Ограничение дееспособности совершеннолетних граждан. Право хозяйственного ведения и оперативного

Контрольная работа по дисциплине «Гражданское право» Минск 2010г. ВВЕДЕНИЕ …..3 1. ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ СОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ГРАЖДАН. ПРИЗНАНИЕ ГРАЖДАН НЕДЕЕСПОСОБНЫМИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ТАКОГО ПРИЗНАНИЯ 4

Контрольная работа по дисциплине «Гражданское право»

Минск 2010г.

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3

1. ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ СОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ГРАЖДАН. ПРИЗНАНИЕ ГРАЖДАН НЕДЕЕСПОСОБНЫМИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ТАКОГО ПРИЗНАНИЯ……………………………………………………………………4

2. ПРАВО ХОЗЯЙСТВЕННОГО ВЕДЕНИЯ И ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ……………………………………………………………………………9

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………..12

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ……………………………13

ВВЕДЕНИЕ

Любое гражданское правоотношение представляет собой сложное правовое явление, в которое, прежде всего кроме объекта, прав и обязанностей сторон входят субъекты правоотношения, то есть участники гражданских правоотношений. Ими наравне с юридическими лицами, государством являются и граждане.

Субъект гражданского правоотношения в законодательстве и в науке называется лицом. Этот термин употребляется для обозначения, как физических лиц (граждан), так и юридических лиц (предприятий, учреждений, организаций). Поскольку под субъектами понимаются носители прав и обязанностей, то основной предпосылкой участия граждан и организаций (юридических лиц) в гражданских правоотношениях служит наделение их гражданской правоспособностью, т.е. способностью иметь гражданские права и обязанности. Из статьи 16 Гражданского кодекса Республики Беларусь[1] следует, что способность иметь гражданские права и обязанности (гражданская правоспособность) признаётся в равной мере за всеми гражданами Республики Беларусь. Возникает она в момент рождения гражданина и прекращается в момент его смерти. Подобные нормы предписаны также и в Конституции Республики Беларусь[2] в разделе 2 «Личность, общество, государство», в которых все граждане равны перед законом, а обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства.

Субъекты гражданских правоотношений должны обладать также и дееспособностью, то есть способностью своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности. Вопросы дееспособности в науке гражданского права, а также в правоприменительной практике занимают одно из главенствующих мест, и являются ключевой нитью пронизывающей регулируемые отношения. В связи с чем ограничение дееспособности совершеннолених граждан, а также признание граждан недееспособными занимают ключевое место в сфере гражданского оборота.

Не менее важны правовые нормы, регламентирующие отношения, связанные с непосредственным воздействием юридических лиц несобственников на закреплённое за ними имущество и определяющих объём владения, пользования и распоряжения им. В связи с чем право хозяйственного ведения и оперативного управления являются достаточно важным институтом гражданского права. Тщательный анализ указанных норм, сравнение с законодательством других государств заслуживают пристального внимания при изучении всего курса Гражданского права Республики Беларусь.

1. ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ СОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ГРАЖДАН. ПРИЗНАНИЕ ГРАЖДАН НЕДЕЕСПОСОБНЫМИ И ПОСЛЕДСТВИЯ

ТАКОГО ПРИЗНАНИЯ

Физические лица обладают не только правоспособностью, но и дееспособностью. Гражданская дееспособность - это способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

Дееспособность предполагает осознанную и правильную оценку человеком совершаемых им действий, имеющих правовое значение, т.е. это свойство субъекта гражданского права зависит от степени психической зрелости лица. Зрелость же психики зависит от возраста и психического здоровья человека, поэтому законодатель не может произвольно закрепить момент, с которого человек считается полностью дееспособным. Необходимо учитывать медицинские нормы психического созревания человека. Вот почему дееспособность лиц разного возраста и состояния психики различна[3] .

Ограничение дееспособности не допускается, за исключением случаев, установленных законом. Отказ (полный или частичный) от дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение дееспособности, являются ничтожными, за исключением тех случаев, когда такие сделки допускаются законом.

В соответствии с п. 1 ст. 21 ГК, никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе как в случаях и порядке, установленных законом. Гражданин может быть ограничен в дееспособности с целью охраны здоровья, личных неимущественных и имущественных интересов его самого и членов его семьи.

Статья 30 ГК предусматривает: «Гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами ставит свою семью в тяжёлое материальное положение, может быть ограничен в дееспособности судом в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство ».

Для ограничения гражданина в дееспособности на основании ст. 30 ГК необходимо наличие двух условий:

1. злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами либо психотропными веществами;

2. это ставит семью гражданина в тяжёлое материальное положение;

Гражданин не может быть ограничен в дееспособности, если он не имеет семьи. Суть злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или психотропными веществами состоит в том, что гражданин систематически их злоупотребляет в большом количестве, что противоречит интересам его семьи. Не требуется, что бы лицо, злоупотребляющее спиртными напитками, было хроническим алкоголиком или наркоманом.

Тяжелое материальное положение семьи может быть вызвано как уклонением лица от исполнения своих материальных обязанностей перед нею, так и затратами семьи на содержание злоупотребляющего спиртными напитками, наркотическими средствами и психотропными веществами. Тот факт, что другие члены семьи имеют заработок или иные доходы, сам по себе не является основанием для отказа в удовлетворении просьбы заявителя.

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2004 г. № 13 «О практике рассмотрения судами дел о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособности » «при выяснении вопроса о том, ставиться ли семья в тяжёлое материальное положение, суду необходимо обращать внимание на степень участия лица, в отношении которого ставиться вопрос об ограничении в дееспособности, в содержании членом семьи, нуждающихся в помощи, в несении расходов по обеспечению соответствующих бытовых расходов, в оплате коммунальных услуг, а также затрат на ведение домашнего хозяйства, содержание дома (квартиры) в надлежащем санитарном состоянии и т.п. Кроме того, суд учитывает затраты семьи на содержание злоупотребляющего спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами.

Если суд установит, что гражданин не принимает участия в расходах по содержанию семьи не вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами, а в связи с отсутствием постоянного заработка или дохода по объективным причинам (по болезни, невозможности трудоустроиться и т.д.), то он не может быть ограничен в дееспособности »[4] .

Наличие у других членов семьи заработка не всегда является основанием для отказа в удовлетворении требований об ограничении в дееспособности. В случае если семья не получает от лица, злоупотребляющего спиртными напитками необходимой материальной поддержки и вынуждена его содержать, то это лицо подлежит ограничению в дееспособности.

Доказательством злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами и психотропными веществами лицом и характеризующие материальное положение семьи могут быть: акты органов милиции и общественных организаций, характеристики с места работы, материалы о мелком хулиганстве, приказы о дисциплинарных взысканиях и т.д.

Основанием для ограничения дееспособности является только такое злоупотребление спиртными напитками, которое лицо ставит свою семью в тяжёлое материальное положение. Так, решением суда Советского района г. Минска постановлено ограничить М. в дееспособности в связи с длительными употреблением спиртными напитками, на приобретение которых он тратить заработную плату, на почве пьянства устраивает скандалы по месту жительства, не оплачивает коммунальные услуги. Определение судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда это решение отменено и постановлено новое, которым в удовлетворении заявленных требований отказано по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что вследствие злоупотребления спиртными напитками М. ставит свою семью в тяжёлое материальное положение. Между тем М. семьи не имеет, брак с женой расторгнут, общее хозяйство не ведётся. Совершеннолетняя дочь М. проживает одной семьёй с матерью. Тот факт, что М. не оплачивает коммунальные услуги, не является основанием для ограничения дееспособности, а служит основанием для предъявления исковых требований о возмещении ущерба[5] .

При прекращении гражданином злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над ним попечительство (п. 2 ст. 30 ГК). В судебной практике встречаются случаи, когда поступают обращения в суд с просьбой признать гражданина ранее ограниченного в дееспособности, при наличии соответствующих условий – дееспособным. Между тем, удовлетворяя требования заявителя, судам надлежит отменить ограничение дееспособности на основании п. 2 ст. 30 ГК, а не выносить решение о признании дееспособным, так как дееспособности в данном случае лицо полностью не лишается.

Основанием к отмене ограничения дееспособности гражданина может служить не только прекращение им злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами, но и распад семьи, например, в связи с расторжением брака.

Гражданин может быть признан недееспособным вследствие психического расстройства (душевной болезни или слабоумия) . С целью защиты личных и имущественных интересов гражданина он может быть признан судом полностью недееспособным. В соответствии со ст. 29 ГК, гражданин, который вследствие психического расстройства (душевной болезни или слабоумия) не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством. Гражданин, страдающий психическим расстройством, которое не лишает его способности понимать значение своих действий или руководить ими, не может быть признан недееспособным (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2004 г. № 13).

Над гражданином, ограниченным в дееспособности, устанавливается попечительство, а над недееспособным гражданином устанавливается опека. Нормы, касающиеся опеки и попечительства как гражданско-правового института, в Гражданском кодексе 1964 г. отсутствовали. До этого отношения опеки и попечительство регулировались брачно-семейным законодательством[6] .

Опека и попечительство - это правовые формы заботы государства о семейном воспитании детей, оказавшихся сиротами или без родительского попечения, а также о защите их личных и имущественных прав и законных интересов.

Опекуны и попечители назначаются в порядке, установленном законодательством, и являются законными представителями недееспособных и ограниченно дееспособных граждан.

Они выступают в защиту прав и законных интересов своих подопечных в отношениях с любыми лицами и организациями, в том числе в судах, без специального полномочия (ст. 34 ГК).

От имени гражданина (душевно больного или слабоумного), признанного недееспособным, сделки (в том числе и мелкие бытовые) совершает его опекун.

Гражданин, ограниченный в дееспособности вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать иные сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию и иные виды доходов (авторский гонорар, вознаграждения за изобретения, суммы, причитающиеся за выполнение работ по договору подряда, всякого рода пособия и т.п.) и распоряжается ими он может лишь с согласия попечителя.

Доходы подопечного гражданина, в том числе причитающиеся подопечному от управления его имуществом, являются собственностью подопечного и расходуются, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, опекуном или попечителем исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства (п. 1 ст. 35 ГК).

Опекун или попечитель без предварительного разрешения органа опеки и попечительства вправе производить необходимые для содержания подопечного расходы за счёт сумм, причитающихся подопечному в качестве его дохода. Но без предварительного разрешения органа опеки и попечительства опекун не вправе совершать, а попечитель давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе по обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его в аренду (наём), в безвозмездное пользование или залог; сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 35 ГК).

С целью недопущения злоупотребления при распоряжении имуществом подопечных запрещено опекуну, попечителю, их супругам и близким родственникам совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также предоставлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками (п. 3 ст. 35 ГК).

Ограничение в дееспособности (отмена указанного ограничения дееспособности) и лишение дееспособности осуществляется в порядке, предусмотренном параграфом 4 главы 30 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь[7] «Особое производство».

Сделка, совершённая гражданином, признанным недееспособным ничтожна, но может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина (п. 1 , 2 ст. 172 ГК).

Решение суда о признании гражданина недееспособным порождает для него последствия на будущее и не распространяется на сделки, совершённые до признания его недееспособным. Такие сделки, могут быть признанны недействительными по правилам ст. 177 ГК.

Ответственность за вред, причинённый гражданину лицом, которое признанно недееспособным, установлена ст. 945 ГК. Вред возмещает его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине. Эта их обязанность не прекращается даже в случае признания впоследствии гражданина дееспособным.

В случае выздоровления или значительного улучшения здоровья гражданина, признанного недееспособным, суд признаёт его дееспособным в порядке, определённом ст. 376 ГПК. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека.

Таким образом, правовые нормы, регламентирующие ограничение дееспособности совершеннолетних граждан и признание граждан недееспособными составляют важный институт гражданского права.

2. ПРАВО ХОЗЯЙСТВЕННОГО ВЕДЕНИЯ И ОПЕРАТИВНОГО

УПРАВЛЕНИЯ

Содержание права собственности определяется в ст. 210 ГК. Собственнику принадлежат правомочия по владению, пользованию и распоряжения принадлежащим ему имуществом. Отличительным признаком указанных правомочий собственника является то, что он осуществляет их по своему усмотрению в рамках закона, но независимо от воли других лиц, в то время как субъект, являющийся носителем, например, права хозяйственного ведения осуществляет те же правомочия, опираясь не только на закон, но и в пределах, установленных собственником имущества.

Юридическое лицо должно иметь обособленное, только ему принадлежащее имущество. Имущество данной организации отграничено от имущества всех иных субъектов (организации, граждан, государства и т. д.). Имущество предприятия составляют его основные фонды и оборотные средства, а так же иные ценности, стоимость которых отражается в балансе предприятия.

Имущество предприятия в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь, уставом предприятия, может принадлежать ему на праве собственности либо хозяйственного ведения или оперативного управления.

Собственниками закреплённого за юридическими лицами имуществом являются: общественные объединения, политические партии, религиозные организации, хозяйственные общества и товарищества, кооперативы и т. д. В том случае, если юридическими лицами являются не собственники имущества, оно может быть за ними закреплено на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Правовые категории (право хозяйственного ведения и оперативного управления) имеют свою историю. Первый вид этих прав впервые был установлен как право полного хозяйственного ведения Законами бывшего СССР от 6 марта 1990 г. «О собственности в СССР» и от 4 июля 1990 г. «О предприятиях», а затем нашёл закрепление в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. Что же касается второго вида – права оперативного управления, - то оно было известно гражданскому праву давно, но законодательное закрепление получила сначала в ст. 21 Основ гражданского законодательства 1961 г. в отношении государственных предприятий, а впоследствии в ст. 26-1 указанных Основ, специально посвящённой праву оперативного управления, как государственным имуществом, так и имуществом межхозяйственных и государственно-кооперативных организаций. Эта статья была воспроизведена в гражданских кодексах союзных республик. Причём до принятия Закона от 6 марта 1990 г. это право являлось единственной формой выражения степени имущественной самостоятельности юридических лиц – не собственников закреплённого за ними имущества. Однако понятие, юридическая природа и отраслевая принадлежность права хозяйственного управления трактовали в литературе по-разному. Это право нашло отражение и в основах 1991 г. (ст. 48).

Законы Республики Беларусь от 11 декабря 1990 г. «О собственности в Республике Беларусь» и от 14 декабря 1990 г. «О предприятиях» (ныне утративший силу) термины «право полного хозяйственного ведения» и «право оперативного управления» не использовали. Только после внесения в ГК 1964 г. изменений от 3 марта 1994 г. указанные права были включены в него в виде общих ном (соответственно ст. 87 и ст. 87-1 ГК).

В ГК 1998 г. в систему ограниченных вещных прав входят право хозяйственного ведения (ст. 276 ГК) и право оперативного управления (ст. 277 ГК). Эти права, могут принадлежать только юридическим лицам.

Право хозяйственного ведения и оперативного управления как право в объективном смысле представляют совокупность правовых норм, регулирующих отношения, связанные с непосредственным воздействием юридических лиц несобственников на закреплённое за ними имущество и определяющих объём владения, пользования и распоряжения им. В таком качестве право хозяйственного ведения и оперативного управления являются институтом гражданского права.

Право хозяйственного ведения означает, что имущество передано собственником предприятию с правом владения, пользования и распоряжения для осуществления хозяйственной деятельности в пределах, установленных собственником или уполномоченным им органом и действующими законодательными актами Республики Беларусь. Субъектами рассматриваемого права выступаю унитарные предприятия, основанные на государственной или частной собственности физического или юридического лица, созданные ими дочерние предприятия, а также государственные концерны. Объектом права хозяйственного ведения является комплекс имущества, которое в установленном порядке закреплено за носителями этого права. Содержание права хозяйственного ведения составляют правомочия владения, пользования и распоряжения указанным комплексом имущества.

В составе права хозяйственного ведения определённые ограничения установлены в осуществлении правомочия распоряжения (запрещено продавать, сдавать в аренду, залог и т.п.)

Следует отметить, что право хозяйственного ведения наиболее приближено из всех ограниченных вещных прав к праву собственности, но не является ему равным.

ГК 1998 г. не содержит определения права оперативного управления, одновременно указывая на субъектов этого права, объём правомочий и пределы их осуществления. Однако и здесь используя общие подходы, применённые при обозначении права хозяйственного ведения, и с учётом норм о праве оперативного управления, его можно определить, как основанное на праве собственности вещное право юридического лица несобственника владеть. Пользоваться и распоряжаться закреплённым за ним имуществом в пределах, установленных законодательством, в соответствии с целями деятельности, заданиями собственника и назначением имущества.

По мнению А.А. Гончарова под правом оперативного управления понимается право учреждения или казённого предприятия владеть, пользоваться или распоряжаться закреплённым за ним имуществом собственника в пределах, установленных законом в соответствии с целями его деятельности, заданием собственника и назначением его имущества[8] .

По объёму правомочий право оперативного управления уже, чем право хозяйственного ведения. Объект рассматриваемого права составляет комплекс имущества, закреплённого за указанными юридическими лицами, но по структуре он не одинаков в зависимости от того, идёт ли речь о коммерческих или некоммерческих организациях. Содержание права оперативного управления состоит из правомочий владений, пользования и распоряжения имуществом. Однако объём этих правомочий и их реализация обусловлены определёнными пределами: предписаниями законодательства, целями деятельности соответствующего юридического лица, заданиями собственника, назначением имущества.

К юридическим лицам, имущество у которых находится на праве оперативного управления, относятся, как правило, бюджетные государственные организации. Унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления (государственное казённое предприятие), может быть образовано по решению правительства Республики Беларусь на базе имущества, находящегося в её собственности. Государственное учреждение (организация), состоящая на государственном бюджете, осуществляет в отношении закреплённого за ним государственного имущества правомочия владения, пользования и распоряжения в пределах, установленных собственником и действующим законодательством, в соответствии с целями своей деятельности и назначением имущества. Отнесение тех или иных предприятий к юридическим лицам зависит от того, какие права, обязательственные или вещные, по отношению к обособленному имуществу юридического лица имеют его учредители. К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, относятся унитарные предприятия, в том числе дочерние предприятия.

Собственником имущества, продукции и доходов на государственном предприятии является государство и в его лице все граждане Республики Беларусь. Полученное от собственника имущества право хозяйственного ведения, оперативного управления, аренды создаёт абсолютно-относительные вещные правоотношения.

Они «абсолютны» потому что субъект такого права использует имущество независимо от других субъектов хозяйствования, кроме собственника, с которым он состоит в относительных правоотношениях[9] .

Режимы собственности, хозяйственного ведения и оперативного управления составляют общий правовой режим имущества субъектов хозяйственной деятельности. Имущество субъектов хозяйственной деятельности, принадлежащее ему на праве собственности, праве хозяйственного ведения или оперативного управления обособляется от имущества других лиц, в том числе учредителей (участников), и закрепляется на балансе.

Имущество субъектов хозяйственной деятельности, принадлежащее им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления является основой самостоятельной имущественной ответственности.

Право хозяйственного ведения и оперативного управления как субъективные гражданские права есть мера дозволенного поведения юридического лица не собственника в отношении закреплённого за ними имущества, выражающаяся в возможности владения, пользования и распоряжения им в установленном объеме.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении необходимо отметить, что изучение действующего гражданского законодательства Республики Беларусь, регламентирующего вопросы ограничения и лишения дееспособности, а также право хозяйственного ведения и оперативного управления является крайне важным в подготовке специалистов с высшим юридическим образованием. Это обусловлено тем, что указанные нормы в определённых практических ситуациях являют собой фундамент, на котором возможно построение в дальнейшем определённых гражданско-правовых конструкций. Без их знания, или несоответствующего букве закона применения невозможно участвовать в гражданском обороте, достигать поставленных целей.

Не смотря на кажущуюся простоту и оконченность норм ГК о дееспособности граждан, всё же требуется, на мой взгляд, более углубленный подход законодателя к рассматриваемому институту. Представляется, что существующее постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2004 г. № 13 «О практике рассмотрения судами дел о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособности», которое касается право- и дееспособности, не должно являться единственным в системе руководящих разъяснений данного судебного органа нашей страны. Не было бы излишним детально рассмотреть некоторые другие вопросы рассматриваемой темы. Это в свою очередь будет не только способствовать качественному применению гражданского законодательства, но и укреплению законности и обеспечению гарантий правовой защиты граждан нашей страны.

Также необходимо отметить, что знание норм общей части гражданского права, регламентирующих вопросы лишения и ограничения дееспособности граждан, а также процессуальные особенности, предусмотренные ГПК с точки зрения связи с практикой, а равно правовая регламентация права хозяйственного ведения и оперативного управления являются наиболее востребованным среди юристов и простых граждан, а поэтому назрела необходимость в некотором их совершенствовании, анализе, а также издании специальной комментирующей научной литературы и доведении её до сведения различных категорий граждан.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Конституция Республики Беларусь 1994 г. (С изменениями и дополнениями от 24 ноября 1996, В ред. решения республиканского референдума от 17 ноября 2004. № 1).

2. Гражданский кодекс Республики Беларусь. «Ведомости Национального собрания Республики Беларусь». 1999 г. № 7 – 9.

3. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь от 11 января 1999 г. // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 1999. № 18-19. 2/13, № 54, 2/56.

4. О практике рассмотрения судами дел о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособности: постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2004 г. № 13 // «Судебный вестник». - 2005. - № 1. - С. 14.

5. О судебной практике по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособности» (по материалам обзора). // «Судебный вестник». - 2005. - № 1. - С. 44.

6. Гончаров А.А., Попонов Г.П. Гражданское право. Общая и особенная часть. - М.: «Кнорус», 2004 - С. 236.

7. Гражданское право. Учебник. / Под общей ред. А.Г. Калпина, А.И. Маславева. М.: «Юристъ». 2003. - С. 76.

8. Гражданское право: Учебник5. В 2 ч. Ч. 1 / Под общ. ред. проф. В.Ф. Чигира. – Мн.: Амалфея, 200. – С. 502.

9. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь. В 2-х книгах. К 1. / отв. ред. В.Ф. Чигирь. Амолфея. 2000. 1999. - С. 67.

10. Хозяйственное право. Учебное пособие. 3-е изд. перераб и доп. Изд. РДЛ. М.: 2004. - С. 97.


[1] Гражданский кодекс Республики Беларусь. «Ведомости Национального собрания Республики Беларусь». 1999 г. № 7 – 9.

[2] Конституция Республики Беларусь 1994 г. (С изменениями и дополнениями от 24 ноября 1996, В ред. решения республиканского референдума от 17 ноября 2004. № 1).

[3] Гражданское право. Учебник. / Под общей ред. А.Г. Калпина, А.И. Маславева. М.: «Юристъ». 2003. - С. 76.

[4] О практике рассмотрения судами дел о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособности: постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2004 г. № 13 // «Судебный вестник». - 2005. - № 1. - С. 14.

[5] «О судебной практике по делам о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособности». (по материалам обзора). // «Судебный вестник». 2005. № 1. С. 44.

[6] Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь. В 2-х книгах. К 1. / отв. ред. В.Ф. Чигирь. Амолфея. 2000. 1999. С. 67.

[7] Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь: Закон Республики Беларусь от 11 января 1999 г. // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 1999. № 18-19. 2/13, № 54, 2/56.

[8] Гончаров А.А., Попонов Г.П. Гражданское право. Общая и особенная часть. - М.: «Кнорус», 2004 - С. 236.

[9] Хозяйственное право. Учебное пособие. 3-е изд. перераб и доп. Изд. РДЛ. М.: 2004. С. 97.