Концептуальный анализ языка

Основные методы и отличие концептуального анализа от семантического. Антропологическая ориентация современной лингвистики. Лингвокогнитивное и культурологическое направления и их подход к анализу концепта. Терминология Московской семантической школы.

Содержание

1. Основные методы концептуального анализа

2. Лингвокогнитивное направление и его подход к анализу концепта

3. Лингвокультурологическое направление и его подход к анализу концепта

4. Концепт в понимании зарубежных лингвистов и Московской семантической школы

Библиография


1. Основные методы концептуального анализа

Обзор работ разных авторов, в которых производится концептуальный анализ, показывает, что концептуальный анализ (в дальнейшем КА) – это не какой-то известный и общепринятый метод экспликации концептов (см. в этой связи ряд работ в сборнике Логический анализ языка. Скорее всего, такие работы объединены некоторой общей целью, а именно, раскрыть концепт путем интерпретации с привлечением большого объема исторической и культурной информации. И все-таки разные ученые используют разные приемы, которые они называют КА и которые мы коротко попытаемся описать.

С.Е. Никитина указывает на возможное двусмысленное понимание недавно вошедшего в обиход лингвистики и уже устоявшегося словосочетания "концептуальный анализ": это может быть и анализ концептов и, своего рода, особый способ научных изысканий, т.е. анализ действительности с помощью концептов. Как считает автор, семантическое описание концепта нужно анализировать во взаимосвязи с другими концептами, описывая эти отношения и суммируя все частные толкования и, таким образом, выявляя "реальное семантическое описание-объяснение слова-концепта". Для этого необходимо составить перечень регулярных и индивидуальных отношений, т.е. тезаурус. Все отношения-функции С.Е. Никитина предлагает разделить на статические и динамические. Статические делятся на равнозначные (синонимы, символы, метафоры и метаморфозы, изофункциональные слова (например, море, река), оппозиты-антонимы (грешный – праведный) и иерархические, не включающие в себя родовидовые связи: целое – часть, "объект – внешний атрибут", "объект – внутренний атрибут", мера / числа. Динамические отношения автор также делит на два типа: актантные (связаны с субъектными, объектными, инструментальными отношениями и отношением адресата) и импликативные, включающие в себя отношения "причина-следствие" (или А ведет к В). Также выделяется локализация – смесь соединения статических (категориальных) и динамических (ситуативных) отношений (локусы). Исследуя какой-нибудь концепт, следовательно, мы составляем, используя терминологию Никитиной, "тезаурусную статью-анкету".

Важное отличие концептуального анализа от семантического формулирует Е.С. Кубрякова в своей статье "Об одном фрагменте концептуального анализа слова "память"". Семантический анализ имеет соприкосновения с КА, но их конечные цели расходятся. "Если первый направлен на экспликацию семантической структуры слова, уточнение реализующих ее денотативных, сигнификативных и когнитивных значений, то КА предстает как поиск тех общих концептов, которые подведены под один знак и предопределяют бытие знака как известной когнитивной структуры. Семантический анализ связан с разъяснением слова, КА – идет к знаниям о мире".

КА – это анализ концептов, а всякий анализ предполагает свою методику исследования, свой корпус приемов и подходов, необходимых для достижения поставленной цели. Так как КА связан с исследованием ментальных сущностей, запечатленных полностью или частично в языковой системе, и так как эти ментальные сущности, именуемые концептами, упорядочены (не жестко) в иерархической гипо-гиперонимической системе, мы можем согласиться с утверждением С.А. Жаботинской о том, что "концептуальный анализ есть анализ одних концептов с помощью других .

Е.А.Шейгал и Е.С.Арчакова приводят список методик исследования концептов: "компонентный анализ семантики ключевого слова – имени концепта, анализ синонимов и дериватов ключевого слова, анализ сочетаемости ключевого слова (как свободных, так и устойчивых словосочетаний), анализ паремий и афоризмов, объективирующих данный концепт, психолингвистический эксперимент (выявление ассоциативного поля концепта), анализ текстов в разных типах дискурса".

В.И. Карасик предлагает следующий, согласующийся с вышеприведенным, список шагов при описании концепта: 1) дефинирование; 2) анализ контекста; 3) этимологический анализ; 4) паремиологический анализ; 5) анкетирование, интервьюирование.

Таким образом, КА позволяет соединить в себе языковую и культурную семантику слова, разграниченную в прикладной лингвистике в связи с делением на языковую и концептуальную картины мира. Объединение этих двух подходов приведет к адекватному и полному логическому анализу концептов естественного языка.

Как полагают некоторые ученые, КА – это не какой-то конкретный метод, используемый для анализа концептов, а всего-навсего интуитивный подход в исследовании, связанный с представлениями и жизненными ориентирами исследователя. Р.М. Фрумкина выделяет несколько типов КА, разграничивая их по: 1) характеру анализируемого материала (сложные ментальные образования типа мнения, знать и др.); 2) по способу привлечения концептуального фона; 3) по способу привлечения собственно языкового и концептуального чутья, всего опыта исследователя. Автор явно расположен к концепции А. Вежбицкой, которая, как указывает Р.М. Фрумкина, первая предложила тренированную интроспекцию как способ экспликации концептов. Заслуга А. Вежбицкой в отношении исследования концептов заключается также и в том, что ученый предложила определенный способ толкования концептов при помощи ограниченного количества примитивов – неразложимых, не требующих дальнейшего разъяснения и понятных всем носителям языка слов ("субстантивы": я, ты, кто-то, и др.; "детерминаторы и квантификаторы": этот, тот же самый, другой, и др.; "ментальные предикаты": думать, говорить, знать и др.; "действия и события": делать, происходить, случаться; "оценки": хороший, плохой; "дескрипторы": большой, маленький; "время и место": когда, где, после и др.; "метапредикаты": не / нет / отрицание, потому что / из-за, если, мочь; "интенсификаторы": очень; "таксономия и партономия": вид / разновидность, часть).

На наш взгляд, интересный КА разработал Ю.С. Степанов. Данный КА условно можно назвать историко-этимологическим. Занимаясь КА, он отслеживает эволюцию содержания концепта начиная с анализа его "внутренней формы" и заканчивая анализом современного содержания концепта.

Конструирование метода и путей анализа концепта варьируется в зависимости от исходной позиции, от видения и понимания лингвистического (концептуального) объекта. Под исходной позицией мы подразумеваем, по крайней мере, два современных направления, рассматривающих концепт по-разному. Лингвокогнитология рассматривает концепт как заместитель понятия, как "намек на возможное значение", т.е. концепт рассматривается как индивидуальный смысл в отличие от коллективного, словарно закрепленного значения. В лингвокультурологии же базовой единицей культуры признается концепт как "многомерное смысловое образование, в котором выделяются ценностная, образная и понятийная стороны". В этой связи необходимо отметить, что эти два подхода не являются взаимоисключающими: "концепт как ментальное образование в сознании индивида есть выход на концептосферу социума, т.е., в конечном счете, на культуру, а концепт как единица культуры есть фиксация коллективного опыта, который становится достоянием индивида". Другими словами, разница существует в направлении: от индивидуального сознания к культуре (лингвокогнитивный концепт) или, наоборот, от культуры к индивидуальному сознанию (лингвокультурный концепт).

Таким образом, концепт – это сложная многомерная единица и для ее исследования необходим комплекс разных методов и знания разных наук. Поэтому концептуальный анализ можно назвать логическим анализом, имея в виду механизмы и пути собственно исследовательского подхода.

В предисловии к сборнику "Логический анализ языка. Культурные концепты" называются несколько ключей к семантической модели главных мировоззренческих понятий: 1) набор атрибутов, указывающих на принадлежность к тому или другому концептуальному полю; 2) определения, обусловленные местом в системе ценностей и 3) указания на функции в жизни человека.

Итак, прежде всего нам нужно выделить ряд взаимообусловленных концептов, представляющих собой концептосферу. Каждый концепт имеет свою концептосферу, которая является составным элементом общей концептосферы отдельного человека и всего народа. Данные концептосферы не могут существовать обособленно друг от друга.

Под концептосферой мы понимаем систему языковой и культурной семантики или совокупность семантических, понятийных и ассоциативных полей. Семантические и понятийные поля анализируются на основе дефиниции в словарных статьях и художественных текстах, ассоциативные поля выявляются в ходе психолингвистического эксперимента, который является как бы связующим звеном между языковой и культурной семантикой.

2. Лингвокогнитивное направление и его подход к анализу концепта

Мы подошли к одному из сложных понятий когнитивной лингвистики – концепту. Так как в нашу задачу входит анализ концептов ограниченной ментальности, перед тем как приступить к этому анализу, нам нужно рассмотреть это сложное ментальное образование – концепт со всех сторон, т. е.: 1) перечислить различные точки зрения в современной лингвистике на это явление; 2) выделить его структуру и составные компоненты и определить нашу трактовку понятия "концепт".

Термин концепт вошел в обиход отечественной лингвистики совсем недавно, в 80-х годах, в основном через переводные статьи, опубликованные в серии "Новое в зарубежной лингвистике". Хотя еще задолго до того, как когнитивистика стала активно его применять, этот термин еще в 1928 году был использован С.А. Аскольдовым. При этом, несмотря на значительный временной разрыв (с конца 20-х вплоть до начала 90-х), традиция отечественного языкознания сохраняет преемственность и целостность понимания концепта.

Понимание концептов в современной лингвистике весьма вариативно. Некоторые ученые отождествляют концепт с понятием большинство же исследователей разделяют понятие и концепт, который в отличие от понятия включает не только дескриптивные, но и чувственно-волевые и образно-эмпирические компоненты. Концепты не только мыслятся, но и переживаются.

Антропологическая ориентация современной лингвистики предопределяет междисциплинарный статус категории концепта, который исследуется в двух новых парадигмах: лингвокогнитологии и лингвокультурологии.

Представителями первого направления (А.П. Бабушкин, Н.А. Болдырев, Е.С. Кубрякова, И.А. Стернин, Е.В. Рахилина, В.З.Демьянков и др.) под концептом понимается "единица ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (linguamentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике". И.А. Стернин и З.Д. Попова указывают на то, что мы мыслим концептами, – "мышление есть оперирование концептами как глобальными единицами структурированного знания". По мнению авторов монографии "Понятие "концепт" в лингвистических исследованиях" З.Д. Поповой и И.А. Стерина, концепты, будучи идеальными сущностями, формируются в сознании человека из непосредственного чувственного опыта, прямого контакта с предметами, из мыслительных операций человека с другими концептами, из языкового общения, например в образовательном процессе, из самостоятельного изучения и усвоения значений языковых единиц. Чувственный образ кодируется в сознании единицами универсального предметного кода и становится главным компонентом концепта – его ядром. Вокруг ядра с течением времени возникают новые слои – концептуальные признаки. Таким образом, концепт увеличивается в объеме, претерпевает изменения.

Важен также тезис о том, что "никакой концепт не выражается в речи полностью", так как: 1) концепт – это результат индивидуального познания, а индивидуальное нуждается в комплексе средств для своего полного выражения; 2) концепт не имеет жесткой структуры, и поэтому его невозможно выразить полностью; 3) не представляется реальным зафиксировать все языковые репрезентации концепта. Хотя именно благодаря тому, что концепт вербализуется в языке и имеет телесно-знаковую составляющую, он представляет важность для лингвистов.

В рамках когнитивного подхода представляется возможной типология концептов по двум признакам: I) принадлежности: а) концепты могут быть индивидуальными, групповыми (возрастные, социальные) и общенациональными; II) большая вариация представления концептов сводится к содержательной стороне последнего: 1) мыслительные картинки – непосредственные визуальные картинки – рыба "налим"; 2) схемы (imageschemas – образные или топологические схемы) – образы, выраженные менее детально – "дерево" как ствол с ветками или образ реки как ленты; 3) гипероним – обобщенные понятия, например "обувь"; 4) фрейм – многокомпонентный концепт, в котором содержится много ассоциаций, например, "стадион" (месторасположение, устройство, поле и т. д.) или "базар"; 5) инсайты – концепты, имеющие в своей основе функциональную предназначенность, например, "арфа"; 6) сценарий – знание о сюжетном развитии событий, о последовательности эпизодов – "игра", "экскурсия", "поездка"; 7) калейдоскопические концепты – большое количество фреймов и сценариев, сопровождаемых конкретными переживаниями и чувствами; 8) выделяют также концепты, содержащие конкретно-чувственный образ, например, конкретный телевизор; 9) концепт можно представить, используя мысленную картинку, например, "груша", "холод" и т. п. (в этом случае концепт исследуется через представление – "обобщенный чувственный образ предметов или явлений"; 10) понятие – концепт, складывающийся из общих главных признаков, возникающий благодаря их отражению и осмыслению (без второстепенных признаков); 11) прототип – концепт категориального статуса, выделяющий (на основе ценностей и жизненного опыта) один член определенной категории, который оформлен в сознании некоего общества как типичный образец класса; 12) пропозиция – наше представление о логических отношениях, образец определенной области опыта, который отражается в глубинной грамматике; 13) гештальт – мыслительная реалия, воспринимаемая не в терминах признакового описания, а как нечто целое, неразложимое, это "концептуальная структура, целостный образ, который совмещает в себе чувственные и рациональные компоненты в их единстве и целостности, как результат целостного, нерасчлененного восприятия ситуации: недискретное, неструктурированное знание".

Наряду с общетеоретическими исследованиями категории концепта исследователи предлагают описания конкретных концептов. Рассматриваются концепты лексические, фразеологические, синтаксические. Рассматриваются и объединения концептов – целые лексико-семантические, лексико-фразеологические, лексико-грамматические и синтаксические поля. В сборнике "Методологические проблемы когнитивной науки" под редакцией И.А. Стернина анализируются следующие когнитивные концепты: вера, надежда, свет, быт, польза, дорога, друг, круг, квадрат, соленый, вежливость, море. В рамках сборника "Логический анализ языка" под редакцией Н.Д. Арутюновой эксплицируются следующие концепты: причина, долг, истина, правда, aletelia, время и пора, человек и личность, свобода, судьба, память, свое-чужое, язык, рассматриваются такие ментальные действия, как: считать, мыслить, мысль и идея, уверен и убежден, думать и считать, рассудок и разум, ratio и чувства, также концепты движения: действие, цель и предназначение, понятие силы у Платона, место и действие, детально проработаны концепты времени: пространство времени, его сила, время и случай, время и времена и т.д.

Итак, в когнитивной лингвистике концепт, понимаемый как "намек на возможное значение" и как "отклик на предшествующий языковой опыт человека", рассматривается с позиции индивидуального смысла в отличие от коллективного. Предметом когнитивной лингвистики является "анализ семантического пространства языка, репрезентирующего тот или иной концепт", исследуется, какие части, слои концепта вошли в это пространство, каким образом они категоризируются, в какой части системы языка проявляют себя.

3. Лингвокультурологическое направление и его подход к анализу концепта

Анализом концептов в лингвокультурологическом направление занимаются следующие ученые: Степанов, Арутюнова, Карасик, Слышкин, также работы в серии "Логический анализ языка" под редакцией Н.Д. Арутюновой и др. Концепт в этом направлении рассматривается и анализируется как единица культуры: "концепт – это как бы сгусток культуры в сознании человека, то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека", "это то, посредством чего человек – рядовой, обычный человек, не "творец культурных ценностей" – сам входит в культуру". Культурный концепт – это "многомерное смысловое образование, в котором выделяются ценностная, образная и понятийная стороны". На наш взгляд, простую и наиболее доступную формулировку понятию концепт в рамках лингвокультурологии дала австралийская исследовательница А. Вежбицкая, определив его как объект из мира "идеальное", у которого есть имя и который выступает в функции отражения культурно-обусловленных представлений индивидуума об окружающем мире "действительность". По мнению Ю.С. Степанова, структура культурного концепта трехслойна: 1) в любом культурном концепте есть основной актуальный признак (все знают, что "23 февраля" и "8 марта" являются праздничными, нерабочими днями); 2) дополнительный или несколько дополнительных, "пассивных" признаков, являющихся уже неактуальными, "историческими" (праздник "23 февраля" и "8 марта" актуальны лишь для некоторых социальных групп: первый – для военнослужащих, второй – для представителей феминистического движения); 3) внутренняя форма или этимологический признак, обычно вовсе неосознаваемый, запечатленный во внешней, словесной форме. Ученые отмечают, что существуют как специфические, национальные культурные концепты, присущие тому или иному этносу, так и универсальные. В зависимости от этого выделяются и анализируются разные культурные концепты. А. Вежбицкая, сопоставляя культуры через посредство лексики и прагматики, видит разницу между "грустью" в английском и русском языках, подробно комментирует своеобразие понимания "страха" (Angst) в немецкой лингвокультуре, приписывая решающее значение в формировании этого концепта Мартину Лютеру. Интересны наблюдения относительно запретов и форм запретов в немецкой ментальности. Степанов Ю.С. выделяет в качестве культурных концептов "мир, огонь и воду, вечное, любовь, правду и истину, хлеб, действие, знание, слово, веру, радость, науку, число, счет, письмо, алфавит, закон, цивилизацию, душу, тоску, страх, грех, грусть, печаль, дом, язык" . Авторы серии "Логический анализ языка. Культурные концепты" анализируют концепты "дом, милосердие, свобода, судьба, память, свое, чужое, истина, время, пространство, движение, образ человека, этика" проработаны базовые эмоциональные концепты, концепт движения.

На основе анализа ключевых концептов поведения А. Вежбицкая выделяет в русской культуре следующие доминанты: относительная неконтролируемость чувств, полное отсутствие контроля за судьбой человека (в отличие от полного контроля судьбы в англо-американской культуре), отсутствие толерантности в моральных суждениях. Концепт судьба рассматривается в коллективной монографии под редакцией Н.Д. Арутюновой. В.Г. Гак предлагает список характерных черт судьбы в оппозициях: 1) судьба – воля, 2) постоянство – изменчивость, 3) справедливая – несправедливая, 4) счастливая – несчастная, 5) исправимость – неисправимость (восприятие человеком судьбы), 6) методы противостояния судьбе: активный – пассивный.

Другой специфически русский культурный концепт тоска вмещает в себя следующие признаки: печаль, уныние, скука, грусть, томление, тоска по родине, стремление к чему-либо (к близким, любимым). В отличие от русской "тоски", французская тоска – angoisse – выражается во внешних проявлениях: испытывая angoisse, француз может чувствовать физический дискомфорт, дрожать, потеть, т. е. это ощущение связано со страхом, с чем-то неприятным. Интересным представляется сравнительный анализ языковых способов выражения концепта честь. Как отмечает Г.Г. Слышкин, на основе анализа американских толковых дефиниций, честь интерпретируется как высокая репутация, уважение со стороны окружающих и ассоциируется с титулами, наградами … По мнению автора, исторические корни американского понимания чести берут свое начало от западноевропейского концепта рыцарской чести и изначально связаны с духом соревнования и утверждения своих позиций в обществе, в то время как "древнерусская семья воспитывала своих членов по веками выработанному шаблону, в основе которого лежали религиозные предписания. Понятие чести не фигурирует среди христианских добродетелей, а соревновательность чужда идеалу ортодоксального христианства, культивировавшего терпение и послушание".

Как нами уже отмечалось, лингвокультурный концепт трехкомпонентен, в отличие от когнитивного концепта. В.И. Карасик и Г.Г. Слышкин в своей статье "Лингвокультурный концепт как единица исследования" проводят четкое разделение между этими двумя понятиями, особо выделяя в составе лингвокультурного концепта ценностную составляющую: "центром концепта всегда является ценность, поскольку концепт служит исследованию культуры, а в основе культуры лежит именно ценностный принцип". Другие два компонента концепта – фактуальный (собственно слово, хранящееся в сознании человека) и образный (невербальный элемент концепта). Основными положениями авторов по отношению к лингвокультурному концепту являются следующие:

1. Лингвокультурный концепт – условная ментальная единица, используемая в комплексном изучении языка, сознания и культуры.

2. Соотношение лингвокультурного концепта с тремя названными сферами может быть сформулировано следующим образом: а) сознание – область пребывания концепта (концепт лежит в сознании); б) культура детерминирует концепт (т. е. концепт – ментальная проекция элементов культуры; в) язык и / или речь – сферы, в которых концепт опредмечивается. Таким образом, лингвокультурный концепт отличается от других единиц своей ментальной природой.

Введенное Е.М. Верещагиным и В.Г. Костомаровым понятие логоэпистемы, как "знания, несомого словом как таковым – его внутренней формой, его индивидуальной историей, его собственными связями с культурой", по мнению исследователей, "является, по сути, элементом значения слова и локализуется в языке" и, следовательно, является лишь частью концепта. Оба направления (лингвокогнитивное и лингвокультурологическое) занимаются концептами, но разница, на наш взгляд, заключается в том, что в первом, лингвокогнитивном направлении делается акцент на познавательной сущности концепта, а во втором – на его культурно-исторической значимости.


4. Концепт в понимании зарубежных лингвистов и Московской семантической школы

С точки зрения зарубежных лингвистов [Langacker 1987], [Jackendoff 1990], [Lakoff, Johnson 1980] концепты могут быть выражены разными языковыми единицами – обычными классами предметов или существ (например, bird), ситуациями (например, run) и индивидуумами (типа GeorgeLakoff). В терминах этих ученых концепт, обладающий свойствами связанности с другими концептами, и, таким образом, погруженный в домены (domains- области), описывается понятием профиль-база. При этом концепт рисуют:

Жирный шрифт указывает на профиль, а тонкая линия – база [Рахилина 2000: 3].

Итак, концепты имеют свое окружение – домен, или множество доменов (domainmatrix) или, в русской терминологии, концептосферу.

В терминологии Московской семантической школы МСШ презумпции – (прессупозиции) – неотрицаемой части смысла, соответствует база, а концепту (профилю) – ассерция или коммуникативный фокус [Рахилина 2000: 5].

Под концептом мы будем понимать ментальный конструкт, имеющий образную, понятийную и оценочную стороны, хранимый в национальной памяти носителей языка и реализуемый в представлениях, знаниях и ассоциациях, выражающих национально-культурную специфику данного этноса.

Будучи многомерным, концепт может быть классифицирован по разным параметрам. По тематике концепты могут формировать разные концептосферы, например, текстовую, эмоциональную и др.

По принадлежности к людям концепты могут находиться в визуальных, микрогрупповых, макрогрупповых, национальных, цивилизационных, общечеловеческих концептосферах. Классифицировать концепты можно также по типу дискурса, к которому они относятся, например, педагогическому, религиозному, политическому, медицинскому и др.


Библиография

1. Вежбицкая, А. Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики / Анна Вежбицкая. – Пер. с англ. А. Д. Шмелева. – М.: Языки славянской культуры, 2008. – 272 с. – (Язык. Симеотика. Культура. Малая серия).

2. Димитрова, Е.В. Трансляция эмотивных смыслов русского концепта "тоска" во французскую лингвокультуру: автореф. дис. …канд. филол. наук. Волгоград, 2007

3. Жаботинская, С.А. Когнитивная лингвистика: принципы концептуального моделирования / С.А. Жаботинская // Лiнгвистичнi студiп. Вип. 2. Черкаси, 2009.

4. Карасик, В.И., Слышкин Г.Г. Лингвокультурный концепт как единица исследования / В.И. Карасик, Г.Г. Слышкин. – Методологические проблемы когнитивной лингвистики. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2008. С 75-80.

5. Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В.И. Карасик. – Волгоград: Перемена, 2007. – 480 с.

6. Кубрякова, Е.С. Об одном фрагменте концептуального анализа слова память / Е.С. Кубрякова. Логический анализ языка. Культурные концепты / Под ред. Н.Д. Арутюновой. – М., 2008. С. 85-91.

7. Кубрякова, Е.С. Проблемы представления знаний в современной науке и роль лингвистики в решении этих проблем / Е.С. Кубрякова. Язык и структура представления знаний. М., 2009. С. 4-38.

8. Лихачев, Д.С. Концептосфера русского языка / Д.С. Лихачев // Известия РАН. Сер.лит.и яз. 1993. Т. 52. № 1.

9. Рахилина, Е.В. Когнитивная семантика: История. Персоналии. Идеи. Результаты / Е.В. Рахилина. – Семиотика и информатика / Гл. ред. В.А. Успенский. М., 2007. С. 22-46.