Принцип разделения властей в современном государстве

ПЛАН Введение ...3 I. Эволюция идеи разделения властей ….5 1. Развитие идеи разделения властей на Западе ….5

ПЛАН

Введение…………………………………………………………………………...3

I. Эволюция идеи разделения властей……………………………………….5

1. Развитие идеи разделения властей на Западе…………………………….5

2. Формирование идеи разделения властей в России…………………….10

II. Современное состояние теории разделения властей…………………..13

1. Принцип разделения властей в концепции правового государства…..13

2. Сущность принципа разделения властей……………………………….20

Заключение……………………………………………………………………….23

Библиографический список……………………………………………………..26

Введение

Актуальность темы «Принцип разделения властей в современном государстве».

1. Теория разделения властей является важным звеном в истории развития буржуазной политической мысли и конституционной практики. Ее главное требование, выдвинутое Джоном Локком и Шарлем Луи Монтескье в период борьбы буржуазии с феодальным абсолютизмом, заключалось в том, что для "утверждения политической свободы, обеспечения законности и устранения злоупотребления властью со стороны какой-либо социальной группы, учреждения или отдельною лица необходимо разделить государственную власть на законодательную, исполнительную и судебную. Причем каждая из этих властей, должна быть самостоятельной, независимой и взаимно сдерживающей друг друга.

Основные постулаты этой теории оказали большое влияние на разработку учения о сущности государственной власти, способах и формах ее организации, механизме взаимодействия органов государства, функционирования политической системы, на исследование проблем суверенитета, демократии, народного представительства, парламентаризма и других принципиальных вопросов государственного права.

2. Опыт современных демократических государств, таких как Центральная и Юго-Восточная Европа, а также США свидетельствует о том, что правовое государство является фундаментом хорошо организованного демократического государства, где приоритетной ценностью является развитие личности, гарант хранения стабильного мира и благополучия, в котором никто не стоит над правом, а свобода является возможностью делать все, что не запрещено законом.

3. Реальные шаги к воплощению концепции Ш.Монтескье в России были сделаны лишь в начале XX века, но теоретические обоснования необходимости реализации теории разделения властей можно найти в работах и более раннего периода, среди которых особенно можно выделить труды. Сперанского М. М, Ковалевского М.М., Елистратова А.И., Чичерина Б.Н..

Безусловно, законодательные полномочия первых российских парламентов часто ставились монархом под сомнение, система "сдержек и противовесов" действовала лишь тогда, когда этого хотел император, но это был первый серьезный шаг на пути к реализации принципов теории разделения властей в России.

Принцип разделения властей предусматривает не просто отделение законодательной, исполнительной и судебной властей друг от друга, но и создание таких условий, при которых они ограничивали бы друг друга на основе системы «сдержек и противовесов». Законодательная власть может контролировать власть исполнительную путем издания обязательных для нее законов. Исполнительная власть имеет право законодательной инициативы. Судебная власть контролирует обе ветви власти путем проверки конституционности (законности) принимаемых ими юридических актов, в связи с этим на первый план выходит потребность в налаживании сотрудничества между различными ветвями единой государственной власти. Без укрепления государства в лице всех его институтов и уровней власти нам, по словам Президента РФ В.В. Путина, «не достичь успехов ни в экономике, ни в социальной сфере»[20, c.8] .


ГЛАВА I . Эволюция идеи разделения властей

1. Развитие идеи разделения властей на Западе

Теория разделения властей является предметом исследования значительного числа ученых Запада. Некоторые исследователи берут за исходное в своих рассуждениях учение Дж. Локка, отдающего в соотношении властей бесспорное первенство законодательной власти, признавая ее «не только верховной властью в государстве, но и священной, неизмененной в руках тех, кому сообщество однажды ее доверило» Такие исследователи делают выводы о необходимости увеличения веса законодательной власти в государственном механизме.

Другие авторы, опираясь в своих суждениях на концепцию разделения властей, сформулированную Ш.Монтескье, провозгласившим принцип взаимодействия властей в условиях их разделения, относительной самостоятельности и верховенства закона («В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского», приходят к несколько иному выводу: законодательную власть нельзя абсолютизировать, ведь узурпация всей власти со стороны законодательной ведет к такой же тирании, как и узурпация правления исполнительной властью[10, c.213].

Нет единого мнения также и во взглядах на идеологическую, правовую, политическую и практическую значимость теории разделения властей. Диапазон суждений простирается от полного восприятия до такого же безоговорочного неприятия данной теории. Традиционно, принцип разделения властей не только провозглашается, как важнейшее условие функционирования демократического государства и общества, но и закрепляется законодательно.

Однако и негативное отношение к теории разделения властей приобретает все больше последователей среди ученых-конституционалистов. Анализируя постулаты данной теории применительно к практической стороне их воплощения, ряд авторов (например Е.Грессман, Ф.Садтен) приходит к убеждению, что в реальной жизни теория разделения властей остается лишь «формальной теорией». «Чистая», исходящая из строгого выполнения своих функций каждой из властвующих ветвей, концепция разделения властей исключает из всего разнообразия функций, выполняемых каждой из трех ветвей «схожие или смешанные функции». А это противоречит практике и самой действительности. Кроме того «чистая» теория разделения властей не подтверждается опытом государственно-правового строительства.

Значительные разночтения в западной литературе имеют место не только в отношении общей оценки теории разделения властей, но и в рассмотрении и решении проблем этичности и правильности рассматривания разделения властей как самостоятельной концепции.

Споры начинаются с вопроса о том, существует ли теория разделения властей в цельном виде или есть только конституционный принцип разделения властей, связанный с постоянным, как пишет С.Хендель, «перераспределением и с изменением баланса власти между ее разными ветвями»[14, c.108].

Также высказывается мнение, что поскольку в каждом современном государстве власть в конечном итоге принадлежит народу и существует для

народа, то логичнее в таком случае вести речь не о теории разделения властей, а о разделении функций, сфер деятельности и полномочий разных государственных органов, осуществляющих совместно государственную власть.

Однако, несмотря на широкий разброс мнений относительно цельности и степени оформленности, общая теория разделения властей, по признанию большинства специалистов, все же существует.

Начиная с основоположников теории и заканчивая современными учеными, выработаны универсальные положения и основные принципы концепции разделения властей, которые можно рассматривать в качестве общих для всех ее разновидностей, независимо от того, в какой стране и при каком политическом режиме она применяется и как интерпретируется.

К числу таких универсальных положений можно отнести следующие тезисы:

1. Законодательная, исполнительная и судебная власти не только тесно связаны, но и относительно самостоятельны.

2. Между высшими государственными органами, осуществляющими законодательную, исполнительную и судебную власти, существует баланс, работает система сдержек и противовесов.

3. Все три власти действуют, как правило, на постоянной правовой основе.

4. Верховенство законодательной власти.

5. Основная и конечная цель существования и реализации теории разделения властей — это предотвращение узурпации всей государственной власти одним лицом или группой лиц и сохранение целостности государственного механизма. Несмотря на различие в понимании и трактовке целей теории разделения властей почти все исследователи убеждены, что «если один человек может создавать право, применять его и судить о его нарушениях, то в таких случаях свобода не может долго существовать»[16, c.307].

Нет в западной литературе и единого ответа на вопрос как применяются положения теории разделения властей на практике в той или иной стране. Однако, суммируя высказывания ученых, можно определить, что национальная специфика применения теории разделения властей зависит от ряда объективных (характер и уровень развития конкретной страны, ее экономики и общества и т.п.) и субъективных (официальная приверженность или неприятие теории разделения властей) факторов, а также в особенностях

международного окружения отдельно взятого государства.

О преимуществах и недостатках каждого конкретного фактора, влияющего на процесс реализации концепции разделения властей в разных странах, идут споры. «Глубокое и разностороннее их изучение позволит создать более полное представление не только об основных положениях теории разделения властей, но и об особенностях практики их применения»

Нескончаемые дебаты в западных академических кругах идут по проблеме оптимального соотношения законодательной, исполнительной и судебной властей.

Вопрос о роли и значимости судебных органов в системе разделения властей, решается хоть и похоже, но по некоторым аспектам не равнозначно.

Так, некоторые специалисты считают, что Суд должен выступать гарантом равновесия властей, в других случаях Суд рассматривается как посредник между законодательной и исполнительной властями (при этом, как указывает например Страусс К., Суд не справляется с данной задачей) и наконец отдельные авторы представляют Суд в виде института, призванного, в ситуации постоянной борьбы между ветвями власти, своими решениями «приспосабливать непрерывно усложняющуюся структуру к конституционным требованиям разделения властей, каждая из которых должна выполнять свои собственные функции». Кроме названных, есть еще и другие интерпретации роли суда в системе других государственных властей.

Остро стоит вопрос и о поддержании баланса властей, об оптимальном соотношении законодательной и исполнительной властей, в том числе и о допустимости делегирования законодательной власти.

Общей исходной точкой для исследования проблемы оптимального соотношения законодательной и исполнительной властей является положение, что Парламент (Конгресс, Национальное собрание) принимает законы, а президент (правительство, кабинет) проводит их в жизнь. Причем это правило закрепляется законодательно и редко подвергается сомнению.

Мнения ученых расходятся в выявлении причин нарушения баланса властей и соответственно способах их устранения.

Баланс властей редко бывает стабильным, т.к. каждая из властей стремится использовать концепцию разделения в своих целях, для своего усиления.

Изменение баланса властей, с точки зрения некоторых авторов, объясняется существованием длительной тенденции поочередного усиления одной и соответственно ослабления другой ветви власти, этой позиции противопоставляется тезис о том, что имеет место лишь эпизодическое нарушение баланса законодательной и исполнительной властей. Оно объясняется возникающими время от времени критическими для той или иной ветви власти ситуациями или же субъективными качествами глав государств[8, c.96].

Отдельные специалисты видят причину нарушения баланса властей в практике делегирования законодательства. С их точки зрения такой процесс

подвергает «эрозии и в конечном счете разрушает принципы разделения властей».

Вместе с тем, есть много сторонников практики делегирования законодательства, в обоснование пользы таких процессов они ссылаются на

американский опыт делегирования законодательной власти от Конгресса к исполнительной власти во главе с президентом Рузвельтом в 30-е годы, в период «великой депрессии», на аналогичный опыт США 70-х гг.

Существует еще и третий «средний» поход к делегированию законодательства. Сторонники данного подхода допускают возможность, а

иногда и необходимость делегирования законодательства, но подчеркивают,

что для нейтрализации негативного его воздействия на разделение властей этот процесс нужно держать под судебным или иным эффективным контролем.

Кроме того, передача законодательных прерогатив должна носить добровольный со стороны законодательной власти временный и ограниченный характер, чтобы не разрушать существующий баланс законодательной и исполнительной властей[5, c.176].

Помимо названных, в западной литературе существует множество иных подходов к проблемам сохранения баланса между ветвями власти, равно, как и к проблемам других аспектов теории разделения властей.

2. Формирование идеи разделения властей в России

В советской и постсоветской юридической науке принцип разделения властей ни сам по себе, ни как признак правового государство не привлёк к себе столь широкого внимания, как это имело место на западе.

До весны 1985 г. (начала «перестройки») о теории или принципе разделения властей если и говорилось, то в основном с сугубо академических позиций или в критическом плане. Со ссыпкой на классиков марксизма-ленинизма утверждалось (и не без оснований), что в западных странах, в частности в США, эта концепция применяется господствующим классом буржуазии лишь в той мере, в какой она соответствует сложившимся отношениям.

С началом «перестройки» и вплоть до нынешних дней о теории разделения властей с благословения власть имущих, весьма чувствительных ко всему западному, а значит, безусловно цивилизованному, прогрессивному, говорят и пишут довольно много, размашисто, по-пропагандистски ярко, идеологически доходчиво. Но среди массы в основном газетных, журналистского уровня публикаций - статей и пр. превалируют упрощенные, не аналитического и не критического плана издания. Повсеместно проводится мысль о том, что наличие в государственном механизме России принципа разделения властей - это, безусловно, хорошо, а его отсутствие - это очень плохо. «Из-за отсутствия в нашей политической системе постоянно действующей, профессиональной сферы законодательной власти, разделения властей и механизма сдержек и противовесов, - пишет в связи с этим один из авторов, - сосредоточения власти в едином центре, в партийных органах на различных уровнях и при бюрократической иерархической структуре организации процесса управления наше общество столкнулось с тем, что на каждом уровне власти высший руководитель... превращался практически в самозванца на каждом уровне власти, в каждом большом и маленьком институте общества».

Данный тезис, несомненно, заслуживал бы полной поддержки и внимания, если бы не был слишком категоричным. Полное и категорическое непризнание теории разделения властей в ее классическом понимании очень быстро сменилось столь же безусловным и категорическим ее признанием. В результате этого невольно создавалось впечатление, что в государственно-правовом механизме России немедленно установятся подлинно демократические порядок и режим, как только будет полностью воспринят принцип разделения властей.

Подобные мотивы, сознательно или неосознанно отодвигающие все другие факторы, оказывающие огромное влияние на политический режим и государственный строй, стали доминирующими на некоторое время (вплоть до издания Указа «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 г.) во многих средствах массовой информации. Они практически исключали возможность различной интерпретации, а тем более критического восприятия теории разделения властей применительно к российской действительности.

В июне 1990 г. первый Съезд Народных депутатов РСФСР провозгласил государственный суверенитет Российской Федерации. Система принципов, обеспечивающих политические, экономические и правовые гарантии суверенитета РСФСР, были закреплены в тексте Декларации «О государственном суверенитете РСФСР» от 12 июня 1990 г. Статья 13 Декларации официально закрепила принцип разделения властей как основополагающий в государственном механизме РСФСР: «Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства».

31 марта 1992 г. был подписан Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных области и округов, что явилось отправной точкой для процесса федерализации российского общества. Своеобразным итогом политико-правовых преобразований, утвердивших новую систему организации государственной власти в России, явилось принятие 12 декабря 1993 г. Конституции Российской Федерации.

Согласно действующей Конституции России носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Власть может осуществляться народом либо непосредственно, высшим выражением чего служат референдум и свободные выборы, либо через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Для предотвращения злоупотребления властью в Российской Федерации реализуется принцип разделения властей[17, c.38].

Вопрос о разделении властей и единстве системы государственной власти увязан с федеративным устройством, государственной целостностью и разграничением предметов ведения между федерацией и ее субъектами (ч. 3 ст. 5 Конституции Российской Федерации). Особо выделена ст. 10 Конституции, гласящая: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Согласно части 1 статьи 11 Конституции РФ «Государственную власть в РФ осуществляют Президент РФ, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство РФ, суды РФ».

Проанализируем эти нормы во взаимосвязи с другими конституционными нормами. Во-первых, в статье 10 идёт речь о государственной власти в единственном числе, говорится о разделении государственной власти, а не властей. Это принципиально важно, особенно учитывая то, что согласно части 3 статьи 5 единство системы государственной власти является одним из конституционных принципов федерализма. Во-вторых – государственная власть осуществляется «на основе», а не на абсолютном принципе, принцип разделения властей рассматривается как основополагающий, направляющий, но не как абсолютный, а значит, могут быть и исключения. В-третьих, глава государства - Президент РФ - не входит непосредственно ни в одну из трёх основных "ветвей власти". В-четвёртых, перечень федеральных органов государственной власти, установленный частью 1 статьи 11, нельзя считать исчерпывающим. Федеральные органы исполнительной власти, которые упоминаются во многих статьях глав 3 и 6, а также об их территориальных органах, о которых говорится в части 1 статьи 78, в этот перечень не входят. Не вписываются ни в этот перечень, ни в традиционную триаду «ветвей власти» такие федеральные государственные органы (а они обладают всеми признаками государственных органов и в соответствующих федеральных законах, как правило, прямо названы государственными органами), которые либо прямо названы органами государственной власти, либо по свойствам исполняемых функций и по характеру государственно-властных полномочий фактически являются таковыми: Центральный банк РФ (часть 2 статьи 75 Конституции РФ прямо называет его органом государственной власти), Счётная палата РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, органы прокуратуры во главе с Генеральной прокуратурой РФ, избирательные комиссии во главе с Центральной избирательной комиссией РФ и некоторые другие государственные органы[1, c.5].

ГЛАВА II . Современное состояние теории разделения властей.

1. Принцип разделения властей в концепции правового государства

Принцип разделения властей в Конституции РФ отражен в ст. 10. В ней говорится что: государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Хотя в некоторых странах принцип разделения властей является на столько очевидным, что даже не закрепляется в тексте основного закона (США).

Целью законодательной власти, как это следует из ее названия, - издание законов. Еще эту ветвь публичной власти принято именовать представительной, поскольку эти органы, как никакие другие, представляют интересы всего народа (населения) или значительной ее части. Именно парламентам доверено принимать законы, т.е. акты высшей юридической силы, поскольку они являются выборными коллегиальными органами публичной власти, в которых наиболее широко представлены интересы большинства граждан демократического государства, включая, политические, национальные, возрастные и иные социальные меньшинства. Выборный характер этих органов и коллегиальный порядок принятия ими решений позволяет принять сбалансированный нормативно-правовой акт, отражающий компромиссное решение по важнейшим вопросам государственной и общественной жизни. При этом законодательная функция должна быть отделена от исполнения принятых решений, поскольку в ином случае будут приниматься не те законы, в которых нуждаются граждане данной страны, а те, которые легче можно исполнить.

Особенность этой ветви еще и в том, что отсутствует властная иерархия и система административного подчинения среди входящих в нее органов.

Данная характеристика представительной власти сформировалась еще во времена Ш. Монтескье, в последующем развитии общественных отношений в нее были внесены некоторые коррективы.

1. Такой орган публичной власти, как единоличный глава государства, приобретавший свой статус в порядке монархического престолонаследия, во многих государствах был заменен всенародно избираемым на определенный срок президентом страны. Он не только стал выборным, но и, в известной мере, представительным органом государственной власти. Поэтому сегодня можно говорить о представительных органах власти в широком (единоличные и коллегиальные органы) и узком (только выборные коллегиальные органы) смысле слова.

2. В некоторых государствах (например, Великобритании) монарх вошел в состав законодательной власти, поскольку он утратил конституционное право вето на законы, принимаемые парламентами. В подобном положении оказался и ряд президентов парламентских республик (ФРГ, Австрия).

Вторая ветвь публичной власти – исполнительная. Ее основная задача исполнять те законы, которые приняты законодательными (представительными) органами публичной власти. Смысл деятельности этой ветви власти – фактически реализовать те положения принятых парламентом законов, которые нуждаются в принудительном исполнении или вмешательстве в их исполнение в иной форме. По этой причине перед исполнительными органами власти стоит задача дойти до каждого гражданина, каждого участника правовых отношений, добиться реализации требований закона. Поэтому в системе органов исполнительной власти, в отличие от представительных органов, требуется создание единой вертикали органов власти, административного подчинения нижестоящих органов вышестоящим.

Однако и в существо этой власти процесс общественного развития также внес свои коррективы.

1. С усложнением процедуры нормативно-правового регулирования возросли требования к содержанию законов. К тому же практика создания правового государства во многих странах мира потребовала усиления нормативно-правовых начал в организации и деятельности исполнительной власти. Из чисто исполнительной она превратилась в исполнительно-распорядительную, т.е. дополняющую процесс исполнения закона своими собственными нормативно-правовыми актами. Естественно, эти акты имеют подзаконный характер, ими не могут ограничиваться важнейшие права человека. В случае их противозаконности их издание можно обжаловать в суде. Однако сам факт их появления позволяет говорить о сближении функций законодательной и исполнительной ветвей власти.

2. Некоторые органы исполнительной власти, особенно общей компетенции, приобрели статус выборных, что, в известной мере, сблизило их положение с представительными органами публичной власти, но не вывело из системы единого подчинения и юридической ответственности.

Третья ветвь государственной власти – судебная. Ее положение в системе разделения властей отличается наибольшим своеобразием. Ее органы выступают своего рода противовесом первым двум ветвям власти в борьбе за обеспечение прав человека. Именно судебные органы защищают человека от произвола первых двух ветвей власти. Они разрешают споры между органами этих ветвей власти. Но самое главное – именно судебные органы делают то, что не способны сделать все остальные органы публичной власти: установить истину в юридическом смысле слова. Судебные органы придают установленным ими фактам юридическое значение. А после этого следует процедура защиты законных прав участников правовых отношений, наказание виновных лиц, отмена незаконных решений, восстановление нарушенного права, защита прав потерпевшего и т.д.

Из выше указанного можно выделить следующие особенности судебной власти:

Во-первых, ее осуществление нацелено на особую сферу деятельности государства, в которой выкристаллизовываются правозащитные, упорядочивающие и правоприменительные элементы содержания власти, устанавливаются основы фактического и правового равенства всех социальных групп и слоев населения, каждого отдельного гражданина перед судом и законом. В силу этого сфера правосудия приобретает самостоятельный характер во всей деятельности государства, чем обусловлено ее закрепление в каждой соответствующей Конституции в качестве отдельного, целостного блока.

Во-вторых, реализация данной формы имеет четкую направленность на осуществление судебной политики в государстве. Возможность вычленения именно судебной политики говорит о ее особого рода воздействии на общество в определенной сфере жизни с целью приведения его к желаемым структурным и функциональным характеристикам. Такое воздействие обеспечивает определенную направленность правоприменения для достижения уголовно-правовой, хозяйственно-правовой, административной, эколого-правовой и пр. охраны прав личности в условиях справедливого устройства общества.

В-третьих, для любой формы государственной деятельности характерно, что через ее посредство происходит осуществление определенных функций государства. Соответственно правосудие тесно связано с реализацией таких государственных функций, которые четко выражают его конкретное назначение.

Наконец, в-четвертых, осуществление правосудия приобретает качество особой формы государственной деятельности, поскольку оно выражается вовне через соответствующую систему органов государства - судебную систему.[12, c.59]

Равновесие властей сохраняется благодаря ключевой составляющей принципа разделения властей – системе «сдержек и противовесов». Эта система основана на том, что у органов одной ветви власти есть средства воздействия на органы других ветвей. Взаимное влияние приводит к тому, что различные органы государственной власти как бы уравновешивают друг друга при принятии того или иного решения. Для эффективности системы «сдержек и противовесов» важно, чтобы в государстве не существовало высшего органа власти, способного подменить все остальные и соединяющего в себе их черты. Поэтому при установлении системы «сдержек и противовесов» надо исходить из того, что органы государственной власти должны обладать возможностями воздействия друг на друга, но не могут использовать их для того, чтобы поставить себя выше других и в результате поставить под угрозу осуществление в полном объеме прав и свобод человека.

Система «сдержек и противовесов» представляет собой комплекс правовых средств, позволяющих одной независимой ветви власти влиять на деятельность другой независимой ветви власти. Эта система, направленная на взаимодействие ветвей власти, дополняет принцип разделения властей, подчеркивая, в конечном счете, единство государственной власти, ее интегрирующее начало. Выделяют три основополагающих начала системы «сдержек и противовесов».

1. Все три ветви власти имеют различные источники своего формирования.

2. Все органы государственной власти имеют различные сроки полномочий.

Установление различных источников формирования и сроков полномочий для носителей законодательной, исполнительной и судебной властей должно было, по мысли учредителей Конституции, обеспечить соответствующие ветви власти определенной самостоятельностью по отношению друг к другу и предупредить одновременное обновление их состава, то есть добиться устойчивости и преемственности в верхнем эшелоне государственной машины.

3. Механизм, в рамках которого каждая из ветвей власти имела бы возможность нейтрализовать узурпаторские поползновения другой.

Система «сдержек и противовесов» призвана не только предупредить узурпацию власти, но и обеспечить стабильность работы органов государственной власти. Для этого каждая из ветвей власти должна обладать собственной сферой деятельности. Через закрепление собственной сферы деятельности за ветвями власти проявляется их юридическое равенство и обеспечивается независимость. С другой стороны, независимость ветвей власти не является их полным обособлением друг от друга, не означает возведения между ними «китайской стены», способной вызвать несогласованность в деятельности государства. Да это и невозможно, поскольку речь идет о едином институте, единой государственной власти. В государстве не может быть несколько различных по своей сущности властей: это исключается концепцией государственного суверенитета.

Развивая это положение, Авакьян отмечает, что «на вопрос о равенстве представительных, исполнительных и судебных органов или верховенстве одних над другими трудно дать однозначный ответ, ибо все они занимают в системе свои ниши, а возможности воздействия друг на друга никак не могут использовать для того, чтобы поставить себя выше других».

Пожалуй, ныне в российской юридической науке наиболее распространено мнение, согласно которому в развитых в экономическом отношении, демократических странах законодательная, исполнительная и судебная власти равнозначны и равноправны, что позволяет им с достаточной степенью эффективности взаимно сдерживать, уравновешивать и контролировать друг друга. «В пределах своей компетенции, - пишет Г.Н. Манов, - каждая власть самостоятельна, равна другим и независима от них, подчиняясь только закону».

Енгибарян также полагает: «что в правовом государстве существует баланс законодательной, исполнительной и судебной властей». При этом если и наблюдаются отдельные отклонения с точки зрения равенства властей, то они рассматриваются скорее как исключения из правила, досадные и по сути своей случайные огрехи, подлежащие скорейшему устранению.

Подобная позиция, по нашему мнению, мало сочетается с реальностью. Ее сторонники попросту выдают желаемое за действительное, необоснованно полагая, что существует некое «идеальное» состояние государственного механизма, практически реализованное в основном в странах Запада, при котором в большей или меньшей степени, но, в общем, обеспечено фактическое, а не формальное равенство всех властей. К этому идеальному состоянию, по их мнению, и следует стремиться. Однако на самом деле это состояние не достигнуто нигде в мире и, более того, недостижимо в принципе.

Именно исполнительная власть, на вершине которой находится правительство, сосредоточивает в своих руках неизмеримо большие по сравнению с другими ветвями государственной власти финансовые, материально-технические, технико-технологические, организационные, людские и иные ресурсы[16, c. 401].

Именно она обладает сегодня наиболее полной, если не сказать исчерпывающей, информацией о процессах, происходящих во всех сферах жизнедеятельности общественного организма и на международной арене. Как не вспомнить здесь ставшее уже крылатым изречение: «Кто владеет информацией, владеет миром».

2. Сущность принципа разделения властей

Какими бы ни были разными варианты механизма действия принципа разделения властей теория в основе определяет следующее его содержание. «Законодательная власть обладает верховенством, поскольку она устанавливает правовые начала государственной и общественной жизни, основные направления внутренней и внешней политики страны, а следовательно, определяет в конечном счёте правовую организацию и формы деятельности исполнительной и судебной властей. Главенствующее положение законодательных органов в механизме правового государства обуславливает высшую юридическую силу принимаемых ими законов, придаёт общеобязательный характер нормам права, выраженных в них. Однако верховенство законодательной власти не носит абсолютного характера. Пределы её действия ограничены принципами права, естественными правами человека, идеями свободы и справедливости. Она находится под контролем народа и специальных конституционных органов, с помощью которых обеспечивается соответствие законов действующей конституции.

Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Её деятельность должна быть основана на законе, осуществляться в рамках закона. Исполнительные органы и государственные должностные лица не имеют права издавать общеобязательные акты, устанавливающие новые, не предусмотренные законом права или обязанности граждан и организаций. Исполнительная власть носит правовой характер лишь в том случае, если она является подзаконной властью, действует на началах законности. Сдерживание исполнительной власти достигается также посредством её подотчётности и ответственности перед представительными органами государственной власти. В правовом государстве каждый гражданин может обжаловать любые незаконные действия исполнительных органов и должностных лиц в судебном порядке.

Судебная власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал. Правосудие в правовом государстве осуществляется только судебными органами. Никто не может присвоить себе функции суда. В своей правоохранительной деятельности суд руководствуется только законом, правом и не зависит от субъективных влияний законодательной или исполнительной власти. Независимость и законность правосудия являются важнейшей гарантией прав и свобод граждан, правовой государственности в целом. С одной стороны, суд не может присваивать себе функции законодательной или исполнительной власти, с другой стороны его важнейшей задачей является организационно–правовой контроль за нормативными актами этих властей. Судебная власть, таким образом, выступает сдерживающим фактором, предупреждающим нарушение правовых установлений, и прежде всего конституционных, как со стороны законодательных, так и исполнительных органов государственной власти, обеспечивая тем самым реальное разделение властей».

Таким образом, разграничение единой государственной власти на три относительно самостоятельные и независимые отрасли предотвращает возможные злоупотребления властью и возникновение тоталитарного управления государством, не связанного правом. Каждая из этих властей занимает своё место в общей системе государственной власти и выполняет свойственные только ей задачи и функции. Равновесие властей поддерживается специальными организационно–правовыми мерами, которые обеспечивают не только взаимодействие, но и взаимоограничение полномочий в установленных пределах.

В то же время они гарантируют независимость одной власти от другой в пределах тех же полномочий. Следует отметить, что принцип разделения властей является одним из принципов правового государства и эффективно действовать может только в связке с ними, важнейшими из которых являются принцип законности, взаимная ответственность государства и личности, реальность прав личности.[21, c.16]

Заключение

Анализируя исследуемую тему, можно сделать вывод, что в современных условиях существования конституционного строя принцип разделения властей имеет приоритетное значение. Принцип нацелен на то, чтобы предотвратить возвышение одной власти над другими, утверждение авторитаризма и диктаторского режима в общества. Он предусматривает систему «сдержек и противовесов», направленную на сведение к минимуму возможные ошибки в управлении, односторонность подхода к решаемым вопросам. Благодаря функционированию системы разделения властей происходит рационализация и оптимизация деятельности государства, всех его структур и на этой основе повышение эффективности всего механизма управления в целом.

Имея, глубокие исторические корни, теория разделения властей, как самостоятельная и цельная политическая доктрина сформировалась в период буржуазных революций XVII-XVIII вв.

Основные постулаты «классическою» варианта этой доктрины были выдвинуты сначала Джоном Локком, а затем Шарлем Луи Монтескье как идеологами умеренных кругов буржуазии, стремившихся мирным путем получить доступ к государственной власти на основе компромисса с либеральным дворянством. Не случайно, что именно в Англии XVII в., где буржуазная революция носила умеренный и компромиссный характер, концепция разделения властей в трактовке известного английского философа Джона Локка смогла отразить потребности рождающегося буржуазного строя и поэтому стала популярной политической доктриной.

К началу XX в. основные принципы юридической концепции правового государства в ведущих западноевропейских государствах были воплощены в жизнь: введенное в 1918 г. в Англии всеобщее избирательное право, эффективно функционирующая в США система разделения властей, стали общепризнанными моделями для построения современного демократического правового государства. Что включает в себя: установление реальных гарантий прав и свобод личности; разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную; верховенство правового закона; взаимную ответственность личности и государства; осуществление высшего конституционного контроля. Верховенства закона, действует строго в определенных границах, установленных обществом, подчиняется обществу, ответственно перед гражданами, обеспечивает социальную и правовую защищенность граждан.

К аспектам разделения властей существует множество подходов и точек зрения. Это вполне естественно, учитывая сложность, противоречивость и вместе с тем большую теоретическую и практическую значимость концепции разделения властей.

Хотелось бы также отметить, что в связи с неоднозначностью, многоаспектностью проблемы разделения властей, большой политической и правовой значимостью данной концепции дискуссии ведутся практически по всем направлениям понимания и толкования теории. В данной работе были исследованы и указаны только наиболее важные из них.

Для полного формирования правового государства, помимо провозглашения конституционного принципа, прежде всего, нужен определенный уровень материальной обеспеченности людей, развитая экономика, определенный культурный уровень населения. Однако в важнейших вопросах и сама конституция должна быть в достаточной степени конкретной, чтобы выступать в качестве источника норм прямого действия, обязательных для государственных органов, должностных лиц.

Правовое государство нельзя установить одним каким-либо актом. Для его становления необходимо создать гражданское общество с достаточно высоким уровнем политической и правовой культуры населения и государственного аппарата, с развитой демократией. Принцип направлен на обеспечение конституционных прав и свобод личности, которые могут быть гарантированы только при самостоятельном функционировании этих ветвей власти.

Только осознание необходимости инициативного поведения в правовой сфере, повышения юридической и политической культуры сможет стать настоящей гарантией приоритета прав человека и гражданина, как высшей ценности, над правами государства.

Таким образом, мы видим, что идея правового государства, зародившаяся в в XVIII веке , усилиями передовых мыслителей многих столетии превратилась в стройную теорию, а затем нашла свое практическое применение в развитых странах мира, в том числе и в Российской федерации на современном этапе ее развития.

Библиографический список

Список нормативных актов.

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. // Российская газета, 1993, 25 декабря.

Учебная литература.

2. Диаконов В.В. Учебное пособие по теории государства и права. М.: Норма, 2004. – 366 с.

3. Игонькина С.И. Механизм современного российского государства., изм. и доп., М.: Юристъ, 2020. 215 с.

4. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. - М.: Проспект, 2011. – 640 с.

5. Паречина С.Г. Теории государственной власти. СПб.: Питер, 2005. – 210 с.

6. Шевцов В.С. Право и судебная власть в РФ. М.: МЦИ, 2003. 234 с.

7. Тихомиров Ю.А. Механизм государства // Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М.: Норма, 2003. С. 107.

8. Григорьева И. В. Теория государства и права: учебное пособие / И.В. Григорьева. – Тамбов: изд-во ТГТУ, 2009. – 304 с.

9. Венгеров А. Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов., изд. 6-е, стереотип. М.: Омега-Л, 2009. – 608 с.

10. Основы государства и права / Под. ред. А.В. Малько. Изд. 2-е, стереотип. М.: КноРус, 2009. – 336 с.

11. Морозова Л.А. Теория государства и права: учебник / Л.А. Морозова. – изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Эксмо, 2010. – 480 с.

12. Демократическое правовое государство и гражданское общество в странах Центральной - Восточной Европы. – М.: Наука, 2005. – 184с.

13. Омельченко О.А. «Всеобщая история государства и права». – М.: Издательство ЭКСМО, 2005. – 576 с.

14. Храпанюк В.Н. «Теория государства и права». Учебник для вузов. – М.: Издательство «Интер стиль», «Омега Л», 2005. – 382 с.

15. Абдулов М.И. «Теория государства и права». Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2003. – 397 с.

16. Матузова Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.:Юристъ, 2009. – 528 с.

17. Михайлева Н.А. Конституционное право России. М., 2006. – 325 с.

18. Головистикова, А.Н. Теория государства и права / А.Н. Головистикова, Ю.А. Дмитриев. – М.: Эксмо, 2005. – 592 с.

19. Протасов В.Н. Теория государства и права. – М.: Юрайт, 2006. – 159 с.

Специальная литература.

20. Николаев Е.А. Принцип разделения власти и проблемы государственного строительства // Право и политика. 2003. №12.

21. Левакин И.В., Филосовско-правовые и исторические основы разделения государственной власти // Законодательство и экономика, 2005. №1., 43 с.

22. Клименко В. Мировой опыт и реальность переходного периода государственного строительства в России //Разделение властей: история и современность. М. 2006. -.402с.

Методическая литература.

22. Теория государства и права: учеб.-метод. пособие / сост. А.Ю. Машкина, Н.В. Кешикова. – Иркутск: изд-во БГУЭП, 2006. – 155 с.