О семье

 Женщине дана природа восприятия мира одна, мужчине другая. Вместе им дана любовь и обожание. Для выживаемости человеческого рода мужчина и женщина не только научились использовать природу друг друга, предлагая свои способности – рожать и добывать, но более того – добытчики начинают формировать надстадную структуру взаимоотношений и экономику.

«О СЕМЬЕ»

Женщине дана природа восприятия мира одна, мужчине другая. Вместе им дана любовь и обожание. Для выживаемости человеческого рода мужчина и женщина не только научились использовать природу друг друга, предлагая свои способности – рожать и добывать, но более того – добытчики начинают формировать надстадную структуру взаимоотношений и экономику. Ни одно животное не может формировать экономику и любить. Человек – существо общественное. Вот здесь начинается расхождение правды с марксизмом.

Он утверждает, что мужчина создал систему эксплуатации женщины созданием института брака, отобрав права на долю собственности и власти. Грубо и голый материализм. Сексуальное регулирование в браке - вот предмет ненависти женщин к институту брака.
«На самом деле, отец семейства осуществляет республиканское правление над женой и монархическое – над детьми. Иначе говоря, как и положено в республике, власть мужа основывалась на выборе жены и осуществлялась в ее интересах и с учетом ее воли.»
Правда заключается в том что женщина это сама сексуальность, она сексуальный объект, стремясь к её сексуальности, мужчина мотивируется к достижениям и созданию материальных ценностей. Свою мужскую сексуальность мужчина канализирует в женитьбу, давая преимущества исходящие от мужа и, мативация его стабильна. Сексуальность женская нестабильна и разрушительна для экономики и мативации мужа, это природа ветра, любая женщина знает это. Кроме того, мужчина обделён возможностью деторождения, ему требуется мотивировать продолжение именно своего рода, он требует разделить реподуктивную жизнь женщины с ним. Таким образом для выживаемости рода и развития цивилизации придумано величайшее изобретение всех времён – брак. Устройство, балансирующее природы мужчины и женщины для оптимальных любовных условий продолжения рода и развития. Пол и кровь – среда семьи. Женщина любит мужчину и сексуальные утехи с ним, мужчина структурирует отношения в продолжение рода и экономику. Женщине очень выгодно быть сексуальным объектом в обществе, это её способ мотивировать мужчину к созиданию. Мужчина находится в худшем положении, ему необходимо удержать женскую природу в рамках стратегической задачи продолжения рода.
Поэтому брак это контракт: ограничение сексуальной свободы и право мужа на репродуктивную жизнь жены. Главным женским вкладом в брак есть её обязательство разделить свою репродуктивную жизнь с мужчиной, главным мужским вкладом было структурирование жизни, обеспечение будущего, защита ее и детей.

То есть преимущественное право на потомство принадлежит мужу, иначе нет мативации для мужчины. Это правило передачи рода, сексуальный код, базовый принцип Патриархата, давший развитие человеческой цивилизации. Истории неизвестен ни один народ, который бы выжил после отмены института брака.

Практически все 1523 погибших на Титанике были мужчинами. Всё просто: первыми места в шлюпках занимали женщины и дети.
Причина – в законах патриархата, по которым за свои повышенные права мужчина платил повышенной ответственностью. Платил, в том числе, и своей жизнью. Патриархат признавал половое неравенство как естественное природное качество. Это стержень цивилизации. И именно с борьбы за "равные права" началось его разрушение.

По Семенову: «Ни брак, ни семья не вытекают из биологии. Чтобы происходило биологическое воспроизводство человека, нужен не брак, а половые отношения. Брачные и половые отношения далеко не одно и то же. Половые отношения, а тем самым и рождение детей возможно у людей без брака и вне брака».

Брачные отношения, включая в себя половые, никогда к ним не сводятся. Брак есть определенная социальная организация отношений между полами. Он предполагает наличие определенных прав и обязанностей между связанными им сторонами.

В животном мире нет ни общества, ни норм, регулирующих отношения между полами. Поэтому в нем, в лучшем случае, можно встретить лишь биологические аналоги брака и семьи, да и то не всегда. Не будем рассматривать животный мир в целом. Ограничимся лишь наши ближайшими родственниками – человекообразными обезьянами. У орангутангов самцы ведут одиночный образ жизни, как правило, по отдельности живут и самки с детенышами. Стада горилл и объединения шимпанзе не состоят из семей. Отношения между самцами и самками как у тех, так у и других носят, выражаясь словами западных исследователей "промискуитетный" характер. Лишь у гиббонов, которые дальше всех антропоидов отстоят от человека, существовали группы, каждая из которых состояла из самца, самки и детенышей. Но они не входили в состав более широкого объединения, были единственной формой организации.

Социальное признание правомерности небрачных (добрачных и внебрачных) связей наиболее ярко проявлялось в том, что доклассовые общества определенным образом их регулировали, вводили в определенные социальные рамки, причем те же самые, в которые были заключены и брачные отношения.

С самой важной из этих норм мы сталкиваемся при изучении рода. Род есть группа людей, между которыми строжайше воспрещены половые отношения. В силу этого члены каждого рода могут вступать в половые отношения, а тем самым и в брак только с членами других родов. Этот обычай носит название экзогамии, что буквально означает - брак во вне. Экзогамия, т.е. требование искать половых партнеров вне рода, является производной от запрета половых отношений внутри рода, который может быть назван агамным запретом или просто агамией (от греч. а - не, гамос - брак).

В глазах значительного числа исследователей агамия выступает как запрет браков внутри рода. В действительности он представляет собой запрет всех вообще половых отношений между членами рода, в одинаковой степени как брачных, так и небрачных. Агамный запрет в доклассовых обществах был основной нормой, регулировавшей отношения между полами. Если в европейских, да и любых классовых обществах все половые отношения делятся прежде всего на брачные, с одной стороны, и небрачные, с другой, то в доклассовых обществах основной раздел идет по другой линии. Половые отношения в доклассовом обществе прежде всего делятся на такие, которые не представляют собой нарушения агамного запрета, и на такие, которые идут вразрез с ним. Первые из них совершенно независимо от того, являются ли они брачными, добрачными или внебрачными, рассматриваются обществом как законные, нормальные, правильные. Что же касается нарушения агамного запрета, то оно расценивается обществом не просто как моральный проступок, а как самое страшное из всех возможный преступлений. Обычным наказанием за нарушении агамии была смерть.

Таким образом в первобытных обществах индивидуальный брак был не только не единственной, но даже и не главной формой регулирования отношений между полами.

Главной была иная форма. Суть ее мы поймем, если примем во внимание, что в ряде первобытных обществ запрет вступать в половые отношения с членами своего рода сочетался с требованием вступать в такие отношения исключительно лишь с членами одного другого определенного рода. Точно такие же требования предъявлял к своим членам и этот последний род. В данном случае мы сталкиваемся со своеобразным союзом двух родов, каждый из которых запрещал половые отношения внутри себя и обязывал своих членов искать половых партнеров в союзном роде. Этот союз в этнографии принято именовать дуально-родовой организацией. Как свидетельствуют данные этнографии, дуальная организация имела в прошлом человечества универсальное распространение.

Дуально-родовой союз есть определенная социальная организация отношений между полами, которая дает определенные права и накладывает определенные обязательства на связанные этим союзом стороны. Иначе говоря, перед нами не что иное, как определенная форма брака: брак не между индивидами, а между их группами, т.е. брак не индивидуальный, а групповой.

Понятие группового брака давно уже существует в науке. Но и те, кто принимали существование группового брака, истолковывали его как своеобразную сумму индивидуальных браков, как сочетание многоженства м многомужества. В действительности групповой брак есть явление качественно отличное от индивидуального. Это - брачный союз не между индивидами, взятыми самими по себе, а между их определенными группами, а именно родами. Именно между родами, входившими в союз, существовали определенные взаимные права и обязанности.

Во всех известных этнографии случаях наряду с групповым браком существовал и индивидуальный. И групповой брак, регулируя отношения между полами, тем самым выступал и в роли регулятора индивидуального брака. Но, по всей вероятности, это явление позднее. На более ранних этапах никакого индивидуального брака не существовало. Групповой брак был не просто главной, а единственной формой регулирования отношений между полами. В пользу такого предположения свидетельствуют самые архаичные из всех известных систем родства. Под системами родства понимаются в этнографии системы терминов, обозначающих отношения собственно родства, свойства и супружества.

Неконтролируемое проявление полового инстинкта даже когда оно не вело к открытым столкновениям, расстраивало хозяйственную жизнь формирующееся общины (праобщины), особенно сказываясь на тех ее формах, которые требовали для своего успеха сплоченности всех ее членов. Важнейшей из них была охота. Поэтому развитие пошло, по-видимому, по линии запрета половых отношений между членами коллектива в период предшествовавший охоте и самой охоты. Во всяком случае, как свидетельствуют данные этнографии, половые охотничьи табу и шире - вообще табу, связанные с различными видами хозяйственной деятельности, имели в прошлом человечества универсальное распространения. Люди, принадлежавшие к самым разным первобытным обществам, были глубоко убеждены, что воздержание от половых отношений в течение определенного времени (от одного дня до нескольких недель и даже месяцев) перед, скажем, охотой - необходимое условие ее успеха, что нарушение полового табу неизбежно влечет за собой неудачу.

Для каждого конкретного человека обязанность вступать в половые отношения только с членом другого рода являлось лишь указанием на круг лиц, внутри которого он имел право искать половых партнеров, и только. Кто же конкретно из данного круга лиц становился его половым партнером и на какое время, это определялось лишь доброй волей вступающих в связь. Вступление в половые отношения лиц, принадлежавших к разным половинам дуальной организации, не давало им никаких прав друг на друга и не накладывало на них никаких обязанностей. Поэтому их индивидуальные отношения браком не являлись. Индивиды, взятые сами по себе, в браке не состояли. Браком была лишь связь между двумя группами, двумя родами.

Семенов: «Но дарить вещь - значит распоряжаться ею. Появление дарообмена с необходимостью предполагало переход, по крайней мере, части продукта, продолжавшего оставаться в собственности коллектива, не только в пользование, но и в распоряжение отдельных его членов. Теперь каждому взрослому члену коллектива стала выделяться доля продукта, которой он мог распоряжаться».

Продукт стал делиться между всеми взрослыми членами общины. И полученную долю они должны были использовать не только для собственных нужд, но для содержания детей. Вместе с дарообменом и дележом возникли отношения иждивения. Последние представляли собой отношения между кормильцем (кормильцами) или иждживителем (иждивителями), с одной стороны, и иждивенцем (иждивенцами), с другой. Группу, состоящую из иждивителя (иждивителей) и иждивенцев, можно было бы назвать иждивенческо-потребительской или просто иждивенческой ячейкой.

Естественным кормильцем человека была его мать. Вначале она его вскармливала свои молоком, затем вообще брала на себя обязанность обеспечивать его пищей и всем необходимым. Необходимостью для общества было привлечение к содержанию детей также и мужчин. Этими мужчинами прежде всего были братья матери, которые входили в состав одного с ней хозяйственного коллектива. В недрах общины стали образовываться иждивенческие ячейки, состоявшие из нескольких братьев,нескольких сестер и детей последних. Подобного рода ячейку мы будем называть родьей. Существование такого рода иждивенческих ячеек зафиксирована этнографами у целого ряда народов.

Вместе с возникновение экономической связи между мужчиной и женщиной, составлявшими пару, появилась возможность превращения первого в иждивителя детей второй. И эта возможность постепенно стала превращаться в действительность.

Обмен между супругами перестал быть эквивалентным. Муж стал давать жене больше, чем получать от нее и этот излишек стал идти детям. В результате возникла иждивенческая ячейка, состоявшая из мужа, жены и ее детей, т.е. семья.

Семья и родня какое-то время существовали бок о бок. Между той и другой иждивенческими ячейками шла упорная борьба, которая у разных народов протекала далеко не одинаково. Один из вариантов развития характеризовался длительным существование родни в качестве основной иждивенческой ячейки. Семья долгое время оставалась на заднем плане. Экономические связи между супругами были крайне слабыми и неустойчивысм. Они не селились вместе. Брак во многом оставался дислокальным.

Два других варианта развития характеризовались сравнительно быстрым превращением семьи в основную иждивенческую ячейку общества и исчезновением родьи. Это предполагало совместное поселение супругов и раздельное - братьев и сестер. В результате общине перестала совпадать с родом. В ее состав начали входить члены, по крайней мере, двух родов. При одном из вариантов развития долгое еще время продолжал существовать материнский рода, при другом - наряду с материнским родом возник отцовский, который с течением времени вытеснил первый.

С появлением индивидуального брака групповой не исчез. Он долгое время продолжал существовать как регулятор половых, а тем самым и индивидуально-брачных отношений. Человеку по-прежнему предписывалось искать полового партнера (а тем самым и супругу или супруга) в пределах одной определенной группы.

Ограничение круга возможных брачных партнеров рамками одного лишь рода стало на определенном этапе препятствием на пути развития. В результате у части народов дуально-родовой брак превратился в дуально-фратриальный. Фратрией принято называть совокупность родов, возникших в результате разделение одного первоначального рода. С возникновение дуально-фратрального брака человек получил возможность искать полового, а тем самым и брачного партнера не в одном единственном роде, а в целой совокупности родов, составлявших фратрию, противостоящую той, к которой он сам принадлежал.

У другой части народов расширение круга возможных брачных партнеров пошло по линии заключения брачных союзов данного рода с несколькими другими родами.

Такого рода союзы были односторонними. Наличие, например, у мужчин одного из родов, вступившего в такой союз, права на брак с женщинами другого рода, не только не предполагало, а, наоборот, исключало аналогичное право у мужчин второго рода.

Иначе говоря из любых двух родов, связанных узами подобного группового брака, один выступал по отношению к другому как своеобразный групповой "муж", а второй по отношению к первому как своеобразная групповая "жена". Но вполне понятно, что будучи образованием, состоявшим из представителей обоих полов, ни один род не мог быть только "женой" или только "мужем". Поэтому каждый род с неизбежностью должен был состоять, по меньшей мере, в двух брачных союзах: во-первых, с родом по отношению к которому выступал в качестве "мужа", во-вторых, с родом, по отношению к которому он выступал в роли "жены".

С тем, что этот брак был союзом равных, связана возможность его расторжения по желанию любого из супругов. У большинства народов доклассового общества развод не требовал особых формальностей. Люди, расторгнувшие брак, обычно быстро вступали в новый. Особенно легкой и частой была смена супругов в обществах, относившихся к первому варианту развития, при котором большую роль продолжала играть родья. В одном из таких обществ каждый из мужчин в течение свое жизни вступал в брак в среднем 3,6 раза, а женщина - 3,2 раза. В 1963 г. один из мужчин состоял уже в десятом браке, а одна женщина - в восьмом.

На смену собственно первобытному обществу, прошедшему в своем развитии две стадии - раннюю и позднюю, пришло переходное от него к классовому обществу, которое принято называть предклассовым обществом. В эпоху предклассового общества шел процесс становления частной собственности, классов и государства. Он завершился возникновение классового или цивилизованного общества. Переход к классовому обществу привел к существенной трансформации семейно-брачных отношений.

Возникновения на основе иждивенческой ячейки частнособственнической ячейки требовало и предполагало, во-первых, исчезновение границ собственности между людьми, их составлявшими, во-вторых, разрыв связей совместной собственности, а также иждивенческих отношений между людьми, их составлявшими, с одной стороны, и всеми остальными, с другой. Этот двуединый процесс происходил по разному в зависимости от того, какая именно из иждивенческих ячеек - семья или родья была исходным пунктом.

В случае с родней необходимым был разрыв экономических связей между мужеи и женой, между мужем и детьми жены и соответственно полное исчезновение семьи как иждивенческой ячейки и вообще особого социального образования. На этнографическом материала можно проследить все стадии этого процесса. Самая ранняя представлена ирокезами того времени, когда они только вступили в контакт с европейцами, следующая - микронезийцами о-вов Трук.

На смену как коммунистическому, так и трудовому принципам распределения пришел новый - принцип распределения по собственности.

Сущность его заключалась в том,что собственником созданного продукта становился собственник использованных при его создании средств производства.

Частная собственность - это прежде всего собственность на средства производства, причем такая , которая делает их владельца собственником созданного продукта. С появлением частной собственности труд сам по себе взятый перестал давать право на созданный продукт. И так как в односемейной домохозяйстве собственником средств производства был муж, то продукт, созданный трудом жены, всецело становился собственностью первого.

Семья, основанная на частной собственности, была типична для всех докапиталистических классовых обществ. Все ее черты особенно наглядно проявлялись, когда она была совершенно самостоятельной хозяйственной ячейкой.

Экономически самостоятельную элементарную семью чаще всего именуют малой семьей. Чем дальше шло развитие докапиталистического классового общества, то тем в большей степени именно малая семья, основанная на частной собственности, становилась господствующей, преобладающей формой. Именно поэтому, говоря о семье в докапиталистическом классовом обществе, мы будем иметь ввиду прежде всего данную форму семьи.

Эта семья, как и ранее протоэгалитарная, была иждивенческой ячейкой. С переходом к классовому обществу необходимость в иждивенческих ячейках не только не исчезла,но, наоборот, стала абсолютно настоятельной. Только таким образом можно было обеспечить содержание детей, а тем самым и воспроизводство населения общества.

«ПОВРЕЖДЕНИЕ СЕМЬИ»


Первый закон брака:


Второй закон брака:

Дети в браке это репродуктивное право женщины отданное отцу. Дети в браке не собственность женщины, а право отца и после развода. Этот закон – цемент брака, а так же смысл участия мужчины в браке. Он занят продолжением рода, это природное назначение мужчины, он должен быть уверен в будущем.

Это правило компенсаторное, потому, что в процессе воспроизводства потомства биологическая роль отца более слабая, он не может рожать. И брак защищает и компенсирует его возможности ПРЕИМУЩЕСТВЕННЫМ ПРАВОМ НА ДЕТЕЙ. После развода дети остаются с отцом. Это репродуктивное право мужчины, закреплённое браком. Это преимущественное право даровано мужчине обществом и религией из-за его невозможности рожать.
Это сдерживает женщину от нарушения законов брака. Потому что брак не тюрьма, отношения не запретительные, а душевные. Что бы сдерживать стремление женщины к сексуальной свободе, рождение детей от чужих мужчин, она рискует потерять детей. Это тоже сексуальное регулирование. Это единственный способ уверить мужчину, что он не зря трудится. Это единственный способ уровнять великую возможность женщины рожать правами отца на потомство после развода. Если отнять у мужчины детей - он умрёт.


Третий закон брака:


Четвёртый закон брака:


Пятый закон брака:

Обязательное условие:
Единство брака и религии. Они вместилище традиции, духовности и культуры народа. Репродуктивность человека и Брак имеет особый правовой статус и ОХРАНЯЕТСЯ РЕЛИГИЕЙ и традицией. Права детей на справедливое отношение родителей охраняются исключительно традицией и религией.

Исключительность прав в браке. Прав на свободу секса, свободу растрат, свободу проживания, медицинская тайна, права на аборт и другие не существуют в браке. РАВЕНСТВА НЕТ, равенство это разрушение брака. Не могут быть осуществлены все права в ущерб браку, семьи и детей.

Брак, создание семьи есть мечта любого человека, он воплощает возможность реализации главного назначения мужчины и женщины на Земле. Мужчине – продолжение рода, женщине – мужа.

разрешены и навязываются:

«Полученный вывод»

Это есть сверхповреждение института брака, простая отмена. Следствием этого институт семьи размылся и тоже подавлен. О цифрах и степени катастрофы семьи ниже, а пока опишем стадии распада повреждённого института семьи.

Последние сто лет наблюдается процесс деградации повреждённой семьи. А.Синельников описывает стадии трансформации семьи как следствие кризисных изменений в супружеских или межпоколенных отношениях.

Б)Трансформация по отношения к разводу.

В)Трансформация типа детности

I. Этап «преобладающей неделимости» семей. Расширенная разветвленная семья.
Обычно такая семья состоит из трех поколений. Старшее поколение — это пожилые родители, с которыми живут несколько женатых сыновей, и(или) замужних дочерей (среднее поколение) и внуки (младшее поколение).
В семьях подобного типа принято, чтобы женатые сыновья не покидали родительский дом, а, напротив, приводили туда своих жен. Дочерей выдают замуж и они переходят в другие семьи, но, если в семье есть только дочери, то их родители принимают в семью зятьев.
В состав семьи входят также неженатые сыновья и незамужние дочери. Главой семьи считается отец или дед, после его смерти эта роль переходит к его жене или к одному из сыновей, обычно старшему. Однако он не является таким непререкаемым авторитетом для своих братьев, каким был покойный отец для всех сыновей. Через какое-то время после смерти обоих пожилых родителей семья обычно разделяется на несколько нуклеарных.
Этот тип семьи является здоровой семьёй, он наиболее отвечает духовному балансу человека, а так же даёт обществу человека наиболее интегрированного в общество. Поэтому социальные болезни (преступность и т.д.) не давлеют над обществом. Всё просто, здоровая семья – здоровый человек – здоровое общество. И зачем нужно равенство, пролетариат, война?
II. Этап частичной нуклеаризации по модели расширенной одноветвевой семьи (главная линия) плюс отделившиеся от нее нуклеарные семьи (боковые линии).
III. Модель полной территориальной нуклеаризации с сохранением взаимопомощи между нуклеарными семьями, входящими в семейную группу.
В наше время почти все молодые пары при первой возможности уходят от родителей. Их не прельщает ни финансовая помощь, ни участие старшего поколения в уходе за детьми, ни перспектива получения львиной доли наследства, (оно и так достанется).
Территориальное отделение женатых детей от родителей не обязательно означает прекращение систематических отношений взаимопомощи с ними. Проблемы возникают тогда, когда разделившиеся семьи становятся нуклеарными с социлогической точки зрения, то есть, когда прекращается единая общесемейная деятельность.
IV. Этап полной функциональной нуклеаризации семей.
На этом этапе преобладающим типом семьи становятся нуклеарные семьи, не имеющие систематических отношений взаимопомощи с родственниками. Во многих случаях люди, имеющие нескольких взрослых детей, оказываются на старости лет совершенно одинокими, дети очень редко видятся с родителями, не посылают им денег и сами не получают от них материальной, да и какой-либо иной помощи.
В таких семьях о детях заботятся только родители. Дедушки и бабушки рассматриваются как дальние родственники. Но и эти нуклеарные во всех отношениях семьи из двухпоколенных превращаются в однопоколенные, т.е. в супружеские пары типа «пустого гнезда».
Полная нуклеаризация семей и прекращение единой общесемейной деятельности трех поколений неизбежно обостряет как проблему безнадзорности детей, особенно в семьях, где оба родителя работают, так и проблему одиноких стариков и пожилых пар, которые не в состоянии сами себя обслуживать.
Дети, за которыми не присматривают дедушки и бабушки, оказываются гораздо более оторванными не только от них, но и от родителей, вынужденных определять их в детские сады, классы продленного дня и школы-интернаты.
Фактически родители перекладывают значительную часть своей ответственности за воспитание детей на государство и общество, которое в немалой степени имитирует: содержание их материально и занимается их образованием и воспитанием, но не может заменить им семью.
Семья раскрыта, разорена, социализация детей в общество отсутствует, семья как вместилище и школа любви для маленького человека отсутствует. У этих детей больше шансов попасть в плохую компанию в школе или на улице, особенно если в семье нет не только бабушки, но и отца, что бывает сплошь и рядом.
Родители в таких семьях теряют немалую долю своего авторитета в глазах детей, дедушки и бабушки не пользуются никаким авторитетом у самих родителей, а дети это замечают.
Кроме того, когда старики по состоянию здоровья уже не в состоянии сами себя обслуживать, их дети и внуки нередко отказываются о них заботиться. Пожилым людям часто приходится уходить в дома престарелых. Потребность в них все время увеличивается, как из-за старения населения, так и из-за ослабления межпоколенных связей.» Это ждёт каждого.

Эти процессы есть следствие повреждения фундаментального института брака, уничтожения древних уложений брака, следствие раскрытия семьи для вмешательства извне, целенаправленный надлом стражей семьи: мужчины-религии-традиции.

Брак предполагал свободный союз двух любящих людей, соизмеряемый лишь с их желанием и с сохранением чистоты биологического вида.

Все это наблюдалось и на ранних этапах развития капиталистического общества, но капитализм же в дальнейшем привел к крупному сдвигу в развитии семейно-брачных отношений. Семья пролетариев - одного из двух основных классов капиталистического общества с самого начал существенно отличалась от семей других эксплуатируемых классов, например, феодально-зависимых крестьян.

Включение женщин в систему социально-экономических отношений с необходимостью предполагало изменение их правового положения.Но это не могло произойти автоматически. Х1Х в. характеризовался возникновение и ростом женского движения, участницы которого боролись за уравнением женщин в правах с мужчинами.

В результате к концу ХХ в. женщины во всех развитых капиталистических странах добились равных с мужчинами гражданских прав. Борьба за имущественное равноправие было неразрывно связано с борьбой за равноправие политическое. К 1900 г. женщины пользовались правом голоса лишь в Новой Зеладии, где они могли избирать, но не быть избранными, и в некоторых штатах США. К настоящему времени почти во всех госудварствах, имеющих представительные учреждения, женщины имеют равные политические права с мужчинами.

Изменение положения женщин в обществе не могло не сказаться на их положении в семье, а тем самым и на характере семьи. Началось крушение господства мужчин в семье и соответственно - патриархического брака и патриархической семьи. Тот факт, что семейно-брачные отношения в современном капиталистическом обществе претерпевают серьезнейшие изменения, признают все западные социологи без малейшего исключения. Они лишь расходятся в оценке этих перемен. Одни из них говорят о реорганизации и прогрессивном развитии семьи, другие - о ее дезорганизации, разрушении, регрессе.

Сторонники первой точки зрения утверждают, что в современном буржуазном обществе происходит переход от старой формы семьи к новой. Новую семью они характеризуют как основанную прежде всего на взаимной привязанности ее членов.

Западные социологи, придерживающиеся второй точки зрения, характеризуют происходящий процесс как упадок и разложение семьи. Они указывают на резкое возрастание числа разводов. Обычным стало многократное вступление в брак, частная смена мужей и жен. В результате, говорят они, в современном обществе мы имеем дело по существу не с моногамией, а с последовательной или хронологической полигамией. Крайнюю терпимость стало проявлять общество к внебрачным связям обоих супругов. Как самое обычное явление стали рассматриваться добрачные связи не только мужчин, но и женщин. Резко выросло число внебрачных постоянных сожительств. И наконец, получили известное распространение "новые формы" супружеских отношений: "групповые браки", "коммунальные браки" , "обмены супругами" и т.п.

Брак перестал быть единственным регулятором отношений полов. Добрачные н внебрачные отношения стали по существу рассматриваться как столь же приемлемые, что и отношения в браке. Перестало быть общественной ценностью целомудрие девушек. Широкое распространение и по существу общественное признание получило парование. Все это обнаруживает огромное сходство с тем, что имело место в первобытном обществе.