Мифы о насилии

ВООБЩЕ Миф: однажды обидев, человек навсегда остается обидчиком, однажды ударив, не может остановиться. Факты: всегда можно остановить силу другой силой или научить человека навыкам неагрессивного поведения, если он этого хочет.

МИФЫ О НАСИЛИИ ВООБЩЕ

Миф: однажды обидев, человек навсегда остается обидчиком, однажды ударив, не может остановиться.

Факты: всегда можно остановить силу другой силой или научить человека навыкам неагрессивного поведения, если он этого хочет.

Миф: Люди, подвергающие других насилию, являются неудачниками и не могут справиться со стрессом и со своими жизненными проблемами.

Факты: состояние стресса рано или поздно испытывают все люди, но не все подвергают насилию других людей.

Миф: словесные и эмоциональные оскорбления не наносят вреда здоровью человека . Насмешки, грубые слова, поучения, критика не являются насилием, а иногда даже полезны.

Факты: Словесное и эмоциональное оскорбление вызывает стрессовое состояние, длительное переживание которого приводит к психосоматике: псориаз, язва, астма, гипертония, гинекологические и другие заболевания.

Миф: словесные и эмоциональные оскорбления не так плохи, как физические (телесные).

Факты: словесные и эмоциональные оскорбления, задевающие человеческие чувства, так же болезненны, как физические оскорбления. Они разрушают достоинство личности и могут привести к самоубийству.

Миф: Словесное и эмоциональное наказание не влияет на формирование личности человека.

Факты: атмосфера психологического насилия приводит к эмоциональной травме, лишает самоуважения и порождает мысль о неполноценности, и это переносится во взрослую жизнь. Грубое слово – обидно, насмешки – унизительны. Если поучения и критика исходят от людей, обладающих властью над тобой, ты становишься беспомощным, не можешь принимать решения. Словесное и эмоциональное наказание приводит к снижению самооценки, возникновению чувства тревоги, может препятствовать развитию чувства уважения к другим людям как у ребенка или подростка, так и у взрослого.

Миф: однажды подвергшийся насилию человек – навсегда жертва.

Факты: пройдя консультирование у специалистов, человек возвращается, как правило, к нормальной жизни, если цикл насилия разорван, и человек больше не находится в ситуации насилия и опасности.

Миф: мужчины и мальчики, которые не бьют, а только дают сдачи, трусы.

Факты: людям, которые применяют физическую силу, не хватает умения общаться и разрешать конфликты. Они чувствуют собственное бессилие и пытаются при помощи силы получить контроль над другими. Уверенный в себе человек не нуждается в ссылке на чужое мнение и силовых доказательствах.

Миф: люди, подвергающие насилию членов семьи или своих партнеров, психически нездоровы, они со всеми веду себя так.

Факты: Эти люди часто ведут нормальный образ жизни за исключением тех моментов, когда они не контролируют вспышки агрессивного поведения. Социальны статус таких людей может быть очень высоким. Они могут занимать руководящие посты, вести активную социальную жизнь, быть успешными в бизнесе и т.д. Они вполне способны контролировать свое поведение и понимают, по отношению к кому можно проявлять агрессивные эмоции.

МИФЫ О СЕМЕЙНОМ НАСИЛИИ

Миф: домашнее насилие – не преступление, а просто скандал – семейное дело, в которое не принято вмешиваться

Факты: Согласно данным отчета МВД за 1996 год, 80% всех преступлений, связанных с применением насилия, совершаются дома.

Домашнее насилие – это уголовно наказуемое преступление. Во многих странах юристы и адвокаты, специализирующиеся на защите прав женщин, считают, что домашнее насилие занимает одно из первых мест среди всех видов преступности. Существует ответственность за отдельные виды преступлений: телесные повреждения, побои, истязание, изнасилование и т.д.

Важно также понимать, что помимо случаев, подпадающих под действие Уголовного кодекса РФ, существуют случаи домашнего насилия, которые не могут быть определены существующим ныне нашим законодательством, но, тем не менее, являются преступлением против человека, права которого определены международными пактами и конвенциями. Морально-психологическое насилие имеет своим результатом не физическое убийство, не искалеченные части тела, но убийство личности человека, которое в большинстве случаев ведет к самоубийству в разных его формах (например, алкоголизм), калечатся не руки и ноги, но достоинство, самоуважение. И никто не может определить, какой процент смертельных болезней вызван именно такими ситуациями, сколько детей, живущих в подобных условиях, затем становятся или насильниками, или жертвами, порождая новое поколение преступлений.

Миф: женщины так же часто совершают насилие в семье, как и мужчины

Факты: Для того, чтобы создалась ситуация домашнего насилия необходимо существование отношений “покровитель-зависимый”. Зависимость может быть физическая (болезнь, инвалидность), эмоциональная, экономическая. Теперь можно представить, кто сильнее подвержен такому попаданию в зависимость: женщины подвергаются дискриминации в обществе по всем этим параметрам, связаны культуральными предписаниями, и к тому же в нашей стране они еще и никак не защищены законом, и, разумеется, во много раз чаще попадают в ситуации домашнего насилия.

95% переживших домашнее насилие – женщины.

Миф: пощечина никогда не ранит серьезно

Факты: По данным начальника УВД Нижнего Новгорода, 73% совершаемых там убийств связаны с домашним насилием.

Насилие отличается цикличностью и постепенным усилением актов насилия. Это может начинаться просто с критики, далее следует унижение, изоляция, потом пощечина, удар, регулярные избиения, а иногда смертельный исход.

Опасность кроется как раз в том, что женщина может не придать значения первой пощечине, которая впоследствии может привести даже к убийству.

Миф: если бы жена хотела, она могла бы уйти от мужа-обидчика

Факты: Самый опасный период для женщины наступает после того как она принимает решение оставить своего обидчика.

Решению уйти от мужа предшествует длительная борьба с сомнениями и страхами, вполне обоснованными.

Во первых, в нашем обществе существуют некие культурные традиции. Женщина без мужа и, тем более, оставшаяся без мужа с детьми большинством наших сограждан рассматривается как ущербное существо. И, самое главное, таковым считает себя и она сама.

Во вторых, экономическая зависимость заставляет ее мириться с ситуацией домашнего насилия, если только не возникает очевидно опасная для жизни ситуация. Не секрет, что в нынешних условиях возможность найти работу для женщины и, тем более, для женщины с детьми минимальна. Надеяться на алименты в большинстве случаев не приходится, кроме того, сам процесс развода требует в отдельных случаях непосильных для необеспеченной женщины затрат.

В третьих, подавляющее большинство оказываются лицом к лицу с жилищной проблемой, а, как известно, наше жилищное законодательство вне всякой критики по своей бестолковости.

В четвертых, если ситуация достаточно серьезна, то попытка уйти из-под контроля связана с прямой опасностью для жизни, не говоря уже о различных мелких и достаточно крупных гадостях, на которые способны насильники.

Наконец, в пятых, в цикле домашнего насилия существует фаза “медового месяца”, когда насильник, выплеснувший агрессию и еще раз утвердившийся в своем “всемогуществе”, может позволить себе испытать чувство вины и попытаться ее загладить. И в этот момент, осыпаемая извинениями и, возможно, подарками, уверяемая в том, что этого больше никогда не повторится, женщина спешит поверить в то, что так для нее желанно. Кто сможет разрушить семью, если уверения столь горячи, а вчерашний насильник так искренен в своем раскаянии?

Миф: женщины, подвергающиеся насилию в семье – мазохистки, им нравится, когда их бьют.

Факты: как правило, женщины боятся насилия, но в силу различных причин не порывают отношения с насильником.

Миф: женщина не уходит от агрессивного мужа потому, что детям нужен отец.

Факты: без сомнения в идеале дети нуждаются в матери и отце. Однако дети, живущие в условиях насилия в семье, сами могут просить мать убежать от отца, чтобы спастись от насилия. Если она этого не делает, часто они начинают ненавидеть обе стороны: отца за жестокость, мать – за слабость. Спустя время, дети ожесточаются сами.

Миф: мужчина прекратит насилие, как только мы поженимся или станем жить вместе.

Факты: если насилие совершилось на начальном этапе знакомства, то почти всегда будет проявляться и позднее, независимо от происходящих жизненных изменений, стабильности отношений. Случаи применения насилия учащаются и становятся все более регулярными, по мере того, как отношения приобретают устойчивость. Начало совместного проживания, заключение брака, рождение ребенка могут укрепить уверенность супруга, склонного к проявлению насилия, в том, что женщина является его собственностью, а однажды прибегнув к насилию, мужчина переходит психологический рубеж, связанный с его применением, впоследствии грань этого перехода становится все незаметнее и незаметнее.

Миф: насилие – это борьба за власть в супружеских отношениях.

Факты: во всех супружеских отношениях возникают разногласия, и всегда из-за этого могут случаться ссоры и споры. Допустимо, что у людей могут быть различные мнения и представления, однако насилие никакого отношения к спорам не имеет, насилие – это злоупотребление властью, при котором одна сторона диктует поведение другой.

Миф: домашние ссоры и рукоприкладство характерны для малообразованных асоциальных людей.

Факты: по данным целого ряда исследований, насилие встречается в любых социальных слоях, независимо от уровня образования и дохода.

Миф: причиной насилия является алкоголь.

Факты: принятие алкоголя снижает способность контролировать поведение, однако принятие алкогольных напитков само по себе не может служить оправданием насилия. Степень влияния алкоголя на применение насилия сильно преувеличена, к насилию прибегают и абсолютно трезвые мужчины. Опыт показывает, что насилие не обязательно прекращается по мере отрезвления.

Миф: на современном этапе домашнее насилие – большая редкость.

Факты: насилие в семье – весьма распространенное явление, оно занимает одно из первых мест среди различных видов преступности, и, по данным отечественной статистики, каждая третья женщина подвергается насилию в семье.

Миф: когда у мужчины не хватает слов, он говорит кулаками.

Факты: нет подтверждения тому, что мужчины, применяющие насилие, были бы менее способны к словесному самовыражению, чем другие. Это лишь миф, основанный на другом устойчивом убеждении, согласно которому, женщина всегда одержит победу над мужчиной в словесном поединке, поэтому мужчина вынужден прибегать к более тяжелым аргументам.

Миф: женщина сама провоцирует взрыв насилия.

Факты: это самое обычное и наиболее распространенное заблуждение. В соответствии с ним, женщина провоцирует мужчину, начиная его ругать, пилить, высказывать замечания, жаловаться на что-нибудь или требовать чего-нибудь. Со временем женщины все же обнаруживают, что не в состоянии избежать или прекратить проявляемое мужчиной насилие, пытаясь угадать его желание или подчиняясь его требованиям.

Миф: мужчина проявляет насилие, так как у него было трудное детство.

Факты: действительно, 40% мужчин, которые подвергают насилию своих жен, наблюдали такую же модель поведения дома в детстве. Родители выступают в глазах детей в качестве объекта для подражания, в качестве идеалов мужчины и женщины. Однако трудные переживания в детстве не могут быть причиной, из-за которой можно было бы снижать степень ответственности или считать совершение насилия допустимым. Взрослый человек в состоянии сам контролировать свою жизнь и нести ответственность за то, что он делает. Многие женщины, переживающие насилие со стороны супруга, со временем начинают испытывать чувство враждебности к своим детям, поскольку состояние стресса истощает необходимые для них жизненные силы, и на материнскую любовь и заботу сил просто не остается. Очень часто женщину останавливает страх разрыва, поскольку супругу, применяющему насилие, по его же собственному мнению, больше нечего терять, если женщина его оставит, поэтому он готов на бессмысленные отчаянные поступки для предотвращения разрыва. Поэтому женщина вынуждена долгое время жить в страхе, особенно если мужчина занимает хорошее социальное и материальное положение, то последствия разрыва для женщины оказываются очень тяжелыми. Она может лишиться своих социальных связей, материальной обеспеченности, а также утратить права опекунства над своими детьми.

МИФЫ О СЕКСУАЛЬНОМ НАСИЛИИ

Миф: изнасилование совершается внезапно, в плохих районах, в темных переулках, незнакомцами

Факты: Согласно статистическим данным небольшой процент насилия над детьми со­вершается вне дома; 20% насильников — это родители, 20% — близкие родственники (братья, сестры, мачехи/отчимы, дяди, тети). 45% насильников — это хорошо знакомые ребенку люди — друзья дома, соседи, репетиторы, помощники по дому.

Из зарегистрированных изнасилований 50% совершено днем, в домах, в благополучных районах.

Большинство изнасилований планируется. Во многих случаях насильниками являются родственники, друзья или знакомые жертвы.

Специалисты (юристы, педагоги, гинекологи, педиатры) утверждают, что подавляющее большинство детских изнасилований происходит в семьях.

Миф: Сексуальное насилие совершается только над девочками

Факты: Действительно девочки чаще являются жертвами сексуального насилия, но мальчики нередко становятся объектом сексуального насилия. Насилие совершается над детьми любого возраста, но наиболее уязвимый для семейного сексуального насилия возраст 6-9 лет.

Миф: Только мужчины совершают сексуальное насилие

Факты: В 80% случаев действительно насильниками являются мужчины, но оставшиеся 20% — это женщины, при этом 14% совершают насилие по отношению к мальчикам, а 6% — по отношению к девочкам. Сексуальное насилие со стороны матери влечет за собой еще более разрушительные последствия для развития ребенка, т.к. материнская фигура и ее любовь гарантия безопасности и благополучия. Вместо любви и доверия к матери ребенок испытывает чувство ненависти.

Миф: сексуальным надругательствам подвергаются только молодые, хорошенькие женщины.

Факты: известны многочисленные факты, что изнасилованию подвергаются дети от 6 месячного возраста и пожилые люди в возрасте до 93 лет. Внешность и стиль одежды, как и социальный статус, образование, уровень обеспеченности не имеют значения для насильника.

Миф: изнасилование совершается внезапно под влиянием минуты, в плохих районах, в темных переулках, незнакомцами. Насильника всегда можно узнать по внешнему виду.

Факты: согласно статистике, большинство случаев изнасилования происходит дома или на работе со знакомыми и близкими людьми. Внешность насильника никогда не говорит о его склонности к насилию.

Миф: женщины втайне хотят, чтобы их изнасиловали, поэтому они ведут себя и одеваются соблазнительно.

Факты: ни одно человеческое существо не заслуживает насилия. Однако в реальности обидчик всегда найдет оправдание своим действиям, независимо от того, как вела себя жертва.

Миф: многие женщины не сообщают об изнасиловании, думая, что они сами спровоцировали его.

Факты: решение о том, заявлять в милицию или нет, зависит от разных причин, включая ожидаемую реакцию семьи, друзей, от социального положения, от уверенности, что милиция все равно не поможет и т.д.

МИФЫ О НАСИЛИИ НАД ДЕТЬМИ

Миф: Только половой акт может нанести ущерб ребенку

Факты: Когда ребенок подвергается любому виду сексуального насилия, он испытывает эмоциональную травму, утрачивает ощущение безопасности, возможности построения теплых доверительных отношений с родителями. Взрослые перестают быть для ребенка образцом для подражания, что затрудняет развитие ребенка. Дети, подвергшиеся насилию, испытывают страх, вину, тревогу, ненависть.

Помыслить насилие

Я хочу предложить вам рассматривать данное выступление -- не как связный дискурс о насилии, не как целостный доклад со стержневой проблематикой, но как введение, цель которого -- поиск общего языка семинара. Фрагментарность моего выступления носит принципиальный характер, ибо я предлагаю считать, что "насилия не существует" -- до тех пор, пока мы дискурсивно его не оформим в ходе наших встреч, утверждая вездесущность насилия и сомневаясь в нем одновременно.

Тема насилия далеко не нова (напротив, это один из наиболее архаичных культурных топосов и объектов философского анализа) и сказать нечто свежее о насилии будет трудно. Однако я вовсе не отказываюсь от "архивных" подходов к этой проблематике, наоборот -- их следует постоянно иметь в виду в качестве культурно-исторического фона. Сама формулировка темы моего сообщения отсылает к целому ряду хорошо известных культурологических и философских концепций, определяющих культуру как репрессивный механизм. В самом общем плане их содержание сводится к нескольким основополагающим тезисам. Теория "естественного права" объясняла появление государства как следствие попытки решить на определенном историческом этапе проблему насилия путем передачи права на него соответствующему органу. Насилие сопровождало культуру с момента ее появления. Культура начинается с запрета -- с табу на инцест (психоанализ, культурная антропология), последовавшего за актом чрезвычайной агрессии (Фрейд [1]), функция табу -- сдерживание насилия (Батай). Формирование самости (главной черты "человечности") так же невозможно без насилия -- по отношению к природе, другим людям и собственному телу. Так, М.Хоркхаймер и Т.Адорно [2] утверждали, что первым историческим актом (актом отчуждения от природы) стало выделение индивида из матриархатно-родового, то есть природного целого. Человек оказался расколотым на природное и не-природное в самом себе. Не-природное, то есть самость индивида, возникло в результате раскола между индивидом и "внешней природой", которая начала выступать как нечто, все более чуждое индивидуальному Я. Индивидуальность (самость) сразу же проявилась как воля к власти, желание насилия. С этого момента начала свой отсчет "роковая" диалектика -- авантюра просвещения. Этот акт индивидуализации ознаменовал порождение эксплуататорского отношения к природе (как внешней, так и внутренней) и к другому человеку. Пробуждение субъекта покупалось ценой признания власти как коренного принципа всех отношений в социуме. Однако, по мере того, чем больше человек овладевал, подчинял себе природные силы, тем дальше она от него отчуждалась. Эта все более обнажавшаяся "внешнесть" и чуждость природы породила в человеке древний "ужас", аналогичный тому, который должно быть испытывал первобытный человек при столкновении с чем-то необъяснимым и непостижимым. Страх самости перед природой (который, по мысли Хоркхаймера и Адорно, явился также и основанием для рождения мифа, а затем философии, позднее науки и других форм заклятия, заговоривания того самого ужаса) состоит в том, что человек боится утратить свою индивидуальность, упасть, вернуться обратно в теперь уже чуждую ему природу. Используя фрейдовские мотивы, франкфуртские теоретики сравнивают отношение "самости" человека к природе с отношением садиста к своей жертве. Садист ненавидит свою жертву тем больше, чем изощреннее он ее унижает и чем глубже причиняемая им боль. Насилие, как отмечают франкфуртские диалектики, не рождает близости, и не восстанавливает родства.

В последние десятилетия проблема насилия была фактически узурпирована феминистскими теоретиками (включая, как мы увидим позднее, анализ проблемы визуального насилия) -- что вполне объяснимо стремлением оказать непосредственное воздействие на повседневные практики насилия, сделать их видимыми. Работы Фрейда, Леви-Стросса, Франкфуртской школы были переосмыслены в свете фундаментальной бинарной оппозиции мужского и женского. Так, по мнению Терезы де Лауретис, если рассматривать разнообразные проявления насилия в самом общем плане, то может показаться, что существуют два (точнее, оба) вида насилия: мужской и женский. То есть, закон полагает, что "жертвами" (объект, над которым или по отношению к которому содеяно насилие) этих разновидностей насилия являются в равной мере мужчины и женщины, тот же принцип "гендерной симметрии" распространяется и на его субъектов.[3] Однако закон при ближайшем его рассмотрении "лицемерит" (благодаря языку, которым он оперирует), ибо в основном речь идет о насилии, понимаемом имплицитно как мужское: женскому насилию (то есть совершаемому женщинами) в языке нет места, оно никак дискурсивно не оформлено, зато в "женских" терминах описываются акты насилия и его объекты.

Мужская доминанта явственно проступает в анализе дискурсивного оформления "насилия". И это касается отнюдь не только языка уголовного права, но также распространяется на повседневный язык и даже на науку. Рассуждая о специфической риторике насилия, пронизывающей дискурс ученых, который описывает их столкновение с неизвестным, феминистский эпистемолог Эвелин Фокс Келлер находит периодически повторяющиеся мотивы завоевания, господства и агрессии, отражающие изначально соперническое отношение к объекту исследований [4], при этом имеет место отождествление научного мышления (его логики) с мужским началом, а предметной сферы (объекта науки) -- с женским: тезис "знание -- сила" оптимистически предваряет возможность "целомудренного и законного брака между Разумом и Природой" (Ф.Бэкон), что не противоречит , а лишь освящает желание ученого "овладеть" или "проникнуть" в тайны природы [5]. Кстати, насилие над женщиной и насилие над природой воспринимались зачастую как явления однопорядковые (оба вида насилия взаимно поддерживают и оправдывают друг друга) -- насилие над Природой-как-над-женщиной и VS является одним из наиболее распространенных культурных мотивов, агрессивность которого, как правило, не бросается в глаза -- именно в силу привычки