Проблемы юридического образования в России

Оглавление Введение 3 1 Этапы рецепции Римского права как развитие юридической науки. 5 2 Развитие юридического образования в России 10 2.1 Обзор рынка юридического образования 10

Оглавление

Введение. 3

1Этапы рецепции Римского права как развитие юридической науки.3

2Развитие юридического образования в России. 3

2.1Обзор рынка юридического образования. 3

2.2Основные факторы на рынке юридического образования. 3

2.3Кризис юридического образования в России.3

2.3.1Суть кризиса. 3

2.3.2Проблемы юридического образования в России.3

3Современное юридическое образования в России.3

3.1Плюсы расширения рынка юридического образования.3

3.2Уровень студентов и качество юридического образования. 3

Заключение. 3

Источники. 3


Введение

Тема данной работы – «Юридическая наука и содержание юридического образования»

Актуальность выбора данной темы заключается в том, что на сегодняшний день ни для кого не представляет секрета то, что за последние годы юридическое образование испытывало бурный рост популярности в российском обществе, что сопровождалось активным количественным ростом выпускников, имеющих высшее юридическое образование. Постоянно увеличивающийся прием в существующие юридические вузы и факультеты университетов не мог, тем не менее, удовлетворить растущие потребности общества, поэтому в стране повсеместно стали открываться новые юридические вузы или отделения в институтах и университетах, зачастую имеющих весьма отдаленное отношение к юридической науке и практике. Коснулся этот процесс и некоторых направлений деятельности государства: юридические академии и университеты начали создавать различные министерства и ведомства, начиная от Министерства внутренних дел и кончая Министерством обороны.

На первый взгляд, такой рост популярности юриспруденции в обществе не может не радовать. После многих лет господства в обществе в целом и в деятельности государственных органов – в частности и в особенности, юридического нигилизма, мы начали, кажется, осознавать ценность права, а значит, и юридического образования.

Однако при более внимательном рассмотрении проблемы можно придти к выводу, что оснований для радости оказывается не так уж и много. На наш взгляд, несмотря на отдельные достижения, и юридическая наука, и юридическое образование претерпевают весьма серьезный кризис, причем, как это не покажется парадоксальным, даже бурный рост количества юридических вузов является проявлением и показателем данного кризиса. Хотелось бы верить в то, что этот кризис является кризисом роста, а не умирания.

Исходя из рассмотренных мной статей, различного рода документов, а также прочитанных и проанализированных книг, хотелось бы определить некоторую гипотезу.

Гипотеза данной работы: Расширение рынка юридического образования способствует переизбытку специалистов в юридической сфере.

Цель данной работы: Рассмотреть степень развития юридического образования в России

Задачи:

1. Определить зарождение юридической науки.

2. Рассмотреть развитие юридической науки.

3. Выявить начало кризиса юридического образования в России.

4. Дать оценку содержанию юридического образования.

5. Сделать выводы о дальнейших путях развития юридического образования в России.

Источники: книги, статьи, газеты, документы об юридической науке и юридическом образовании в России.


1 Этапы рецепции Римского права как развитие юридической науки.

Римское право явилось как результат саморазвивающейся государственности, обеспечивающей естественные интересы исторического народа, самостоятельно реализующего свою судьбу. Это право - единственное в своем роде - прошло самобытный путь развития от самых простых правил обычая, до самых тонких определений сложнейших оттенков договорных отношений; от казуистического регулирования, присущего законам XII , до правовых норм, категорий и принципов Дигест Юстиниана. Такой путь развития права соответствовал столь же естественному, самостоятельному и вполне национальному развитию хозяйства, политической организации римского общества и развитию государственных институтов, обеспечивающих жизнедеятельность первого, второго и третьего.

Длительность, естественность и национальная ориентированность обеспечили универсальную значимость римского права, которая, в свою очередь, поставила его на уровень одного из высших культурных достижений человечества. Этот вывод подтверждается историческим феноменом, который носит наименование рецепция римского права.

В беспокойный период переселения германских и готских племен попытки формирования государств на территории бывшей Западной римской империи, эгоистическая борьба между папством и новыми князьями в период с VI по X век казалось прекратили культурное развитие Европы и похоронили все достижения античности, в том числе римское право.

Однако естественные хозяйственные потребности пробуждают необходимость обмена товарами между производителями, установления торговых отношений между территориями, пробуждают мысль о желательности правильного регулирования этих отношений. Но примеры подобного регулирования известны: те или иные фрагменты римских правовых конструкций использовались в законодательстве германских завоевателей, вероятно, не забылись и практикой.

Экономическое возрождение в городах, да и само каролингское возрождение, предполагают освобождение личности от тех сословных и семейных (родовых) ограничений, которые присущи новым поселенцам Европы: индивидуальная энергия требует гарантий свободы самодеятельности, свободы самоопределения, ясности правового регулирования всех отношений, связанных с личностью, будь то собственность, договор или наследование.

Да и государственная власть громадной империи стремится обнаружить нравственные и правовые основания для своего бытия.

"В Италии в конце XI в. вновь пробуждается интерес к античной культуре, тексты юстиниановской кодификации привлекают к себе внимание специалистов. Авторитет имперской идеи, унаследованной от Рима и поддерживаемый католической церковью, весьма располагал к восприятию римского права в качестве общей основы и критерия права в политически раздробленной Европе. Потребность в тонком юридическом инструменте особенно ощущалась в южной части Франции (Прованс) и северной Италии - наиболее развитых в экономическом, торговом и культурном отношении Западного мира. В этом историческом контексте и состоялось новое открытие римского права. В Болонье сложилось объединение лиц, усердно изучавших (studentes) правовое наследие Рима. Вскоре они оформили свой союз, дав ему латинское название автономной корпорации - universitas. Университетское образование распространилось по Европе, а вместе с ним - и юридическое знание".

В Европе начинается мощный культурный процесс, который получил название рецепция римского права. Под этим разумеется восприятие, заимствование права одной эпохи и одного народа другими народами и в другую эпоху.

Процесс этот начинается систематическим изучением римского правового наследия. В конце XI в. в Болоньи возникает школа, возглавляемая Иернерием (который был судьей, преподавателем риторики и диалектики, преподавателем права). Активность его учеников и последователей (Bulgarus, Martinis, Jacobus, Hugo) привлекала в школу множество слушателей со всех уголков Европы, которые разносили по ней знания о римском праве.

Содержанием деятельности болонской школы было углубленное изучение источников римского права, главным образом, Дигест - центральной части обширного законодательства Юстиниана. При этом само преподавание было направлено на воспитание уважения к закону, позитивному праву (ius positivum). Ведь на практике в этот период суды вольно обращались с правовыми нормами, решая споры скорее на основании субъективного представления, чем на строгом следовании духу и букве закона; господствовала свобода судейского усмотрения. Таким образом, утверждалось важное правовое начало законности, подчеркивалась значимость позитивного права, законодательства для правильного разрешения юридических конфликтов в обществе.

Преподавание состояло в чтении и комментировании (толковании) древних источников. Толкования надписывались прямо в тексте источника, на полях и между строк; подобные толкования носили название глоссы. От него получили наименование и сами деятели первоначального периода рецепции римского права - глоссаторы.

Творческая работа глоссаторов занимала период до XIII в., когда последний видный представитель этого направления Accursius издает собрание глосс - Clossa Ordinaria (около 1250 г.), которое оказало большое влияние как на правовую теорию, так и на практику: это сочинение использовалось в судах наравне с законами.

Изложенное позволяет утверждать, что наиболее существенными чертами деятельности глоссаторов были:

• углубленное изучение источников римского права;

• утверждение значимости позитивного права;

• установление важности принципа законности.

Со второй половины XIII в. на смену глоссаторам приходят комментаторы (или постглоссаторы). Среди них называют француза Ravanis, испанца Lulus, которые были философами и богословами, что и отразилось в характере этого направления. Деятельность комментаторов отличалась применением при изучении права дедуктивного метода, то есть выведением из общих принципов права некоторых частных положений (правил, правовых норм).

В своей работе комментаторы пользовались не столько источниками древнего римского права, сколько комментариями своих предшественников - глоссаторов. Но, комментируя глоссы, они старались внести в правовой материал логическую упорядоченность, свести многочисленные, часто казуистические правила к некоторым общим понятиям, категориям, а затем из этих общих понятий логически (дедуктивно) вывести новые частные понятия, применимые к конкретному жизненному отношению.

Таким образом, деятельность постглоссаторов оказалась первым опытом философского познания права. Следовательно, их усилиями было положено основание европейской юриспруденции как науки, как теории права. В этом - очевидная заслуга комментаторов по сравнению с их предшественниками.

К тому же, убеждение комментаторов в существовании универсальных принципов права возрождало интерес к обнаружению всеобщего критерия справедливости позитивного права, к естественному праву ( ius naturale).

Несмотря на указанные характеристики, в деятельности комментаторов преобладали практические тенденции: они стремились привести римские юридические конструкции в связь с правовыми взглядами и потребностями современного им общества. Руководствуясь идеями ius naturale, постглоссаторы приспособляли римское право к потребностям и условиям реальной жизни, оказывая огромную практическую услугу своему времени. Эта работа перерабатывала общемировое право античности в общее право (lex generalis) нового европейского мира.

В Италии римское право приобретает значение главного источника уже в конце XII в.; во Франции с XIII в. оно распространяется на юг страны (pays du droit ecrit), но и на севере, где доминирует droit cutumier римское право применяется в качестве субсидиарного источника; в разрозненных германских государствах с XV в., (после падения суда шеффенов) именно римское право становится общим правом.

Однако повсюду юристы ставят перед собой задачу уяснить и изложить те римские правовые конструкции, которые действуют в настоящее время и в том виде, в каком они действуют; разрабатывают то право, которое должно применяться в судах. Особенно интенсивно такая работа осуществляется в германских государствах, где постепенно, к XII в. вырабатывается так называемое современное римское право, получившее название usus modernus pandectarum.

Таким образом, главными достижениями деятельности направления постглоссаторов можно назвать:

• выработку основ европейской теории права;

• постановку задачи обнаружения критерия справедливости позитивного права;

• разработку основ общего (универсального) права стран средневековой Европы.

К началу XVI в. эта деятельность утрачивает творческий характер, прекращается второй этап рецепции римского права.

Последующее развитие европейской юриспруденции связывают с проникновением в нее гуманистического направления. Это было естественным проявлением возрождения общего интереса к классической литературе и в целом к классическому искусству. Под влиянием этого в юриспруденции возникает стремление оторваться от произвольных явлений - глосс и комментариев и обратиться к первоисточникам. Изучение первоисточников осуществлялось в сопоставлении с той живой действительностью, которая их создавала и была отражена в античной истории, литературе, искусстве. Таким образом, деятели гуманистического направления подошли к Corpus Iupis Civilis с тех позиций, которые были чужды глоссаторам и комментаторам - с позиций истории и филологии. Стали появляться первые сообщения об истории римского права; началось очищение первоначальных текстов от многочисленных средневековых искажений. Кроме того, изменилась и методика преподавания права: вместо чтения и комментирования Corpus (чем по преимуществу занимались глоссаторы и комментаторы) стало вводится систематическое изложение права по определенному плану, близкому плану юстиниановых Институций.

Гуманистическое направление породило воззрение, что право есть живой организм, тесно связанный с жизнью той исторической среды, которою и для регулирования которой он вызван к действительности. Таким образом, гуманизм пробудил те идеи, которые в XIX в. были разработаны исторической школой права.

В XVII - XVIII вв. правоведы вновь устремляют внимание на обнаружение конечного критерия права: происходит оживление идей естественного права; возникает естественно-правовая школа права. В ней идеи римского ius naturale получают новое обоснование: философия права ставится в связь с общей философией и право выводится из природы человека и общества. Такие мыслители, как Гуго Гроций, Гоббс, Джон Локк, Лейбниц, Ж.-Ж. Руссо пытались определить разумные свойства этой природы и, вместе с тем, разумные, абсолютные начала (принципы) права.

Эти разумные начала под именем естественное право получают приоритет над нормами позитивного права, которые исторически сложились в обществе и управляют им. Естественное право, как воплощение самого разума, противопоставляются неразумному и несправедливому правопорядку Европы XVIII в. с ее устарелыми, как полагали, политическими институтами, неравенством сословий, бесправием простых людей. Сложилось убеждение, что стоит только предоставить человеческому разуму свободу, он устроит общественные отношения наилучшим образом.

Великая Французская революция явилось опытом такого переустройства общественных отношений на началах разума, как они высказывались в доктрине естественного права. Крушение Французской революции оказалось одновременно и крушением идей естественного права. Оказалось, что позитивное право не так легко уходит из жизни, что замена исторически сложившегося правопорядка чрезвычайно болезненна; с другой стороны, недостаточно провозгласить абсолютные разумные начала, чтобы они утвердились в жизни в качестве норм поведения людей.

Реальность подорвала саму веру в абсолютные начала. Вновь возобладали идеи позитивного права. Зародилась историческая школа права, главная идея которой такова: право не есть продукт того или иного произвольного творчества, хотя бы и одухотворенного абсолютными началами разума; оно есть результат развития народного духа, раскрывающегося в истории народа в тесной связи с его религией и культурой. Право глубоко национально и, чтобы постигнуть его, необходимо изучать его исторически.

Даже приведенное краткое изложение обнаруживает, что рецепция римского права - это длительный и многогранный процесс усвоения правового наследия эпохи античности европейскими народами, в котором нормы позитивного права древности приспосабливались к реалиям новой эпохи; происходили теоретическая обработка правового материала и философское обобщение разнообразных проявлений права.

К тому же, в XIX в. осуществляются великие кодификации гражданского права: принятие гражданского кодекса Франции в 1804 г., Германского гражданского уложения в 1896 г., последующие кодификации гражданского права в романских и германских странах на основании этих образцов, дальнейшее распространение заложенных в них идей и категорий посредством кодификаций в странах Латинской Америки, Северной Африки, Ближнего и Дальнего Востока.

2 Развитие юридического образования в России

2.1 Обзор рынка юридического образования

В советский период профессия юриста была редкой и престижной; юридические вузы существовали далеко не во всех городах. Часто родители посылали своих чад в другие регионы только ради того, чтобы они получили заветный диплом, который рассматривался как гарантия материального процветания и символ успеха. Конкурсы на юридические факультеты достигали 10 человек на место, а в столицах - и того больше. Поэтому юридическое образование стало, пожалуй, главной нишей, которую поспешили занять коммерческие вузы, повсеместно создаваемые начиная с середины 90-х гг. Психология, экономика, иностранные языки и прочие престижные специальности ни по отдельности, ни вместе взятые не смогли составить конкуренцию юриспруденции, которая сегодня занимает доминирующее место в сфере коммерческого высшего образования. Новые вузы появлялись как грибы после дождя. Если в Новосибирске до начала 90-х действовал всего один юридический факультет, да и тот вечерний, то в настоящее время существует порядка 30 учебных заведений, подготавливающих правоведов. В других городах ситуация похожая.

2.2 Основные факторы на рынке юридического образования

Основных факторов на рынке юридического образования можно разделить на три группы. Первая группа - это классические юридические вузы, осуществляющие подготовку специалистов еще в советский период. К их числу относятся юридические факультеты государственных университетов, школы милиции, а также немногочисленные специализированные вузы, как то: МГЮА (Московская государственная юридическая академия), МГИМО, осуществляющий подготовку юристов-международников, и некоторые другие. Образование, предоставляемое этими вузами, является наиболее качественным. Конкурс на бесплатное отделение традиционно высок, так же как и цены на платное отделение, преподавательский состав наиболее квалифицирован.

Вторая категория - это государственные непрофильные вузы, создавшие собственные факультеты права. Юридическое образование - одно из наиболее дешевых с точки зрения материального обеспечения - достаточно выделения средств на библиотеку и криминалистическую лабораторию, и одно из наиболее доходных, учитывая стабильный спрос. В середине 90-х гг. началось создание юридических факультетов при институтах железнодорожного транспорта, потребительской кооперации, экономики и пр. Иногда создание юридического факультета в неспециализированном вузе обосновывалось концептуально идеями типа "мы будем готовить юристов для деревни", "мы будем готовить юристов для сферы мелкого и среднего бизнеса" и пр. Эти лозунги часто не наполнялись реальным содержанием, поскольку лекции в таких вузах читали преподаватели, привлеченные из государственных университетов. Абсурдность ситуации, когда студент получает диплом юриста, проучившись в аграрном институте, сегодня не так очевидна, как еще несколько лет назад. Привыкли. Однако эта ситуация действительно абсурдна, так же как абсурдной была бы ситуация, когда в медицинском институте действовал бы факультет самолетостроения. Немногие из такого рода вузов превратились в заметные научные и образовательные центры правоведения. Преподаватели здесь, как правило, совместители или вчерашние выпускники этих же вузов (своеобразный принцип пирамиды). Цены за обучение ниже, чем в государственных вузах, соответственно часто ниже и качество образования. Однако дипломы формально признаны государством и позволяют получить работу по специальности.

Третья категория - коммерческие вузы, очень разнообразные в плане организации учебного процесса и используемых методик обучения. Некоторые из них пытаются обеспечить высокий уровень знаний выпускников и стремятся привлекать высококвалифицированных преподавателей. Другие, наоборот, работают на поток, принимая абитуриентов без экзаменов или на основе "символического" собеседования, под маской "новых образовательных технологий" занимаясь откровенной профанацией.

Именно вторая и третья категории оккупируют сегодня львиную долю рынка юридического образования, подготавливая беспрецедентное количество юристов и лоббируя попустительскую политику государства по отношению к этому рынку.

2.3 Кризис юридического образования в России.

2.3.1 Суть кризиса

Требуют объяснений те причины, которые вызвали в конце прошлого столетия такой активный рост популярности юридического образования в нашей стране. Конечно, нельзя сказать, чтобы профессия юриста не была престижной в последние десятилетия ХХ в. Однако хорошо известно, что число юридических вузов, функционирующих на территории СССР, было относительно невелико. Помимо нескольких специализированных юридических институтов существовали юридические факультеты в ряде университетов; численность студентов, составляющих курсы указанных высших учебных заведений, была ограничена. Все это, конечно, не сравнимо с той ситуацией, которые мы наблюдаем в последнее время.

Возникает вполне закономерный вопрос: чем можно объяснить сложившуюся ситуацию? Будет ли правильным предположить, основываясь на динамике популярности юриспруденции, что российское общество, многие годы, в целом «нечувствительное» к праву, наконец, осознало его ценность и начало рассматривать его в качестве необходимого и нормального условия жизни цивилизованного общества?.

Как мне представляется, для такого оптимистического вывода нет оснований. Никаких кардинальных изменений в общественном сознании на самом деле не произошло. Не считая смены нескольких второстепенных акцентов, состояние общественного сознания применительно к нашей проблеме, может быть охарактеризовано одним термином – «утилитаризм», причем утилитаризм самых разных степеней – от, так сказать, романтического, до совершенного, до степени цинизма, практического утилитаризма.

2.3.2 Проблемы юридического образования в России.

С началом изменений в нашем обществе на рубеже 80-90-х гг. прошлого столетия в обществе сформировалась довольно наивная мысль о том, что право может послужить именно тем, причем едва ли не единственным, звеном, ухватившись за которое, можно будет вытащить всю цепь как общесоциальных, так корпоративных и индивидуальных проблем. При этом, в извечной в России борьбе общества, отдельных людей и государства юристу отводилась вполне определенная и первостепенная роль – он должен был обеспечить победу в ней. Речь, таким образом, шла отнюдь не о том, чтобы обеспечить создание и функционирование в обществе соответствующих правовых механизмов, а об обеспечении конкретных, сиюминутных и, зачастую, весьма далеко стоящих от права, результатов. Однако, при всем при том, в обществе сформировался весьма устойчивый и высокий интерес к практической юриспруденции. Это и явилось первой и главной ступенью к формированию в нашем обществе идеологии юридического утилитаризма.

Рост интереса к юриспруденции породил ажиотажный спрос на юридическое образование. Начал стремительно расти, приобретая зачастую попросту фантасмагорические размеры, конкурс при поступлении в существующие учреждения высшего юридического образования. Численность обучающихся в них студентов стремительно выросла, зачастую на порядок. Повсеместно были сформированы учебные программы, обеспечивающие профессиональную переподготовку и получение высшего юридического образования лицами, уже имеющими высшее образование по иным профессиям. После того, как было разрешено получение образования на платной основе, количество студентов, оплачивающих свое образование, едва ли не превысило численность студентов, обучающихся за счет бюджета. Следует, справедливости ради, отметить, что данное в свое время разрешение вузам осуществлять прием студентов на платной основе спасло и юридическую науку, и высшую школу, ибо в эпоху, когда выплачиваемая государством преподавателям вузов заработная плата была оскорбительно низка, платное образование позволило сохранить и научно-педагогические коллективы, и имеющиеся в вузах средства обучения (начиная от библиотек и кончая электропроводкой в лекционных залах).

Однако, несмотря на все указанное, спрос на юристов с высшим образованием не был удовлетворен. В результате разрешается открывать как новые учреждения высшего юридического образования, так и юридические факультеты в существующих вузах. Поскольку многие, если не большинство, действуют и по сию пору, это говорит о том, что они являются востребованными. Таким образом, новейшая история отечественной школы высшего юридического образования являет нам истинность классической формулы товарного рынка: «спрос рождает предложение». В свою очередь рост предложения обеспечивает удовлетворение спроса, и таким образом осуществляется регулирование экономической жизни общества. Однако насколько применима данная формула к той интеллектуальной сфере общественного бытия, каким является высшее образование, насколько она отвечает требованиям нравственности, наконец, насколько она эффективна и в какой мере отвечает долговременным, в том числе экономическим, интересам российского общества?.

Прежде всего, приходится констатировать, что возникновение такого положения явилось второй ступенью на пути утилиризации идеи права. Бурный рост новых юридических вузов был обусловлен, по общему правилу, отнюдь не проснувшейся у их организаторов осознанностью ценности права, а чисто прагматическими соображениями. Часто эти соображения имеют под собой благородное моральное обоснование: руководитель какого-либо весьма далекого от юриспруденции технического вуза открывает юридический факультет с целью привлечь на него «платных» студентов и за этот счет попытаться сохранить кадры, научную школу, оборудование. Но не менее часто за вывеской коммерческого вуза кроется простая рыночная идея максимально эффективного производства прибыли.

Порочна ли эта идея?.

Сама по себе она не может считаться противоречащей нормам морали, но при одном простом условии: производимый соответствующим коммерческим предприятием «товар» должен быть надлежащего качества. Учитывая же особенность этого «товара», общество просто обязано предъявлять особо строгие требования к нему, поскольку его недостатки связаны с весьма существенными организационными, нравственными, да и экономическими издержками и для общества в целом, и для отдельных его членов. Нужно благодарить Бога, что компетентные органы государства еще не догадались разрешить виртуальное обучение врачей-хирургов, но необходимо, наконец, понять, что плохо подготовленный юрист в долговременном плане представляет не меньшую общественную опасность.

Достаточно очевидным является то, что «кондиционность товара», являющегося продуктом того или иного учреждения высшего юридического образования, определяется множеством самых различных факторов, в числе которых факторы чисто технического порядка. Среди них – наличие и учебных пособий (библиотеки), и технических средств обучения (включая наличие компьютеров, обеспечивающих доступ, в частности, к электронным правовым базам и иным источникам информации), и просто надлежаще оборудованных учебных помещений. Можно ли сказать, что все новообразованные юридические вузы обладают технической базой, минимально необходимой для подготовки квалифицированного специалиста?.

Вместе с тем, при всей важности технических факторов, главным фактором, обеспечивающим высокий уровень юридического образования, является, несомненно, наличие квалифицированного профессорско-преподавательского состава. Что касается «традиционных» юридических вузов, то здесь данная проблема или не стоит вовсе, или должна быть формулирована несколько в ином аспекте. Во всяком случае, при прочих равных условиях, преподавателей этих вузов изменения коснулись главным образом в виде увеличения, зачастую весьма существенного, педагогической нагрузки.

Новообразованные же вузы с самого первого момента своего существования столкнулись с проблемой преподавательских кадров. Для нас представляется абсолютно необходимым и естественным то положение, что преподаватель вуза вправе осуществлять обучение студентов только при условии, если он сам непрерывно ведет научный поиск в избранной им отрасли знаний. Таким образом, кадровая проблема вузов своим проявлением имеет проблему вузовской юридической науки. Переходя непосредственно к этому предмету, следует сразу же констатировать удручающее состояние нашей общественной науки. Сказанное в разной степени относится к историческим, философским, экономическим и, в неменьшей степени, – юридическим наукам.

Испытывая в советский период истории нашей страны сильное, можно сказать – исключительное - влияние политической идеологии, отечественная юридическая наука в качестве органически присущих ей черт страдала догматизмом, узостью научного кругозора, начетничеством, оторванностью как от своих исторических корней, так и от мирового опыта. Следует подчеркнуть, что и советский период истории юридической науки дал, тем не менее, определенные, порой весьма впечатляющие, результаты, однако эти результаты были получены лишь в определенных областях научного поиска и, зачастую, не благодаря, а вопреки господствующей политической идеологии. Юридическая наука была больна, причем в значительной мере, она сама об этом не подозревала. При таких условиях общество и государство должно было бы проявить крайнюю осторожность при формировании организационных, экономических и правовых условий, которые бы обеспечивали возможность не только «выздоровления» юридической науки, но и ее приобщения к осмыслению и решению тех новых, зачастую принципиально иных, нежели прежде, проблем, вставших перед обществом. К сожалению, смена социально-экономической модели общества ознаменовалась не только появлением новых возможностей в сфере научного поиска, но и весьма ощутимыми издержками. Кажется, до сих пор еще не могут понять, что неограниченный либерализм и эгалитаризм в организации высшего образования совсем не благо для науки, и, наоборот, определенные элитарность и иерархичность системы подготовки высококвалифицированных кадров – есть естественное условие ее существования.

Понятно, что взрывной по историческим меркам процесс увеличения количества вузов потребовал соответствующего кадрового обеспечения. Как представляется, существующая система специализированных диссертационных советов, замкнутых на общероссийскую Аттестационную комиссию (ВАК), оказалась не готова должным образом отреагировать на сложившуюся ситуацию. В целом развитие этой ситуации прошло два этапа. На первом этапе в новообразованных высших учебных заведениях создавались диссертационные советы, в которые на тех или иных основаниях включались в качестве членов ученые либо работавшие в «традиционных» высших учебных заведениях в прошлом, либо остававшиеся сотрудниками этих учебных заведений. В новосозданных диссертационных советах проходили защиты кандидатские (иногда – докторские) диссертации сотрудников новых университетов, причем, с требованиями к качеству как диссертаций, так и защиты, по общему правилу, существенно сниженными в сравнении с требованиями, предъявляемыми «традиционными» диссертационными советами. Через некоторый промежуток времени новый вуз полностью удовлетворял свою потребность в сотрудниках, обладающих учеными степенями.

На втором этапе новообразованные высшие учебные заведения оказывались способными создать собственные диссертационные советы за счет включения в их состав своих сотрудников, получивших ученые степени. Не будучи обремененными университетскими традициями, зачастую не обладая надлежащим уровнем фактической (а не номинальной) научной квалификации, указанные диссертационные советы оказались не в состоянии предъявить необходимых требований к качеству представляемых к защите научных сочинений, да и не желали этого делать. Ситуация приобрела замкнутый, самовоспроизводящийся, характер: малоквалифицированные ученые советы давали путевку в научную жизнь малоквалифицированным «научным» кадрам, которые, в дальнейшем, приходя в этот же совет в качестве оппонентов, давали, в меру своей научной квалификации, оценку качества работы следующего поколения «ученых». Графически развитие ситуации приобрело вид спирали: каждое новое поколение кандидатов и докторов гарантировало очередное снижение и без того невысокого общего уровня юридической науки.

«Изготовление» диссертаций приобрело лавинообразный характер (на что неоднократно указывала ВАК). Встревоженное руководство ВАК было вынуждено вмешаться, ограничив членство в диссертационных советах. Но эта мера, явно недостаточная по существу, была с очевидностью запоздавшей, ибо, как уже отмечалось, новообразованные вузы уже имеют достаточное количество кадров для того, чтобы обеспечить функционирование «своих» диссертационных советов.

Нет необходимости подробно аргументировать пагубность сложившейся ситуации. Она очевидна уже сейчас, но еще более опасным является та перспектива, которая вырисовывается в случае, если она будет сохранена: человек, считающий себя ученым и калеча на этом основании интеллект и душу своего воспитанника, тем самым калечит будущее нашего Отечества.

Нужно предпринимать меры, причем принимать их незамедлительно.

Таким образом, мы можем констатировать еще одно, третье, проявление юридического утилитаризма, коснувшееся юридической вузовской науки: защита диссертаций зачастую преследует какие угодно утилитарные цели, кроме целей чисто научных.

Еще одна проблема, затрагивающая все юридические вузы, а значит и общество в целом, вырастает из процесса тех изменений, которые происходят в мире и затрагивают нашу страну как одного из участников этого глобального процесса.

Во-первых, в Россию с большей или меньшей степени интенсивности проникают механизмы правового регулирования, характерные для других стран, а также механизмы международно-правового характера. Во-вторых, российские субъекты права во все большей степени становятся участниками отношений, возникающих за границей, и все большее количество российских граждан, в том числе и юристов, выезжает на работу за границу. В-третьих, во все большей мере в нашей стране начинают действовать иностранные субъекты. Понятно, что в этих условиях выпускник юридического вуза в полной мере должен быть знаком не только с российскими правовыми реалиями, но и с правовыми механизмами, функционирующими в других странах, а также в международных правовых отношениях, в противном случае его перспективы на профессиональном рынке труда становятся все более проблематичными. Но этот же факт означает и то, что перед российскими юридическими вузами вплотную встает проблема повышения уровня своей конкурентоспособности в системе международного юридического образования. И одновременно с осознанием этого факта во весь рост встает новый вопрос: сумеет ли российская высшая школа избежать угрозы нового утилитаризма, теперь уже в рамках указанного международного процесса? Итак, круг проблем, с которым сталкивается сейчас российская высшая школа широк, и эти проблемы отличаются большим многообразием. В их числе:

1). Проблема платного юридического образования;

2). Проблема роста числа новых юридических вузов и повышения квалификации кадров профессорско-преподавательского состава;

3). Проблема сохранения и развития отечественной юридической науки;

4). Проблема выживания российской юридической науки и профессионального юридического образования в условиях повышения уровня международной открытости современного российского общества.


3 Современное юридическое образования в России.

3.1 Плюсы расширения рынка юридического образования.

Первый аргумент основывается на своеобразном идеалистическом пафосе. Поскольку Россия встала на путь демократических преобразований, необходимы специалисты, которые эти преобразования будут осуществлять, особенно специалисты в области права. На данной теме можно спекулировать сколько угодно, очевидным, однако, остается тот факт, что помимо юристов стране также нужны строители, парикмахеры, инженеры и др. Уже сегодня монтажные работы осуществляются среднеазиатскими бригадами, а лес на Дальнем Востоке валят китайские рабочие. Это свидетельствует в том числе и о дефиците отечественной рабочей силы в соответствующих областях. Страна с неразвитой экономикой или пусть даже с развивающейся экономикой не может позволять себе роскошь делать акцент на подготовке специалистов в области непроизводственного сектора - это приведет к еще большему спаду производства. Каждый год по специальности "Юриспруденция" получают дипломы в 20 - 30 раз больше выпускников, чем в советский период. Вряд ли даже для построения правового государства требуется такое количество юристов.

Смягченная форма этого аргумента звучит так: даже если выпускники коммерческих вузов и не будут работать по специальности в силу профессиональной негодности или избытка предложения, полученные знания пригодятся им, когда они будут работать в иной сфере. Это не так. Во-первых, юридические знания весьма динамичны и в отсутствие практики через несколько лет обесцениваются в связи с изменением законодательства. Во-вторых, к сожалению, период, когда человек способен эффективно учиться, - непродолжителен и по общему правилу равен 5 - 10 годам после окончания школы. Если до 30 лет качественные знания не приобретены, вряд ли они будут приобретены позже. Получившие юридическое образование в большинстве случаев не смогут в дальнейшем переквалифицироваться - не хватит ни средств, ни времени. Кроме того, российская культура в этом вопросе достаточно специфична, и в отличие, скажем, от Европы и США, здесь не распространен образ "вечного" студента. Социальные традиции и стереотипы российского общества требуют от человека создания семьи и активного труда сразу после окончания вуза, что часто делает невозможным продолжение образования или переквалификацию.

Второй аргумент имеет экономическое обоснование. Если каждый год родители приводят своих детей в юридические вузы, значит, рынок требует специалистов в этой области. Это - логически неверно. Связь между потребностями рынка и заполненностью вузов - далеко не прямая, и это неоднократно подтверждено в том числе и отечественным опытом. Многие физики, получившие образование в 60-70-х, стали впоследствии "лириками". Не потребности рынка, а причины, лежащие совершенно в иной области, определяют постоянный спрос на юридическое образование. Во-первых, с советских времен юриспруденции воспринимается как выгодная и престижная профессия. Престиж профессии раньше был обоснован ее редкостью; сейчас этот фактор исчез, однако психологические установки остались. Во-вторых, юридическое образование стало одним из наименее трудоемких. Учиться на юриста сегодня гораздо легче, чем на врача или инженера. В-третьих, гетевскому студенту, мечтающему о выборе жизненного пути, эта профессия подходит как нельзя лучше. Полученные знания носят достаточно общий характер, позволяющий получить работу в различных областях.

Иными словами, привлекательность юридического образования объясняется главным образом устойчивой модой, феноменом искусственным и не имеющим ничего общего по отношению к действительным потребностям рынка. Современное российское общество дезориентировано и неустойчиво, здесь (будем откровенны) процветает стремление к власти и нежелание работать руками. Последнее вполне понятно, учитывая масс-медийные идеалы и низкий уровень зарплат лиц, занятых в производстве.

3.2 Уровень студентов и качество юридического образования

Общий уровень получающих высшее образование сегодня, увы, весьма невысок, особенно по сравнению с советским периодом. Это связано прежде всего с тем, что доступ в коммерческие вузы и на платные отделения государственных вузов сегодня открыт практически для всех желающих. Поэтому среди студентов-юристов есть те, кто просто не способен освоить требуемый объем знаний и кто в советский период мог претендовать в лучшем случае на среднеспециальное образование. Большинство коммерческих институтов, однако, не исключают студентов за неуспеваемость, поскольку являются заинтересованными в каждом, кто платит деньги. Такая политика, помимо всего прочего, бьет и по качеству образовательного процесса, поскольку преподаватели вынуждены ориентироваться на отстающих. В результате лекция превращается в чтение азбучных истин. Меняется и форма экзаменов. Прекрасно отдавая себе отчет, что большинство студентов не смогут подготовить требуемый материал, администрация и преподаватели снисходительно относятся к списыванию, а в некоторых вузах оно даже официально разрешено. Произошла деградация студенческой морали. Студенты-юристы посещают лекции в спортивных костюмах, а на перерывах обсуждают не правовые проблемы, а последние модели сотовых телефонов.

Другие причины, вызывающие ухудшение общего и профессионального уровня студентов, лежат в иных сферах. Современная школа часто не справляется с задачей создания начального багажа знаний, требуемого для освоения более высоких материй. Общественная мораль, отрицательно относившаяся к неуспевающим студентам в советский период, сегодня безразлична к такому качеству, как стремление приобрести новые знания.

Упал и общий уровень преподавательского состава. Широко распространено совместительство, и некоторые специалисты читают лекции в 5 и более вузах. Времени на усовершенствование содержания и способа подачи материала не остается. В увядающем состоянии, несмотря на многочисленные защиты кандидатских и докторских диссертаций, находится и юридическая наука. Среди преподавателей юридических вузов много непрофессионалов: историки, философы, вчерашние студенты, заполнившие дефицит квалифицированных преподавательских кадров.

Во многом высшее юридическое образование утратило право называться высшим. Студенты последнего курса часто не могут дать элементарные определения базовых терминов: "государство", "право", "норма" и пр. Пять лет, проведенные в стенах юридического вуза, становятся временем, потраченным впустую, а юридическое образование - в значительной степени фикцией.

Объемы подготовки юристов. Низкое качество выпускников юридических вузов - в конечном счете внутрикорпоративная проблема. Гораздо более важной проблемой представляется увеличение их количества. Ежегодно вузы миллионного российского города выпускают не менее 2000 юристов (20 - 30 вузов по 100 - 200 студентов ежегодно). В Москве и С.-Петербурге эти цифры на порядок выше. Если предположить, что такие объемы выпуска сохранятся в течение 40 лет (средний срок трудовой активности), - к 2045 г. каждый 10, а то и каждый пятый трудоспособный будет иметь юридическое образование. Если эти специалисты не начнут обслуживать население всего остального земного шара, чего конечно же не будет, страну ждет тяжелый кризис. Нужно помнить и о том, что не менее модными сегодня являются другие гуманитарные специальности: экономика, психология, иностранные языки и пр. В силу естественных причин инженеры, врачи и слесари, получившие образование в советский период, скоро уйдут с рынка труда. Уже сейчас многие сектора промышленности страдают от дефицита молодых кадров. Через несколько лет мы можем оказаться в ситуации, когда в стране большинство специалистов будут гуманитариями, не способными ни построить самолет, ни починить канализационные трубы. В короткий же срок исправить такое положение будет невозможно.

С другой стороны, рынок юридических услуг не безграничен. Юриспруденция является надстроечной профессией, которая процветает только в условиях развитого товарообмена. Соответственно большая часть сидящих сегодня за партами студентов не сможет получить работу по специальности и будет вынуждена пытаться реализовать себя в других сферах. В условиях наличия амбиций, вытекающих из факта наличия высшего образования, и неспособности получить новую специальность они будут безработными, тяжелым камнем висящими на шее национальной экономики.


Заключение

Хотелось бы отметить, что необходимо переориентирование отечественного образования в сторону увеличения выпуска специалистов в сфере точных наук. Прямое государственное вмешательство является единственным способом решения данной проблемы, т.к. рынок уже показал свою неспособность справиться с ней самостоятельно. Квотирование выпуска студентов-гуманитариев, ужесточение условий лицензирования и аккредитации гуманитарных вузов, реализация на практике санкций за нарушение условий аккредитации и пр. - все это может повлиять одновременно как на снижение объемов выпуска юристов, так и на повышение качества юридического образования.

Хочется заметить, что отечественная высшая школа традиционно в своем устроении ориентировалась на германскую, в какой-то мере – французскую систему подготовки юридических кадров. Советская система в этом плане не добавила ничего принципиально нового, просто законсервировав до поры то, что имело место в прошлом. Поэтому, как оказалось, и для нас, живущих в нынешнюю эпоху, остаются дороги имена немецких и французских ученых – Савиньи, Штейна, Лабанда, Ориу, Дюги, Гирке, Иеринга, Еллинека и других, как дороги способы и формы их научного творчества. Между тем, за прошедшее время европейское юридическое образование претерпело весьма существенные изменения: в настоящее время на Западе существует мощная тенденция к тому, чтобы трактовать юриспруденцию не как науку, а как ремесло, совокупность определенных технических приемов, которым и следует обучать людей, желающих стать юристами. Такая система высшего профессионального образования более всего характерна для американской высшей школы, но, как уже отмечалось, с целью повышения конкурентоспособности европейского образования, она усиленно внедряется, более того – стала нормой и в Европе. Но при таких условиях вряд ли можно констатировать, что сегодня европейская система высшего юридического образования обладает именами, равновеликими тем, которые были перечислены выше, и не потому, что таких ученых нет, а потому, что в них нет необходимости. Итак, можно констатировать, что современная европейская система профессионального юридического образования, ориентированная на подготовку высококлассных ремесленников от юриспруденции, обладает в высшей степени утилитарным характером. Со своей стороны, осознавая необходимость и неизбежность вхождения в нее российской высшей школы, мы должны ответить на вопрос, в какой мере мы готовы принять свойственный ей крайний утилитаризм.

Следует напомнить, что в советскую эпоху в системе подготовки юридических кадров существовали специализированные юридические учебные заведения (например, юридические техникумы, в меньшей степени – юридические институты). Выпускники этих учебных заведений были высокими профессионалами в той достаточно узкой сфере деятельности, для работы в которой, собственно, их и готовили. Однако существенным недостатком такой подготовки было то, что эти специалисты с большим трудом приспосабливались к работе в иных отраслях юриспруденции, как и имели сложности в случае, если менялись условия работы в избранной ими области (например, в случаях вступления в силу новых законов). В то же время, выпускники университетов, имея универсальное юридическое образование и хорошую теоретическую подготовку, такого рода сложностей не испытывали.

При всех тех изменениях, которые происходят в настоящее время в Европе, положение в ней характеризуется одним совершенно очевидным качеством – стабильностью действующих правовых механизмов. Ничего подобного нельзя сказать о современной России. При том, что она переживает сейчас период становления новых правовых механизмов (что проявляется, в частности, в активном законотворчестве наших законотворческих органов на уровне как Российской Федерации, так и ее субъектов), в нашей стране происходят глобальные, качественного характера, изменения в правосознании, включая, разумеется, и профессиональное правосознание. В таких условиях профессиональное юридическое образование, предполагающее формирование у студентов исключительно практических навыков становится не только невозможным, но и бессмысленным.

Таким образом, интеграция российского профессионального юридического образования в систему европейской высшей школы, несомненно необходима, более того, надо полагать, что она неизбежна. Однако, отдавая себе в этом отчет, следует подумать над тем, как реализовать эту задачу с минимальными издержками, ибо справедливы и сейчас слова С.Н. Булгакова, произнесенные им сто лет назад при поступлении на службу в Московский университет: «Ремесленный специалист не должен убивать в себе мыслителя, тоскующего о цельном знании».

И в заключение хочется привести слова Ф. Ницше: «Школьное дело будет в крупных государствах в лучшем случае посредственным, по той же причине, по которой в больших кухнях пища изготовляется в лучшем случае посредственно».


Источники

1. Жалинский А.Э. Социально-правовое мышление: проблемы борьбы с преступностью. М.: Наука, 1989;

2. Жалинский А.Э. Профессиональная деятельность юриста. Введение в специальность. М.: БЕК, 1997

3. Норбер Рулан ,Историческое введение в право. Nota Bene. М., 2005. С. 13

4. С.В.Катрич. Правовые основы менеджмента в России.Технология использования законодательства в деловом адменистрировании. Ibs. М., 1999.

5. Ковлер А.И. Антропология права. М.: Норма, 2003

6. Лаптева А.Е. Институт государства и права РАН // Государство и право. 2005. N 5.

7. К. Открытое общество и его враги. Т. II. М., 1992. С. 40 - 41.

8. Новицкий И.Б. Римское право. М.: Кронус ,2011

9. www.allpravo.ru

10. www.law-students.net/ - Сайт студентов и выпускников Юридического факультета СПбГУ.

11.