Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства

Санкт-Петербургский Государственный Университет Юридический Факультет Курсовая работа по Уголовному праву Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства.

Санкт-Петербургский Государственный Университет

Юридический Факультет

Курсовая работа по Уголовному праву

Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства.

Санкт-Петербург

2000г.

Содержание

1.Содержание

2.Общая характеристики обстоятельств, отягчающих убийство 3.Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства

--Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК)

--Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК)

--Убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. <г> ч. 2 ст. 105 УК)

--Убийство, совершенное с особой жестокостью ( п. «д» ч. 2 ст. 105 УК)

--Убийство, совершенное общеопасным способом (п.»е» ч. 2 ст. 105 УК)

--Убийство, совершенное в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК )

4.Литертура

Общая характеристик и обстоятельств, отягчающ и х убийство

В истории российского законодательства наиболее тяжкими в разное время при з навались различные виды убийства: например, «убийство в разбое» по Русской Правде; убийство путем отравления по Уложению Алексея Михайловича; родственное убийство, особенно отца или матери, по Своду законов уголовных (1832 г.); предумышленное убийство с заранее обдуманным умыслом по Уложению о наказаниях ( 1845 г.).

Выявление обстоятельств, отягчающих убийства, по действующему УК имеет важное з начение для правильной квалификации преступления, а затем и для справедливого наказания виновного.

Российскому уголовному законодательству в настоящее время известны два вида обстоятельств, отягчающих наказание. Одни из них имеют значение для определения наказания лицу, совершившему преступление (ст. 63 УК), Другие выступают как приз н аки конкретного состава преступления, влияющие на его квалификацию. Сопоставление отягчающих наказание обстоятельств, названных в ст. 63 УК, с обстоятельствами, влияющими на квалификацию отдельных преступлений, показывает, что первые служат как бы юридической базой, определяющей направленность вторых. Иными словами, отягчающие обстоятельства, названные в Общей части Уголовного кодекса, конкретизируются в отдельных составах преступлений Особенной части. Это относится в полной мере и к обстоятельствам, отягчающим наказание за убийство. Например, такие обстоятельства из числа названных в ст. 63 УК, как совершение преступления лицом, ранее неоднократно совершившим какое-либо преступление, совершение преступления с целью скрыть другое преступление, причинение преступлением тяжких последствий, совершение преступления с особой жестокостью или садизмом, совершение преступления общеопасным способом, сформулированы в ч. 2 ст. 105 УК с необходимой детализацией применительно к убийствам, с учетом специфики этих преступлений.

Убийство при отягчающих обстоятельствах, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК, представляет большую общественную опасность по сравнению с другими убийствами. Статистика свидетельствует, что таких убийств в России около 15% от всех регистрируемых убийств. Для признания убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах необходимо установить, что действия виновного подпадают под один или несколько признаков, перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК.

В УК РФ дается новая по сравнению с УК РСФСР классификация обстоятельств, отягчающих убийства, уточнена редакция некоторых квалифицирующих пр и знаков и введены новые признаки. Все эти новации я постараюсь рассмотреть при анализе каждого из отягчающ и х обстоятельств. Здесь отмечу лишь, что число пунктов в ч. 2 ст. 105 УК по сравнению со ст. 102 УК РСФСР не увеличилось — их осталось 13, но увеличилось число обстоятельств, которые позволяют квалифицировать убийство по ч. 2 ст. 105 УК. Их теперь стало 2 2 связи с включением в некоторые пункты смежных по мотивам или иным признакам отягчающих обстоятельств, которые ранее к их числу не относились. Из прежних отягчающих обстоятельств исключено, только одно — совершение убийства особо опасным рецидивистом, так как новый УК не предусматривает признание осужденных особо опасными рецидивистами, а связывает с особо опасным рецидивом, в частности, назначение более строгого наказания в пределах санкций статей, предусмотренных Особенной частью.

Общая картина обстоятельств, влияющих на квалификацию убийства по ч. 2 ст. 105 УК, если сравнивать со ст. 102 УК РСФСР, изло жена по-новому. Последовательно в соответствии с элементами состава данного преступления, а именно г о объекту, точнее, по лич н о сти , потерпевшего от преступлен и я — убийство двух или более лиц; лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоя нии, а равно сопряженное с похищением человека или захватом за ложников; убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. По объективной стороне — убийство, ; совершенное с особой жестокостью; общеопасным способом; группой .. лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. По субъективной стороне — убийство из корыстных побужден и й или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогател ьством или бандитизмом; из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести; в целях использования органов или тканей потерпевшего. /70 субъекту — убийство, совершенное неоднократно.

Нетрудно заметить, что отягчающие обстоятельства убийства располагаются по схеме их связи с элементами состава преступления, которая хотя и у с ловна, но имеет определенное значение для квалификации каждого состава убийства, отягченного одним или несколькими из перечисленных обстоятельств.

Каждое из обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, и м еет самостоятельное значение. Поэтому недопустимо при квалификации действий лица, виновного в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, применять лишь один из пунктов ч. 2 ст. 105 УК, несмотря на то что установлено не одно, а несколько отягчающих обстоятельств, указанных в этой статье.

Иногда такие ошибки пытаются оправдать тем, что применение одного и ли двух-трех пунктов ч. 2 ст. 105 УК якобы не влияет на исход дела, ибо эта статья имеет единую санкцию. Конечно, санкция у статьи одна, но с утверждением о том, что неправильная квалификация и при этом условии не влияет на исход дела, согласиться нельзя. В действительности подобная постановка вопроса неизбежно ведет к упрощенчеству. Поэтому Пленум Верховного Суда РФ в п. 17 постановления от 27 января 1999 г . обоснованно указал, что убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. При ином по дх оде суд при вынесении приговора будет лишен во з можности оценить все существенные обстоятельства дела и прежде всего квалифицирующие признаки совершенного преступления. Это в свою очередь повлечет назначение виновному более мягкого наказания по сравнению с тем, которого он заслуживает. Только квалификация всех действий виновного позволяет - всесторонне оценить общественную опасность совершенного убийства и с учетом данных о личности преступника назначить справедливое наказание.

Из сказанного сле д ует, что в тех случаях, когда убийство совершено при отягчающих обстоятельствах, указанных в двух или более пунктах ч. 2 ст. 105 УК, для правильной юрид и ческой оценки такого убийства должны быть приняты во внимание все эти пункты. На практике нередко оказывается необходимой квалификация убийства не по одному, а по нескольким пунктам данной статьи. В связи с этим возникает вопрос о том, возможна ли любая совокупность обстоятельств, отягчающих убийство, при квалификации его по ч. 2 ст. 105 УК. На этот вопрос ответить теперь непросто в связи с тем, что многие пункты ч. 2 ст. 105 УК включают разнохарактерные по своей юридической природе признаки . Можно лишь сказать, что не могут сочетаться в совокупности те признаки убийства при отягчающих обстоятельствах, которые характеризуют ра з личные мотивы и цели убийства. Дело в том, что каждое убийство совершается по какому-то одному мотиву или с одной целью, которые определяют в конкретном случае действия виновного. В литературе правильно подчеркивалось, что лицо, совершая преступление, всегда подчиняет свое поведение какому-либо одному мотиву, который и определяет смысл и содержание как мотива или цели, так и совершенных действий. Например, убийство из корыстных побуждений нельзя одновременно признать совершенным из хулиганских побуждений.

Равным образом несовместима с указанными мотивами цель сокрытия или облегчения преступления либо изнасилования потерпевшей. Мотив и цель тесно связаны между собой. Цели всегда соответствует е определенный мотив, которым определяются действия виновного при совершении убийства. А.В. Наумов пишет, что цель скрыть сле д ы преступления предполагает зачастую такой мотив, как желание избежать уголовной ответственности. Моти вы же убийства в связи с выполнением потерпевшим своего служебно го или общественного долга иные: месть за общественно полезную де ятельность потерпевшего, недовольство этой деятельностью или стремление воспрепятствовать ей. Поэтому убийство не может быть одновременно квалифицировано по п. «в» и «е» ст. 102 УК РСФСР [1] (п. «б » и «к» ч. 2 ст. 105 УК).

Что касается других отягчающих обстоятельств (п. «а», «г», «д», «е», « н » ч. 2 ст. 105 УК), то их совокупность с определенными мотивом и целью при совершении убийства возможна, причем допустимы многие сочетания.

Разумеется, при такой квалификации возникают вопросы о разгра ничении, например п. «д» и «е» или п. «и» и «н» ч. 2 ст. 105 УК, кото рые решаются в соответствии с признаками, характерными для того или иного вида убийства, предусмотренного соответствующей статьей.

Уже после принятия нового УК в литературе было высказано предложение исключить все отягчающие обстоятельства убийства, характе ризующие мот и в, цель и субъекта преступления, а в число совершенных при отягчающих обстоятельствах включить только убийство: двух и более лиц; женщины, находящейся в состоянии беременности; в связи с осуществлением служебной деятельности или выполнением общественного долга; вызывающее длительные физические и душевные страдания; способом . опасным для двух или более лиц; в связи с осуществле нием конституционного принципа равноправия по признаку националь ной, расовой и религиозной принадлежности. Что касается других отягчающих убийство обстоятельств, ныне содержащихся в ч. 2 ст. 105 УК, то их предлагается учитывать в соответствии с положениями Общей части УК при назначении наказания [2] . Представляется, что эти предложения не являются продуктивными, их реализация привела бы к разрушению системы классификации и квалификации преступлений, сложившейся в российском уголовном законодательстве и доктрине уголовного права, поскольку если их принять, то изменения должны з атронуть и многие другие составы преступлений. Применительно к убийствам эти предложения, по существу, лишили бы суд возможности оценивать общественную опасность таких преступлений, разрушили бы критерии этой оценки и в конечном счете привели бы к ослаблению ответственности за убийства, совершаемые по таким распространенным теперь мотивам, как, например, корыстные и хулиганские побуждения, да и по другим мотивам и обстоятельствам, предусмотренным в ч. 2 ст. 105 УК.

Для общей характеристики обстоятельств, отягчающих убийство, а также для уяснения их сущности определенное значение имеет их классификация. Большинство авторов классифицируют отягчающие обстоятельства по элементам состава преступления [3] . Этим делается попытка дать систематическое изложение отягчающих обстоятельств и подчеркнуть, что они тесно связаны с составом преступления. Вытекающая из закона и приведенная нами классификация обстоятельств, отягчающих убийство, имеет в виду прежде всего другие цели, о которых уже говорилось.

Н.И. Загородников еще до принятия нового УК предложил иную, чем большинство авторов, классификацию отягчающих обстоятельств умышленного убийства, подразделив их на обстоятельства, характеризующие: 1 ) мотивы и цели, квалифицирующие убийство; 2) индивидуальные черты личности преступника как квалифицирующие признаки особо опасного умышленного убийства; 3) способ действия и последствия как признаки квалифицированного убийства [4] . Он отступил от принятой большинством авторов классификации обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, исключив из числа признаков классификации объект преступления. Такие отягчающие обстоятельства, как убийство «женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности», либо «двух или более лиц», относятся к характеристике потерпевшего, но вовсе не к характеристике объекта убийства. Объект преступления при совершении любого убийства остается без изменения и сам по себе не может отягчать ( как и смягчать) данное преступление. Эти отягчающие обстоятельства умышленного убийства относятся к объективным свойствам преступления, так же как «особая жестокость» и «общеопасный способ совершения».

Вместе с тем классификация отягчающих обстоятельств умышленного убийства, предлагаемая Н.И. Загородниковым, не принята в остальной части другими учеными. Так Бородин пишет:

«С нашей точки зрения, неправильно разрывать характеристику отягчающих обстоятельств, относящихся к субъективной стороне и к субъекту убийства. Отягчающ и е обстоятельства, характеризующие субъективную сторону, — это мотивы, которыми руководствуется виновный, либо цель, которую он ставит перед собой, совершая убийство. Например, корыстный мотив убийства в равной степени относится к характеристике и субъективной стороны, и субъекта. Цель скрыть другое преступление путем совершения убийства характеризует субъекта преступления не в меньшей степени, чем его субъективную сторону. В то же время данные, характеризующие личность виновного, как отягчающие обстоятельства убийства нельзя рассматривать в отрыве от субъективной стороны преступления , в которой отражается психическое отношение субъекта к содеянному.

Исходя из этого, мы полагаем, что обстоятельства ,, отягчающие убийство, относящиеся к субъективным свойствам убийства и к личности виновного, следует рассматривать в одной группе.

Таким образом, обстоятельства, отягчающие убийство по действующему УК, правильнее объединить в две группы: 1) предусмотренные п. «а», «в», «г», «д», «е», «м» ч. 2 ст. 105 УК ( в этих пунктах уголовного закона характери з уются объективные свойства отягчающих обстоятельств убийства); 2) предусмотренные п. «б», «ж», «з», «и», «к», «л», «н» ч. 2 ст. 105 УК (здесь характеризуются субъективные свойства отягчающих обстоятельств убийства).» [5]

Именно эту классификацию я положил в основе своей работы.

Отягчающие обстоятельства, характ е ризующие объективные свойства убийства

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК)

Отнесение убийства двух или более лиц к обстоятельствам, отягчающим это преступление, объясняется тяжестью наступивших последствий и в связи с этим опасностью личности виновного, лишающего жизни нескольких человек.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 постановления от 27 января 1999 г., при квалификации преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 105 ук, необходимо исходить из того, что действия виновного при убийстве охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно.

О единстве преступного намерения свидетельствуют умысел на лишение жизни двух или более лиц и один и тот же мотив преступления.

Умысел на лишение жизни двух или более лиц — обязательный признак, указывающий на единство преступного намерения виновного. При признании разновременного убийства двух или более лиц, объединенного единством преступного намерения, должен быть установлен только прямой умысел, а при одновременном убийстве — возможен не только прямой, но и косвенный умысел.

Один и тот же мотив лишения жизни каждого из потерпевших также может свидетельствовать о единстве намерений.

Однажды ночью на борту теплохода, стоящего на рейде в заливе Цимлянского водохранилища, группа лиц, в том числе и цигане Г. и Ш. , распивали спиртные напитки. Около трех часов ночи все сошли с теплохода на берег. В это время находившиеся в компании молодые люди К. И Т. Обнаружили у себя пропажу куртки и магнитофона ( как выяснилось в последствии их украл Ш. ).Они догнали циган и стали требовать вернуть им похищенные вещи. Возникла ссора, перешедшая в драку, в ходе которой Г. и Ш. Зверски избили Т. и Г. , и нанесли им ножевые ранения. Потерявших сознание ребят они погрузили в лодку , вывезли их в акваторию залива и там утопили. Действия Г. и Ш. В этой части были квалифицированы Верховным Судом как убийство двух и более лиц. [6]

К одновременному убийству двух или более лиц следует отнести такие убийства, при которых потерпевшие лишены жизни без разрыва во времени. Это может быть, например, убийство двух человек одним выстрелом либо причинение смерти потерпевшим одному за другим.

В литературе иногда требование одновременности заменяют более «емким» понятием «непрерывность» преступной деятельности, при которой «причинение смерти каждому из потерпевших является звеном одного и того же акта преступного поведения » [7] .

Таким образом, в тех случаях, когда убийство двух или более лиц совершается не одновременно («непрерывно») и не охватывается единым преступным намерением, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК не применяется. Эти убийства подлежат квалификации в зависимости от мотивов и конкретных обстоятельств их совершения, а последнее убийство должно быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК как совершенное неоднократ н о.

В судебной практике возник вопрос о том, как квалифицировать одновременное совершение убийства одного лица и покушение на убийство другого. Решение вопроса предложил Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 постановления от 27 января 1999 г. В нем подчеркивается, что убийство одного человека и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК.

По-другому должен решаться вопрос в тех случаях, когда одновременно совершено посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (виновный покушался на его жизнь) и убийство лица, не являющегося сотрудником такого органа. Представляется, что действия виновного в отношении работника правоохранительного органа должны быть квалифицированы по ст. 317 УК, а убийство другого лица — по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК при отсутствии других отягчающих обстоятельств. Такое решение вопроса объясняется тем, что посягательство на жизнь работника правоохранительного органа является самостоятельным преступлением и должно получить отдельную квалификацию. Как указал Пленум Верховного Суда СССР, «под посягательством на жизнь работника милиции или народного дружинника в связи с их деятельностью по охране общественного порядка надлежит рассматривать убийство или покушение на убийство этих лиц » [8] . Следовательно, в данной ситуации фактически совершены покушения на убийство и убийство, которые получают указанную выше квалификацию по совокупности.

На практике возникает вопрос об отграничении убийства двух или более лиц от убийства общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК). Суды часто не учитывают различий условий квалификации этих убийств. Вопрос о квалификации убийства при этих признаках должен разрешаться следующим образом. В тех случаях, когда лицо, совершая преступление, ставит перед собой конкретную цель — убийство двух или более лиц и осуществляет его общеопасным способом, применению подлежат как п. «а», так и п. «е» ч. 2 ст. 105 УК. Здесь способ убийства двух или более лиц одновременно свидетельствует о его опасности д л я жизни многих людей. Прес т уплен и е будет квалифицироваться по совокупности п. «а» и «е» ч. 2 ст. 105 УК и в том случае, если виновный совершит убийство двух или более лиц, независимо от характера умысла, общеопасным способом.

Убийство лица, заведомо д л я виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК)

Признание беспомощного состояния потерпевшего обстоятельством, отягчающим убийство, вполне оправданно. Дело в том, что в данном случае убийство чаще всего совершается при отсутствии сопротивления потерпевшего, неспособного в связи с беспомощным состоянием себя защитить. Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 постановления от 27 января 1 999 г. подчеркнул именно данное обстоятельство, разъяснив судам, что по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному. В этом постановлении указывается, что к лицам, находящимся в беспомощ н ом состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

П. был осужден за убийство лица находящегося в беспомощном состоянии убив своего соседа когда тот находился в тяжелой степени алкогольного опьянения. Но не всегда должна быть квалификация только по этому пункту статьи 105. Так А. был осужден Верховным Судом за убийство с особой жестокостью своей матери, которая была парализована и находилась в беспомощном состоянии. А. нанес потерпевшей удар топором в грудь. Особая жестокость выражалась в том , что мать видела приготовления сына , понимала о неминуемой гибели и не имела возможности сопротивляться или спастись.

Мотивами преступлений, под л ежащих квалификации по этому признаку по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, могут быть не только месть, но и корысть, хулиганские побуждения, ревность и др. В тех случаях, когда мотив является квалифицирующим обстоятельством, например при корысти, преступление подлежит квалификации по совокупности по п. «в» и по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Как подчеркивается в з аконе, при применении п. «в» ч. 2 ст. 105 УК должно быть обязательно установлено, что виновный заведомо знал, т.е. сознавал, что потерпевший находится в беспомощном состоянии, и действовал с учетом данного обстоятельства .

В п. «в» ч. 2 ст. 105 УК предусмотрены еще два отягчающих обстоятельства убийства: связь убийства с похищением человека или захватом заложника. Эти квалифицирующие обстоятельства вполне обоснованно включены в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, так как похищенное или захваченное в заложники лицо фактически тоже находится в беспомощном состоянии. При этом необходимо иметь в виду, что потерпев ш им при таком убийстве может быть не только похищенный человек или заложник, но и другие лица, например работники правоохранительных органов, принимающие участие в освобождении захваченных преступниками лиц. Во всех случаях убийства, сопряженного с похищением человека или захватом заложника, действия виновных должны быть квалифицированы соответственно по совокупности ст. 126 или 206 и п. «в» ч. 2

ст. 105 УК.

Убий с тво женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. < г > ч. 2 ст. 105 УК)

Это убийство отнесено к числу совершенных при отягчающих обстоятельствах в связи с тем, что виновный, причиняя смерть беременной женщине, посягает фактически на две жизни — на жизнь потерпевшей и на жизнь будущего человека. Учитывая данное обстоятельство, закон ставит под усиленную охрану жизнь беременной женщины.

Убийство, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 ук, может быть совершено любым лицом как мужского, так и женского пола. Субъект преступления в связи с особой общественной опасностью такого убийства характеризуется крайне отрицательно.

Устанавливая повышенную ответственность за убийство беременной женщины, закон выдвигает в качестве обязательного условия, необходимого для квалификации действий виновного по п. «г» ч. 2 упомя нутой статьи, его заведомую осведомленность о беременности потерпевшей.

Заведомость предполагает осведомленность в и новного о том, что он посягает на жизнь беременной женщины.

А. находясь в состоянии сильногго алкогольного опьянения , на почве ревности кухонным ножем совершил убийство своей жены. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшая находилась в состоянии беременности сроком 5-6 недель , о чем А. было известно ( со слов самой потерпевшей и лиц из их окружения, а так же по ее внешнему виду - имел место сильный токсикоз). Исходя из этого , Московский городской суд сделал обоснованный вывод о том , что А. при совершении убийствав заведомо знал о состоянии беременности потерпевшей, и осудил его за убийство женщины , заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

С таким подходом трудно согласиться. Как мы уже отмечали, при заведомости несомненность знания субъекта об отягчающем обстоятельстве следует относить не к тому, имеется ли оно в действительности, а к тому, что он знает о нем. При этом несомненность знания об отягчающем обстоятельстве не изменяется от того, что у субъекта нет полной уверенности в его фактическом наличии. В таких случаях отношение виновного к отягчающему обстоятельству характеризуется косвенным умыслом (безразличное отношение к его наличию) и, следовательно, квалификация убийства по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК не исключается.

Чаще всего такие затруднения в применении п. «г» ч. 2 ст. 105 УК возникают в тех случаях, когда убийство женщины совершается в первые месяцы беременности.

Изучение дел такой категории показывает, что подобные убийства совершаются в большинстве случаев на почве ревности, а подчас сопровождаются особой жестокостью..

В судебной практике возник вопрос о том, подлежит ли применению п. « г » ч.2 ст. 105УК, когда виновн ы й, совершая убийство, ошибочно полагает, что потерпевшая находится в состоянии беременности. Верховным Судом России в кассационном порядке было рассмотрено дело по обвинению Л., совершившего убийство Ш., с которой он состоял в интимной связи. Ш., желая, чтобы Л. ушел от жены, однажды заявила ему, что она беременна. Л ., опасаясь «неприятностей» дома и на работе, решил убийть Ш. С этой целью он пригласил ее в лес за ягодами и там убил . Вскрытие показало, что беременной потерпевшая не была. Суд квалифицировал действия виновного по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК.

По моему мнению, с таким решением вопроса можно согласиться, но при этом необходимо иметь в виду следующее. Судя по обстоятель ствам убийства, Л. допустил фактическую ошибк у , которая состояла в предположении наличия обстоятельства, квалифицирующего убийство. Он заблуждался, полагая, что личность потерпевшей обладает теми качествами, которые влекут для него повышенную ответственность за убийство. По мнению А.А. Пионтковского, «совершение преступления при ошибочном предположении лица о наличии квалифицирующих преступлен и е обстоятельств сле д ует рассматривать как покушение на совершение квалифицированного преступления » [9] . Исходя из этого действия Л. следовало бы квалифицировать как покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах по ст. 30 и п. «г» ст. 105 УК. Но в данном случае с таким пред л ожением согласиться нельзя, поскольку потерпевшей причинена смерть и налицо оконченное преступление.

Некоторые ученые полагали, что в подобных случаях действия виновного должны квалифицироваться как оконченное преступление без отягчающих обстоятельств и как покушение на аналог и чное преступление при отягчающих обстоятельствах, поскольку такая квалификация позволяет непосредственно установить фактически совершенное привлекаемым к ответственности лицом. Это мотивируется тем, что, совершая покушение на квалифицированное преступление, лицо может и не достигнуть стадии, на которой простое преступление считается законченным .

Для некоторых преступлений такое решение вопроса и аргументация приемлемы. Но квалификация по ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК и по ч. 1 ст. 105 УК дает основание для утверждения, что виновный совершил два преступления, хотя в действительности он совершил одно. При таком положении, меньшей неточностью будет признание убийства при указанных обстоятельствах оконченным и применение п. «г» ч. 2 ст. 105 УК.

При фактической ошибке, когда виновный предполагает отсутствие данного обстоятельства, отягчающего убийство, он не должен нести ответственность по п. «г» ст. 105 УК, поскольку нет его заведомой осведомленности о беременности потерпевшей.

Убийство, совершенное с особой жестокостью ( п. «д» ч. 2 ст. 105 УК)

Совершенне преступления с особой жестокостью, садизмом, мучением , издевательствами является обстоятельством , отягчающим любое преступление( п. «и» ст.63 УК) П. «д» ч.2 ст.105 является конкретным проявлением этого общего обстоятельства. Об особой опасности этого преступления являются его совершения , которые могут проявиться в способе действия виновного, в безразличном отношении к страданиям потерпевшего и других лиц или в наслаждениями этими страданиями.

Необходимо правильное понимание термина «особая жестокость» для квалификации по этому пункту ст.105. Закон не указывает на какие либо определенные критерии по которым можно было бы определить что должно пониматься под этим термином. Некоторые пытаются найти ответ на этот вопрос в заключении судебно-медицинского эксперта. Но судебно-медицинская экспертиза устанавливает только причину смерти, характер и механизм повреждений. Ответ на вопрос доставили ли повреждения особые страдания и особые мучения потерпевшему не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта. Особая жестокость понятие не медицинское , а юридическое. Но это не означает, что результаты экспертизы при квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ должны игнорироваться. Именно результаты экспертизы о характере телесных повреждений и результате смерти в совокупности могут дать ответ на вопросы юриста о том по какой части надо квалифицировать расследуемое деяние. Убийство само по себе жестокое деяние, следовательно для квалификации по п. «д» необходимы довольно серьезные основания , иначе произойдет расширения понятия и почти все варианты убийства будут подходить под этот состав.

В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда от 27 января 1999г. говориться , что При квалификации убийства по п."д" ч.2 #M12293 17 9017477 1265885411 7615837 3302756390 77 3302756390 4406 32245312 4146912993 ст.105 УК РФ #S надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Без выяснения данных о виде умысла по отношению к особой жестокости нельзя считать обстоятельства убийства установленными с достаточной полнотой. По убеждению некоторых авторов , обязательное выяснение вида умысла виновного по отношению к особой жестокости является единственно возможным и верным критерием для решения вопроса о том , проявлялась ли при убийстве особая жестокость. Доктрина уголовного права исходит из того , что как прямой , так и косвенный умысел включает предвидение , которое служит не чем иным, как осознанием наступления результатов этого явления [10] .Субъективное отношение виновного может быть выяснено по показаниям свидетелей , его действиям во время совершения преступления, по характеристике личности и другим доказательствам свидетельствующим об особой жестокости виновного. Один лишь факт множественности ранений не может служить единственным основанием для признания убийства совершенным с особой жестокостью. [11]

Признак особой жестокости в соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г имеет место, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Граждане Н. и Е. Были осуждены за зверское убийство на почве ссоры гражданина К. Преследуя цель причинить К. Как можно большие страдания и мучения , подсудимые нанесли ему множество ударов в область головы, шеи, туловища. Н. избивал К. стулом , колок лезвиями ножниц, а Е. Наносил ему удары железными ножками табурета, отрезал ему ножницами уши, лезвием безопасной бритвы резал ему кожу на спине. Истязание К. , длилось не менее трех часов. Он стонал, кричал , хватался руками за пол, но Е. сказал: «Пусть подыхает, пусть мучается!» От полученных множественных повреждений К. скончался .

Истязания и пытки должны не только предшествовать убийству, но и быть связаны с ним. Не будет квалифицировано как особо жестокое убийство если субъект преступления в течении долгого времени бил жертву, скажем несколько лет, а в затем убил не применяя каких-либо особо жестоких способов.

Когда убийство совершается в присутствии близких или родственников потерпевшего оно так же должно квалифицироваться по п. «д» ст.105 УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ от 27 января 1999г отметил , что должно быть установлено осознание виновным причинения таким лицам особого страдания. Круг родных и близких не ограничивается кругом , очерченным ст. 34 УПК РСФСР , а в каждом конкретном деле надо расследовать являлся ли человек близким потерпевшему и приносила ли ему смерть потерпевшего особые страдания.

П., ранее дважды судимый , систематически злоупотреблял алкоголем, учинял скандалы в доме и избивал свою сожительницу О., от которой у него было два малолетних сына.

О. работала в котельной одной из общеобразовательных школ. Однажды П. пришел на работу к О. ( вместе с ней там находились и сыновья) и стал требовать, чтобы она шла домой.. О . не могла покинуть рабочее место. Тогдда П. избил ее и заявил, что если она не выполнит его требования, он убъет их годовалого сына.

О. взяла на руки сына, но П. выхватил его из ее рук и, схватил за ноги и на глазах у О. ударил головой о бетонный пол. От полученной черепно-мозговой травмы мальчик скончался.

Ростовский суд признал убийство ребенка в присутствии матери совершенным с особой жестокостью.

Существует мнение что безжалостность - убийство нескольких лиц одного за другим является одним из признаков особой жестокости. С этим утверждением можно поспорить , ссылаясь на то, что тогда квалификация по п. «а» ч.2 ст. 105 будет автоматически влечь за собой совокупность с п. «д». Следовательно квалификация по совокупности пунктов «а» и «д» должна наступать только в тех случаях, когда хотя бы одного из потерпевших убивают с особой жестокостью..

Существуют некоторые признаки объективной стороны преступления , которые по своему характеру очень близки к квалифицирующему обстоятельству особая жестокость. К ним относится расчленение трупа, глумление над трупом [12] , каннибализм. Некоторые авторы считают, что эти признаки не только близки , но и входят в понятие особой жестокости. Профессор Побегайло пишет , что такие деяния надо квалифицировать поп. «м» ч. 2 ст.105 т.к. использование тканей и органов может быть не только для трансплантации , но и для промышленных, пищевых и иных целей. Практика и Верховный Суд пошли по другому пути. Сами по себе эти обстоятельства не могут расцениваться как свидетельствующие о совершении преступления с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении особой жестокости во время лишения жизни потерпевшего, следует квалифицировать по соответствующей части ст.105 и по соответствующей части ст. 244 УК РФ , предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших. Хотя возможно введение подобных обстоятельств скоро станет вынужденной мерой так как и в наше время еще встречаются случаи каннибализма или других видов глумления над телами потерпевших. Так в Армавире задержан мужчина по подозрению в каннибализме. «Во время ареста милиция застала его за приготовлением «пищи» - на сковородке жарилось человеческое мясо, рядом на столе лежало вареное. В ванной обнаружили два расчлененных трупа. Армавирский людоед раздавал «мягкие ткани» убитых им людей «в качестве помощи малообеспечаным»» [13]

Убийство, совершенное общеопасным способом (п.»е» ч. 2 ст. 105 УК )

В Общей части УК РФ не указывается такого отягчающего обстоятельства как совершение преступления общеопасным способом (ст. 63) , там лишь указывалось на оружие применение которого повышало общественную опасность преступления в том числе и убийства.( п. "к" ч. 1 ст. 63 УК РФ). Совершение преступления с помощью оружия , боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химикофармалогических препаратов, а так же с применением физического или психического принуждения - с помощью этих средств общеопасный способ может быть реализован в преступных целях.

Если сравнивать действующее законодательство с законодательством Союза , мы обнаружим что статья "Убийство" в УК РСФСР имела похожее квалифицирующее обстоятельство. В п. «д» ст. 102 УК РСФСР, речь шла об убийстве способом опасным для жизни многих людей. Это означало, что имелась в виду только угроза наступления вредных последствий в отношении других лиц. И только опасность для жизни неопределенного круга людей являлась квалифицирующим обстоятельством.

Имеются в виду случаи, когда субъект применяет способ, который заведомо для виновного ставит в опасность жизнь нескольких лиц [14] . Таким способом будет: взрыв , поджег, обвал , и т.п. Законодательство совершенно правильно отказалось от метода перечисления способов, и таким образом любой способ , если он мог оказаться опасным для окружающих или действительно оказался таковым , дает основания для квалификации по п. "д." ст. 102 УК РСФСР ( п. "е." ч. 2 ст. .105 УК РФ). При этом следует исходить не только из оценки поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия [15]

Убийство способом опасным для жизни многих может иметь место в двух случаях:

1) когда виновный , желая лишить жизни одного определенного человека, совершает действия, создающие опасность для жизни неопределенного числа людей, и

2) когда виновный , не имея цели убийства определенного человека, совершает действия, создающие опасность для жизни многих людей, и в результате причиняет смерть одному или нескольким [16]

Так трактовали этот пункт , но введения новой формулировки. п. "е." ч. 2 ст. 105 УК РФ заставила по новому переосмыслить данное квалифицирующее обстоятельство. Ряд ученых пришел к выводу что убийство, совершенное общеопасным способом следует понимать не как "опасность причинения смерти не только потерпевшему , а еще хотя бы одному человеку" [17] , "но и опасность наступления других вредных последствий, например разрушение домов, транспортных средств или средств связи и т. п. при убийстве путем взрыва, либо заражение местности или источников воды и др., когда убийство совершается с применением химических веществ и средств» [18] . И хотя этот подход не лишен здравого смысла, представляется довольно проблематично оценивать какая степень повреждения имущества и(или) окружающей среды необходима для квалификации по п. "е." ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Часто общеопасность способа не вызывает сомнений. Но нельзя абстрагироваться от действительности , учитывая лишь способ совершения преступления и не учитывая сопутствующую обстановку. Убийство путем сбития автомашиной на пустыре не будет квалифицировано как "убийство, общеоепасным способом", в отличие от убийства этим же способом на площади полной народу.

До 1999 года оставалось не ясным для какого количества людей должна создаваться опасность для квалификации по п. "д." ст. 102 УК РСФСР. Часть исследователей ограничивалась опасностью "еще хотя бы одному человеку" [19] , в то время как Верховный Суд РФ на подобный вопрос ответил, что "стрельба в двух человек не свидетельствует об опасности убийства для многих людей" [20] . Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года четко разрешило этот вопрос. Верховный Суд пошел по пути ужесточения мер уголовной ответственности за убийство, при котором создается опасность лишения жизни более чем одного человека. В п. 9 указанного постановления содержится, что ,Под общеопасным способом убийства (п."е" ч.2 #M12293 20 9017477 1265885411 7615837 3302756390 77 3302756390 4406 32245312 4146912993 ст.105 УК РФ #S ) следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди).

А. изготовил из ранее приобретенного взрывного вещества и самодельного электродетонатора взрывное устройство и установил его у входа на свой земельный участок. Когда группа подростков полезла через ограду нарвать яблок детонатор сработал и убило взрывом трех подростков. Налицо убийство совершенное общеопасным способом (п «а» и «е» ч.2 ст. 105 УК)

Необходимо установить субъективную сторону рассматриваемого преступления. Она может выражаться как в прямом так и в косвенном умысле. Существует несколько вариаций прямого и косвенного умысла при данном преступлении:

1) виновный желал причинить смерть конкретному лицу и желал причинить смерть другим лицам

2) виновный желал причинить смерть конкретному лицу и безразлично относился к причинению смерти другим лицам

3) безразлично относится к цели убийства, не ставя себе конкретной "жертвы".

Виновный должен осознавать, что избранный им способ убийства опасен не только для "жертвы", но и для других людей. Заведомость прописана и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года «который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица»

Возникает вопрос как следует квалифицировать последствия помимо убийства по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ. Шаргородский писал, что при квалификации по п. "д" ст. 102 УК РСФСР (п."е" ч.2 ст.105 УК РФ) убийства, которое сопровождалось причинением телесных повреждений другим лицам, телесные повреждения требуют дополнительной квалификации. По этому же пути пошел Пленум Верховного Суда РФ , который в п.9 постановления от 27 января 1999 года разъяснил , что в случае , если в результате применения виновным общественно опасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица , но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать помимо п. "е" ч. 2 ст. 105 по п. "а" ч.2 ст. 105; в случае когда убийство совершено путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом и при этом нанесены повреждения имуществу третьих лиц или такое имущество уничтожено , а также, если поврежден лес или насаждения ,не входящие в лесной фонд, содеянное наряду с п."е" ч.2 ст.105 УК РФ должно еще квалифицироваться по ч. 2 ст 167 или ч. 2 ст. 261 УК РФ;в случае причинения другим лицам вреда здоровью квалификация по п. "е" ч. 2 ст. 105 и по статьям УК, предусматривающим ответственность за соответствующие повреждения. Хотя не все авторы согласны с таким разрешением этого вопроса:

"Правильность этого разъяснения вызывает сомнение. Представляется более убедительной позиция, занятая Пленумом Верховного Суда СССР по конкретному делу, когда он признал, что по смыслу п. "д" ст. 102 УК РСФСР (п."е" ч.2 ст.105 УК РФ) квалификация убийства, совершенного общеопасным способом, не ставиться в зависимость от реального причинения вреда жизни или здоровью третьих лиц. Признавая указанный способ действий виновного отягчающим обстоятельством и устанавливая за такое преступление повышенное наказание, закон тем самым допускает возможность причинения вреда здоровью третьих лиц. Реальное причинение такого вреда хотя и является преступлением, однако в данном случае представляет собой один из возможных элементов объективной стороны состава другого, более тяжкого преступления, в связи с чем утрачивает значение самостоятельного преступления и, следовательно не требует и самостоятельной квалификации." [21]

Убийство, совершенное в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК )

В УК РСФСР подобного квалифицирующего обстоятельства не было. Необходимость его включения обуславливается развитием медицины, возможностью пересаживать органы и ткани других людей. Органы и ткани стали предметом продажи на «черном рынке». В Соединенных Штатах во времена депрессии появлялись объявления о готовности продать части своего тела. Официальная купля-продажа органов и тканей в России запрещена. [22] Но жажда наживы, карьеристские побуждения или любовь к умирающему близкому человеку может являться мотивом совершения данного преступления. Субъектом данного преступления может быть любой человек достигший 14 лет . Чаще всего ими являются врачи , так как без наличия определенных знаний тяжело правильно ампутировать, сохранить, транспортировать изъятые органы.

Способ убийства - изъятие органа или ткани под видом медицинской операции, значения не имеет, разве что для дополнительной квалификации по какому-либо пункту ч. 2 ст.105 [23] .

К органам и тканям человека в соответствии с Законом РФ « О трансплантации органов и (или) тканей человека, принятого 22 декабря 1992года, следует относить: сердце, легкое, почки, печень, костный мозг и другие органы и ткани, перечень которых устанавливается Министерством здравоохранения Российской Федерации и Академией медицинских наук России; органы, их части и ткани, имеющие отношение к воспроизводству человека, включающие в себя репродуктивные ткани - яйцеклетку, сперму, яичники, яички и эмбрионы; кровь и ее компоненты.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется только прямым умыслом.

Возможно приготовление и покушение на данное преступление в тех случаях , когда преступление прервано во время операции по изъятию у потерпевшего органа или части тела, без которых его жизнь была бы невозможна. Во всех иных случаях изъятия органа или ткани человека, который остался жив, при недоказанности прямого умысла на убийство, преступление квалифицируется в зависимости от наступивших последствий.

Литература:

1. УК РФ 24.05.1996г.

2. Закон РФ « О трансплантации органов и (или) тканей человека», 22 .11.1992г.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г.

4. Наумов А.В. Мотивы убийства. Волгоград, 1969.

5. Стрельников А.И. Ответственность за убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УКРФ): Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1998

Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий.

6. Загородников Н.И . Преступления против жизни по Советскому уголовному праву. М., 1961.

7. Бородин С. В. «Преступления против жизни»

8. «УП России» ред. Игнатова А. Н.

9. Сармев Б. Ответственность за преступления против жизни. Ашхабад, 1973. С.

10. Курс советского уголовного права. М., 1970. Т. II. С. 339

11. «У людоеда доброе сердце ? » РГ 16 феврвля 1996г. с.3


[1] .См.: Наумов А.В. Мотивы убийства. Волгоград, 1969. С. 75.

[2] См.: Стрельников А.И. Ответственность за убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УКРФ): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 21-22.

[3] См., напр.: Анчянц М.К. Ответственность за преступления против жизни по действующему законодательству союзных республик. М., 1964. С. 44; ПооегайлоЭ.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними. С. 74—1 18, Курс советского уголовного права. , 1970. Т. V. С. 31; Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно-практический комментарий. Варшава, 1997. С. 224—225.

[4] См.: Загородников Н.И. Преступления против жизни по Советскому уголовному праву. М., 1961. С. 116—121.

[5] Бородин С. В. «Преступления против жизни» ст.93

[6] Здесь и далее примеры по «УП России» ред. Игнатова А. Н.

[7] Сармев Б. Ответственность за преступления против жизни. Ашхабад, 1973. С. 24—25

[8] БВС СССР. 1963. № 5. Ст. 1 5

[9] Курс советского уголовного права. М., 1970. Т. II. С. 339

[10] (Бородин С. В. Значение субъективной стороны убийство с особой жестокостью для его квалификации.// Соц. Законность 1986г.)

[11] (Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам.1959-1971 гг.М.1972. с.210

[12] Загородников Н. И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву с. 177.

[13] «У людоеда доброе сердце ? » РГ 16 феврвля 1996г. с.3

[14] (Бюллетень ВС РСФСР 1964 г. №11 - Определение по делу Б.)

[15] (БВС СССР 1967 г. №3 с. 15 - Постановление по делу М.)

[16] (Загородников Н. И. Преступления против жизни ст. 168 )

[17] (Уголовное право России т.2 ст. 30)

[18] (Бородин С. В. Преступления против жизни стр. 115)

[19] (Уголовное право России т.2 ст. 30)

[20] (Формулировка по конкретному делу относилась к п. "д." ст. 102 УК РСФСР)

[21] (Бородин С. В. преступления против жизни стр. 119).

[22] Закон РФ « О трансплантации органов и (или) тканей человека», 22 .11.1992г.

[23] В зависимости от мотивов и обстоятельств преступление может быть одновременно квалифицировано и по п. п. «а», «в», «д», «ж», «з», «н». Сочетание с другими пунктами невозможно.