Брюсов, Блок, Твардовский - редакторы

Характеристика редакционно-издательской деятельности Брюсова (работа над сборником армянской поэзии), Блока (издание произведений Григорьева, однотомника Лермонтова) и Твардовского (открытие темы репрессий, рассказы о трагедиях сталинских лагерей).

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Ульяновский государственный технический университет

Кафедра "Филология, издательское дело и редактирование"

Курсовой проект

Блок А.А, Брюсов В.Я, Твардовский А.Т.- редакторы

Специальность 030901 "Издательское дело и редактирование"

Ульяновск

2008


Оглавление

Введение

Глава 1. В.Я. Брюсов

1.1 Редакционно-издательская деятельность Брюсова

Глава 2. Блок А.А.

2.1 Редакционно-издательская деятельность Блока А.А.

2.2 Работа Блока над сборником сочинений Лермонтова

Глава 3. А.Т. Твардовский

3.1 Принципы редактирования А.Т. Твардовского

3.2 Журнал "Новый мир" в жизни Твардовского

Заключение

Библиографический список


Введение

Забота о сохранении лучших литературных и редакционно-издательских традиций характерна для издательской деятельности В.Я. Брюсова, А.А. Блока и А.Т. Твардовского. Их деятельность пришлась на советский период.Редакторский опыт в советский период в полной мере вобрал в себя и достижения, и просчеты, которые характерны для этой области деятельности, отражающей прежде всего специфику социально-общественного развития. В соответствующей для себя форме он, в известной мере, повторял те изгибы и повороты, острые, порой драматические противоречия исторического пути, по которому двигалась страна. Особенно заметной становится проблема "новый читатель - постоянно обогащающийся производственный материал - автор". Дело в том, что многие авторы-специалисты далеко не всегда могли писать так, чтобы быть понятным даже грамотному рабочему или крестьянину, а неспециалисты-популяризаторы часто прибегали к слишком упрощенному изложению специфического производственного материала, снижая его научную и практическую ценность.

Сложности в решении этой задачи усугублялись отсутствием квалифицированных издательских кадров, обладающих навыками редакторской практики, способных оперативно "модернизировать" весь арсенал редакторских средств в нестандартных профессиональных ситуациях, оптимально использовать лучшие достижения редакторской школы прошлого, опирающиеся на вековые культурные традиции. Скорее всего указанную проблему можно классифицировать как проблему преемственности, а образцы ее решения следует искать в профессиональной редакторской деятельности русских писателей и ученых, которые работали на стыке двух во многом поразительно разных эпох. Однако их опыт представляет собой то связующее звено, без которого неизбежно произошел бы полный разрыв в культурном наследии поколений. В области подготовки и издания произведений художественной литературы примером тому может служить прежде всего редакционно-издательская деятельность А.А. Блока, В.Я. Брюсова.

Поэтому редакторская деятельность А.А. Блока, В.Я. Брюсова, А.Т. Твардовского является объектом изучения данной курсовой работы. Наша цель - изучить принципы их редактирования. Предметом нашего исследования стали статьи, рецензии, письма представленных редакторов и работы некоторых ученых на эту тему.

Курсовая работа состоит из трех глав, каждая их которых посвящена одному из изучаемых редакторов. Задача каждой главы- проследить их редакционно-издательскую деятельность, выявить принципы их работы в сфере редактирования, сделать вывод о значении этих редакторов в издательской практике.


Глава 1. В.Я. Брюсов

1.1 Редакционно-издательская деятельность Брюсова

В 1915 году В. Я. Брюсов начал сотрудничать с издательством "Парус" начал. Впервые Брюсов выступил в печати в десятилетнем возрасте, когда в журнале "Задушевное слово" (1884) было опубликовано его "Письмо в редакцию" – рассказ о летнем отдыхе семьи. В 1894 – 1895 годах Брюсов выпускает три сборника "Русские символисты", состоящие в основном из стихов самого Брюсова и его переводов с французского.

Советскую власть Брюсов встретил уже вполне сформировавшимся редактором и издателем: с 1899 года был участником, а затем руководителем издательства "Скорпион", в 1899 – 1902 годах редактировал журнал "Русский архив", в 1904 – 1908 годах – журнал "Весы", 1910 – 1912 годах – журнал "Русская мысль".

В советские годы Брюсов руководил комиссариатом по регистрации произведений печати в Наркомпросе и Госиздате, был членом Оргбюро Большой Советской Энциклопедии. Выработанные за эти годы принципиальные позиции издателя и редактора, методы и приемы трансформации литературного произведения в издания нашли свое выражение и в его редакционно-издательской практике советского периода - редактировании журнала "Художественное слово" (1920-21 гг.), подготовке к изданию произведений А. С. Пушкина (Поли. собр. соч., т. 1. ч. 1. 1919), серии "Народная библиотека" (1919), Э. Верхарна (1023), Э. По (1924), многочисленных статьях, записках, рецензиях, отражающих взгляды писателя на природу литературного творчества и его оценки.

В богатой и активной редакционно-издательской деятельности В.Я. Брюсова обычно выделяют три направления - собственно редакционно-издательское, стилистическое и текстологическое. Главное кредо, которое исповедывал он как редактор и издатель - это глубокое знание предмета литературной работы и привлечение максимального количества источников для его пополнения.

Высокой компетентности как одному из основных требований в редакционно-издательской работе В.Я. Брюсов следовал, в частности, при подготовке и редактировании сборника "Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней", изданного Московским Армянским комитетом в 1916 г. Известен первоначальный отказ Брюсова Комитету именно в силу того, что представлялось невозможным редактировать книгу, относящуюся к той области знания, которая была ему малоизвестна. Позже он соглашается редактировать сборник лишь при условии, что ему помогут изучить армянский язык и историю армянского народа. В дальнейшем Брюсов изучает огромное количество источников, освещающих историю этой страны, на русском, французском, немецком, английском, латинском и итальянском языках, едет в Ереван и Тифлис, где получает возможность непосредственного общения с лучшими представителями науки, литературы и искусства.

Принцип высокой компетентности реализуется редактором Брюсовым и в самом подборе авторов переводов. Для него важно, чтобы увидел свет не ремесленно обработанный подстрочник, а подлинное произведение армянской поэзии, освещенное настоящим поэтическим даром проникновения в глубины человеческой души. Не случайно в числе поэтов-переводчиков антологии мы встречаем целое созвездие поэтических имен - А. Блока, К. Бальмонта, И. Бунина, Вяч. Иванова, Ф. Сологуба, В. Ходасевича и др.

Брюсов - издатель, чрезвычайно внимательно относящийся и к выбору средств реализации авторского произведения в издании. Для него работа в этом направлении начинается с разработки концепции (плана) издания, системы размещения материала, структуры и содержания научно-справочного аппарата (комментарии, примечания, указатели и т.д.). Например, уже в одном из первых изданий, подготовленных Брюсовым - "Письма Пушкина и к Пушкину", выпущенных издательством "Скорпион" в 1903 г., примечания к ранее не публиковавшимся официальным документам содержали подробное описание подлинника - вид бумаги, характеристику способа печати, сведения о пометках и приписках, расхождении факсимиле с подлинником, об учреждениях, в которых хранится документ, шифре, названиях авторитетных ранних изданий, где он был опубликован, и др. Весьма требователен Брюсов к эстетике издания - к выбору шрифта, бумаги, подбору иллюстраций, композиционных средств.

Работа В.Я. Брюсова над лексико-стилистическими средствами носит печать той глубокой идейно-художественной и духовной эволюции, которая сопутствовала ему как мастеру и теоретику литературы. В процессе его творческого развития шла и смена приоритетов в оценке стилистических достоинств литературного произведения - от мелодичной ритмики и внутренней музыкальности текста к конкретности и ясности поэтической мысли, той простоте выражения, которая и является признаком наивысшего мастерства.

Ценным источником изучения редакторского наследия Брюсова в этом отношении могут служить его внутренние издательские рецензии, написанные им в период работы в Госиздате в 1919-1920 гг. Другой источник - многочисленные работы, которые присылали ему молодые авторы с его пометками и замечаниями. Вот некоторые из тех, которые дают представление о характере оценок Брюсова. Так сравнение росы со слезами он справедливо классифицирует как литературный штамп, на риторический вопрос автора: - "Быть может на другой планете мы горим теперь двумя свечами на одном алтаре?", - Брюсов иронически отвечает вопросом же: "А есть ли на других планетах свечи и алтари?", в выражениях "останешься в вышине" и "неужели же" дважды подчеркивает близко стоящие согласные и т.д.

Как редактор-текстолог наиболее ярко, по мнению исследователей редакторского наследия В.Я. Брюсова, он проявил себя, работая над полным собранием сочинений А.С. Пушкина, издание которого было предпринято Литературно-издательским отделом Наркомпроса в 1918 г. Брюсов отдал изучению творчества великого поэта 25 лет своей жизни, и к тому времени опубликовал о нем свыше 80 работ. Специальная комиссия совместно с Брюсовым разработала подробный план будущего издания, охватив такие вопросы, как его состав, критическая проверка текстов, историко-литературный комментарий для крупных произведений, свод важнейших вариантов ко всем произведениям, критико-биографический очерк жизни Пушкина, определение грамматических норм издания, расположение произведений и т.д.

Вместе с тем это издание не имело четкого читательского адреса. С одной стороны, оно предназначалось специалистам, с другой - для малоподготовленного читателя. Поскольку множество черновых набросков и замечаний Пушкина (которые в таком виде и опубликовались в предшествующих изданиях) Брюсов счел "непонятными иероглифами" для читателя-неспециалиста, он предпринял попытку "дописать" их, воссоздать их "полными стихами и полными строфами". Это "досоздание" пушкинских текстов вызвало резко отрицательную реакцию таких известных текстологов, как Б. Томашевский, В. Жирмунский, С. Бонда и др.

Можно по-разному относиться к неудаче В.Я. Брюсова, но, скорей всего, причины ее - в конкретно-исторической обстановке того времени, известной растерянности издателей перед новой читательской аудиторией, отсутствие четких представлений о структуре ее запросов, равно, как и опыта работы с ней. Позже это понял и Брюсов, сказав о данном издании Пушкина, что "... оно желало быть одновременно и научным, и популярным, и через то не стало ни тем, ни другим..." .

Также Брюсов участвовал в работе над каталогами, рецензировал произведения художественной литературы. Большую ценность в изучении творчества Брюсова-редактора представляют внутренние рецензии, написанные им в 1919-1920 годах во время работы в Госиздате, а также пометы на работах молодых литераторов.

Многогранна литературно-критическая деятельность Брюсова. Он автор более 600 статей и рецензий. Кроме изучения творчества Пушкина, Брюсов занимался исследованием литературного наследия Баратынского, Фета, Тютчева, Гоголя, футуристов, акмеистов и др. В ходе работы над лексико-стилистическими средствами произошло внутреннее переосмысление ценностей самим Брюсовым. Более высокую оценку получают со временем те произведения, которые отличаются ясностью, конкретностью, простотой выражений.

Отличительной особенностью Брюсова-редактора была скрупулезная работа над научным материалом, очень внимательное отношение к справочному аппарату книги. Ему важно было добиться полноты материала, точности каждой цифры и факта. Для Брюсова важным было и качество печати, бумаги, шрифта, состояние полиграфического исполнения книги в целом.


Глава 2. Блок А.А.

2.1 Редакционно-издательская деятельность Блока А.А.

Заслуживает внимания исследователей редакторская деятельность А. А. Блока (1880 – 1921). До революции Блок участвовал в работе частного издательства "Сирин" (1912 – 1914). Поэт непродолжительное время выступал в качестве редактора периодических изданий. До революции он возглавляет отдел поэзии в журнале, который издавал самобытный русский театральный режиссер В.Э. Мейерхольд, - "Любовь к трем апельсинам" (1914-16 гг.). После революции он в 1918 г. является главным редактором периодического издания "Репертуар" - органа репертуарной секции при театральном отделе Наркомпроса. Однако под его редакцией выходит лишь один номер, поскольку А.А. Блок убедился в том, что ему не дадут возможность воплотить в жизнь его издательские замыслы. В основном его редакторская деятельность связана с подготовкой и выпуском отдельных изданий или собраний сочинений мастеров литературы. В истории редактирования А.А. Блок занял свое место главным образом как редактор оригинальных поэтических произведений и редактор переводов.

В дооктябрьский период наиболее значительная его редакторская работа - подготовка к изданию сочинений А. Григорьева в издательстве К.Ф. Некрасова. Книга вышла в 1916 г. под названием "Стихотворения Аполлона Григорьева. Собрал и примечаниями снабдил Александр Блок". Блоку принадлежит как замысел этого издания в целом, так и конкретные разработки состава и композиционного решения сборника, его научно-справочного аппарата и художественного оформления. В полной мере при этом проявилось умение Блока-редактора при помощи редакционно-издательских средств воссоздавать для читателя индивидуальный образ автора, бережно относясь к его творческой воле.

Например, Блок включил в книгу 6 частей, причем первые две повторяли в композиционном отношении сборник "Стихотворения Аполлона Григорьева", вышедший при жизни автора в 1846 г. Редактор только раз позволил себе переместить "рассказ в стихах "Олимпий Радий" в раздел "Поэмы", где были собраны произведения аналогичного жанра, поскольку сам термин поэмы у А. Григорьева нигде не встречался. Остальные 4 части полностью составлены самим Блоком, который проделал огромную работу разыскивая и атрибутируя журнальные публикации поэта. Столь же тщательно Блок работал и над научно-справочным аппаратом: отбором вариантов, сверкой текстов, примечаниями и т.д.

Однако важен сам по себе даже не факт такой работы, выполненной на высоком профессиональном уровне, а именно стремление редактора раскрыть перед читателем полнокровный образ поэта, творчество которого к тому времени было незаслуженно забыто. В одном из писем к своему другу, поэту, переводчику, мемуаристу В.А. Пясту (Пестовскому) Блок писал: "... мой Григорьев подвигается, напечатано 10 листов (а всего будет до 35-ти!). Это - не только сложные корректуры, но еще и держание в душе всей книги (то есть всей жизни его) и влияние на издателей. Пока выходит чисто" .

Разрабатывая план издания произведений Г. Гейне, Блок останавливается на принципе избранного собрания сочинений, который, по его мнению, позволяет представить поэта новому читателю лучшими творениями великого мастера и передать неповторимость его поэтической манеры. Хотя в началу XX в. в России вышло 4 собрания сочинений Гейне, Блок считал, что русский язык еще почти его не знает. Поэтому главный смысл его помет на полях переводов - необходимость глубокого знания творчества Гейне, сохранение стихотворного размера и ритма, снятие русифицированного налета при переводе немецкой лексики (с редакцией А. Блока вышли два тома Г. Гейне - 5-й (1919) и 6-й (1922) - уже после смерти поэта.

В советские годы Блок входил в состав редколлегии издательства "Всемирная литература", был главным редактором кооперативного издательства "Время", существовавшего в Петрограде-Ленинграде с 1922 по 1934 год. Будучи членом репертуарной секции Петроградского театрального отдела Наркомпроса, Блок становится главным редактором издания "Репертуар". Под его редакцией вышел лишь один номер. Впоследствии он занимался подготовкой и выпуском отдельных изданий и собраний сочинений, а также был редактором переводов. В 1919 и 1922 годах вышли два тома переводов Г. Гейне в редакции Блока. В своей работе над переводами Гейне и Гете Блок стремился передать естественное звучание авторской речи, сохранить стихотворный размер и ритм. Он далек от переосмысливания, осовременивания, перевыражения стихотворных текстов. Блок выбрал тип избранного собрания сочинений, чтобы показать российскому читателю лучшие творения великого поэта, оригинальность его творческой манеры.

2.2 Работа Блока над сборником сочинений Лермонтова

Концептуальный подход к замыслу издания и реализации в нем литературного произведения остаётся ведущим для Блока и в постреволюционный период, когда он возглавляет сектор немецкой литературы, входит в состав гетевской и поэтической коллегий издательства "Всемирная литература", работает над однотомником лермонтовских стихотворений в издательстве З.И. Гржебина. Редактируя переводы Гете и Гейне, главным Блок считает умение вслушаться в звучание авторского оригинала и затем передать его поэтическую суть в естественном звучании русской речи. Он не допускает никакого "угла отклонения" от подлинника, ему чужды его "переосмысливания", "перевыражения", осовременивания" со стороны переводчика.

А.А. Блок был первым, кто после революции подготовил и издал М.Ю. Лермонтова ("Избранные сочинения в одном томе. Редакция, вступительная статья и примечания Александра Блока". Издательство З.И. Гржебина. Берлин-Петербург. 1921). Если издание избранных сочинений М.Ю. Лермонтова, вышедшее в 1918 г., лишь в пятый раз повторяло издания, появившиеся в начале века, то А.А. Блок, учитывая читательский адрес, поставил задачу открыть поэта широкой, но мало подготовленной аудитории. Этой задаче он подчинил и редакционно-издательские средства. Издание отличается минимумом примечаний и комментариев, дает много информации о биографии Лермонтова.

В частности, его комментарии и примечания существенно отличаются от тех, которые снабжены им, например, "Стихотворения Аполлона Григорьева". Он ограничивается минимумом библиографической информации, снимает материал, содержащий полемические суждения литературоведов и текстологов, и, наоборот, насыщает примечания множеством биографических фактов. В своей совокупности иногда они полнее, чем в научных изданиях. Цель очевидна - дать читателю живого Лермонтова - ироничного, а иногда саркастичного, нравственного максималиста, отважного и беззащитного, рисовальщика и мистификатора.

Блок хотел создать для читателя живой образ поэта – бесстрашного, ироничного и порой саркастичного в своих произведениях и беззащитного в жизни. Лермонтов в понимании Блока – максималист, мистификатор, художник. Этой цели посвящен и подбор иллюстраций. Так, из всех портретов Лермонтова Блок выбрал карандашный набросок Д. Палена, который, на его взгляд, наиболее точно передавал характер Лермонтова.

Блок ратовал за сохранение лучших литературных и редакторских традиций. В работе над сочинениями классика для Блока важно было все: принцип расположения стихов, текстологические особенности, портрет автора на обложке. Пометы Блока свидетельствуют о его пристальном внимании к истории создания произведения, библиографическим данным, особенностям лермонтовского стиха. Работая над комментариями, Блок очень осторожно коснулся такой темы, как воздействие поэзии Пушкина на Лермонтова.

Блок хорошо понимал задачи советского редактора. Рассуждая о судьбе революции, о преемственности поколений, о взаимоотношениях простого народа и творческой интеллигенции, он пытался доказать правомерность победы революции примерами из русской литературы. Так, в своих комментариях он размышляет о взглядах Лермонтова на революцию: " В повести Лермонтова содержатся глубочайшие мысли о русском народе и о революции". "Будучи дворянином по рождению, аристократом по понятиям, Лермонтов, как свойственно большому художнику, относится к революции без всякой излишней чувствительности, не закрывает глаз на ее темные стороны, видит в ней историческую необходимость... но ни из чего не видно, чтобы отдельные преступления заставляли его забыть об историческом смысле революции: признак высокой культуры".


Глава 3. А.Т. Твардовский

3.1 Принципы редактирования А.Т. Твардовского

Яркая страница в истории развития редактирования в советский период вписана А.Т. Твардовским. Редакционно-издательская деятельность А.Т. Твардовского на посту главного редактора "Нового мира" (с 1950 по 1954 гг. и с 1958 по 1970 гг.) стала заметным явлением в общественной жизни страны и была направлена на восстановление в правах свободного выражения взглядов и идей, касающихся современных проблем духовной и материальной культуры.

Опыт литературной работы Твардовский приобрел в годы Великой Отечественной войны, в редакции фронтовой газеты. Известный поэт, он пользовался авторитетом читателей и доверием у партии и правительства: избирался депутатом Верховного Совета СССР, членом ревизионной комиссии КПСС, секретарем правления Союза писателей СССР, был вице-президентом Европейского сообщества писателей. Твардовский в 1940 году вступил в КПСС. Он награжден семью орденами, в том числе тремя орденами Ленина – это высшая награда страны. И по должности, и по занимаемому положению он обязан был поддерживать и одобрять официальную точку зрения на события.

А.Т. Твардовского по праву можно отнести к тем крупным редакторам, которые были способны во многом (хотя, может быть и не во всем) преодолеть собственный субъективизм философско-идеологических и художественно-эстетических оценок, сплотить вокруг себя коллектив единомышленников, действовавших на четкой и твердой общественной позиции. Благодаря этому увидели свет на страницах "Нового мира" и получили огромный общественный резонанс такие, например, "немыслимые" до того времени произведения, как повести А.И. Солженицына "Один день Ивана Денисовича" и "Матренин двор", военные повести белорусского писателя В. Быкова, заставившие читателя совершенно по-новому взглянуть на лик войны, "Районные будни" В. Овечкина, путевые очерки В. Некрасова и многие другие.

А.Т. Твардовский как редактор, критик, литературовед оставил после себя большое наследство. Это не только хранящиеся в архивах рукописи с его собственной правкой, но и огромная переписка со своими корреспондентами (более 12 тыс. писем авторов к нему и свыше 2 тыс. ответов писателя), и его статьи и выступления, посвященные литературному мастерству АС. Пушкина, И.А. Бунина, А.А. Блока, С.Я. Маршака и др. А.Т. Твардовский, безусловно, имел право на собственные литературные пристрастия. Кроме того и на его редакторском опыте не могли не сказаться черты времени. Однако в целом его редакторское наследие дает представление о целостной системе подлинных литературно-художественных ценностей, которые служили для него ориентирами в работе над авторским оригиналом.

В высказываниях А.Т. Твардовского редактор предстает не просто исполняющим свои служебные обязанности служащим, а живым, способным к эмоциональному сопереживанию человеком: "Человек, по роду своей работы знакомящийся с той или иной литературной новинкой..., - писал он, - не лишает способности чисто по-читательски воспринимать прочитанное, быть взволнованным, растроганным или восхищенным. Иными словами, редактор - тоже читатель, и прежде всего, - читатель" . Вместе с тем, в понимании А.Т. Твардовского, редактор - это в то же время человек, обладающий подлинным художественным чутьем, обостренным социальным зрением, своеобразным даром восприятия реальности.

"Это драгоценный дар - чувство существенного в жизни, глаз и слух на все, что недоступно глазу и слуху авторов, пишущих не от потребности сказать правду, а из соображений сказать то, что будет "в соответствии" . Выступая против превратно понимаемого "социального заказа" в литературе, конъюнктурной мотивации в творчестве, примата в нем идеологического начала, А.Т. Твардовский неоднократно подчеркивал, что забвение законов литературного мастерства в угоду "новизне жизненного материала" при оценке произведения, т.е. невнимание писателя к форме всегда способно обернуться невниманием читателя и к содержанию.

Особое внимание как редактор А.Т. Твардовский уделял проблеме авторской индивидуальности. Причем эта проблема рассматривалась им не в узком, а в самом широком значении. Именно в ее фокусе, лежат, по его мнению, все другие вопросы, связанные с оценкой литературного произведения и принципами трансформации его в печатное издание-интонационно-ритмической организации текста до его образной системы. Этим объясняется и его пристальное внимание к личности автора.

С одной стороны, его оценки корректно холодны и даже могут показаться безжалостными, когда речь идет о тщетности и бесплодности литературных упражнений лишенных дарования корреспондентов "Нового мира".

С другой, А.Т. Твардовский предельно внимателен и заботлив к любому, кто действительно обладает "божьей искрой", но лишь осваивает азы литературного мастерства. Он не приемлет и чрезмерную авторскую уступчивость, усматривая в ней лишь форму подавления творческой личности. "Вы пишете, - обращается он к одному из своих корреспондентов, - что "готов сделать любые исправления" ради опубликования вещи в "Новом мире". Никогда не говорите и не делайте так. Нужно делать только те исправления, какие Вам - автору - представляются необходимыми, а не кому-либо иному" .

Работая с авторами, особенно начинающими, А.Т. Твардовский, если есть хоть малейшая возможность, никогда не старается вынести суровый вердикт относительно их дальнейшей литературной судьбы. Например, справедливо указав одному из них на несоответствие избранной им поэтической формы (пятистопный ямб) содержательному материалу ("школа, экзамены, школьно-вузовская лексика, для всего этого он громоздок"), на слабость и вялость поэмы в целом, он тем не менее так отвечает на поставленный автором вопрос, стоит ли ему, писать в дальнейшем: "На вопрос Ваш... Не отвечаю, потому, что не знаю, не беру на себя этого. Бывает, что начинают и слабее Вашего, а толк получается - и наоборот. Было бы очень легко входить в литературу, заранее обеспечив себя такой "гарантией" относительно успеха" .

Одну из главных причин появления безликих, серых, примитивных и по замыслу и по исполнению, произведений А.Т. Твардовский видел в пренебрежениях молодыми литераторами вопросами мастерства, когда, по его выражению, с ходу пишутся толстенные романы, потому что нет желания довести "до совершенной отделки, в меру дарования автора небольшой рассказ". Отсюда "заданные" одноплановые персонажи, использование расхожих сюжетных узлов и линий, избитой лексики и фразеологии. "Очень плохо, - отвечает А Т. Твардовский одному из авторов, - что с первых страниц уже видно, что один из персонажей повести "эгоист" и "ревизионист", а проще говоря, человек своекорыстный, пошлый и дурной. Дальнейшие обоснования этой характеристики уже представляются излишними" .

Другому начинающему литератору он указывает на то, что в присланных им в редакцию стихах "видна главная забота автора, чтобы все было "как у людей", как в других стихах, известных из печати, - заботы о внешних приметах так называемой литературно-технической грамотности - соблюдении размера, рифмы, обязательной "образности", что влечет за собой и использование чужого, и давно уже освоенного другими поэтического словаря (зори, росы, косы, пороши, березки и т.п.). "Преодоление этой чужой, заемной, а следовательно - мертвенной фактуры стиха (под этой фактурой я разумею словарь, ритмические интонации, "образность") и обретение своей, - пишет А.Л. Твардовский, - дело нелегкое" .

Чрезвычайно корректным и осторожным было его отношение к вопросу о вмешательстве редактора в авторский текст. Об одном из редких случаев непосредственного внесения Л.Т. Твардовским правки в поэтический текст вспоминает известный поэт К. Ваншенкин:

"Дважды он сам, без меня, исправлял всего по одному слову. Я принес стихи, он был в отъезде и прочел их уже в верстке. Заведовавшая отделом поэзии С.Г. Караганова, встретив меня, сказала: "Все в порядке, Александр Трифонович заменил у вас одно слово. Я не помню где, но очень хорошо.

А я сразу понял - какое, но не догадался - каким. Там было стихотворение "Дом" и в нем четверостишие:

Не диван, не кровать,

Не обоев краски.

Нужно дом создавать

С верности и ласки.

Мне не нравилось слово "создавать", звучащее здесь как-то казенно и выспренне. Я поставил "затевать", но оно тоже было в данном случае не мое и коробило едва уловимым оттенком лихости, развязности. Я оставил "создавать".

А он зачеркнул и написал "начинать":

Нужно дом начинать

С верности и ласки.

Насколько лучше! Так и печатается .

А.Т. Твардовский значительно упрочил творческое начало редакционно-издательской деятельности, резче очертил ее гражданскую направленность, способствовал повышению ее социальной эффективности и профессионализма.

3.2 Журнал "Новый мир" в жизни Твардовского

Твардовский был редактором "Нового мира" шестнадцать лет: 1950-1954 гг. и 1958 -1970 гг. Им подписано в печать чуть менее 200 номеров журнала. Это целая литература. Оба раза его снимали с поста главного редактора с двойной мотивировкой: "идеологические ошибки" на страницах "Нового мира" и собственное неблагонадежное творчество. 1954 г. — попытка опубликовать "Тёркина на том свете". 1970 г. — попытка напечатать поэму "По праву памяти".

В 1958 г. Твардовский вновь принял руководство журналом. Под руководством Твардовского "Новый мир" удовлетворял потребности общественного сознания, возбужденного решениями XX съезда КПСС. После октябрьского переворота 1964 г. засилие антитворческой, чиновничьей обстановки сделало работу в журнале для Твардовского "наиболее" пришедшейся "по душе", "единственной мыслимой формой литературно-общественной деятельности", освященной примером Пушкина, Некрасова и др. русских писателей. Программу издания Твардовского изложил в статье "По поводу юбилея" (№ 1 за 1965 г.). В ней были определены "идейнополитические позиции" журнала: правдивое, реалистическое отражение действительности, в простой, но не упрощенной форме, чуждой формалистической замысловатости, более близкой к классической традиции, не избегая новых средств выражения, оправданных содержанием.

Журнал отличала особая, новомирская этика, основанная на необходимости правды. Напечатанные в журнале очерки В. Овечкина положили начало смелой и честной постановкой острых вопросов руководства сельским хозяйством. Ему последовали Е. Дорош, Г. Троепольский, историк С. Утченко. Стремления к документальности и фактичности, понимание ценности личных свидетельств, "человеческих документов" проявились в таких публикациях "Нового мира", как мемуары "Люди, годы, жизнь" И. Эренбурга, "Годы войны" генерала А.В. Горбатова, "На чужбине" Л.Д. Любимова, "Дневник Нины Костериной", военно-исторические очерки С.С. Смирнова, записки дипломата И.М. Майского, историко-революционные мемуары Е. Драбкиной и многие др. материалы чрезвычайной исторической и литературной ценности. Полноценными были материалы отдела публицистики и науки.

Журнал собрал вокруг себя лучшие литературные силы. В нем сотрудничали писатели Ф. Абрамов, В. Гроссман, В. Быков, В. Панова, И. Грекова, Ф. Искандер, Ю. Трифонов, Э. Казакевич, Н. Ильина, Б. Можаев, В. Астафьев, из старшего поколения — В. Каверин, К. Паустовский, В. Катаев; поэты Б. Пастернак, А. Ахматова, Н. Заболоцкий, О. Берггольц, М. Алигер, Д. Самойлов, А. Жигулин, А. Яшин; критики В. Лакшин, А. Синявский, А. Светов, И. Виноградов, Ст. Рассадин, М. Щеглов. Открытием журнала стали свежие литературные силы — В. Семин, С. Залыгин, В. Войнович, В. Тендряков, Ч. Айтматов, Р. Гамзатов, Ю. Буртин. Особая заслуга Твардовского и его журнала — введение в литературу А.И. Солженицына с его повестью "Один день Ивана Денисовича" (1962, № 11). Журнал в эти годы заслужил внимание и поддержку читателей и в их глазах определял уровень тогдашней литературы.

Твардовский поощрял издание честной мемуаристики, практически не публиковавшейся при Сталине. Так, он напечатал мемуары И. Эренбурга "Люди, годы, жизнь", А.Горбатова, генерала армии, "годы войны", а также очерки Л.Любимова "На чужбине" и "Записки дипломата" И.Майского. В 1968 году началась публикация автобиографической книги революционерки Е.Драбкиной "Зимний перевал", прерванная после выхода первой части и возобновленная лишь через 20 лет.

Кроме художественной и мемуарной литературы, в журнале были хорошо представлены публицистика и наука: очерки В.Овечкина, Е.Дороша и Г.Троепослького, исторические эссе С.Утченко являлись украшением этого раздела "Нового мира". Огромное значение имела литературная критика: И.Виноградов, А.Лебедев, В.Лакшин, Ю.Буртин, А.Синявский, М.Щеглов, И.Соловьев и Ст.Рассадин, поддерживая идеи самого Твардовского, боролись с официозной, лживой беллетристикой. Такой подбор авторов, вообще редакторская деятельность Александра Трифоновича дали повод Корнею Чуковскому сказать, что "его деятельности" в "Новом мире" нет параллели, кроме разве что Некрасова. Но тому было гораздо легче!"

Демократическое направление журнала вызвало нападки консервативных органов печати (журнал "Октябрь", газеты "Литературная жизнь"). Свирепствовала цензура, вследствие чего номера журнала постоянно запаздывали выходом. Читатели отнеслись к этому с пониманием. Твардовский вынужден был, защищая журнал, выходить в "инстанции", "на ковер" и "есть мыло" (его слова). В языке прессы зазвучали слова "аллюзия", "твардовская ересь", "один твард" — как мера стойкости журналиста против беснующейся власти. Несмотря на чудовищное давление, в "Новый мир" русская литература высокой пробы была жива и оказалась "неуморимой" (В. Каверин). Низкопробная "секретарская", "картонная литература", "литературные закройщики" на таком фоне чувствовали себя неуютно. В журнале "Огонёк" (1969, № 30) появилось письмо (в сущности — донос) одиннадцати писателей, требовавших отставки Твардовского.

В атаках на "Новый мир" власти применили новую тактику: перетасовку состава редколлегии и внедрение в нее чужеродных членов. После одной такой акции редколлегия журнала была окончательно испорчена и вести журнал в прежнем духе стало невозможно. 9 февраля 1970 г. Твардовский покинул пост главного редактора.

Бескомпромиссная позиция "Нового мира", руководимого Твардовским, — героическая страница современной истории. Никакой другой журнал не пошел так далеко в нравственном сопротивлении тоталитаризму. "Новый мир" Твардовского и А. Солженицын более, чем кто-либо, подготовили страну к освобождению мнений и отмене цензуры, к подлинному расцвету основных течений русской литературы в последние десятилетия XX века.


Заключение

В результате проделанной работы можно сделать вывод о том, что Блок А.А., Брюсов В.Я., Твардовский А.Т. внесли очень большой вклад в теорию и практику редактирования.

Брюсов В.Я. провел огромную работу над сборник армянской поэзии, подготовил собрание сочинений А.С. Пушкина. Кроме изучения творчества Пушкина, Брюсов занимался исследованием литературного наследия Баратынского, Фета, Тютчева, Гоголя, футуристов, акмеистов и др. Главным требованием в работе редактора Брюсов считал глубокое знание предмета, без которого редактор не должен приниматься за работу. Отличительной особенностью Брюсова-редактора была скрупулезная работа над научным материалом, очень внимательное отношение к справочному аппарату книги. Ему важно было добиться полноты материала, точности каждой цифры и факта.

Наиболее значительной редакторской работой Блока А.А. была подготовка собрания сочинений А.Григорьева. В советские годы Блок первым подготовил и издал однотомник Лермонтова. Он ратовал за сохранение лучших литературных и редакторских традиций. В работе над сочинениями классика для Блока важно было все: принцип расположения стихов, текстологические особенности, портрет автора на обложке. Пометы Блока свидетельствуют о его пристальном внимании к истории создания произведения. В своей работе над переводами Гейне и Гете Блок стремился передать естественное звучание авторской речи, сохранить стихотворный размер и ритм. Блок выбрал тип избранного собрания сочинений, чтобы показать российскому читателю лучшие творения великого поэта, оригинальность его творческой манеры.

Заметным явлением стала работа А. Т. Твардовского на посту главного редактора журнала "Новый мир". Твардовского-редактора отличали тонкий вкус и обостренное чувство правды. Твардовский не просто сделал журнал свободным, он показал новый уровень художественной правды, открыв тему репрессий, рассказав о трагедии сталинских лагерей. Заслуга Твардовского-редактора в том, что он сплотил вокруг себя коллектив единомышленников, которые в своих оценках в первую очередь руководствовались критериями художественного мастерства, четкостью жизненной позиции. Высоко ценил Твардовский авторскую индивидуальность и настойчивость, старался не превышать процент допустимого вмешательства редактора в авторский текст. Миллионными тиражами издаются и переводятся на языки народов мира произведения, впервые оцененные и опубликованные Твардовским-редактором.

Поставленные перед работой цели достигнуты: изучена редакционно-издательская деятельность Блока А.А., выявлены основные принципы их работы в сфере редактирования, сделан вывод о значении этих редакторов в издательской практике.


Библиографический список

1. Теория и практика редактирования: Хрестоматия.- под ред. Сикорский Н.М., Толстяков А.П. – М., 2004. – 382 с.

2. Дашкевич Н.А., Хомутова Е.В. Валерий Яковлевич Брюсов – редактор //Книга. Исследования и материалы. Вып. 27. - М, 1973.

3. http://www.philology.ru/literature2/tyapkov-90.htm

4. Алянский С. Встречи с Александром Блоком – М., 1972.

5. Ланда Е. В. Мелодия книги : Александр Блок – редактор. – М.: Книга, 1982. С. 15 – 24, 52 – 58, 70, 75,113, 118, 127 – 130.

6. Розанов Ив. Блок – редактор поэтов // О Блоке. - М., 1929. С. 41, 42.

7. http://www.rgali.ru/showObject.do?object=10881103

8. А. Твардовский – поэт, редактор, человек: Воспоминания. - М., 1992, № 5 – 6, стр. 172 –189.

9. "Новый мир" во времена Хрущева: Дневник и попутное (1953 –1964). - М.: Кн. палата, 1991.

10. Твардовский А. Проза, статьи, письма. – М., 1974. – С 692-695.

11. http://www.lib.ru/POEZIQ/TWARDOWSKIJ/