Юридические факты в механизме правового регулирования 2

Институт управления Курсовая работа по дисциплине «Теория государства и права» ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Выполнила: ЮЗВ-4-2010

Институт управления

Курсовая работа

по дисциплине «Теория государства и права»

ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Выполнила: ЮЗВ-4-2010

Волгоград 2011

СОДЕРАЖАНИЕ

Введение......................................................................................................... 3

Глава 1. Понятие и назначение юридических фактов

в механизме правового регулирования........................................................ 5

1.1. Понятие и признаки юридического факта и юридического состава... 5

1.2. Стадии механизма правового регулирования
и роль в них юридических фактов................................................................ 9

1.2. Классификация юридических фактов.................................................... 15

Глава 2. Роль юридических фактов в механизме правового регулирования. 20

Заключение.................................................................................................... 29

Список использованных источников............................................................ 31

Приложение................................................................................................... 32

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования . Правовое отношение теория права определяет как особую социальную связь субъектов, юридическое содержание которой составляют субъективные права и обеспечивающие их реализацию обязанности. Основанием установления прав и обязанностей служат "факты, обусловливающие применение юридических норм"[1] , в силу этого называемые юридическими фактами. Это неоспоримое свидетельство тому, что в основании любых общественных отношений (в том числе и правовых) лежат фактические обстоятельства, а основу правовых отношений составляют такие обстоятельства действительности, которые способны быть предметом юридической оценки (квалификации).

Именно в результате юридической квалификации фактическое обстоятельство признается юридическим фактом, официально приобретает качество юридического факта.

Юридический факт — это такое явление объективной действительности, которое обладает способностью к юридической оценке, служащей основой для вывода о возможности использования или применения нормы (норм) права.

Иными словами, не каждое объективное явление имеет юридическую составляющую, а только то, которое подпадает под нормативно обозначенные признаки. "Существует разрыв во времени между моментом возникновения "негативного" материального правоотношения и последующим процессуально-правовым отношением. Первое — преступление, правонарушение — возникает в момент его совершения. Государственный же орган в ходе процесса лишь устанавливает, точнее, квалифицирует, "вменяет" этот факт..."[2] . И если нет нормы, предусматривающей, что данное деяние относится к числу преступных, оно не может быть объявлено преступлением, не может быть вмененным в этом качестве совершившему его лицу. "Признается ли данное действие юридическим фактом, и какие права и обязанности оно порождает, зависит от воли государства, регулирующего данный вид общественных отношений".[3]

Установление или подтверждение юридических фактов является одной из главных задач практической деятельности каждого юриста. Без этого немыслимы правильное применение закона, защита прав граждан и организаций, разрешение споров, привлечение к ответственности нарушителей закона.

Таким образом, целью данной работы является анализ юридических фактов через призму общественных отношений.

Для реализации цели данного исследования были поставлены следующие задачи :

— рассмотреть понятие юридического факта и юридического состава;

— исследовать классификацию юридических фактов;

― проанализировать роль юридических фактов в механизме правового регулирования.

Тематика юридических фактов в механизме правового регулирования является одной из центральных тем дисциплины теория государства и права. На общетеоретическом уровнях тем или иным фундаментальным аспектам тематики посвящены труды: Абашина Э. А., Алексеева С.С., Байтина М.И., Баранова В.М., Коркунова Н.М., Малько А.В., Шундиков К.В., Нерсесянца В. С., Анисимова П.В., Ростовщикова И.В. Мордовца А. С., Синюкова В. Н., Чеговадзе Л.А. и др.

Решение задач курсовой работы проводилось теоретическим и эмпирическим методами. Знание полученные эмпирическим путем — являются результатом наблюдения и исследования литературы на данную тему. Теоретические знания были позаимствованы из библиографических источников.

Структура курсовой работы представлена введением, двумя главами, тремя параграфами, заключением, списком использованных источников.


Глава 1. ПОНЯТИЕ И НАЗНАЧЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ

В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

1.1.Понятие юридического факта и юридического состава

Правоотношение — динамичное явление. Между возникновением право­отношения и достижением в его рамках желаемого законного результата проле­гает определенный период, основными «вехами» которого выступают юриди­ческие факты.

Юридические факты — это конкретные жизненные обстоятельства, с которыми право связывает юридические последствия в виде возникнове­ния, изменения или прекращения правоотношений.

Категория «юридические факты», впервые введенная Г. Савиньи в работе «Система современного римского права» возникла не как умозрительно-философское построение, но развилась из потребностей юридической практики охватить единым понятием разнообразные предпосылки движения правовых отношений. Научная ценность изучения юридических фактов заключается в том, что они связывают право с жизнью. Неточное выделение юридических фактов, неправильная их оценка ведут к тому, что одним обстоятельствам не придается должного значения, другие, напротив, приобретают несвойственные им качества. И то и другое ведет в итоге к неэффективности правового регули­рования.[4]

Как правило, обстоятельства, признаваемые юридическими фактами, оп­ределены гипотезами правовых норм. Поэтому нормы, наряду с правосубъект­ностью выступают необходимыми предпосылками возникновения правоотно­шений. Однако реально правоотношение возникает в момент появления об­стоятельств (ситуации), признанных юридическими фактами.

Таким образом, понятие юридического факта объединяет два противоре­чивых, но неразрывно связанных момента: это явления действительности (ма­териальный момент), порождающие определенные правовые последствия (юридический момент).

Признаки юридических фактов:

— по своему содержанию это реальные жизненные обстоятельства (явления);

— эти обстоятельства предусмотрены нормой права;

— юридические факты влекут за собой наступление определенных юриди­чески значимых последствий (как позитивного, так и негативного характера);

— свое формальное закрепление юридические факты получают в гипотезе правовой нормы.[5]

Нередко для возникновения предусмотренных правовой нормой юридиче­ских последствий необходим не один юридический факт, а их совокупность — фактический состав.

Фактический состав — это совокупность юридических фактов, необхо­димых для наступления правовых последствий, предусмотренных нормой права (возникновение, изменение или прекращение правоотношения).

К примеру, для возникновения образовательного правоотношения между индивидом и высшим учебным заведением необходимо сочетание следующих юридических фактов: успешной сдачи экзаменов, приказа ректора о зачислении в вуз, начала учебного процесса.

Наряду с юридическими фактами в качестве факторов, инициирующих возникновение, изменение, прекращение правоотношений, могут выступать феномены, которые, не будучи юридическими фактами, тем не менее, могут порождать юридические отношения. Это презумпции и фикции.

Юридическая презумпция (лат. praesumptio — «предположение, вероят­ность») — обоснованное предположение, признаваемое истинным, пока не до­казано обратное. Юридическая презумпция, положенная в основание соответ­ствующего правоотношения, в ходе данного отношения либо доказывается, ли­бо опровергается (презумпция невиновности в уголовном и административном процессе, презумпция виновности в гражданском процессе).

Основным отличием презумпции от юридического факта является вероят­ностный характер утверждения, положенного в основу конкретного правоот­ношения. Так, к примеру, в соответствии с презумпцией невиновности лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном в действующем законе, и установлена вступившим в законную силу приговором суда (п. 1 ст. 14 УПК РФ). Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (поскольку таковая изначально предполагается). В процессе рас­смотрения дела наделенный соответствующей функциональной компетенцией субъект (следователь, судья) должен либо подтвердить презумпцию и прекра­тить дело, либо опровергнуть ее и представить доказательства, свидетельствующие о виновности лица и обусловливающие вынесение решения о приме­нении к нему соответствующей меры юридической ответственности. При этом именно презумпцией невиновности объясняется положение, в соответствии с которым «все сомнения в виновности обвиняемого... толкуются в пользу обви­няемого» (п. 3 ст. 14 УПК РФ).[6]

Юридическая фикция (от лат. fictio — «вымысел») — намеренно создан­ное, заведомо не соответствующее действительности положение, которому за­конодатель придает юридическую значимость и на основании которого в даль­нейшем правоотношения возникают так же, как и на основании юридических фактов.

В качестве оснований правоотношений юридические фикции получили достаточно распространенный характер.

К примеру, в области семейного права предусматривается возможность лишения родительских прав родителей, не исполняющих своих обязанностей по отношению к детям и нарушающих их права и законные интересы. При этом решение суда о лишении фактического родителя ребенка родительских прав, естественно, не может прекратить отношений «кровного» родства между роди­телем и ребенком. Однако с точки зрения юридических последствий подобное решение тождественно последствиям физической смерти родителя. В частно­сти, родитель, лишенный родительских прав, не имеет права требовать от сво­его фактического ребенка заботы в старости и т. п. Противоположной с точки зрения юридических последствий, однако, тождественной по процедуре и юри­дической природе является юридическая фикция, связанная судебным решени­ем об усыновлении (удочерении) ребенка.

В уголовном праве примером юридической фикции является снятие суди­мости. В соответствии с п. 2 ст. 86 УК РФ «лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым», при этом в соответствии с п. 6 этой же статьи «снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью». В частности, «снятая судимость» не учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказаний.[7]

В гражданском праве в качестве юридической фикции рассматривается «ничтожная сделка». К примеру, ст. 172 ГК РФ устанавливает, что «ничтожна сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет».

Признание сделки ничтожной (фиктивной) означает, что ее участники должны возвратить друг другу все полученное в результате сделки в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стои­мость в деньгах (ст. 171 ГК РФ).

В конституционном праве закреплено положение, в соответствии с кото­рым нормативно-правовой акт, признанный антиконституционным, признается «юридически ничтожным», то есть утратившим юридическую силу с момента принятия. Признание нормативного акта фиктивным обусловливает необходи­мость возмещения субъектам ущерба, причиненного вследствие применения к ним данного документа.

1.2. Стадии механизма правового регулирования
и роль в них юридических фактов

В силу той роли, которую играют юридические факты в правовом регулировании, нельзя их относить только к стадии движения конкретного правоотношения. Системное развитие права происходит по спирали. Первым "витком" является формирование и действие волевых актов, порождающих, изменяющих или прекращающих входящие в них нормы права. Второй "виток" связан с формированием и действием волевого акта и норм, которые в него входят в отношении правового статуса субъекта (правосубъектность). Третий охватывает волевой акт и конкретные правоотношения, им порождаемые.

В юридической литературе данные "витки" представлены звеньями или стадиями правового регулирования. Под строго институциональным углом зрения, как отмечает С.С. Алексеев, в механизме правового регулирования выделяются три основных звена: юридические нормы, правовые отношения, акты реализации прав и обязанностей. В процессе правового регулирования на заключительной стадии к ним может присоединиться четвертое звено - индивидуальные предписания, акты применения права[8] .

Предлагается и такой перечень четырехзвенной структуры механизма правового регулирования: юридические средства нормативного характера, юридические факты, правовые отношения, юридические средства правореализационного характера[9] . Ю.К. Толстой выделяет следующие стадии воздействия норм права на поведение людей: определение правоспособности граждан и организаций, в том числе компетенции органов власти и управления; совершение правомерных действий, направленных на достижение правового эффекта, в частности, на образование правоотношения; стадия правоотношения[10] .

Думается, в приведенных (и иных существующих) взглядах на порядок структуризации механизма правового регулирования нет четких критериев выделения отдельных блоков, стадий. Так, С.С. Алексеев включил нормативное звено без учета оснований, его порождающих, в то время как такое основание учитывается в третьем и четвертом звеньях. В схеме Ю.К. Толстого отсутствует нормативный блок.

Более предпочтительной является позиция А.В. Малько и К.В. Шундикова, так как здесь градация проведена с использованием категории "юридические средства". Однако непонятно, почему выделены отдельно юридические факты, которые имманентно входят во все указанные авторами стадии механизма правового регулирования? Есть сомнения и в необходимости выделения отдельного звена, охватывающего средства правореализационного характера.

При разграничении на стадии, звенья системы и механизма правового регулирования необходимо, по нашему мнению, учитывать следующие исходные методологические начала.

Исходная стадия задает направления развитию всей правовой системы. Непосредственно она проявляет себя только в узких (стадийных) границах, за их пределами действуя опосредованно, через производные формы. Последующие стадии имеют дело уже со своим правовым "материалом". Второе положение заключается в том, что каждая стадия, если она претендует на эту роль, должна включать формирование юридических фактов как волевых актов и порождаемые ими последствия (нормы права или правоотношения), а также их действие, непосредственную реализацию. Как видно, такая стадия отличается некоторой автономностью и завершенностью.

В этой связи можно выделить следующие блоки, стадии правового регулирования общественных отношений.

Первая стадия включает нормативные акты в качестве юридических фактов, сами нормы права и их непосредственные действия, т.е. без какой бы то ни было их трансформации.

Вторая охватывает волевые (формирующиеся и действующие) акты в качестве юридических фактов и правоотношения (их движения), которые они порождают; закрепляется праводееспособность (правовой статус, компетенция) носителей права.

Третья включает формирование и порождающее (изменяющее, прекращающее) действие волевых актов как юридических фактов, а также конкретные правоотношения (статика и динамика), которые возникают в этой связи.

Расшифрованные элементы каждой стадии являются таковыми лишь в границах ее движения. Поэтому, говоря о механизме правового регулирования, при котором выделяются указанные стадии, мы должны брать их в качестве его отдельных элементов (без дифференциации). Такой механизм будет больше похож на некую исходную (статичную) систему права.

Подлинный механизм правового регулирования предполагает выявление всех укрупненных блоков и их внутренних элементов, установление взаимосвязи, при которой в последовательно развивающихся правовых формах обнаруживается движение правовой "энергии" от ее исходной формы до всех производных, трансформированных. Такое движение права не должно иметь перерывов. Это и происходит, когда выявлены все промежуточные звенья.

Будучи центральным звеном в механизме правового регулирования, юридические факты не являются моделями поведения. Они лишь создают (порождают), изменяют или прекращают эти модели. Возникает вопрос: какова последовательность смены форм и моментов в действии правового механизма, взятого в максимально развернутом, дифференцированном виде?

Логика подсказывает, что этим началом является нормативный юридический акт. Однако сам он должен приниматься на основе определенных норм права. Тем не менее следует учитывать то, что задается исходная сущность механизма правового регулирования нормативным актом как юридическим фактом, базирующимся, конечно, на вполне определенных нормах объективного права. Ими-то и трансформируются, преобразуются нормы права в новые. Таким юридическим фактом могут быть внесены изменения или дополнения в существующие нормы. На этом заканчивается предназначение этого юридического факта. Он продолжает существовать, быть фундаментом правового механизма, но регулирующая роль переходит к нормам права, составляющим самостоятельное звено в цепи правового воздействия на общественные отношения. Нормы права сами по себе (без дальнейшего развития) выступают лишь регламентатором отношений предмета правового регулирования. В то же время существует их связь с юридическим фактом - нормативным актом, которая обусловлена тем, что сами нормы предстают в этой цепи существенным содержанием юридического факта как нормативного волевого акта. Главное, конечно, заключается в том, что новый элемент (нормы права) самим фактом своего появления моделирует определенные общественные отношения.

Дальнейшее развитие механизма правового регулирования обусловлено действием новых юридических фактов - индивидуальных волевых актов. В этом случае посредством этих актов нормативные модели трансформируются в правоотношения с той или иной мерой конкретности. Развитие и обогащение права идет через определение правового статуса, право- и дееспособности субъектов. Эту роль выполняют конкретные волевые юридические акты, но порождающие, однако, еще пока некое общее правоотношение, хотя и вполне конкретное в части его носителя.

В том, что "развертывание" права идет на этом этапе посредством определения правосубъектности конкретных участников регулируемых общественных отношений, есть своя логика. Прежде чем нормировать конкретные связи, необходимо установить, кто имеет исходную правовую возможность быть их носителями. Правосубъектность в движении гражданских правоотношений, также как и норма права, играет роль общей предпосылки, но более конкретизированной в зависимости от субъекта - будущего участника правоотношения.

Правоотношения, порождаемые такого рода юридическими фактами, развиваются по особым закономерностям. Они не походят ни на возникшие в качестве непосредственного действия норм права, ни на те, которые появятся в дальнейшем, после возникновения нового (конкретного) волевого акта как юридического факта. Их юридическое воздействие "развернуто" на субъектный состав и те правовые возможности, которыми он обладает в таких правоотношениях. Временные границы действия статутных правоотношений предопределены самим фактом существования их субъектов. Но границы их существования и изменения в общей цепи действия механизма правового регулирования предопределены той ролью, которую они играют в этом механизме. Как видно, начало их непосредственного воздействия на регулируемые отношения положено волевым актом как юридическим фактом, их порождающим. Их непосредственное действие завершается моментом возникновения юридического факта, порождающего конкретные правоотношения (например, договорное). Прекращение связано и с окончанием существования общего правоотношения.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что прекращение действия общего правоотношения моментом возникновения конкретного правоотношения употреблено в строго определенном смысле.

Во-первых, имеется в виду, что оно непосредственно не воздействует на регулируемые отношения, которые уже опосредованы конкретным правоотношением. Во-вторых, статутные правоотношения в данном случае трансформируются в иную форму. В-третьих, общее статутное правоотношение как таковое продолжает существовать независимо от указанной трансформации, кроме той правовой возможности, которая уже реализовалась в действительность в конкретном правоотношении.

Конкретное правоотношение (возникновение, действие, возможные изменения и прекращение) составляет завершающую стадию регулирования общественных отношений посредством правовой системы, в которой укрупненными подсистемами являются нормативные, статутные и юридические средства реализационного характера. Эта стадия - самая сложная с точки зрения богатства правовых форм и их взаимодействия между собой, а также с теми отношениями, которые опосредуются конкретными правовыми связями.

Можно высказать следующие положения о стадиях механизма правового регулирования и месте в нем юридических фактов.

В научно-познавательной и прикладной целях необходимо выделять в правовом регулировании такой механизм, элементами, блоками, подсистемами которого являются нормативные и статутные средства, а также средства правореализационного характера.

1. Достоинство этого подхода заключается в возможности установить общие закономерности движения права в ходе регулирования общественных отношений. Ведь указанные стадии выполняют роль несущих конструкций системы права в статике и некой динамике. Но в таком подходе есть недостатки. Механизм, представленный тремя исходными элементами, не позволяет установить все пути, по которым происходит непосредственное правовое действие во взаимосвязи всех правовых средств на регулируемые отношения. Хотя на эту роль исходная конструкция системы права не претендует.

2. Каждая последующая стадия по правовому воздействию на регулируемые отношения является более сложной, насыщенной и разнообразной. Это связано с тем, что в цепи логического выявления действия права в статическом и динамическом состоянии познание идет от "абстрактного" к "мысленно конкретному", которое предстает развернутой системой правовых понятий, категорий, определений. Само право в каждом последующем "витке" более глубоко внедряется в регулируемые отношения, образуя общие, общеконкретные и конкретные правоотношения.

3. В представленном укрупненном механизме действия права каждый из блоков выглядит неким целым, внутренне не дифференцированным. Обладая автономностью, он имеет свои правовые закономерности, особенности, которые в полной мере раскрываются на автономном уровне, что и будет предпринято в последующих главах настоящей работы. По этой причине мы не включили в качестве стадии механизма правового регулирования средства правоприменительного характера, хотя, как известно, в научных изысканиях по данной проблематике такую стадию обычно имеют в виду и учитывают в качестве возможного завершающего звена системного действия права. Каждая из указанных стадий имеет свои средства правоприменительного характера, отличающиеся только ей присущими особенностями. Иными словами, выделение этой стадии возможно на уроне анализа одного из элементов исходного механизма правового регулирования.

4. На каждой стадии правого регулирования непосредственно действуют только ее правовые средства. Правовые же средства предшествующей стадии действуют здесь только опосредованно, т.е. посредством арсенала правовых средств, имманентно ей присущих. Однако они продолжают действовать в своих правовых границах. В той части, в какой осуществлена норма объективного права в статутном правоотношении, или последнее - в конкретном правоотношении, они признаются реализованными и находятся в "застывшем" состоянии. Процесс их восстановления связан с прекращением конкретного и статутного правоотношения.

5. Юридические факты в качестве волевых актов входят как элементы в каждую стадию механизма правового регулирования, представляя их сущностную основу.[11]

Юридический факт, порождающий конкретное правоотношение, одновременно влечет завершение в этой части действия статутного правоотношения. Точно так же, как юридический факт, вызывающий к жизни статутное правоотношение, приводит в этой части к осуществлению нормы объективного права. В то же время, если нормативные и статутные правоотношения завершают непосредственное действие благодаря последующему юридическому факту, конкретное правоотношение прекращается (по общему положению) посредством осуществления.

1.3. Классификация юридических фактов

Юридические факты чрезвычайно многообразны, отражают все богатство явлений внешнего мира. Но юридическое значение придается лишь тем из них, которые социально наиболее значимы и поддаются установлению с высокой степенью достоверности. Классификация юридических фактов проводится по различным основаниям:[12]

1. По волевому признаку юридические факты делятся на события и деяния.

События — обстоятельства, наступление которых не зависит от человека, происходит помимо воли и желания людей.

Различают абсолютные и относительные факты — события.

Абсолютные события порождаются силами, не подконтрольными чело­веку, и поэтому именуются в праве как непреодолимая сила (природные, сти­хийные явления: землетрясения, течение времени и др.). С такими фактами право связывает отношения по оказанию государственной помощи пострадав­шим, наследственные и другие правоотношения.

Относительные события — это обстоятельства, происхождение которых связано с действиями человека, но воля субъекта правоотношения в них не уча­ствует. (Например, пожар вследствие случайно брошенного прохожим окурка порождает страховое возмещение вреда владельцу дома.)

Следует заметить, что развитие науки и техники увеличивает возможно­сти человека в воздействии на процессы и явления природы. То, что сегодня не зависит от воли и сознания человека (жизнь и смерть, ливни и землетрясения), завтра может стать управляемым процессом. Область фактов — событий, таким образом, не остается неизменной.

Деяния — сознательно-волевые поступки человека, выраженные как в ак­тивных действиях, так и в воздержании от действий (бездействии).

По юридической природе деяния подразделяются на правомерные и не­правомерные.

Правомерные деяния — это соответствующее праву поведение субъекта, влекущее позитивные правовые последствия. В свою очередь правомерные деяния делятся на юридические акты и юридические поступки.

Юридические акты — такие правомерные действия, которые направлены на достижение определенного правового результата. Совершая юридические акты, субъекты целенаправленно создают, изменяют, прекращают правоотно­шения для себя, либо для других субъектов. (Например, совершение сделки, вынесение приговора судом и др.).

Юридические поступки — это такие правомерные действия, которые со­вершаются без определенной юридической цели, однако юридические послед­ствия, тем не менее, возникают в силу указаний закона. Для юридического по­ступка не важно — сознавал ли субъект его правовое значение, желал или нет правовых последствий. Поэтому юридические поступки могут совершаться и недееспособными лицами. (Например, создание художественного произведе­ния, нахождение клада и т. д.).

Неправомерные деяния — акты противоречащее праву и влекущее нега­тивные юридические последствия поведение. По степени общественной опас­ности различают уголовные преступления, административные правонарушения, дисциплинарные проступки, гражданско-правовые деликты и объективно-противоправные деяния. Их подробный анализ будет дан ниже.

2. По временному критерию (продолжительности существования) юри­дические факты делятся на разовые, выраженные в однократных актах (напри­мер, сделка) и длящиеся факты-состояния (состояние родства, болезни, граж­данства, ранее — сословное состояние человека и др.).

3. По структуре юридические факты подразделяются на простые (еди­ничные) и сложные — фактические юридические составы как совокупности фактов, необходимых для порождения определенных юридических последст­вий. Различают два вида фактических составов: а) построенных по принципу независимого (свободного) накопления элементов состава, где важно лишь простое их наличие (например, состав правонарушения как основание возник­новения отношений юридической ответственности); и б) построенных по прин­ципу последовательного накопления элементов, где юридические последствия наступают лишь в случае накопления элементов состава в определенном по­рядке (например, для признания банкротом необходимо, чтобы факт неспособ­ности удовлетворить требования кредиторов наступил до того, как эти требова­ния будут заявлены в суде).

4. По гносеологической природе все юридические факты можно разде­лить на:

а) очевидные (аксиоматичные) — убежденность в наличии или отсутствии которых основана на жизненном опыте человека, познанных им закономерно­стях (например, очевидно, что самолет движется быстрее лошади, человек об­ладает силой тяжести и проч.);

б) доказанные — убежденность в которых основана на их подтверждении прямыми и косвенными данными, на анализе имеющихся доказательств (на­пример, доказательство вины лица).

Если факты установить достоверно не удается, юридическая практика идет, в ряде случаев, по пути использования их заменителей — квази-фактов («как бы фактов»).

В этом качестве могут выступать:

— правовые презумпции — подтвержденные предшествующим опытом и закрепленные правом предположения о наличии или отсутствии юридически значимых явлений. Главным признаком презумпции является ее предположи­тельный характер, но степень вероятности очень велика и основывается на по­вторяемости жизненных процессов и объективных связях явлений. Теория пра­ва различает презумпции опровержимые, которые признаются за истину до тех пор, пока не доказано обратное (например, презумпция невиновности); и пре­зумпции неопровержимые, которые оспаривать нельзя (например, презумпция знания субъектами закона через десять дней после его опубликования);

— правовые фикции — несуществующие положения, условно признанные правом существующими и имеющими юридическое значение. Фикции — поло­жения заведомо неистинные. Однако они широко используются в различных отраслях права, с далекой древности и до наших дней. (Например, согласно ч. 3 ст. 45 ГК РФ днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в силу решения суда об объявлении его умершим).

5. По характеру порождаемых правовых последствий различают:

— правообразующие (правоустанавливающие) факты, порождающие соответствующие правоотношения (например, заключение брачного договора);

— правопрепятствующие факты, исключающие возможность возникно­вения и развития правоотношений, наступление правовых последствий (напри­мер, состояние близкого родства не позволяет лицам вступить в брак);

— правоизменяющие факты, влекущие изменение содержания сущест­вующих правоотношений (например, получение инвалидности одним из супру­гов может вызвать перераспределение их семейных прав и обязанностей);

— правопрекращающие факты, вызывающие прекращение правоотно­шений (например, акт расторжения брака).

Поскольку любое правоотношение рассчитано на реализацию, то пре­кращается, обычно, с достижением того социального результата, к которому стремились стороны. Не реализовавшись, правоотношение может прекратиться в случаях, когда погиб (либо утратил ценность) его предмет, «выпала» одна, или даже обе, стороны правоотношения. Наконец, правоотношение одного вида может прекратиться, трансформировавшись в другое (например, уголовно-правовое отношение после вынесения приговора сменяется исправительно-трудовым). Таким образом обеспечивается непрерывность процесса правового регулирования общественных отношений.[13]


Глава 2. РОЛЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ

В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Случается, что одно и то же фактическое обстоятельство способно быть предметом различной юридической квалификации, и получать при этом значение, которое придает ему норма права, лежащая в основе каждой из этих квалификаций. Так, принудительное лишение жизни другого человека на основании уголовно-правовой нормы квалифицируется как убийство, а в гражданско-правовой сфере — как факт причинения имущественного и морального вреда, служащий основанием его возмещения. Одно и то же фактическое обстоятельство обуславливает применение и той и другой юридической нормы. А это означает, что определяющим для целей правового регулирования является не фактическое обстоятельство как таковое, а значение, которое придает ему закон, конструируя общеобязательные правила поведения. "Юридическими фактами в тесном смысле слова называются такие события и действия, которые не представляют ничего противного требованиям юридических норм и которым независимо от намеренности их совершения присвоено определенное юридическое значение...".[14]

Следовательно, законодатель, создавая норму, рассчитывает на ее применение в качестве средства оценки типичных жизненных ситуаций. Для этого он определяет в норме признаки, которые впоследствии дают возможность провести юридическую квалификацию однотипных явлений действительности. Эти явления до значения юридического факта "дотягивают" не всегда, а тогда, когда обладают необходимыми признаками, то есть теми, которые сопоставимы с признаками, сформулированными нормой. И поэтому следует различать объективную реальность, и те разнообразные ее "ощущения", в которых она нам дана. Бывает, что принудительное лишение жизни другого человека с точки зрения морали не осуждается обществом (например, убийство, совершенное женщиной в состоянии аффекта как реакции на систематические издевательства и пьянство мужа), но для правовой сферы общества — это всегда преступление, юридический факт, лежащий в основании уголовно-правового отношения, и, как следствие, уголовной ответственности.

Общественные отношения одной и той же сущности на разных этапах своего существования государство может регулировать по-разному. Различия правового регулирования отношений обуславливают и различия в его механизме: одни и те же жизненные обстоятельства являются фактами, приводящими в действие различные механизмы правового регулирования. Так, например, ст.2 действующего Гражданского кодекса РФ[15] содержит определение предпринимательской деятельности, под которой законодатель понимает самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном порядке. Из определения видно, что цель деятельности — получение прибыли (наживы); прибыль может быть получена в результате продажи товаров, которые для этого были закуплены дешевле.

К действиям по закупке и продаже товаров применимо определение спекуляции, которая по ранее действовавшему уголовному кодексу являла собой преступное деяние. Но ныне действующий Уголовного кодекса РФ[16] ответственность за скупку и перепродажу с целью наживы не предусматривает и действия, направленные на то, чтобы купить дешевле, а продать дороже и получить прибыль (наживу), уже не квалифицируются как юридические факты, лежащие в основании преступной деятельности и не влекут наступление уголовной ответственности. Действия продавца, закупившего товары для перепродажи с целью наживы, в период существования прежней правовой системы включали механизм уголовно-правового регулирования, а в настоящее время включают механизм гражданско-правового. Следовательно, относится то или иное явление действительности к числу юридических фактов и какое правовое значение приобретает, будучи включенным в их состав, решает законодатель, формулируя нормы объективного права. Действительное (сущностное) значение явления остается при этом неизменным.

Явления действительности проистекают в пространстве и во времени. Традиционно теория права подразделяет их по волевому признаку на события и действия. Между тем, О.С. Иоффе, говорит об особых "юридических обстоятельствах", которые, по мнению ученого, существуют наряду с событиями и действиями, но представляют собой особую группу неволевых явлений, которые существуют постоянно или в течение длительного времени, порождают непрерывно или периодически определенные правовые последствия и не погашаются в единократном акте правового действия.[17] С точки зрения других ученых "под юридическими фактами надо разуметь все состояния события действительности, которым свойственно устанавливать и прекращать права".[18]

Права, появляющиеся (изменяющиеся, прекращающие свое существование) как результат событий и действий, подразделяют явления действительности на правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие юридические факты. Думается, что наряду с событиями и действиями состояние реального явления также способно породить, изменить и прекратить права и противостоящие им обязанности. Так, например, утрата вещью состояния функциональной пригодности может приводить к прекращению права собственности. Вещь имеется в наличии, но отданная в аренду, приведена арендатором в негодное состояние. Собственник по окончании договора может ставить вопрос не о возврате арендованного имущества, а возмещении убытков, причиненных арендатором. Трудовые отношения могут измениться при условии, если работающая женщина окажется в состоянии беременности, так как у женщины в подобном состоянии появляются дополнительные права и гарантированные законом льготы. Состояние существенного заблуждения, состояние функциональной непригодности, состояние давностного владения и т.п. состояния различных явлений при квалификации правовых отношений получают соответствующую оценку, ту, которая для этого продумана и предусмотрена законодателем.

Состояние — это "философская категория, отражающая специфическую форму реализации бытия, фиксирующая момент устойчивости в изменении, развитии, движении материальных объектов в некоторый данный момент времени при определенных условиях".[19] Состояние явления (субъекта, объекта, времени и места происходящего) может быть признано правовым, когда обладает определенными свойствами и признаками, которым закон придает определенное значение. Поэтому состояние является правовым тогда, когда может быть истолковано как способ проявления одного явления (субъекта, объекта) применительно к другому в правовой сфере через определенные свойства и признаки, с наличием которых закон связывает наступление правовых последствий.[20]

Некоторым действиям и состояниям закон придает искомое юридическое значение, если действия, в том числе и те, которые положены в основание состояний, совершены строго в соответствии с требованиями к форме и содержанию, и это подтверждается соответствующим документом. Так, действие по заполнению бюллетеня для голосования с нарушением формы заполнения не имеет юридической силы, и волеизъявление голосовавшего не считается состоявшимся. Выдача векселя не по форме лишает его силы ценной бумаги и при определенных условиях превращает в долговую расписку. Состояние в браке, состояние близкого родства учитывается правом, когда факт заключения брака, факт родства подтверждается свидетельством о браке, свидетельством о рождении. В случае спора подобные обстоятельства не требуют доказывания, поскольку объективно очевидны.

С другой стороны, эти обстоятельства могут быть отнесены к числу юридических презумпций, поскольку состояние в браке, факт заключения которого подтверждается документально, может быть оспорено по причине фиктивности брака, состояние близкого родства может быть поставлено под сомнение, например, в процессе опровержения факта отцовства.

Презумпция — это предположение юридической достоверности конкретного фактического состояния субъекта. Юридически достоверное состояние субъекта порождает типичные правовые последствия, и они существуют, если достоверность состояния не опровергнута. Таковыми последствиями являются субъективные права и обязанности, а также возможность их приобретения в будущем. Так, состояние в зарегистрированном браке влечет установление права общей совместной собственности супругов на нажитое в период брака имущество и возможность в будущем наследовать друг после друга. Отцом детей, рожденных женщиной, состоящей в браке, считается муж матери ребенка. Лицам, состоящим в близком родстве, закон гарантирует положение члена семьи нанимателя без дополнительного обоснования. Состояние невиновности гражданина влечет обязанность правоохранительных органов опровергнуть его достоверность в отношении конкретных фактических обстоятельств, если субъекту вменяется факт совершения преступления. В этом случае уголовная ответственность наступает как следствие состояния виновности гражданина применительно к конкретным актам поведения и его результатам.

Подобные правовые состояния возникают на основании юридических фактов — действий, событий (факт заключения брака, факт регистрации сделки, факт регистрации права, факт рождения). При этом фактическая составляющая этих состояний также имеет определенные правовые последствия. Так, например, супруги, зарегистрировав (оформив) брак, фактически могут в нем не состоять, и это обстоятельство сделает невозможным бесспорное наступление юридических последствий, характерных для состоявшегося брака. Стороны могут зарегистрировать сделку купли-продажи квартиры, тогда как совершают дарение. В этом случае юридически достоверным считается то состояние, которое возникло как следствие породившего его юридического факта, но фактическое состояние субъекта отличается от прогнозируемого правом, и эти отличия влекут иное правовое регулирование отношений, вызванное фактическим состоянием. Так фактическое состояние приобретает юридическое значение.

Некоторые фактические состояния возникают не как результат юридических фактов. Но в связи с тем, что последствия, вызываемые данными состояниями, приобретают правовое значение и обуславливают применение соответствующих нормативных установлений, им нельзя не придать характер юридического факта. Эти фактические состояния представляют собой совокупность условий и признаков, наличие которых приводит к тому, что фактическое явление действительности, не будучи ни событием, ни действием, влечет правовые последствия. По мнению В.М. Баранова и М.И. Байтина "правовые состояния не обладают единством целого" и позволяют отразить качественную особенность фактического состояния, сохраняющуюся при его изменении и количественную градацию самого этого изменения.[21] Так, безвестное отсутствие на протяжении определенного периода при наличии одной совокупности условий и признаков влечет право заинтересованных лиц ставить вопрос о признании лица безвестно отсутствующим, а при наличии другой — о признании умершим. Состояние длительного отсутствия гражданина в месте его постоянного жительства при наличии совокупности условий, предусмотренных ЖК РФ, может стать основанием для вывода, что договор найма жилого помещения им расторгнут. Состояние давностного владения, удовлетворяющее признакам, сформулированным ст.234 ГК РФ, может привести к установлению права собственности.

Безвестное отсутствие, длительное отсутствие, давностное владение, существенное заблуждение, болезненное состояние, состояние владения имуществом как своим собственным без надлежащего оформления — это фактические состояния граждан. Они не является ни событием, ни действием, а представляет собой иное явление действительности, способное "накапливать" со временем признаки, совокупность которых делает возможным и необходимым правовое регулирование отношений, вызванных тем или иным состоянием. Это означает, что фактическое состояние явления вызывает применение юридической нормы (юридических норм) и в силу этого является юридическим фактом.[22]

При этом значение юридического факта событие приобретает по причине объективно существующей реальности самого явления (наводнение, землетрясение, обвал в горах) и наступивших последствий (исчезновение человека, уничтожение имущества). Действие совершается в значении юридического факта в результате:

— использования права (заключение договора, удостоверение сделки у нотариуса, обращение с заявлением к судебному приставу),

— соблюдения права (выполнение требований закона о необходимости государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом и прав на него, обращение в ИМНС с заявлением о регистрации создаваемого юридического лица),

— применения права (вынесение решения о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и неустойки, решения об обращении взыскания на заложенное имущество, о признании сделки недействительной и применении реституции).

Точно также фактическое состояние действительности значение юридического факта может приобретать в процессе правоприменительной деятельности (решение суда о признании прав собственности), в результате использования права (обращение к врачу для того, чтобы он констатировал болезненное состояние для предъявления ходатайства о восстановлении пропущенного срока на совершение процессуальных действий), соблюдения права (непринятие к оценке показаний свидетеля, который находится в состоянии неприязни, в состоянии прямой служебной зависимости по отношению к истцу или ответчику, признание сделки недействительной, если доказано, что участник сделки действовал в состоянии существенного заблуждения).

Иногда юридические последствия порождает и состояние явления действительности, и действия, свидетельствующие его устранение. Так, например, несогласование существенных условий договора при его заключении приводит к тому, что договор остается незаключенным. Состояние незаключености договора является основанием тому, что договор не действует, не порождает обязанности сторон, обсуждаемые при заключении договора, и они не подлежат принудительному исполнению. Вместе с тем, если состояние незаключенности закон не расценивает как ничтожность договора, последующее поведение сторон может привести к тому, что состояние незаключенности договора будет устранено и это устранение приведет к определенным правовым последствиям, к тому, что договор будет считаться состоявшимся. Об этом свидетельствует судебная практика.[23] В соответствии с нормой п.2 ст.165 ГК РФ судебное решение может устранить состояние недействительности сделки и придать соглашению сторон силу юридического факта, лежащего в основании договорного правоотношения. Вместе с тем, отсутствие подобного состояния, для устранения которого понадобилось судебное решение, не могло повлечь установление последующего правоотношения.[24]

Состояние следует отличать от длящихся правоотношений, к числу которых относятся правоотношения собственности, ну и соответственно другие схожие правовые отношения, например, в сфере авторского права, принадлежности личных неимущественных благ. Р.О. Халфина полагает, что главной причиной, по которой состояниям не находится места в составе юридических фактов, является то, что "нельзя предложить определенный критерий, который дал бы возможность отграничить состояние от длящегося правоотношения"[25]

Вместе с тем, в основании правоотношения собственности лежит конкретный юридический факт, который объективно свидетельствует установление правоотношения. Это действия собственника по приобретению имущества на вещном праве, целенаправленно регулируемые нормой: создание вещи для себя своими действиями или получение ее по окончании договора подряда, купля-продажа, приобретение наследства. А также, например, действия, ведущие к бесспорному установлению неимущественных прав и обязанностей: опубликование произведения, рождение живого ребенка и т.д.[26]

В основании состояния, которому закон придает юридическое значение, нет фактов, которые бы однозначно приводили в действие механизм правового регулирования. Так, правом не регулируются обстоятельства действительности, повергающие гражданина в болезненное состояние, в состояние существенного заблуждения, в состояние опьянения, в состояние временной нетрудоспособности, в состояние сильного душевного волнения, в состояние безвестного отсутствия и т.п. Нормы объективного права дают лишь возможность придать этим и другим фактическим состояниям значение юридически значимых и применить соответствующее регулирование отношений, в которых граждане находятся в том или ином состоянии. Это регулирование будет иным, если подобное состояние отсутствует. Так, правовое регулирование трудовых отношений с участием женщины в состоянии беременности и женщины в обычном состоянии существенным образом отличается. Брак с лицом, которое находится в состоянии безвестного отсутствия, расторгается в упрощенном порядке, если брак не расторгнут, не требуется нотариально удостоверенное согласие этого лица на сделки по распоряжению супружеским имуществом, и т.п. В основе судебного решения, подтверждающего состояние безвестного отсутствия гражданина, лежит умозаключение, что "гражданин больше жив, чем мертв", т.е. дается субъективная оценка фактических обстоятельств, а не констатация юридического факта. Когда нет оснований для подобного вывода, суд может признать гражданина умершим. Последующая явка такого гражданина устраняет состояние его безвестного отсутствия или юридической смерти. Поэтому следует признать правильным утверждение о том, что остро ощущается потребность в своевременном и четком установлении наличия (отсутствия) правового состояния применительно к конкретной ситуации.[27]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Юридические факты занимают центральное место в механизме правового регулирования общественных отношений. Неслучайно в исследованиях последних лет им уделяется большое внимание. Отрадно, что юридические факты изучаются специалистами общей теории права и учеными отдельных (отраслевых) наук. Однако нельзя не отметить, что анализируются они, как правило, в аспекте познания конкретного правоотношения или механизма правового регулирования. Непосредственно юридическим фактам посвящено несколько монографий (О.А. Красавчикова, В.Б. Исакова, Е.Н. Горюновой, М.А. Рожковой и др.) В определенной части рассматривалось и место юридических фактов в общем правоотношении, связанном с категориями "правосубъектность", "правовой статус", "правоспособность".

Общая теория юридических фактов в значительной степени "подпитывалась" цивилистическими идеями. Однако и здесь, как отмечает М.А. Рожкова, эта теория выглядит так же, как 50 лет назад. Отечественное гражданское законодательство не содержит специальной части или раздела, посвященных юридическим фактам .

В условиях формирования в России гражданского общества и демократических начал переосмысливаются сущность и назначение права, его место в регулировании политических, экономических, социальных и духовных процессов. Без учета юридических фактов их понимание невозможно.

Анализ приведенных состояний позволяет сделать вывод, что в подобном правовом (юридически значимом состоянии) могут находиться субъекты правовых отношений (состояние существенного заблуждения), объекты прав и обязанностей субъектов (состояние незавершенного строительства, состояние непригодности), а также любые явления действительности, при условии, что закон придает им правовое значение (состояние погодных условий).

В заключение отмечу, что для возникновения юридических последствий в ряде случаев имеют значение не только сами явления действительности, но и предположения о наступивших фактах, или так называемые презумпции. Практическое значение презумпции достаточно ясно видно на примере судебного признания умершим лица, если в месте его постоянного жительства нет сведений о нем в течение трех лет (ст. 21 ГК). Однако не следует считать презумпцию юридическим фактом. Юридическим фактом остается предполагаемый факт: смерть лица, правомерное приобретение имущества в собственность до продажи вещи и т.п. Если предполагаемый факт не подтвердится, будет опровергнут, то наступают и соответствующие изменения в юридических последствиях. Поэтому презумпция имеет значение одного из допустимых способов суждения о фактах, но не является самостоятельным юридическим фактом.

В целом юридические факты играют весьма важную и активную роль в общей правовой системе, являясь своего рода ее "нервными окончаниями" (рецепторами), сцепляющими нормы права с реальными общественными отношениями. С помощью хорошо продуманной шкалы (набора) юридических фактов, т.е. путем придания юридического значения тем или иным жизненным обстоятельствам, можно существенным образом влиять на динамику развития социальных процессов, направлять их в нужное русло.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Конституция РФ, принятая 12 декабря 1993 г. // "Российская газета" от 25 декабря 1993 г. N 237

2. Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ, часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ, часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ и часть четвертая от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ // "Российская газета" от 22 декабря 2006 г. N 289.

3. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

4. Абашин Э. А. Особое производство. Как установить юридический факт? М., 2008.

5. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права СПб., 2009.

6. Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. Саратов, 2003.

7. Проблемы общей теории права государства / Под ред. В. С. Нерсесянца. М., 2011.

8. Теория государства и права. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2010.

9. Теория государства и права../ Ред.кол.Анисимов П.В., Ростовщиков И.В. М.. 2005.

10.Теория государства и права: / Под ред. А. С. Мордовца, В. Н. Синюкова. М, 2005.

11.Чеговадзе Л.А. Основания и условия гражданско-правовых состояний// Экономические споры: проблемы теории и практики, 2008, № 4.

12.Чеговадзе Л.А., Рябов А.Е. Юридические факты // Правосудие в Поволжье, № 2, 2008.

ПРИЛОЖЕНИЕ

┌────────────────────────────────────┐

│ ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ │

└─────────────────┬──────────────────┘

┌────────────────────┴───────────────────┐

┌─────┴─────┐ ┌──────┴─────┐

│ События │ │ Действия │

└───────────┘ └──────┬─────┘

┌─────────────────────────────┤

┌────────┴──────────┐ ┌─────────┴────────┐

┌──┤ Правомерные │ │ Неправомерные ├──┐

│ │ │ │ (правонарушения) │ │

│ └───────────────────┘ └──────────────────┘ │

│ │

│ │

│ ┌────────────────┐ ┌────────────────┐ │

├─────┤Юридические акты│ │ уголовные ├────┤

│ └────────────────┘ └────────────────┘ │

│ ┌────────────────┐ ┌────────────────┐ │

└─────┤ Юридические │ │административные├────┤

│ поступки │ └────────────────┘ │

└────────────────┘ ┌────────────────┐ │

│ гражданские ├────┤

└────────────────┘ │

┌────────────────┐ │

│ дисциплинарные ├────┤

└────────────────┘ │

┌────────────────┐ │

│ процессуальные ├────┘

└────────────────┘


[1] Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 2009. С.201.

[2] Сабо И. Основы теории права. М., 1974. С.128.

[3] Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 2009. С.206.

[4] Теория государства и права. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 2010. С. 354.

[5] Теория государства и права.. / Ред.кол.Анисимов П.В., Ростовщиков И.В. М.. 2005. С. 154.

[6] Теория государства и права: / Под ред. А. С. Мордовца, В. Н. Синюкова. М, 2005. С. 224.

[7] Теория государства и права: / Под ред. А. С. Мордовца, В. Н. Синюкова. М, 2005. С. 226.

[8] Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 364-365.

[9] Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. Саратов, 2009. С. 102.

[10] Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 5.

[11] Проблемы общей теории права государства / Под ред. В. С. Нерсесянца. М., 2011. С. 436.

[12] Теория государства и права:/ Под ред. А. С. Мордовца, В. Н. Синюкова. М, 2005. С. 227.

[13] Теория государства и права: / Под ред. А. С. Мордовца, В. Н. Синюкова. М, 2005. С. 228.

[14] Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 2009. С.203.

[15] "Российская газета" от 22 декабря 2006 г. N 289.

[16] СЗ РФ от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954

[17] Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву. В кн. Избранные труды по гражданскому праву. С.629.

[18] Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 2008. С.189.

[19] Симанов А.Л. Понятие "состояние" как философская категория. Новосибирск, 2008. С.60.

[20] Чеговадзе Л.А. Основания и условия гражданско-правовых состояний// Экономические споры: проблемы теории и практики, 2008, N 4. С.152.

[21] Байтин М.И., Баранов В.М. О логико-гносеологической и юридической природе правового состояния/Вопросы теории государства и права: Межвузовский сборник научных работ. Вып.9. Изд-во Саратовского университета, 1991. С.46 — 48.

[22] Чеговадзе Л.А., Рябов А.Е. Юридические факты // Правосудие в Поволжье, № 2, 2008. С. 15.

[23] Например, Постановление Президиума ВАС РФ от 17.04.02 N 10575/01, Постановление Президиума ВАС РФ от 27.02.01 N 7755/00, Постановлении Президиума ВАС РФ от 30.06.98 N 6601/97.

[24] Чеговадзе Л.А., Рябов А.Е. Юридические факты // Правосудие в Поволжье, № 2, 2008. С. 16.

[25] Халфина Р.О. Указ соч. С.289.

[26] Чеговадзе Л.А., Рябов А.Е. Юридические факты // Правосудие в Поволжье, № 2, 2008. С. 16.

[27] Там же. С. 17.