов”, отступить от любых их положений или изменить их действие;

5) учет при толковании “Принципов” их международного характера и их целей, включая достижения единообразия в применении;

6) решение вопросов, прямо не разрешенных в “Принципах”, в той мере, в какой этой возможно, в соответствии с выраженными в них общими принципами;

7) обязательность для сторон действовать добросовестно и в соответствии со стандартами честной деловой практики в международной торговле;

8) связанность сторон любым обычаем, относительно которого стороны договорились, и любой практикой, которую они установили, которые широко известны и постоянно соблюдаются в международном обороте в соответствующей области торговли, за исключением случаев, когда применение таких обычаев было бы неразумным;

9) порядок извещения сторонами друг друга, когда такие извещения требуются.

Согласно указаниям, содержащимся в “Принципах”, для их применения к конкретному контракту необходимо соглашение об этом его сторон. Основанием для применения “Принципов” может служить и соглашение сторон о регулировании их контракта “общими принципами права” (“General principal of Law”), торговым правом (“lex mercatoria”) или включения в контракт подобных выражений (например, как указано в комментарии к “Принципам”, ссылка в контракте на “обычаи и обыкновения международной торговли” (“usages and customs of international trade”). Предусмотрено применение “Принципов” и в некоторых других случаях (при невозможности установления соответствующей нормы применимого права; для толкования и восполнения пробелов международных унифицированных правовых документов)[262].

2.4. Материальные нормы внутреннего законодательства, непосредственно регулирующие правоотношения, вытекающие из военно-технического сотрудничества

Вторым видом источников международного частного права, регулирующих военно-техническое сотрудничество являются материальные нормы внутреннего законодательства, непосредственно регулирующие правоотношения, вытекающие из военно-технического сотрудничества с иностранными государствами.

Важнейшим источником внутреннего права является Конституция РФ (Основной закон). Конституцией определено, что в ведении Российской Федерации находятся внешняя политика и международные отношения (ст.71 п."к"), внешнеэкономические отношения (ст.71 п."л"), определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества (ст.71 п."м"). Конституцией РФ на Президента РФ возложена обязанность принимать меры по охране суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности (одной из мер является государственное управление военно-техническим сотрудничеством РФ с иностранными государствами), определять основные направления внутренней и внешней политики (ст.80).

Федеральный закон от 13 октября 1995г. N 157-ФЗ "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности"[263] является рамочным для регулирования системы военно-технического сотрудничества в целом. Статьей 6 закона в ведение Российской Федерации закреплено определение порядка ввоза и вывоза вооружений, военной техники и имущества военно-технического назначения, оказание технического содействия в создании объектов военного назначения за рубежом, передачи технической документации, организации лицензионного производства, модернизации и ремонта военной техники, а также оказания других услуг в области военно-технического сотрудничества. Законом определен основной субъект государственного управления военно-техническим сотрудничеством. В статье 6 Закона записано, что Президент РФ в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами регулирует сотрудничество в военно-технической области. Фундаментальным для определения характера и содержания государственного управления экономическими отношениями военно-технического сотрудничества является статья 16 закона, в которой закреплено, что в целях защиты национальных интересов РФ при осуществлении внешнеторговой деятельности в отношении вооружений и военной техники в Российской Федерации действует система экспортного контроля. Номенклатура подпадающих под экспортный контроль вооружений и военной техники определяется списками и перечнями, устанавливаемыми указами Президента РФ по представлению Правительства РФ, которые вступают в силу не ранее трех месяцев со дня их официального опубликования.

Федеральным законом от 27 декабря 1994г. N 213-ФЗ "О государственном оборонном заказе"[264] определен порядок исполнения экспортной части государственного оборонного заказа в рамках выполнения Российской Федерацией международных обязательств и погашения внешнего долга.

23 июля 1998г. в “Российской газете” опубликован Федеральный закон от 19 июля 1998г. “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами”[265]. Его судьба складывалась драматично[266]. Законопроект "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами" был разработан и передан на рассмотрение парламента еще в августе 1992г., но лишь в 1995г. был принят в первом чтении. Федеральный закон "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами" был принят Государственной Думой 20 июня 1997г. и после одобрения Советом Федерации поступил на подпись Президенту РФ. 22 июля 1997г. Президент РФ в соответствии со статьей 107 Конституции РФ отклонил Закон, как противоречащий Конституции РФ, федеральному законодательству и нормам международного права[267]. После работы согласительной комиссии в течение июля 1998г. Закон был принят обеими палатами Федерального собрания и утвержден Президентом РФ.

Закон о военно-техническом сотрудничестве является специальным нормативным правовым актом, устанавливающим принципы внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения, правовые и организационные основы деятельности органов государственной власти Российской Федерации, государственное регулирование и финансирование работ в этой сфере, порядок участия в осуществлении военно-технического сотрудничества разработчиков и производителей продукции военного назначения. Нормы Закона о военно-техническом сотрудничестве вследствие общепринятой в российском праве доктрины, имеют преимущество перед нормами общего закона, к которому относится Федеральный закон “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности”. Данный тезис имеет принципиальное значение, т.к. отдельные нормы Закона о военно-техническом сотрудничестве противоречат нормам Закона о внешнеторговой деятельности, либо дополняют его, например, субъектный состав института государственной монополии, соотношение системы экспортного контроля и государственной монополии, понятия вывоза и ввоза.

Основополагающим подзаконным актом является Указ Президента РФ от 1 декабря 2000 г. № 1953 "Вопросы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами"[268], который определяет порядок осуществления военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами, порядок предоставления российским организациям права осуществления внешнеторговой деятельности в этой сфере, их права и обязанности; порядок рассмотрения официальных обращений иностранных заказчиков и согласования проектов решений Президента РФ и Правительства РФ о поставках продукции военного назначения; порядок лицензирования в РФ ввоза и вывоза продукции военного назначения, импорт и экспорт которой подлежит контролю и осуществляется по лицензиям.

В развитие Закона о военно-техническом сотрудничестве и названного Указа Президента РФ изданы несколько десятков других нормативных правовых актов, которые в совокупности образуют законодательство о военно-техническом сотрудничестве, отличающееся сложностью и многослойностью правового регулирования, и, требующее четкого понимания и знания пределов действия конкретных регуляторов в этой сфере.

3. Виды правовых режимов имущественного оборота продукции военного назначения

В отношении объектов гражданских правоотношений сферы военно-технического сотрудничества использованы следующие виды правовых режимов:

1) по характеру оборотоспособности - жесткий и мягкий;

2) по способу определения оборотоспособности объектов гражданских правоотношений - широкий и узкий.

Различие в правовых режимах определяется характером объектов, их свойствами и, соответственно, государственным интересом в регулировании их оборотоспособности.

3.1.Мягкий правовой режим оборота продукции военного назначения

Мягкий правовой режим означает использование ограниченного набора средств государственного контроля над оборотом объектов гражданских правоотношений в сфере военно-технического сотрудничества. К ним относятся:

1) специальные комплектующие изделия, проведение работ и оказание услуг в целях производства продукции военного назначения в рамках производственной кооперации организаций государств-участников СНГ[445], которые поставляются в порядке, предусмотренном соответствующими межправительственными соглашениями - действующие соглашения в этой области предусматривают поставки без решений Президента РФ, Правительства РФ, КВТС России и выдачи лицензии КВТС России на вывоз (ввоз) продукции военного назначения;

2) запасные части, агрегаты, учебное и вспомогательное имущество к продукции военного назначения (первый вид объектов гражданских правоотношений - вещи), а также проведение работ по техническому обслуживанию и ремонту продукции военного назначения, экспорт которых осуществляется по лицензиям, выдаваемым КВТС России (второй вид объектов правоотношений - действия)[446].

3.2. Жесткий правовой режим оборота продукции военного назначения

Жесткий правовой режим означает использование всего арсенала средств государственного контроля над оборотом продукции военного назначения, как объекта гражданских правоотношений, включающий:

1) принятие решения КВТС России (Правительством РФ), наделяющего субъективными правами на совершение сделок в отношении продукции военного назначения, как с инозаказчиками, так и с производителями (разработчиками) продукции военного назначения;

2) выдачу лицензии КВТС России, наделяющей субъективными правами на перемещение военной продукции через таможенную границу для исполнения обязательств по внешнеторговому контракту.

Жесткий правовой режим использован в отношении всей остальной продукции военного назначения.

3.3. Узкий и широкий способы определения оборотоспособности продукции военного назначения

Различие в узком и широком способах определения конкретных объектов правоотношений заключается в распространении ограниченной оборотоспособности на все объекты в конкретно-определенной сфере военно-технического сотрудничества (широкий способ), либо же распространении ограниченной оборотоспособности на строго определенный перечень объектов правоотношений и, соответственно, установлении запрета на оборот остальной продукции военного назначения (узкий способ). Такой подход предопределен установлением общего запрета на наиболее значимые юридические действия в сфере военно-технического сотрудничества.

Рассмотрим конкретно ситуацию в отношении объектов гражданских правоотношений в сфере военно-технического сотрудничества.

Впервые, как объекты правоотношений внешнеторговой деятельности в сфере военно-технического сотрудничества, продукция военного назначения была выделена из всей массы других объектов гражданских правоотношений Указом Президента РФ от 5 марта 1992г. N 179, который отнес к видам продукции, свободная реализация которых запрещена, вооружение, боеприпасы к нему, военную технику, запчасти, комплектующие изделия и приборы к ним, взрывчатые вещества, средства взрывания, пороха, все виды ракетного топлива, а также специальные материалы и специальное оборудование для их производства, специальное снаряжение личного состава военизированных организаций и нормативно-техническую продукцию на их производство и эксплуатацию[447]. Казалось бы ясно, что относится к названным объектам. Вместе с тем в определении конкретных видов объектов имеются определенные трудности. Закономерен вопрос - являются ли объектами внешнеторговых сделок в сфере военно-технического сотрудничества ядерное оружие, бактериологическое и химические оружие, ракетное оружие? Мировая практика пошла по пути создания специальных международных и национальных экспортных режимов отдельно для обычных видов вооружения и военной техники, отдельно для оружия массового уничтожения, и отдельно товаров двойного применения.

К товарам (услугам) двойного применения относятся оборудование, материалы, сырье, технологии и научно-техническая информация, которые используются в гражданских целях, но могут быть применены для производства вооружения и военной техники, в том числе оружия массового уничтожения (химического, бактериологического, ядерного) и ракетных средств его доставки[448].

Президент РФ определяет списки и перечни объектов, которые отнесены к товарам двойного применения[449]. В настоящее время в России действуют Список оборудования и материалов двойного назначения и соответствующих технологий, применяемых в ядерных целях, экспорт которых контролируется[450] и Список товаров и технологий двойного назначения, экспорт которых контролируется[451], которые дают исчерпывающий перечень товаров, отнесенных к объектам экспортного контроля товаров двойного применения.

Оружие массового уничтожения (ядерное, бактериологическое, химическое) не является объектами правоотношений ни экспортного контроля товаров двойного применения, ни экспортного контроля обычных видов вооружения и военной техники, а относится к объектам международно-правовых режимов, регулируемых нормами международного публичного права.

Так статус ядерного оружия определяется не только нормами российского гражданского законодательства, определяющими его как собственность РФ, но и нормами международного публичного права, в частности Договором о нераспространении ядерного оружия[452], согласно которому Россия обязалась не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные устройства, а также контроль над ними ни прямо ни косвенно. Статус химического и биологического оружия также определяется нормами национального законодательства и международного публичного права: Конвенцией о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и об их уничтожении 1972г. и Конвенцией о запрещении разработки, производства, накоплении и применении химического оружия и его уничтожении 1993г.[453], участником которых является и Россия.

Специальный правовой статус установлен для ракетного оружия. В соответствии с Режимом контроля над ракетными технологиями (РКРТ) 1987г., участниками которого являются 19 государств, международный контроль осуществляется над законченными ракетными системами и беспилотными летательными аппаратами, способными доставлять нагрузку в 500 кг. и более на дальность свыше 300 км., а также над мощностями по производству таких систем.

Таким образом, к объектам правоотношений внешнеторговой деятельности в сфере военно-технического сотрудничества не относятся товары двойного применения, включенные в соответствующие списки, ядерное, химическое, бактериологическое оружие и ракетное оружие, подпадающее под Режим контроля над ракетными технологиями (РКРТ).

4. Правовые режимы оборота вещей как объектов гражданских прав в сфере военно-технического сотрудничества

Как уже отмечалось, первым видом объектов гражданских правоотношений действующая доктрина называет вещи, имеющие товарную форму предметов материального мира. Все вещи относятся к материальным благам, имеющим экономическую природу товаров, и являющимися объектами вещных прав. Для вещей применяется узкий способ определения конкретных объектов, ограниченно оборотоспособных в сфере военно-технического сотрудничества. К ним относятся:

1. Продукция военного назначения, включенная в первый раздел списка продукции военного назначения, разрешенной к передаче иностранным заказчикам (далее - список ПВН)[454]. В список включена номенклатура вооружений и военной техники с указанием возможности передачи лицензий на их производство[455]. Для этого подвида объектов установлен жесткий режим регулирования гражданского оборота, требующий принятия решения КВТС России (Правительства РФ) и выдачи лицензии КВТС России.

2. Специальные комплектующие изделия, запасные части, учебное и вспомогательное имущество. Экспортироваться могут только названные вещи, к ранее поставленным основным изделиям, включенным в список ПВН или поставленным инозаказчикам по специальным решения Президента РФ, если основная продукция не включена в этот список. В отношении этой категории вещей (продукции военного назначения) применяются два вида правового режима.

Мягкий (основной) режим используется, если специальные комплектующие изделия, запасные части, учебное и вспомогательное имущество поставляются на основании принятых в установленном порядке решений о поставке иностранным заказчикам продукции военного назначения или о передаче лицензий на ее производство. При этом режиме для поставки инозаказчику этой продукции военного назначения достаточно лицензии КВТС России.

Жесткий режим используется в отношении поставки специальных комплектующих изделий, запасных частей, учебного и вспомогательного имущества, если ранее не было принято в установленном порядке решения о поставке иностранным заказчикам продукции военного назначения. Данный режим требует принятия соответствующего решения КВТС России (Правительства РФ) и выдачи лицензии КВТС России. Исключение предусмотрено только в случае, если решение по такой продукции военного назначения было принято Президентом РФ.

В соответствии с действующим общим запретом в сфере военно-технического сотрудничества остальные вещи (продукция военного назначения) к обороту не разрешены и, следовательно, могут являться объектами гражданских прав только на основании решений Президента РФ.

По отношению к продукции военного назначения, относящейся к вещам, необходимо различать статику и динамику имущественных отношений. Вещные права, оформляющиеся и закрепляющие принадлежность продукции военного назначения (материальных, телесных объектов внешнеторгового оборота в сфере военно-технического сотрудничества) российским и иностранным субъектам военно-технического сотрудничества определяют статику имущественных отношений. Наиболее широким по объему правомочий вещным правом является право собственности.

Вследствие того, что продукция военного назначения является предметом внешнеторговых сделок в сфере военно-технического сотрудничества весьма важны коллизионные аспекты права собственности при их совершении.

Коллизионные аспекты права собственности регулируются законом места нахождения вещи (lex rei sitae). Данный закон регулирует следующие вопросы:

1. Может ли продукция военного назначения, вещного характера, быть объектом права собственности или иного вещного права.

2. Регулируется этим правилом также содержание вещных прав и их объем.

3. Возникновение и прекращение права собственности.

В соответствии с российским коллизионным правом (ст. 1205 ГК РФ) содержание права собственности при внешнеторговой сделке определяется в соответствии с правом страны, где имущество находится, а возникновение и прекращение права собственности – по праву страны, где имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения либо прекращения права собственности на продукцию военного назначения (ст. 1206 ГК РФ). Отношения права собственности при обороте продукции военного назначения не относятся к специфичным отношениям, требующим специального законодательного регулирования. Вследствие этого, данные отношения регулируются в порядке, установленном гражданским законодательством, в т.ч. коллизионными нормами международного частного права. Необходимо подчеркнуть, что действующим коллизионным правом (п. 1 ст. 1206) в отличие от Основ гражданского законодательства (ст. 164) предусмотрена возможность установления законом иных коллизионных привязок для определения применимого права к отношениям собственности. Однако на отношения права собственности в области экспорта продукции военного назначения законодательством не установлено специальное регулирование и, соответственно, указанные вопросы решаются в общем порядке.

Не менее важным вопросом являются вопросы права собственности при совершении внешнеторговой сделки в отношении продукции военного назначения. В ч.3 ст. 164 Основ гражданского законодательства было предусмотрено, что возникновение и прекращение права собственности на имущество, являющееся предметом сделки, определяется по праву места совершения сделки, если иное не установлено соглашением сторон. Это означает, что за основу была принята презумпция диспозитивности, т.е. автономия воли сторон в определении применимого права к вопросам права собственности. Действующим законодательством отношения права собственности при совершении сделок подчинены императивной норме – оно определяется по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 1206 ГК РФ). В силу того, речь идет о поставках продукции военного назначения из России в иностранные государства, то применимым в этих случаях будет ст.223 ГК РФ, предусматривающая, что право собственности возникает в момент передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии со ст. 459 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, риск случайной гибели переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю. Таким образом, коллизионная норма в отношении права собственности при совершении сделок претерпела изменение, эволюционируя от принципа диспозитивности, основанного на автономии воли, к императивному коллизионному принципу.

Часто во внешнеторговых договорах на поставку военной продукции делается ссылка на торговые термины СИФ, КАФ, ФОБ и т.д. В этом случае стороны договора, реализуя принцип автономии воли сторон, выбрали правила, содержащиеся в “Инкотермс” 1990г. (Международные правила толкования торговых терминов)[456], которые определяют объем прав и обязанностей продавца и покупателя, а также момент выполнения продавцом своих обязательств и, соответственно, если применяется российское право, момент перехода права собственности на продукцию военного назначения.

5. Субъекты внешнеторговой деятельности в области военно-технического сотрудничества

5.1. Российские субъекты внешнеторговых сделок

Вопросы определения субъектного состава внешнеторговых сделок в сфере военно-технического сотрудничества находятся в области регулирования императивных норм российского материального права, имеющих особое значение для интересов государства. Соответственно, эти нормы исключают применение к этой области правоотношений коллизионных норм и, следовательно, применение иностранного права.

Во внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения действует правовой режим разрешительного профиля. Доминирующим типом правового регулирования правоотношений является разрешительный порядок, основанный на принципе "запрещено все, кроме прямо разрешенного". Исходя из этого принципа, во внешнеторговой деятельности в сфере военно-технического сотрудничества возможнs только те виды деятельности, которые прямо разрешены, и тех лиц, которым она прямо разрешена.

Виды разрешенной внешнеэкономической деятельности определены Законом о военно-техническом сотрудничестве, Указами Президента РФ от 1 декабря 2000 г. № 1953 и от 6 января 2001 г. № 8[467].

К ним относятся:

внешнеторговая деятельность в отношении продукции военного назначения;

государственная посредническая деятельность в отношении продукции военного назначения;

транспортировка экспортно-импортной продукции военного назначения;

страхование перевозимой продукции военного назначения; консалтинговые, юридические, информационные, агентские услуги в сфере внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения;

маркетинговая деятельность в отношении продукции военного назначения;

производственная кооперация с предприятиями государств-участников СНГ для производства военной продукции.

Все остальные виды деятельности в сфере внешнеэкономических отношений военно-технического сотрудничества Законом и иными нормативными правовыми актами не разрешены, следовательно, не могут осуществляться какими-либо лицами.

Субъектами гражданско-правовых отношений в области экспорта продукции военного назначения могут быть не любые, а строго определенные лица, получившие на это право установленным порядком. Общим правилом определения субъектного состава является то, что ими могут быть только юридические лица.

Статьей 12 Закона о военно-техническом сотрудничестве на экспортно-оружейный рынок разрешен выход субъектам двух типов:

* предприятиям-разработчикам и производителям вооружения и военной техники, получившим такое право в порядке, установленном Президентом РФ (далее именуются - предприятия-экспортеры);

* и государственным посредникам - специализированным федеральным государственным унитарным предприятиям, основанным на праве хозяйственного ведения, которые образованы в соответствии с указами Президента РФ.

Институт государственных посредников не является новым для российского законодательства. В советское время в системе МВТ СССР и других министерств действовали внешнеторговые объединения, которые в условиях государственной монополии на внешнюю торговлю наделялись исключительным правом поставлять советскую продукцию на внешний рынок, представляя интересы непосредственных производителей.

Вместе с тем, в условиях либерализации внешнеэкономической деятельности, ликвидации государственной монополии на внешнюю торговлю и предоставления права выхода на внешний рынок всем российским лицам, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ, изменилась юридическая природа института государственного посредника[468].

Если в советское время, в условиях этатизации общественных, в том числе экономических, отношений, наличие института государственных посредников было обусловлено объективной необходимостью реализации государственной монополии на внешнюю торговлю, с одной стороны, а с другой потребностью интеграции в мировое экономическое пространство, то в условиях рыночной экономики и либерализации внешнеэкономической деятельности существование института государственных посредников обусловлено интересами национальной безопасности и суверенитета и необходимостью обеспечить непосредственно государственно-управляющее воздействие на специфические экономические отношения, которыми являются отношения внешнеторговой деятельности в сфере военно-технического сотрудничества. Существование госпосредников в советское время было общим правилом, существование их в настоящее время является исключением из общего правила. Ограничив в обороте специфичный объект гражданских правоотношений - вооружение и военную технику - и, отнеся этот вопрос к своей исключительной компетенции, государству необходимо было создать адекватные организационные структуры реализации своей компетенции на уровне управляемых объектов. Юридическая природа государственных посредников заключается в том, что в силу делегирования им государством своих полномочий по обращению специфичного объекта гражданских прав, они являются представителями государства, реализуя его исключительную компетенцию по фактическому обращению ограниченных в обороте объектов гражданских правоотношений в интересах национальной безопасности и суверенитета.

Между двумя видами субъектов ВТС существуют определенные различия. Прежде всего, это касается порядка наделения юридических лиц специальной правоспособностью.

Организационно-правовая форма государственных посредников - федеральные государственные унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, которые специально создаются для осуществления государственно-посреднических функций в сфере экономических отношений военно-технического сотрудничества указом Президента РФ.

Право на внешнеторговую деятельность в отношении продукции военного назначения могут получить также российские предприятия-разработчики и производители военной продукции любых организационно-правовых форм в специально установленном порядке.

Для хозяйствующих обществ (акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью) установлено ограничение на участие во внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения[469]:

1) Субъектами указанной деятельности могут быть только общества при условии закрепления не менее 51% их акций (долей) в федеральной собственности и размещение остальных акций (долей) российским юридическим и физическим лицам. Продажа и иные способы отчуждения акций (долей) этих организаций, а также передача их в залог и доверительное управление иностранным государствам, международным организациям, иностранным физическим и юридическим лицам, а равно российским юридическим и физическим лицам, в отношении которых перечисленные субъекты являются их аффилированными лицами, не допускаются. Данное требование является элементом государственной монополии.

2) Российские организации производители продукции военного назначения должны иметь производственные мощности, необходимые для изготовления продукции (выполнения работ, оказания услуг) военного назначения и получить лицензии на осуществление соответствующих видов деятельности.

В настоящее время определены два вида предприятий экспортеров, которым предоставлено право осуществления внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения:

1) предприятия – разработчики и производителя ПВН, осуществляющие внешнеторговую деятельность в отношении ПВН собственного производства, в т.ч. финальных изделий ПВН;

2) предприятия – разработчики и производителя ПВН, осуществляющие внешнеторговую деятельность в отношении ПВН, в части, касающейся поставок запасных частей, агрегатов, учебного и вспомогательного имущества к ранее поставленной продукции военного назначения, а также в части, касающейся проведения работ по техническому обслуживанию и ремонту этой продукции военного назначения[470].

5.2. Государственный посредник как специфичный субъект военно-технического сотрудничества

Место государственного посредника в системе военно-технического сотрудничества

Введением института государственного посредника на оружейно-экспортном рынке, государство обеспечило практическую реализацию монополии на экспорт и импорт вооружений и военной техники, что в целом положительно сказалось на возврате российского экспорта ПВН в цивилизованные рамки и позволило вернуться России на мировой рынок оружия, заняв к 1995 г. на нем второе место после США.

Важно теоретически и практически определить место государственного посредника в системе военно-технического сотрудничества

Система военно-технического сотрудничества включает:

подсистему государственного управления, состоящую из федеральных органов государственной власти и наделенных полномочиями в соответствии с решениями Президента Российской Федерации;

управляемую подсистему внешнеторговой деятельности государственных посредников и организаций – разработчиков и производителей ПВН, получивших на это право также в соответствии с решениями Президента Российской Федерации.

В соответствии с действующим законодательством государственные органы могут осуществлять внешнеторговую деятельность непосредственно только в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами (ст. 1 Федерального закона “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности”). Действующим законодательством такое разрешение в сфере военно-технического сотрудничества установлено только для Минобороны России, которое может осуществлять внешнеторговую деятельность только в части подготовки и обучения военных кадров и военно-технического персонала иностранных государств. Вследствие этого, внешнеторговую деятельность в отношении ПВН ведут только хозяйствующие субъекты.

С другой стороны сфера военно-технического сотрудничестве настолько специфична и в ней настолько ярко выражены интересы национальной безопасности, что их совмещение с частными интересами хозяйствующих субъектов в этой области возможно только в рамках специально созданных для этих целей субъектов – государственных посредников.

В силу этого, стратегические задачи и функции в сфере военно-технического сотрудничества может выполнить только специфический субъект, обладающий необходимыми возможностями как для реализации государственной политики в этой сфере и представления интересов государства, так и для представления интересов предприятий ОПК на мировом рынке В и ВТ. Необходимо четко понимать, что выполнение указанных задач не под силу ни одному оборонному предприятию промышленности. Отдельные из них, в силу имеющихся технологических разработок, намного опережающих аналогичные разработки других государств, способны конкурировать на мировом оружейном рынке благодаря своей монополии на эти разработки. Но они не в состоянии решать стратегические задачи в этой сфере – прорыв и завоевание отдельных секторов рынка по видам ПВН, которые не превосходят зарубежные аналоги или это превосходство не столь очевидно. Это, если говорить об экономических аспектах военно-технического сотрудничества. Политические же аспекты, особенно геополитические, предприятия промышленности не способны ни ставить, ни тем более решать.

Кроме того, для реализации стратегических задач при осуществлении военно-технического сотрудничества не достаточно профессиональных кадров производственников. Прежде всего, необходимы высококвалифицированные специалисты в области маркетинга, владеющие принципами ведения предконтрактной работы и годами отработанными навыками ведения переговоров. Необходимо также умение при осуществлении коммерческой работы выделять геополитическую составляющую, прогнозировать политические последствия поставок ПВН в тот или иной регион мира. Одним из основных условий успешной деятельности является также знание конъюнктуры мирового рынка оружия и правил игры на нем. Опыт и информационные ресурсы государственного посредника ФГУП "Рособоронэкспорт" позволяют выстраивать долгосрочный прогноз потребностей мирового оружейного рынка и маркетинговую стратегию при продвижении на него российской ПВН.

Соединение коммерческих интересов предприятий оборонного комплекса и одновременной реализации интересов государства при осуществлении военно-технического сотрудничества возможен только в рамках внешнеторговой деятельности специфичного субъекта, соединяющего в себе преимущества коммерческой организации и возможности решения государственных задач.

В современных условиях России, трудностях в оборонно-промышленного комплекса (ОПК) страны, недостаточном финансировании гособоронзаказа и, как следствие, неритмичной работе промышленного сектора экономики единственно возможной формой реализации государственной монополии, органично сочетающей в себе указанные выше качества, является государственный посредник. Проблемы же ОПК должны решаться не за счет получения доходов от экспорта В и ВТ, а за счет оптимизации и реструктуризации его структуры, которая возможно только в рамках структурной перестройки всей экономики.

Природа государственного посредника

Природа государственного посредника основана на исключительном государственном интересе в регулировании наиболее значимых аспектов осуществления ВТС, который может обеспечить только хозяйствующий субъект полностью подконтрольный государству, но в тоже время обладающий определенной хозяйственной независимостью и самостоятельно отвечающий перед инозаказчиками и предприятиями промышленности по своим обязательствам. Главная задача государственного посредника при осуществлении военно-технического сотрудничества состоит как в представлении на мировом оружейном рынке интересов государства, так и одновременно экономических интересов оборонно-промышленного комплекса, для которого экспортные поставки в современных условиях по сути являются единственным источником средств для выживания.

5.3. Иностранные субъекты внешнеторговых сделок

Иностранными субъектами внешнеторговых сделок в отношении российской продукции военного назначения могут быть только иностранные государства и уполномоченные государственные органы, юридические и физические лица, имеющие право на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения в соответствие с законодательством государств, где они зарегистрированы.

При рассмотрении вопросов правоспособности иностранных субъектов осуществлять указанную внешнеторговую деятельность, важное значение имеет личный закон (статут) юридического лица, определяющий его правосубъектность. Личный закон юридического лица определяется его национальностью. В международном частном праве выработаны несколько критериев определения национальности юридического лица: 1) В праве Великобритании и США господствующим критерием определения юридической принадлежности юридического лица является место его учреждения, т.е. законом того государства, где юридическое лицо создано и утвержден его устав (принцип инкорпорации); 2) в континентальных государствах Западной Европы в качестве такого критерия принцип места нахождения юридического лица, под местом нахождения которого понимается место, где находится правление этого юридического лица; 3) третьим критерием определения национальности юридического лица является место его деятельности; 4) еще одним критерием является применение “теории контроля”, позволяющий установить, кому в действительности принадлежит юридическое лицо, кто его контролирует[473].

В сфере внешнеторговой деятельности в отношении российской продукции военного назначения до выхода Указа Президента РФ от 6 сентября 1999г. № 1164 вопрос национальной принадлежности иностранных субъектов решался однозначно - при определении национальной принадлежности и, соответственно, правоспособности иностранных субъектов осуществлять указанную деятельность применялся принцип инкорпорации, т.е. по закону страны, где они зарегистрированы[474]. Действующее законодательство о военно-техническом сотрудничестве не дает конкретной коллизионной привязки, позволяющей определить применимое право для определения правоспособности иностранных субъектов ВТС[475], вследствие чего данные аспекты внешнеторговых сделок будут регулироваться общими нормами гражданского законодательства. Ст. 2 Закона о внешнеторговой деятельности и ст. 1202 ГК РФ в качестве “личного закона” для юридических лиц установлено право страны, где они зарегистрированы. “Личным законом” для физических лиц определено право страны, гражданами которой они являются (ст. 1202 ГК РФ и ст.2 Закона о внешнеторговой деятельности).

Общим выводом в отношении видов внешнеэкономической деятельности, которые могут осуществлять предприятия-экспортеры, является то, что их правоспособность также значительно сужена в сравнение с госпосредником. Они могут осуществлять:

А) внешнеторговую деятельность в отношении продукции военного назначения в соответствии с решением Президента РФ;

Б) транспортировочную деятельность в отношении производимой военной продукции и в рамках осуществления внешнеторговой деятельности, если получат соответствующую лицензию;

В) могут принимать участие в межзаводской кооперации оборонных предприятий государств-участников СНГ, если будут включены в согласованные перечни, утвержденные уполномоченными министерствами государств СНГ;

Г) и имеют право осуществлять маркетинговую деятельность в отношении производимой военной продукции.

Положением о порядке осуществления военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами для госпосредников определены особенные основания специальной правоспособности, к которым относятся ограничения, по установлению предельных цен на работы (услуги), выполняемые (оказываемые) ими[517].

Жесткое правовое регулирование правоспособности юридических лиц, осуществляющих внешнеторговую деятельность в отношении военной продукции, является характерным для ведущих стран-экспортеров оружия.

6. Объект и предмет внешнеторговых договоров в отношении ПВН

В сфере военно-технического сотрудничества воздействие императивных норм российского права на договорные отношения имеет принципиальное значение. Вследствие этого необходимо четкое разграничение области императивного и диспозитивного регулирования договорных отношений в этой сфере.

Прежде всего, следует различать объект и предмет внешнеторговых контрактов.

Объектом внешнеторговых контрактов является продукция военного назначения. Все наиболее значимые аспекты гражданско-правового оборота данных объектов регулируются императивными нормами российского законодательства.

Сложнее дело обстоит с предметом внешнеторговых договоров в этой сфере. В соответствии с действующей в России доктриной договоры относятся к обязательственным правоотношениям. “Для обязательственных отношений характерно то, что их предметом служит действие определенного лица (должника), они являются относительными, следуют за должником и предполагают активность этого последнего, противостоящего управомоченному лицу-кредитору”[524]. Вместе с тем определенная путаница может возникнуть вследствие того, что действия субъектов военно-технического сотрудничества могут также быть объектом правоотношений, называемые в зависимости от их содержания работами или услугами. И если действия, являющиеся объектом договорных правоотношений полностью регулируются императивными нормами российского законодательства, то действия, являющиеся предметом договора имеют более сложную систему правового регулирования, характеризуемую многослойностью правовых режимов.

Методологической основой в разрешении этой сложной правовой проблемы является методологический подход по определению областей императивного и диспозитивного регулирования в сфере военно-технического сотрудничества (см. пункт 5.1.2. комментария).

По внешнеторговому договору (контракту) купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену) (ст.454 ГК РФ). Таким образом, предметом договора купли-продажи в сфере военно-технического сотрудничества является совершение действий управомоченной российской организацией, направленных на передачу продукции военного назначения в собственность иностранному заказчику. Вследствие того, что такой договор совершается в сфере международных частно-правовых отношений, содержание этих действий будет регулироваться Венской конвенцией 1980г. о договорах международной купли-продажи товаров, если стороны, в силу реализации принципа автономии воли сторон, не исключили ее применение. Если, в результате автономии воли сторон, применимым будет право государства, в правовую систему которого не входит Венская конвенция, или вследствие норм международного частного права она также не применима, то порядок совершения этих действий будет определяться правом, определенным в соответствии с применимыми нормами международного частного права.

Необходимо акцентировать внимание на одном принципиальном моменте. Действия, как правовая категория, относятся к юридическим фактам, возникающим по воле людей, т.е. являются волеизъявлениями. В зависимости от соответствия или несоответствия законодательству действия подразделяются на правомерные (порождают правоотношения) и неправомерные (являются правонарушениями и не порождают правоотношения). Следовательно, для совершения действий субъект должен получить субъективное право, основанное на законе, если эти действия совершаются в сфере общего запрета, к которой относятся области императивного регулирования военно-технического сотрудничества, либо же не выйти за рамки возможного поведения, если это сфера общего дозволения военно-технического сотрудничества. В любом случае речь идет о субъективном праве на совершение конкретно-определенных действий.

7. Недействительность сделок в области экспорта продукции военного назначения и последствия признания их недействительными

7.1. Соотношение правовых институтов недействительности сделок и императивных норм, имеющих особое значение, в области действия законодательства о военно-техническом сотрудничестве

Проблема недействительности внешнеторговых сделок в юридической литературе исследована недостаточно. В широком плане речь идет о юридической природе норм, регулирующих недействительность сделок, при совершении их в области внешнеэкономической деятельности и, следовательно, в сфере правоотношений, осложненных иностранным элементом: а) относятся ли они к императивным нормам национального материального права, имеющим особое значение и вследствие этого исключающим применение коллизионных норм и реализацию автономии воли сторон в вопросе выбора применимого права: б) либо же недействительность сделок регулируется коллизионными нормами и возможен выбор применимого права.

Действующее российское коллизионное право не содержит специальных норм о применимом праве, регулирующем недействительность внешнеторговых сделок. В соответствии со статьей 1215 ГК РФ коллизионные нормы статей 1210-1214 и 1216 ГК РФ определяют применимое право только в отношении последствий недействительности договора. Встает вопрос об определении применимого права в отношении недействительности собственно договора. Общий подход, закрепленный в Гражданском кодексе (ч.2 статьи 1186) состоит в том, что, если невозможно определить право, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, законами и обычаями, то применяется право, с которым гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано. Практическая реализация принципа тесной связи обусловливает применение к отношениям недействительности сделок права, выбранного сторонами, либо, если такого выбора нет, права, определенного в соответствии с международными договорами Российской Федерации и нормами международного частного права, как коллизионными, так и материальными. В силу того, что правоотношения недействительности сделок в зависимости от их вида отражают ту или иную степень публичного интереса в регулировании этих отношения конкретно определенным способом, только анализ оснований признания сделок недействительными, содержащихся в материальном российском праве, может дать исчерпывающий ответ на вопрос о применимости иностранного права для такого рода сделок. Речь идет о том, что практическая реализация принципа тесной связи предполагает его корреспондирование с принципом применения императивных норм российского законодательства, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права (статья 1192 ГК РФ). При этом необходимо иметь ввиду, что приоритетное применение указанных императивных норм не означает исключение из принципа тесной связи. Связь, которая возникает между правоотношением, осложненным иностранным элементом, и императивной нормой, и есть та самая тесная связь между названным правоотношениям и императивной нормой, которая отражает публичный интерес в регулировании данной правоотношения этой императивной нормой. Теоретически можно предположить, что в силу статьи 1215 ГК РФ к последствиям недействительности договора может быть применимо одно право, например, выбранное сторонами в отношении договора, а к недействительности – другое, отражающее тесную связь между правоотношениями недействительности и применимым правом. Практическая же реализация принципа тесной связи обусловливает единство применимого права как к отношениям недействительности сделок, так и последствия такой недействительности, т.к. реализация принципа тесной связи возможно только совместно с принципом учета императивных норм. Именно поэтому к отношениям последствий недействительности договора, если они имеют особое значение, так же, как и к аналогичным отношениям недействительности сделок будут применимы императивные нормы российского права, а не право, определенное в соответствии с коллизионными нормами статей 1210-1214 и 1215 Гражданского кодекса. Если же нормы, регулирующие недействительность и последствия недействительности договора, не имеют особого значения, то единство применимого права также будет обусловлено принципом тесной связи, т.к. даже выбор сторонами применимого права есть ничто иное, как реализация принципа тесной связи.

7.2. Основания признания сделок недействительными

Российская юридическая доктрина выработала четыре вида оснований признания сделок недействительными[530]. К ним относятся:

1) сделка должна быть совершена в установленной законом форме.

2) воля субъектов сделки должна формироваться в нормальных условиях, а волеизъявление должно соответствовать их действительной воле;

3) для действительности сделки необходимо, чтобы ее субъекты обладали необходимой правоспособностью и дееспособностью;

4) содержание сделки не должно противоречить закону и иным нормативным правым актам.

7.3. Последствия недействительности внешнеторговых сделок в сфере военно-технического сотрудничества

Актуален вопрос о последствиях недействительности внешнеторговых сделок в сфере военно-технического сотрудничества.

В общем плане речь здесь также идет о применимости норм иностранного права при регулировании последствий недействительности сделок, объектом которых является российская продукция военного назначения.

Последствия недействительности сделок по иностранному праву и по российскому гражданскому праву схожи. В законодательствах иностранных государств предусмотрена “двусторонняя реституция”, когда стороны недействительной сделки возвращаются в первоначальное положение, т.е. в то, в котором они находились до заключения сделки[555]. Аналогичные последствия предусмотрены п.2 ст.167 ГК РФ, содержащей общие правила о последствиях недействительности сделок. Двусторонняя реституция не имеет принципиального значения, с т.з. последствий недействительности сделок в отношении продукции военного назначения, в силу того, что полученная по такой сделки инозаказчиком военная продукция должна быть возвращена российской стороне, что соответствует жестким правовым принципам, регулирующим эту сферу.

Законодательства некоторых государств предусматривают одностороннюю реституцию или недопущение реституции. Так ст. 61 Общих положений гражданского права КНР предусмотрено, что, если обе стороны, сговорившись в злонамеренных целях, своими действиями причинили вред интересам государства, коллектива или третьего лица, следует истребовать приобретенное обеими сторонами имущество и передать его в собственность государства, коллектива или возвратить третьему лицу[556].

Данные последствия недействительности сделок, объектом которых является российская военная продукция имеют принципиальное значение вследствие существующего жесткого правового режима разрешительного типа в этой сфере.

Речь идет о том, что для ряда последствий недействительности сделок предусмотрена одностороння реституция, заключающаяся в том, что исполненное обратно получает только одна сторона (добросовестная), другая же (недобросовестная) сторона исполненного не получает. Исполненное ею должно передаваться в доход государства, если же исполнение не состоялось, то взыскивается подлежащее исполнению. Теоретически возможна ситуация, когда иск о применении односторонней реституции рассматривается иностранным судом, а недобросовестной является российская сторона. Соответственно, иностранным судом может быть принято решение о взыскании в доход иностранного государства российской продукции военного назначения и возвращение российской стороной все ею полученное по сделке. Исполнение такого судебного решения будет противоречить основополагающим принципам российской правовой системы, в соответствии с которыми гражданский оборот военной продукции относится к вопросам национальной безопасности и его можно рассматривать как элемент публичного порядка в российском праве. Аналогичные рассуждения применимы и к такому виду последствий недействительности сделок как недопущение реституции и обращению всего, что было передано в исполнение или должно быть передано по сделке, в доход государства. Соответственно, нормы, регулирующие последствия недействительных сделок необходимо рассматривать как правовую категорию, имеющую самостоятельный правовой режим императивного характера, исключающего применение к ним иностранного права. Именно особое значение для защиты интересов государства норм о последствиях недействительности сделок, устанавливающих недопущение реституции или односторонней реституции определяет их соотношение с коллизионной нормой статьи 1215 ГК РФ, а именно приоритет указанных норм материального права, исключающих применение названнной коллизионной нормы.

В случае же рассмотрения исков о недействительности сделок в отношении российской продукции военного назначения иностранными судами и применении к ним в качестве последствий недопущения реституции, то здесь необходимо иметь ввиду следующее. Если в доход иностранного государства должно быть передана российской стороной военная продукция, то выполнение такого судебного решения маловероятно на основании ст. 5 Нью-йоркской конвенции 1958г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, в силу которой в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано, если компетентная власть Российской Федерации найдет, что признание и приведение в исполнение этого решения будет противоречить российскому публичному порядку.

8. Порядок заключения внешнеторговых сделок в области военно-технического сотрудничества

Основным содержанием внешнеторговой деятельности управомоченных российских организаций в сфере военно-технического сотрудничества является осуществление сделок в отношении продукции военного назначения. Абсолютное большинство сделок опосредуется международными коммерческими контрактами купли-продажи вооружения и военной техники, и лишь незначительная часть сопровождается перемещением товаров по специальным решениям Правительства РФ без заключения контрактов (выставки, демонстрации). Реализация типовой коммерческой сделки в отношении продукции военного назначения проходит последовательные этапы, требующие получения соответствующих разрешений уполномоченных государственных органов на осуществление юридически значимых действий, которые, в свою очередь, являются продолжением, а одновременно и составной частью единого технологического процесса создания и реализации продукции, включая его первоначальные фазы - маркетинговые исследования, выбор продукции, определение рыночной стратегии.

Не останавливаясь на общей характеристике внешнеторговых сделок, которые исследованы юристами в области международного частного права, необходимо выделить особенности, которые присущи правовым режимам внешнеторговых сделок в отношении продукции военного назначения[557].

Особенности внешнеторговых сделок в отношении продукции военного назначения предопределяются государственной монополией на деятельность в области военно-технического сотрудничества, введенной Федеральным законом “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации”. В соответствие с принципами государственной монополии создан режим подконтрольности и прозрачности для государства всех этапов совершения внешнеторговых сделок с продукцией военного назначения.[558].

Первоначальный этап совершения внешнеторговой сделки в отношении продукции военного назначения включает проведение переговоров с инозаказчиками. На этом этапе управомоченные российские организации по согласованию с КВТС России, а государственный посредник самостоятельно (см. пункт 4.2.8. комментария), проводят поиск заказчиков в государствах, в которые разрешена передача продукции военного назначения, координируют свою деятельность с посольствами РФ. В ходе этих переговоров они имеют право знакомить инозаказчиков с тактико-техническими характеристиками образцов вооружения и военной техники, разрешенных для экспорта, а также с основными положениями научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по их созданию (модернизации) в объеме, предварительно согласованном с Минобороны России, и знакомить с уровнем цен, согласованным с КВТС России.

Следующий этап включает подготовку и подписание контрактных документов. На этом этапе в Российскую Федерацию должно поступить официальное обращение иностранного государства или управомоченной иностранной организации о поставке продукции военного назначения[559]. Соответственно обращение других лиц не влечет за собой никаких действий с российской стороны. Норма, предписывающая, что обращение должно быть от иностранной организации, имеющей разрешение уполномоченного органа государства, где она зарегистрирована, на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения, предполагает, что соответствующий документ, подтверждающий полномочия иностранной органиазации, должен обязательно прилагаться вместе с обращением с целью подтверждения своей правоспособности.

Следующим документом, необходимым для принятия решения об экспорте продукции военного назначения, является документ, содержащий обязательства уполномоченного органа иностранного государства использовать экспортируемую продукцию военного назначения только в заявленных целях и не допускать ее реэкспорт или передачу третьим странам без согласия Российской Федерации. В российском законодательстве этот документ получил название сертификат конечного пользователя.

Официальные обращение иностранных государств и иностранных организаций об экспорте продукции военного назначения направляются по дипломатическим каналам через посольства РФ или через российские субъекты ВТС.

Порядок рассмотрения официальных обращений инозаказчиков определен Порядком рассмотрения официальных обращений иностранных заказчиков и согласования проектов решений Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами о поставках продукции военного назначения[560].

В соответствии с названным Порядком уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, ответственным за рассмотрение официальных обращений иностранных заказчиков и организацию согласования решений об осуществлении поставок продукции военного назначения, является КВТС России.

КВТС России при поступлении в установленном порядке официального обращения иностранного заказчика регистрирует его и в 2-дневный срок поручает одному из российских субъектов военно-технического сотрудничества провести дальнейшую проработку указанного обращения и определить возможность его реализации, прилагая к этому поручению полученные от иностранного заказчика документы.

Одновременно с этим КВТС России информирует иностранного заказчика о принятии его обращения к рассмотрению.

Если обращение иностранного заказчика является результатом предварительно проведенных российским субъектом военно-технического сотрудничества в установленном порядке маркетинговых исследований, а также если это обращение обусловлено необходимостью исполнения дополнительных обязательств по ранее заключенному контракту или является пожеланием иностранного заказчика провести работы в развитие ранее выполненного контракта, то исполнитель определяется с учетом этих обстоятельств.

При обращении иностранного заказчика непосредственно к российскому субъекту военно-технического сотрудничества последний информирует об этом Комитет Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами и в 2-дневный срок передает Комитету полученные от иностранного заказчика документы.

В случае осуществления поставок продукции военного назначения, включенной в список продукции военного назначения, разрешенной к передаче иностранным заказчикам (далее именуется - список N 1), государствам, включенным в список государств, в которые разрешена передача продукции военного назначения, указанной в списке продукции военного назначения, разрешенной к передаче иностранным заказчикам (далее именуется - список N 2), российский субъект военно-технического сотрудничества после получения соответствующих документов от Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами определяет возможные источники поставок (из промышленности и (или) из наличия федеральных органов исполнительной власти) и готовит проект решения Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами или по согласованию с ним проект решения Правительства Российской Федерации, согласовывая их с Министерством иностранных дел Российской Федерации, Министерством обороны Российской Федерации (в том числе с Генеральным штабом Вооруженных Сил Российской Федерации), Министерством финансов Российской Федерации (при поставках продукции военного назначения с использованием средств федерального бюджета), Министерством имущественных отношений Российской Федерации (в случае поставок продукции военного назначения из наличия федеральных органов исполнительной власти).

В случае поставок продукции военного назначения из наличия федеральных органов исполнительной власти российские субъекты военно-технического сотрудничества уведомляют Министерство финансов Российской Федерации.

В случае осуществления поставок продукции военного назначения, включенной в список N 1, государствам, не включенным в список N 2, российский субъект военно-технического сотрудничества после получения соответствующих документов от Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами готовит проекты решений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, дополнительно согласовывая их со Службой внешней разведки Российской Федерации и Федеральной службой безопасности Российской Федерации.

В случае осуществления поставок продукции военного назначения, не включенной в список N 1, российский субъект военно-технического сотрудничества после получения соответствующих документов от Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами определяет возможные источники поставок (из промышленности и (или) из наличия федеральных органов исполнительной власти), готовит проекты решений Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации и согласовывает их дополнительно:

с Государственной технической комиссией при Президенте Российской Федерации - в части, касающейся возможности и условий осуществления поставок заявленной продукции;

с Министерством юстиции Российской Федерации - в части, касающейся правовой защиты государственных интересов при передаче иностранным заказчикам результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного назначения, не указанных в списке N 1, права на которые принадлежат Российской Федерации.

С Министерством обороны Российской Федерации в данном случае согласовываются также экспортная комплектация и тактико-технические характеристики образцов вооружения и военной техники, предлагаемых к поставке, и основные параметры заказываемых научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Проекты решений Президента Российской Федерации и (или) Правительства Российской Федерации, а также Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами, подготовленные российским субъектом военно-технического направляются им на согласование в федеральные органы исполнительной власти в срок, не превышающий семи дней со дня получения соответствующих документов от Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами.

Срок согласования указанных проектов решений или выдачи мотивированного заключения об отказе в согласовании не должен превышать семи дней со дня их поступления в соответствующие федеральные органы исполнительной власти при условии, что поставляемая продукция военного назначения включена в список N 1 и имеет утвержденные тактико-технические характеристики и экспортную комплектацию, а также основные параметры научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Указанные федеральные органы исполнительной власти рассматривают представленные проекты решений только в части, касающейся вопросов, относящихся к их ведению, не обусловливая рассмотрение документов необходимостью их предварительного согласования с другими федеральными органами исполнительной власти или организациями.

Согласованные с федеральными органами исполнительной власти проекты решений Президента Российской Федерации и (или) Правительства Российской Федерации, а также Комитета Российской Федерации по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами направляются российским субъектом военно-технического сотрудничества в КВТС России, который в 5-дневный срок рассматривает их, принимает соответствующее решение или вносит в установленном порядке в Правительство Российской Федерации.

Общий срок рассмотрения официальных обращений иностранных заказчиков о поставках продукции военного назначения, подготовки и согласования проектов решений Президента Российской Федерации и (или) Правительства Российской Федерации, а также КВТС России не должен превышать 20 дней.

Российский субъект военно-технического сотрудничества в 2-дневный срок после получения решений Президента Российской Федерации и (или) Правительства Российской Федерации, а также КВТС России информирует об этом иностранного заказчика

Контроль со стороны государства над этапом исполнения контрактных обязательств реализуется путем выдачи лицензии КВТС России, в соответствии с которой юридическое лицо наделяется субъективным правом на перемещение продукции военного назначения через государственную границу (см. пункт 5.3. комментария).

Определение постановлениями Правительства РФ от 2 октября 1999г. № 1109 и от 20 ноября 1999г. № 1273 дополнительных ограничений, не основанных на Законе о ВТС и Указе Президента РФ от 1 декабря 2000 г. № 1953, является неоправданным вмешательством государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС.

Жесткий контроль за всеми этапами экспортно-импортных операций в отношении продукции военного назначения является характерной чертой государственного управления военно-экспортной политикой всех ведущих стран-экспортеров оружия.

Характеризуя в целом внешнюю торговлю вооружением и военной техникой в Российской Федерации необходимо отметить, что она идет по двум направлениям.

Первое направление охватывает поставки продукции военного назначения во исполнение международных договоров Российской Федерации и выполнения международных экономических и валютно-кредитных обязательств Российской Федерации. Выполнение международных обязательств осуществляется в рамках экспортной части государственного оборонного заказа и имеет свои особенности, о которых будет сказано ниже

Второе направление охватывает все остальные внешнеторговые сделки в отношении продукции военного назначения, совершенными на основании официальных обращений иностранных государств или иностранных организаций, имеющих разрешение уполномоченного органа государства, где они зарегистрированы, на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения.

В зависимости от характера внешнеторговой сделки и ее объекта (определенного вида продукции военного назначения) можно определить их конкретные виды, каждый из которых имеет свой режим правового регулирования. Содержание правового режима каждого вида названных сделок определяется важностью для безопасности и интересов государства самого объекта правового регулирования (самолет это или запасная часть к нему) и характером внешнеторговой операции (экспорт или импорт).

Правовое регулирование правоотношений при осуществлении внешнеторговых сделок в отношении продукции военного назначения осуществляется на основе:

Положения о порядке осуществления военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами; .

Порядка лицензирования в РФ ввоза и вывоза продукции военного назначения, импорт и экспорт которой подлежат контролю и осуществляются по лицензиям[561].

8.1. Правовой режим импортных сделок в отношении продукции военного назначения.

Данный режим также имеет существенные особенности. До выхода Указа Президента РФ от 6 сентября 1999г. № 1164 импорт продукции военного назначения осуществлялся только для нужд федеральных органов исполнительной власти, имеющих в своем составе войска и воинские формирования. Вряд ли такой подход отвечал государственным интересам, т.к. имели место случаи, когда комплектующее изделие оборонного назначения, тоже являющееся военной продукцией, но не включенное в перечень по межзаводской кооперации стран СНГ или производимое не в рамках СНГ (например, прибалтийские государства) было необходимо оборонному предприятию для комплектования финального изделия. Неоправданное сужение круга пользователей импортной продукции приводил к ситуациям, когда наносился ущерб оборонном интересам страны. Так, в 1997 г. МВЭСом России было отказано в выдаче лицензии АООТ "Водтрансприбор", которому необходимо было импортировать аппараты магнитной записи, изготавливаемые литовским предприятием "Вильняус Гарсас" для комплектования конечной продукции.

Данная проблема была разрешена в Указе Президента РФ от 6 сентября 1999г. № 1164, в котором предусмотрено, что импорт ПВН для нужд организаций – разработчиков и производителей ПВН, которые используют иностранную продукцию военного назначения при производстве собственной ПВН, осуществляется на основании решений Правительства РФ государственными посредниками или непосредственно организациями-разработчиками и производителями ПВН, если им предоставлено право осуществления внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения.

Следующей существенной особенностью правового режима импорта продукции военного назначения является то, что импорт для нужд федеральных органов исполнительной власти осуществляется только в рамках оборонного государственного заказа государственными посредниками совместно с головными исполнителями, определенными в оборонном заказе. Из сказанного следует, что объектами правоотношений импорта продукции военного назначения могут быть только товары, включенные в государственный оборонный заказ, утверждаемый Правительством РФ, а субъектами правоотношений только государственные посредники. Федеральные органы исполнительной власти, имеющие в своем составе войска и воинские формирования, являющиеся госзаказчиками и определенные ими головные исполнители, а также предприятия, получившие право на внешнеторговую деятельность в отношении продукции военного назначения, не могут быть субъектами правоотношений импорта указанной продукции. Правоспособность у госпосредников на осуществление импортных операций появляется с момента утверждения Правительством РФ государственного оборонного заказа и подписания государственных контрактов с соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Реализация импортной сделки в отношении продукции военного назначения (исполнение обязательств) возможна только на основании лицензии, выданной КВТС России.

Действующим порядком осуществления военно-технического сотрудничества, установленным Указом Президента РФ от 1 декабря 2000 г. № 1953, вышеназванный порядок импортных операций в отношении продукции военного назначения оставлен без изменения.

9. Лицензирование ввоза и вывоза продукции военного назначения

9.1. Правовые аспекты института лицензирования внешнеторговых операций в отношении продукции военного назначения

В рамках настоящего исследования, внешнеторговые операции в отношении продукции военного назначения относятся ко второму типу объектов правоотношений института лицензирования[430].

Теоретическая необоснованность и нормативная неопределенность юридического содержания и природы института лицензирования внешнеторговых операций в отношении продукции военного назначения приводит к различному, порою прямо противоположному, пониманию его реального содержания федеральными органами исполнительной власти, задействованными в системе государственного управления военно-техническим сотрудничеством. Разница в подходах заключается в определении перечня конкретных объектов правоотношений лицензирования и их содержании, а также характере деятельности хозяйствующих субъектов в рамках этих объектов.

Исходя из п.9 Положения о порядке осуществления в РФ контроля внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения[431] , которым было определено, что порядок выдачи лицензий на вывоз и ввоз продукции военного назначения устанавливается Правительством РФ, ГТК России в 1998г. обосновывало, что создана система экспортного контроля перемещения военной продукции через таможенную границу, а не система экспортного контроля внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения, и, что Указом Президента РФ от 20 августа 1997г. N 907 определен механизм государственного регулирования вывоза и ввоза продукции военного назначения.

Такая позиция ГТК предполагает обстоятельный анализ законодательства. Действовавшим в тот период Указом Президента Российской Федерации от 20 августа 1997г. N 907 был определен порядок государственного контроля внешнеторговой деятельности в сфере военно-технического сотрудничества, а не государственный контроль перемещения продукции военного назначения через таможенную границу. Вопросы внешнеторговой деятельности, в том числе в отношении продукции военного назначения, регулируются законами и нормативными правовыми актами внешнеторгового, а не таможенного законодательства, к ведению которого относится регулирование порядка и условий перемещения товара через таможенную границу[432], регулирование внешнеторгового обмена (объема, структуры и условий экспорт и импорта) через установление соответствующего таможенного режима перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу[433]. В силу этого существуют принципиальные различия в понятиях сходных по наименованию, но разных по содержанию. Прежде всего, это касается понятий "экспорт" и "импорт".

В главе 14 ТК РФ дано определение таможенного режима "экспорт товаров" и установлен порядок его осуществления. Предметом данной главы является правовой режим перемещения товаров с таможенной территории при использовании таможенного режима "экспорт товаров". "Таможенно-правовые нормы - это устанавливаемые государством правила поведения, с помощью которых регулируются общественные отношения в связи и по поводу перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу"[434].

В тоже время в статье 2 Федерального закона от 13 октября 1995г. N 157-ФЗ "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" дано определение "экспорта", которое необходимо рассматривать в контексте регулируемых Законом правоотношений. В соответствии с внешнеторговым законодательством предметом экспорта является вывоз товара, работ, услуг и т.д. с таможенной территории Российской Федерации за границу без обязательства об обратном ввозе в ходе предпринимательской деятельности в области международного обмена названными объектами гражданских прав. Исходя из ст. 2 Закона, в котором дано определение "экспорта", тождественным ему следует считать понятие "экспортная операция" и отдельные коммерческие операции не сопровождающиеся вывозом товара.

Если брать сферу регулирования внешнеторгового законодательства, то когда говорят об экспорте и импорте, речь здесь идет, прежде всего, о внешнеторговых сделках, содержанием которых являются операции по ввозу из-за границы товаров или вывозу товаров за границу товаров, либо сопутствующие операции, связанные с вывозом или ввозом товаров. К ним относятся договоры купли-продажи товаров, а также договоры подряда, комиссии и ряд других договоров[435]. В понятии "внешнеторговая сделка" момент экспорта и импорта должен рассматриваться в широком экономическом смысле[436].

Таким образом, внешнеторговым законодательством регулируются правоотношения, возникающие при осуществлении экспортно-импортных операций в отношении объектов гражданских прав, а не правоотношения, возникающие при перемещении этих объектов через таможенную границу. Последние являются частью внешнеторговой операции, заключительным этапом исполнения контрактных обязательств.

В практическом плане речь должна идти об объективном характере государственных интересов и конкретных полномочий для осуществления государственного контроля в ходе осуществления лицензирования внешнеторговой операции. Какие элементы (объекты) такой операции контролируются через установление ограничений и запретов, а какие нет, и в этих областях реализуется автономия воли субъектов ВТС.

Особое мнение в отношении перечня объектов института лицензирования в 1998 г. придерживался Минюст России, который считал, что Указ Президента РФ от 20 августа 1997г. N 907 противоречит Федеральному закону "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" в части выдачи лицензий на временный вывоз, вывоз на переработку и аренду (лизинг) продукции военного назначения вследствие того, что названным законом предусмотрена выдача лицензий только на осуществление экспортно-импортных операций.

Ошибочность позиции Минюста России заключается в неправильной квалификации реального содержания понятий "экспорт" и "импорт" и предмета правового регулирования системы экспортного контроля. Указом Президента РФ от 20 августа 1997г. N 907 различные по характеру и содержанию экспортно-импортные операции в отношении продукции военного назначения были определены через понятия таможенных режимов, вследствие чего, по мнению Минюста России, законодательством не предусмотрено лицензирование вывоза и ввоза, лизинга и т.д. продукции военного назначения. Попытаемся разобраться в этой ситуации.

В статье 2 Федерального закона "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности" понятия "экспорт" и "импорт" определены соответственно через понятия "вывоз" и "ввоз", вследствие чего их можно считать тождественными. Экспортно-импортные операции в отношении продукции военного назначения имеют различное содержание в зависимости от объекта гражданских прав и характера внешнеторговой сделки.

Названным Указом, а позднее Законом о военно-техническом сотрудничестве и Указом Президента РФ от 1 декабря 2000 г. № 1953 определены 2 крупные группы объектов гражданских правоотношений. Материальные объекты - вооружение, военная техника, специальные комплектующие изделия, запасные части и вспомогательное имущество. Нематериальные объекты - услуги (частным случаем которых являются работы), которые ст. 2 Закона о внешнеторговой деятельности определены как предпринимательская деятельность, направленная на удовлетворение потребностей других лиц. Статьей 779 ГК РФ услуга определена как совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности. Определяющим признаком, по которому услуги выведены в самостоятельный объект гражданских правоотношений, является то, что результату предшествует совершение определенных действий, не имеющих материального воплощения, но составляющих вместе с ним единое целое. Услуги различаются по характеру и юридическим последствиям. Одни воплощаются в материальных предметах, другие не выражаются в овеществленном труде. Услуги могут проявляться и в сугубо юридических действиях обязанного лица в силу закона или договора[437].

К услугам, в частности, относится ремонт вооружения и военной техники, принадлежащей иностранному государству, на территории Российской Федерации. В соответствии с Указом Президента РФ от 1 декабря 2000 г. № 1953 такая внешнеторговая операция будет называться временным ввозом. Однако, ее предметом является не импорт названной продукции, а оказание экспортной услуги по ремонту временно ввезенной на территорию РФ техники, которая должна сопровождаться соответствующим таможенным режимом (а именно "ввоз на переработку"). В соответствии со ст. 2 Закона факт экспорта фиксируется в момент предоставления услуг, то есть факт пересечения таможенный границы не является определяющим. Но ее будет пересекать товар с измененными потребительскими свойствами, в отношении которого была оказана услуга. Следовательно, к экспортно-импортным операциям относятся и те случаи, когда предметом сделки является предоставление технических услуг. Предоставление той или иной технической помощи может быть дополнением к обязательству продавца поставить материальные вещи (например, передача технической документации при продаже оборудования) или самостоятельным предметом контракта[438].

Таким образом, различное содержание внешнеторговых сделок определяет различие в характере внешнеторговых операций. К видам внешнеторговых операций, а не перемещений, относятся аренда (лизинг), временный вывоз, временный вывоз на переработку продукции военного назначения, которые были прямо указаны в Указе Президента Российской Федерации от 20 августа 1997г № 907 и действующем Указе от 1 декабря 2000 г. N 1953.

Соответственно, названные Указы не противоречат Федеральному закону "О государственном регулировании внешнеторговой деятельности".

Вместе с тем, необходимо определить реальное (объективное) содержание предмета правового регулирования при осуществлении лицензирования внешнеторговых операций в отношении продукции военного назначения. Внешнеторговая операция включает в себя до десятка и более различных сделок и фактических действий. Вопрос в том, что из них является объектом государственного контроля при осуществлении лицензировании?

На различных этапах формирования системы военно-технического сотрудничества реальное содержание объекта государственного контроля при лицензировании менялось, что являлось отражением определенного расклада сил в системе государственного управления этой сферой и возможностями тех или иных политических группировок влиять на решение этого вопроса.

Анализ действовавшего до выхода Указа Президента РФ от 6 сентября 1999г. № 1164 законодательства показывает, что объектом государственного контроля посредством лицензирования была каждая внешнеторговая сделка[439]. Правовыми последствиями данного юридического факта являлось то, что в результате осуществлялся государственный контроль за действиями субъектов ВТС, направленными на приобретение, изменений и прекращение субъективных прав и обязанностей в отношении продукции военного назначения. Вследствие этого, Минторг России имел весьма обширные полномочия по реальному воздействию на юридические действия субъектов ВТС в рамках осуществления внешнеторговой операции, т.е. на всю совокупность этих сделок и действий, направленных, в конечном итоге, на поставку военной продукции инозаказчику. Отсутствие федерального закона, устанавливающего позитивные границы государственного контроля, принцип исключения неоправданного вмешательства государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС давали объективную основу для рассмотрения Минторгом России своих полномочий в области лицензирования расширительно.

С выходом Указа Президента РФ от 6 сентября 1999г. № 1164 ситуация существенно изменилась. Названным Указом в качестве объектов государственного контроля при осуществлении лицензирования определены ввоз и вывоз продукции военного назначения. В правовом отношении это означает, что:

1) Объектом государственного контроля при осуществлении лицензирования в настоящее время не являются сделки, т.е. действия направленные на приобретение, изменение и прекращение прав и обязанностей в отношении продукции военного назначения.

2) Реальным правовым содержанием лицензирования ввоза и вывоза продукции военного назначения является наделение субъективным правом на перемещение продукции военного назначения через таможенную границу Российской Федерации, что подтверждается п.10 Положения о порядке осуществления военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, в соответствии с которым необходимым условием для осуществления таможенного оформления и таможенного контроля в отношении продукции военного назначения является наличие соответствующей лицензии КВТС России.

9.2. Соотношение субъективного права на перемещение продукции военного назначения через таможенную границу и договорного обязательства в отношении этой продукции

Лицензия на ввоз (вывоз) продукции военного назначения не является правовым основанием осуществления договорного обязательства, а субъективное право на перемещение указанной продукции, полученное на основании лицензии, не является основанием исполнения обязанностей и использования прав по такой сделке. Основанием осуществления договорного обязательства является собственно договор. Подтверждением этому является тот факт, что если базисом поставки в соответствии с ИНКОТЕРМС 90 является, например, условие франко перевозчик (FCA), то продавец будет считаться выполнившим свое обязательство по поставке, когда он передаст товар в распоряжение покупателя на своем предприятии (заводе, фабрике, складе и т. п.), т.е. на территории России. При этом риски неполучения лицензии лежат не на субъекте ВТС, а на инозаказчике. Может возникнуть ситуация, когда обязательство будет считаться выполненным, однако продукция военного назначения не вывезена в иностранное государство вследствие неполучения лицензии КВТС России, тем более, что лицензия выдается только российскому субъекту ВТС[440]. Таким образом, можно сделать вывод, что обязательство по поставке продукции военного назначения на условиях FCA будет выполнено, при этом получение лицензии на вывоз этой продукции не является основанием выполнения договорного обязательства.

Объектом государственного контроля при лицензировании в сфере военно-технического сотрудничества являются юридические и фактические действия, совершенные субъектом ВТС при осуществлении поставки военной продукции инозаказчику, их соответствие системе разрешений и ограничений, составляющих в совокупности систему экспортного контроля. Не совершение этих действий, а действия уже совершенные. И в этом принципиальная разница между действовавшей до 6 сентября 1999г. и действующей в настоящее время системы лицензирования. Контроль осуществляется над уже совершенными действиями (юридическими фактами), а не действиями (юридическими фактами), которые еще будут совершены в будущем. Названным Указом установлен менее жесткий режим государственного контроля на этапе осуществления контрактных обязательств. Однако не соответствие уже совершенных в отношении продукции военного назначения действий системе общих и частных запретов будет означать их ничтожность.

Обобщая сказанное можно сделать следующие выводы:

1. Институт лицензирования внешнеторговых операций в отношении продукции военного назначения представляет собой совокупность правовых норм, которые регулируют правоотношения наделения юридических лиц субъективным правом на перемещение ПВН в рамках осуществления этих операций.

2. Правоотношения лицензирования внешнеторговых операций в отношении продукции военного назначения - это отношения между федеральными органами исполнительной власти и российскими организациями, получившим право на внешнеторговую деятельность в отношении продукции военного назначения по поводу наделения последних в установленном порядке субъективным правом на перемещение ПВН через таможенную границу Российской Федерации в рамках осуществления внешнеторговых операций в отношении ПВН.

3. Объектами правоотношений лицензирования внешнеторговых операций в отношении продукции военного назначения являются исключительно юридические и фактические действия, совершенные субъектом ВТС при осуществлении поставки ПВН инозаказчику, их соответствие системе разрешений и ограничений, составляющих в совокупности систему экспортного контроля.

4. Предметом правоотношений лицензирования является деятельность государственных органов, направленная на государственный контроль перемещения продукции военного назначения через таможенную границу РФ, осуществляемая в процессе лицензирования внешнеторговых операций.

5. Субъектами правоотношений лицензирования внешнеторговых операций в отношении продукции военного назначения являются:

- федеральные органы исполнительной власти, которые в соответствии с определенной компетенцией, наделяют управомоченные российские организации, субъективным правом на перемещение ПВН в форме лицензии (разрешения);

- российские организации, получившие право на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения, но в соответствии с системой экспортного контроля не имеющие субъективного права на перемещение ПВН в рамках установленной специальной правоспособности иначе, как в порядке получения соответствующей лицензии, предоставляющей такое право.

Совокупность норм регулирующих правоотношений лицензирования является институтом административного права.

В некоторых контрактах в отношении продукции военного назначения в качестве основания освобождения от ответственности за нарушение обязательств отказ в выдаче лицензии формулируется в качестве действия непреодолимой силы, т.е. форс-мажора. Однако экспортерам необходимо иметь в виду, что суд, при рассмотрении иска о нарушении контрактных обязательств из-за не получения лицензии на ввоз (вывоз) ПВН, прежде всего, будет исходить из наличия вины экспортера-импортера. Является ли неполучение лицензии следствием собственной халатности лица, не выполнившего требования порядка лицензирования, либо же результатом административных действий государственного органа, обусловленных интересами национальной безопасности.

10. Виды внутригосударственных правовых режимов осуществления экспорта вооружения и военной техники

Международный обмен продукцией военного назначения характеризуется жесткими правовыми механизмами государственного контроля за общественными отношениями, опосредующими экспорт вооружения и военной техники, специфика которых определяется особенностями политической системы общества и правовой системы конкретного государства.

Для классификации внутригосударственных правовых режимов поставок продукции военного назначения необходимо исследовать три аспекта, которые в совокупности определяют их характер:

порядок определения объектов правоотношений в области военно-технического сотрудничества;

порядок определения субъектов внешнеторговых сделок в отношении продукции военного назначения;

порядок осуществления экспорта вооружения и военной техники.

Системный и сравнительно-правовой анализ действующих внутригосударственных систем осуществления экспорта продукции военного назначения иностранных государств позволяет подразделить их на три типа:

жесткую систему осуществления экспорта продукции военного назначения (Hard Arms Export System);

умеренную систему осуществления экспорта продукции военного назначения (Medium Arms Export System);

мягкую систему осуществления экспорта продукции военного назначения (Soft Arms Export System).

10.1. Жесткая система осуществления экспорта продукции военного назначения (Hard Arms Export System)

Характер жесткой системы осуществления экспорта военной продукции определяется разрешительным порядком регулирования основополагающих аспектов военно-технического сотрудничества. Это означает, что законодательно установлен общий запрет на имеющие существенное значение для экспорта вооружений и военной техники юридически значимые действия, как общее правило, предполагающее в качестве исключения из него разрешительный порядок осуществления этих действий.

Разрешительный порядок правоотношений в области экспорта военной продукции устанавливает жесткий правовой режим деятельности как органов государственного управления, так и субъектов внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения.

Наиболее характерными примерами жесткой системы экспорта военной продукции являются системы России и Франции.

Рассмотрим характер и содержание правового режима экспорта военной продукции жесткого типа на примере Франции.

Основополагающим правовым актом, определяющим систему государственного контроля над экспортом вооружений и военной техники, является "Декрет-закон, определяющий режим в отношении военных материалов, оружия и боеприпасов", принятый в 1939 г.

Декрет-законом установлен разрешительный правовой режим военно-технического сотрудничества, в соответствии с которым разрешение на экспорт каждый раз оформляется как исключение из общего правила. Выдача разрешений и контроль за экспортом военной продукции находятся в исключительном ведении исполнительной власти. Все разрешения оформляются в виде правовых актов правительственного уровня.

Объекты гражданских правоотношений, разрешенных к имущественному обороту в области экспорта военной продукции, даны в перечне военной продукции Закона-декрета 1939 г. в 42 параграфах и подразделены на 8 категорий:

1. Огневые средства и боеприпасы к ним, предназначенные для ведения боевых действий сухопутными, военно-воздушными и военно-морскими силами.

2. Техника, предназначенная для доставки или применения огневых средств в боевых действиях.

3. Средства защиты от боевых отравляющих веществ.

4. Огнестрельное оружие, используемое для самообороны, и боеприпасы к нему.

5. Охотничьи ружья и боеприпасы к ним.

6. Холодное оружие.

7. Учебное оружие, выставочные экспонаты и боеприпасы к ним.

8. Старинное и коллекционное оружие и боеприпасы к ним.

Субъекты внешнеторговой деятельности в сфере военно-технического сотрудничества также установлены "Декрет-закон, определяющий режим в отношении военных материалов, оружия и боеприпасов" (1939), согласно которому с разрешения государства и под его контролем осуществляют экспортные сделки компании, производящие и экспортирующие продукцию военного назначения категорий 1, 2, 3, 4, а также фирмы-посредники и рекламные агенты. Органом, выдающим разрешения на производство и реализацию военной продукции, является Министерство обороны. Система военно-технического сотрудничества Франции характеризуется жестким контролем со стороны государства над всеми компаниями, производящими и экспортирующими вооружение и военную технику, включающим контроль за корпоративными отношениями внутри компаний через отслеживание национальной принадлежности их капитала и руководящего состава, соблюдением режимных аспектов экспорта, ценовыми вопросами экспортных сделок.

Управляемая подсистема системы военно-технического сотрудничества Франции (область внешнеторговой деятельности управомоченных организаций в отношении продукции военного назначения) характеризуется существенным своеобразием. В целях содействия французским экспортерам военной продукции создана сеть акционерных компаний (посредников) со смешанным капиталом, работающих под контролем Аппарата генерального уполномоченного по вооружению. Для исключения конкуренции на внешнем рынке, что могло бы, учитывая специфичность товара, неблагоприятно сказаться на присутствии Франции на мировых оружейных рынках, каждая посредническая компания имеет специальную правоспособность на осуществление внешнеторговой деятельности в строго определенном сегменте мирового рынка либо же конкретном регионе. Так, компания "ДКН Энтернасьональ" занимается экспортом военно-морской техники; СОФМА преимущественно поставляет вооружение и военную технику сухопутных войск и ВМС; ОФЕМА и ОЖА экспортируют авиационную технику. Для осуществления экспортных сделок на Ближнем и Среднем Востоке создана компания СОФРЕСА.

Посреднические компании объединены в отраслевые ассоциации по профилю производимой продукции и подотчетны административным советам этих ассоциаций.

Таким образом, в отношении субъектного и объектного состава внешнеторговых отношений в сфере экспорта вооружений и военной техники Франции установлен разрешительный порядок, в соответствии с которым в этих отношениях могут участвовать только лица, прямо разрешенные "Декрет-закон, определяющий режим в отношении военных материалов, оружия и боеприпасов" (1939) и в отношении только той военной продукции, которая указана в декрете премьер-министра от 12 марта 1973 г. № 73-364 "О применении декрета-закона от 18 апреля 1939 г., определяющего режим в отношении военных материалов, оружия и боеприпасов".

Существенный практический интерес представляет порядок осуществления военно-технического сотрудничества, представляющий многоступенчатую систему разрешений государственных органов различных уровней, осуществляющих контроль и регулирование в этой области в соответствии со своими полномочиями.

Порядок осуществления военно-технического сотрудничества определен постановлением премьер-министра от 2 октября 1992 г. В соответствии с ним существует система многоступенчатого рассмотрения заявок на поставку вооружений и военной техники. Основанием для подачи заявки на экспорт военной продукции является наличие у компании, подавшей ее, лицензии на производство и сбыт военной продукции.

В соответствии с названным постановлением осуществление внешнеторговой операции в отношении военной продукции включает в себя получение разрешений и лицензий, которые в совокупности создают систему государственного контроля за экспортными поставками. Первый этап осуществления внешнеторговой операции включает получение предварительного согласия премьер-министра на изучение рынков сбыта военной продукции, проведение маркетинговых мероприятий с целью получения иностранных заказов, осуществление преддоговорных отношений, предшествующих заключению внешнеторгового контракта, а также принятие экспортных заказов.

Предварительное согласие является ненормативным правовым актом, разрешающим осуществление конкретных действий, указанных в нем, выдаваемым премьер-министром либо же с его ведома министром обороны. Оно выдается сроком на один год. Являясь актом индивидуального правоприменения, предварительное согласие распространяется исключительно на первый этап конкретной внешнеторговой операции, не гарантируя выдачи окончательного разрешения на вывоз военной продукции, который может быть и не разрешен по соображением национальной безопасности. Данный документ также не может служить в качестве прецедента для последующей выдачи предварительного согласия в отношении аналогичных образцов вооружений и военной техники.

Завершающий этап осуществления экспортной операции включает получение разрешения на вывоз конкретного вооружения или военной техники. Разрешение выдается Генеральным управлением таможен и косвенных налогов, входящим в Министерство экономики и финансов, если имеется положительное заключение Межведомственной комиссии по изучению проблем экспорта продукции военного назначения. Одним из условий выдачи разрешения может являться необходимость подтверждения страной-импортером обязательства о том, что экспортируемые ВиВТ будут переданы управомоченным организациям инозаказчика, а также обязательством страны-импортера не реэкспортировать поставленную военную продукцию без разрешения французских властей. Разрешение действует в течение шести месяцев, и по мотивированному заявлению уполномоченного государственного органа или экспортера срок его действия может быть соответственно сокращен до трех месяцев либо же продлен до одного года. Полученное разрешение передается экспортером префекту района, в котором расположен пункт отгрузки, вместе с декларацией. На основе этих документов префектом района выдается расписка, предъявляемая на соответствующей таможне. Факт поставки военной продукции в страну назначения должен быть подтвержден распиской-поручительством (гарантийным письмом), выдаваемым на основании соответствующего таможенного документа, подтверждающего ввоз в иностранное государство экспортированной военной продукции. Поставки ВиВТ по межправительственным соглашениям освобождаются от подтверждения распиской-поручительством.

Таким образом, экспорт продукции военного назначения из Франции осуществляется под строгим контролем государства. Достаточно хорошо отлажены его организация и процедуры рассмотрения заявок, поступающих от потенциальных экспортеров. В последние годы принят ряд декретов и постановлений, позволяющих более гибко реагировать на изменения конъюнктуры рынков оружия и обеспечивающих стабильность заказов для военной промышленности страны.

Необходимо подчеркнуть существенное сходство российской и французской систем осуществления военно-технического сотрудничества, принципиально отличающихся моделью государственного управления военно-экспортной политикой (президентско-правительственный тип в России и правительственный тип во Франции).

Жесткая система экспорта вооружений позволяет обеспечить подконтрольность и прозрачность для государства всех наиболее значимых аспектов экспорта военной продукции, влияние исполнительной власти на все процессы, опосредующие отношения военно-экспортной политики. Вместе с тем в условиях неразвитости институтов правового государства, такая система способна проявиться своей обратной стороной, а именно административно-бюрократическим произволом государственных органов, их неоправданным вмешательством во внешнеторговую деятельность субъектов военно-технического сотрудничества, что значительно снижает их конкурентные возможности на мировом рынке вооружений. Отчасти данную ситуацию мы наблюдаем в настоящее время в российской системе военно-технического сотрудничества.

В чистом виде Hard Arms Export System действует в таких странах, как Бразилия, Аргентина. Отдельные элементы этой системы присущи системам военно-технического сотрудничества Финляндии и Швеции.

10.2. Умеренная система осуществления экспорта продукции военного назначения (Medium Arms Export System)

Данная система не означает, что в государствах, для которых она характерна, ослаблены институциональные механизмы контроля над экспортом военной продукции или государственный контроль неэффективен. Это не так. По действенности и эффективности умеренная система экспорта военной продукции ничуть не уступает Hard Arms Export System. Различие здесь проходит по юридической природе принципов, действующих в этой системе. Если жесткая система (Hard Arms Export System) основана на разрешительном принципе (запрещено все, кроме прямо разрешенного), то умеренная система - на запретительном порядке (разрешено все, кроме прямо запрещенного). Таким образом, Hard Arms Export System в сфере военно-технического сотрудничества построена на системе разрешений, которые являются исключением из общего правила, т.е. общего запрета в отношении субъектов и объектов правоотношений военно-технического сотрудничества, а Medium Arms Export System основана на системе запретов, которые также представляют исключения из общего правила, создающие в совокупности режим подконтрольности государству экспорта вооружений не менее действенный, чем Hard Arms Export System.

Поясним различие в системах на примере правовых режимов в отношении объектов гражданских правоотношений, в качестве которой выступает продукция военного назначения.

Как уже было отмечено, во французском законодательстве "Декрет-закон, определяющий режим в отношении военных материалов, оружия и боеприпасов" (1939) определил перечень военной продукции, разрешенной к передаче в иностранные государства. В соответствии с этим принципом компании, связанные с производством или продажей материалов военного назначения, оружия и боеприпасов, относящихся к категориям 1, 2, 3, 4 Перечня, могут осуществлять свои операции только с разрешения государства и под его контролем. В практическом плане это означает, что все иные объекты гражданских правоотношений (товары, услуги и т.д.), являющиеся продукцией военного назначения, но не включенные в этот перечень, исключены из имущественного оборота и в отношении них не могут быть осуществлены юридические действия, направленные на вовлечение в коммерческие отношения.

Иная ситуация складывается в Medium Arms Export System, основанной на общедозволительном порядке правового регулирования и запретительной системе, регулирующей правоотношения экспорта военной продукции. В рамках этой системы вооружение и военная техника, на которые установлены частные запреты и ограничения, могут экспортироваться в специально установленном порядке в соответствии с этими ограничениями и запретами. Остальная продукция, пусть она даже будет военного назначения, может экспортироваться общегражданским порядком без каких-либо специальных изъятий.

Такая же ситуация и в отношении субъектов внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения. В Hard Arms Export System экспортерами военной продукции могут быть исключительно лица, которым разрешено осуществлять внешнеторговую деятельность в этой сфере специально установленным порядком. Остальные лица не могут осуществлять такую деятельность. В Medium Arms Export System для осуществления внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения установлен специальный порядок, например регистрационный, который является правовым основанием ее осуществления.

Классическим примером Medium Arms Export System являются правовые режимы экспорта военной продукции в США и Германии.

В соответствии с Правилами международной торговли оружием США (International Trafic in Arms Regulations - ITAR)[592] перечень товаров и услуг, определенных президентом как оборонные, формируют Список вооружений США.

Указанный список определяет следующие категории ПВН:

I – огнестрельное оружие;

II – артиллерийские установки;

III – боеприпасы;

IV – пусковые установки, управляемые ракеты, баллистические ракеты, торпеды, бомбы, мины;

V – взрывчатые вещества, топлива, воспламеняющие компоненты и их составные части;

VI – военные суда и специальное военно-морское оборудование;

VII – танки и боевые машины;

VIII – воздушные суда и соответствующее оборудование;

IX – военное учебное оборудование;

X – оборудование для защиты персонала;

XI – военная электроника;

XII – управление стрельбой, дальномеры, оптическое оборудование, оборудование управления и контроля;

XII – вспомогательное военное оборудование;

XIV – токсикологические компоненты, оборудование, связанное с ними, радиологическое оборудование;

XV – космические системы и сопутствующее оборудование;

XVI – оборудование для разработки и испытания ядерного оружия;

XVII – классификационные статьи, технические данные, оборонные услуги, не включенные в категории;

XVIII – зарезервирована;

XIХ – зарезервирована;

ХХ – погружные аппараты, океанографическое оборудование;

XXI – разнородные изделия.

Таким образом Medium Arms Export System характеризуется:

А. Запретительным порядком осуществления военно-технического сотрудничества, в результате действия которого все объекты гражданских правоотношений, хотя и являющиеся военными по назначению, но не включенные в соответствующие контрольные списки военной продукции, свободны в обращении, а субъектами внешнеторговой деятельности в отношении военной продукции становятся не в результате получения соответствующего государственного разрешения, а государственной регистрации в этом качестве или исходя из официально зарегистрированной принадлежности к производителям и разработчикам вооружения и военной техники. Таким образом, лицензирование хозяйственной деятельности в рамках этой системы не является ее необходимым условием.

Б. Порядок осуществления внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения менее сложен, чем в Hard Arms Export System, и в основном включает одну ступень государственного контроля, состоящую в выдаче лицензии на экспорт-импорт продукции военного назначения.

Данный тип системы военно-технического сотрудничества эффективен в государствах с развитыми институтами правовой системы и действенными демократическими механизмами государственной власти, сбалансированными между законодательной, исполнительной и судебной властями. Именно поэтому Medium Arms Export System используется в большинстве стран развитой демократии, в частности, таких, как Дания, Италия, Испания, Норвегии, Канада, Португалия и др.

10.3. Мягкая система осуществления экспорта продукции военного назначения (Soft Arms Export System)

Soft Arms Export System не является типичной для сферы военно-технического сотрудничества в силу специфики объекта правоотношений, а именно способности удовлетворять интересы и потребности государств в решении вопросов государственного суверенитета или геополитических приоритетов. Вместе с тем она используется в отдельных странах.

Для Soft Arms Export System характерны следующие особенности:

1) объектом государственного контроля не является деятельность хозяйствующих субъектов в этой области, вследствие чего в отношении субъектного состава установлен общедозволительный порядок, т.е. нет каких-либо существенных ограничений на осуществление деятельности в области экспорта вооружений и военной техники;

2) государственному контролю подлежат только сделки в отношении вооружения и военной техники, контроль за которыми значительно облегчен и не направлен на создание системы подконтрольности и прозрачности для государства всех аспектов совершения и осуществления таких сделок;

3) отсутствует ярко выраженный в Hard Arms Export System и Medium Arms Export System национальный принцип субъектов военно-технического сотрудничества, в соответствии с которым в странах, использующих эти системы, экспортерами вооружения и военной техники могут быть только лица, принадлежащие к этим государствам, в результате чего осуществляется жесткий государственный контроль за национальной принадлежностью своих субъектов военно-технического сотрудничества и участием в них иностранных лиц и капитала;

4) отсутствие специального законодательства, регулирующего область экспорта и импорта военной продукции;

5) отсутствие специального уголовного законодательства, устанавливающего уголовную ответственность за преступления в области экспорта вооружений и военной техники.

Наиболее типичным примером Soft Arms Export System является система экспорта военной продукции в Бельгии.

Заключение