Система уголовного права зарубежных государств

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. Общая характеристика системы права и правовой системы 1.1 Понятие и структурирование системы права 6 1.2 Принципы, нормы, институты права 9

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Общая характеристика системы права и правовой системы 6

1.1 Понятие и структурирование системы права 6

1.2 Принципы, нормы, институты права 9

1.3 Система уголовного права. 20

Глава 2 Анализ основных правовых систем современности с точки зрения уголовного права 24

2.1 Понятие, типология и значение правовых систем современности 24

2.2 Романо-германская правовая семья и система уголовного права на примере Франции 30

2.3 Англо-саксонская правовая система и система уголовного права на примере Великобритании 57

2.4 Мусульманская правовая система и система уголовного права на примере Афганистана 78

Заключение 92

Список использованной литературы 95

ВВЕДЕНИЕ

Для новейшего периода истории характерны не только существенные изменения в политических системах, конституциях буржуазного общества, но и заметная эволюция всей его правовой системы. Обновление, которое произошло в праве капиталистических стран в XX в., затронуло как его форму, так и содержание. Это обновление связано, прежде всего, с глубинными процессами развития самого капитализма, вступившего в постиндустриальную фазу, когда право используется для решения новых общественных задач, обусловленных ускоряющейся информационной и научно-технической революцией, усложнившейся и модернизирующейся экономикой, обострившимися старыми и вновь появляющимися социально-классовыми противоречиями.

Углубление социальных противоречий капитализма привело к невиданному росту преступности во всем мире. Эта тенденция находит свое выражение в увеличении общеуголовной преступности и в широком распространении организованной преступности, росте преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Наблюдается связь преступности с кризисными явлениями в социальной и духовной жизни общества, с особенностями психобиологических характеристик правонарушителей. В этих условиях власти стараются изыскать более эффективные методы борьбы с преступностью. С этой целью все большее внимание уделяется выработке новой и всеобъемлющей государственной уголовной политики. Она формулируется и осуществляется в конкретных странах по-разному в зависимости от структуры и динамики самой преступности, от разработанности криминологических и пенитенциарных подходов, от степени активности демократических сил общества и их способности отстаивать гуманистическую линию в уголовном праве. Уголовная политика все в меньшей степени сводится лишь к уголовно-правовому принуждению. Она предусматривает также осуществление целого комплекса социально-экономических и воспитательных программ, преследующих криминолого-профилактические цели.

Несмотря на разногласия по отдельным вопросам, большинство ученых сходятся на одной классификации, в которой выделяют следующие правовые системы (семьи): романо-германская, англо-американская правовая семья, или семья «общего права», семьи социалистического права и религиозно-традиционного права. Многие ученые в своих трудах уделяют большое внимание вопросу анализа правовых систем современности, среди них наиболее яркими представителями являются: Давид Рене, Лазарев В.В., Нерсесянц В.С., Саидов А.Х., Алексеев С.С. и некоторые другие.

Актуальность представляемого исследования обусловлена тем, что в быстро развивающемся мире, где происходит резкая перемена в политической, экономической и социальных сферах, когда одни страны, еще вчера принадлежавшие к одной правовой системе, сегодня уже относятся к другой, важно знать основные общие и отличительные черты правовых систем (семей). В то же время всеобщая глобализация цивилизованного мира заставляет юристов все глубже погружаться в тонкости законодательства иных стран, в том числе и уголовного.

Целью данной работы и является исследование отрасли уголовного права в основных правовых системах современности.

Предметом исследования следует считать анализ и сравнение правовых систем (семей) современности, а объектом – отрасль уголовного права Англии, Франции и Афганистана как типичных представителей своих правовых семей.

В ходе достижения поставленной цели, должны быть решены следующие задачи:

1. Изучить правовую и научную литературу, связанную с интересами исследования.

2. Сформировать понятийный аппарат по теме исследования.

3. Выявить основные особенности правовых систем современности в целом и с точки зрения уголовного права в частности.

4. На основе анализа изученной литературы вывести основные элементы уголовного права выбранных для исследования стран.

Методологическую базу исследования составляют современные представления о государстве и праве, обще - и частнонаучные методы познания. В ходе исследования мы использовали широкий круг научной литературы по проблемам теории государства и права, уголовному праву зарубежных стран. Положения и выводы исследования подкреплены анализом содержания международно-правовых документов, действующих законов и подзаконных актов, законодательства стран, представленных для исследования.

Структура работы: данная дипломная работа состоит из ведения, двух теоретических глав, разделенных на параграфы, заключения и списка использованной литературы.

.

Глава 1. Общая характеристика системы права и правовой системы

1.1 Понятие и структурирование системы права

В отечественной теории государства и права систему права чаще всего определяют как его структуру, т.е. внутреннее строение, которое характеризуется единством и согласованностью действующих в государстве правовых норм и одновременным их разделением на институты и отрасли. Действительно, в одном из своих значений «система» — это форма организации чего-либо, определенный порядок построения, расположения, связи. Поэтому когда под системой права понимают его структуру, его внутреннее строение, как раз и имеют в виду определенную форму организации действующих в государстве правовых норм, такой порядок их построения, при котором нормы позитивного (объективного) права находятся в единстве, согласованности и взаимосвязи и дифференцируются на институты и отрасли.

Подобный подход к пониманию системы права в общем-то позволяет раскрыть некоторые её черты, но в целом представляется ограниченным. Дело в том, что термин «система» имеет и другое смысловое значение, которое соответствует философскому пониманию системы, а философское понимание системы является для теории государства и права основополагающим. С точки зрения философии система — это не структура, не внутреннее строение чего-либо, а множество связанных между собой элементов, составляющее определенное целостное образование. Структура же — это строение, внутренняя организация системы, выражающаяся в связях и отношениях, существующих между элементами, составляющими систему. Поэтому понятие «система права» раскрывает не столько структуру позитивного права (хотя и её тоже), сколько само позитивное право как определенную систему.

Являясь системой, позитивное право характеризуется рядом признаков, которые позволяют составить о нем представление, как об определенной системе. К ним, на наш взгляд, можно отнести следующие.

Во-первых, система права характеризуется компонентностью. Она, как и любая система, состоит из каких-то компонентов, т.е. частей, элементов. Элементами системы права являются правовые нормы и другие её структурные подразделения, о которых будет сказано ниже.

Во-вторых, системе права, опять же как и любой системе, присуща интегративность. Это значит, что элементы, части, составляющие систему права, так или иначе связаны между собой, соединены в одно целое и находятся в единстве. Система права — это взятые в единстве действующие правовые нормы и другие её структурные подразделения.

В-третьих, система права характеризуется организованностью, так как относится к органичным (организованным) системам. В философской науке принято различать суммативные и органичные (организованные) системы. В суммативных системах элементы, составляющие систему, находятся в механической, случайной связи. В органичных системах связь между элементами носит более глубокий характер. Элементы в такой системе структурированы и находятся друг с другом в строго определенных связях и зависимостях. Организованность системы права как раз и выражается в том, что нормы права и другие элементы системы права соединены в одно целое не механически, не случайно, а органически, на основе строго определенных связей. Поэтому система права — это не просто единство правовых норм, а организованное, упорядоченное единство, характеризующееся их согласованностью.

В-четвертых, для системы права характерна многоуровневость, поскольку система права относится к числу так называемых многоуровневых или иерархичных систем. Многоуровневость системы права проявляется прежде всего в том, что в системе права, помимо норм, существуют элементы более высокого уровня, которые представляют собой определенные объединения этих норм. Кроме того, сами нормы, составляющие систему права, имеют разную юридическую силу и находятся между собой в отношениях иерархии, соподчинения. Практически в каждой современной системе права есть нормы, обладающие высшей юридической силой (нормы законов), и нормы более низкого порядка, юридическая сила которых обусловлена местом и ролью устанавливающих эти нормы органов в механизме государственной власти (нормы подзаконных нормативных актов).

В-пятых, система права характеризуется объективностью строения. Позитивное право хотя и создается людьми, но как система оно складывается объективно. Объективный характер строения позитивного права обусловлен регулируемыми им общественными отношениями, которые объективно складываются в обществе в виде определенной системы. Эта система общественных отношений и предопределяет систему права, так как система права является отражением системы общественных отношений.

В-шестых, система права характеризуется целостностью. Это целостное образование в масштабе всей страны. Несмотря на то, что позитивное право состоит из отдельных норм, они, будучи связанными друг с другом, образуют единую систему норм, выступающую как целостное образование, именуемое позитивным правом или правом данного государства.

Таковы, как представляется, наиболее важные признаки системы права. Но при необходимости могут быть выделены и другие. Например, можно выделить такой признак, как способность системы права к саморегулированию, самонастройке, что способствует её устойчивости и стабильности, или такой признак, как динамизм, говорящий о том, что право — это функционирующая и постоянно обновляющаяся и развивающаяся система.

Подытоживая сказанное, сформулируем краткое определение системы права. Система права — это взятые в единстве и взаимосвязи действующие в государстве правовые нормы, выступающие как целостное образование, имеющее свою структуру.

1.2 Принципы, нормы, институты права

Если обобщить имеющиеся в научной и учебной литературе высказывания относительно принципов права, то можно отметить следующее.

Во-первых, принципы права — это определенные правовые идеи, которые формируются в сфере правосознания (господствующей правовой идеологии) и затем получают свое выражение в праве, в правовых нормах. Это идеи о том, какими должны быть позитивное право и осуществляемое им правовое регулирование общественных отношений. Формирование данных идей может происходить как стихийно, спонтанно, так и под влиянием юридической науки и практики, а на их содержание могут оказывать воздействие экономические, политические, идеологические и прочие факторы.

Во-вторых, принципы права — это не просто правовые идеи, а правовые идеи, нашедшие отражение в действующем позитивном праве, так или иначе закрепленные в нем. Идеи, не получившие закрепление в позитивном праве, так и остаются идеями правосознания и принципами права не являются. Закрепление правовых идей в позитивном праве может осуществляться двояко: одни правовые идеи могут быть сформулированы в виде конкретных норм права, которые называют нормами-принципами, другие же как бы растворяются в содержании различных правовых норм и «извлечь» их можно лишь в результате теоретического анализа целых институтов и даже отраслей права.

В-третьих, принципы права — это не любые правовые идеи, получившие закрепление в праве, а лишь основополагающие идеи, идеи, которые составляют главное содержание права и выступают в качестве своеобразных несущих конструкций как всей системы права, так и отдельных её подразделений — институтов, отраслей и т.д. Составляя главное содержание права, принципы права образуют основу системы права и её структурных подразделений, обеспечивая внутреннее единство и согласованность правовых норм, стабильность всей системы права.

В-четвертых, принципы права — это такие закрепленные в праве правовые идеи, которые выступают в качестве исходных, основополагающих начал правового регулирования общественных отношений. Принципы права — это основные нормы, выражающие наиболее общие требования, которые лежат в основе правового регулирования общественных отношений в целом или их отдельных видов и в соответствии с которыми формируются все остальные нормы права.

Принципы права как закрепленные в праве исходные положения, руководящие идеи, составляющие главное содержание права и выступающие в качестве основополагающих начал правового регулирования общественных отношений, не следует отождествлять с правовыми принципами, хотя такое отождествление встречается сплошь и рядом. Многие авторы не видят никакого различия между принципами права и правовыми принципами, считая эти понятия идентичными. В то же время не все правовые идеи, рассматривающиеся в качестве правовых принципов, являются принципами права. Так, например, выделяемые в научной литературе принципы правосознания едва ли правильно называть принципами права, хотя они, безусловно, являются правовыми принципами. На наш взгляд, понятие «правовой принцип» шире, чем понятие «принцип права», вследствие чего принципы права нужно рассматривать как разновидность, часть правовых принципов.

Принципы права как элементы системы права носят разноуровневый характер. В литературе принято выделять общие (общеправовые), межотраслевые и отраслевые принципы права. Общие — это принципы, присущие всей системе права. Они выступают в качестве наиболее общих начал, на которых основаны право и правовое регулирование в данном конкретном государстве. Чаще всего к таким принципам относят присущие многим современным правовым системам принципы демократизма, гуманизма, справедливости, равенства всех перед законом, единства юридических прав и обязанностей и некоторые другие. Межотраслевые — это принципы, выступающие в качестве основных начал сразу нескольких отраслей права (двух и более). Например, межотраслевым можно считать принцип гласности судопроизводства, поскольку он характерен как для уголовно-процессуального, так и для гражданского процессуального права — двух важнейших отраслей права. Наконец, отраслевые — это принципы отдельных отраслей права: конституционного права, административного права, гражданского права, уголовного права и т.д.

Нормы права (они же — правовые, юридические нормы) являются, первичными элементами системы права, её, можно сказать, «элементарными частицами». Это вытекает из того, что право состоит из норм, является их системой. Можно выделить следующие признаки правовых норм:

Во-первых, нормы права — это правила поведения, т.е. правила, определяющие поведение людей, их коллективов, организаций в той или иной жизненной ситуации (слово «норма» в переводе с латинского означает «образец», «правило поведения»).

Во-вторых, нормы права — это правила поведения общего характера. Они адресуются не конкретным лицам, а как бы любому и каждому и рассчитаны на неопределенное множество типичных жизненных ситуаций.

В-третьих, нормы права — это общеобязательные правила поведения. Они обязательны для любого, кто окажется в сфере действия той или иной правовой нормы.

В-четвертых, нормы права — это правила поведения, которые устанавливаются или санкционируются государством. В современном праве подавляющее большинство составляют нормы, устанавливаемые непосредственно государством, его органами. Особенно это характерно для омано-германской и англосаксонской правовых систем, которые утвердились в большинстве стран мира. В то же время практически во всех странах имеет место санкционирование. Оно выражается в том, что государство либо придает юридическую силу тем или иным неюридическим нормам (например, обычаям), либо разрешает устанавливать нормы права негосударственным органам и организациям.

В-пятых, нормы права — это правила поведения, которые охраняются государством, обеспечиваются его принудительной силой. Государство, установив или санкционировав нормы права, берет их под свою защиту, охраняет различными мерами принуждения, вплоть до самых суровых (например, за отдельные противоправные деяния устанавливает смертную казнь).

В-шестых, нормы права — это правила поведения, которые направлены на регулирование общественных отношений. В этом состоит назначение правовых норм. Государство устанавливает или санкционирует нормы для того, чтобы урегулировать, упорядочить соответствующим образом определенные общественные отношения.

Таковы, на наш взгляд, основные признаки правовых норм, которые во многом совпадают с признаками самого права. Нормы права, как правила поведения и регуляторы общественных отношений, весьма и весьма разнообразны. В связи с этим возникает необходимость в их классификации. В отечественной теории государства и права вопрос о классификации правовых норм не имеет однозначного решения и является довольно запутанным. Чуть ли не каждый автор предлагает свой вариант классификации, хотя нередко и основания классификации, и выделяемые в соответствии с ними виды правовых норм у разных авторов совпадают.

Не вдаваясь в анализ существующих по данному вопросу позиций и не преследуя цели рассмотреть как можно больше классификаций правовых норм (что, кстати, часто имеет место), остановимся только на некоторых, как представляется, наиболее важных классификациях.

Прежде всего нормы права необходимо классифицировать с учетом той роли, которую они играют в процессе регулирования общественных отношений, принимая во внимание их «специализацию» как регуляторов общественных отношений. По данному основанию можно выделить конститутивные, регулятивные, охранительные и вспомогательные нормы.

Конститутивные — это нормы, закрепляющие в наиболее общем виде систему общественных отношений и основные начала правового регулирования. Конститутивные нормы, в свою очередь, могут быть подразделены на общеустановительные (общезакрепительные) и декларативные. К общеустановительным (по терминологии некоторых авторов — общезакрепительным) относятся правовые нормы, закрепляющие основы государственного и общественного строя (форму правления, форму государственного устройства, политический режим и т.д.) и другие исходные положения (например, действие нормативных правовых актов во времени и в пространстве). К декларативным относятся нормы, закрепляющие принципы права, а также цели и задачи правового регулирования соответствующих общественных отношений.

Регулятивные — это нормы, устанавливающие юридические права и обязанности участников общественных отношений, регулируемых правом. Эти нормы определяют, как могут или должны вести себя участники общественных отношений в той или иной ситуации. Регулятивные нормы в зависимости от характера содержащихся в них предписаний подразделяются на управомочивающие, обязывающее и запрещающие. К управомочивающим относятся нормы, устанавливающие юридические права. Эти нормы говорят о том, какие действия могут совершать участники общественных отношений, что им дозволено, разрешено. Управомочивающие нормы обычно содержат следующие слова: «вправе», «имеет право», «может», «разрешено», «дозволено». К обязывающим относятся нормы, устанавливающие так называемые позитивные юридические обязанности, т.е. обязанности совершить те или иные действия (выполнить работу, уплатить долг, передать вещь и т. п.). В содержании таких норм присутствуют слова «должен» или «обязан». Запрещающие— это нормы, устанавливающие юридические запреты. Запреты — это тоже обязанности, но обязанности воздерживаться от совершения тех или иных действий. В запрещающих нормах можно встретить слова «запрещено», «нельзя», «не вправе», «не имеет права», «не может», «не дозволено», «не разрешено», «не должен».

Охранительные (некоторые авторы называют их правоохранительными) — это нормы, направленные на обеспечение действия конститутивных и регулятивных норм. Они предусматривают меры государственного принуждения, иные неблагоприятные последствия, которые может повлечь за собой нарушение конститутивных и регулятивных норм. Охранительные нормы могут быть подразделены на карательные (наказательные) и правовостановительные. Карательные нормы предусматривают различные меры наказания (лишение свободы, штраф, лишение каких-либо прав и т.д.), которые могут быть применены в связи с совершением определенных противоправных деяний. Правовостановительные нормы предусматривают не меры наказания, а защиту и восстановление нарушенных прав (например, принудительное взыскание долга, принудительное взыскание алиментов и т. д.).

Вспомогательные — это нормы, так или иначе обеспечивающие действие и конститутивных, и регулятивных, и охранительных норм. К ним следует отнести дефинитивные, коллизионные и оперативные нормы. Дефинитивные нормы — это нормы-определения, т. е. нормы, содержащие определения тех или иных понятий (дефиниция в переводе с латинского означает краткое определение, толкование слова). Законодатель устанавливает подобные нормы в целях единообразного понимания тех или иных терминов, понятий, встречающихся в законодательстве. При этом данные термины, понятия при решении юридических вопросов не могут определяться иначе, чем это установлено дефинитивной нормой. Коллизионные — это нормы, призванные устранять противоречия, которые могут возникнуть между другими, чаще всего регулятивными, нормами права (коллизия в переводе с латинского означает столкновение). Например, в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ говорится: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Оперативные — это нормы, с помощью которых другие нормы права либо вводятся в действие, либо отменяются, либо пролонгируются (продлеваются в своем действии), либо распространяются на новый круг общественных отношений.

С учетом объема регулирующего действия нормы права принято подразделять на общие и специальные. Общие — это нормы, охватывающие, как правило, все институты той или иной отрасли права и регулирующие определенный род общественных отношений. Специальные — это нормы, относящиеся к какому-либо институту права и регулирующие соответствующий вид общественных отношений. Некоторые авторы в этой классификации выделяют также исключительные нормы, относя к ним нормы, устанавливающие исключения из общих и специальных норм.

В научной и учебной литературе предлагаются и другие классификации правовых норм.

Остановимся ещё на одном вопросе — о структуре правовых норм, т.е. их внутреннем строении. Здесь сразу же необходимо подчеркнуть, что данный вопрос в отечественной юридической науке относится к числу дискуссионных. Большинство исследователей полагает, что каждая правовая норма состоит обязательно из трех частей (элементов) — гипотезы, диспозиции и санкции. Гипотезой (от греч. «hypothesis» — основание, предположение) принято называть ту часть правовой нормы, где говорится об условиях, обстоятельствах, фактах, при наличии или отсутствии которых, норма права будет действовать, применяться. Диспозицией (от лат. «dispositio» — расположение) считается само правило поведения, т.е. это та часть правовой нормы, где указывается на юридические права и обязанности участников регулируемого нормой права общественного отношения. Санкцией же (от лат. «sanctio» — строжайшее постановление) именуется та часть правовой нормы, где говорится о мерах юридической ответственности и других неблагоприятных последствиях, которые могут наступить в случае нарушения правила поведения, т.е. диспозиции. По мнению сторонников данной точки зрения схематично норма права выглядит так: «если.., то.., иначе», где «если» — это гипотеза, «то» — диспозиция, «иначе» — санкция.

На наш взгляд, нормы права — это не сконструированные теоретическим путем из различных нормативно-правовых предписаний правила поведения, состоящие из гипотезы, диспозиции и санкции, а закрепленные в статьях нормативных правовых актов предписания, установления, которые хотя и не всегда выглядят как правила поведения, но таковыми считаются. Не случайно в справочной литературе, в частности в словарях, слово «норма» толкуется не только как правило, образец, но и как узаконенное установление, обязательный порядок. Поэтому любое установление, содержащееся в статьях нормативных правовых актов, должно расцениваться как норма права независимо от того, из каких частей оно состоит. В противном случае все нормы окажутся «на одно лицо» и мы не сможем классифицировать их по целому ряду оснований (например, с учетом их роли в правовом регулировании).

Говоря о структуре правовых норм, нельзя не отметить точку зрения представителей науки уголовного права, многие из которых считают, что нормы Особенной части Уголовного кодекса (это нормы, предусматривающие уголовную ответственность за конкретные виды преступлений) состоят из двух элементов: диспозиции и санкции. При этом диспозицией называется та часть уголовно-правовой нормы, в которой дается описание соответствующего вида преступления. По мнению сторонников данной точки зрения в нормах Особенной части Уголовного кодекса гипотеза и диспозиция сливаются, поскольку указание на тот или иной вид преступления свидетельствует о том, что такого рода деяния запрещаются.

Думается, что подобная точка зрения вносит лишь путаницу в вопрос о структуре правовых норм. В теории государства и права та часть правовой нормы, где дается описание условий, обстоятельств, фактов, при которых норма будет действовать, применяться, традиционно именуется гипотезой. Поэтому едва ли правильно именовать диспозицией ту часть уголовно-правовой нормы, в которой дается описание преступления.

Институт права (он же — правовой институт) — следующий, более крупный элемент системы права. Под институтом права принято понимать совокупность (или систему) правовых норм, регулирующих определенный вид общественных отношений. Нормы права, будучи правилами поведения общего характера, регулируют не единичные общественные отношения, т.е. отношения, возникающие между конкретными лицами и носящие разовый характер, а определенные виды общественных отношений. Но чтобы урегулировать тот или иной вид общественных отношений, требуется, как правило, не одна норма, а целая совокупность связанных между собой правовых норм. Такая совокупность и называется институтом права.

Институты права обычно считаются элементами не столько системы, сколько отрасли права, так как каждая отрасль права складывается из определенных институтов права и институты права существуют только в составе отраслей права. То есть в системе права мы не найдем правовых институтов, которые не входили бы в состав той или иной отрасли права. Вместе с тем встречаются институты, которые входят в состав сразу нескольких отраслей права, поскольку состоят из норм разных отраслей права. Такие институты называются межотраслевыми или смешанными. Например, в системе российского права к таким институтам относятся институт государственной собственности, институт дисциплинарной ответственности, институт опеки и попечительства и некоторые другие. Кроме того, в составе отдельных отраслей права существуют и так называемые комплексные или сложные институты права, которые, будучи крупными институтами, состоят из более мелких институтов, именуемых субинститутами. В ряде учебников по теории государства и права выделяются другие виды правовых институтов, однако не все из них могут быть безоговорочно приняты. Например, едва ли правильно выделять такие виды правовых институтов, как регулятивные и охранительные институты. Поскольку институт права составляют нормы, призванные урегулировать какой-то вид общественных отношений, то это могут быть и конститутивные, и регулятивные, и охранительные, и вспомогательные нормы, потому что всесторонне урегулировать тот или иной вид общественных отношений при помощи только, скажем, регулятивных или охранительных норм практически невозможно.

Правовые институты, нормы которых регулируют какую-либо сферу или область общественных отношений, в своем единстве образуют определенную отрасль права. Отрасль права — это, как принято считать, самый крупный элемент системы права, это совокупность (или система) правовых норм, регулирующих какую-либо сферу (или область) общественных отношений. Если институт права содержит нормы, регулирующие какой-то вид общественных отношений, то отрасль права — нормы, регулирующие какую-либо сферу (или область) общественных отношений.

В учебниках по теории государства и права можно встретить различные классификации отраслей права. Так, например, выделяются отрасли публичного и отрасли частного права, отрасли материального и отрасли процессуального права. Такие классификации в принципе приемлемы, однако в них есть определенная доля условности.

Система права может включать в свой состав и такие правовые общности, как международное и национальное (внутригосударственное) право. Это связано с интеграцией международного права в структуру национальных правовых систем. Вообще международное право — это самостоятельная система права, в состав которой входят нормы, регулирующие отношения между государствами. Данная система имеет свои институты и отрасли права, свои правовые общности (например, международное публичное и международное частное право). В то же время международное право оказывает серьезное влияние на право конкретных государств, на национальные правовые системы, внедряясь в их структуру. Это обусловлено все возрастающим сотрудничеством различных государств мира друг с другом, заключением между ними договоров, пактов, конвенций, соглашений, вступлением государств в международные организации, сообщества и т. д. В этой связи государства, как правило, включают в состав своего национального права определенные принципы и нормы международного права.

В отдельных системах права могут быть выделены и некоторые другие правовые общности. Например, в праве англосаксонской правовой семьи (право Англии, США, Канады и других государств) могут быть выделены такие правовые общности, как общее право и право справедливости, которые, как принято считать, соответствуют публичному и частному праву, имеющим место в правовых системах омано-германской правовой семьи.

1.3 Система уголовного права.

Уголовное право представляет собой расположенную в строгой логической последовательности систему общеобязательных норм, устанавливающих, какие общественно опасные деяния (действия или бездействие) признаются преступными и какое наказание применяется за их совершение.

Слово уголовный возникло на основе древнерусского слова голова, отсюда убийца именовался «головник», а убийство — «головничьство», «головьщина», «поголовьщина». По мнению известного исследователя этимологии русского языка А.Г. Преображенского, термин «уголовный» в изначальном смысле означал «имеющий отношение к убитому, к голове, к жертве убийства». С течением времени произошло некоторое расширение значения термина «уголовный». В качестве семантической параллели А.Г. Преображенский, объясняя это слово, приводит сравнение с латинским словом rescapitais — «дело, грозящее казнью», т.е. уголовное дело. Нетрудно заметить, что смысл и значение слова «уголовный» постепенно переместилось с потерпевшего на преступника и употреблялось применительно только к одному и самому древнему виду преступления — убийству. Отсюда многие авторы с полным основанием утверждают, что в первоначальном смысле термин «уголовное право» означал — «отвечать головой».

Уголовное право с момента своего возникновения было призвано охранять общество от посягательств, угрожающих основам существования человека. С возникновением частной собственности, разделением общества на классы и появлением государства и судебной системы устанавливаются уголовно-правовые запреты за совершение особо опасных деяний. Библейские заповеди «не убий», «не укради» основываются на том, что убийство и кража были самыми древними видами общественно опасных деяний, от совершения которых предостерегал этот древнейший религиозный памятник. Первые уголовно-правовые запреты возникли из обычаев кровной мести и были направлены на подчинение интересов индивида интересам общества. Уголовное право развивалось медленно, сохраняя такие формы самозащиты отдельных родов, семей и людей, как кровная месть, талион, композиция. Еще не существовало четкого различия между преступлением и гражданским правонарушением. Постепенно кровная месть, талион и композиция вытеснялись мерами уголовного наказания. Дошедшие до нас законодательные памятники различных древних народов: Индии (Законы Ману — 1200 г. до н.э.); законы Ассирии (около 1500 г. до н.э.); Судебник вавилонского царя Хаммурапи (1914 г. до н.э.); законы Древней Греции (Законы Дракона — 621 г. до н.э. и Законы Солона — 409 г. до н.э.); Законы Древнего Рима (Закон XII таблиц — 450 г. до н.э.) и др. свидетельствуют о том, что уголовное право древних государств было направлено прежде всего на защиту государства, религии, собственности, личности и носило классовый характер. Так, за преступления против частной собственности, начиная от покупки заведомо краденого и кончая грабежом, в качестве обычного наказания назначалась смертная казнь. Нормы уголовного права содержались в одном из древнейших памятников Древней Руси — «Русской Правде». Преступление в «Русской Правде» именовалось обидой, а наказание за нее осуществлялось в соответствии с установленными правилами. При этом преследование обидчика предоставлялось на усмотрение потерпевшего или его близких родственников. «Русская Правда» знала преступления, которые преследовались не потерпевшим, а общиной в целом. В качестве наказания предусматривались: месть, поток, разграбление и система выкупов. Смертная казнь применялась без суда в порядке расправы веча или князя над своими противниками.

Известно, что система права любого современного государства состоит из ряда отраслей: конституционное право, административное, гражданское и т. д. В ряду этих и других отраслей находится и уголовное право. Будучи составной частью системы права, уголовное право является одной из его отраслей, которой присущи все признаки, свойственные праву в целом (нормативность, обязательность для исполнения и т. д.), а также специфические отраслевые признаки. От других отраслей оно отличается, в первую очередь, предметом, т. е. кругом регулируемых общественных отношений. Правда, в общей теории права получила распространение точка зрения, в соответствии с которой уголовное право лишено самостоятельного предмета регулирования; общественные отношения регулируют другие отрасли права (государственное, административное, гражданское и т. д.), уголовное же право лишь охраняет эти отношения, являясь своеобразным средством их обеспечения.

Поскольку право диктует исходящие от государства общеобязательные правила, оно есть регулятор поведения людей в обществе. В этом смысле не является исключением и право уголовное. Поэтому неверно представлять дело таким образом, что нормы уголовного права лишь охраняют общественные отношения, регулируемые нормами иных отраслей права. В действительности нормы каждой отрасли права обычно сами охраняют собственные предписания. Уголовно-правовая санкция в принципе не может применяться за нарушение, например, административно-правового запрета, касающегося специфических общественных отношений. Такое правоприменение означало бы грубейшее нарушение законности.

Сведение функций уголовного права лишь к охранительной нередко приводит к расширению сферы охраняемых им общественных отношений. В юридической литературе встречаются утверждения, что нормы уголовного права являются средством охраны всех общественных отношений, регулируемых другими отраслями права. Здесь налицо явное преувеличение охранительной роли уголовного права. Уголовно-правовые санкции призваны защищать наиболее важные права, свободы и интересы личности, общества и государства. Чрезмерное расширение сферы уголовного права может привести лишь к отрицательным последствиям как для общества, так и для личности.

Предметом уголовного права являются общественные отношения, которые возникают в связи с совершением лицом преступления и применения к нему наказания.

Уголовное право обладает специфическим методом правового регулирования. В отличие от других норм права, устанавливающих дозволения, предписания и запреты, уголовно-правовые устанавливают почти исключительно запреты, а суть предписаний сводится к неукоснительному соблюдению этих запретов. В силу этого уголовно-правовому регулированию присущ императивно-запретительный метод.

Помимо метода правового регулирования уголовное право характеризуется и особыми методами охраны общественных отношений: применение уголовно-правовых санкций, т.е. различных видов уголовного наказания; освобождение от уголовной ответственности; применение принудительных мер медицинского характера.

Уголовное право разделяется на две части: Общую и Особенную. Общая часть включает нормы уголовного права, в которых закрепляются его общие принципы, институты и понятия, а также основные положения, определяющие основания и пределы уголовной ответственности и применения наказания, порядок и условия освобождения от уголовной ответственности и наказания. В нормах Общей части регламентируются наиболее важные вопросы, относящиеся к основным понятиям уголовного права — уголовному закону, преступлению и наказанию.


Глава 2 Анализ основных правовых систем современности с точки зрения уголовного права

2.1 Понятие, типология и значение правовых систем современности

Под правовой системой понимается совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств (явлений), с помощью которых публичная власть оказывает регулятивно-организующее и стабилизирующее воздействие на общественные отношения, поведение людей и их объединений (закрепление, регулирование, дозволение, связывание, запрещение, убеждение и принуждение, стимулирование и ограничение, превенция, санкции, ответственность и т.д.).

Это комплексная, интегрирующая категория, отражающая всю правовую организацию общества, целостную правовую действительность. По меткому выражению французского правоведа Ж. Карбонье, правовая система – это «вместилище, средоточие разнообразных юридических явлений». Он отмечает, что юридическая социология прибегает к понятию «правовая система» для того, чтобы охватить весь спектр явлений, изучаемых ею. Если бы выражение «правовая система» было лишь простым синонимом объективного (или позитивного) права, то его значение было бы сомнительным[1] .

Современную правовую действительность стало трудно отражать с помощью старых, подчас слишком узких конструкций. Требуются более широкие построения (комплексы), позволяющие производить соответственно и более гибкие и адекватные научные операции, достигать более высоких уровней обобщения, абстракции. Одна из таких категорий – правовая система, дающая возможность анализировать и оценивать всю правовую реальность в целостном виде, а не отдельные ее компоненты. При этом нет необходимости в замене концепции права концепцией правовой системы. Просто концепция права должна стать составной частью концепции правовой системы как наиболее широкой и многоаспектной.

Право – ядро и нормативная основа правовой системы, ее связующее и цементирующее звено. Она соотносятся как часть и целое. По характеру права в данном обществе легко можно судить о сущности всей правовой системы этого общества, правовой политике и правовой идеологии государства. Помимо права как стержневого элемента правовая система включает в себя множество других слагаемых: право-творчество, правосудие, юридическую практику, нормативные, право-применительные и правотолкующие акты, правоотношения, субъективные права и обязанности, правовые учреждения (суды, прокуратура, адвокатура), законность, ответственность, механизмы правового регулирования, правосознание и др.

Исчерпывающий их перечень дать затруднительно, поскольку правовая система – сложное, многослойное, разноуровневое, иерархическое и динамическое образование, в структуре которого есть свои системы и подсистемы, узлы и блоки. Многие ее составляющие выступают в виде связей, отношений, состояний, режимов, статусов, гарантий, принципов, правосубьектности и других специфических феноменов, образующих обширную инфраструктуру или среду функционирования правовой системы.

Если говорить о ее блоках, то можно выделить такие, как нормативный, правообразующий, доктринальный (научный), статистический, динамический, блок прав и обязанностей и др. Между ними существуют многочисленные горизонтальные и вертикальные связи и отношения. Все это отражает сложный правовой уклад данного общества.

Наиболее крупной работой, посвященной современным правовым системам, является книга известного французского юриста Рене Давида, выдержавшая у нас два издания[2] .

Правовая система по своему содержанию - это то, что можно назвать юридической формой данного общественного строя.

Право, как уже подчеркивалось, – эпицентр правовой системы. Юридические нормы, будучи обязательными эталонами общественно необходимого поведения, опираясь на возможность государственного принуждения, выступают интегрирующим и цементирующим началом. Это своего рода каркас, несущие конструкции правовой системы, без которых она могла бы превратиться в простой конгломерат элементов, не связанных между собой единым нормативно-волевым началом. Согласованность и координация между ними оказались бы в значительной мере ослабленными.

Правовая система общества не охватывается и не может быть охвачена понятием права даже и в широком (социологическом) смысле, подобно тому, как политическая система не исчерпывается понятием государства. Безусловно, «для характеристики правовой системы решающее значение имеет сущность и содержание права» но из этого не следует, что любую правовую систему достаточно свести к праву»[3] .

Правовое государство немыслимо без высокоразвитой, демократической и четко работающей правовой системы, способной эффективно защищать интересы общества и его граждан. Но помимо охранительно-защитительной функции, она призвана выполнять также многообразные регулятивно-организующие, стабилизирующие и стимулирующие задачи, связанные с обеспечением нормальной жизнедеятельности людей, развитием экономики, науки, культуры, образования, социальной сферы, реализацией прав и свобод личности.

Правовая система непрерывно меняется, однако ее составные части претерпевают изменения с разными скоростями, и ни одна из них не меняется столь же быстро, как другая. В то же время существуют некие постоянные, долго живущие элементы – принципы системы, которые присутствовали в системе всегда (даже в прошлые века) и будут такими же в течение еще долгого времени. Они придают необходимую форму и определенность целому.

Правовая система – часть общесоциальной системы. В современном мире существует поразительное многообразие правовых систем. Каждая страна имеет свою систему; в США, кроме того, каждый штат – собственную, и все это венчает общенациональная (федеральная) система. Нельзя назвать ни одной пары полностью адекватных правовых систем. Но это не значит, что каждая правовая система не имеет ничего общего с какой-нибудь другой[4] .

Через сопоставление одноименных государственно-правовых институтов, принципов, норм выявляются общие закономерности правового развития, его направление, этапы, перспективы. Такое сопоставление, основываясь на сравнительно-историческом методе познания, позволяет выявить общее и специфичное в правовых явлениях, встречающихся в мире, ступени и тенденции их формирования и функционирования, что дает возможность свести все многообразие конкретно-национального регулирования в определенную «периодическую систему» мирового права, где элементарной, исходной частицей выступает уже не норма права, а целостная национальная правовая система и даже их группа (тип, семья). Все это нужно в конечном счете для углубления наших представлений о природе права, его закономерностях, генезисе, свойствах.

Такие аспекты изучения права выступают предметом сравнительного правоведения. Результатом применения сравнительного метода является группировка – классификация – правовых систем мира по различным признакам. Классификация означает распределение национальных систем нрава по классам (типам) в зависимости от тех или иных критериев. В этом плане классификация (типология) – важный способ научного познания, позволяющий под дополнительным углом зрения раскрыть как внутренние (структурные) взаимосвязи права, так и его отношения с более широким социальным контекстом, что открывает новые возможности в изучении юридических явлений.

По вопросу типологии правовых систем существуют различные подходы. За основу классификации могут приниматься идеологические, юридические, этические, экономические, религиозные, географические и другие критерии и соответственно формироваться различные типологические группы правовых систем. Критерии и типологии могут сочетаться в определенных комбинациях.

В настоящее время, как правило, используются основания для классификации правовых систем, опирающиеся главным образом на этногеографические, технико-юридические и религиозно-этические признаки права.

В современном мире обычно различают следующие правовые массивы: национальные правовые системы, правовые семьи, группы правовых систем.

Национальная правовая система – это конкретно-историческая совокупность права (законодательства), юридической практики и господствующей правовой идеологии отдельной страны (государства). Национальная правовая система – элемент того или иного конкретного общества и отражает его социально-экономические, политические, культурные особенности. По отношению к группам правовых систем и правовым семьям национальные правовые системы выступают в качестве явления особенного, единичного. В настоящее время в мире насчитывается около двухсот национальных правовых систем.

Наличие правовых явлений в их системной, концептуальной организации свидетельствует об известном уровне правовой жизни общества, его правосознания, юридической образованности и т.д. Поэтому далеко не все государства имеют развитые и особенно правокультурно-самобытные и целостные юридические системы, выступающие источниками накопления правовых ценностей для всей мировой цивилизации.

Правовая семья – это совокупность национальных правовых систем, основанная на общности источников, структуры права и исторического пути его формирования. В соответствии с этими критериями можно выделить следующие правовые семьи:

· общего права

· омано-германскую

· обычно-традиционную

· мусульманскую

· индусскую (индусское право)

· славянскую.

Ни одна из классификаций правовых семей не является исчерпывающей для правовых систем мира, и поэтому в литературе можно встретить самые различные типологические подразделения семей национального права. В приведенной классификации своеобразие правовой семьи определяется характером ее источников: юридических, духовных (религия, этика и т.д.) и культурно-исторических. Один из этих признаков может преобладать в разграничении правовых семей. Так, форма, перечень и иерархия юридических источников права (форм права) традиционно рассматривается в качестве основного различия между семьей общего права и омано-германской.

В частности, для омано-германской правовой семьи право выступает в виде норм, имеющих законодательное выражение (в виде закона или кодекса), а правоприменитель лишь сравнивает конкретную ситуацию с общей нормой и в ней находит решение дела. Основной источник англо-саксонского (общего) права – судебный прецедент, т.е. судебное решение судов определенного уровня по конкретному случаю, способ обоснования которых для других нижестоящих судов является образцом решения аналогичных дел.[5]

В рамках той или иной правовой семьи возможны более дробные элементы, представленные определенной группой правовых систем.

Так, внутри омано-германской правовой семьи выделяют группу романского права, в зону которой входят правовые системы таких стран, как Франция, Италия, Бельгия, Испания, Швейцария, Португалия, Румыния, право латиноамериканских стран, каноническое (церковно-католическое) право и группу германского права, в которую входят правовые системы ФРГ, Австрии, Венгрии, скандинавских стран и др. Внутри англо-саксонской правовой семьи различают правовую систему Англии, США и право бывших англоязычных колоний Великобритании. Славянская правовая семья включает группу российского права (Россия и ее субъекты) и западно-славянского права (Украина, Белоруссия, Болгария, новая Югославия).

2.2 Романо-германская правовая семья и система уголовного права на примере Франции

Создание римско-германского права связано с рецепцией, как бы с оживлением и одновременной модернизацией римского права. Исторические корни континентальной правовой системы формировалась в правовых воззрениях и в праве Римской империи. Юридическая классика Рима и его четко разработанной системы правовых понятий и правовых норм как точных формул оказалась устойчивым фундаментом для развития права в Европе. Начало же римско-германской правовой системы юристы-исследователи и историки ведут к началу XII века. Она сложилась в Европе в результате усилий ученых европейских университетов, которые выработали и развили, на базе кодификации императора Юстиниана общую для всех юридическую науку, приспособленную к условиям современного мира.

Постепенно основные нормы римского права начинают восприниматься законодателем. По мере роста капиталистических отношений взамен феодального натурального хозяйства, развития товарного производства тщательно разработанное римское право, рассчитанное на общество, где господствует частная собственность, все более использовалось нарождающейся буржуазией. Именно это обусловило возможность его приспособления к возникающим и развивающимся в недрах феодальной Европы товарно-денежным отношениям.

Буржуазно-демократические революции коренным образом изменили природу права, отменили либо приспособили к новым условиям феодальные юридические институты, превратили закон в основной источник асао-германского права. Закон стал рассматриваться как оптимальный, наиболее подходящий инструмент для создания единой национальной правовой системы, для обеспечения законности в противовес феодальному деспотизму и кулачному праву. Это обусловило возможность и необходимость кодификации законодательства, которая явилась еще одной особенностью континентальной системы права. Путем кодификации и систематизации право приводилось в систему, пронизывалось едиными принципами.

Рецепция римского права привела к тому, что еще в период феодализма правовые системы европейских стран – их правовая доктрина, юридическая техника приобрели определенное сходство.

Начиная с 19 века основным источником (формой) права, где господствует эта семья является закон. Буржуазные революции коренным образом изменили классовую природу права, отменили феодальные правовые институты, превратили закон в основной источник права. «Закон образует как бы скелет правопорядка, охватывает все его аспекты, а жизнь этому скелету, в значительной степени придают иные факторы. Закон не рассматривается узко и текстуально, а зачастую зависит от расширительных методов его толкования, в которых проявляется творческая роль доктрины и судебной практики. Юристы и сам закон теоретически признают, что законодательный порядок может иметь пробелы, но пробелы эти практически не значительны.»

Во всех странах асао-германской семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высшая юридическая сила. Она выражается как в соответствии конституции законов и подзаконных актов, так и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью обычных законов. Конституции разграничивают компетенцию различных государственных органов в сфере правотворчества и в соответствии с этой компетенцией проводят дифференциацию различных источников права.

В асао-германской юридической доктрине и, главным образом, в законодательной практике различают три разновидности обычного закона:

-кодексы

-специальные законы (текущее законодательство)

-сводные тексты норм.

В большинстве континентальных стран приняты и действуют: гражданские (либо гражданские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Система текущего законодательства также весьма разнообразна. Законы регулируют отдельные сферы общественных отношений, например, акционерные законы. Число их в каждой стране велико.Особое место занимают сводные тексты налогового законодательства.

Среди источников асао-германского права велика (и все более возрастает) роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров и других.

Еще одна отличительная особенность континентальной правовой системы – строгая отраслевая классификация. Система права подразделяется на отрасли, среди которых базовыми являются конституционное , административное, гражданское, уголовное право, а так же гражданско-процессуальное и уголовно-процессуальное право.

В наши дни, как и в прошлом, в асао-германской правовой семье доктрина составляет весьма жизненный источник права. Она влияет как на законодателя, так и на правоприменителя (например, используется в толковании законов).

Своеобразно положение обычая в системе источников асао-германского права. Он может действовать не только в «дополнение к закону» но и «кроме закона». Возможны ситуации, когда обычай занимает положение «против закона» (например в Италии, в навигационном праве, где морской обычай превалирует над нормой гражданского кодекса). В целом, однако, сегодня за редким исключением обычай потерял характер самостоятельного источника права.

Мы рассмотрели общие признаки правовых систем стран, принадлежащих к асао-германской правовой семье. Но наряду с общими признаками, эти системы имеют и свои существенные отличия.

Франция – это страна «писаного права», родина так называемой континентальной правовой семьи, где закон в широком смысле слова является ведущим источником уголовного права. По справедливому замечанию Р.Давида, «юристы здесь прежде всего обращаются к законодательным и регламентирующим актам, принятым парламентом или правительственными и административными органами.» Главная задача юриста, по мнению Давида, состоит преимущественно в том, чтобы при помощи различных способов толкования найти решение, которое в каждом конкретном случае соответствует воле законодателя[6] .

Нормы французского права представлены в виде определенной иерархической системы, на вершине которой находятся конституционные и между народно-правовые нормы. Далее следуют Уголовный кодекс Франции 1992 г. (с последующими изменениями и дополнениями), другие кодифицированные законы, некодифицированные уголовные законы, а также подзаконные акты, принятые исполнительной властью.

Рассмотрим основные источники уголовного права Франции.

Конституционные нормы.

К действующим источникам французского права, включая уголовное, не без оснований причисляется первый конституционный акт послереволюционной Франции – Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. Несмотря на то, что за последние 180 лет французские конституции неоднократно изменялись, «Декларация прав» всегда лежала в их основе. Последние две французские конституции 1946 и 1958 гг. прямо ссылаются в своих преамбулах на этот документ как основу всего французского законодательства. В частности, преамбула действующей в настоящее время Конституции 1958 г. содержит следующее положение: «Французский народ торжественно провозглашает свою приверженность правам человека и принципам национального суверенитета, как они определены Декларацией 1789 г., подтвержденной и дополненной преамбулой Конституции 1946г.»[7] .

Наиболее важные уголовно-правовые принципы были впервые во французском праве сформулированы именно в этом важнейшем конституционном акте. Так, в ней был закреплен принцип, согласно которому «все, что не запрещено законом, не может встречать препятствия, и никто не может быть принужден к выполнению того, что законом не предписано» (ст. 5). В Декларации содержится и другое не менее значимое правило: «Никто не может быть обвинен, арестован или заключен под стражу иначе, как в случаях, определенных законом, и в форме, им предписанной» (ст. 7). Декларация запрещает наказывать иначе, чем «на основании закона, принятого и обнародованного до совершения проступка и законным образом применяемого» (ст. 8), и провозглашает принцип равенства всех граждан перед законом: «закон должен быть одинаковым для всех, защищает он или карает» (ст. 6). Впервые конституционное значение приобрел принцип презумпции невиновности, имеющий важное уголовно-правовое и уголовно-процессуальное значение (ст. 9): «Всякий человек считается невиновным до тех пор, пока он не будет объявлен виновным». Немаловажное значение для уголовного права имеет и другое положение Декларации, исключающее возможность привлечения к уголовной ответственности только лишь за мысли, взгляды, убеждения: «Никого нельзя притеснять за его взгляды, даже религиозные, если их проявление не нарушает общественного порядка, установленного законом» (ст. 10).

Действующая Конституция Французской Республики от 4 октября 1958 г.[8] является источником французского уголовного права по ряду причин. Во-первых, как уже говорилось, она в своей преамбуле делает отсылку к «Декларации прав» как своей составной части. Во-вторых, Конституция 1958 г. имеет значение источника уголовного права в той ее части, которая определяет компетенцию органов государственной власти и управления в области нормотворчества, структуру и иерархию правовых норм (раздел V). В-третьих, в этом документе содержатся положения, имеющие прямое отношение к области уголовного права. Так, согласно ст. 17 правом помилования наделяется Президент Республики. В разделах IX и X регламентируются вопросы уголовной ответственности высших должностных лиц Французской Республики – Президента и членов Правительства. В частности, установлено, что Президент не несет ответственности за действия, совершенные им при исполнении своих функций, кроме случаев государственной измены. Что касается членов Правительства, они могут быть привлечены к уголовной ответственности за совершение в период выполнения своих функций преступления или проступка. В Конституции нашел свое закрепление и принцип, согласно которому никто не может быть произвольно лишен свободы (ст. 66).

Международные соглашения. Согласно действующей Конституции, международные договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, имеют силу, превышающую силу законов, с момента опубликования, при условии применения каждого соглашения или договора другой стороной (ст. 55).

Таким образом, источниками уголовного права Франции являются и международные соглашения, заключенные ею. При этом международно-правовые нормы, в принципе, должны находиться на вершине правовой системы французского государства, поскольку за ними признается приоритет перед нормами внутреннего национального права. Однако ситуация гораздо сложнее, чем это может показаться на первый взгляд: существование международно-правовой нормы не означает автоматическое ее применение в ущерб норме внутреннего национального права в случае, когда вторая противоречит первой.

Прежде всего противоречие должно быть явным, таким, чтобы несоответствие двух норм было легко определимо. Кроме того, приоритетность может быть только временной, поскольку срок действия соглашения обычно ограничен. Помимо этого, нужно учитывать и то, что международно-правовую норму напрямую применить практически невозможно хотя бы в силу того, что она не включает санкцию, следовательно, требуется принятие отдельного закона государством, подписавшим и ратифицировавшим должным образом международное соглашение. В связи с этим, как полагает аса, правильнее говорить о приостановлении действия внутреннего закона, противоречащего международно-правовой норме, а не о его полной отмене[9] .

Приоритетность международно-правовых норм над нормами национального права в настоящее время оценивается французскими юристами как обязанность для «внутреннего законодателя» не принимать в будущем законы, противоречащие положениям международного договора или конвенции. При этом отмечается, что никакой ответственности за нарушение этой обязанности французское законодательство не предусматривает. В случае противоречия какого-либо французского закона международному договору предлагается признавать такой закон противоречащим одновременно и ст. 55 Конституции Франции, что дает возможность его рассмотрения Конституционным Советом с целью последующей отмены. Таким образом, как отмечают французские ученые-юристы, принцип приоритетности международного соглашения предполагает обязанность, скорее морального характера, не принимать законы, противоречащие соглашению. По вопросам толкования норм международного права французские судьи обязаны обращаться в Министерство иностранных дел Французской Республики.

Международные соглашения, действующие в области уголовного права, представлены договорами об экстрадиции, правовой помощи, а кроме того рядом конвенций по борьбе с определенными видами преступных деяний.

Реализация принципа примата международного права над внутригосударственным привела к включению в УК Франции новых норм, в частности об ответственности за преступления против человечества. Нормы, ранее существовавшие в уголовном праве этого государства, были приведены в соответствие с международно-правовыми соглашениями (нормы о действии уголовного закона в пространстве, о незаконном распространении наркотиков, пытках, сутенерстве, угоне транспортных средств и др.). Помимо этого, УК прямо указывает на применение французского закона об уголовной ответственности к лицам, совершившим тяжкие преступления против государств, подписавших Североатлантический Договор (ст. 414-8 УК), устанавливает ответственность за различные посягательства, связанные с незаконным сбором или разглашением информации секретного характера, ставшей объектом специального соглашения между Правительством Французской Республики и Королевством Швеция, подписанного 22 октября 1973 г. (ст. 414-9 УК).

Уголовный кодекс. С 1 марта 1994 г. во Франции действует новый Уголовный кодекс (УК), принятый в 1992 г. Он сменил «классический» кодекс Наполеона 1810г., просуществовавший во Франции более 180 лет. Принятие нового УК ознаменовало переход Франции на качественно новый уровень развития уголовного права, для которого приоритетом становятся общечеловеческие ценности, примат международного права над внутригосударственным, строгое следование принципу законности, адекватность мер борьбы с наиболее опасными преступлениями сегодняшнего дня[10] .

УК имеет достаточно сложную структуру. Поскольку уголовно-правовые нормы могут издаваться не только законодательными, но и исполнительными органами государственной власти, кодекс делится на две части: законодательную и регламентационную. При этом регламентационная часть включает, с одной стороны, положения, принятые Государственным Советом в рамках исполнения делегированных полномочий Парламента, с другой стороны, она содержит положения, принятые в рамках собственной компетенции и определяющие признаки конкретных видов нарушений и санкции за них.

Основной массив законодательных положений нового УК был принят 22 июля 1992 г., когда Президент Франции Ф. Миттеран утвердил четыре закона, каждый из которых соответствовал четырем составным частям кодекса - «книгам». Книга I посвящена общим положениям УК и, по существу, представляет собой его Общую часть. Книга II открывает Особенную часть кодекса и устанавливает уголовную ответственность за преступления и проступки против человека, Книга III включает положения об уголовной ответственности за преступления и проступки против собственности, Книга IV устанавливает ответственность за преступления и проступки против нации, государства и общественного спокойствия.

Закон № 92-1336 от 16.12.1992 г. дополнил текст УК Книгой V «Прочие преступления и проступки», включенной по инициативе Сената. Эта Книга первоначально содержала лишь две статьи, устанавливавшие уголовную ответственность за жестокое обращение с животными. Однако в июле 1994 г. положения данной Книги были дополнены рядом новых статей. В настоящее время она включает два раздела: «О преступных деяниях в сфере здравоохранения» и «Другие положения».

Книга VI законодательной части под названием «Нарушения» не содержит норм, поскольку определение признаков, видов нарушений и санкций за их совершение отнесено Конституцией Франции к компетенции исполнительной власти, издающей специальные нормативные акты – регламенты.

В 1993 и 1994 гг. до введения УК в действие его положения были дополнены рядом новых норм: об отсрочке назначения наказания с судебным задержанием, о периоде надежности для лиц, совершивших тяжкие убийства, и рядом других.

Книга VII «Положения, применяемые в заморских территориях и в территориальной общности Мэйот» введена в У К ордонансом № 96-267 от 28 марта 1996 г.

Регламентационная часть была принята в 1993 г. посредством издания декрета в Государственном Совете № 93-726 от 29. 03. 1993 г. Впоследствии и она подвергалась изменениям. Положения, изданные во исполнение законодательного поручения, уточняют, разъясняют и дополняют законодательную часть УК. Поэтому система и структура этой части в точности соответствует системе и структуре законодательной части УК. Положения, относящиеся к конкретным видам нарушений и санкциям за их совершение, включены в книгу VI «Нарушения». Эта книга представляет собой установления, принятые в рамках автономной компетенции исполнительной власти.

Таким образом, в настоящее время УК включает семь книг, шестая –полностью регламентационная. Первые пять и седьмая включают и законодательные, и регламентационные положения.

Нумерация статей законодательной и регламентационной частей не является сквозной и технически различается. Статьи первой из них имеют обычное обозначение: «art. 131-12», при этом первая цифра соответствует номеру книги, вторая – номеру раздела, третья – номеру главы, следующие цифры соответствуют порядковому номеру статьи в данной главе. Статьи регламентационной части включают дополнительное обозначение в виде буквы «R» (от слова «регламент»): «art. R. 131-12».

УК Франции 1992 г. во многом развивает положения своего предшественника – Кодекса 1810 г., обстоятельно регламентируя вопросы действия уголовного закона во времени и в пространстве, введя уголовную ответственность юридических лиц и разработав для этих субъектов уголовной ответственности специальную систему наказаний, уточнив понятие невменяемости и введя понятие уменьшенной вменяемости, установив новые обстоятельства, исключающие уголовную ответственность (крайняя необходимость, ошибка в праве), закрепив принцип индивидуализации уголовной ответственности и предложив судье большой выбор способов такой индивидуализации. Особенная часть отразила иную иерархию правоохраняемых ценностей, в которой на первом месте находится личность, а также включила ряд новых видов преступных деяний.

Вместе с тем, УК 1992 г. не содержит понятия преступного деяния, а лишь подтверждает сложившуюся во французском праве классификацию деяний, введя новый критерий их дифференциации – тяжесть правонарушения. Кодекс не раскрывает понятия вины и ее форм, за исключением предумысла, хотя законодатель достаточно часто использует в тексте термины «умышленное», «неосторожное» и др. УК Франции не содержит и общего определения соучастия, а лишь называет виды соучастников. Следует отметить и отсутствие норм об уголовной ответственности несовершеннолетних лиц. Это связано, в первую очередь, с тем, что по вопросам ответственности несовершеннолетних действует специальный нормативный акт. Многие уголовно-правовые институты нашли свое закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве.

Помимо УК Франции уголовно-правовые нормы и институты содержатся в других кодексах, специальных уголовных законах и законах, не имеющих, в целом, уголовно-правового характера.

Источником уголовного права традиционно считается Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 г. (с последующими изменениями и дополнениями)[11] . В УПК содержится, в частности, важный принцип уголовного права, запрещающий наказывать дважды за одно и то же деяние: «Никакое лицо, законным образом оправданное, не может быть вновь подвергнуто уголовному преследованию… на основании того же деяния, даже если оно иначе квалифицировано» (ст. 368), даются понятия проступка и нарушения (соответственно ст. ст. 381 и 521). В УПК включены также нормы об условном освобождении (ст. ст. 729-733), установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности и исполнения обвинительного приговора для некоторых категорий преступных деяний (см. ст. 706-31).

Здесь же содержатся очень важные положения об освобождении от уголовной ответственности сотрудников полиции, которые с целью установления лиц, совершивших преступные деяния, связанные с незаконным оборотом наркотиков, а также их соучастников, приобретают, хранят, транспортируют или передают наркотики лицам, совершающим названные преступные деяния, либо осуществляют иные действия, указанные в ст. 706-32 УПК, за исключением подстрекательства (фактически в данном случае речь идет об обстоятельстве, исключающем уголовную ответственность и представляющем собой разновидность крайней необходимости).

В УПК приводится и шкала сроков принудительного заключения, назначаемого в порядке замены штрафа в случае его неуплаты (ст. 750).

В названном Кодексе существуют также нормы, устанавливающие уголовную ответственность за некоторые преступные деяния. Так, например, в ст. 404 установлено уголовное наказание в виде тюремного заключения сроком от 2 месяцев до 2 лет за оказание сопротивления или беспорядки во время судебного заседания.

Кодекс военной юстиции, вступивший в действие 1 января 1966 г. и действующий с изменениями от 21 июля 1982 г., также считается источником уголовного права Франции, поскольку в нем содержатся нормы об уголовной ответственности за воинские преступления.

Уголовная ответственность устанавливается и другими кодексами: Дорожным (за автотранспортные нарушения 1-4 классов), Трудовым, Кодексом жилых и нежилых помещений, Кодексом интеллектуальной собственности, Таможенным кодексом, Налоговым кодексом, Градостроительным кодексом, Кодексом о защите прав потребителей (в основном, речь идет о проступках в области экономики и финансов), Кодексом о здравоохранении и др.

Кодекс о здравоохранении 1953 г. (с последующими изменениями и дополнениями) устанавливает уголовную ответственность за целый ряд проступков, совершаемых как представителями медицинских профессий, т.е. специальными субъектами, так и иными лицами, причиняющими определенный вред здоровью других людей. Так, например, штраф в размере 60 тыс. франков и/или лишение свободы на срок до трех месяцев предусмотрены данным Кодексом за незаконное осуществление медицинской деятельности. В случае рецидива срок и размер наказаний удваивается (ст. L. 376). Уголовная ответственность в виде лишения свободы и штрафа установлена также за присвоение звания врача; незаконное получение представителями медицинских профессий материальных благ от предприятий, производящих товары или ими торгующих, в какой бы то ни было форме, лично или через посредника; заражение венерической болезнью и другие действия.

Уголовная ответственность за целый ряд проступков предусмотрена отдельными законами, не вошедшими ни в один из кодексов. Например, Законом 1966 г. о коммерческих обществах, Законом 1983 г. об азартных играх, Законом 1984 г. о деятельности кредитных учреждений и о контроле за ними, Законом 1985 г. о судебной реорганизации и ликвидации предприятий и др. Одним из наиболее старых, действующих в области уголовного права законов является Закон 1881 г. о прессе.

Таким образом, несмотря на принятие нового УК, процесс кодификации во Франции нельзя считать завершенным.

Источниками уголовного права Франции являются и подзаконные акты, издаваемые исполнительными органами в порядке осуществления ими распорядительной деятельности. Эта специфическая особенность источников французского уголовного права имеет свои конституционные основания.

Подзаконные акты, служащие источниками уголовного права, представлены в двух основных видах: в виде подзаконных актов, имеющих силу закона, и в виде актов, не обладающих таковой.

К подзаконным актам, имеющим силу закона, в первую очередь, относятся те, что были изданы в чрезвычайных исторических обстоятельствах, когда по тем или иным причинам Франция не имела парламента и его функции в полном объеме выполняло правительство. Такими актами были акты Временного правительства, сформированного после революции 1848 г., акты принца-президента в период между 1851-1852 гг., акты правительства Виши в той части, которая не была отменена Ордонансом Временного правительства Франции от 9 августа 1944 г. и последующими актами. Все эти акты обычно издавались в форме ордонансов. Ордонансы издавал также Французский национальный комитет, образованный в Лондоне после оккупации Франции фашистами, впоследствии переименованный во Французский комитет Национального освобождения, а также Временное правительство Франции, вначале действовавшее на территории Алжира, а с июня 1944 г. на территории самой Франции. Ордонанс Временного правительства от 28 августа 1944 г. «О преследовании военных преступлений»- считается одним из важных источников современного французского уголовного права.

К этой же категории актов следует отнести ордонансы, изданные в период четырех месяцев со дня принятия Конституции 1958 г. Статья 91 Конституции установила 4-х месячный срок для создания новых органов власти Франции, в том числе и законодательных, а ст. 92 уполномочила на этот период Совет Министров принимать по рекомендации Госсовета ордонансы, имеющие силу закона. В частности, в этот период был принят Ордонанс № 58-1297 от 23 декабря 1958 г., которым была произведена, пожалуй, самая значительная после 1863 г. реформа УК Франции.

Если до 1958 г. ордонансы, имеющие силу закона, издавались только при чрезвычайных обстоятельствах, то после принятия новой Конституции 1958 г. эта форма законодательной деятельности приобрела «обычный»- характер. Согласно ст. 33 Конституции правительство для осуществления своей программы может испросить у парламента на определенный срок правомочия принимать ордонансы по вопросам, отнесенным ст. 34 Конституции к сфере законодательной деятельности. За этими принимаемыми правительством после согласования с Государственным Советом ордонансами признается сила закона с момента опубликования, однако парламенту должен быть представлен законопроект о ратификации этих ордонансов не позже истечения сроков предоставления законодательных полномочий правительству. Такого рода ордонансы издаются исключительно по вопросам, отнесенным ст. 34 Конституции к законодательной сфере. Это довольно ограниченный круг наиболее важных вопросов нормативной регламентации. В области уголовного права он охватывает лишь определение преступлений и проступков, а также предусматриваемых за них наказаний. Не могут быть регламентированы таким образом, т.е. при помощи ордонансов, полицейские нарушения, поскольку они изъяты из законодательной сферы и отнесены к автономной сфере исполнительной власти.

Ордонансы, имеющие силу закона, могут издаваться правительством не только по полномочию парламента, но и по полномочию нации. Согласно ст. 11 Конституции 1958 г., любой законопроект, относящийся к организации публичной власти, может быть вынесен президентом республики на референдум. Такой законопроект может предусмотреть и наделение главы государства полномочиями на издание ордонансов, имеющих силу закона, для осуществления каких-либо назначаемых правительством мер. Так, одобренный референдумом закон от 8 апреля 1962 г. наделял главу государства полномочиями на издание имеющих силу закона ордонансов для осуществления мер, предусмотренных в правительственном заявлении от 19 марта 1962 г. о самоопределении Алжира. В силу этого одобренного референдумом закона главой государства были изданы ордонансы, среди которых, по крайней мере, три имеют уголовно-правовое значение.

Важным источником уголовного права является Ордонанс № 45-174 от 2. 02. 1945 г. о несовершеннолетних правонарушителях (об ответственности несовершеннолетних). Этот нормативный акт претерпел многочисленные изменения, в особенности после принятия и вступления в действие нового УК Франции. Помимо процессуальных данный правовой документ содержит немало уголовно-правовых положений. Так, например, в нем регламентированы вопросы назначения наказания несовершеннолетним, содержатся положения, ограничивающие назначение несовершеннолетним определенных видов наказания и т.д. Согласно ст. 20-2 Ордонанса трибунал или суд ассизов, рассматривающие дела несовершеннолетних, не могут назначить таким лицам, достигшим 13-летнего возраста, лишение свободы на срок, превышающий половину срока наказания, предусмотренного в санкции статьи. Если предусмотрено пожизненное лишение свободы, несовершеннолетнему не может быть назначено лишение свободы на срок более 20 лет. Правда, в этой же статье содержится оговорка, согласно которой судебные органы могут в порядке исключения, учитывая обстоятельства дела и личность виновного лица, не применять вышеприведенные положения о сокращенном наказании, мотивировав свое решение. К несовершеннолетним не применяются положения УК Франции о периоде надежности (абз. 3 ст. 20-2 Ордонанса), им не может быть назначен штраф на сумму, превышающую половину размера штрафа, предусмотренного в санкции статьи, или более 50 тыс. франков (ст. 20-3 Ордонанса), не назначаются несовершеннолетним такие виды наказания, как запрещение пребывания на французской территории, штрафо-дни, лишение политических, гражданских и семейных прав, запрещение занимать публичную должность и ряд других (ст. 20-4 Ордонанса).

К подзаконным актам, не обладающим силой закона, относятся, в первую очередь, декреты, принимаемые правительством. Эти декреты представлены в нескольких видах. Во-первых, следует сказать о декретах, принимаемых во исполнение предписаний законов. Они призваны обеспечить единообразное применение законодательных актов, принимаются правительством и издаются за подписью президента или премьер-министра республики лишь после одобрения пленарным заседанием Госсовета. Во-вторых, это декреты, принимаемые в Государственном Совете, которые издаются в том же порядке, что и декреты, принимаемые во исполнение законов. Отличие их состоит в том, что они автономно регламентируют те области, которые согласно ст. 37 Конституции, отнесены к самостоятельному регулированию нормативными актами правительства и к законодательной сфере в собственном смысле слова отношения не имеют. Напомним, что ст. 34 Конституции 1958 г. исчерпывающе перечисляет все области, подлежащие законодательной регламентации. Согласно же ст. 37, все остальные вопросы подлежат самостоятельной регламентации актами администрации. В частности, полицейские нарушения регламентируются декретами, принимаемыми в Госсовете. И, наконец, так называемые простые декреты, которые отличаются от первых двух видов декретов правительства как по форме (они принимаются с согласия не пленума, а лишь одной из секций Госсовета), так и по содержанию. По общему правилу, отдельные министры не имеют права издавать подзаконные акты, подлежащие применению за пределами руководимого ими ведомства. Из этого правила могут быть сделаны исключения лишь на основе специального декрета правительства, поручающего министру издать соответствующую инструкцию или распоряжение, имеющие более широкую сферу применения. Таким образом, регламентация специальных сфер управления, оперативно осуществляемых министерствами, относится к исключительной компетенции премьер-министра, как главы правительства. Регламентация специальных сфер управления и образует содержание большинства простых декретов.

Простые декреты являются источниками уголовного права постольку, поскольку они образуют содержание многочисленных бланкетных диспозиций УК Франции или же устанавливают специальные правила, нарушение которых само по себе влечет санкции, предусмотренные УК.

Французская революция XVIII в. При всем ее нигилистическом подходе к старому праву способствовала тому, что в дальнейшем во Франции происходит рост авторитета закона и превращение его в основной источник права. В глазах французов именно закон, а не обычаи или судебная практика представлялся наиболее эффективным средством упразднения старых феодальных институтов и выработки нового доступного и справедливого права. Созданная уже в конце XVIII — начале XIX в. Под непосредственным воздействием французской революции правовая система Франции в основных своих чертах, несмотря на усложнение ее структуры, модернизацию основных правовых институтов, развитие ее источников, сохранилась и к началу XX в. В XX веке источниками французского права, которые практически не были известны правовой системе предшествующего времени, стали выступать правовые (торговые) обычаи, а также судебная практика в виде решений Кассационного суда. Таким образом, признававшееся в течение длительного времени во Франции в качестве источника права законодательство и основанные на нем нормативные акты исполнительной и муниципальной власти утратили свое исключительное, доминирующее значение.

Во Франции, в отличие от Англии, законодательство периода революции внесло радикальные изменения в уголовное право и перестроило его в соответствии с новыми представлениями о преступлениях и наказаниях. Принятый в революционной обстановке Уголовный кодекс Франции 1791 г. оказался недолговечным. Стройное и законченное выражение уголовно-правовая программа нового времени (классическая школа уголовного права) получила во французскомУголовном кодексе 1810 г., разработанном при Наполеоне I. Хотя Кодекс в ряде моментов представлял собой шаг назад по сравнению с законодательством эпохи революции, в целом он был прогрессивным для своего времени документом. Во Франции до 1992 г. с изменениями и дополнениями действовал УК 1810 г., который в зависимости от политической ситуации включал новые гуманистические или репрессивные положения.

В Уголовном кодексе 1810 г. краткие предварительные положения, а также книги первая и вторая были посвящены общим вопросам наказаний, их видам, уголовной ответственности. Они представляли собой своеобразную общую часть Кодекса, в которой излагались основные понятия и принципы уголовного права. В третьей и четвертой книгах содержался конкретный перечень преступных деяний, и определялись в каждом отдельном случае вид и мера наказания (особенная часть).

В соответствии с идеями классической школы уголовного права особо подчеркивалось, что преступлениями являются деяния, которые запрещены законом (ст. 1), что уголовный закон не имеет обратной силы (ст. 4). Преступные действия подразделяются, в зависимости от их тяжести и характера наказания, на преступления (карались мучительными или позорящими наказаниями), проступки (наказывались исправительными мерами) и полицейские правонарушения (предусматривали наказания полицейского характера). Законодатель устанавливает, что никто не может быть подвергнут наказанию, которое не предусмотрено законом, в том случае, если преступное деяние является преступлением или проступком, или постановлением, если преступное деяние является нарушением. Особенно подчеркивается, что никто не может быть подвергнут наказанию за преступления или проступок, признаки которых не определены законом, или за нарушение, признаки которого не определены постановлением. В законодательном порядке установлено, что наказуемы лишь действия, образующие преступное деяние на момент их совершения. Могут быть назначены только наказания, законно применимые на тот же момент.

В разделе об уголовной ответственности закреплено, что никто не может нести уголовную ответственность иначе как за свои собственные действия. Проработаны уголовно – правовые аспекты ответственности юридических лиц. Юридические лица, за исключением государства, несут уголовную ответственность в случаях, предусмотренных законом или постановлением, за преступные деяния, совершенные в их пользу, их органами или представителями. Однако территориальные единицы и их объединения несут уголовную ответственность только за те преступные деяния, которые могут быть совершены при исполнении деятельности, являющейся предметом договора о передаче государственно-властных полномочий. Уголовная ответственность юридических лиц не исключает уголовной ответственности физических лиц, являвшихся исполнителями или соучастниками при совершении тех же действий.

Статья 121-3 современного УК гласит, что нет преступления или проступка без умысла их совершить. Однако, если закон это предусматривает, имеется проступок по неосторожности, по небрежности или неумышленное поставление в опасность другого лица. Не существует нарушений в случае действия непреодолимой силы.

В 1981 г. во Франции была отменена смертная казнь, а затем и каторжные работы, и действующий сегодня УК признает следующие виды наказаний: пожизненное заточение или пожизненное заключение; заточение или заключение на срок до тридцати лет; заточение или заключение на срок до двадцати лет; заточение или заключение на срок до пятнадцати лет. Продолжительность срочного заточения или заключения составляет не менее десяти лет. Предусмотрены также исправительные наказания: тюремное заключение, штраф, штраф в виде штрафо-дней, неоплачиваемые работы в общественных интересах, наказания в виде лишения и ограничения прав. В пределах, установленных законом, суд назначает наказания и определяет порядок их исполнения в зависимости от обстоятельств преступного деяния и личности его исполнителя.

В настоящее время действует также наказание в виде режима полусвободы: если суд, правомочный рассматривать дела по существу, назначает наказание тюремным заключением на срок один год или ниже, он может постановить об исполнении наказания в виде тюремного заключения в режиме полусвободы в отношении осужденного, который обоснует это либо своей профессиональной деятельностью, либо своим усердием в получении образования или профессиональном обучении, стажировки или временной работе с целью ресоциализации, либо значительным участием в жизни семьи, либо необходимостью пройти курс лечения. Предусмотрено исполнение наказания по частям: по делам о проступках суд может, по серьезным основаниям медицинского, семейного, профессионального или социального характера, решить, что наказание тюремным заключением сроком не свыше года будет в течение периода, не превышающего три года, исполняться по частям, ни одна из которых не может быть меньше двух дней.

Отягчающими обстоятельствами являются: 1) действие организованной бандой (любая сформированная группа или любой сговор с целью подготовки, характеризующейся одним или несколькими конкретными действиями, одного или нескольких преступных деяний); 2) предумысел (сформировавшееся до акции намерение совершить определенное преступление или проступок).

УК 1992 г. в особенной части впереди всех ставит преступления против человека и человечества, что, на наш взгляд, является доказательством признания Францией приоритета общечеловеческих, гуманистических ценностей перед государственными и классовыми. Новый УК Франции 1992 г. отличается повышенной уголовно-правовой защитой прав человека и гражданина. В нем особое внимание уделяется таким преступлениям против человека, как дискриминация по религиозным, национальным и другим признакам, похищение или взятие в заложники людей, посягательство на психическую неприкосновенность личности и др. Наблюдается усиление уголовной ответственности за особо опасные преступления (геноцид, терроризм, вымогательство (рэкет), производство и распространение наркотиков, мошенничество (в том числе компьютерное), и некоторые другие. За совершение вышеуказанных деяний преступнику угрожало суровое наказание, вплоть до пожизненного заключения.

Французский уголовный закон уделяет большое внимание преступлениям против государства, что во многом обусловлено историческими особенностями развития Франции.

Одним из наиболее опасных деяний является геноцид – действия, осуществляемые во исполнение согласованного плана, имеющего целью полное или частичное уничтожение какой-либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы или группы, определенной на основе любого другого произвольного критерия, по совершению или принуждению к совершению, в отношении членов этой группы. Являются геноцидом действия: а) умышленное посягательство на жизнь; б) тяжелое посягательство на физическую или психическую неприкосновенность; в) установление таких условий существования, которые влекут полное и частичное уничтожение группы; г) меры, направленные на снижение рождаемости; д) насильственное перемещение детей. Геноцид карается пожизненным заточением.

Депортация, обращение в рабство или массовое и систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, за которым следует их исчезновение, пытки или акты жестокости, совершаемые по политическим, философским, расовым или религиозным мотивам и организуемые во исполнение согласованного плана в отношении группы гражданского населения, караются пожизненным заточением.

Умышленное лишение жизни другого человека образует умышленное убийство (ст. 221-1 УК 1992 г.). Умышленное убийство, которое предшествует другому преступлению, сопровождает его или следует за ним, наказывается пожизненным заточением. Наказывается пожизненным заточение также умышленное убийство, если оно совершено в отношении: 1) несовершеннолетнего в возрасте не более пятнадцати лет; 2) родственника по восходящей линии по закону, по рождению или приемных отца или матери; 3) лица, особая беспомощность которого, обусловленная его возрастом, болезнью, физическим недостатком, психическим или физическим дефектом или состоянием беременности, очевидна или известна исполнителю.

Новый УК Франции 1992 г. отличается повышенной уголовно-правовой защитой прав человека и гражданина. В нем особое внимание уделяется таким преступлениям против человека, как дискриминация по религиозным, национальным и другим признакам, похищение или взятие в заложники людей, посягательство на психическую неприкосновенность личности и др. Дискриминацию образует любое различие, проводимое между физическими лицами на основании их происхождения, пола, семейного положения, состояния их здоровья, их физических недостатков, нравов и обычаев, политических взглядов, профсоюзной деятельности, принадлежности или непринадлежности, действительной или мнимой, к какой-либо определенной этнической группе, нации, расе или религии. Также образует дискриминацию любое различие, проводимое между юридическими лицами на основании происхождения, пола, семейного положения, состояния здоровья, физических недостатков, нравов и обычаев, политических взглядов, профессиональной деятельности, принадлежности или непринадлежности, действительной или мнимой, к какой-либо определенной этнической группе, нации, расе или религии, членов или некоторых членов этих юридических лиц. Дискриминация какого-либо физического или юридического лица наказывается двумя годами тюремного заключения и штрафом в 200 000 франков в тех случаях, когда она состоит:

1) в отказе поставить товар или предоставить услугу; 2) в воспрепятствовании нормальному осуществлению какой-либо экономической деятельности; 3)в отказе принять на работу, в наказывании или увольнении какого-либо лица; 4) в том, что поставка товара или предоставление услуги ставится в зависимость от какого-либо условия, основанного на одном из элементов, служащих основанием для дискриминации; 5) в том, что предложение о приеме на работу ставится в зависимость от какого-либо условия, основанного на одном из элементов, служащих основанием для дискриминации.

Однако не следует ответственности за действия, относящиеся:

1) к дискриминациям, основанным на состоянии здоровья, если они состоят в действиях, имеющих целью предупреждение и предотвращение риска смерти, рисков, связанных с посягательством на физическую неприкосновенность человека, или рисков причинения нетрудоспособности или инвалидности; 2) к дискриминациям, основанным на состоянии здоровья или физических недостатках, если они состоят в отказе приема на работу или в увольнении, основанном на непригодности, констатируемой с медицинской точки зрения либо в рамках законов, содержащих уставные требования, относящиеся к государственной службе; 3) к дискриминации в области найма, основанной на принадлежности к тому или иному полу, когда она является, согласно положениям Кодекса законов о труде или законов, содержащих уставные требования, относящиеся к государственной службе, определяющим условием выполнения какой-либо работы или осуществления профессиональной деятельности.

В уголовном законе предусмотрена также ответственность за создание условий труда и проживания, не совместимых с человеческими, что особенно актуально в современную эпоху. Получение от какого-либо лица, вследствие злоупотребления его беспомощностью или зависимым положением услуг, неоплачиваемых или предоставляемых в обмен на вознаграждение, очевидным образом не соответствующее значительности выполняемой работы, наказывается двумя годами тюремного заключения и штрафом в 500 000 франков. Установление для какого-либо лица, вследствие злоупотребления его беспомощностью или зависимым положением, условий работы или проживания, не совместимых с человеческим достоинством, наказывается двумя годами тюремного заключения и штрафом в 500 000 франков.

Главный состав преступлений против чести составляют т. н. сексуальные агрессии. Сексуальную агрессию образует любое сексуальное посягательство, совершенное с применением физического насилия, принуждения, угрозы или обмана. Любой акт сексуального проникновения, какой бы характер он ни носил, совершенный в отношении другого человека с применением физического насилия, принуждения, угрозы или обмана, является изнасилованием. Изнасилование наказывается пятнадцатью годами заточения. Изнасилование наказывается двадцатью годами заточения, если оно:

1) повлекло хроническое заболевание или увечье; 2) совершено в отношении несовершеннолетнего в возрасте не более пятнадцати лет; 3) совершено в отношении лица, особая беспомощность которого, вследствие его возраста, болезни, физического недостатка, физического или психического дефекта или состояния беременности, очевидна или известна исполнителю; 4) совершено родственником по восходящей линии по закону, по рождению или приемным или любым другим лицом, имеющим власть над пострадавшим; 5) совершено лицом, злоупотребляющим властью, которую ему дает занимаемое им положение; 6) совершено несколькими лицами, действующими в качестве исполнителя или соучастника; 7) совершено с применением или с угрозой применения оружия.

Изнасилование наказывается тридцатью годами заточения, если оно повлекло смерть жертвы. Другие сексуальные агрессии, кроме изнасилования, наказываются семью годами тюремного заключения и штрафом (сейчас 700000 франков), если они совершены в отношении: 1) несовершеннолетнего в возрасте не более пятнадцати лет; 2) лица, особая беспомощность которого, вследствие его возраста, болезни, физического недостатка, физического или психического дефекта или состояния беременности, очевидна, или известная исполнителю. Как нетрудно заметить уголовное законодательство Франции особо уделяет внимание такому преступлению как изнасилование, что во многом обусловлено ростом количества преступлений на почве сексуального насилия.

Как и во всяком правовом государстве во Франции большое внимание уделяется охране основных прав и свобод: слова, труда, объединений, собраний и манифестаций. Уголовное законодательство также вносит свой вклад в защиту от посягательств на общественный порядок. Воспрепятствование согласованным образом с помощью угроз осуществлению свободы слова, труда, объединения, собраний и манифестаций наказывается тюремным заключением на срок один год и штрафом в 100 000 франков. Воспрепятствование согласованным образом и с нанесением телесных повреждений, применением насильственных действий, уничтожением, повреждением или порчей имущества, а также воспрепятствованию свобод наказывается тремя годами тюремного заключения и штрафом в 300 000 франков.

Особую категорию уголовных преступлений составляют посягательства на судебную власть и деятельность суда. Оскорбление словами, жестами или угрозами, не преданными гласности текстами или изображениями любого характера или посылками с какими бы то ни было предметами, магистрата, присяжного или любого лица, заседающего в судебных подразделениях, при осуществлении или в связи с осуществлением его обязанностей, которое может привести к посягательству на его достоинство или на уважение, которое надлежит оказывать возложенной на него обязанности, наказывается тюремным заключением на срок один год и штрафом в 100 000 франков. Если оскорбление имеет место в заседании суда высшей или первой инстанции или какого-либо подразделения, осуществляющего функции правосудия, наказание увеличивается до двух лет тюремного заключения и штрафа в 200 000 франков.

Хотелось бы отметить, что система Особенной части уголовного права Франции достаточно сложна. Это объясняется тем, что помимо УК в этом государстве действуют и иные нормативно-правовые акты, которые так же как и в первый, включают нормы, устанавливающие уголовную ответственность за то или иное преступное деяние.

В целом Французское уголовное право характеризуется следующими основными чертами: реализацией принципов и норм международного права, приоритетностью защиты прав личности, повышенной защитой особо уязвимых лиц, усилением ответственности за тяжкие преступления против личности, собственности и государства, широким применением норм – компромиссов, позволяющих освобождать от наказания или смягчать его в случае деятельного раскаяния виновного.

2.3 Англо-саксонская правовая система и система уголовного права на примере Великобритании

Англосаксонская правовая семья является одной из наиболее распространенных в мире. Ею охватывается территория таких государств, как Англия, США, Канада, Австралия, Северная Ирландия, Новая Зеландия и многие другие. Почти третья часть населения Земного шара в настоящее время живет по принципам, изначально заложенным в данную правовую семью и, в особенности, в ее ядро — английское право. Строго говоря, сфера применения английского права ограничивается Англией и Уэльсом. Оно не является ни правом Соединенного Королевства, ни правом Великобритании, так как Северная Ирландия, Шотландия, острова Ла-Манша и остров Мэн не подчиняются английскому праву. Следует видеть различие между узкой концепцией английского права, рассматриваемого как свод юридически обязательных норм, и универсальностью этого права, понимаемого как модель для значительной части человечества.

Англосаксонскую правовую семью зачастую называют еще семьей общего права (common law). От других правовых семей она отличается прежде всего тем, что в качестве основного источника права в ней признается судебный прецедент. Согласно существующим правилам, суд при решении какого бы то ни было вопроса является формально связанным решением по аналогичному вопросу, вынесенным вышестоящим судом или судом той же инстанции. Однако фактически в процессе выбора соответствующего прецедента, его толкования, принятия или непринятия под предлогом значительного отличия обстоятельств вновь рассматриваемого дела от ранее рассмотренного и ставшего прецедентом, суд в целом и отдельные судьи обладают значительной свободой. Признание прецедента источником права дает возможность суду фактически творить право.

Следует отметить, что признание прецедента имеет место и за пределами англосаксонского права. Однако при этом он не претендует на роль основного источника права. Последнее свойственно лишь общему праву, которое создается судьями при рассмотрении конкретных дел и разрешении различных споров между людьми. В силу этого общее право нередко именуется «судейским правом» и тем самым выделяется как по названию, так и по содержанию среди других правовых систем. Данная особенность общего права, появившаяся со времени его возникновения и становления, остается свойственной ему и по сей день.

Сохраняются также и другие его особенности. Среди них такие, например, как отсутствие в английской правовой системе, составляющей основу англосаксонского права, четко выраженного по сравнению с континентальным правом деления на отрасли права; ориентация норм общего права — продукта судебной деятельности по рассмотрению конкретных дел прежде всего на разрешение конкретных проблем, а не на формулирование общего правила поведения, ориентированного на будущее; традиционное преувеличение роли процессуального права по сравнению с другими отраслями права, придание ему в ряде случаев большего значения, чем материальному праву и др.

Эти и другие им подобные особенности в той или иной степени охватывают все без исключения правовые системы, входящие в семью англосаксонского права. Наиболее полно и ярко они отражаются в английском праве. Менее отчетливо и последовательно они проявляются в американской и канадской системах права.

Английское право не знало обновления ни на базе римского права, ни в силу кодификации, что характерно для французского права и для других правовых систем омано-германской правовой семьи. Оно развивалось автономным путем, контакты с Европейским континентом оказали на него лишь незначительное влияние. Английские юристы любят подчеркивать историческую преемственность своего права и гордятся этим обстоятельством и не без оснований рассматривают его как доказательство великой мудрости общего права, его способности приспосабливаться к меняющимся условиям, его непреходящей ценности. Не следует преувеличивать этот «исторический» характер английского права. Англичане любят подчеркивать его, подобно тому как французы склонны говорить о рациональности и логичности своего права. На самом деле роль традиций и рационализма в становлении и развитии того и другого права не столь уж различна, так как французское право, как и английское, должно было приспосабливаться к изменениям и учитывать нужды общества, которые всегда были и остаются, в общем, очень сходными.

Современный период английского права хронологически определяется 1832 г. и продолжается до настоящего времени. Этот период отличается значительной трансформацией как государственного механизма, так и правовой системы Англии.

Модернизация, начавшаяся в XIX веке, продолжается и в наши дни, однако в несколько новой форме. Новое течение социалистического плана, стремящееся построить общество на иных основах, заменило течение либеральное, господствовавшее до 1914 года. Общее право переживает в этой связи серьезный кризис, так как характерные для него в силу самой природы формы (казуистические и основанные на судебной практике) плохо увязываются с новыми стремлениями осуществить быстрые и вместе с тем глубокие изменения в обществе.

В английском праве нет классического деления на публичное и частное. Вместо этого исторически сложилось его подразделение на общее право и право справедливости, которое до сих пор определяет всю правовую архитектонику. Такое различие в структурном делении двух основных правовых семей (омано-германской и англосаксонской) имеет не исторически случайный, а глубоко закономерный характер, обусловленный тем, что одна возникает рациональным путем, другая — эволюционным, путем исторического генезиса, постепенного оформления сложившихся отношений. Отсюда различия в структуре омано-германского и англосаксонского права заключаются в разных основаниях их построения а, следовательно, в разной логике их развития.

До недавнего времени наиболее оригинальной стороной английского права была теория источников права, существующих в Англии. Юристы континентальной Европы воспитывались в духе культа закона и восхищения кодексами. Им казалось странным, что столь цивилизованная, крупнейшая торговая страна не восприняла идею кодификации и продолжает придерживаться устаревших, по мнению европейских юристов, позиций, считая судебную практику основным источником права.

Современный период развития англосаксонского права — период кардинальной правовой реформы, суть которой состоит в активизации законодательной деятельности, унификации искового производства, слиянии судов общего права и права справедливости. В данный период существенно повысилась роль законодательного регулирования, возросло значение закона среди других источников права. Законодательное «наступление» привело к модификации структуры и содержания права, а также самого юридического мышления, правовой доктрины и образования. Если раньше английские юристы обучались главным образом на практике, то в настоящее время приоритет получило университетское образование. При выработке законопроектов учитывается опыт зарубежных стран, в том числе относящихся к омано-германской семье права, идут заимствование и унификация других правовых ценностей. Таким образом, наблюдается постепенное сближение названных правовых систем.

Действующее уголовное право Англии знает двоякого рода источники – судебные прецеденты и законы. Судебные прецеденты опубликованы сборниках старого и нового времени, большинство из которых признаны официальными и на них можно ссылаться в суде. Важным современным сборником общего характера являются выходящие с 1866 г. Судебные отчеты. Особое значение имеют также Сборники судебных решений по уголовным делам и Отчеты по уголовной апелляции (с 1909 г.). Законами со времени укрепления конституционной монархии являются решения парламента, издаваемые с согласия короля в качестве законов. Для некоторых областей уголовного права (например, в отношении нищенства и проституции) имеют значение местные статуты.

Развитие уголовного права Англии в XX веке отражало и меняющиеся общественные условия, в том числе рост преступности. Необходимость перестройки уголовной политики повлекла за собой реформу уголовного права. Наиболее серьезная перестройка английского уголовного права произошла во второй половине XX в., особенно после создания в 1965 г. Правовой комиссии, поставившей своей задачей подготовку кодификации права Англии. Особенно энергично комиссия осуществляла кодификационные работы в области уголовного права. К 1985 г. был подготовлен даже проект уголовного кодекса, опубликованный для ознакомления с ним широкой общественности. Однако принятие этого кодекса затормозилось. Имея в виду в конечном счете кодификацию уголовного права, Правовая комиссия и парламент проделали большую предварительную работу по систематизации уголовного права Англии. В 60—80-е гг. был принят целый ряд важных актов по вопросам общей части уголовного права. Особое место здесь занял Закон об уголовном праве 1967 г., который отменил ставшее анахронизмом традиционное деление всех преступлений на фелонию и мисдиминор. Еще ранее, в 1945 г., была упразднена и такая средневековая категория преступлений, как измена (тризн). В результате целого ряда актов (Закон о преступном покушении 1981 г., Закон об исправлении правонарушителей 1974 г., серия законов об уголовном правосудии — 1982, 1988, 1991 гг. и др.) подавляющее большинство институтов общей части уголовного права оказалось существенным образом реформированным, старинные правила общего права были потеснены. Они сохранили за собой регулирование таких институтов, как нападение, неоконченное преступление, определение характера вины, но большинство составов преступлений было закреплено в статутном праве (Законы о краже 1968 и 1978 гг., Закон о подлогах и фальшивомонетничестве 1981 г.). В результате активной деятельности парламента в сфере уголовной политики к 90-м гг. XX в. Лишь небольшое число отдельных видов преступлений оказалось в сфере регулирования общего права. В их числе: недонесение об измене, отдельные виды убийств. Основная же масса составов преступлений определяется теперь статутами.

Все преступные деяния делятся в английском уголовном праве на два рода по процессуальному признаку, именно по порядку их преследования, который соответствует большей или меньшей тяжести преступлений; для одних установлен порядок преследования с обвинительным актом, для других – порядок суммарной юрисдикции без обвинительного акта. Так как первый род преступных деяний принято называть собственно преступлением, то всю вторую обширнейшую группу преступных деяний можно было бы назвать проступками; в английской юридической литературе для них соответствующего наименования не существует: по процессуальному признаку они называются «суммарными» преступными деяниями.

Во второй половине XX века в законодательном порядке была введена новая классификация преступных деяний. Это прежде всего выделение более серьезных преступлений, за которые устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок свыше 5 лет. Для преступлений этой группы была установлена упрощенная процедура ареста подозреваемого. Для остальных преступлений, как менее общественно опасных, такая процедура ареста не предусматривалась. В Законе о преступлении (наказаниях) 1997 г. говорится о серьезных преступлениях. Преступление, совершенное в Англии и Уэльсе, признается серьезным, если оно является одним из следующих, а именно:

а) покушением, сговором или подстрекательством к тяжкому убийству; б) преступлением, согласно параграфу 4 Закона о преступлениях против личности 1861 г. (подстрекательство к тяжкому убийству); в) простым убийством; г) преступлением, согласно параграфу 18 Закона о преступлениях против личности 1861 г. (умышленное ранение или причинение тяжких телесных повреждений); д) изнасилованием или покушением на изнасилование; е) преступлением, согласно параграфу 5 Закона о половых преступлениях 1956 г. (половые сношения с девушкой в возрасте до 13 лет); ж) преступлением, согласно параграфу 16 (владение огнестрельным оружием с намерением причинить вред), параграфу 17 (сопротивление аресту) или параграфу 18 (ношение огнестрельного оружия с преступным намерением) закона об огнестрельном оружии 1968 г.; и) ограблением, если во время совершения преступления преступник владел огнестрельным оружием или его имитацией в значении данного Закона.

Английское право не безусловно исключает юридические лица из числа возможных субъектов преступления. Корпорация не может быть привлечена к ответственности за деяние, влекущее за собой личное наказание. Но корпорация может быть осуждена и подвергнута денежному штрафу за «пасквиль», за причинение вреда или за проявившееся в бездействии или злоупотреблении властью нарушение какой-либо обязанности, возложенной законом. Хотя твердых правовых критериев уголовной ответственности юридических лиц английское право не выработало.

Лицами, которые освобождаются от уголовной ответственности в силу занимаемого ими положения, являются:

2) Король, который «не может совершить преступления» ибо «его воля слишком совершенна, чтобы творить неправду». 2) Послы и лица, входящие в состав служебного персонала посольства иностранного государства. В случае освобождения дипломатического представителя от занимаемой им должности он немедленно утрачивает привилегию безответственности за преступное деяние, какое может быть им совершено.

Основным вопросом в учении о субъекте преступления – физическом лице является вопрос о невменяемости. По английскому праву невменяемость может быть обусловлена возрастом, душевной болезнью, опьянением.

Английское уголовное право долго страдало пороком безрассудной и варварской жестокости. В качестве примера такой жестокости достаточно упомянуть, что до 1783 г. карался смертной казнью тот, кого в течение месяца видели в обществе цыган. Но со временем уголовное законодательство в Англии сделало уступки требования цивилизации, на которые обычно ссылались при обсуждении проектов дальнейшего смягчения наказаний. Тем не менее и теперь английское уголовное законодательство остается одним из наиболее суровых.

После 1948 г. английское уголовное право знает три наказания: 1) смертную казнь; 2) тюремное заключение; 3) штраф. В настоящее время они отменены. Закон 1965 г. приостановил применение смертной казни на пять лет в качестве уголовного наказания за умышленное убийство. Практически в качестве уголовного наказания применяются тюремное заключение и штраф.

До 1965 г. смертная казнь применялась в четырех случаях: за умышленное убийство, за измену государю или отечеству, за пиратство с насилием и за поджог королевских кораблей, портов, складов. Практически смертная казнь чаще всего за умышленное убийство. Законом 1933 г. возраст, до которого смертная казнь не применялась, был повышен до 18 лет.

Законом 1948 г. была отменена каторга как особый вид наказания, упразднено также тюремное заключение с тяжкими работами. Отменены также три степени (по виду режима) тюремного заключения за преступления.

Наказание штрафом занимает в английском уголовном праве большое место. Штраф в качестве меры наказания чаще всего применяется за автотранспортные преступления, некоторые половые преступления и иные преступления против нравственности. Еще Энгельс отмечал обилие штрафных санкций в английском уголовном праве как очень яркое проявление классового неравенства. Неуплата штрафа влечет за собой тюрьму, в которую направляются также и лица, не уплатившие, хотя бы и вследствие неимения средств, алиментов или налогов. По закону 1935 г. приказ о заключении в тюрьму за неуплату штрафа лицом, которому был назначен срок для уплаты, выдавался после предварительно произведенной в присутствии этого лица проверки его средств.

Английское право предусматривает также условное осуждение виновного без назначения наказания. Этот сравнительно новый институт неразрывно связан с очень старым институтом ручательства, суть которого состоит в том, что лицо, от которого, по постановлению суда, должно быть отобрано ручательство, обязуется уплатить в доход казны известную сумму с тем, что от этого обязательства оно освобождается, если выполнит условие (это может быть явка в суд к определенному сроку и ненарушение до этого срока мира в отношении короля и его подданных, или только ненарушение мира в течение определенного времени, или хорошее поведение вообще в течение известного промежутка времени). От лица, от которого требуется ручательство, одновременно может быть потребовано и поручительство одного или нескольких, как гарантия выполнения обязательства, изложенного в ручательстве. Закон 1967 г. об уголовном правосудии ввел ряд новых правил, касающихся условного осуждения. Так, условное осуждение к тюремному заключению допускается на срок от одного года до трех лет (операционный срок).

Далее мы остановимся на рассмотрении преступлений, которые являются наиболее важными по составу и особенно ярко вскрывают природу английского капитализма.

Государственные преступления и преступления против порядка управления В английском праве эти преступления носили до 1945 г. название “измены” и рассматривались как нарушение верности королю, измена государю. В этой концепции сохранялся пережиток средневековья, когда верность была тем идеологическим орудием, которое служило укреплению власти сеньоров, помещиков, главы семейства. В разделе о государственных преступлениях мы рассмотрим преступления против внешней безопасности государства, посягательства на главу государства и внутреннюю безопасность государства и посягательства на избирательные права граждан.

К преступлениям против внешней безопасности государства Закон 1870 г. относит измену, под которой понимается ситуация, когда кто-либо, примкнув к врагам короля в его державе, окажет им содействие или помощь в пределах державы или где-либо в ином месте. По закону 1870 г. изменники приговаривались к повешению. Во время второй мировой войны был издан Закон о государственной измене (1940 г.), в статье 1 которого указывалось: всякий, кто с намерением оказать помощь врагу вступит в сговор с другими лицами с целью совершения действий, содействующих морским, сухопутным или воздушным операциям противника, препятствующих аналогичным операциям вооруженных сил его величества или ставящих под угрозу человеческие жизни, виновен в совершении фелонии и подлежит смертной казни. К этой категории преступлений относится также шпионаж, предусмотренный законами 1911, 1920 и 1939 гг. о государственной тайне. Шпионаж влечет за собой наказание в виде лишения свободы до 14 лет. Законы эти предусматривают ряд деяний, рассматриваемых как посягательство на интересы охраны государственной тайны от выдачи ее представителям иностранного государства.

Выдающуюся особенность английского законодательства о шпионаже составляют те презумпции виновности, которые в нем установлены. Так, «если какой-нибудь снимок, план, образец, заметка, материал, документ или сведения, имеющие отношение к месту, запретному в смысле закона, будут сделаны, добыты или переданы лицом, не имеющим на то законных полномочий, то до тех пор, пока противное не будет доказано, должно считаться, что указанное было сделано, добыто или передано с целью, угрожающей безопасности или интересам государства». Своими всеобъемлющими перечнями в соединении с установленными презумпциями английские законы о государственной тайне открывают широкое поле для преследования лиц, в отношении которых имеются лишь смутные подозрения.

К посягательствам на главу государства и внутреннюю безопасность государства относятся, прежде всего, следующие преступления, предусмотренные законами об измене 1351 и 1795 годов: 1) посягательство на жизнь к короля, королевы или их старшего сына – наследника престола, на их телесную неприкосновенность или на лишение их свободы, а равно и намерение совершить эти преступления, если только такое намерение проявилось в каком-либо открытом действии (например, написанные слова); 2) изнасилование супруги короля (но не вдовы его), его старшей незамужней дочери, супруги старшего сына – наследника короля; 3) восстание против короля За все эти действия предусмотрено наказание в виде смертной казни (закон 1848 г. смягчил наказание, предусматривая в качестве максимального наказания пожизненную каторгу).

Среди преступлений, преследуемых в качестве посягательства на внутреннюю безопасность государства особого внимания заслуживают внесение смуты и подстрекательство к мятежу.

Некоторые из современных законодательств относят к государственным преступлениям или рассматривают наряду с ними посягательства на политические права граждан. Это, главным образом, преступления против избирательного права. При той страстности, с которой в Англии ведется избирательная борьба, и при распространенности допускаемых при этом злоупотреблений постановления закона об избирательных преступлениях имеют большое значение.

Преступления против избирательного права делятся в Англии на две основные группы: «приемы коррупции» и менее важные, по большей части рассматриваемые только как полицейские проступки, «незаконные приемы». К первой группе преступлений относятся покупка голоса (дача взятки); угощение избирателей; недозволенное влияние на избирателей, т. е. различные формы принуждения их; самозванство, т. е. участие в выборах под чужим именем. В отличие от этих преступлений, которые могут влечь или обязательно влекут за собой заключение в тюрьму, караются только штрафом до 100 фунтов стерлингов и при известных условиях потерей избирательного права на пять лет такого рода избирательные проступки, как превышение законом установленного размера издержек по выборам; безвозмездное доставление избирателей в помещение, где производятся выборы; изготовление лицом, выставившим свою кандидатуру, или его агентом для целей, связанных с производством выборов, факелов, знамен, кокард и т. п.

Из ряда преступлений, которые в английских руководствах рассматриваются как противодействие отправлению правосудия (побег из места заключения, насильственное освобождение кого-либо из места заключения, сопротивление аресту, клятвопреступление, принятие мер воздействия на присяжных заседателей и свидетелей и т. д.), мы остановимся на проявлении неуважения к суду. Нормы права о «неуважении к суду» в известной мере отражают призрачную доктрину, согласно которой именно судебная власть есть первенствующая власть в Соединенном королевстве. Неуважением к суду считается: а) неуважительное поведение в суде, примерами которого в практике были допущение обвиняемым богохульных слов в обращении к присяжным, брань по адресу судьи, неуход свидетеля из зала суда, отказ свидетеля от дачи показания, нанесение удара стороне или свидетелю в помещении, примыкающем к залу заседаний суда; б) опубликование произведения. Бесчестящего суд и содержащего в себе дерзкие по адресу суда выражения; в) совершение такого действия или опубликование такого произведения, которые рассчитаны на то, чтобы помешать надлежащему ходу правосудия, как, например, угрозы по адресу стороны, свидетелей, присяжных заседателей. К числу других преступлений против правосудия относится ложная информация, фальсификация доказательств и др.

Круг должностных преступлений по английскому праву очень узок, поскольку «рассматриваются как служебные преступления только такие формы деяний, при которых служебное отношение действует как фактор, обосновывающий наказуемость деяний».[12] Превышение власти или ненадлежащее выполнение служебных полномочий английская юриспруденция рассматривает в первую очередь как основания гражданской ответственности. Однако при определенных условиях они превращаются в наказуемые деяния. Основным видом должностных преступлений является злоупотребление властью, под которым разумеется всякое притеснение со стороны властей или совершение ими иных незаконных действий, если эти действия совершены по нечистым мотивам, а не по ошибке или заблуждению. Такое злоупотребление властью наказуемо штрафом или тюремным заключением. Преступлением считается и неоправданное невыполнение должностным лицом его служебной обязанности. Как особый вид злоупотребления властью предусматривается вымогательство.

Кроме злоупотребления властью, вымогательства как его вида и бездействия власти, английская доктрина относит к должностным преступлениям взяточничество, преследуемое в порядке обвинительного акта. Постановления английского уголовного права о взяточничестве представляют интерес по широкому объему, который придается понятию взятки, и еще больше по той презумпции, которая установлена законом для облегчения доказательства состава преступления, по крайней мере, для некоторых случаев. Кроме нескольких специальных законов о взяточничестве при предоставлении почетных званий и пр., английское уголовное законодательство о взяточничестве составляют три закона: 1) закон 1889 г. о взяточничестве в публично правовых организациях; 2) закон 1906 г. о предупреждении коррупции; 3) закон 1916 г. об исправлении закона о предупреждении коррупции и дополнениях к нему.

Преступления в области хозяйственных отношений в английском уголовном праве – это преступления против интересов торговли и промышленности. К посягательствам на коммерческие интересы относятся: нарушения законов о банкротстве, недобросовестные действия должников в отношении кредиторов, специальные преступления директоров, служащих и членов коммерческих обществ (неправильное ведение счетов, порча бухгалтерских книг, сообщение в отчетах ложных сведений и т. п.), подделка торговых марок и не соответствующие действительности описания товаров (их веса, количества, материалов, и которых они сделаны и т. д.), нарушение правил о торговле продуктами питания и лекарственными веществами и преступления, сопутствующие промышленным конфликтам.

Среди преступлений против публичных прав принято различать широко растяжимую группу преступлений, объединяемых понятием «причинение общественного вреда». Под этим наименование подразумеваются как действия, нарушающие общественное спокойствие, так и упущения при совершении таких действий, которые требуются для общего блага. Очень многие действия и упущения такого рода составляют только проступки, но многие продолжают занимать место среди преступлений. Как причинение общественного вреда рассматриваются:

1) причинение обществу беспокойства на проезжих дорогах или мостах такими действиями или упущениями, которые делают проезд или проход затруднительным или опасным; 2) производство опасных или оскорбляющих нравственность предметов или торговля ими; 3) подкидывание в месте, через которое проходят или проезжают, человека или животного, зараженного инфекционной болезнью; 4)содержание публичных домов и домов свиданий, игорных домов и т. д.

Под понятие «причинение общественного вреда» прежде подводилось также:

а) подслушивание под окнами и заборами и распространение затем сплетен и б) перебранка на людях. Закон 1963 г. не только существенно повысил санкции за нарушение общественного порядка (до 12 месяцев лишения свободы), но и предусмотрел возможность преследования по обвинительному акту деяний, предусмотренных этим законом (см. выше), переведя их из проступков в разряд преступлений.

Из числа преступлений против личности английскими руководствами особо выделяются посягательства на жизнь и преступления против половой нравственности. Остальные группируются по различным признакам: то по объекту (жестокое обращение с детьми, душевнобольными и умственно дефективными), то по условиям совершения их (очень большое число проступков предусмотрено в связи с развитием автотранспорта) и т. д. Весьма значительная группа преступлений против личности объединяется понятием «нападение», под которое подходит и причинение телесных повреждений.

Английское право различает три вида убийства: murder (мердер), manslaughter (манслоатэр) и детоубийство. Только приблизительно можно определить murder как умышленное убийство, а manslaughter как убийство неосторожное, так как в некоторых случаях и неосторожное лишение жизни рассматривается как murder и, наоборот, умышленное убийство как manslaughter. Неумышленное, хотя бы и случайное, лишение жизни рассматривается как «murder», если оно сопутствовало другому тяжкому преступлению. Неумышленное, хотя бы и случайное, лишение жизни, если оно сопутствовало противозаконному деянию, не составляющему тяжкого преступления, квалифицируется как оманоghter. Умышленное убийство, но провоцированное со стороны убитого, составляет manslaughter.

Таким образом, английскому праву известно объективное вменение случайных последствий противозаконного деяния.

Все же определяющее значение для квалификации деяния как умышленного (тяжкого) убийства имеет субъективная сторона. До 1965 г. единственным допустимым по закону наказанием за тяжкое убийство была смертная казнь, за исключением случаев, когда осужденному не исполнилось 18 лет или если осужденная женщина беременна. Максимальным наказанием за manslaughter до закона 1948 г. была пожизненная каторга.

Детоубийство до 1922 г., если оно было умышленным, каралось как murder смертной казнью. Впервые закон 1922 г. ввел понятие детоубийства как привилегированного преступления. Таким, т. е. привилегированным преступлением оно признавалось в том случае, если будет установлено, что во время совершения действия или упущения, последствием которого была смерть новорожденного ребенка, мать еще не оправилась после родов и ее психика находилась вследствие этого в неуравновешенном состоянии. В настоящее время детоубийство карается как mansloaghter. Английское право отдельно предусматривает умерщвление еще не рожденного ребенка (каралось согласно закону 1929 г. каторжными работами без срока) и истребление плода (каралось каторжными работами до 5 лет).

Наказуемость за половые преступления установлена законом о половых преступлениях 1956 г. Статья 37 этого закона устанавливает, что изнасилование карается пожизненным лишением свободы. Лица моложе 14 лет не несут ответственности за изнасилование. В этих случаях действует неопровержимая презумпция неспособности совершить это преступление. Покушение на изнасилование влечет тюремное заключение на семь лет. В качестве особых преступлений закон предусматривает половое сношение с умственно неполноценными женщинами и несовершеннолетними (в обоих случаях независимо от согласия потерпевших). Статья 5 закона устанавливает, что половое сношение с несовершеннолетней моложе 13 лет карается пожизненным лишением свободы. Покушение карается двухлетним тюремным заключением. Ответственность наступает и тогда, когда у обвиняемого были разумные основания полагать, что потерпевшей больше 16 лет, за исключением случаев, когда сам обвиняемый моложе 24 лет.

Преступления против чести составляют в английских руководствах часть общего раздела о преступлениях против общественного порядка, что объясняется тем, что они угрожают устойчивости социального положения лица, против которого они направляются. Особенностью английского права остается то, что экономические мотивы его постановлений об охране чести выступают очень откровенно.[13]

Английское право знает два вида оскорбления: 1) ляйбель – позорящее сочинение, письмо, картина и т. п., другими словами опозорение в какой либо форме, сохраняющей длительное существование; 2) слэндер – устное оскорбление. Слэндер, по общему правилу, может влечь за собой только гражданско-правовые последствия, и то лишь тогда, когда доказан причиненный оскорблением убыток. Без этого условия устные оскорбительные наказуемы только в том случае, если в то же время они богохульны, грубо безнравственны. Позорящее произведение не влечет ответственности за ляйбель, если обвиняемый докажет, что позорящее деяние, приписанное потерпевшему, действительно было им совершено и что произведение было оглашено в общественных интересах. Ответственность за ляйбель исключается, если позорящие факты сообщены в петиции, поданной в парламент, в отчетах, публикуемых по постановлению парламента и т. д. Кроме ляйбеля, который может быть приравнен к оскорблению чести лица в письменной или печатной форме, английское право знает ляйбель богохульный, изменнический, возмутительный (сеющий смуту), безнравственный. Все эти виды оскорбления рассматриваются как оскорбление чувств общества и квалифицируются как «мисдиминор» (наказание – тюремное заключение).

Имущественные преступления распределяются между четырьмя категориями: воровство, подлог, виды обмана и подделки, не подходящие под понятие воровство, и имущественное повреждение. Центральное место среди этих преступлений занимает воровство. Закон 1916 г. впервые дал определение воровства, согласно которому в определение воровства входят четыре момента:

2) взятие вещи без согласия собственника; 2) взятие должно сопровождаться уносом, увозом или уводом взятого; 3) со стороны внутренней взятие вещи должно быть недобросовестным, и, кроме того, взявший должен действовать с намерением лишить навсегда собственника принадлежащего ему имущества; 4) взятый предмет должен быть таким, который может быть похищен. Виновный в воровстве может взять чужое имущество:а) прибегнув к хитрости; б) посредством устрашения; в) используя недоразумение со стороны передающего вещь; г) найдя вещь (при условии, что нашедший имел основания полагать, что собственник может быть разыскан).

От простого воровства, наказуемого законом на пять лет, закон отличает квалифицированные его виды. Среди квалифицированных видов воровства следует отметить разбой, т. е. похищение имущества посредством насилия, или посредство угрозы причинить повреждение самому потерпевшему, его имуществу, или члену семьи, или посредством угрозы предъявления обвинения в противоестественном половом сношении. Таким образом, понятие разбоя обнимает и один специальный вид шантажа. Разбой карается тюремным заключением до 14 лет, а если он сопровождается насилием над личностью или был совершен лицом, вооруженным наступательным оружием, или двумя или более лицами, то пожизненным лишением свободы. Специфическими видами имущественных преступлений являются насильственное проникновение в чужое жилище, соответственно в ночное и дневное время с целью совершения преступления.

Число проступков, преследуемых в порядке суммарной юрисдикции, огромно. Постановления, нарушения которых караются в суммарном порядке, включают многие из наиболее легких форм имущественной недобросовестности и злонамеренного причинения имущественного вреда, нарушения законов и правил, охраняющих порядок в общественных местах, и менее важные нарушения законов, относящихся к общественному здоровью, к налоговому обложению и т. п.

Азартные игры и денежные пари, сопутствующие всякого рода состязаниям и представляющие собой тоже род азартной игры, обставлены такими запретительными условиями, которые по существу узаконивают азартные игры.

Практика применения законов о торговле спиртными напитками подчинена интересам предпринимателей: борьба за трезвость среди рабочих есть борьба за обеспечение предпринимателям рабочей силы.

К числу самых архаичных законов, продолжающих действовать в судах суммарной юрисдикции, относится закон 1824 г. о бродяжничестве с последующими дополнениями. К мошенникам и бродягам закон 1924 г. стал помимо других категорий лиц относить лиц, которые бродят вне дома и устраиваются в каком-нибудь амбаре, или в какой-нибудь телеге или фургоне, если притом они не имеют видимых средств к существованию и не могут представить удовлетворительных о себе сведений. Бродяги могут подвергаться аресту и могут быть приговорены мировым судом к трем месяцам тюрьмы или к штрафу. Закон 1935 г. исключил слова «если они не имеют видимых средств к существованию» и прибавил, что человек не может быть признан бродягой, если только не будет доказано, что: он уклонился от преложенного ему приюта; постоянно бродит вне дома; причинил ущерб чужому имуществу, или внес инфекцию, или паразитов, причинил иной вред.

Различию в структуре романских правовых систем и английского права долгое время не придавалось должного значения. Это объясняется тем, что в течение длительного периода под влиянием ряда теорий считалось, что, анализируя право, достаточно подходить к нему лишь как к совокупности норм. Для тех же, кто посмотрит как бы со стороны, самым существенным в праве окажутся не нормы, которые оно содержит в данный момент, а скорее сама структура этого права, его классификация, применяемые концепции, тип норм права, составляющих его основу. Со всех точек зрения английское право весьма отличается от французского права и других систем, входящих в омано-германскую правовую семью. Структура английского права отлична от структуры французского права, и в этом различии заключается самая большая сложность для изучения английского права.

Различие в структуре права действительно полное. С точки зрения известных делений права мы не найдем в английском праве ни деления на право публичное и право частное, ни деления, столь естественного на наш взгляд, на право гражданское, право торговое, право административное, право социального обеспечения. Вместо этого мы находим в английском праве деление в первую очередь на общее право и право справедливости.

На уровне понятий в английском праве нет таких понятий, как родительская власть, узуфрукт, юридическое лицо, подлог, непреодолимая сила и т.п Зато нам встретятся такие незнакомые понятия, как доверительная собственность, встречное удовлетворение, эстоппель, треспасс и др, которые нам ни о чем не говорят. Не соответствуя ни одному из знакомых нам понятий, термины английского права непереводимы на другие языки, как термины фауны и флоры разных климатов. Когда любой ценой хотят перевести эти термины, их смысл, как правило, теряется. Различие в структуре, существующее между романскими правовыми системами и английским правом, проявляется не только в плане правовых категорий и понятий. На более элементарном уровне — нормы права — мы также не встретим в английском праве привычный нам тип нормы. В английском праве норма менее обща и абстрактна, чем норма французского права, и отсюда следует, например, отсутствие в английском праве элементарного для французов деления норм на императивные и диспозитивные. В силу иного характера норм кодификация континентального типа в Англии невозможна.

2.4 Мусульманская правовая система и система уголовного права на примере Афганистана

Мусульманская правовая система принадлежит к семье так называемого религиозно-традиционного права, свойственного странам Азии и Африки.

Правовые системы этих стран не обладают той степенью единства, которая свойственна ранее охарактеризованным правовым системам. Однако у них много общего по существу и форме, все они основываются на концепциях, отличающихся от тех, которые господствуют в западных странах. Конечно, все эти правовые системы в какой-то мере заимствуют западные идеи, но в значительной мере остаются верны взглядам, в которых право понимается совсем иначе и не призвано выполнять те же функции, что в западных странах. Считается, что принципы, которыми руководствуются не западные страны, бывают двух видов:

1. признается большая ценность права, но само право понимается иначе, чем на западе, имеет место переплетение права и религии;

2. отбрасывается сама идея права и утверждается, что общественные отношения должны регламентироваться иным путем.

К первой группе относятся страны мусульманского, индусского и иудейского права; ко второй - страны Дальнего Востока, Африки, и Мадагаскара.

Оно охватывает все сферы социальной жизни, а не только те, которые подлежат правовому регулированию.

Мусульманское право - сложное социальное явление, имеющее долгую историю развития. Оно возникло в период разложения родоплеменного строя и становления раннефеодального государства на западе Аравийского полуострова.

Мусульманское право как система юридических норм образовалась не сразу. В начальный период развития ислама и мусульманской общины юридические и иные правила поведения практически не различались. Не случайно в это время мусульманская догматика (богословие) и правоведение - тесно переплетались и не составляли самостоятельных направлений мусульманской идеологии.

Мусульманское право оказывает глубокое влияние на историю развития государства и права целого ряда стран Востока. Сфера его действия как юридического и идеологического фактора в наше время остается весьма широкой, что определяется тесными связями мусульманского права с исламом, как религиозной системой, которая до сих пор имеет едва ли не определяющее значение для мировоззрения самых широких слоев населения в этих странах. Из всех мировых религий ислам, пожалуй, наиболее тесно соприкасается с государством и правом.

Важное значение мусульманского права в качестве нормативного регулятора и идейно-политического фактора заставляет обратиться к исследованию его специфических черт, как самостоятельной правовой системы. На основе тезиса о неразрывном единстве в исламе "веры и государства", религия и право, многие исследователи приходят к выводу, что исламу свойственна лишь религиозная догматика (теология), мораль и правовая культура, а юридические нормы как таковые, если и имеются, то по существу совпадают с указанными правилами, и не играют самостоятельной роли. Среди многих ученых утвердилось мнение о неразрывном единстве религиозных и правовых норм.

В основе мусульманского права лежит четыре источника:

1. Священная книга Коран, состоящая из высказываний Аллаха, обращенных к последнему из его пророков и посланцев Магомету;

2. Сунна - сборник традиционных правил, касающихся действий и высказываний Магомета, воспроизведенных целым рядом посредников;

3. Иджма - конкретизация положений Корана в изложении крупных ученых-мусульманистов;

4. Кияс - рассуждение по аналогии о тех явлениях жизни мусульман, которые не охватываются предыдущими источниками мусульманского права. Таким суждениям предается законный, общественный характер"

Многие исследователи придерживаются мнения, что поведение мусульманина получает, прежде всего, религиозную оценку, а главным средством обеспечения норм мусульманского права является религиозная санкция за их нарушение. Наказание за нарушение норм мусульманского права, даже если оно исходит от государства, воспринимается, в конечном счете, как «Божественная кара», поскольку важнейшей задачей мусульманского государства «есть исполнение воли Аллаха на земле».

Но, однако, соотношение в исламе правовых и не правовых нормативных предписаний сложнее и тоньше, чем может показаться на первый взгляд. Подход к мусульманскому праву, только как религиозному явлению не учитывает того обстоятельства, что, несмотря на прочную связь юридических норм ислама с религиозными и нравственными, их переплетения, а иногда и слияния, между данными категориями норм в целом имеются и существенные отличия. Анализ нормативного содержания мусульманского права позволяет сделать вывод, что не все юридические нормы в равной степени основана на исламе как религиозной догме, или системе чисто религиозных нормативных предписаний. Наиболее прочно связана с религией лишь те немногочисленные, конкретные правила поведения, которые установлены со ссылкой на Коран или Сунну. К ним относятся, например, отдельные стороны брачно-семейных отношений или вопросы наследования, несколько уголовно-правовых предписаний. Они отличаются от других норм мусульманского права тем, что по существу совпадают по определенным образцам поведения с соответствующими религиозными нормативными положениями и (в отдельных случаях) нравственными требованиями, освещенными исламом. Именно потому, что их религиозные «дубликаты» закреплены в Коране и сунне, сами нормы мусульманского права этой разновидностью рассматриваются как имеющие непосредственно «Божественное произношение» и неизменяемые. Однако подобные предписания - весьма скромная часть мусульманского права, большая часть норм, которого была введена в оборот правоведами на основе чисто логических, рациональных приемов толкования (иджтихад).

По признанию самих мусульманских исследователей, если Коран и Сунна содержат все правила религиозного культа (ибадад), то норм взаимоотношения людей (муамалат), закрепленных этими источниками, очень мало по сравнению с нормативным составом мусульманского права в целом. Это значит, что большинство норм «муамалат» не связано непосредственно с «Божественным откровением» и не имеет аналогов в системе мусульманских религиозных правил поведения. Главное их качество (норм муамалат) заключается в рациональной обоснованности и способности изменяться (развиваться).

Юридические правила поведения тесно связаны с религиозными нормами и взаимодействуют с ними. Однако относительно небольшое число норм мусульманского права возникло на основе соответствующих религиозных предписаний, а преобладающая их часть имеет к религии лишь косвенное отношение. Поэтому связи мусульманского права с религией характеризуются противоречивыми моментами: с одной стороны имеется немало правовых и религиозных норм, совпадающих по своему содержанию и осуществляемых через деятельность как религиозных учреждений (которые являются одновременно элементом государственного механизма) так и собственно государственных органов, участвующих в выполнении регулятивной функции религиозной системы; с другой - наблюдаются существенные различия между религиозной и правовой системами социально-нормативного регулирования. Эти различия проявляются как в том, что государство поддерживает возможностью своего принуждения отнюдь не все религиозные нормы, так и в формировании большинства норм мусульманского права без непосредственной связи с религиозными предписаниями, в применении юридических норм не только мусульманскими судами (выполняющими функции религиозных норм в качестве чисто религиозных учреждений) но и светскими (государственными) судебными органами (полиция, светские суды).

Можно поэтому говорить о своеобразном различии и единстве правовых не правовых норм в исламе. В целом мусульманское право не сливается с религией и не выступает частью ислама, как религиозной системы, хотя многие его нормы совпадают с религиозными правилами поведения.

В 19 веке в положении мусульманского права произошли существенные изменения. В наиболее развитых странах оно уступило главенствующие позиции законодательству, основанному на заимствовании буржуазных правовых моделей.

К началу 20 века лишь в странах Аравийского полуострова и Персидского залива мусульманское право сохранило свои позиции и действовало универсально в своем традиционном виде. Правовые системы наиболее развитых арабских стран, с некоторыми отступлениями стали строится по двум основным образцам: романо-германскому (французскому) - Египет, Сирия, Ливан; и англосаксонскому - Ирак, Судан. За мусульманским правом здесь сохранилась роль регулятора брачно-семейных, наследственных и некоторых других отношений среди мусульман (иногда и не мусульман), что объяснялось все еще сохранившимся пережитком феодализма и глубоким влиянием ислама на общественное сознание.

В настоящее время ни в одной из рассмотренных стран мусульманское право не является единственным действующим правом. Но в то же время ни в одной мусульманской стране оно не потеряло своих позиций в качестве системы действующих правовых норм. Исключение составляет лишь Турция, где в 20 годы мусульманское право во всех отраслях было заменено законодательством буржуазного типа, составленным на основе заимствованных с западноевропейских моделей.

В конечном счете, направление и глубина воздействия мусульманского права на современные правовые системы той или иной страны обусловлены достигнутым ею уровнем экономического и культурного развития.

Самую многочисленную группу составляют правовые системы большинства арабских стран: Египта, Сирии, Ирака, Ливана, а также ряда стран Африки (Сомали, Мавритании) и Азии (Афганистан).

Их конституционное право закрепляет, как правило, особые положения ислама и мусульманского права. Так конституции многих из них предусматривают, что главой государства может быть только мусульманин, а мусульманское право является источником законодательства. Данное конституционное положение практически реализуется в других отраслях права и судоустройства. Но с другой стороны в некоторых из стран (Ирак, Сирия) наблюдается определенная демократизация мусульманско-правовых положений семейного законодательства.

Мусульманская правовая форма неразрывно связана с религией, оказывающей до сих пор громадное воздействие на народные массы. Из всех современных мировых религий ислам, пожалуй, наиболее тесно соприкасается с политикой, государством и правом. Связывающим звеном здесь и выступает мусульманское право. При этом оно отказывает воздействие на современное правовое развитие стран Востока, прежде всего через правовую идеологию и правовую психологию. Можно сказать, что сфера действия мусульманского права как идеологического фактора оказывается значительно шире, нежели рамки применения его конкретных нормативных предписаний. Иными словами нормативистский подход к мусульманскому праву, изучению его как совокупности норм, порождающих конкретные права и обязанности, в действительности оказываются недостаточным для понимания того места, которое мусульманское право занимает в современных правовых системах и во всей правовой надстройке рассмотренных стран.

История афганского уголовного права неразрывно связана с историей всей афганской государственности.

Воссоздание централизованного Афганского государства положило конец многолетним опустошающим страну междоусобицам родственных кланов в борьбе за центральную власть и обеспечило условия для зарождения основ систематизации социальных норм уголовно-правового характера. Создание централизованного монархо-теократического государства позволило к 1896 г. завершить процесс полной исламизации Афганистана.

Первым уголовно-правовым памятником Афганистана следует считать разработанный в 1883-1884 гг. и подписанный к исполнению эмиром Абдуррахман-ханом "Кетабча-е хукумате" (Книжка правителям). Данный правовой памятник по праву можно считать первым шагом к разработке кодифицированного афганского уголовного законодательства, предвестником будущего уголовного кодекса страны.

Зарождение и становление афганской национально-правовой системы непосредственно связано с фактом завоевания в 1919 г. государственной независимости. Первым уголовным кодексом Афганистана является принятый в 1921 г. Свод законов о наказаниях ("Незамнама-е джаза-е умуме"). Особенностью процесса зарождения и становления кодифицированного уголовного законодательства Афганистана является факт разграничения предмета уголовного права в зависимости от вида объекта посягательства, подследственности и подсудности совершенного деяния, ведомственной подчиненности субъекта преступления и деления уголовно-правовой юрисдикции на земное и неземное (Божественное).

В силу указанных обстоятельств наряду со Сводом законов о наказаниях впервые также были разработаны и приняты военно-уголовный кодекс ("Незамнама-е джаза-е аскари"), кодифицированный Свод норм шариата ("Тамасук-уль-кузот-уль-Амонейа" - Указания Амануллы судьям). Этими законодательными актами был установлен исчерпывающий перечень преступлений и применяемых наказаний.

Разграничение уголовно-правовой юрисдикции на земное и Божественное проводилось на основе норм мусульманского права. Им же была осуществлена классификация преступлений и наказаний на категории, определена их подсудность. Из четырех классифицированных категорий: худуд, касас, дйат и тазир к ведению светского уголовного права были отнесены преступления и наказания категории тазир.

С принятием первого УК Афганистана начинается официальное разграничение сферы распространения норм светского уголовного закона и шариата. На разработку первого УК Афганистана определенное влияние, через турецкое уголовное законодательство, оказал французский УК 1810 г. Наказания за преступления каждой категории преследовали конкретные цели. Шариат предусматривает нормативное незавуалированное закрепление целей наказания: устрашение; возмездие; возмещение причиненного материального, физического, морального ущерба; исправление (воспитание).

До принятия в 1976 г. второго кодифицированного уголовного законодательства об общеуголовных преступлениях вопросы преступности и наказуемости совершаемых деяний регулировались, как правило, нормами шариата и обычного права. Исключение составляли деяния, совершаемые должностными лицами и иными специальными субъектами тех преступлений, наказуемость которых не могла быть определена шариатом и обычным правом.

Принятый в 1976 г. второй УК Афганистана "Канун-е джаза" (Закон о наказаниях) является воплощением в жизнь политики проводимых реформ.

Несмотря на провозглашение курса реформ, разработанный и введенный в действие Закон о наказаниях сохранил двойственный подход к проблеме уголовного права. Закон содержит принцип наказуемости совершаемых преступлений в соответствии с нормами шариата и светского уголовного закона.

Время с апреля 1978 г. по апрель 1992 г. является периодом открытия новейшей истории афганской государственно-правовой системы. Данный этап характеризуется активным проведением революционно-демократических преобразований во всех сферах общественной и государственной жизни. Особенность уголовного права данного периода заключается в сохранении прежнего уголовного законодательства при разработке новых уголовно-правовых актов и при условии их непротиворечия провозглашенным целям. На первом этапе (1978-1983 гг.) отсутствовала четко определенная позиция официальной власти непосредственно в отношении норм шариата, хотя документами правящей Народно-демократической партии Афганистана декларировалось уважение священной религии - ислама.

Основными источниками нормотворческой деятельности, в том числе и в области уголовного права, являлись партийно-правительственные документы, определявшие внутреннюю и внешнюю политику государства и идеологию.

Главной задачей уголовного права данного периода была защита революции, провозглашенных ею устоев и проводимых в соответствии с ними широких разносторонних реформ. Специфика развития афганского уголовного права данного периода заключается в том, что большая часть уголовно-правовых актов не была одновременно инкорпорирована в уголовные законы, а являлась составной частью принятых законов по другим отраслям права.

Ввод советских войск и последовавшее за этим строительство государства, аналогичного среднеазиатским советским социалистическим республикам, привели к джихаду (священной войне) и активизации роли ислама в государственной и правовой системе Демократической Республики Афганистан. В этих условиях правительство было вынуждено вставать на путь сотрудничества с улемами и духовенством.

Решающим фактором в пользу влияния ислама в правовой системе следует считать принятие 14 апреля 1980 г. Основных принципов Демократической Республики Афганистан. В частности, в соответствии со ст. 5 гарантировалось соблюдение норм ислама, их уважение и защита. А статья 56 официально провозглашала приоритет норм шариата в сфере судопроизводства. Это был первый, но очень существенный шаг к возвращению влияния шариата и повышению его роли, как в уголовном праве, так и в правоприменительной деятельности, приведшей к заметному корректированию политики правящей Народно-демократической партии Афганистана относительно ислама.

К моменту принятия в ноябре 1987 г. Конституции ислам уверенно закрепил свои позиции в государственной, правовой, политической и общественной жизни Афганистана. Конституция окончательно закрепила первичность ислама и норм шариата не только в уголовно-правовой, но и в государственно-правовой системе и общественно-политической жизни страны. К апрелю 1992 г. Афганистан фактически стал исламским государством. 28 апреля 1992 г. Афганистан официально объявлен Исламским Государством. Основу государственно-правовой системы составляет шариат ханифитского толка.

Современное афганское уголовное право представляет собой совокупность одновременно действующих норм шариата, обычного права и светских уголовных законов. Шариат является главным источником уголовного права. Для шариата нехарактерно разделение на Общую и Особенную части.

Систему ныне действующего светского уголовного законодательства Афганистана составляют Общая и Особенная часть сохранивших силу уголовных законов, принятых на различных этапах развития государства, а также отдельные нормы уголовно-правового характера из других отраслей права, не инкорпорированные в уголовные законы. Закон о наказаниях 1976 г. является основным действующим кодифицированным уголовным законодательством.

Принятый в период буржуазно-демократических реформ 1970-х гг. УК Афганистана 1976 г. представлял собой законодательство, построенное на положениях континентальных систем уголовного права (прежде всего французской). Имелись, однако, и существенные отличия – была установлена возможность применения в ряде случаев наказаний по мусульманскому праву ханифитского толка (ст.1) за совершение таких преступлений, как убийство, разбой, употребление спиртных напитков, кража, прелюбодеяние и т.п.

По своей структуре Кодекс (523 статьи) делился на две книги, представляющие собой по существу Общую и Особенную части. Книги подразделялись на главы, подглавы и статьи. Первая книга имела 5 разделов: предварительные постановления, о преступлениях, виновных лицах, наказании, прекращении наказания. Вторая книга состояла из трех разделов: преступления и проступки против общих интересов, частных лиц, нарушения. Исследования норм мусульманского права позволяют утверждать, что основанием уголовной ответственности, по шариату, является совершение вменяемым лицом, достигшим установленного возраста, умышленно или по неосторожности деяния, признанного противоречащим природе человека тяжелым грехом, причинившего ущерб и влекущего применение наказания в соответствии с Божественным либо земным законом. В современном афганском уголовном праве вопросы уголовной ответственности так же, как и классификация преступлений, регулируются нормами шариата, обычного права и светского законодательства. Хотя в шариате и обычном праве нет единой нормы, регулирующей вопросы уголовной ответственности (основание ответственности закреплено в содержании каждого уголовно-правового института), тем не менее общий критерий ответственности можно вывести из анализа содержания этих социальных норм. Основанием ответственности, исходя из анализа норм обычного права, является причиненный умышленно или по неосторожности физический, материальный, морально-нравственный ущерб.

УК 1976 г. предусмотрел трехчленную квалификацию преступлений, в основу которой была положена тяжесть совершенного преступления. Действующее светское уголовное законодательство классифицирует уголовно наказуемые деяния на три вида: джиноят (преступление), джанха (понятие, выражающее среднее положение между преступлением и уголовно наказуемым проступком), кабахат (уголовно наказуемый проступок), которые объединяются термином джурм (уголовно наказуемое правонарушение). Джинаят – это преступление, наказуемое длительными сроками тюремного заключения (свыше 5 и до 15 лет) или даже смертной казнью. Джанха – преступление, за которое виновный может быть лишен свободы на срок от 3 месяцев до 5 лет или подвергнут денежному штрафу в размере свыше 3 тыс. афгани. Кабохат – мелкое преступление (уголовно наказуемый проступок), наказуемое лишением свободы на срок от 24 часов до 3 месяцев или денежным штрафом в размере до 3 тыс. афгани.

К основным наказаниям по УК 1976 г. отнесены смертная казнь, лишение свободы и денежный штраф. Шариат предусматривает систему наказаний, состоящую из четырех категорий: худуд, касас, дйат и тазир. Каждая категория преследует четко определенную цель. Классификация наказаний в афганском светском уголовном законодательстве проведена в соответствии с нормами шариата. На рассмотрение светского уголовного права отнесено наказание категории тазир. Исходя, из этого Закон о наказаниях предусматривает применение основных, дополнительных, побочных видов наказания, а также меры безопасности превентивного характера.

Дополнительными наказаниями являются: лишение некоторых прав и привилегий, конфискация имущества, обнародование приговора. Наряду с наказанием были предусмотрены и «меры безопасности», применяемые судом к лицу при возможности совершения им нового преступления (направление лица по заключению врача в специальное лечебное учреждение – психиатрическое, психоневрологическое, запрет на занятие определенных должностей и т.д.).

Пришедшая к власти после падения в 1992 г. народно-демократического режима коалиция так называемых моджахедов начала активную реисламизацию уголовного законодательства, провозгласив, что все законодательные акты должны строго соответствовать постановлениям шариата. Курс на исламизацию уголовного права усилился с захватом почти всей территории страны талибами, при которых шариат (т.е. традиционное мусульманское деликтное право) стал едва ли не единственной основой правосудия. Начали широко применяться основные исламские виды наказаний (публичная смертная казнь, порка, членовредительство). После свержения режима талибов силами Северного альянса в конце 2001 г. новые кабульские власти подтвердили действие законов шариата в качестве основы уголовного правосудия, однако обещали несколько смягчить систему наказаний. Тем не менее судьба таких наказаний, как ампутация конечностей за кражу (разбой) и забивание камнями за прелюбодеяние пока остается нерешенной.

Некоторые афганские племена традиционно руководствуются при определении наказаний обычным правом.

Ныне, исходя из складывающихся объективных условий в стране и в целях восстановления и укрепления доступности уголовного законодательства и его унификации, назрела объективная необходимость в разработке и принятии на основе норм шариата, обычного права и светского уголовного законодательства единого уголовного кодекса.

Заключение

Анализируя и исследуя рассмотренные в представленной работе правовые семьи современности, мы выделили в каждой из них признаки, которые выделяют и характеризуют данную правовую семью, придают ей определенную индивидуальность.

Итак, на наш взгляд, романо-германскую правовую систему характеризуют такие признаки, как единая иерархически построенная система источников писаного права, доминирующее место в которой занимают нормативные акты (законодательство); главная роль в формировании права отводится законодателю, который создает общие юридические правила поведения, правоприменитель же (судья, административные органы и т.п.) призван лишь точно реализовывать эти общие нормы в конкретных правоприменительных актах; писаные конституции, обладающие высшей юридической силой; высокий уровень нормативных обобщений достигается путем кодификации нормативных актов; весомое положение занимают подзаконные нормативные акты (регламенты, циркуляры, инструкции и т. д.); деление системы права на публичное и частное, а также на отрасли; правовой обычай и юридический прецедент выступают в качестве вспомогательных, дополнительных источников; на первом месте находятся не обязанности, а права человека и гражданина; особое значение имеет юридическая доктрина, разработавшая и разрабатывающая в университетах основные принципы построения данной правовой семьи.

Семья англо-американского права обладает следующими признаками: основным источником права выступает судебный прецедент; ведущая роль в формировании права отводится суду, который в этой связи занимает особое положение в системе государственных органов; на первом месте не обязанности, а права человека и гражданина, защищаемые прежде всего в судебном порядке; главенствующее значение имеет в первую очередь процессуальне право, которое во многом определяет право материальное; нет кодифицированных отраслей права; отсутствует классическое деление права на публичное и частное; широкое развитие статутного права, а юридические обычаи выступают в качестве вспомогательных, дополнительных источников;юридические доктрины, как правило, носят сугубо прагматический, прикладной характер.

Семье религиозно-традиционнго права присущи следующие признаки: главный творец права – Бог, а не общество, поэтому юридические предписания даны раз и навсегда, в них нужно верить и соответственно соблюдать; источником права являются религиозно-традиционные нормы и ценности, содержащиеся в частности в Коране, Сунне, Иджме и распространяющиеся на всех мусульман; весьма тесное переплетение юридических положений с религиозными, философскими и моральными постулатами, а также с местными обычаями, которые образуют в своей совокупности единые правила поведения; особое место в системе источников прав занимают труды ученых-юристов, конкретизирующие и толкующие первоисточники, лежащие в их основе конкретные решения; отсутствует деление права на частное и публичное; нормативно- правовые акты имеют вторичное значение; судебная практика в собственном смысле слова не является источником права; во многом основана на идее обязанностей, а не прав человека (как это имеет место в романо-германской правовой семье).

В странах Западной Европы сейчас вынашивается идея унификации уголовного права стран Евросоюза. В принципе, унификация возможна, но до определенных пределов в силу весьма значительных различий. По этому вопросу профессор А. В. Наумов пишет: «Никто, конечно, не берется утверждать о создании единого для всего мира уголовного кодекса – это абсурд. Но сближение по ряду принимаемых позиций, по всей вероятности будет продолжаться». Конечно, о каком-то сближении можно говорить, но быстрее и эффективнее оно будет осуществляться в рамках континентальной системы права.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что знание правовой системы позволяет решать важные учебно-познавательные и практически-юрисдикционные задачи. Только общее видение институтов объективного и субъективного права, структуры законодательства, правовой идеологии и психологии, менталитета общества, юридической практики формирует квалификацию юриста, его способность и возможность работать в рамках правовой культуры конкретной страны.

Список использованной литературы.

Научная, учебная литература

1. Алексеев С.С. Общая теория права. – М.: Юристъ, 1995.

2. Бержель Ж-Л. Общая теория права. Под. общ. ред. В.И. Даниленко / Пер. с фр.– М.: NOTA BENE, 2000.

3. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник. – М.: Юристъ, 1995.

4. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности: пер. с фр. В.А. Туманова. – М.: Международные отношения, 1999.

5. Карташов В.Н. Введение в теорию правовой системы общества. – Ярославль, 1995.

6. Коваленко А.И. Общая теория государства и права. – М.: ТЕИС, 1996.

7. Комаров С. А. Общая теория государства и права. – М.: Юристъ, 1995.

8. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. – М.: Норма – Инфра-М, 1999.

9. Кросс Р. Прецедент в английском праве. – М.: Политиздат, 1985.

10. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. – М.: Спарк, 2000.

11. Матузов Н.И. Правовая система и личность. – Саратов., 1987.

12. Назаренко Г.В. Теория государства и права: Учебное пособие. – М.: Ось-89, 1999.

13. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. – М.: Норма, 2007.

14. Общая теория права и государства: Учебник / Под. ред. В.В. Лазарева – М.: Юристъ, 2008.

15. Общая теория права: Учебник/Под. ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юристъ, 2005.

16. Общая теория государства и права. Академический курс/ Отв. ред. М.Н. Марченко. – М., 2008.

17. Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: Общая и Особенная части: Учебное пособие. – М.: Дело, 2000.

18. Основы государства и права: Учебное пособие / Под ред. О.Е. Кутафина. – М.: Норма, 1994.

19. Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник/отв. ред. А.Я. Сухарев. – М.: Норма, 2008.

20. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справочник. - М., 1993.

21. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая

география мира. – М.: Полиус, 1999.

22. Синюков В.Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. – Саратов., 1999.

23. Современные зарубежные конституции: Учеб. пособие /Сост. док. юридич. наук В.В. Маклаков. - М.: Москов. юридич. ин-т, 1992.

24. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. Учебник. – М.: Проспект, 1997.

25. Сырых В.М. Теория государства и права. – М.: Былина, 1998.

26. Сюкияйнен А.Р. "Мусульманское право"., Москва 1986.

27. Теория государства и права / Под. ред. Г.Н. Манова. – М.: Проспект, 1995.

28. Теория государства и права: Курс лекций / Под. ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 2000.

29. Теория государства и права: Учебник для вузов/ Под ред. В.М. Карельского и проф. В.Д. Перевалова. – 2-е издание, перераб. и доп. – М.: Норма, 2001.

30. Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения / ИЗСП при Правительстве РФ. – М.: Норма, 2006.

31. Тихомиров Ю.А. Публичное право. – М.: Зерцало, 1995.

32. Теория государства и права. /Отв. ред. А. И. Королев, Л. С. Явич. Л.: Наука, 1987.

33. Теория государства и права. /Под ред. Шебанова А.Ф. М.: Юридическая литература, 1968.

34. Хропанюк В. Н. Теория государства и права. – М.: Интерстиль, 1999.

Материалы периодической печати

35. Алексеев С.С. Право и правовая система // Правоведение. – 2005. - № 1.

36. Алексеев Л.И. К вопросу об общем понятии права // Государство и право. – 1994. - №12.

37. Байтин М.И. Понятие права и современность// Вопросы теории государства и права. – Саратов., 1998. - 1/10.

38. Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика// Государство и право. – 1996.- № 6.

39. Марченко М.Н. Место и роль сравнительного правоведения в системе юридического образования // Правоведение. – 1999. - № 1.

40. Тихомиров Ю.А. Право: национальное, международное, сравнительное // Государство и право. – 1999.- №8.

41. Тихомиров Ю.А. Проблемы сравнительного правоведения // Государство и право. - 1993. - №8.

42. Шульженко Ю.Л. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности) //Государство и право. – 2007. - №3.


[1] Карбонье Ж. Юридическая социология / Пер. с фр. М., 1986. С. 276-277

[2] Ф.М. Решетникова «Правовые системы стран мира» (М., 1993)

[3] Яиич Л.С. Сущность права. Л., 1995. С.41.

[4] Фридмэн Л Введение в американское право / Пер. с англ. М., 1992. С. 7–8,

[5] Карташов В.Н. Введение в теорию правовой системы общества. Ярославль, 2005;

[6] Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. – М.: Новый Юрист, 1998. С.58-59

[7] Международное уголовное право. Учебное пособие / Под общ. ред. В.Н. Кудрявцева. – М.: Наука, 1999. С. 95

[8] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности: Пер. с фр. В. А. Туманова. - М.: Междунар. отношения, 1998. С. 74.

[9] Квашис В.Е. Cмертная казнь и общественное мнение// Государство и право – 1997. №4.

[10] Кросс Р. Прецедент в английском праве. – М.: Юрид. лит., 1985.–186 с

[11] Международное уголовное право. Учебное пособие / Под общ. ред. В.Н. Кудрявцева. – М.: Наука, 1999. – 264 с.

[12] Вахингер Сравнительное представление немецкого и зарубежного уголовного права. - M., 1961.-с.263

[13] Проф. Липман Сравнительное представление немецкого и зарубежного уголовного права.-М., 1966.-С. 306