Реализация принципа состязательности при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции

Курсовая работа по Уголовно-процессуальному праву Студента курса группы отделения Института (филиала) МГЮА в г. Кирове Огородникова Евгения Сергеевича

Курсовая работа по

Уголовно-процессуальному праву

Студента 3 курса 1 группы

ОЦП отделения

Института (филиала)

МГЮА в г. Кирове

Огородникова Евгения Сергеевича

Реализация принципа состязательности при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции.


Оглавление

Введение………………………………………………………………………….2

1. Состязательность как один из принципов современного уголовного процесса. …………………………………………………………………………3

2. Реализация принципа состязательности в уголовном процессе…….....8

2.1. Элементы состязательности в досудебном производстве………….8

2.2. Реализация принципа состязательности при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции .………………………….10

Заключение ………………… ... ………………………………………………… 20

Библиографический список…………………………………………………..24

Введение

В соответствии с ч.3 ст. 123 Конституции Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Тем самым состязательность закреплена в качестве конституционного принципа судопроизводства, и правильное понимание и применение данного принципа представляет несомненную важность для юридической науки и правоприменительной практики.

Актуальность исследования данной темы курсовой работы предопределяется тем, что:

1) вопрос о состязательности сторон в уголовном процессе связан с гарантиями прав и свобод личности;

2) новеллы законодательства (включение нормы о состязательности сторон в Конституцию и УПК РФ) требуют теоретического осмысления и практических выводов;

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие в связи и в ходе реализации конституционного принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве.

Предметом исследования выступает система норм, регламентирующих состязательность как принцип отечественного уголовно-процессуального права.

Цель работы состоит в том, чтобы дать системный анализ института состязательности при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции.


1. Состязательность как один из принципов современного
уголовного процесса.

Российский уголовный процесс относится к смешанному типу, в котором нет «чистой состязательности».[1]

История уголовного судопроизводства знает 4 основные формы (типа) уголовного процесса:

1) обвинительный процесс. Характерен для периодов рабовладельческого и раннего феодального общества. В качестве обвинителя обычно выступал потерпевший, от которого зависело возбуждение, прекращение дела и мера наказания. На процесс доказывания вины большое влияние оказывали суеверия, предрассудки, религиозные воззрения. В числе доказательств применялись клятвы, поединки, ордалии, испытания огнем, водой, раскаленным металлом и т.п.;

2) розыскной процесс тоже появляется в рабовладельческом обществе и получает широкое распространение в абсолютных монархиях, особенно в период «охоты на ведьм». Здесь уже преобладает публичное начало, когда все полномочия принимает на себя государство. Функции расследования сосредотачивались у одного человека – судьи. Все выводы основывались на системе формальных доказательств (признание обвиняемого – «царица» доказательств; сведения, полученные от мужчины или богатого более ценные, чем полученные от женщины или бедного и т.д.), для получения признания допускалось применение пыток;

3) состязательный процесс происходит от обвинительного процесса, и получил наибольшее распространение в странах с англосаксонской системой права. Участниками такого процесса считаются равноправные стороны – лицо, обвиняемое в совершении преступления, его защитник, и государство в лице обвинителя, которые ведут между собой спор о доказанности вины обвиняемого, а беспристрастный суд наблюдает этот спор и принимает решение о том, кто в нем победил. Для такой формы процесса характерны короткое по времени полицейское дознание и сосредоточение основного внимания на судебном расследовании, четкое разделение функций обвинения, защиты и правосудия, возможность защиты собирать и представлять суду свои доказательства.

4) смешанный (состязательно-розыскной процесс), получивший свое развитие во Франции и других странах континентальной Европы, в том числе и России. Здесь сочетаются тайное от обвиняемого, длительное по времени, предварительное расследование дела, и открытое судебное разбирательство, ограниченная состязательность в досудебном производстве и полное равноправие сторон в судебном разбирательстве.

Можно сказать, что в России на сегодняшний момент сформировался именно смешанный тип уголовного процесса, при котором принцип состязательности сторон воплощен в судебных стадиях уголовного процесса, где все участники процесса пользуются равными правами по заявлению ходатайств, предоставлению суду и исследованию в суде (проверке и оценке) доказательств, по обжалованию судебных постановлений, а руководящая роль в процессе отводится судье.

Такого равноправия сторон нет на предварительном расследовании, где функции обвинения и разрешения уголовного дела фактически возложены на один и тот же орган (следствия, дознания), основная роль в разрешении ходатайств стороны защиты, собирании, проверке и оценке доказательств, планирование хода расследования в целом и отдельных следственных действий отводится следователю, дознавателю, хотя элементы состязательности, безусловно, имеют место и на данной стадии. К ним, в частности, относятся: право отвода следователя, дознавателя; право обжалования их действий и решений, в частности в суд; функции обвинения и разрешения дела реализуются под постоянным прокурорским надзором и судебным контролем; стороне защиты представлено право отыскивать источники новых доказательств и путем заявления ходатайств требовать проведения следственных действий по собиранию оправдательных и проверке обвинительных доказательств, а следователь, дознаватель не вправе отказать в удовлетворении таких ходатайств; и другие. Однако данные выводы носят предварительный характер и требуют своего обоснования в процессе дальнейшего исследования.

Большой юридический словарь определяет состязательность как «демократический принцип судопроизводства, согласно которому разбирательство дела происходит в форме спора сторон в судебном заседании. Участники процесса наделены в нём равными правами; суд обязан принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, установления истины с тем, чтобы вынести законное и обоснованное решение (приговор)».[2]

Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 28 ноября 1996 года № 19-п по запросу Каратузского районного суда Красноярского края также дал трактовку принципа состязательности: «Этот конституционный принцип предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела) осуществляется только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя их процессуальные (целевые) функции. В уголовном судопроизводстве состязательность означает строгое отграничение функций суда по рассмотрению и разрешению дела от функций обвинения и защиты, каждая из которых возложена на определенных участников процесса».[3]

Весьма интересна позиция А.Ю. Егорова, который рассматривает состязательность как правовой режим уголовного судопроизводства, фундаментальной идеологической основой которого является наличие независимого суда и сторон обвинения и защиты; признаками состязательности как правового режима выступают особенности формы и содержания уголовного процесса, специфика возникающих при этом правовых отношений и метода их регулирования, а также принципы, на которых основывается судопроизводство.[4] Между тем, анализируя правоотношения, возникающие в уголовном процессе, А.Ю. Егоров исходит из положения множественности правовых связей и приходит к выводу о наличии трехстороннего отношения между сторонами обвинения и защиты и судом. Автор в этой связи обоснованно делает вывод о невозможности узкого понимания состязательности лишь как типа либо формы или принципа уголовного процесса, либо только как особого вида процессуальных отношений или метода их регулирования.

А.В. Смирнов предлагает выделять три самодостаточных для состязательности признака[5] – наличие сторон, их процессуальное равенство и независимость отделенного от сторон суда. По его мнению, если эти признаки собраны воедино, перед нами – состязательная модель процесса – идеальный тип процесса, в котором спор равных сторон разрешается независимым судом.

О.В. Вишневская, наоборот, высказывает суждение о том, что «принципы трудно разделить на элементы, а во многих случаях это совершенно невозможно, так как любая идея есть сконцентрированная мысль, которую опасно разрывать на части – можно потерять ее точное смысловое значение». Автор приходит к выводу, что у принципа состязательности в действительности элементов не обнаруживается, тогда как элементы можно обнаружить непосредственно в состязательной деятельности. В последней, по мнению автора, не трудно выделить активные субъекты и на их основе обнаружить элементы и систему, образующуюся данными элементами, отношения между элементами, признаки элементов, и сферу действия данной системы.[6] В полной мере согласиться с данной позицией нельзя. Безусловно, любое дробление целого на элементы является условным. Выделение структурных компонентов, элементов имеет своей целью вовсе не утрату смыслового значения, а наоборот его детализацию, с последующих анализом каждой составляющей по отдельности и затем в совокупности с другими.

Спорным, как думается, остается вопрос о том, является ли равноправие сторон самостоятельным принципом уголовного судопроизводства или же это есть часть принципа состязательности? Разногласия на этот счет появились в связи с тем, что ч. 3 ст. 123 Конституции РФ перечисляет их как самостоятельные, тогда как в УПК РФ равноправие сторон поглощено содержанием принципа состязательности. В статье 15 УПК РФ «Состязательность сторон» указано:

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом».[7]

Представляется, что состязательность и равноправие соотносятся как целое и часть. Состязательность стремится обеспечить стороны не просто формально равными, но фактически достаточными возможностями для активной защиты своих законных интересов. Речь идет не о равноправии в буквальном понимании (идентичности прав) сторон, так как этого недостаточно для состязательности, а об их функциональном равенстве, когда равны не столько права, сколько процессуальные функции.

Фактического равенства сторон существовать не может, потому как невозможно признать равными государственный орган и частное лицо.[8]

Поэтому равноправие можно определить как статический элемент принципа состязательности, которого недостаточно для реализации принципа состязательности в полной мере.

Таким образом, принцип состязательности – это закрепленные в уголовно-процессуальных нормах исходные, руководящие идеи, положения, определяющие демократическое построение судебного процесса, при котором функции обвинения (уголовного преследования) и защиты разграничены между собой, осуществляются равными по своим процессуальным правам сторонами, а суд создаёт необходимые условия для реализации сторонами своих прав, выполняя при этом основную задачу – разрешение дела по существу.

2. Реализация принципа состязательности в уголовном процессе

2.1. Элементы состязательности в досудебном производстве

А.С. Золотарев считает, что для реализации принципа состязательности на досудебных стадиях необходимы следующие условия: а) разделение сторон обвинения и защиты и их равенство; б) наличие суда как арбитра в споре сторон; в) устность и гласность производства.[9]

Первое условие в части разделения сторон обвинения и защиты абсолютно обоснованно и выполнимо с момента появления фигуры подозреваемого и обвиняемого. В тоже время, представляется, что для успешной реализации задач, стоящих перед органами предварительного следствия, невозможно существование равенства между сторонами обвинения и защиты. Сторона обвинения наделена властными полномочиями, в отличие от стороны защиты, и находятся, безусловно, в привилегированном положении. При отсутствии властных полномочий должностные лица органов предварительного расследования в случае оказания им противодействия как со стороны подозреваемого, обвиняемого, лиц, заинтересованных в его судьбе, так и со стороны свидетелей (неявка на допрос без уважительной причины), учреждений, организаций, предприятий (непредставление ответа на запрос), не смогли бы должным образом осуществлять свои полномочия по собиранию доказательств. Подавляющее большинство преступлений совершается в условиях неочевидности, в силу чего государственные органы публичного преследования и обвинения объективно находятся в заведомо невыгодной ситуации, обусловленной необходимостью установления лица, причастного к их совершению.[10]

Следовательно, о наделении властными полномочиями стороны защиты не может идти и речи.

Также не представляется возможным сделать устным и гласным предварительное следствие в условиях существования смешанного типа уголовного процесса. Отсутствие тайны следствия создаст благоприятную почву для осуществления стороной защиты попыток влияния на потерпевших и свидетелей с целью изменения ими показаний, действий по уничтожению доказательств и др.

Участие суда в досудебном производстве может иметь место лишь в трёх формах:

1. Дача судом разрешения на производство следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав личности.

2. Проверка судом законности принятия решения о производстве осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска, когда указанные следственные действия производятся в случаях, не терпящих отлагательства, на основании постановления следователя с последующим уведомлением судьи.

3. Рассмотрение жалоб на решения, действия (или бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников следственных действий.[11]

То есть, у суда на данном этапе уголовного судопроизводства отсутствует функция разрешения дела по существу.

Таким образом, учитывая саму конструкцию современного уголовного процесса, следует полагать, что реализация принципа состязательности в полной мере на досудебной стадии уголовного судопроизводства невозможна.

Таким образом, введение новых элементов принципа состязательности на досудебной стадии нецелесообразно, ввиду того, что предварительное расследование при смешанном типе уголовного процесса по своей природе не может быть полностью состязательным и строиться на этом принципе, так как оно имеет своей целью не окончательное разрешение вопроса о совершении преступления и виновности или невиновности лица, а установление фактических обстоятельств деяния, являющихся поводом для рассмотрения их судом. Нельзя забывать и о том, что правоохранительные органы, ведущие предварительное расследование, не могут собирать и устанавливать только «обвинительные» доказательства или отягчающие обстоятельства, а «оправдательные» и смягчающие – отвергать, а обязаны собрать, проверить и оценить все доказательства, имеющие значение для дела. На это указал Конституционный суд РФ в своём Постановлении от 29 июня 2004 г. № 13-П[48].[12]

2.2. Реализация принципа состязательности при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции

Осуществление судопроизводства на основе состязательности сторон означает, что обе стороны могут активно отстаивать перед судом свои интересы в уголовном судопроизводстве, имея равные права.

Вопрос о равенстве сторон в судебном заседании достаточно подробно раскрыт в ст. 244 УПК РФ. В частности, в суде стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в п.п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Обязанность по обеспечению состязательности и равноправия сторон законодатель возложил на председательствующего по делу (ст. 243 УПК РФ). Он руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон. Суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Это положение подтвердил и Конституционный Суд Российской Федерации, который в постановлении от 28 ноября 1996 г. № 19-П отметил, что суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а поэтому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых функций).[13]

По мнению М.С. Коровиной, роль суда в собирании доказательств сводится в основном к «принятию» доказательств, представленных сторонами, которое, в свою очередь, понимается как 1) представление участниками процесса доказательств, предметов, документов, имеющих, по их мнению, отношение к делу, 2) действия суда по фиксации доказательств, принятых от стороны, путём заслушивания подсудимого, потерпевшего, свидетеля и т.д., отражения их показаний в протоколе судебного заседания.[14]

Однако М.С. Шалумов считает, что при таком подходе принижается роль и значение судебного следствия по отношению к предварительному следствию, тогда как должно быть как раз наоборот. В ходе судебного следствия не проверяются уже «готовые» доказательства, собранные следователем, а идёт полноценный процесс собирания доказательств из источников, представленных сторонами, а также источников, обнаруженных непосредственно судом путём проведения судебных действий «следственного характера» - допросов потерпевшего, свидетелей, подсудимого, оглашения протоколов следственных действий (осмотров, экспериментов и т.п.), заключений экспертиз и иных документов, назначения новых экспертиз. Стороны представляют суду, а суд, соответственно, принимает от сторон, не сами доказательства, а их источники, и уже в ходе судебного следствия из этих источников суд извлекает доказательственную информацию – сведения об обстоятельствах преступления, и осуществляет их процессуальное закрепление в протоколе судебного заседания.[15]

Суд, по своей инициативе истребовав доказательства, обеспечивает выполнение функции разрешения дела и обоснование приговора.[16]

Рассмотрение проблем реализации принципа состязательности на судебных стадиях уголовного судопроизводства необходимо начать со стадии подготовки к судебному заседанию.

Учитывая действие принципа состязательности сторон, суд на этом этапе не обязан проверять расследованное дело с позиции всесторонности, полноты и объективности, а также определять достаточность предоставленных доказательств, поскольку он не связан с оценкой фактической стороны дела.[17] Качественная характеристика контроля здесь сводится исключительно к решению вопросов, подлежащих выяснению по поступившему в суд делу.

Суд на стадии назначения судебного заседания не может по своей инициативе решать вопрос об исключении доказательств.

Прокурор на обозначенном этапе не осуществляет прокурорский надзор за законностью. Замечания, заключения прокурора носят рекомендательный характер.

Е.Н. Осипков отстаивает позицию необходимости участия потерпевшего на обозначенном этапе.[18] В связи с этим указывается, что в ст.ст. 46, 52 Конституции РФ, п. 14 ч. 2 ст. 42 УПК закрепляется право потерпевшего лично участвовать в уголовном судопроизводстве. Более того, международная практика на этот счет строится на том, что потерпевший должен являться основополагающей фигурой в уголовном судопроизводстве. Представляется, что на сегодняшний день практика, когда потерпевшему предоставляется именно право участвовать в предварительном слушании, оправданна.

Защитник на данном этапе судопроизводства своими действиями, а именно, возможностью заявлять ходатайство о признании того или иного доказательства недопустимым, помогает осуществлять суду свои полномочия.

Обвиняемый обязывается участвовать на предварительном слушании дела, за исключением случаев, когда он сам, имея вескую причину, ходатайствует о проведении такого слушания в его отсутствие. Суд по собственной инициативе может подвергнуть приводу обвиняемого, не имеющего уважительных на то причин. Это является необходимым моментом для достижения целей уголовного судопроизводства и реализации принципа состязательности.

Принцип состязательности находит в полной мере свое применение в центральной части судебного заседания – судебном следствии, – поскольку в ходе его реализации стороны, отстаивающие свои процессуальные интересы, доказывают суду обоснованность своих требований, что способствует формированию у него объективной картины произошедшего и позволяет на данной основе разрешить дело по существу.

Основополагающим вопросом является вопрос о степени активности суда в процессе доказывания, как основы характеристики его роли в состязательном процессе. Часть ученых считают, что суд в уголовном судопроизводстве должен активно собирать и исследовать доказательства, но УПК РФ трансформировал суд из активного органа в пассивный, а пассивная роль суда неприемлема в современной России, так как в результате такого судопроизводства каждый из участников добивается своей цели, чем опытнее сторона в процессе, тем больше шансов у нее разрешить исход дела в свою пользу. Это противоречит требованиям ст. 297 УПК РФ.[19] Освобождение суда от обязанности доказывания представляется ошибочным, ибо «…только суд может восполнить пробелы представленных сторонами доказательств и таким образом содействовать полному освещению деталей дела».[20] Принцип состязательности не означает пассивности суда в исследовании доказательств, а устранение суда из числа субъектов доказывания резко снизит шансы на установление истины. Сторонники данной точки зрения утверждают, что «нельзя превращать суд в бесстрастного арбитра, фиксирующего победителя в споре».[21]

Л.А. Денисов указывает, что в настоящее время отечественное законодательство предполагает пассивную роль суда в уголовном процессе, которая не соответствует целям и задачам всего уголовного судопроизводства. В этой связи автор предлагает усовершенствовать регламент судебного следствия.[22] По его мнению, необходимо предусмотреть для суда возможность по собственной инициативе, а не только «по ходатайству стороны» (ч. 3 ст. 281 УПК РФ), оглашать показания потерпевшего и свидетеля при «наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде».[23]

Отведение суду активной роли в процессе доказывания чревато возможностью наступления негативных последствий в виде принятия судом на себя функции защиты, либо функции обвинения.

Другие ученые считают, что суд должен быть пассивен, обеспечить «справедливое и беспристрастное разрешение дела, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций».[24] Однако пассивная роль суда не должна умалять его обязанность предоставить сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций.

Следует обратить внимание на позицию Конституционного суда РФ, который в своем постановлении однозначно дает ответ на этот вопрос: отмечая, что принцип состязательности в уголовном судопроизводстве предполагает строгое разграничение функции разрешения уголовного дела и функции обвинения, вместе с тем он не исключил возможности устранения недостатков, допущенных осуществляющими уголовное преследование органом дознания, дознавателем, следователем и прокурором, непосредственно в ходе судебного разбирательства, что само по себе не означает отступление от принципа состязательности в данной стадии процесса.[25]

Третья группа исследователей полагает, что суд в определенных законом случаях должен проявлять активность. С. Бурмагин, указывая, что недопустимо сведение роли суда к молчаливому наблюдению за поединком сторон и объявлению победителя, к выполнению лишь технической функции по обеспечению процедуры судебного процесса, полагает, что за судом должны быть «сохранены полномочия по активному исследованию представленных сторонами доказательств, предоставление права по собственной инициативе проводить определенные следственные действия, связанные с проверкой достоверности и допустимости, представленных как стороной обвинения, так и стороной защиты доказательств, а также истребованию данных, характеризующих личность подсудимого, необходимых для правильной квалификации преступления и назначения наказания. При этом на суд не должны возлагаться обязанности по собиранию дополнительных доказательств виновности подсудимого, устранению пробелов предварительного расследования.[26]

С.П. Гришин выделяет следующие условия, при которых допустимо и оправданно вмешательство суда в доказывание:

1) обеспечение судом равенства прав сторон, создание им одинаковых условий для исполнения обязанностей и осуществления прав;

2) недопущение судом подмены сторон в выполнении ими своих функций (обвинения и защиты);

3) сохранение судом объективности и беспристрастности;

4) неукоснительное соблюдение судом положений ст. 252 УПК РФ;

5) суд предпринимает все разумные действия, необходимые для проверки правильности обвинения. То есть активность суда может быть средством восполнения объективной или субъективной слабости одного из участников судебного состязания.[27]

Представляется, что принцип состязательности не исключает право суда в рамках предъявленного подсудимому обвинения истребовать и исследовать по собственной инициативе доказательства, необходимые для проверки приводимых сторонами доводов, оценивать значение тех или иных обстоятельств для правильного разрешения уголовного дела, принимать на основе такой оценки соответствующие решения. Однако следует подчеркнуть, что полномочия суда в этой сфере весьма ограничены. В частности, суд может по собственной инициативе допросить эксперта, произвести судебную экспертизу, истребовать документы, произвести осмотр местности, произвести следственный эксперимент, предъявить для опознания, произвести освидетельствование. Иной подход законодателя к функциям суда не позволил бы ему при рассмотрении уголовных дел давать объективную оценку отстаиваемым сторонами позициям и устранять возникающие в ходе судебного разбирательства сомнения в их обоснованности, а, следовательно, не обеспечивал бы независимость суда при отправлении правосудия.

В юридической литературе обоснованно высказано мнение о том, что «полезно определить оптимальные пределы допускаемой в состязательном процессе активности суда и их законодательно урегулировать».[28] Коровина М.С. считает, что кроме указанного, активность суда в процессе доказывания должна иметь место по следующим направлениям: 1) для создания процессуальных гарантий сторонам в доказывании; 2) для устранения неравенства процессуальных возможностей сторон в ходе предварительного расследования. Все случаи судебной активности должны быть перечислены в законе, данный перечень должен быть исчерпывающим и не подлежащим расширительному толкованию.[29]

Суд вправе по инициативе сторон либо самостоятельно собирать новые уголовные доказательства, проверять и оценивать их совокупность по собственному внутреннему убеждению в соответствии с законом и своей совестью (ст. 17 УПК РФ). Вместе с тем собирание доказательств судом может осуществлять не в качестве самостоятельного этапа доказывания, а в рамках другой его части – проверки имеющихся доказательств. В соответствии с положениями ст. 87 УПК РФ проверка доказательств может производиться судом посредствам получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Представляется, что указанные положения и являются рамками, в которых должен действовать суд в процессе доказывания.

Таким образом, пассивная роль суда не соответствует задачам уголовного процесса, предусмотренным ст. 6 УПК РФ, а чрезмерно активная роль суда приводит к нарушению принципа состязательности. Реализация принципа состязательности должна иметь место в неразрывной связи с реализацией других принципов. А для этого в стадии судебного разбирательства суду необходимо занять ограниченно активную позицию в собирании и исследовании доказательств. Пределы активности суда, установленные в законе, достаточны для вынесения судом законного, обоснованного и справедливого приговора. Вместе с тем, хотелось бы отметить, что даже при точном и детальном указании в законе всех моментов, касающихся принципа состязательности и реализации его в уголовном процессе, действенное воплощение его в жизнь возможно лишь при готовности общества к этому.

Реализация принципа состязательности напрямую зависит от сторон, от их желания отстаивать свои права, а также пользоваться ими в полной мере, заявляя ходатайства, отводы, представляя доказательства и проч. Стороны не должны забывать о том, что только от них, зачастую, зависит установление истины по делу и постановление справедливого приговора, а суду, как независимому субъекту, необходимо помочь сторонам в полной реализации своих прав.

А.Б. Чичканов приходит к выводу о том, что суд в процессе, построенном на принципе состязательности, отвечает за приговор только в части правильной (неправильной) оценки аргументов и доказательств, представленных сторонами, и не несет ответственности (в виде отмены приговора) за односторонность или неполноту судебного следствия, если она была вызвана действиями самих сторон.[30]

Представляется, что законность приговора с точки зрения процессуального права означает, что не только должны быть соблюдены процедурные правила при постановлении самого приговора, но и не должно быть допущено нарушений уголовно-процессуального закона на предшествующих этапах судебного разбирательства и на предварительном расследовании.

Учитывая то, что нынедействующий уголовно-процессуальный закон существенно отличается от ранее существовавшего в плане роли суда в доказывании, то понадобится значительное время для того, чтобы суд и стороны уголовного судопроизводства правильно воспринимали принцип состязательности и пользовались установленными им правами. Представляется, что в целях недопущения нарушений принципа состязательности практические работники должны отслеживать, какие ошибки уголовно-процессуального характера имеют место на практике и учитывать это в своей деятельности.

Обязанность по осуществлению правосудия, возлагаемая УПК РФ на судью, не лишает его права собирать доказательства в соответствии со складывающимися в процессе состязания обвинения и защиты его внутренним убеждением. Несмотря на то, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности сторон, суд обязан по необходимости проявлять активность в процессе доказывания (быть субъектом доказывания по уголовному делу) и, собирая дополнительные доказательства, должен делать это способами, установленными уголовно-процессуальным законом. Степень активности суда определяется его обязанностью по проверке и оценке доказательств на основании внутреннего убеждения и находится в пределах этого убеждения. Активность суда должна быть также нацелена на создание сторонам процессуальных гарантий в доказывании и на устранение неравенства процессуальных возможностей сторон в ходе судебного разбирательства.


Заключение

Анализ законодательства позволяет сделать вывод, что современный уголовный процесс России по своему типу является смешанным процессом, поскольку состязательность в полном объеме присуща только судебному разбирательству, что не исключает насыщения досудебного производства отдельными элементами состязательности. Особенности смешанного типа российского уголовного процесса не позволяют проникнуть принципу состязательности сторон в досудебное производство.

В работе предложено следующее определение принципа состязательности. Принцип состязательности – это закрепленные в уголовно-процессуальных нормах исходные идеи, положения, определяющие демократическое построение судебного процесса, при котором функции обвинения (уголовного преследования) и защиты разграничены между собой, осуществляются равными по своим процессуальным правам сторонами, а суд создаёт необходимые условия для реализации сторонами своих прав, выполняя при этом основную задачу – разрешение дела по существу.

Существует ряд проблем в законодательном закреплении и правоприменительной практике по реализации элементов принципа состязательности. Среди них:

1. В действующем законодательстве и правоприменительной практике вопрос о реализации принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса остается дискуссионным. В силу объективных причин – наличие длительного предварительного расследования и смешанного типа российского уголовного процесса – состязательность на досудебных стадиях может проявляться только в отдельных элементах.

2. Статья 86 УПК РФ, закрепляя право защитника собирать «доказательства», ошибочно использует понятие доказательства вместо его источника, при этом часть 3 указанной статьи входит в противоречие с частью первой этой же статьи.

3. На судебных стадиях уголовного процесса, на которых в полной мере реализуются положения принципа состязательности, также существует ряд проблем, среди которых одна из наиболее существенных – проблема активности суда в процессе доказывания. Она заключается в ошибочном трактовании уголовно-процессуального закона в отношении доказательственной деятельности суда, а именно в том, что в ходе судебного следствия не собираются, а проверяются уже «готовые» доказательства, тем самым при таком подходе принижается роль судебного следствия по отношению к предварительному следствию.

4. С введением в российский уголовный процесс состязательности сторон в качестве одного из основных принципов, произошла существенная перестройка всего уголовного процесса. Практические работники столкнулись с трудностями в его реализации на различных стадиях уголовного процесса, и, как следствие, это привело к ошибкам, связанным с применением принципа состязательности.

Представляется, что путями решения указанных проблем должны стать:

1. В работе сделана попытка выявить элементы принципа состязательности, присущие досудебному производству. К их числу относятся:

1.1 предоставление обвиняемому (подозреваемому) права на защиту (ст. 48 Конституции РФ, ст.ст. 16, 46, 47 УПК РФ), включая допуск защитника на самых ранних этапах досудебного производства с начала фактического уголовного преследования (ст. 48 Конституции РФ, ст.ст. 49, 50 УПК РФ), возможность реализации им уже на этих этапах права отвода следователю, дознавателю и прокурору, право защитника собирать «доказательства» (ст.86 ч.3 УПК РФ), право знакомиться с отдельными материалами предварительного расследования (ст.ст. 53 ч.1 п.6, ст. 198 УПК РФ);

1.2. установление судебного контроля за законностью и обоснованностью досудебного производства (ст.29 УПК РФ), в том числе определение порядка обжалования в суд любых действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование (ст. 125 УПК РФ) и ряда других процессуальных моментов.

2. Приведение статьи 86 УПК РФ в соответствие с положением статьи 6 федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому сторона защиты может лишь обратить внимание следователя, дознавателя на источник доказательств путем заявления соответствующего ходатайства, а обязанность следователя, дознавателя рассмотреть и удовлетворить заявленное ходатайство, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для конкретного уголовного дела.

3. Установление в УПК РФ пределов процессуальной активности суда с учетом того, что в ходе судебного следствия не проверяются уже «готовые» доказательства, собранные следователем, а идёт полноценный процесс собирания доказательств из источников, представленных сторонами, а также источников, обнаруженных непосредственно судом (в тех случаях, когда суд вправе и обязан проявить активность) путём проведения судебных действий «следственного характера» - допросов потерпевшего, свидетелей, подсудимого, оглашения протоколов следственных действий (осмотров, экспериментов и т.п.), заключений экспертиз и иных документов, назначения новых экспертиз. Принцип состязательности не исключает право суда в рамках предъявленного подсудимому обвинения истребовать и исследовать по собственной инициативе доказательства, необходимые для проверки приводимых сторонами доводов, оценивать значение тех или иных обстоятельств для правильного разрешения уголовного дела, принимать на основе такой оценки соответствующие решения.

4. Повышение уровня профессиональной подготовки практических работников, которое может выражаться: во введение учебных дисциплин в ВУЗах в виде спецкурсов, касающихся сущности принципа состязательности, проблем, связанных с его реализацией в деятельности следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов и судей; а также в проведении семинаров и иных видов практических занятий для практических работников, относящихся к рассмотрению нарушений уголовно-процессуального законодательства в части применения принципа состязательности в уголовном процессе.


Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. ред. 30.12.2008 г. //СПС «КонсультантПлюс», раздел «Законодательство»

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. ред.07.02.2011г.// СПС «КонсультантПлюс», раздел «Законодательство»

3. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ ред. 23.07.2008 г.// СПС «КонсультантПлюс», раздел «Законодательство».

4. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Собрание законодательства РФ. – 8 января 2001. – №2. – стр. 163

5. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. – М.: Юридическая литература. – 1990

6. Всеобщая декларации прав человека // Российская газета. – 05.04.1995

7. Куцова Э.Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность // Законодательство. – 2002. – №9

8. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА – М. – 2001.

9. Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 50.

10. Карякин Е.А. Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (вопросы теории и практики): монография. – Оренбург: ГОУ ОГУ, 2005

11. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. – М., 2000.

12. Вишневская О.В. Сущность и значение принципа состязательности в уголовном судопроизводстве // Правосудие в Татарстане. – 2004. – №2

13. Собрание законодательства РФ. – 24.12.2001. – №52 (ч.1)

14. Золотарев А.С. О конституционных началах и концепции досудебного производства в уголовном процессе России // Конституционные основы организации и функционирования институтов публичной власти в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Екатеринбург: Издательство УрГЮА. – 2001.

15. Денисов Л.А. Судебное следствие как составная часть стадии судебного разбирательства. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – Владимир. – 2007.

16. Семенцов В.А. Судебный контроль при производстве следственных действий // Российский судья. – 2005. – № 12

17. Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. – № 4

18. Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 50.

19. Коровина М.С. Проблемы доказывания по уголовным делам в суде первой инстанции: Дис. канд. юрид. наук. – Иваново. – 2007.

20. Шалумов М.С. Отзыв официального оппонента Шалумова М.С. по диссертации Коровиной М.С. на тему «Проблемы доказывания по уголовным делам в суде первой инстанции». – Владимирский юридический институт Минюста РФ.

21. Сысков В.Л. Доказательственная деятельность суда первой инстанции по уголовным делам. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – Челябинск. – 2006.

22. Осипков Е.Н. Действие принципа состязательности сторон на этапе подготовки к судебному заседанию в уголовном судопроизводстве России. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – Оренбург. – 2007.

23. Малахова Л.И. Роль суда в состязательном процессе // Российский судья. – 2003. – № 3.

24. Бабенко А., Черкасова Н. Суд должен проявлять активность при сборе и исследовании доказательств // Советская юстиция. – 1993. – № 12.

25. Балакшин В. Состязательность или оптико-акустический обман? // Законность. – 2001. – № 12.

26. Денисов Л.А. Судебное следствие как составная часть стадии судебного разбирательства. – Автореферат дис. канд. юрид. наук.

27. Трунов И., Трунова Л. Суд не должен добывать доказательства // Российская юстиция. – 2001. – № 9.

28. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 года № 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС

29. Бурмагин С. Принцип состязательности в теории и судебной практике // Российская юстиция. – 2001. – № 5.

30. Гришин С.П. Активность суда и состязательность уголовного процесса // Российский судья. – 2006. – №1

31. Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. – Самара. – 2004

32. Чичканов А.Б. Функции прокурора и принцип состязательности в российском уголовном судопроизводстве. – Автореферат дис. канд. юрид. наук.

33. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Свод законов РСФСР. – Т.8. – 1988.


[1] Куцова Э.Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность // Законодательство. – 2002. – №9

[2] Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА – М. – 2001. – стр. 577

[3] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 50. – стр. 5679

[4] Карякин Е.А. Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (вопросы теории и практики): монография. – Оренбург: ГОУ ОГУ, 2005

[5] Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. – М., 2000.

[6] Вишневская О.В. Сущность и значение принципа состязательности в уголовном судопроизводстве // Правосудие в Татарстане. – 2004. – №2

[7] Собрание законодательства РФ. – 24.12.2001. – №52 (ч.1).– Ст. 4921

[8] Карякин Е.А. Реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (вопросы теории и практики): монография. – стр.27

[9] Золотарев А.С. О конституционных началах и концепции досудебного производства в уголовном процессе России // Конституционные основы организации и функционирования институтов публичной власти в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Екатеринбург: Издательство УрГЮА. – 2001. – стр. 314-317

[10] Денисов Л.А. Судебное следствие как составная часть стадии судебного разбирательства. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – Владимир. – 2007. – С. 12

[11] Семенцов В.А. Судебный контроль при производстве следственных действий // Российский судья. – 2005. – № 12

[12] Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. – № 4

[13] Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 50. – стр. 5679

[14] Коровина М.С. Проблемы доказывания по уголовным делам в суде первой инстанции: Дис. канд. юрид. наук. – Иваново. – 2007. – стр. 25

[15] Шалумов М.С. Отзыв официального оппонента Шалумова М.С. по диссертации Коровиной М.С. на тему «Проблемы доказывания по уголовным делам в суде первой инстанции». – Владимирский юридический институт Минюста РФ. – стр. 4.

[16] Сысков В.Л. Доказательственная деятельность суда первой инстанции по уголовным делам. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – Челябинск. – 2006. – стр.9

[17] Осипков Е.Н. Действие принципа состязательности сторон на этапе подготовки к судебному заседанию в уголовном судопроизводстве России. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – Оренбург. – 2007. –стр. 21

[18] Осипков Е.Н. Действие принципа состязательности сторон на этапе подготовки к судебному заседанию в уголовном судопроизводстве России. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – 2007. – стр. 23

[19] Малахова Л.И. Роль суда в состязательном процессе // Российский судья. – 2003. – № 3. – стр. 26–27.

[20] Бабенко А., Черкасова Н. Суд должен проявлять активность при сборе и исследовании доказательств // Советская юстиция. – 1993. – № 12. – стр. 1.

[21] Балакшин В. Состязательность или оптико-акустический обман? // Законность. – 2001. – № 12. – стр. 42

[22] Денисов Л.А. Судебное следствие как составная часть стадии судебного разбирательства. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – стр. 8.

[23] Там же. – стр. 10

[24] Трунов И., Трунова Л. Суд не должен добывать доказательства // Российская юстиция. – 2001. – № 9. – стр. 56.

[25] Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 года № 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС

[26] Бурмагин С. Принцип состязательности в теории и судебной практике // Российская юстиция. – 2001. – № 5. – стр. 33–34

[27] Гришин С.П. Активность суда и состязательность уголовного процесса // Российский судья. – 2006. – №1

[28] Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. – Самара. – 2004. – стр. 3

[29] Коровина М.С. Пределы активности суда нуждаются в законодательном урегулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 3

[30] Чичканов А.Б. Функции прокурора и принцип состязательности в российском уголовном судопроизводстве. – Автореферат дис. канд. юрид. наук. – стр. 25-26